За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Разное » Фамильяр ведьмы


Фамильяр ведьмы

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Томас Вольски, Кира Калиннина
Место и время действия: наше время, тихий городок на севере США. Октябрь.
Краткое описание: Как известно, перебегающий вам дорогу чёрный кот - к беде. Особенно, если вы недавно повздорили с его хозяйкой.

0

2

[AVA]https://i.imgur.com/lYEtrKy.jpg[/AVA]
Люди, разумеется, были свято уверены, что Дейвервиль, как и все города в мире, принадлежал только им, с их смешными маленьким жизнями и ограниченными сознаниями. Это было не так.
Дейвервиль принадлежал кошкам. Задолго до того, как маленькая деревенька, окружённая лесами, разрослась до размеров небольшого городка и была отмечена на карте. Откуда кошки здесь взялись изначально, никто не знал: возможно, пришли из того же леса ещё в те времена, когда были ещё дикими. А может, просто возникли однажды вместе со всем поселением сразу, как естественная часть местного ландшафта. Временами люди пытались от них избавиться тем или иным способом, чувствуя в кошках то угрозу собственной над городом власти, то какое-то ведьминское проклятие, то разносчиков болезней; особого успеха кампания против кошек не возымела ни разу на всю историю Дейвервиля. Кошки возвращались раз за разом, год за годом, и в конце концов жители решили оставить их в покое.

Чёрных кошек, впрочем, здесь не любили особенно. Поговаривали, что чёрные кошки одержимы демонами. Или являются злыми духами, принявшими облик животного. Говорили, что чёрные коты несут с собой неудачу и смерть - и прочие подобные глупости.
А потому на Тома, как правило, косились с подозрением до сих пор, хотя Средневековье давно миновало. Он не был единственным чёрным котом в округе, но, тем не менее, вносил немалый вклад в дурную славу своих собратьев: то появлялся неподалёку от места убийства, то бывал регулярно замечен на кладбище, то возникал из ниоткуда парой горящих зелёных глаз в темноте, когда вершились заговоры и плелись интриги. А то, бывало, будто назло шумел по ночам на чьём-нибудь чердаке или демонстративно прохаживался по забору, ограждающему территорию местной церкви. Время от времени кто-нибудь пытался его поймать, однако он всегда успевал скрыться.

В ночь с понедельника на вторник один из полицейских сумел заметить Тома как раз в тот момент, когда он выпрыгивал из окна второго этажа дома, в который полиция приехала по вызову испуганной соседки: ей показалось, что она слышала два выстрела. Полицейский был новичком, а потому всё ещё обращал внимание на такие вещи: он увидел, что кот держал в пасти что-то подозрительно белое. Он попытался было догнать кота, опасаясь, что тот мог унести с места предполагаемого преступления важную улику; ему сказали, чтобы он не занимался ерундой, и кот беспрепятственно растворился в ночи.
Когда полиция вошла в дом, они обнаружили два трупа. Местный антиквар выстрелил в свою жену из старинного ружья, которое не должно было сработать, а потом каким-то образом умудрился застрелиться сам, несмотря на то, что с таким ружьём это делать было явно неудобно. У антиквара отсутствовала кисть правой руки.

Час был ещё не самый поздний. В спальне на втором этаже ещё горел свет. Том влез через окно на чердаке, которое для него всегда оставалось открытым, и спустился в комнату.
Хозяйка читала книгу, сидя за столом. Том подошёл к ней и бросил свою добычу на пол рядом с ней, после чего принялся тереться хозяйке об ноги, чтобы она наградила его заслуженной лаской за эту ночную охоту.
Аккуратно отрезанная кисть руки оставляла на паркете кровавый след. Том в своей щедрости иногда забывал о том, как сложно кровь оттереть. Он хотел хозяйку порадовать: эта рука могла пригодиться ей в качестве ингредиента для зелий.

+1

3

Слишком длинные вечера. Слишком холодные ночи. Мир, погружающийся во мрак наступившей осени, становился всё более  понятным и близким к сердцу. Кира любила это время, когда природа умирала, и всё вокруг становилось сумеречным и тревожным. Самое подходящее время для того, чтобы пробудить древние силы Земли, темные, как самые глубокие воды омута памяти. Октябрь - подходящее время для колдовства. Близится час  когда можно будет завершить давно начатое.
Она всё реже выходила на улицу. Лишь самые неотложные дела заставляли девушку покидать свой небольшой дом на окраине Дейвервиля. Если бы Кире не нужно было есть, пить и платить по счетам  она бы, возможно, вообще не появлялась за пределами своего дома. Хорошо, что Том почти всегда был рядом, делая жизнь молодой ведьмы намного легче. Вот и сейчас этот плут вернулся. Это девушка поняла по тому, как хлопнула старая  рама узкого чердачного окна, и через некоторое время воздух рядом  всколыхнулся.
-  Том?- Кира отложила книгу и повернулась к зверю, - Ну, наконец-то. Где ты бродишь?
Тонкая ладонь с бледной, словно прозрачной кожей приласкала блестящую шерсть черного хищника. Присев на корточки, Кира подхватила кота на руки, притянув его к груди -  нежно и ненавязчиво одновременно. От шкуры Тома тянуло прохладной сыростью улицы, дождем, влажной землей и свежей кровью. Втянув запах через ноздри, Кира повернула голову и увидела лежащий на полу трофей. Посадив кота на стол, она наклонилась, чтобы рассмотреть добычу.
Человеческая кисть еще не приобрела трупного окоченения, пальцы были полусогнуты, и в местах сгиба остались следы грязи. Видимо, пока кот тащил ее по ночным улочкам, заборам и крышам, она собрала на себе отпечатки города. Но это было даже хорошо - частички живого Дейвервиля соприкоснулись к смерти в своем физическом воплощении.
-  Умница, -  девушка снова провела ладонью по кошачьему загривку.
Сдернув с подлокотника кресла полотенце, Кира завернула в нее мертвую кисть.
Кира поспешила вниз по скрипучей крутой лестнице вниз, в подвал, который давно не использовался по назначению. Здесь не хранились припасы на черный день и не стояла всякая рухлядь, которую и выбросить бывает жалко, и держать в жилых комнатах стыдно. В доме ведьмы подвал был отдан для колдовства.
Слабый свет от зажженных свечей осветил небольшое помещение, заставленное предметами непонятного на первый взгляд предназначения. У стены, испещренной пентаграммами и оккультными знаками, стоял массивный стол из мореного дуба. На столе высились стеклянные, помутневшие от времени банки с разными жидкостями. В некоторых из них едва  угадывались неясные очертания каких-то предметов.
Кира придвинула поближе одну из банок и  с натугой сняла с нее крышку. Острый, неприятный запах тут же заструился в душном  воздухе. Развернув полотенце, она осторожно опустила часть человеческой конечности в густое и вязкое содержимое, после чего вновь закрутила банку и поставила её на место.
В свете пары свечей лицо девушки выглядело довольным, ведь теперь она собрала почти все ингредиенты для того, чтобы совершить Обряд.
-  Умница, Томас, -   ведьма знала, что кот слышит ее вне зависимости от того, в какой части дома он сейчас находился. -   Ты заслужил вкусный ужин и обнимашки.

+1

4

[AVA]https://i.imgur.com/lYEtrKy.jpg[/AVA]
Хозяйка была довольна. Хозяйка его ценила. Том зажмурился от удовольствия, изгибая спину под гладящей его рукой: что ж, судя по всему, свой кошачий долг он исполнял хорошо. Он замурлыкал было, приготовившись получить свою порцию нежностей от хозяйки - но та уже приметила принесённую им добычу. Отвлеклась. Том приземлился на стол лапами, вопросительно мяукнув, и повёл ушами, ожидая вердикта. Ему нравилось охотиться. Ночь была ещё молода, и если эта рука хозяйке вдруг не подойдёт, он, пожалуй, мог бы принести другую.
Однако подарок был одобрен, и Том гордо распушился: да, он умница, он такой. Разве можно ведьме пожелать лучшего любимца? Он считал, что нет.
Тем не менее, за хозяйкой он не последовал. Кошки - не собаки: они ходят собственными дорогами. Так что вместо того, чтобы идти за Кирой вниз, он остался на столе и принялся тщательно вылизываться. Крыши и переулки были довольно пыльными, а он достаточно себя уважал, чтобы следить за чистотой своей шёрстки.
Потом, в какой-то момент вдруг прекратив своё занятие, дёрнул ухом и несколько секунд смотрел куда-то в недоступные человеческому взору пространства. Старый дом ворчливо скрипел, будто сам по себе. В одном из древних камней глубоко внизу, под фундаментом здания, сонно стенал впавший в меланхолию дух, давно позабывший собственное имя. В трубах завывал ветер.
Том спрыгнул со стола и скрылся в тени под окном.

Его размытый силуэт мелькал то в одном уголке дома, то в другом, будто бы без всякой системы, и даже самый намётанный глаз не отследил бы, как именно он перемещается между ними. Вот он вновь дёрнул ухом на кухне, польщённо сверкнув светящимися в темноте глазами, когда услышал похвалу хозяйки - а вот уже гибкая чёрная тень отделилась от лестницы в подвале и приземлилась рядом с девушкой. За плечом Киры тень выросла, изменилась и встала на две ноги.
В следующее мгновение Киру сзади обняли вполне человеческие руки, и Том провёл носом у неё над ухом.
- Хор-рошо, - заключил он, положив подбородок на её плечо. Забавно: в человеческой форме он был выше хозяйки. - Что осталось добыть? Уверена, что не хочешь, чтобы я привёл девственницу? Я нашёл нужную. Я наблюдал за ней. Её кровь подойдёт. Четырнадцать, симпатичная, книжный червь. Ни с кем не встречается. Она пригодится для Обр-ряда. Хочешь? Я добуду её для тебя.
До сих пор хозяйка почему-то отказывалась приносить в жертву тех, с кем не имела личных счётов. Том этого не понимал. Магия есть магия, верно?

+1

5

Кира уже научилась ощущать кожей колыхание воздуха, когда тонкая ткань мироздания изменяется, изменяя и тело того, кто на протяжении последнего времени стал единственным близким ей существом. Это колыхание, как натянутая струна. Но струна извлекает звук, мироздание же рождает новый образ. Девушка расслабилась от прикосновений, замерла, не желая терять телесного контакта с молодым мужчиной.
Магия...
Да тут весь дом пропитан ею, как именинный торт кремом. Она струится в воздухе, она течет по венам, ею дышат и кирпичи стен, и сухое дерево лестничных пролетов, и сами  обитатели дома окутаны магией, как тонким, незримым коконом. Внутри этого кокона слабые телесные оболочки, а кокон зреет, набирает мощь, впитывая в себя энергию земли и  силы тьмы.
Кира приласкала густые волосы молодого мужчины -  задумчиво, прядь за прядью. Вот странно же - в человеческом обличье его волосы излучают туже энергию, что и кошачья шерсть. Только пахнут по другому. Кире нравится этот запах.
-  Ты про какую девочку говоришь?  У нас в городе под нужные параметры подходят две малолетки. Энни Смит и Донна Блеквуд.
Кира знала, что говорила. Она не зря работала в архиве при мэрии Дейвервиля. Не лучшая работа для молодой леди с дипломом университета. На такую работу берут, скорее, дам предпенсионного возраста -  не очень расторопных, не особенно общительных, умеющих мало-мальски работать с компьютером. Но для Киры это была идеальная работа. Ведь девушка имела доступ к информации обо всех жителях городка.  Начиная с тех, кто только-только родился, и заканчивая теми, кто прожил  здесь много лет.
Нет, это не была какая-то важная или засекреченная информация о состоянии счетов, здоровья или правонарушениях. Кире было совершенно неинтересно, кто кому наставляет рога, кто втихаря посещает клуб анонимных обжор,  и у кого просроченны все возможные и невозможные штрафы. Ей куда важнее было знать о родословной людей. Вернее, об одной-единственной династии, чьи предки поселились здесь много лет назад. О брачных и внебрачных детях, о дальних и не особо дальних родственниках. В общем, обо всех, в чьих жилах течет кровь того человека, который... впрочем, сейчас не про него надо думать.
-  Энни не трогай. Вообще никак. Да, возможно, она нецелованная фиалка и всё такое, но к делу не имеет никакого отношения. А вот Донна... -  тяжелая складка легла в углы губ Киры, когда она нахмурилась. -  Если всё так, как ты говоришь, я должна увидеть эту девчонку. Я должна сама... Понимаешь, сама...
Девушка повернулась к Тому.  Её светлые глаза поблескивали в полумраке.
-  Я знаю, что ты не бросишь меня  в трудный момент и не предашь. И я знаю, что ты можешь достать что угодно. Хоть помет единорога, хоть хвост каметы. Но эта девчонка. Мы вместе совершим это. Вместе добудем кровь.
"Так  надо..."
Дрогнет ли сердце Киры, когда придется совершать убийство?  До этого момента девушка получала необходимые компоненты для Обряда из рук или лап Томаса, не задумываясь над тем, каким образом они попали к нему. Скальп самой набожной старухи города. Молочный зуб ребенка, убитого собственной матерью. Пепел сожженного заживо бездомного. Лоскут живой  кожи женщины, над которой на протяжении многих лет издевался собственный муж. Кровь плода после криминального аборта. Ингредиенты собирались уже более двух лет, и до недавних пор никак не получалось собрать лишь два фрагмента этого адского паззла. Руку домашнего тирана и кровь девственницы. Впрочем, город, погрязший в пороках, питающийся страхами и ненавистью, не может долго оставаться в бездействии. Город не мог  не предоставить для ведьмы то, что ей было необходимо для вершения правосудия. Местный антиквар, этот тихий домашний садист, получил своё. Кто ему помог покинуть бренный мир, пусть разбирается полиция. Но вот кровь девственницы...
-  Том. Милый Том. Я надеюсь, ты всё сделаешь в лучшем  виде.

+1

6

[AVA]https://i.imgur.com/lYEtrKy.jpg[/AVA]
Том потёрся щекой о её плечо, не размыкая объятий. Приступы внезапной нежности к хозяйке у него были, как правило, спонтанными и неожиданными.
- Но у Донны есть ухажёр, - мурлыкнул он, игриво прихватив губами кончик её уха. - Выглядит парнем решительным. Впрочем, - он по-мальчишески хихикнул, - я могу их рассорить, чтобы им не вздумалось покорять новые горизонты до Ночи Всех Святых.

Когда она повернулась, Том улыбнулся ей - лукаво и ласково, совершенно по-кошачьи, - и обхватил её лицо ладонями. У Киры были глаза её бабушки - женщины, давшей Тому в своё время приют и заботу. Неправы были те, кто считал, будто кошки не умеют быть преданными или благодарными, в отличие от собак: просто свои привязанности кошки выбирают сами. Всегда - сами. Ведь, как известно, не хозяева заводят себе котов, но коты обзаводятся хозяевами.
- Не сомневайся, gospozha, - последнее слово он выдохнул на русском: он ещё не забыл уроки его Леди. - Мы это сделаем. Я в твоём распоряжении. Сам город помогает тебе, ты ведь знаешь. Дейвервиль хочет справедливости. Дейвервиль хочет, чтобы ты уравновесила весы, когда-то опрокинутые. А значит, никто и ничто не помешает нам свершить Обряд. Верь в это. Moya gospozha.
Давно, давно это было: он стоял вот так же, на двух ногах, едва научившись принимать человеческую форму, а Леди - прежняя Леди - взяла его непривычно гладкое лицо, лишённое шерсти, в свои морщинистые сухие руки. И говорила ему о смерти, и говорила ему о естественной гармонии, которую ведьма должна поддерживать, о том, что всё умирает, и она должна будет умереть тоже. И просила его убедиться, что её колдовское наследие будет жить.
А потом Леди попросила его пойти и принести ей голову бывшего мэра, потому что срок его подошёл к концу. И потому что механизмы баланса неподвластных простым людям сил были гораздо сложнее, чем можно было представить.
Том любил свою хозяйку. Прошлую и нынешнюю. Порядок вещей оставался для него неизменным почти столетие, несмотря на то, что мать Киры ведьмовством не занималась из принципа, и какое-то время пыталась оградить от него дочь.

Он погладил Киру большим пальцем по щеке, а потом вдруг с проказливым видом вытащил у неё из-за уха блестящую серебряную монету. Бросил её, не глядя, куда-то себе за плечо, пошевелил в воздухе пальцами, и вместо звона приземлившейся на пол монеты в подвале начала разливаться музыка: сам собой заработал старинный граммофон, который он сам сюда когда-то притащил под покровом ночи. Он любил старые песни и ностальгическое звучание пластинок.
Одной рукой он галантно обхватил девушку за талию, другой взял руку Киры. Принялся кружить с ней по тесному подвалу, всё с той же улыбкой: его зелёные глаза светились в темноте. Вокруг волос его смутно колыхались чёрные тени.
- Когда ты хочешь заняться ей? - спросил он в танце. - Она - последнее звено. Чем свежее будет её кровь, тем лучше. Я могу заручиться её доверием и привести её к тебе, а в Ночь Всех Святых позовём её на вечеринку. Мы можем пролить её кровь прямо перед Обрядом. Или хочешь сделать это раньше? Холодильник поможет сохранить её, - поверх её плеча он скользнул взглядом по большому ящику со льдом в углу. Тащил его тоже он. - Но свежее будет лучше. Что ты будешь делать с мясом? Я бы советовал отдать его воронам на кладбище и некоторым из наших потусторонних знакомых. Тебе нужны приспешники, а мясо девственницы - хорошее угощение.
Бархатный мужской голос на пластинке томно потянул очередную ноту, будто приглашал разделить с ним самые приятные мгновения его вечера, и Том плавно наклонил Киру в очередном танцевальном па.
- Жена пастора на собрании книголюбов сегодня снова назвала тебя Дьяволовой дочерью. Хочешь, завтра она упадёт с лестницы и сломает себе... ммм... что-нибудь особенно болезненное?

+1

7

-Рассорь их. Девочку-ромашку и  её бойфренда. Крошке  Донне надо сохранить невинность до обряда,- кивнула Кира.
Перед внутренним взором предстала та, чья кровь и чья жизнь станут вершиной творения ведьмы, к которой та шла так долго и упорно. Четырнадцатилетняя, нет, уже почти пятнадцатилетняя, Донна Блеквуд, младшая из троих детей местного автослесаря Стивена Блеквуда и его вечно недовольной сварливой жены Памелы. Донна, как хрупкий цветок, выросший среди крапивы и чертополоха. Ясноглазая, невысокая, по-детски угловатая, но уже подошедшая к периоду своего расцвета, когда из неуклюжего подростка вырастает грациозная юная девушка. По сути, ни в чем эта Донна не виновата, кроме одного, пожалуй: ей не повезло родиться в семье, чьи предки когда-то, очень давно, поступили мерзко и гадко с родственницей Киры.
Старая обида, старое проклятие, старая клятва отомстить. Если за твоей спиной сама Тьма раскрывает крылья, как щитом заслоняя, негоже отказываться от своих планов.
Привыкшая к милым фокусам Томаса, Кира улыбнулась, когда в гибких пальцах молодого мужчины сверкнула монетка. Легкое прикосновение, и она уже кружится с ним в медленном танце под старую, с хрипами, пластинку. Завораживающий тембр голоса Френка Синатры не мог испортить даже старый, покореженный винил. Зато этот голос мог перенести в ту эпоху, когда бабушка Киры была еще совсем не старая женщина, когда она уже занималась магией, и когда еще ничего не предвещало трагедии. Киры тогда еще не было на свете, но она умела видеть души умерших и разговаривать с ними. И она иногда видела мир глазами её бабки, если та п о з в о л я л а это сделать, и слушала мир её ушами, и пробовала его на вкус.
"Перестань, мой милый друг. Я не госпожа тебе. Наша госпожа - Тьма, лишь она может повелевать нами..."
Впрочем, звук русской речи, на которой говорили предки девушки, ласкал её слух.
Прозрачная белая рука Киры в ладони Томаса. В их сплетенных пальцах намного больше, чем поддержка танцующей пары. Чем просто в прикосновении мужчины к женщине.
Кира задохнулась на миг, когда Том качнул ее тело вниз, почти горизонтально, и Кира увидела в неверном свете свечей его склоненное лицо, и пряди волос, упавшие на лоб, и глаза, по-звериному сверкнувшие в полумраке. Она ответила на слова Томаса:
- Донна умрет сразу же перед Обрядом. Её кровь еще не успеет остыть, когда будет пущена в дело, - перехватила поудобнее ладонь мужчины, влекомая им. - А жену пастора оставь в покое. Ты же знаешь, мне плевать на то, что обо мне говорят в Дейвервиле. Что мне до разговоров каких-то жалких людишек, ну, посуди? Город сам накажет тех, кто стал язвой на его теле.
Музыка закончилась. Голос Синатры растаял где-то в полумраке подвала. Флёр очарования, который висел воздухе во врем импровизированного танца, сошел на нет. Кто остановил движение старой пластинки - Том или же просто ее время вертеться закончилось, Кира не знала. Да и какое это имело сейчас значение?
-Пойдем наверх? - спросила девушка. - Здесь на сегодня дел у меня больше нет. Да, знаю, время позднее, но я могу разогреть ужин. А еще мне вставать рано. на работу же надо.

+1

8

[AVA]https://i.imgur.com/lYEtrKy.jpg[/AVA]
Том тихо рассмеялся, не споря с хозяйкой. Город накажет - это верно. Всё происходило здесь по воле природы и судьбы, и лишь немногие местные обитатели могли увидеть картину целиком, не отвлекаясь на мелкие детали. Всё было связано: Дейвервиль когда-то призвал к себе ведьму, а ведьма призвала к себе его, Тома. Шестерёнки мироздания закручивались порой странными путями, но, во всяком случае, сейчас оно пребывало на их стороне. Том был в этом уверен.
- Как скажешь, - ответил он легко, возвращая девушку в вертикальное положение.
Впрочем, подумал он про себя, возможно, Дейвервилю не помешает его помощь. В наказании "жалких людишек" и всё такое. В конце концов, в прошлый раз угроза тоже поначалу исходила именно от семейства местного пастора, а уже затем распространилась, как чумная зараза, по всему городу. И тогда его Леди...
Нет, он этого не допустит. Это больше не повторится. Новая Леди, юная Леди, не случайно обнаружила в себе колдовство после всех попыток матери оградить её и увезти подальше отсюда, не случайно встала на путь своей предшественницы. На этот раз, думал Том, скользя четвероногой юркой тенью за хозяйкой на кухню, на этот раз колесо Судьбы провернётся в нужную сторону. Баланс должен быть восстановлен, так или иначе.
И он примет в этом процессе самое непосредственное участие.

***

Самайн приближался, и Дейвервиль продолжал жить своей скучной, тихой жизнью. Загадочная трагедия в семье ювелира горожан не столько огорчила и взбудоражила, сколько насторожила, и даже через несколько дней после случившегося слухи ещё не улеглись; однако, в общем и в целом, никто особенно не удивился. Это Дейвервиль, говорили жители - и пожимали плечами: здесь всякое бывает. Только кошки, наверное, знали подноготную всей чертовщины, которая тут порой творилась, а уж эти-то свидетели точно никому и ничего не скажут.

Ничего особенно крупного не происходило. Только мелкие, не связанные между собой на первый взгляд происшествия, слишком обыденные, чтобы говорить о них вслух.
Жена пастора, слушая очередные шепотки, расползавшиеся по поводу украденной у трупа ювелира руки, только чопорно поджимала губы и сухо просила прекратить подобные разговоры. Другие члены книжного клуба, её приятельницы, с которыми она встречалась в церкви на мессах, осторожно отметили, что выглядит миссис Карлайн несколько уставшей, будто бы плохо спит. В ответ она только поджимала губы сильнее. Последние несколько ночей её мучили кошмары, о которых она не говорила даже мужу и от которых отчего-то совершенно не помогали ни таблетки, ни молитвы, ни ромашковый чай. Один раз, проснувшись среди ночи в холодном поту, ей показалось, что она увидела за окном чёрный кошачий силуэт с горящими глазами - однако прежде, чем она успела как следует это обдумать и разбудить мужа, силуэт пропал, словно его и не было. Миссис Карлайн набожно перекрестилась, и в ту ночь уснуть снова ей так и не удалось.
Юная Донна Блеквуд, неожиданно для родителей и учителей, в четверг опоздала в школу на два урока, пришла неопрятная и будто бы заплаканная, а в конце дня даже нагрубила преподавателю литературы ни с того, ни с сего. Позже, тем же вечером, она неохотно объяснила матери, что накануне ей разбили сердце. Мать только хмыкнула. Она всегда говорила, что Донне ещё слишком рано встречаться с мальчиками, и во - наглядное тому подтверждение. О том, что во время этой ссоры с её ухажёром, начавшейся по какому-то совершенно незначительному поводу и внезапно переросшей в настоящий скандал, она (Донна могла бы в этом поклясться!) на мгновение увидела в самом тёмном углу своей комнаты чьи-то светящиеся зелёные глаза, матери девушка рассказывать не стала. Да и никому другому - тоже.
А в субботу некоторый повод для сплетен женскому клубу книголюбов предоставила внучка печально известной в городе русской иммигрантки. Молодая работница архива, подозрительная своей нелюдимостью (в Дейвервиле настороженно относились к тем, кто был себе на уме и не желал быть частью сообщества), уже второй раз за последние три месяца появилась на публике с этим своим не менее подозрительным спутником: неясно было, в каких отношениях она состоит с этим наглым типом, но вели они себя друг другом очень уж свободно. На собрании книжного клуба было высказано ядовитое замечание, что обручального кольца при этом у девушки на руке нет и, похоже, не предвидится (что вызвало общее неодобрение).

- Если кто спросит, - весело сказал Том, ухмыляясь в ответ на любопытные взгляды в его сторону. - Как ты меня представишь? Я мог бы быть твоим братом, приезжающим погостить. Или кузеном. Или бойфрендом? Из меня получился бы замечательный бойфренд, я считаю.
Они неспешно лавировали между торговыми рядами на местном рынке. Том нёс для Киры покупки. Он нечасто появлялся в человеческом облике за пределами дома, а потому каждый раз неизменно находил это забавным.
- Донна будет или здесь, или в торговом центре. Туда тоже можно заглянуть. А мы сходим в парк развлечений? Я хочу покататься на карусели. Ты платишь, конечно. Давай на ужин будет рыба?

+1

9

Походы на рынок для Киры всегда были маленьким приключением. Не так часто ей доводилось выбраться из дома куда-нибудь, кроме как на работу. Такой проторенный маршрут не вызывал у девушки никаких эмоций - надо, значит, надо. Но рынок... Отдельный мир со своими историями, страстями, героями и злодеями. Вообще-то, в Дейнервиле можно найти еще парочку мест, где жизнь била ключом, и где постоянно что-то происходило, но Кира избегала их: церкви и женского книжного клуба. Поэтому оставался рынок.
Том шел рядом, и от его присутствия щеки Киры то и дело вспыхивали румянцем смущения. Ох, ну и балагуром же был этот кот!   Под напором его обаяния могли рушиться стены, если бы молодой человек поставил бы перед собою такую цель.
Наверное, Кира и ее Кот вместе выглядели достаточно странно.  Том был легок и подвижен, по-мальчишечьи вихраст, изящен и одевался всегда просто, но со вкусом. Какие-то веселые футболки с красноречивыми принтами, бодренькие кроссовки. Кира же подчеркнуто носила только черное, этот цвет оттенял ее бледную кожу.
- Ммм...- протянула она. -  Брат или бойфренд?  Я уже забыла, как это, иметь бойфренда. Наверное, все таки бойфренд...
Она усмехнулась.
Слухи... Да, Кира невольно подпитывала город слухами и множила косые взгляды, которые  как дротики, летели ей в спину. Да что с того?   Зло, что тянулось от людей в сторону Киры,  к ним же и возвращалось. Буквально на прошлой неделе соседка Киры, живущая с ней на одной улице, высказала свое недовольство тем, что девушка не здоровается с нею. Слишком прямо и эмоционально. И что теперь?   На следующее утро ее любимый кот попал под машину ее любимого внука, который приехал навестить свою любимую бабушку. Сам же внук разбил чашку и стильно порезал руку, когда собирал осколки, а бабка, спускаясь в подвал за веником, чтобы помочь внуку, упала с лестницы и ушибла спину. Город... Город был на стороне молодой ведьмы, он берег  ее от чужой энергии, давая возможность накопить сил для самого главного Обряда.
-  Подожди, не всё сразу, - Кира немного замедлила шаг, переводя дух. - Давай, по порядку. Рыбу я приготовлю, запеку её в фольге, как ты любишь. И на карусели сходим. Я давно не выбиралась поразвлечься. Прямо сегодня. Только сначала забросим домой покупки, не ходить же с ними целый день.
Они свернули к парковке у ворот.  Кира предпочитала ходить пешком, но здесь начинался самый короткий путь домой.
-  Стой, -  Кира ухватила своего спутника за руку. -  Вот она, наша прелесть. На ловца и зверь бежит.
Прямо навстречу темной парочке шла юная  Донна. Шла одна, в легкой курточке кирпичного цвета и смешной вязанной шапке, напоминающей кошачьи уши. Она самозабвенно сосала леденец на палочке,  покачивая головой в такт мелодии, играющей в телефоне. Телефон торчал из кармана куртки, и к нему были присоединены ярко-розовые наушники.
Контакт. Прежде, чем лишить девочку воли, сделав ее покорной жертвой в ночь Всех Святых, с ней необходимо установить непосредственный телесный контакт. Самый безобидный на первый взгляд, такой, чтобы не вызвать в правнучке своего злейшего врага подозрений и страха. Здесь все средства хороши, кроме давления и ярких спецэффектов, которые часто сопровождают магические ритуалы.
Кира бросила на Тома быстрый взгляд - понял ли он замысел своей Госпожи. Он никогда ее не подводил -  ни  котом, ни человеком.
Пальцы Киры, спрятанные в кармане пальто, сжались в кулак, концентрируя энергию. Направить ее тонким, как стилет, лучом вон на того парнишку на мопеде -   чтобы тот отключил разум и  отдал его в полную власть ведьмы.
Дальше все произошло, как и было задумано. Парнишка внезапно изменил курс движения и, лавируя между машинами и пешеходами, двинул своего железного коня прямиком на Донну. Наушники, конечно же, стали отличным барьером между девочкой и окружающим миром, и сигналы мопеда она просто не слышала. Парень в самый последний момент все таки успел повернуть руль, отводя прямое столкновение с Донной, но  полной аварии избежать не удалось. В итоге, незадачливый водитель вылетел из седла и покатился по асфальту, обдав девочку целым фонтаном грязи из ближайшей лужи. Донна и сама не удержалась на ногах, плюхаясь в эту же лужу, отчего ее яркая куртка перестала быть яркой, а светлые брючки почернели и намокли.
Кира устало выдохнула и прикрыла глаза. Это только в глупых фильмах пользоваться магией можно, как водопроводом, почти бесконечно и за минимальную плату. В жизни всё не так, всё гораздо труднее и сложнее. Любое действие, которое происходит с помощью Высших Сил и энергии Тьмы, требует огромных энергозатрат, и плата оказывается очень высокой, а откат сложным и долгим. Но иначе быть не могло.
Но это можно перетерпеть. Главное, что девочка теперь вряд ли избежит общения с ведьмой и ее верного друга.

+1

10

[AVA]https://i.imgur.com/lYEtrKy.jpg[/AVA]
Том довольно рассмеялся: не только он знал, как угодить хозяйке. В обратную сторону их связь тоже вполне себе работала.
- Ура! - он воспользовался тем, что Кира замедлилась, и наклонился, чтобы игриво чмокнуть её в щёку. Ему нравились человеческие ритуалы ухаживания: не такие привычные, как кошачьи, зато гораздо более забавные. - У меня лучшая девушка в мире! Мне так с тобой повезло, дорогая.
Конечно же, взглядов в их сторону после этого стало на порядок больше. Том ухмыльнулся. Он был не слишком высокого мнения о жителях Дейвервиля, но придерживался убеждения, что здоровое любопытство надо поощрять. Подкидывать время от времени этим зашоренным мелким людишкам лишний повод для сплетен занятием было довольно весёлым.

Навстречу им шла Донна. Том остановился рядом с хозяйкой, послушный её жесту; хотя, по его мнению, лучше было бы продолжать идти - они всё ещё были на виду. То, как резко они остановились, могло привлечь ненужное - на этот раз действительно ненужное - внимание, учитывая, что он догадывался о том, что Леди собирается сделать. Но спорить он не собирался: Леди знает лучше. Он едва заметно осторожно кивнул в ответ на её взгляд, показывая, что готов действовать. И одновременно с хозяйкой сплёл простейшее заклятие: пока она была занята девчонкой и аварией, он накрыл их обоих самой элементарной завесой, оберегающей от чужого случайного внимания. Люди вокруг не перестали их видеть - просто находили в этот момент гораздо более интересные направления, куда можно было смотреть. В кошачьем виде завесы подобного рода давались ему легко и естественно, без всяких заклятий и рун, являясь частью его природы, но он был питомцем ведьмы довольно долго по кошачьим меркам, а потому и в человеческом облике тоже кое-что умел.
Когда Донна и водитель мопеда упали, он снова наклонился к Кире, ободряюще сжав её плечо:
- Отлично, - прошептал он быстро, уже вручая ей пакеты.
И поспешил к девочке, чтобы протянуть ей руку. Завеса, разумеется, слетела в тот же миг.

- О Боже, ты в порядке? - за секунду его лицо из отстранённо-предвкушающего превратилось в испуганное и обеспокоенное. - Сильно ушиблась? Блин, ну это надо вообще - так ездить! - тут он сердито обернулся к парнишке, вокруг которого причитали уже другие посетители рынка. - Чувак, ты пьяный, что ли, или обкуренный?
Он помог девочке подняться и отряхнуться, исполняя роль обыкновенного доброго самаритянина. Нахмурился, оглядев её, вовремя убрал от неё руки, чтобы не выглядеть навязчивым.
- Ты точно в порядке, малая? Может, врача позвать?
Контакт был произведён.

+1

11

Неудачник на мопеде что-то лопотал и тихо хныкал, пытаясь встать на ноги. Упал он неутешительно грубо, явно что-то повредив себе, но для Киры этот парень был неинтересен. В следующий раз он, возможно, будет осторожнее. А может быть, и нет. Какое до этого дело Кире?
А вот с Донной еще предстояла филигранная работа. Если сегодня девочка не испугается, расколет к какой-то матери свои стереотипы относительно  Калининой, значит, и выманить ее из дома в ночь Всех Святых будет плёвым делом.
Донна растерянно и явно опечалено переводила взгляд с Тома на свою замызганную одежду.
- Не надо врача... Я в порядке. Только вот.... зеленые глаза упорно глядели  вниз. Что это было - смущение, или девочка подсознательно испытывала страх -  понять было нельзя. Но мысль о заляпанных грязь вещах явно не давала Донне  покоя.
Кира не обладала даром телепатии, но ей в данной ситуации было понятно состояние Донны. Грязная, промокшая, бр-р-р-р...
Ничего не говоря, девушка протянула своей будущей жертве пакетик с бумажными салфетками. Распаковав его на ходу, стала помогать вытирать грязь с одежды.
"Всё хорошо, малышка Донна, не стоит нас бояться", - магия  коснулась сознания девчонки.  Легче ветерка, тоньше паутинки. Холодная рука Киры на долю секунды задержалась в аккуратной ладошке.
Донна мотнула головой, словно бы пытаясь вытряхнуть из головы мысль, посеянную Кирой. Нахмурилась на секунду, шмыгнула носом.
- Спасибо, мисс...
Задерживаться здесь не имело больше смысла. На это мелкое злоключение и так набежало слишком много зевак.
Подождав, пока любимый и верный спутник подхватит пакеты, Кира, зябко кутаясь в пальто, свернула в сторону улицы, на которой стоял ее дом. Но, пройдя совсем немного, остановилась, озаренная внезапным, невероятным ошеломлением.
- А ты знаешь, эта девчонка не так проста, как кажется. Я ощутила в ней Силу. Донна ни черта о ней не знает. И  я очень надеюсь, что никогда не узнает.
А ведь если бы судьба распорядилась иначе, то юная Блеквуд могла бы стать ученицей Киры. И позже, годы спустя, играть силами Света и Тьмы так же легко, как дети складывают из кубиков башни.
Но...  Две ведьмы для одного маленького городка, это слишком тяжелое и страшное бремя. Хрупкое равновесие нарушится, и в ткани мироздания появится брешь. Кира никогда не хотела этого. Месть, да. Обида и злоба, клокочущие внутри, да. Но  не более того.
Кроме того, Калинина понимала, что не хочет видеть рядом с собой никого, равного ей по силе. Никого и никогда. Да и как она может позволить Томасу  предстать перед выбором, кто из двоих станет его главной Леди.
Кира подняла голову и с пристальной ласковостью посмотрела на Тома. Этот мужчина её и только ее, какое бы обличье тот не принял.

Отредактировано Кира Калинина (2017-11-26 06:33:20)

+1

12

[AVA]https://i.imgur.com/lYEtrKy.jpg[/AVA]
Он ободряюще улыбнулся напоследок расстроенной девчонке. Ещё раз удостоверился вслух, что с ней всё в порядке (как доброму самаритянину и полагалось), и только после этого они с Кирой продолжил свой путь.
Открытие хозяйки Тома ничуть не удивило. Он кивнул:
- Да. Я тоже почувствовал, - в конце концов, у кошек с чутьём на магию всё обстояло куда проще и острее, чем у самых искусных из людей. Даже самые обыкновенные, не колдовские коты и кошки, всегда жили ровно на границе между двумя мирами, и потусторонние силы были для них только ещё одной стихией, с которой приходится иметь дело время от времени.
Но что-то в голосе хозяйки привлекло его внимание, и он лукаво на неё покосился, усмехнувшись про себя. Нет, ведьмы не любили соперниц. Сила давала власть, и делиться этой властью им, как правило, не нравилось. И всё-таки Том не мог не подразнить свою Леди на этот счёт:
- Она не успеет узнать: Самайн уже близко. А жаль. Тебе бы пригодилась преемница. Тем более, такая симпатичная и способная, а?
Он повернулся к ней, встретив её взгляд провоцирующей улыбкой, и насмешливо вздёрнул бровь. Глаза его на мгновение сделались ещё зеленее - того светлого, фосфоресцирующего даже в тусклом дневном свете оттенка, который не встретить было у человека. Он чуть наклонился вперёд, явно напрашиваясь на ласку: на поцелуй или, возможно, на то, чтобы ему почесали за ушком. Благо, шерсть на голове в человеческом виде была у него почти такой же густой и пушистой, как в истинном облике.

И ровно в этот момент рядом вдруг оглушительно залаяла собака. Том резко выпрямился, раздражённый, и злобно глянул на заливавшегося лаем золотистого ретривера, которого еле удерживал на поводке парнишка в полицейской форме, только что вышедший из ближайшего кафе с пластиковым стаканчиком кофе в свободной руке.
Ретриверы, как правило, не лаяли с такой свирепостью ни на кого. Только на Тома. Абсолютно все собаки ненавидели его по непонятной причине: видимо, сочетание кота, магии и ощущения его скрытой опасности просто не могло оставить их равнодушными.
- Бакстер, ну, успокойся, мальчик, - коп аккуратно дёрнул поводок, но собака не обратила на это внимания.  Том фыркнул презрительно - совершенно в кошачьей манере. Неприязнь с собаками была глубоко взаимная. - Бакстер, фу! Извините, совершенно не понимаю, что на него нашло, - коп виновато взглянул на Киру и Тома. - Правда, не понимаю. Обычно он дружелюбный.
Он тоже улыбнулся Кире. Не как улыбался Том - дразняще и знающе, а как-то так, как улыбаются парни вроде него девушкам, которых считают симпатичными: с потаённой надеждой и очарованностью. Том оглядел его с головы до ног, счёл безобидным и пожал плечами:
- Ничего страшного. Я привык, собаки на меня всегда так реагируют, - впрочем, тепла в его тоне было очень мало.
Ретривер не затыкался. Коп отчего-то не уходил, странно глядя на Киру. Повисла неловкая пауза.

+1

13

-  Ну уж нет!-  глаза Киры  на долю секунды из светлых, почти прозрачно-голубых стали черными, и в них сверкнуло пламя злобы и ревности.  - Никаких учениц! В этом городке будет жить только одна ведьма -  я!
Она  требовательно заглянула ему в лицо. Даже сейчас, когда Том так легко развел девушку на эмоции, а она так глупо повелась на них.
-  Симпатичная?  Ты считаешь эту девчонку симпатичной?   Даже симпатичнее, чем твоя Леди?
Нет, в голосе Киры не звучала обида. В нем звенела,  накаляясь, как стальная струна, попавшая в горнило страсти, ревность.
Внучка русской эмигрантки знала себе цену, и всё о себе понимала. Например, то, что не является красавицей, и то, что в мире есть ведьмы сильнее и могущественнее, чем она. Но то, чего ей не хватало в физическом и в астральном мирах, девушка  брала взаймы у сил Тьмы, ясно при этом отдавая себе отчет, что проценты за эти подарки будут  слишком велики. И Томас это знал.
Так чего же он провоцирует свою Леди на такие вспышки?
Улица, не место для демонстрации своих чувств, особенно в Дейвервиле. Так всегда говорили Кире сначала бабка, а потом и мать. Но девушка забывала про эти заветы, когда Том т а к смотрел на нее. Когда Кира начинала понимать, что тонет, растворяется в ласковой лучистости зеленых глаз. А потом уже ничего не понимала.
Она погрузила тонкие пальцы в густую шевелюру молодого мужчины, пропуская  сквозь них мягкие прядки. Как прикосновения к кошачьей шерсти дарят успокоение, так и поигрывания с волосками Томаса безумно нравились Кире.
Узкая ладошка приласкала лицо Томаса, по-привычному нежно и осторожно, и Кире пришлось встать на цыпочки, чтобы легко коснуться губами края его  губ. Приступ неконтролируемой нежности прошел с возникновением  оглушительного собачьего лая.
Недовольство на лице Киры  стало слишком очевидным. И даже не прерванный поцелуй оказался тому виной. Просто девушка отлично знала реакцию собак на ее друга. И знала, что им обоим надо убираться восвояси, пока собака совсем не одичает и не сорвется с поводка. Или этот молодой коп не опрокинет на себя кофе, успокаивая своего пса.
- Эм-м-м... -смущенно пробормотала Кира. -Мы знакомы?
Под ложечкой нехорошо засосало.
- Мне по службе положено знать всех жителей, - просто ответил служитель закона, явно нацеленный на продолжение разговора. Впрочем, глаза не моглди обманывать. Они внимательно сканировали тех, на кого была направлена собачья агрессия. - Хотя бы косвенно. Тем более, в рабочее время.
Пес никак не хотел успокаиваться, и  Кира, которая относилась к собакам намного лучше, чем  Томас, шагнула вперед, чтобы попытаться успокоить рвущегося с привязи ретвилера.
- Бакстер, фу, фу. Хорошая собака, чего ты возмущаешься?
- Ведьму проклятую чует и  возмущается!
Высокий женский голос прозвучал истрриечно и совсем рядом. Уперев руки в бока, за спиной Киры и Тома стояла, гневно раздувая щеки, рослая сисястая дама - одна из членов книжного клуба и приятельница жены пастора.  Относилась миссис Харпер к числу  тех леди неопределенного возраста, которые в чужом глазу замечают не просто соринки, но даже песчинки. В своем же, как правило, не хотят различать даже полена.
- Дьявольское семя, - голос дамы дрожал от возмущения, хотя, Кира могла дать на отсечение руку, что ничего плохого она не сделала этой женщине. Ни ей, ни ее близким, ни старому коту - любимцу всей семьи.  - Адское отродье. Вся семья  сгорела в аду, дьявол ждет не дождется, когда примет и эту блудницу в свое лоно.
- Что? - Кира резко развернулась к даме. -  Что вы сказали, сударыня? Не могли бы вы повторить свои необоснованные обвинения помедленнее и в присутствии представителя власти?
Но "сударыня" не стала не стала ничего повторять и, бодро подхватив  пакеты, из которых торчали веселые пучки зелени, поспешила ретироваться с места событий.
Настроение было окончательно подпорчено.
Кира взяла Тома за руку и слегка сжала ее, словно говоря: пойдем отсюда.

+1


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Разное » Фамильяр ведьмы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC