За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Разное » Терновый венец


Терновый венец

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время: неопределённое будущее. Альтернативный мир.
Участники: Вэл Марено, Роу Кинни
Описание: "— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь, вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой.
Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же, изумленные, стали как камни.
— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям".(с)

"...и Ад следовал за ним"(с).

Отредактировано Роу Кинни (2017-07-15 06:18:08)

0

2

Чёрный дым, тяжёлый и густой, разъедал глаза, обжигал горло, заволакивал всё вокруг, добавляя ещё больше путаницы в возникшем беспорядке: среди дыма слышались крики, выстрелы, грохот и взрывы, и уже не понять было, где свои, а где - чужие. Не страшно: Роу, как Вэл и сказал ему, не вмешивался по-крупному до последнего; а когда всё-таки вступил в бой - что ж. Свои к тому времени должны были уже убраться от него подальше, наученные опытом (и заранее Вэлом проинструктированные на этот счёт: уповать на благоразумие увлёкшегося схваткой Роу всё равно было довольно бессмысленно). А чужие никого уже не волновали. Если у них хватило глупости попытаться дать им отпор вместо того, чтобы бежать, спасая свои жизни, то ничего больше, кроме как сгореть заживо на собственной базе, задыхаясь в процессе от дыма, они и не заслужили. Роу знал, что так и будет. Вэл, конечно, пришёл сюда "с миром" (хотя, вероятно, отборный боевой отряд мутантов разной степени опасности с этим намерением не слишком сочетался в глазах командования базы), и заставил их всех пообещать накануне (Роу пришлось убеждать отдельно, разумеется), что дело не дойдёт до откровенного насилия, если только другая сторона не откроет огонь первой. У него было всего одно требование: отпустить его собратьев, которые содержались на базе в качестве заключённых. И, конечно, их тут же попытались обстрелять из установленных по периметру турелей.
Это было крайне недальновидно со стороны противника. Но Роу был рад, что они совершили подобную ошибку.
Очень рад.

В какой-то момент отряд разделился на группы. Группа Роу состояла из него одного: никто не горел желанием находиться рядом, когда он разгуляется в полную мощь. Наконец-то можно было перестать сдерживаться.
По коридорам базы он даже не шёл - шествовал, как мог бы шествовать Всадник Апокалипсиса. Он нёс с собой чёрный дым, предвещающий его появление и тянувшийся за ним следом, как шлейф. Он нёс с собой пламя, пожирающее всё, что попадалось ему на пути - всё, что могло гореть, а гореть могло, как Роу знал, очень и очень многое, если хорошо постараться. Он нёс с собой жар, от которого плавились пули, железные щиты и их нелепое оружие. Он нёс с собой разрушения.
Он нёс с собой смерть.
Люди кричали и вопили, умирая, огонь трещал и шипел, облизывая стены, расплавленные пули и автоматы с ритмичным стуком падали на пол под грохот новых выстрелов, время от времени раздавались чьи-то ругательства, отрывистые приказы и топот убегающих ног. Где-то в другом крыле и парой этажей выше в здании гремели взрывы. Роу любил эту музыку. И с удовольствием вторил ей, заходясь безумным хохотом: горло жгло, лёгкие жгло, пот испарялся с кожи почти мгновенно, и язык пересох во рту, и сладкая боль вспыхивала то и дело в разных уголках тела, стоило ему ослабить собственную защиту от огня - и всё это было абсолютно и полностью прекрасно.
Сегодня он заработает новый шрам - на память. О том, как отлично провёл сегодня время.

Он не преследовал тех, кто пытался сбежать. Единичные крысы не стоили того, чтобы гоняться за ними по всей базе - так что Роу просто посылал им вслед огненные шары в качестве маленьких подарков. Если кому-то из сбежавших удастся достигнуть запасного выхода и выжить - там их, весьма вероятно, всё равно любезно встретят другие члены Братства. Если же каким-то чудом крысы сумеют избежать и этой участи... тогда - пусть бегут. Пусть бегут, пусть несут весть о них дальше, пусть распространят слухи. Пусть будут живыми доказательствами: Братства Одарённых нужно бояться.
Пахло гарью, палёным мясом и порохом, пахло железом и кровью.
Один из старших офицеров, - его форма чуть отличалась от той, что была на рядовых солдатах в коридорах, - обнаруженный в какой-то тесной комнатушке с мониторами и столами, попытался выстрелить в него каким-то дротиком. Недостаточно быстро: Роу, нахмурившись, раздражённо махнул рукой, и вспышка пламени уничтожила странный снаряд прямо в полёте. Затем пламя охватило и самого неудачливого стрелка, и Роу смотрел, никуда не спеша, наслаждаясь каждой секундой зрелища, как чернеет и слезает лохмотьями кожа, как лопаются перезрелыми гранатами глаза. Как обугливается до черноты обнажённое красное мясо, и как покрываются копотью кости. Он прибавил огню температуры - несколько столов вспыхнули сами собой, просто от жара - и кости стали плавиться тоже. Он смотрел и смотрел, до тех пор, пока от горе-смельчака не осталось лишь кучки пепла на полу.
В коридоре раздался голос: кто-то звал его по имени. Кто-то. Кто-то, кто мог спокойно пройти по оставленному им пылающему следу без риска изжариться по дороге. Кто-то, кому не страшен был ни жар, ни огонь, ни дым.
Роу усмехнулся своим мыслям и вышел из комнаты. В коридоре ждал его Вэл.
- Нашли заложников? - спросил у него Роу, приближаясь.

Отредактировано Роу Кинни (2017-07-15 06:18:58)

0

3

Тяжёлая артиллерия. Вэл всегда безошибочно определял, когда у Роу заканчивалось терпение, и начинался его личный вариант Апокалипсиса. Что же, на этот раз ему хватило сил дождаться и не начать жечь сразу. Дал своим время, и лишь после этого каким-то своим внутренним чутьём определил, что уже можно. Хотя без этого можно было обойтись. Без всего можно было обойтись, но тогда...

Вэл каждый раз надеялся, что разум возобладает. Что к нему прислушаются. Что обойдётся без жертв. Что получится договориться, убедить, вынудить пойти на уступки, не расчехляя оружие и не устраивая кровавую баню. И практически каждый раз всё рушилось, валилось с грохотом, хоронило под обломками искалеченную надежду всё уладить, дать мир уставшим и вымотанным своим.

Сам он в этот раз держался до последнего, сдержался, получив пулю в плечо и, кажется, одну в бедро, и только когда понял, что опять всё идёт к чёрту, дал сигнал прорываться с боем. Ударный кулак Одарённых, составленный из самых разных талантов, был уникальным сплетением способностей.

— Всё, поздно, их не отдадут живыми, — бросил один из братьев, держась за спиной, как ему и было приказано.

— Им же хуже...

Вэл едва не разрыдался, понимая, что всякий раз бьётся головой об стену с размаху. Едва только поступил первый всплеск предсмертного ужаса от своих, через посредника, вербально, Вэл отбросил сантименты, выдал предупредительный всполох пламени и пошёл напролом. В буквальном смысле слова. Стены плавились и тут же замерзали, встречные люди натыкались на поток атакующих эмоций, теряли контроль, метались по коридорам. Те, что покрепче, стреляли в эмпатов. Пули плавились на подлёте. На этих шла уже другая атака.

Когда тут всё было закончено, Вэл перепоручил братьям остальные дела и пошёл на запах горящей плоти. Методы у Роу были, конечно, людоедские, но если бы не они, то им бы не выйти живыми.

— Нашли заложников?

— И даже часть из них ещё живы и почти целы, — сумрачно сообщил Вэл. — Здание сейчас рухнет, уходим. Ребята держат стены из последних сил, некогда. Едва только последний заложник покинет базу, разбитые перекрытия рухнут.

От Роу густо пахло смертью. Жирная копоть лежала на его плечах, покрывала волосы. Такую копоть даёт только заживо сгоревшее тело, когда пламя настолько яростно, что сжирает всё не дочиста. Тогда в копоти много костного праха, и почему-то много жира, хотя он-то и должен сгорать в первую очередь. Её сложно отмывать, от неё густо пахнет несбывшимися возможностями и убитой надеждой.

Вэл прислушался к мысленному шёпоту одного из телепатов, тот докладывал, что заложников только что вынесли, и эвакуировали даже тела тех, кого успели расстрелять, лишь бы не отдавать живыми. Стены держали только ради них. Держали под обстрелом, рискуя собой. Этого Вэл вообще никак не мог допустить, поэтому без лишних слов дёрнул Роу за плечо, и помчался по коридору сквозь ещё падающие горячие чёрные хлопья.

Они выбежали под ураганный огонь, и сразу за спиной схлопнулись перекрытия базы, которая держалась только на силах прикрывающих Одарённых.

— И не вздумай геройствовать, — на всякий случай рявнул Вэл, понимая, что вот сейчас ещё не остывшего Роу взбесит случайная пуля, и начнётся вторая серия напалмовой атаки. — Не до них сейчас.

Несколько направленных взрывов заставили стреляющих заткнуться. Братство Одарённых оставило разрушенную базу. Теперь предстояло зализать раны и подсчитать потери.

— Сам как? — Вэл спросил чисто для проформы. Роу может или не сказать правды, или не заметить ранения, или начать храбриться, или что-нибудь ещё. Поэтому спросить спросил, а ответа не ждал — просто ощупал с головы до ног. Руки сразу стали чёрными, но крови, кажется, нигде не было. Сам даже не хромал пока, не чувствовал боли, пока не убедился, что все на месте, ранеными занимаются, а погибшие... их хотя бы похоронят нормально. И оплачут, как положено.

0

4

Роу медлил. Он смотрел на Вэла, окружённого заревом ревущего вокруг пламени, и глаза у него были дикими и безумными. Сложно было определить, что именно из сказанного он слышал - и слышал ли хоть что-то: сейчас, когда он был в своей стихии, его не волновали ни заложники, ни то, что здание в любой момент могло обрушиться им на головы.
В этот момент Роу чувствовал себя частью пожара, охватившего всё вокруг. У него стоял, и крепко: он хотел это пламя, он хотел Вэла, который находился так близко и пах горелым - как и он сам. Он притянул его к себе, поцеловал яростно, торжествующе. И, казалось, вполне мог предложить потрахаться прямо здесь и сейчас - но, конечно, тут вмешалось проклятое здравомыслие Вэла. И они ушли. Если бы кто-то другой попробовал утянуть Роу за собой вот так, когда он мало что соображал на пике возбуждения, то ему бы не поздоровилось. Но Вэл - это была совсем другая история.

Он зарычал было, развернулся, услышав преследующие их в спину выстрелы: если этим трусливым ублюдкам мало, то он поддаст жару, ещё и ещё, и они будут гореть, пока не станет пеплом последний самоубийца, вздумавший в них стрелять сегодня, они будут гореть, гореть, гореть, пока не...
Но Вэл был прав. Как всегда, прав. Не до них. Битва выиграна, и разрушать больше было нечего. Что было, если подумать, даже немного досадно.
Кто-то выл и причитал над телами убитых заложников: чей-то брат, чей-то лучший друг, чья-то невеста погибли сегодня. Роу не обращал на спасённых внимания. Он успокоился так же мгновенно, как раззадорился, и во взгляд его наконец вернулась осмысленность.
- Жив, - ответил он коротко, внимательно разглядывая беспокойно щупавшего его Вэла. Остальное не имело значения. - Ты ранен.
Не вопрос - констатация факта. Впрочем, раны, похоже, успели запечься от окружающего жара, а значит, до Убежища Вэл, по крайней мере, добраться был в состоянии. А там уж им займутся целители.
Роу молча помог ему добраться до грузовика, который они увели ещё с предыдущей подобной базы и на котором добрались сюда.
На его взгляд, штурм вполне можно было считать успешным.

***

И потом, в Убежище, Роу стоял всё так же молча, пристально наблюдая за тем, как целители - после сегодняшней вылазки у обоих лекарей было работы невпроворот - занимаются ранами Вэла. Никто не подходил к самому Роу: здесь уже знали, что к своим собственным ранам Роу был совершенно равнодушен, если только Вэл не укажет на него целителям отдельно. Прогнать его из лазарета, естественно, никто не решался тоже.
Снаружи лазарета, в просторном холле их подземного бункера, заменяющего им площадь для собраний, Вэла ждали испуганные и встревоженные люди. Ждали, когда он выйдет и воодушевит их очередной своей речью.Ждали, что он скажет: всё прошло хорошо и без потерь, а дальше всё будет только лучше.
Потери, впрочем, имелись. Не слишком много, к счастью для их ударного отряда. И всё же.
Большая часть спасённых заложников оказалась подростками - смятёнными, растерянными, ничего толком не понимающими. До Роу долетали обрывки их перешёптываний и разговоров: кто-то жаловался, кто-то плакал, кто-то задавал вопросы.
Один кратко и по делу рассказывал кому-то из Братства о том, что на базе им вводили сыворотку, временно блокирующую способности. Вот это уже могло претендовать на любопытную новость: раньше ничего подобного слышно не было. Их враги учились на своих ошибках?
- ...а так я - по огню. Как эти двое, - Роу перевёл взгляд Вэлу за правое плечо, и сидевший в отдалении темноволосый подросток кивнул в его сторону. Лицо у него было мрачное, решительное, покрытое чёрными мазками сажи. Роу усмехнулся.
- В порядке? - спросил он у Вэла, когда целитель с ним закончил. - Тогда пошли.

+1

5

Рядом с Роу можно было позволить себе быть более мягким и человечным. Как будто от Вэла отделили его злую часть и предоставили ей жить рядом, дышать, злобиться столько, сколько было нужно для поддержания реноме. Так было лучше. Вэл как-то незаметно переложил на плечи Роу всё негативное, что испытывал сам, это помогало очистить рассудок, трезво мыслить, даже когда, казалось бы, неистовство схватки должно выключать всё разумное. Но ведь Роу изначально был таким, с того момента, как они друг друга узнали. Воплощение лесного пожара, бездумного и всепожирающего.

— Я-то в порядке, — Вэл покачал головой и заставил Роу сесть. И стоял перед ним, как памятник самому себе, пока целитель проверял, насколько он цел и здоров, исправлял какие-то повреждения. Лучше было стоять рядом, чтобы гарантировать спокойствие Роу. На него было хорошо смотреть, даже думая о своём, прямо в глаза. Как в искрящуюся бездну. Это помогало думать. Это вызывало иллюзию, что они соединяются в одно целое существо, в два раза сильнее, в два раза умнее и опаснее.

Вэл слышал разговоры, пока его латали, принял несколько докладов и ряд соображений. Это нужно было обдумать, чем он и занимался. Едва целитель убрал руки и устало отошёл, отмахнувшись в ответ на благодарность, Роу встал, и вот теперь можно было идти.

Речь оказалась короче, чем от него ожидали. Да, он упомянул павших, отдавая им дань уважения, поздравил спасённых, выслушал тех, кто перечислил захваченные ресурсы — они были достаточно богаты. Но спасённые были сейчас бесполезны, разве что могли условно постирать и приготовить еду.

— Подростков нужно переправить в дальний лагерь, — жёстко подвёл итог Вэл. — В первую очередь, чтобы прошло воздействие подавителя, во вторую — чтобы прошли тренировочный курс. Отъелись, адаптировались. Там научат, а здесь, — он жестом предложил возмущённым подросткам помолчать и не гомонить. — А здесь вы слабое звено. Вас придётся оберегать, ослабляя тех, кто может воевать. Никто не ворует у вас военную романтику — нечего воровать, тут её нет. Нужно подготовить расчёт, можем мы перебросить их с помощью наших одарённых, или лучше и безопаснее выделить транспорт и вооружённую группу сопровождения. Оставляю это нашим специалистам. А пока — отдыхайте.

Можно было не озвучивать очевидное типа «смените посты» и всё остальное. Это уже делалось без него. На дисциплину было угроблено слишком много сил и времени, но оно того стоило. А вот сам Вэл был не уверен в лучшем варианте.

Уже оставшись наедине с Роу, всё же спросил у него совета:

— Как думаешь, действительно ли безопаснее отправлять их транспортом? Если попадут в засаду, перебьют всех. Но телепортация на такое расстояние — потянут ли наши?

Он устал. И Роу наверняка устал, хотя вот именно он из чистого упрямства пошёл бы и выжег половину планеты, лишь бы доказать, что над ним усталость не властна.

— Спать?

+1


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Разное » Терновый венец


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC