За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Разное » "Ах, если бы, ах, если бы..." - эпизод II: Новая Надежда


"Ах, если бы, ах, если бы..." - эпизод II: Новая Надежда

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[AVA]http://i.imgur.com/YaZzWS2.png[/AVA]Участники: Томас Вольски, Пхен Ким Сай
Время действия: Вскоре после этого .
Краткое описание: Влюблённый кот - страшное дело!

0

2

[AVA]http://i.imgur.com/YaZzWS2.png[/AVA]
Подарок ожидал Сая на парте. Точнее, на полке под партой: почти плоская белая коробка, задвинутая так, чтобы не привлекать излишнего любопытства, и при этом не достаточно глубоко, чтобы хозяин парты не обратил на неё внимания. Для верности Том оставил кончик подарочной красной ленты, которой коробка была аккуратно перевязана, торчать на виду. Уж такое Сай не должен был пропустить!
Ради того, что в этой коробке содержалось, ему пришлось не только потратить значительную часть своих сбережений (он, впрочем, копил деньги как раз на такой случай - чтобы весной ударяться во все тяжкие), но и усиленно подрабатывать последнюю неделю то раздачей листовок, то в одном магазине с почасовой оплатой, а то и разнорабочим по ночам. Пропуски школы стали ещё более частыми - впрочем, весной это никого из учителей не удивляло. Кроме того, сегодня ему пришлось подняться в несусветную, по его меркам, рань, чтобы оказаться в классе раньше всех остальных и успеть подложить подарок на место, а потом - уйти гулять по округе и вернуться в школу уже чуть позже, чтобы никто ничего не заподозрил. С тех пор он то и дело будто невзначай проходил мимо заветной парты, дабы убедиться, что никто его подарок не спёр.
Он нервничал так, что не мог сосредоточиться ни на чём другом. Что, если ему не понравится? Что, если он выбрал неправильно? Может быть, ткань окажется не такой уж гипоаллергенной, как продавец уверял, или чёрный цвет (Том решил, что чёрный - гораздо практичнее: белые перчатки, на его взгляд, должны были неминуемо испачкаться слишком быстро; однако теперь он уже готов был пожалеть о своём решении) покажется ему слишком не сочетающимся с обычной его светлой одеждой, или более-менее анонимная записка с изречением "Да будет чист путь твой, юный падаван!" и нарисованным Дартом Вейдером (к шлему которого он, не сдержавшись, пририсовал кошачьи уши) - это слишком, или...
Да мало ли, что могло пойти не так! Том разговаривал с какими-то приятелями, смеялся чужим шуткам, на автомате выстреливал какими-то остротами сам, но в мозгу у него в это время билась одна-единственная мысль: когда уже Сай придёт и увидит? Взгляд его то и дело соскальзывал к парте - на случай, если за разговором он пропустил появление Сая в классе.

Под кожей начинало приятно покалывать нетерпение, стоило ему вспомнить их второе свидание. Он пригласил Сая в кино, выбрав фильм, который Саю точно должен был понравиться - впрочем, сейчас он едва мог припомнить, в чём там был сюжет. Сам он за происходящим на экране следил крайне невнимательно: был занят тем, что тонул в накрывающих его чувствах и мечтах. Сая он всё ещё не трогал - и ему всё ещё нестерпимо этого хотелось.
Состояние влюблённости для него, в общем-то, было делом довольно привычным. Однако сейчас дело усложнялось тем, что эту свою влюблённость требовалось пока тщательно скрывать - как от одноклассников, так и от самого объекта симпатии. А скрывать чувства Том умел плохо. Эмоции бурлили в нём и переливались через край, и он был уверен, что всё равно уже давным-давно спалился всем и каждому.
И если уж дарить перчатки, решил он, то сегодня: в последний день перед весенними каникулами.

+1

3

Честно говоря, знакомство с Томом выбило его из привычной колеи почище волнения перед экзаменами или окружными олимпиадами. Он не знал, что думать по поводу этого всего, в голове все время крутились мысли, мешавшие сосредоточиться на уроках дома или на занятиях в школе. Он стал задумчив еще более, чем раньше, а иногда и вовсе пропускал мимо ушей обращения учителей или их пояснения. А еще много вздыхал. Удивительно, но как только он начал общаться с Вольски, и об этом узнали в школе, к нему начали обращаться и вовсе не для того, чтобы в очередной раз по-хамски потребовать списать или просто поиздеваться. Да и сам он, если теперь просили (именно просили, черт дери!) что-то подсказать или списать - он отдавал спокойно тетрадь или пояснял, как умел.
Он все еще жутко конфузился отвечать кому-то, иногда в панике глядя на Тома: мол, спаси, я не знаю, что отвечать им! - особенно если это были девушки. Они вдруг начали проявлять к нему интерес, но не того рода, что обычно проявляли к тому же Вольски, а просто пытаться трогать его волосы, кожу, заглядывали в глаза и словно каждую ресничную мышцу пытались увидеть. В такие моменты он себя чувствовал экспонатом на анатомической выставке или куклой. Впрочем, никто особо не напирал, когда он вежливо попросил не трогать его, но взамен пояснил прямо, что такое альбинизм.
Сегодня он решился на шаг, который бы ни за что не сделал, кабы не Том: он оделся в тот яркий (по его меркам) красный жакет с воротником-стойкой, от которого его кожа казалась совсем фарфорово-прозрачной и гладкой, да и волосы становились еще белее. Ну и черная рубашка с такой же горловиной и стоячим воротничком были более к месту, чем та футболка. Тонкий алый галстук-шнурок - вообще то, что он дважды снимал перед выходом из дома - потому и задержался. Черные брюки и кроссовки завершали картину и делали парня почти неузнаваемым - по сравнению с его обычным серо-белым видом в школе.
Чтобы войти в класс, ему понадобилось еще минуты три: он стоял перед дверью и не решался толкнуть ее, и только когда прозвенел предупреждающий звонок, он таки вошел в класс, не сразу поняв, почему разговоры в помещении стихли в течении нескольких секунд, и воцарилась неловкая тишина. А еще все теперь пялились на него.
- Эммм… привет, - он неловко поправил на плече сумку и пошел к своей парте, смущенно отводя взгляд от Тома, когда встретился с ним глазами.[AVA]http://storage6.static.itmages.ru/i/16/0625/h_1466891511_7387269_da4fca1ad0.jpg[/AVA][STA]В шоке от Вольски[/STA][SGN]Внешний вид в альтернативе: красный жакет из тонкой шерсти, черная рубашка с короткими рукавами и воротником-стойкой, черные брюки, черные кроссовки. Все не новое, но чистое, и аккуратно отглаженные вещи одежды. Алый галстук-шнурок. С собой чистый носовой платок и ручка.[/SGN]

+1

4

[AVA]http://i.imgur.com/YaZzWS2.png[/AVA]Когда в класс вошёл Сай, в размытом влюблённой дымкой восприятии Тома время вдруг замерло и остановилось. Вместе с сердцем Тома.
Сай сиял. Или, во всяком случае, Тому так показалось: он был таким ужасно красивым, что мгновенно затмил собой сразу всех присутствующих. Что там! - сейчас Том готов поклясться, что Сай затмил бы собой и весеннее солнце, заливающее классную комнату. Он пялился на него какое-то мгновение (впрочем, не он один, что было ни разу не удивительно) в почти благоговейном молчании, чувствуя, как неумолимо начинают пылать сначала уши, потом скулы, а потом и всё лицо. Определённо, мучительное ожидание стоило того.
"Кажется, я грёбаный фетишист".
В обычное время эта мысль бы Тома развеселила. Сейчас же прошла практически незамеченной: всё его внимание было поглощено Саем. Саем, в чёрном и красном, Саем, который теперь выделялся на фоне одноклассников изящным ярким росчерком пера - будто какой-нибудь невероятно талантливый художник написал шедевр поверх прямо обычных уличных граффити на стене. Том даже дышать забыл - не то что поздороваться в ответ. Только смотрел и смотрел, как Сай проходит мимо и идёт к своему месту. Сердце билось в груди гулко и часто, и Том совершенно перестал слышать, что говорят вокруг. В этот момент он вдруг подумал, что перчаток было мало: теперь ему захотелось подарить Саю что-нибудь ещё. Да он бы, пожалуй, Луну постарался с неба достать, если бы Сай попросил!..

Это ведь ради него он так нарядился, да? Ну, конечно, ради него, ради кого же ещё (тут Том мысленно ревниво составил список возможных кандидатов: этот слишком часто у Сая списывал, та - больно уж интересовалась его альбинизмом, этот - подсел к нему недавно на перемене), а значит - Сай хотел ему понравиться. Да! Точно! Ведь хотел же? Или... или он просто опять принимал желаемое за действительное. Ох! А может быть, Сай оделся так для себя: потому что Том открыл ему глаза на то, какой он всё-таки красивый и как идёт ему этот цвет. Такая версия Тома тоже вполне устраивала, если подумать: Сай заслуживал внимания. Сай заслуживал купаться в лучах обожания со стороны других людей, и Том готов был первым броситься валяться у него в ногах, забрасывая цветами и стихами, сочиняемыми бессонными ночами при свечах.
- Вольски, отомри! - кто-то насмешливо пихнул его локтем, и только тогда Том осознал, что так и стоит столбом с глупым видом, будто его ударили по голове тяжёлым мешком с кокаином. Он оглянулся: один из его приятелей с любопытством его разглядывал. - Что, неужели на ботаника запал?
Приятель заржал: это казалось ему хорошей шуткой. Том вспыхнул снова, на автомате отшутился в ответ, что, мол, не надо ревновать, его хватит на всех. Похоже, никто ничего не заподозрил: реплики Тома вообще не принято было воспринимать всерьёз.
Вплоть до второго звонка Том продолжал болтать в своём кругу, всеми силами стараясь не оборачиваться к парте Сая. Если тот увидит, что он наблюдает за его реакцией на подарок, то это же мгновенно разрушит всю интригу! От этой сладкой пытки ожиданием его спас появившийся в классе учитель - все разошлись по своим местам.

Том прошёл мимо парты не глядя, уселся за своё любимое место у дальнего окна и, открыв тетрадь, бездумно уставился на белый лист, даже не думая записывать за учителем. С пустой страницы ему улыбался воображаемый Сай в красном жакете, и Том мечтательно улыбался ему в ответ.
- Мне кажется, - шёпотом пробормотал он себе под нос, подпирая голову ладонью и вырисовывая на полях в тетради самолёты с транспарантами, на которых были одни только восклицательные и вопросительные знаки. - Я стал жертвой ограбления. У меня украли моё бедное сердечко, офицер. Можете его не возвращать.
Фразу он вычитал где-то на просторах интернета, и теперь нашёл её как нельзя лучше подходящей к случаю. Он ждал перемены, чтобы подойти к Саю и попробовать эдак словно бы невзначай выяснить, понравился ли ему подарок.

+1

5

Коробку с элегантной, без излишеств перевязью он заметил сразу. Сердец пропустило пару ударов и тут же зачастило. В голову ударила кровь, и без того шумевшая там от количества доставшегося ему разом внимания: класс после продолжительной паузы первого офига, взорвался шумом бурного обсуждения. Сай под шумок задвинул коробочку поглубже, чтобы никто не заметил только для него одного предназначенный подарок. Ну, логикой он обделен никогда не был, и предположить, что кто-то еще кроме Тома, захотел бы тут ему что-то подарить, он бы попросту не додумался. Это точно Вольски - слишком нарочито делает вид, что не обратил внимания на Сая, когда тот вновь посмотрел на него. Это вызвало отчего-то улыбку, это почему-то понравилось. Они оба так усердно делали вид, что не особо общаются, хотя теперь Сай подходил к компаниям Вольски слишком часто чтобы это не стало заметно, что это уже сто процентов вызвало тонну обсуждений и предположений в классе. Он их слышал иногда, иногда слушал, а иногда его самого напрямую спрашивали об этом.
Сейчас, впрочем, пришлось перевести взгляд с Тома, казалось, глядящего на него самого затылком, на вдруг окруживших его девчонок. Большинство хвалили сочетание цветов, чем вызывали неизменный румянец на скулах альбиноса, остальные или просто внимательно и тщательно разглядывали "поближе", или спрашивали, где прикупил такую вещь и не сходить ли им всем на шоппинг. Одна робко спросила совета на счет задачи по химии: Сай радостно переключился н ато, что ему было понятно и близко, как умел терпеливо объяснил темнокожей девушке, никогда вроде не тянувшейся к знаниям, где у нее в домашке ошибка и почему не сходится с ответом в учебнике. Пока объяснял, прозвенел звонок и появился учитель - он с досадой глянул на упаковку, неловко тронул свисавшую с края полочки ленту, открыл учебник на нужной странице.
Нет, это просто невозможно! Минуты длятся целую вечность - он просто не выдержит! Поерзав на своем месте, он, все же, убрал коробку во внутренний карман жакета и поднял руку.
- Извините, мистер Брэдфорд, я могу выйти? Очень надо… - врать он не умел, поэтому смущенно опустил взгляд, надеясь, что учитель не станет допытываться.
- Весьма необычно для тебя, Пхен. Но иди. Постарайся не задерживаться. Итак, кто сможет нам у доски пояснить суть катализаторов? С примерами, естественно...
Далее Сай уже не слышал, потому что быстро-быстро шел в туалет, волнуясь, как будто перед вступительным экзаменом. Лишь в запертой кабинке он аккуратно вытащил белоснежную коробку из кармана и залюбовался контрастом цветов. Аккуратно развязал ленту и, наконец, открыл подарок.
С минуту он разглядывал черную тонкую кожу, глазам своим не веря - тончайшая, искусно выделанная, скромные, но очень уместный рисунок-тиснение по краю…
- Сумасшедший… - тихо прошептал он с улыбкой и зажмурился, чтобы не поддаться чувствам - еще не хватало тут расплакаться от нахлынувшего острого чувства благодарности и просто восторга от подарка. Никто и никогда не дарил ему настолько нужную, красивую и дорогую вещь. Что-то внутри на секунду запротестовало: мол, это слишком дорогой подарок для него, - но он был бы последней неблагодарной сволочью, отклони он его. Ведь никто в их классе не был богат, а значит, Вольски точно подрабатывал, чтобы купить эту вещь. Сай лишь растроганно шмыгнул носом и достал перчатки из коробки.
Мягкая тонкая кожа была настолько приятна, что не верилось, что такое может создать человек. Аккуратно надевая их, парень уже знал, что снимать их не захочется вовсе, а внутренняя поверхность была едва заметно бархатной. Мечта кинестетика. Кореец уже было убрал атласную ленту в коробку, но потом передумал и повязал ее на запястье правой руки в виде браслета, два кончика после узла остались свисать на тыльной стороне перчатки. Самое удивительное в последних было то, что сквозь тонкую кожу Сай почти не ощущал разницы с тем, как ощущались предметы вокруг. Ну да, естественно, он не сможет различить разницу в плотности разного вида шелка, например, но точно отличит шелк от ткани его собственного жакета. Вновь убрав коробку от подарка, уже пустую, в карман, он пошел обратно в класс, очень надеясь, что не выглядит ошалевшим от счастья идиотом.
- Рад, что у тебе полегчало, Пхен, но мог бы и побыстрее, - видимо, выглядит, так как учитель посмотрел на него с явным неодобрением. - Садитесь уже на свое место. Продолжим. Итак, применение катализаторов в промышленности очень...
И все равно это не испортило настроения. Он прошел к своему месту, попутно насколько это было возможно благодарно посмотрел на Тома, сел за парту и попытался сосредоточиться на уроке все равно то и дело любуясь перчатками на своих руках.
Лишь когда прозвенел звонок на обеденный перерыв, он смог в итоге встретиться с Вольски - до этого его или просил остаться учитель, чтобы разобрать сложные задания на грядущей олимпиаде, то вызывали в медпункт, так как внезапно обнаружили, что, видите ли, у него не проставлена прививка от дифтерии. Укол несколько подпортил почти радужное настроение, но он все равно обрадовано оторвался от меланхоличного пережевывания рамена из своего ланчбокса, когда на крыше школы появился Том. В принципе, того вроде бы звали обедать друзья, поэтому Сай логично решил, что может поблагодарить его и после уроков. Но, раз уж он здесь…
- С...спасибо, Том. Они такие красивые и так хорошо сидят, что у меня слов нет. Правда.
Язык не повернулся говорить ему нелепую банальность про "не стоило так тратиться", вместо этого, сидевший на скамейке Сай вдруг взял Тома за руку и потянул его к себе, чтобы тот сел рядом. И, черт дери, сквозь перчатку он прикоснулся к другому человеку вообще без проблем, не чувствуя привычного страха или легкой брезгливости. Прикоснулся и сам удивился, что это даже… приятно? Ну, по крайней мере, просто держать кого-то за руку, впрочем, вдруг подумав, что выглядит это наверняка крайне по-дурацки - и отпустил.
- Где твой обед?

+1

6

[AVA]http://i.imgur.com/YaZzWS2.png[/AVA]
Тому казалось, что где-то внутри него невидимые маленькие человечки во имя каких-то неизвестных богов, свобод и лозунгов напичкали его сверху доверху динамитом - и принялись поджигать один за другим фитили. Проще говоря, он чувствовал, что готов был вот-вот взорваться.
Когда Сай вдруг отпросился на уроке в туалет, Том едва не подпрыгнул на месте - он уже открыл рот, чтобы тут же попроситься следом, и только каким-то чудом понял в последний момент, насколько же палевно это будет с его стороны. Да и учитель не отпустит: когда Том отпрашивался с урока, он чаще всего не возвращался. Среди преподавательского состава не без оснований ходило мнение, что Том готов использовать буквально любой предлог, чтобы откосить от занятий.
Он весь извёлся, ожидая, пока Сай вернётся, и изгрыз весь карандаш, пытаясь представить его лицо, когда Сай откроет подарок - он ничуть не сомневался, что вышел из класса Сай именно для этого. До чего же жаль, что нет возможности посмотреть на его реакцию в этот момент! Тому казалось, что ещё немного, и он сам сбежит, не спрашивая у мистера Брэдфорда разрешения - невозможно, ну невозможно же терпеть эту неизвестность!..
Зато, когда Сай вернулся, перчатки уже были на нём. Том застыл на месте, поймав его взгляд, и ощутил, как снова неумолимо краснеет. В голове стало абсолютно пусто - и очень легко. Он расплылся в улыбке, которую даже не думал прятать, проследил за тем, как Сай садится на своё место, и принялся тщательно заполнять тетрадь нарисованными сердечками, потеряв всякий интерес к катализаторам: в его организме происходили собственные химические реакции, взрывающиеся в мозгу фонтаном эндорфинов, и в его мире всё было абсолютно прекрасно.
Его подарок приняли! Его подарок понравился! Его подарок пригодился! Чего ещё можно было желать от этой жизни?

Впрочем - ладно, кое-какие желания у него ещё оставались. Например, чтобы Сая перестали наконец отвлекать, и он смог с ним поговорить. Если Сай надел перчатки - это ещё не значило, что Том не хотел получить словесное подтверждение: ему жизненно важно было знать, что подарок и впрямь пришёлся ему по душе.
Возможность пообщаться, к его досаде, выпала только в обед - хорошо ещё, что не в конце дня, иначе Том бы и правда взорвался от нетерпения. Он отмахнулся от приятелей, которые, как всегда, звали его в свою компанию, и направился прямиком к Саю, намереваясь "невзначай" поинтересоваться, мол - "а что это за новые перчаточки у тебя, дружище, и откуда они взялись?"
- Привет, неуловимый!
И - даже спросить ничего не успел: Сай сказал всё сам. Улыбка Тома в одно мгновение стала такой широкой и довольной, что вызывала серьёзные опасения насчёт того, как бы у него не треснуло лицо. Он тут же напрочь забыл о конспирации. Шпионская миссия была провалена ещё в самом начале, и его это уже ничуть не волновало.
- А! Я рад, что нравятся! Тебе очень идёт!

И тут Сай взял его за руку. Сам. Взял. Добровольно. За руку. Взял. Вот так просто. У Тома в мозгу немедленно случилось короткое замыкание, и, усевшись на скамейку, он подумал, что, наверное, сейчас от него полетят во все стороны искры. Пустота в голове наполнилась жаром.
- Какой обед? - спросил он рассеянно, забыв обо всём на свете. Потом поймал себя на том, что пялится на руку Сая, которую тот у него, к огромному сожалению, успел уже отнять, и заставил себя поднять взгляд на его лицо. Моргнул, приходя в себя. - А, обед! Не захватил сегодня. Ничего, перехвачу что-нибудь по пути домой!
Он постарался звучать как можно более непринуждённо: денег на обед у него после покупки перчаток попросту не было, и он рассчитывал - как делал очень много раз, оказываясь на мели - угоститься чем-нибудь у друзей, собрав с миру по нитке на полноценный перекус. Обычно ему мало кто мог отказать, когда он напрашивался на угощение - это он умел хорошо. Но сегодня он решил, что еда - дело преходящее, а посидеть с Саем вот так - бесценно. Да и что там - еда? Так, топливо для жалкого вместилища его мощного духа! А душе было достаточно пищи эмоциональной. И вообще, влюблённые - они по умолчанию не голодают, они влюблены, и больше ничего им не нужно.
Правда, желудок с ним, кажется, был не согласен.

+1

7

И опять, как дурак, он пялится на открытую улыбку Вольски. Поймав себя на этом, он смутился. Том вообще, надо сказать, обладал талантом смущать, даже, казалось бы, простыми словами, но сказанными искренне. Или это только с ним такое?
- Ну, пожалуй, я теперь буду носить их всегда, это удобно... к тому же черный цвет предполагает то, что они подойдут почти ко всем моим вещам. У тебя отличный вкус, - хотел скзаать "Вольски, но сказал иное, - Том.
А вот на небрежно брошенное замечание про обед Сай нахмурился, поджав губы. Вздохнул, когда желудок друга подтвердил его слабую загадку, обернув ее в уверенность - Том все еще не обедал. Возможно даже и позавтракать забыл. Половину Пхен уже съел, но в ланчбоксе оставалось еще достаточно для парня рядом, чтобы тот хотя бы перекусил. Оставались сомнения, будет ли тот есть довольно острую для европейца корейскую лапшу, но, вздохнув, взял одноразовые деревянные палочки поперек ладоней, поблагодарил за еду и тут же ловко намотал на кончики палочек порцию лапши. Аккуратно оставил так и передал бокс Тому.
- Только попробуй отказаться, - в некоторых моментах при всей своей внешней мягкости, Сай умел нажать если не делом, то твердостью сказанного слова точно. И взглядом. К тому же, если подумать, сытость уже приходила - правду ведь мудрые говорят, что голод отступает перед временем. Стоит лишь подождать, и этого достаточно, чтобы не объедаться. Отдав половину обеда Тому, он достал свой небольшой термос и налил в кружку-кружку зеленый чай, заваренный дома и сохранивший тепло. Понаблюдал, чуть не прыснув смешком в жидкость, за тем, как пытается справиться с палочками друг, и в итоге отставив напиток и термос, покачал головой. В следующее мгновение он уже забрал у Тома ланчбокс с лапшой и палочки.
- Их не надо зажимать так сильно. Вот, видишь? То, что ты суши ловко отправляешь ими в рот, не значит, что лапша также легко тебе сдаст позиции. Вот, видишь? наматывай на кончики, затем просто подхватывай этот "бублик", - он продемонстрировал и ловко поднес получившуюся порцию палочками к губам Тома.
На него он старался не смотреть, чтобы не смутиться больше, чем есть - он и так будто неправильно себя вел с парнем. По крайней мере, совершенно нетипично для себя, но Том, к радости самого Сая (и тоже внезапной, кстати), вроде бы не был недоволен тем, что происходит. альбинос вообще никогда не задумывался, нужен ли кому-то. Как-то так исторически сложилось, что он всегда был один, даже при, вроде бы любимых и любящих родителях. Даже они его несколько сторонились и заботились лишь в меру своих сил, возможностей и воспитания. Впрочем, последнее было весьма посредственным, сам Сай иногда даже и стыдился их - то, что мать едва читать умеет, само за себя говорило, думается. Все же, не зря они живут в одном из самых неблагополучных районов города. Про одноклассников и говорить нечего - он либо был для них бледной тенью самого себя, никем не замечаемой (иногда намеренно), либо объектом для насмешек, в любом случае выпадавшем за круг их интересов и общения ежедневного, регулярного. И тем удивительнее были по контрасту перемены, которые принесло общение с Томасом. Тот не делал вид, что ему интересно присутствие Сая рядом и общение с ним. Ему действительно было интересно, Сай знал это точно, ведь в его распоряжении была его способность, пусть он и очент тщательно старался ею не пользоваться в отношении Тома - это было будто бы не слишком честно по отношению к новому (и единственному) другу. С другой стороны, ненамеренные вспышки чужих мыслей прорывались поневоле - слишком неопытен был в этом Сай, и слишком сильными, напористыми, что ли, мысли Вольски.
В общем, то, что он кормит Вольски сейчас фактически с рук, смущало, слишком сильно волновало (вплоть до подрагивавших кончиков палочек) и не давало мыслить адекватно.
- Эммм... дальше сам с-справишься? - вернулось заикание. Плохой признак - значит, из обычного своего равновесия он, все же, выпал. Значит то, что ему вдруг стало так жарко, стоило лишь задержать взгляд на блестевших от соуса губ Тома, не просто обычная попытка организма отстраниться. Наоборот - он испугался желания вытереть ему рот самолично.
Потом просто протянул салфетку, отведя взгляд от лица Вольски. Особенно от его губ. Поправил алый жакет и вновь взялся за "чашку" с чаем. Он ни разу ни с кем не обедал вместе до того, как Том решил с ним познакомиться. И все еще недоумевал, почему столь разным людям вместе есть, о чем поговорить и есть, о чем помолчать.

+1

8

[AVA]http://i.imgur.com/YaZzWS2.png[/AVA]
Значит, Сай считал, что у него хороший вкус. Том аж зарделся от удовольствия: ещё бы! Живое подтверждение его вкуса - вот, рядом сидит, в перчаточках этих. Тем более, что перчатки Саю и правда идут.
- Спасибо, - он чуть наклонил голову, с трудом отрывая взгляд от лица Сая. - Я просто... подумал, что тебе они пригодятся. Мне хотелось сделать тебе приятное.
День сразу сделался каким-то немыслимо замечательным. И ещё замечательнее он стал, когда Сай вдруг вручил ему свою коробку с обедом, явно намекая, что можно угощаться. Том вопросительно на него уставился: его своеобразный кодекс чести гласил, что клянчить еду у объекта воздыхания ещё до того, как объект осознает, что за ним ухаживают, - моветон, если только собственно ухаживания не были затеяны изначально как раз ради бесплатной кормёжки (а у Тома бывало и такое, в основном, когда он был помладше). Но тот же кодекс гласил, что ни в коем случае нельзя отказываться от какого-нибудь ништяка, если человек предлагает его сам, добровольно - а то ведь может больше и не предложить.
Что ж. Отказываться от него и не требовалось. Настойчивый Сай вызвал у него неожиданно бурный прилив умиления пополам с благодарностью, и Том подумал: чёрт возьми, да неужели этого человека можно любить ещё больше?
- Нет-нет, мой повелитель, - пропищал он тоненьким голоском, в шутливом испуге вскинув руки (постаравшись при этом не столкнуть ланчбокс с колен). - Что вы! Ваш верный раб и не думал вас прогневить отказом! - и потом повторил уже нормальным тоном: - Спасибо. Ты мой спаситель.
Довольно хмыкнув, он принялся за еду. Ну... как принялся. То, что было намотано Саем на палочки заранее, он проглотил почти сразу, - пока тот не передумал отбирать у него это восхитительное угощение, пришедшееся так кстати, - а вот с остальной лапшой возникли кое-какие технические трудности. Палочки были коварны и мятежны, и захватывать для него лапшу напрочь отказывались: то ли из-за того, что лапша сама по себе была гораздо более скользкой, чем те самые суши, с которыми он уже наловчился за кучу свиданий, то ли из-за Сая, сидевшего рядом - так близко! - и наблюдавшего за ним со снисходительностью учителя, следящего, как справится с заданием его юный ученик.
Интересно, подумал он, будет ли это считаться приемлемым, если он начнёт жрать эту чёртову лапшу руками? В конце концов, руки ведь всегда можно потом помыть или хотя бы вытереть, верно?
Но прежде, чем эта светлая мысль успела сформироваться окончательно, Сай показал ему мастер-класс.
И поднёс палочки прямо к его рту.

Том посмотрел на него. Что-то неуловимое витало в этот момент в воздухе. Он почувствовал всё те же невидимые искры, как и при соприкосновении их рук чуть раньше - только на этот раз искры не были вызваны замыканием в его черепной коробке. Напротив: на мгновение мир вокруг стал каким-то удивительно ясным и отчётливым. У Тома покраснели кончики ушей. Его улыбка изменилась: вот только что он был счастливым идиотом с палочками в руках - а вот он вдруг стал выглядеть как-то неожиданно... взрослее. Словно ему была известна некая тайна. Вряд ли он сам осознавал перемену в собственном лице: это получилось как-то само собой.
Продолжая глядеть на Сая из-под полуопущенных век с этой дразнящей улыбкой, он открыл рот и позволил "бублику" лапши достигнуть места назначения. Ни о чём таком он в этот момент не думал, но выглядело это невинное действие отчего-то почти неприлично.
Затем он - так же неосознанно - облизнулся, чтобы ни капли соуса не пропало, взял у Сая салфетку, задержав прикосновение на секунду дольше положенного, и чуть промокнул рот. Всё это - глядя Саю в глаза.
- Вкусно, - мурлыкнул он тихо, и его голос будто сделался чуточку ниже. Потом посмотрел на палочки. На Сая. Облизнул уголки губ повторно. На этой крыше весной всегда так жарко?- Ммм. Я не уверен. Покажешь ещё раз? Ну, чтобы это. Лучше запомнилось.
Он понимал, что палится, причём палится нещадно, что он сдал себя с потрохами - но ничего не мог с собой поделать. Кроме того, то, как Сай пах,то, как Сай смущался и отводил взгляд, то, как у него чуть заметно дрожали палочки в руке - это позволяло надеяться, что... ну, может быть, что и Саю и самому не слишком неприятно будет узнать, что чувствует к нему Том?

Однако развить мысль ему не удалось. Их накрыла чья-то тень, и голос Майка (того самого футболиста, с которого и началось их недавнее близкое знакомство - была в этом некая ирония) произнёс у них над головами:
- Воркуете, голубки? А я и не знал, что ты пидор, Вольски.
Том хмуро повернулся к нему. За Майком, ухмыляясь, стояли его приятели, такие же дуболомы.
- А я и не знал, что ты опять ищешь, к кому бы доебаться, Майк, - отозвался он с досадой. Как же не вовремя этот придурок их прервал. - Иди гуляй мимо, будь добр, а?
Никуда тот, конечно же, не ушёл: его прищуренные маленькие глазки продолжали с отвращением разглядывать их обоих. Среди его приятелей раздались смешки: они предвкушали развлечение.
- А что, свидание вам порчу, любовнички? Ну, Вольски, эта твоя новая подружка какая-то уродливая, у предыдущих хоть сиськи были. На свалке подобрал, что ли? Кто из вас кому отсасывает в перерывах между задротством?
И эти болваны дружно загоготали, сочтя это удачной шуткой. Краска бросилась Тому в лицо. Не глядя, он вручил ланчбокс обратно Саю и вскочил со скамейки, сжимая кулаки.
- Слышишь, ты, обезьяна бритая, - прошипел он с неожиданной для самого себя злостью. - Это мамашу твою на свалке подобрали, когда обрюхатили тобой. По-хорошему говорю: иди, куда шёл, и не лезь не в своё дело. А то знаешь, сладкий, - он едко ухмыльнулся, - я ведь могу решить, что это ты так меня ревнуешь. Или, может, Сая? На кого из нас ты запал, громила, и кто разбил твоё большое хрупкое сердечко? Может, тебе стоит поговорить об этом с Келли? Ах, да! Забыл: она же тебя бросила! Не смогла ужиться с твоей бычьей харизмой?
Майк, побелев от ярости, схватил его за шиворот и ощутимо встряхнул.
- Ты, блядь, могилу себе роешь, уёбок, ты понимаешь?
Том только улыбнулся с вызовом, глядя ему в лицо. Он ощущал себя достаточно взбешённым, чтобы рискнуть. Он прищурился и толкнул Майка в грудь.
- Ах, как страшно. Сейчас обделаюсь. Видишь, аж поджилки трясутся? Повторяю для глухих и недоразвитых: проваливай, тупое ты бревно!
Майк зарычал.
И тогда предсказуемо завязалась драка.

К счастью, какой-то куривший на крыше учитель успел вовремя растащить их - они обменялись едва ли парочкой ударов. Причём оттаскивать, что интересно, учителю пришлось именно Тома: тот не был поклонником драк, но если уж входил в раж, то вцеплялся в противника не на шутку.
Поднявшийся на крыше переполох быстро затих. Майк ушёл первым. Перед тем, как скрыться на лестнице вместе со своими дружками, он плюнул в сторону Тома и процедил сквозь зубы:
- Мы не закончили. Ты труп, Вольски. Ты труп.
Том, проводив его разъярённым взглядом, ничего не ответил. Только когда Майк наконец ушёл, он выпрямился, начиная успокаиваться, и огляделся в поисках Сая.

+1


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Разное » "Ах, если бы, ах, если бы..." - эпизод II: Новая Надежда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC