За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешбэк » [20.05.13] Ночной бит


[20.05.13] Ночной бит

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Дата и время:
20 мая 2013, ночь.
Место:
Ночной клуб "Империя".
Участники:
Кира Калинина, Мэттью Фокс.
Описание:
Так или иначе отдыхать нужно всем, будь ты хоть генетиком, хоть вором, хоть студентом колледжа. Каждому иногда нужна ночь, разговоры которой будут полностью перекрыты бодрым битом из динамиков ночного клуба. Если только его не перекроет что-то более громкое.

Отредактировано Мэттью Фокс (2017-06-16 17:01:38)

0

2

Ночь — это хорошо. Фоксу всегда казалось, что люди "фонят", когда бодрствуют, поэтому днём, даже если ты сидишь один в квартире с звукоизолирующими стеклопакетами, тебе всё равно шумно. Потому что снаружи люди, они бодрствуют и распространяют какой-то дополнительный неслышимый шум, этакое испорченное радио для мозга, которое давит своим шипением на нервы. А ночью, когда большинство спит, наконец, становится тихо. И звуки обретают чёткость, объем, обособленность. И можно даже слышать собственные мысли. Может быть, поэтому Фокс — "сова": лунатит почти до рассвета, а потом полдня обнимается с подушкой.
Как бы там ни было, эта ночь — не такая, сегодня он не искал тишины, даже наоборот. Поэтому он и сидел за барной стойкой в «Империи», лицом к танцполу, без стеснения разглядывая многочисленных девушек, отдававших силы музыке, льющейся, казалось, ото всюду. Не то, чтобы он их друг от друга как-то особо отличал, они были все довольно похожи одна на другую: минимально прикрывающие тело одежды, высокие каблуки, пальцы, тяготеющие к волосам — должно быть, так танец должен казаться более соблазнительным. Словом, они действительно все были как под копирку, разница — минимальна.
Мэтт сделал глоток виски из своего стакана, встал и пошёл в гущу извивающихся тел — к той, которая отвлеклась на секунду от самозабвенной тряски под музыку и посмотрела ему в глаза. Вполне определённый сигнал, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы истолковать его верно: девочка не против, и даже очень за, осталось пригласить выпить, а дальше уже всё предсказуемо.
Чтобы не потерять её в стаде остальных "антилоп", Фокс поддерживал зрительный контакт, поэтому ничего удивительного, что пройдя треть пути он буквально налетел на кого-то и — вуаля, теперь та девушка снова стала неотличима среди танцующих.
«Сорвалась».
Фокс раздражённо поднёс рокс с виски к губам, но и тут разочарование: пусто. И только теперь он перевёл взгляд на препятствие — девушка, кстати, миловидная. С его утраченным виски в виде мокрого пятна на груди. Впрочем, конкретно груди он бы всё простил, даже виски. И хотя он не мог бы с уверенностью сказать, он ли на неё налетел, или это девушка в него вписалась, для него было очевидно — виновата она. В столкновении, в пустоте его стакана и в том, что секс откладывается.
Очки купи, — проворчал он, не заботясь особо, услышит ли она, или громкая музыка заглушит слова, и развернулся в сторону барной стойки — надо обновить напиток.

+2

3

Гулять так гулять! У Киры выходные, которые можно назвать  настоящими выходными, случались редко, и в такие дни она готова была испить всю полученную свободу до дна, без остатка. Девушка уже давно запланировала посещение этого ночного увеселительного заведения, и ничто не могло ей помешать.
Кира веселилась. Ей  хотелось какого-нибудь необременительного приключения. Любое приключение начинается одинаково, а  вот продолжение может быть очень и очень разным. Каждый раз с неповторимым привкусом. Просто секс без обязательств, как способ расслабиться и получить удовольствие. Осталось лишь выбрать того,  с кем сегодня девушка отправится приключаться. Ну да, как любой, заточенный под исследовательскую и экспериментальную деятельность, человек, девушка подсознательно задала себе вопросы: c кем, где, когда и как?
Да хотя бы тот пухлый, невообразимо миловидный парнишка с банкой пива в руке. Прямо в кабинке туалета. Кира доминирует. Быстро, жестко, чтобы не дать опомнится этому рыжему пончику. Или, вот, молодой восточный мужчина. Настоящий  породистый  арабский жеребчик. Верхние пуговицы на рубашке соблазнительно расстегнуты, обнажая сексуальную растительность на груди. С таким бы Кира пошла куда дальше, чем в комнату гигиены...
Девушка ощущала себя самкой ягуара, которая вышла на охоту в брачный период. Хищницей из той породы, которые сами выбирают себе партнеров для спаривания. Она отбросила условности, необходимые в работе и в быту. Это у себя в лаборатории Кира была собранным,  упоротым и жутко работоспособным трудоголиком, способным забыть о еде и отдыхе. Сейчас ей хотелось другой усталости. Здесь она ощущала себя расслабленной, умиротворенной и свободной.
Она ценила комфорт выше, чем рамки определенных стандартов. Каблуки -невысокие и устойчивые, макияж - лишь немного ярче дневного, платье - не в облипку, а просто красиво облегающее фигуру. Подчеркивает, что надо, скрывает, что не надо. И распущенные в творческом беспорядке волосы.
Изящно виляя бедрами, Кира двинулась от танцпола к стойке бара. Сейчас она накатит пять капель и пойдет в курилку. Не то, чтобы девушка была сильно зависима от  никотина. Но тонкая сигарета в тонких, слегка подрагивающих, почти прозрачных пальцах, для кого-то является фетишем. Она это тоже учитывала, начиная  свою ночь приключений.
"Блять!"
Кем было это чудо, опрокинувшее на нее содержимое своего бокала? В полумраке клуба, в мерцающем огнями неверном свете, определить масштаб неприятности не представлялось возможным. Пятно расплывалось от выреза груди и ниже, и легкая ткань уже неприятно липла к телу.
- Криворучка, - мимоходом бросила Кира, протискиваясь к стойке.   - Коктейль"Лонг Айленд",  пожалуйста. -  коротко кивнула она бармену,  усаживаясь на стул.
Кира не любила эту высокую барную мебель. Она не умела красиво сидеть на ней так, чтобы коленки сообразительно торчали в нужном направлении. Но после долгих танцев ей категорически сильно хотелось прижать задницу. Дожидаясь своего заказа, девушка с неприкрытым любопытством разглядывала посетителей.
Упс... Криворукое, но молодое и приятное глазу чудо оказалось рядом с нею, по левую руку.

+1

4

Стукнув донышком рокса по барной стойке и разочарованно отметив, что оба бармена заняты, Фокс махнул рукой, привлекая внимание одного из них, убедился, что был замечен, и в ожидании своей очереди начал оглядываться по сторонам, высматривая новую добычу. На танцполе заметить что-нибудь поинтереснее было бы проще, девушки у стойки почему-то обычно бывали менее прелестны, но, впрочем, более податливы. Однако слева от него что-то шептали (наверно, всё-таки не шептали, а кричали, чтобы собеседник хоть что-то услышал) друг другу на уши двое «нежных», как их именовал Фокс, а женщина прямо за ними выпила достаточно, чтобы уже не привлекать, а скорее отталкивать. Справа же… справа в него вперилась пара светлых глаз давешнего препятствия. Фокс, привыкший в случае «гляделок» не отводить взгляд, безотчётно уставился девушке в глаза в ответ. Ему показалось, что она, в общем-то, рассматривает его скорее как какой-то новый предмет интерьера, и это было забавно, учитывая, что пару минут назад именно так он рассматривал людей на танцполе — как отстранённый наблюдатель, не вовлечённый в происходящее. Как учёный, выбирающий одну из лабораторных мышей в клетке. Раньше, чем он успел осознать эту мгновенную цепочку мыслей, Мэтт рефлекторно чуть склонился к ней и крикнул, пытаясь быть для слуха девушки хоть на толику громче музыки:
Что? — а выпрямившись обратно, сообразил, что не знает, зачем вообще с ней заговорил. Но ему всё же было немного интересно, зачем она пошла за ним к бару (она ведь явно пошла за ним, иначе могла ли она оказаться стоящей здесь вплотную к нему и разглядывающей его?) и чего так пялится. Разумеется, это был лишь сиюминутный интерес, но даже такие интересы должны быть удовлетворены. В конце концов, она симпатичная, так что почему бы ему не потратить немного своего внимания на неё, тем более, что ему всё равно ждать своего виски. При этой мысли он мельком глянул на стакан и чуть стукнул донышком о стойку ещё раз, возвращая внимание девушке, ожидая какого-нибудь ответа, раз уж он случайно задал вопрос.
Тем временем Фокс, теперь имея возможность разглядеть её немного лучше, скользнул по девушке взглядом сверху вниз и обратно, оценивая то, что выхватывали пляшущие цветные круги клубного освещения и вспышки стробоскопа. Цветов, конечно, толком не разобрать, зато формы — пожалуйста. И формы эти ему были по вкусу. Грудь, кажется, великовата, а платье наутро не скроет пунцовых следов его зубов на коже, но сегодня какой-то вечер удручающего безрыбья, поэтому это были лишь придирки.
Фокс оборвал мысль, чтобы не делить шкуру неубитого медведя, но, впрочем, уголки губ чуть тронула улыбка — вечер ещё далеко не потерян.

Отредактировано Мэттью Фокс (2017-06-19 18:07:41)

+2

5

Глаза в глаза, взгляд во взгляд. Кажется, Кира-охотница подцепила добычу. Жаль, конечно, если сейчас всё сорвется, рыбка, в общем-то, ничего. Очень даже ничего. Как там говорил ее отец - заядлый рыбак? Подсекаем медленно, осторожно, но уверенно. И улыбаемся, улыбаемся, улыбаемся...
- Что? Да ничего особенного. Выпить надо... - Кира повысила голос, чтобы сидящий слева мужчина расслышал ее. Придвинулась к нему, ровно настолько, чтобы рассмотреть в полной мере, не теряя визуального контакта, и при этом не показаться слишком навязчивой и доступной. Холодный аромат известной парфюмерной линии окутывал Киру облаком флера. Совсем легкий, смешанный с едва уловимым запахом вишневых сигарет и алкоголя.
Появившийся бармен с заказанным "Лонг-Айлендом" ненадолго пресек затянувшуюся игру в гляделки. Калинина не любила быть обязанной кому-то и ждать, когда кто-то надумает сделать ей реверанс в виде оплаты коктейля или другой мелочи. Девушка, расплатившись, взяла коктейль и поднесла на свет бокал, любуясь, как в его мерцающей глубине медленно начинает плавиться кубик льда. Есть в этом зрелище что-то притягательное. Каждый раз, как маленькое волшебство с превращением.
- Рубашка клёвая, -девушка снова повернулась к своему неожиданному собеседнику. Снова тембр голоса повышен до тех децибеллов, чтобы реплика не потонула в прочих звуках. - Цвет бодрый.
И не важно, как там дела обстоят на самом деле. Иногда шмотки, это лишь досадная обманка для глаз. Зачем скрывать то, что очевидно.

+1

6

Девушка придвинулась, и её запах — какой-то цитрусово-мятный — пощекотал ноздри Мэтта. Фокс рефлекторно потер кончик носа. Запахи, он знал, имеют над ним — да и многими другими — некоторую власть: они воскрешают в памяти прошлое, вызывают отвращение, разжигают желание. Но этот был, пожалуй, одним из тех, которые просто пахнут. Досадная помеха стремительно превращалась для него в приятное дополнение, тем более приятное, что она, кажется, была в лиге повыше, чем девушки, которых он обычно цеплял в клубе.
Бармен поставил перед девушкой хайбол с напитком (она точно была лигой повыше — сама оплатила свой напиток, а не смотрела волооко на Фокса) и вопросительно глянул на Мэтта. Тот короткой последовательностью знаков дал понять, чего и сколько ему налить, и золотистая жидкость наполнила пустоту стакана. Бармен, прибрав хрустящую бумажку, испарился.
Фокс, сделав обжигающий глоток, открыл было рот, чтобы сказать девушке какой-нибудь идиотский комплимент, но та его опередила, внезапно повернувшись к нему:
Рубашка клёвая. Цвет бодрый.
Фокс рассмеялся: именно такого рода комплимент он и собирался сказать, а теперь создавалось впечатление, что это она его цепляет, а не он её. Мэтт покачал головой, мягко положил ладонь свободной правой руки на горячий локоток левой руки девушки, словно удерживал от падения, склонился к самому её уху и, уже гораздо меньше напрягая голос, прошелся горячим дыханием по её волосам:
Да у меня и футболка — отпад, тоже серая, — чуть отстранился на секунду с лукавой ухмылкой, но потом хмыкнул и, снова приблизив губы к уху собеседницы, продолжил: — Пахнешь умопомрачительно. Пойдём.
Мэтт выхватил у девушки из рук напиток, пока она не опомнилась, оставил его на стойке, а её саму потянул в сторону танцпола. Насчет запаха он не соврал, в общем-то: где-то там, у уха, шеи, виска, в её волосах запутался терпкий запах, отличный от её парфюма, и от этих чуть горьковатых ноток ему захотелось немедленно прихватить зубами тонкую кожу хрупкой шеи. И это было бы очень несвоевременно, очень рано — он бы заслуженно получил за это по щщам и остался бы опять на безрыбье. Вот почему в норме редко танцующий, Фокс поймал ладонь девушки и потянул в сторону извивающейся и дёргающейся под ритмичную музыку толпы. Оставлять даму без присмотра на милость другим ему не хотелось, но встряхнуться не мешало.
Не заходя в толпу особо далеко, Мэтт остановился, заводя руку, сжимающую женскую ладонь, чуть за спину, как бы вынуждая девушку подойти ближе. Уже начиная двигаться в такт биту, выпустил пальцы девушки из своих. Здесь, как ни странно, всё тот же свет выхватывал немного больше, чем у стойки, и Фокс не отказывал себе в удовольствии "облапать" недожертву взглядом.
Ему нужно было всего несколько минут — вытряхнуть из башки сейчас лишние фантазии: обычно девушек пугает излишний напор. С другой стороны, растягивая предвкушение, говорят, можно получить большее удовольствие. Растягивать предвкушение настолько, насколько его растягивают обычно люди, Фокс не умел: если он хотел чего-то, то хотел немедленно или, во всяком случае, как можно скорее. А сейчас он хотел её, обладательницу терпкого запаха.

Отредактировано Мэттью Фокс (2017-06-20 11:32:33)

+1

7

- Не сомневаюсь, что футболка отпад. А то, что под ней находится, так, вообще, достойно самого тщательного исследования.
Наконец, Кира  отпустила вожжи, которые держали бы её в определенных рамках в любой другой ситуации. Отпустила ситуацию на самотек, позволяя себе роскошь быть слабой, легкомысленной  и ведомой. Отдать себя в полное подчинение того, кто уведет её сегодня в ночь приключений. Она уже сделала свой выбор. Охота завершилась. Форт Нокс пал.
Девушка шагнула вслед за  незнакомцем на танцпол, легко и доверчиво протянув ему руку. Имени молодого мужчины Кира узнать даже не удосужилась. Зачем? Имя, это очень личная информация, некая привязка к человеку, задел на будущие отношения и  на будущие встречи. Ей же пока этого не хотелось. Ей хотелось другого. Подобное желание она увидела в расширенных зрачках того, с кем случайно схлестнулись их взгляды, и очень скоро сплетутся тела. Кира знала, что так и будет. Танцевать? Отлично.  Лишняя отсрочка уединения, лишние минуты ожидания, которые становятся все более острыми и  будят воображение.   И возможность в лишний раз удостовериться, что выбор сделан правильно.
Когда мужчина завел ее руку к себе за спину, она понимающе улыбнулась, не сводя с партнера лихорадочно блестящих глаз. У неё уже отпала необходимость изучать мужчину глазами. Кира перешла к следующей стадии контакта. Ухватившись  за талию незнакомца, она на секунду прижалась к нему,  ощущая  его тело сквозь одежду, вдыхая его запах, знакомясь. И рука Киры, как бы невзначай, соскользнула ниже, задержавшись на плотных, аккуратных ягодицах. Девушка, сделав вид, что засмущалась, немного отодвинулась от Фокса, и тут же была оттеснена от него каким-то нетрезвым молодчиком, который рассекал танцпол прямо, косо и по диагонали, явно в поисках далеко не горизонтальных приключений.
Кто-то толкнул в спину, волна нездорового  волнения  обогнула клуб, и Кира с неудовольствием подумала, что для такого пафосного заведения охрана уж очень нерасторопна. Она отвлеклась на мгновение,  по крайней мере ей показалось, что именно так и было, а незнакомец с приятным телом и упругой задницей оказался уже в нескольких метрах от нее.
Вот уж нет! Еще не хватало, чтобы из-за какого-то недоразумения  из-под носа увели такой ценный экземпляр.  Это было бы  обидно.
Калинина попыталась поймать взглядом взгляд незнакомца и уверенно двинулась к нему навстречу.

+1

8

Конец фразы, сказанной девушкой, Фокс не слышал, но ему было достаточно и её начала. Он почувствовал себя совершенно довольным — капкан захлопнулся, рыбка на крючке. Ведомая за руку, она не сопротивлялась, и Фокс сглотнул слюну в предвкушении, словно голодный, которому обещали угощение.
С ней всё происходило как-то неожиданно легко: в неё не требовалось вливать какие-то разноцветные коктейли, украшенные кусками фруктов и ягод, не требовалось говорить какие-то немыслимые количества слов о том, кто он и чем живёт (девушки почему-то всегда этим интересовались, как будто если он расскажет им, что он — приличнейший юноша из приличнейшей семьи, то это гарантированно обезопасит их от всего), и не требовалось уговаривать веселиться. Она не строила из себя скромницу, будучи ночью в клубе далеко не в монашеской рясе. И это отсутствие необходимости играть в ненужные социальные игры приносило Мэтту чувство лёгкости.
Девушка на мгновение притянула его, и Фокс почувствовал сквозь тонкие слои его футболки и её платья упругую грудь. Удивительно, как мало на самом деле отделяет одного человека от другого. От её волос едва уловимо снова дохнуло терпкостью, и Мэтт едва удержался от того, чтобы плюнуть на условности и предвкушения прямо здесь и сейчас. Особенно когда тонкие ловкие женские пальчики явно неслучайно задержались на его заднице. Ненадолго, впрочем: девушку оттёрли в сторону.
Фокса накрыло раздражение. Во второй раз, особенно когда всё настолько удачно складывается, позволить кому-либо помешать завершить вечер как задумано Мэтт не мог. Он нашёл девушку взглядом и с некоторой злостью стал расталкивать людей, попадавшихся на пути.
«Какого чёрта? Чтоб кто-то портил мне ночь? Да хуй там плавал… Где она?» — на секунду он упустил свою цель из виду, остановился и, обшарив в неверном прыгающем свете кусок толпы, где девушка была секунду назад, нашёл её.
«Попалась!» — ликующе пронеслось в голове, когда его пальцы сомкнулись кольцом на её запястье. К чёрту танцы. К чёрту предвкушения. Мэтт перехватил её запястье другой рукой, а освободившейся подхватил за талию, отмечая, что легко может представить и отсутствие ткани под ладонью вовсе. Он позволил себе всего на мгновение приблизить губы к её уху. На самом деле чтобы вернуть себе то, что было перебито раздражением, но всё же пробормотал:
К чёрту танцы, — едва ли обращаясь к девушке, скорее вторя собственным мыслям. А затем повёл прочь с танцпола, но не к стойке, где остались их напитки. Нет уж, их тоже к чёрту. Он повёл девушку к выходу.

Как раз в это же время чуть в стороне от выхода сунув руки в карманы куртки в тени стоял мужчина. Он оглядывал зал клуба лихорадочно блестящими глазами с некоторым удовлетворением: всё было именно так, как он и предполагал. Именно так, как Господь Всемогущий обещал ему.
Винсент с детства был набожным, и хотя жизнь у него как-то не складывалась, и жил он бедно, но каждый день он молился, прося Бога указать ему путь. Он сравнивал себя с библейским Иовом, и все свои неудачи считал происками Диавола, и продолжал верить, что Господь уготовил ему особенную судьбу.
И в самом деле однажды на Винса снизошло откровение: Господь даровал ему способность видеть истинную суть бесов, что смешались с людьми. Винс знал: бесы живут среди людей, чтобы искушать их и отвращать от Бога, и коли уж Господь даровал ему зрение, способное отличить беса от человека, Всемогущий точно желает, чтобы он, Винсент, стал его дланью карающей, чтобы он истребил столько диаволовых отродий, сколько сможет.
Винсент также понимал, что бесы сильнее его физически, он читал об этом, а значит, нечего и рассчитывать одолеть беса в рукопашной схватке. Поэтому Винс откладывал значительную часть пособия по безработице, чтобы купить пистолет. У него это заняло несколько месяцев, но вот он здесь, а пистолет приятной тяжестью оттягивает карман куртки, а бесы… вот они, склоняют людей ко греху в этом ночном притоне разврата. Их не много, но чтобы испортить бочку мёда, довольно и ложки дёгтя.
Господи, дай мне сил выполнить волю твою, — едва слышно пробормотал он себе под нос, вытягивая из кармана оружие. Он не учился стрелять, но уповал на то, что Господь направит его руку, и каждая пуля сразит беса.
Выстрел перекрыл на секунду весь шум. Затем прозвучали ещё два.

Фокс, услышав выстрел, не сразу осознал, что это вообще был за громкий звук. Прямо перед ним на пол начала оседать девушка. Точнее, она упала как мешок цемента, но для Мэтта всё происходило словно в рапиде. Он не успевал ничего осознавать, но его мышцам это и не было нужно — они жили рефлексами.
Руки дёрнули девушку, которую он вёл перед собой, назад, и, продолжая инерцию рывка, Мэтт закрыл её собой. Впрочем в следующее мгновение оба они уже двигались обратно к стойке, петляя между людей.
Ещё два хлопка — не по ним. За спиной две или три девушки завизжали почти на ультразвуке, перекрывая музыку, которая почему-то продолжала играть, словно ничего не происходило.
Ещё выстрел — и бутылка за барменом лопнула, как и зеркало позади неё. Бармен рефлекторно присел, скрывшись за стойкой, до которой, наконец, добрались и Фокс с его до сих пор не состоявшимся лучшим украшением ночи. Мэтт, не теряя времени, сел рывком на стойку, подхватил девушку — и чего он всё ещё её тащил за собой? Самому бы свалить отсюда — и усадил на стойку рядом с собой.
И в этот момент он увидел стрелявшего. Тот смотрел прямо на него, на Фокса, как-то нездорово ухмыляясь, торжественно, как будто наконец-то нашёл того, кто удавил его котёнка. Но Мэтт видел этого человека впервые и ничьих котят не убивал, поэтому это привело его в некоторое замешательство, которое он мгновением позже отбросил, потому что мужчина взметнул пистолет, и дуло его указывало прямо на Фокса. Никто почему-то не пытался ни повалить мужчину, ни отобрать у него пушку. И музыка, она всё так же играла.
Одновременно с новым хлопком Фокс нырнул спиной назад на манер глубоководников, утягивая за собой вниз и девушку. По плечу коротко чиркнуло горячим, а на полках со спиртным лопнула ещё одна бутылка.
Надо было выбираться.

Отредактировано Мэттью Фокс (2017-06-20 19:25:13)

+2

9

Теплые браслеты из сомкнутых на запястьях пальцев незнакомца захлопнулись незаметно, но быстро, отрезая Кире путь к отступлению. В ответ на слова мужчины она кивнула, тоже понимая, что клуб себя исчерпал. В нем все в один момент стало бессмысленным  и душным, ненужным и фальшивым. Он выполнил свою миссию сафари для двух одиночек, которые, через очень короткое время перестанут быть одинокими.
Но Калинина не была бы собой, если бы ее мозг был даже в подобные секунды полностью одурманен той биохимией, которая строит внутри организма длинные и сложные цепочки, ведущие к влечению.
"  Так, презервативы. Есть ли у него презервативы..." Кира на миг сильно озаботилась этим животрепещущим вопросом, и открыла было рот, чтобы задать его напрямую. Но именно в этот самый момент время оборвало свой линейный бег и стало изменять свою линейность, втянутое в круговорот событий.
Кира не сразу поняла, что означают хлопки, и почему пронзительный визг так резанул по ушам. Что там случилось у истеричных мокрощёлок, если они подняли такой кипиш. Волна паники еще только поднималась, и спина мужчины закрыла собой Киру, став неким волнорезом, о который разбивалась эта самая волна. Про то, что хлопки, это выстрелы, Калинина поняла лишь тогда, когда у стойки бара вдруг взорвался дождь из разбитых бутылок и вспоротого зеркала, и люди, еще совсем недавно излучающие уверенность и похоть, теперь превратились в мечущуюся в нарастающей панике добычу.
Ее лихорадочно блестящие глаза встретились на мгновение с глазами стрелявшего. Но Кира тут же отвела взгляд, помня о том, что говорилось в памятках для гражданского населения о поведении в чрезвычайных ситуациях - никогда не смотрите в глаза террориста. Поздно. Тот человек, решивший по какой-то непонятной нормальным людям логике, что он имеет право решать судьбы других людей, уже перехватил её взгляд. Хлестанул по нему и отпустил, чтобы зафиксировать внимание на лице мужчины.
"Ай, мать твою, что же ты делаешь, еба*ый стыд..."
Кира не помнила, закричала ли она, или падала молча, парализованная страхом. Узко пространство за стойкой, липкое от пролитого алкоголя и острое, от рассыпанных осколков стекла. Она рухнула на спину, неуклюже подогнув ноги, потом резко повернулась сначала на бок, а потом и на живот, оказываясь лежащей сверху на мужчине. Его лицо - совсем близко, но с совсем другим выражением, которого девушка совершенно не ожидала увидеть.
Внезапно стало тихо, этот кто-то, наконец, догадался выключить такую неуместную для данного момента, музыку. Кира захотела ухватиться за мужчину, как за спасительную соломинку, причем в прямом смысле, но темное пятно на куртке, заставили ее напрячься. Что это было - шальная пуля неизвестного стрелка-одиночки, или порез от стекла бутылки - разбираться было некогда.
- Ты как? Можешь встать? - Кира не скрывала своего всё больше нарастающего волнения, да оно и не стоило того.
Или же вовсе не надо было подниматься на ноги? Что, если неизвестный стрелок где-то рядом. Ведь он стрелял прицельно. Черт возьми, он стрелял в ее избранника...
Кира осторожно откатилась на пол и привстала, чтобы очень осторожно оглядеться и оценить ситуацию.

+1

10

Падать на спину было бы не так неприятно, если бы удалось не удариться головой, и если бы на полу не лежала россыпь осколков. Если рубашка и не выстояла перед всеми стекляшками, то Мэтт этого не чувствовал на фоне того, что спине было больно по всей поверхности. Безымянная спутница нависла над ним на секунду, лицо её выдавало вполне уместную тревогу, должно быть, как и его — мало радости быть убитым каким-то ублюдком в непримечательном ночном клубе. С некоторым запозданием Фокс осознал, что крики уже не теряются в громкой мешанине звуков музыки, и происходящее окончательно приобрело серьёзность.
Ногам между Фоксом и стойкой места не было, поэтому когда девушка отпрянула, Мэтт согнул ноги в коленях и, уперев стопы в стойку, медленно выпрямил, отталкивая себя к стене и принимая более удобное сидячее положение.
Я в порядке, а он, — Фокс кивнул в сторону танцпола, — косой.
В крови было достаточно адреналина, чтобы не давать пока почувствовать рану.
Девушка выглянула из-за стойки, и Фокс подумал, что она, пожалуй, смелая. Или имеет какую-нибудь боевую подготовку. Или у неё просто немного отбито чувство опасности. Потому что любая стандартная девушка должна была бы забиться в угол и молиться всем известным богам, чтобы остаться в живых, чтобы кто-нибудь вызвал полицию или чтобы прилетел супермен в сияющих доспехах и немедленно всех спас. И, судя по звукам, примерно это и делали воблы по ту сторону стойки: беспорядочно бегали и кричали в надежде найти такой молитвенный угол.
Фокс же смотрел на бармена, точнее, на его задницу, потому что именно ею тот повернулся к упавшим из-за стойки Фоксу и «юбочке» (надо же было её хоть как-то идентифицировать, выделить из общей массы «девушек», а имени её он знать не хотел — ни к чему это). Скрюченный парнишка полз, расчищая путь от осколков, в сторону двери служебных помещений, и Фокс решил, что им тоже туда надо. Он не полицейский, не супермен в сияющих доспехах, и единственный человек, кого он сегодня действительно должен спасти — это он сам, единственный, неповторимый и бесценный. Жить ему нравилось, и прекращать этот процесс в его ближайшие планы не входило. А когда выберется и окажется в безопасности, может быть, найдёт минутку звякнуть копам, и уж те пусть спасают остальных.
После продолжительной тишины (заполняемой криками и топотом) раздалось ещё два выстрела, но, видимо, в какую-то другую сторону, потому что бутылки над головой не лопались. Однако непроизвольно Фокс чуть дёрнул за руку «юбочку», как бы вынуждая опустить голову ниже, как будто та и сама бы не догадалась, а когда она глянула на него (в тусклом свете да за стойкой он не был уверен, что глянула, но хотел так думать), выпустил её руку из своей и, приблизившись к ней так, чтобы его было слышно, полушёпотом сказал:
Давай за ним, — второй рукой махнул на бармена, который уже достиг двери и тянул за ручку, чтобы открыть. Фокс собирался пропустить её вперёд, и вовсе не для того, чтобы созерцать несколько секунд её филейную часть — всё равно темновато, — а просто была в таком решении какая-то правильность. Они всё равно сейчас в одной лодке, той, которая застряла посреди Ганга без вёсел, поэтому и выгребать следовало обоим. Во всяком случае, именно этим он руководствовался много лет назад, когда состоял в подростковой банде — друг друга надо прикрывать.
«Интересно, сколькизарядный у него пистолет?»

Винсент так и не понял, попал ли он в того врага рода человеческого — он ведь ему прямо в глаза смотрел, — но если нет, то надеялся, что попал в ту, вторую. По крайней мере кого-то из них он точно подстрелил, потому что рухнули они за стойку как-то… как трупы. Наверно. Винсу ещё не доводилось видеть, как падают трупы, но он был уверен, что как-то вот так.
Люди начали бегать вокруг, но в основном перед ним, не пытаясь достичь двери за его спиной. Среди людей мешались и бесы. Это мешало: Винс хотел истребить нечистых, но стрелять в невинных рабов Божьих совершенно не был намерен, ведь убийство —  грех. Поэтому он, не опуская оружие, заозирался, пытаясь сообразить, как же ему теперь стрелять по погани.
Затем кто-то вырубил оглушительную раздражающую музыку, и думать стало немного легче. Винс пошел медленно вперёд, нашёптывая слова молитвы. Периферийным зрением он заметил что-то и посмотрел туда: из-за стойки выполз мужчина и теперь тянул ручку двери, ведущей в недра клуба. Но то был человек. Просто человек. Поэтому Винс немедленно перевёл взгляд дальше.
Прямо перед ним возник хлыщ, сразу начавший громко к нему взывать:
Мистер… Мистер, пожалуйста!.. —  дальше Винсент слушать не стал, а попросту выстрелил хлыщу в голову, практически в упор. Не понятно, на что он надеялся, будучи одним из нечистых.

+1

11

А ведь Кира мечтала о совсем других приключениях. В обширном списке её желаний оказаться в замкнутом пространстве с вооруженным психом стояло на последнем месте. Сложно было сказать, как бы она повела себя, не окажись под боком того, на чье широкое плечо можно было опереться. Правда, это плечо кровоточило, но если его обладатель бодр и адекватен, значит, не всё так плохо. Она интуитивно понимала - молодой мужчина не бросит её. Всё таки не зря из всех возможных кандидатов выбор пал именно на этого человека.
Втянув голову в плечи, Кира вжалась в стойку, на несколько мгновений словно впав в оцепенение. Она тщетно пыталась расслышать в какофонии звуков вой полицейских сирен. Вой, вселяющий надежду. Очевидно, выстрелы не доносились до ночной улицы, а потерпевшие либо еще не успели выбраться из клуба, либо не догадались позвонить в полицию. Либо полиция еще едет. Как любая законопослушная гражданка демократической страны, Калинина искренне верила, что примчавшийся на поле бойни наряд решит все проблемы. Но поскольку его не было, надеяться можно было лишь на себя. Ну, и на своего спутника, конечно.
Два события произошли одновременно. Бармен приоткрыл дверь и провалился в зияющую за ней темноту, как через дыру во времени. Кира, конечно же, не знала как проваливаются через порталы, но со стороны это смотрелось как-то сюрреалистично. И в тот же момент в зале грянул еще один выстрел, пришедший на смену чьему-то отчаянно-истеричному, но, к счастью, не долгому крику. Она обернулась, желая получить хоть какую-то поддержку в глазах "своего" мужчины, после чего, пригнувшись и на всякий случай закрыв голову руками, двинулась следом за барменом. То, что девушка не носила высоких каблуков, пошло ей на пользу. Но она умудрилась даже в своих сверхустойчивых туфлях поскользнуться на осколках бутылок и пролитом алкоголе. Во внезапно наступившей тишине ее сдавленный вскрик неожиданности прозвучал предательски громко.
- Быстрее, быстрее...- Кира снова повернулась к своему спутнику, на этот раз в половину оборота.
Девушка шагнула в спасительную темноту то ли подсобных, то ли кухонных помещений, даже не подозревая о том, что уже привлекла внимание одержимого фанатика.
Внутри, судя по эху от шагов впереди идущего бармена, было просторно и прохладно. Возможно, где-то впереди находился выход на улицу. Сотрудник ночного клуба не спешил включать свет, видимо, отлично ориентируясь в помещени.

+1

12

Девушка отреагировала не сразу, похоже, до неё постепенно начало доходить, в какой она оказалась ситуации, но затем она всё же взяла себя в руки и в самом деле направилась к двери, на которую указал Фокс. Если бы она помедлила ещё секунду-другую, получила бы пару пощёчин для отрезвления и вывода из ступора — Фокс был готов и к такому раскладу, потому что задерживаться здесь, когда можно свинтить через чёрный ход, ему не хотелось ни капли. Спутница, не высовываясь из-за стойки, двинулась в нужном направлении, но, видимо, запнувшись, упала, громко вскрикнув. Фокс невольно зажмурился на секунду и мысленно прижал воображаемые кошачьи (хотя ему впору были бы лисьи с такой фамилией) уши. Однако девушка сразу подхватилась и, поторопив его — больше для собственного успокоения, наверно, потому что Мэтт и так рвался свалить подальше, — наконец поспешила скрыться за дверью.
Фоксу сподручнее было встать и бегом последовать в спасительный коридор, чем ползти на карачках. Остановил его взрыв щепок, которые пуля вырвала из двери.
«Семь», — машинально отметил Фокс, привычно считающий выстрелы. Очевидно высовываться сейчас было плохой идеей: этот псих видел, что с девушкой за стойкой и он, и раз уж Фокс уже едва не поймал пулю, то имеет все шансы восполнить этот пробел в этот раз — если сунется к двери. Однако сунуться туда ему было необходимо. Сердце колотилось, мозг никак не мог принять решение. Рванётся — привет, могила; останется — и его пристрелят в упор, как вшивого пса. Пат.

Винсент внутренне ликовал, он был словно сам архангел Михаил — ратоборствовал за спасение человеческого рода от коварного искуса Диаволова. Почти с гордостью он перешагнул через убитого, больше прежнего готовый продолжать начатое и уверенный в том, что делает правое дело.
Слева метнулась тень нечеловека, и Винс тут же перевёл туда взгляд. Демоница выскользнула за дверь, и пуля, пущенная ей вслед, врезалась в деревянную преграду. Это была та самая девица, которую, как он думал, уже пристрелил, но, видать, пуля прошла мимо. Могло ли это значить, что и второй нечистый ещё жив?
Винс обвёл взглядом уже притихших, замерших вдоль стен людей и бесов. То, что его никто до сих пор даже не попытался остановить, он считал знамением Господа и знаком, что он всё делает правильно.
Что ж, значит, никто не уйдёт от него сегодня, и можно сперва убедиться, что за стойкой не осталось живых отродий зла.
Винсент, не опуская оружие, пошёл к стойке.

Идея к Фоксу пришла одномоментно, и действовать он начал раньше, чем осознал, что идея у него вообще есть. Он собирался выглянуть из-за стойки, чтобы оценить расстановку: как далеко этот вооружённый чокнутый и каковы шансы слинять. Но ещё до того, как его макушка показалась над стойкой — и была бы в таком случае, скорее всего, продырявлена куском свинца, — на глаза Фоксу попалась зажигалка, самая обыкновенная, дешёвая. Именно в этот момент неосознаваемая цепочка в голове выстроилась, он схватил зажигалку и несколько початых бутылок разномастного крепкого алкоголя, что стояли на полке под стойкой. Часть алкоголя Мэтт начал аккуратно выливать у самого угла стойки, ближайшего к заветной двери, мысленно заклиная неизвестного с пушкой, чтобы тот смотрел куда-нибудь в другую сторону и не вспоминал о сидящем здесь Фоксе.

Винсент осторожно приближался к стойке — он не хотел быть застигнутым врасплох, это ведь не человек, а бес, быть может, его мерзкий род может совершать крупные прыжки или ещё что-то в этом роде. Из за стойки потекла, кажется, какая-то жидкость, глянцево поблескивая в тусклом клубном освещении. Винсу представилось, как бес там по-собачьи мочится на угол стойки, и с отвращением поморщился, подходя ещё ближе и стараясь не наступать на жидкость — вдруг бесы мочатся кислотой или ещё какой отравой.

Фокс, затаив дыхание, прислушался к тихим шагам. Плечо заныло вдруг не понятно почему. О чиркнувшей по руке пули Мэтт успел позабыть, и теперь просто был раздражён этим неприятным обстоятельством — боль отвлекала, а ему следовало быть предельно внимательным, в конце концов, это могло спасти ему жизнь.
Ещё два тихих шага — и тот, кто подошёл к стойке, оказался достаточно, по мнению Фокса, близко. Мэтт надеялся, что это тот псих. Он перехватил бутылку поудобнее — за горлышко, донышком кверху, на манер маленькой дубинки, поджёг горючую лужу пойла и, резко выпрямляясь, сделал шаг в его направлении, ударяя наотмашь куда-то в район головы. Бутылка глухо столкнулась с черепом и выдержала удар («Неоспоримое преимущество реальных бутылок над киношными — они не бьются так легко», — мстительно подумал Фокс). А в следующий миг грянул выстрел. Так близко, что Мэтт смог отделить обонянием запах сгоревшего пороха от запаха горевшего прямо сейчас под ногами бухла.
«Восемь».
Мозг, подпитываемый страхом и адреналином, зарегистрировал, что враг оглушён и сейчас есть две-три безопасные секунды, чтобы бежать, что Фокс немедленно и сделал, оставляя потряхивающего головой нападающего стоять в огне.
За дверью его обдало прохладой. Здесь было даже темнее, чем в зале, но где-то справа виднелся поворот, и там, кажется, было чуть светлее. Не останавливаясь ни на секунду, Фокс поскрёб пальцами бок, который нестерпимо зудел, и сообразил, что вымазал пальцы. Смесь из страха, раздражения, злости и адреналина, гонимая сердцем по телу, не позволяла в полной мере почувствовать боль, но в отличие от плеча, эта рана ощущалась.
Мэтт чистой рукой поймал стоящую у самой стены и почти с оной сливающуюся в этой темноте девушку за предплечье:
Не стой, беги, — и потянул дальше. Может, он и не пойдёт за ними. Но Фокс был уверен, что мужик — поехавший напрочь и убивает, чтобы убивать. А значит, лучше драпать, пока есть время.
За спиной что-то ударилось об дверь с той стороны.

+1

13

Когда в кромешной темноте глаза превращаются в совершенно бесполезное украшение для лица, прочие органы чувств обостряются до какого-то невероятного состояния. Девушка хорошо расслышала звуки, идущие из - за двери. Короткая возня, и грохот, и выстрел, и шаги, и чей-то приглушенный крик - каждый звук по нарастающей, берущий нервы сильнее предыдущего. А потом на мгновение дверь приоткрылась, и темный силуэт скользнул в еще более темное пространство. И до того, как он коснулся Киры, она уже определила, что это - её знакомый незнакомец. По запаху, сбивчивому дыханию, как на интуитивном уровне слепой безошибочно отделяет "своих" от "чужих".
- Вы тут поаккуратнее, - голос бармена, который проложил для молодой парочки путь за спасительную дверь, зазвучал неестественно громко. - Это кухня. Здесь много режущих предметов и острых углов. Я сейчас свет включу. Там, за подсобкой, выход на задний двор.
Вспыхнул свет, освещая просторное производственное помещение. Было очевидно, что его работники покинули свои места, едва в зале началась бойня. Посередине кавардака стоял бармен - высокий, жилистый молодой чувак с модной рыжей бородкой. Он указывал направо, где за выложенной светлым кафелем стеной, начинался узкий темный коридорчик.
- Не бойтесь, господа, двери у нас очень проч...
Договорить он не успел. Тот, кто ломился в дверь, одержал над нею победу, и дверь, не выдержав натиска, обрушилась вперед. Теперь Кира сполна смогла рассмотреть психа, благодаря которому такой многообещающий вечер перестал быть томным. Вернее, у неё для этого были считанные секунды, пока мозг не отдал ей команду: " Падай!" Калинина успела увидеть кровь на лице, очень много крови, и следы копоти, разбеленные тонкими ручейками сбегающего пота, и перепачканную рубаху. И глаза. В них плескались одержимость и обреченность. Стало ясно, этот человек, кем бы он не являлся, переступил ту грань, из-за которой не возвращаются к нормальной жизни.
Зрелище направленного на тебя ствола может показаться завораживающим, если оно разыгрывается где-нибудь на 3D экране кинотеатра. Но не в этом случае. Кира упала на пол, откатилась под огромный стол, пытаясь забиться под какие-то ящики. Выстрел грянул почти сразу же, едва девушка приложилась к холодному светлому кафелю, и где-то рядом, вне поля видимости она услышала, как падает тело. Тяжело, звонко, снося своим весом какие-то стойки с ножами и прочей утварью. Мысль о том, что псих-одиночка подстелили е ё мужчину, вызвали в Кире короткий, но отчетливый приступ паники. К счастью, она сумела взять себя в руки. Сделав пару глубоких вдохов, Кира поползла в сторону темного коридорчика, ведущего к спасительному выходу.
Ползти было крайне неудобно. Кира в спортзале качала не те мышцы и явно не думала, что ей когда-нибудь придется ползать по-пластунски. Правда, ей удалось дотянуться рукой до одного из многочисленных опрокинутых ножей. Как воспользоваться им, девушка не имела ни малейшего понятия, но просто сам факт, что в ее руке зажато нечто стальное, тяжелое и острое, придавало уверенность. Кира ползла вперед, скрытая от фанатика-психопата ящиками, но еще пару метров, и эта ненадежная, но все-таки защита, должна была закончиться.

0

14

Проследовав к слабому источнику света рука об руку со своей подругой по несчастью, Фокс свернул за угол и, как ему показалось, оказался в помещении шире коридора. Это ощущение мгновенно подтвердилось самим барменом, который опережал их всё это время на несколько шагов. Парень оповестил темноту, что это кухня, а затем включил свет, как и обещал. Он указывал куда-то в сторону предполагаемого выхода на задний двор, и Фокс незамедлительно направился туда, но успел сделать всего несколько шагов, и оказался практически перед рыжим пареньком, когда тот осёкся, говоря что-то про двери.
Не давая себе времени думать и гадать, в чем могла быть причина, Мэтт рухнул на пол как подкошенный: не так уж, на самом деле, много могло быть причин запнуться. Ему показалось, что выстрел раздался в тот же миг, как бармен осёкся, и что у него, Мэттью, не было ни единого шанса не поймать эту пулю, однако распластавшись на полу он всё ещё не чувствовал никакой боли в районе спины (во всяком случае никакой новой боли), и ему вполне дышалось, а раз так, то он жив и собирается постараться сделать так, чтобы это обстоятельство не изменилось.
«Девять», — он всё ещё продолжал как-то механически считать. Когда-то патроны должны были закончиться.
Фокс, казалось, потратил целую вечность, чтобы отползти под укрытие какого-то железного прямоугольного объекта — то ли плиты, то ли посудомоечной машины, то ли ещё какой кухонной техники. На самом деле у него ушло на это не более пары секунд. Бармен тем временем, на полпути к умиранию, осел на пол, а затем повалился ничком, снося попутно всё, что можно снести. Кровь из-под него тонкой полосой начала прокладывать себе дорожку по белому кафелю — до ближайшего стыка, чтобы затем уже вычерчивать геометричные тёмные окантовки плитки.
Сердце Фокса колотилось так, что было слышно в ушах. Он заметил движение за ящиками, а затем из-за них показалась девушка. С радостным облегчением мимолётно мелькнула мысль: «Жива!» Она ползла прямиком в сторону чёрного хода, и похоже, не замечала Фокса сейчас — не удивительно, когда пытаешься спастись. Девушка схватила нож и продолжила путь. Фокс, на секунду выглянувший из-за своего укрытия, увидел, что псих медленно шёл в их сторону, а значит, новый коридор лишь сделает их хорошими мишенями. Мэтт оглядел помещение, в основном ближайшие полтора квадратных метра, те, что были в его досягаемости, ища способ выиграть немного времени, чтобы теперь уж наверняка сбежать.
Он как раз думал, что если бы у него самого была пушка, он бы не промахнулся, когда Мэтт услышал вдруг странный звук и снова выглянул из укрытия. Псих делал странное: он опустился на одно колено возле мёртвого бармена и, положив свободную руку ему на голову, прикрыв глаза, что-то шептал беззвучно, одними губами.
Это, по скромному мнению Фокса, было охренеть как странно, но, разумеется, вслух комментировать он это не собирался.
Вместо этого он подхватил один из ножей, собратьев сжимаемого девушкой, россыпью лежащих на полу, и сделал стремительный выпад, целя врагу в горло. Однако раны делали своё дело, движения Фокса были недостаточно быстрыми, противник дёрнулся, уводя шею из-под удара, и нож пришёлся под правую ключицу. Как бы там ни было, Мэтт тут же оставил пытающегося поднять повреждённую руку, сжимающую оружие, психа, развернулся и бросился к тёмному проходу, по пути подхватывая спутницу и увлекая за собой.
Может быть, им двоим хватит времени выскочить на дорогу и поймать машину, хоть их и не много в этот час, пока этот ублюдок сообразит переложить оружие в другую руку.

+1

15

-  Ты... ты убил его, да? -  никогда еще в голосе Киры не звучало столько надежды.
Она вцепилась рукой  в предплечье своего спутника, напрочь  позабыв о том, что мужчина ранен. Больше всего Кире, у которой от страха и волнения подкашивались ноги, хотелось как можно скорее пересечь  этот чертов коридорчик. Такой маленький, но такой труднопреодолимый.
Ответом ей стал  шум за спиной, который вряд ли мог издать почивший с миром бармен. До спасительной двери оставалось пять метров, четыре, три, два...
...Винсент не хотел предстать  перед   Создателем не подготовленным. Он не мог допустить, чтобы эти  отродья Сатаны ушли от его праведного гнева. Дьяволица  в порочной одежде и бес, которого не берет пуля, не могут просто так скрыться  от исполнителя Божьей воли. Зажимая одной рукой рану, безумный фанатик  попытался встать, но силы стремительно оставляли его вместе с кровью, толчками выплескивающейся из под пальцев. Артерия была задета. Но, тем не менее, он выстрелил. Сначала один раз, потом еще один. В обойме оставался последний патрон, но ему уже не выпала честь оборвать чью-то жизнь. Одна пуля ушла в косяк над дверью, ведущую на улицу. Вторая вошла в эту дверь прямо над головой Киры. Еще будь каблуки туфель девушки на пару сантиметров выше, история ее недолгой жизни могла завершиться.
Ломая ногти, Кира пыталась отодвинуть мощную щеколду, закрывающую путь на свободу.
"Бля**ий рот, на фига здесь засовы, как в старом зАмке..."
Но, к счастью, Кира была не одна. Мужчина рядом нужен не только для того, чтобы угощать коктейлем и шевелится рядом под одним одеялом. Иногда сильные руки могут пригодиться в куда более важном деле по спасению жизни.
Прохладный ночной воздух стремительно обдал девушку, когда она вылетела из подсобки, как пробка из бутылки. Она увидела своего напарника поневоле и нервно рассмеялась, понимая, что все кончено, и самое страшное уже позади. Ад, из которого они вырвались, уже взорвался воем полицейских сирен, и автомобили служителей закона перегородили улицу со стороны главного входа в клуб.
Кире не хотелось туда возвращаться. Ведь начнутся протоколы, дача показаний и прочая ерунда, которая всё снова и снова будет возвращать память к  последовательному воссозданию травмирующего фактора.
-  Ты как?  Идти можешь?-  девушка бросила полный сомнения взгляд на спутника. Порой человек двигается на адреналине, не замечая тяжести полученных травм и увечий. Ей очень хотелось верить, что перед ней не такой случай. -  Надо ловить машину.
Увидев, что мужчина не собирается пока падать на мостовую, и силы, чтобы стоять на своих двоих еще не полностью его оставили, Кира бросилась прямо на середину проезжей части наперерез проезжающей легковушке. Почему водитель, завидев хрупкий силуэт девушки с свете фар не притормозил, а резко свернул в бок и дал по газам, Кира так и не поняла. Просто, она всё еще сжимала в руке нож, подобранный ею для самообороны. Сжимала на автомате, совсем позабыв про этот странный  в мирной жизни  предмет самообороны.

+1

16

На сбивчивый вопрос полушёпотом ответил:
Это вряд ли.
Пальцы девушки сжимали его рукав, и Фоксу это по-своему льстило: она видит в нём силу, способную её защитить. Кем Фокс никогда не был, так это героем, и ему давно не приходилось делать для кого-то что-то, что можно было бы обозначить словом «забота». Он уже и забыл, какое это эгоистичное приятное чувство.
Спутница, судя по звуку, царапала дверь, вероятно, в попытках открыть замок. В этой части коридора было почти кромешно темно, но когда со стороны кухни раздались выстрелы, и пули, впечатавшись рядом с двумя недобеглецами, вырвали из двери и косяка комки пыли и дерева («Одиннадцать», — отметил Фокс). Это сбросило временное тупое оцепенение с Мэтта, он просунул руку между девушкой и дверью, нащупал щеколду и дёрнул на себя. Дверь распахнулась, позволяя двоим вывалиться на улицу, в ночную прохладу.
С другой стороны здания уже выли сирены, и для Мэтта это была вторая причина, почему нельзя останавливаться сейчас, почему нужно поскорее найти любую возможность оказаться подальше. Первой было то, что тот чокнутый всё ещё мог их преследовать — Фокс понятия не имел, насколько серьёзно ему удалось ранить того.
Бок нестерпимо зудел и болел одновременно, но чёрта с два Фокс позволит себе остановиться сейчас. Судя по взволнованному вопросу, его спутнице тоже не было покоя, и оставаться на месте она не собиралась. Хотя в её случае ему это казалось немного странным. Ей бы сейчас бросить его тут, обежать здание по улице и обратиться к представителям закона, а потом сидеть под оранжевым антистрессовым пледом с чашкой горячего напитка и приходить в себя — неслабое приключение всё-таки свалилось на её плечики.
Если надо — и бежать могу, — ответил Фокс, хотя тут он, конечно, приврал, бежать он бы сейчас точно не смог, или смог бы, но очень недолго и недалеко. Проще говоря, он был полностью согласен с тем, что надо поймать машину.
Девушка выскочила на дорогу, почти бросаясь под колёса машины. Та дёрнулась в сторону и умчала прочь. Может, потому что девушка задорно размахивала ножом, всё ещё зажатым в руке, а может, потому что выглядела далеко не так аккуратно, как в начале вечера. Фокс немного нервно оглянулся на всё ещё распахнутую дверь чёрного хода. Если псих ещё жив и лишь ослаблен, но может нарисоваться в проёме в любой момент. У них попросту нет времени ловить машину. В конце концов вместо чокнутого нарисоваться может и коп, а этого Фоксу тоже не очень хотелось.
«Нужно отойти подальше», — решил Мэтт, подходя к спутнице. Мягко ухватив её за запястье и то и дело оглядываясь по сторонам, проверяя, не следует ли кто за ними и не привлекли ли они двое — феерическая парочка, что уж сказать — ненужное внимание, Фокс потянул её в проулок.
Сейчас выйдем с той стороны квартала, — говорил он негромко, не желая нарушать тишину слишком сильно, — и там… не знаю, либо поймаем попутку, либо… одолжим какую-нибудь тачку.
Он перебирал в голове варианты. На самом деле угнать машину скорее всего не получилось бы. Он не угонщик, а вор, он не умеет вскрывать машины без лишнего шума и заводить без ключей. Хотя нередко видел машины, хозяева которых были достаточно беспечны, чтобы оставить ключи в замке зажигания. Но в удачу он не верил, едва ли им так повезёт.
И ты дыши глубже, — с коротким смешком, не весёлым, а скорее уж нервным, посоветовал он, — никому не нравится, когда на него в ночи нападает разъярённая фурия с ножом, — он красноречиво скосил взгляд на лезвие, — даже если она на самом деле не разъярённая и не фурия.
Сирены всё ещё завывали в отдалении, но беспокойства уже не вызывали, по проулку никто не тащился следом, так что и у самого Фокса дыхание начало выравниваться. Он бросил взгляд на рану, которую бессознательно зажимал ладонью всё это время, и отстранённо с сожалением подумал: «Хорошая была футболка».

+1

17

Лишь после того, как пальцы соратника по несчастью сомкнулись на запястье, Кира вышла из состояния сомнамбулы, в котором пребывала с того момента, как покинула здание. Перевела растерянный, но вполне осознанный  взгляд с лица мужчины на его окровавленную одежду и разжала пальцы, в которых до этого момента сжимала нож. Он упал со звоном на брусчатку, и этот звук полностью привел Киру в чувство, не хуже хорошей звонкой пощечины.
Кира покорно шла за мужчиной, немного прихрамывая. Периодические падения  на пол в разных позах и прочие примитивные каскадерские этюды повредили ей коленку.
- Что значит одолжим?  У кого?   Как? -  Кира не сразу поняла, что имел в виду ее спутник, а когда смысл слов дошел до нее, коротко и нервно хохотнула.
- Ты толкаешь меня на преступление. Не проще ли вызвать такси? О, черт..., -  досада промелькнула на лице девушки. -  - Моя сумочка... Мобильный, кредитки, всё в ней осталось...
Она вспомнила, как положила  свой изящный серебристый клатч на стойку бара, когда расплачивалась за коктейль. После этого судьбу своего аксессуара Калинина не отслеживала. Мысль, что у ее спутника тоже нет денег на такси, и телефона, чтобы вызвать полицию, пролетела со свистом и растворилась в темноте проулка.
Здесь было очень тихо, а звуки, несущиеся от здания ночного клуба, казались очень далекими, пробивающимися, как из другого измерения. Здесь, в спокойной тишине между двумя глухими  стенами жилых домов, стояли в два ряда полтора десятка припаркованных частных автомобилей.
Кира с сомнением посмотрела на своего спутника. М-да, молодой мужчина выглядел так, что краше в гроб кладут. Он держался, да, но девушка понимала, что всё не так хорошо. Вон, рану в боку зажимают.
" Наши люди своих в беде не бросают," -  мелькнуло в голове та ненужная штука, которую принято называть совесть.
Бросить человека, который, по большому счету, спас ее жизнь, было бы верхом паскудства, а поэтому мысль о не самом честном способе одолжить тачку,  тут же перестала казаться крамольной.
В конце концов, она это делает, чтобы отвезти потерпевшего в больницу. Почему не дождались прибытия "скорой"?  Наверное, состояние аффекта сказалось. Да, этим можно почти всё объяснить. Что-то подсказывало Кире, что ее спутник не ищет лёгких путей ухода с места событий и не жаждет встречи с полицией. Вот уж угораздило Кире связаться. С кем?  Да черт знает, с кем именно. Как говорится, размышлять будем потом.
Она с сомнением  обвела взглядом ряды стоящих автомобилей и выразительно посмотрела  на мужчину.
-  Чувак, что делать будем?

Отредактировано Кира Калинина (2017-07-06 15:02:49)

+1

18

Если девушке мешало вызвать такси отсутствие денег и телефона, то у Мэтта телефон был всё ещё при себе (неизвестно, правда, в каком состоянии), и деньги какие-то были, но при этом он всё равно противился этой идее. Казалось бы: сидел не раз, закон знать должен как собственную биографию, — но нет. И поскольку государству он не доверял в принципе — не важно, будь то США или Швейцария, — да и состояние у него было не таким уж критическим (идти же может), в больницу — зашиваться — или в полицию — давать показания — ему совсем не хотелось. А вот девушке, вероятно, не помешала бы помощь врача: хромает.
Фокс подумал, что если бы он не пил там, в клубе, кровотечение было бы меньше — алкоголь разжижает кровь, и в случае ранений это совсем не на руку. С другой стороны раны в его планы не входили сегодня. «Знал бы прикуп...» Как бы там ни было, футболка уже пропиталась, и Мэтт чувствовал, что верхний край джинсов уже тоже.
Девушка, видимо, приняв его намёк на угон, внимательно смотрела на машины, что были припаркованы прямо здесь.
Ну, сперва выйдем к дороге, — ответил он. Девушка его удивляла: она, вроде, была одной из рядовых умеренно законопослушных граждан, но сейчас из неё рвался авантюризм. Может, это нервное? В любом случае, переулок — не самое удобное место угона.
Переулок вывел двоих к дороге, но в такой час машин было немного.
Мэтт нехотя убрал ладонь с раны и вытер её об джинсы, а затем обеими руками как можно более аккуратно поправил спутнице причёску, стряхнул с волос мелкий мусор — стекляшки, в основном, — и придирчиво оглядел. Было, вроде, неплохо. На вопросительный взгляд пояснил:
Сейчас идёшь, вытягиваешь руку и голосуешь, кто-то точно остановится. Только наперерез не бросайся, — пошутил он, хотя ему было сейчас не очень смешно. Но он знал хорошо: когда голосует красивая девушка, нет никакой возможности, что не остановится никто. — Немного налички у меня есть, об этом не волнуйся, — успокоил на всякий случай, чтобы она не подумала, что он собирается выкинуть водителя и угнать тачку. Он сейчас всё-таки не в лучшем состоянии, чтобы управлять транспортом.
На самом деле ему сейчас ужасно хотелось рухнуть в кровать и не просыпаться часов двенадцать. Минимум. А потом съесть огромный слоновий стэйк и запить его холодным пивом — чтобы окончательно вернуть себе почву под ноги и уверенность, что его никто не пристрелит в ближайшее время.
Вообще-то ещё немного и он будет готов завалиться спать прямо на улице, лишь бы никто не трогал.
Тем не менее он чуть сжал ободряюще плечи девушки и отступил на шаг, мол, «в добрый путь», «всё получится» и всё такое.

+1

19

-  Ты только это... держись, чувак, держись. -  девушка ободряюще улыбнулась. -  Всё будет пучком. Я сейчас... Только не отходи далеко.
Кира выпрямилась и, придав себе уверенный вид, еще раз отряхнулась и одернула платье. Она не видела себя со стороны, но, если мужчина не сделал критических замечаний по поводу её внешности, значит, не всё так ужасно, как могло стать. Улица была пустой и непривычно тихой, и первая появившаяся в поле видимости машина, ослепив Киру фарами, промчалась мимо.
-  Козел.- Зло   констатировала Калинина.
Ей повезло со второй попытки. Водитель лихо притормозил рядом с девушкой, стекло опустилось. Гладко выбритый, лощеного вида, хлыщ оценивающе скользнул взглядом по фигуре, задержался на груди Киры и, видимо, остался доволен увиденным.
-  В такое время и одна? -  водитель распахнул дверь со стороны переднего пассажирского сидения. -  Прошу!
Кира махнула рукой своему напарнику, давай, мол, сюда, и к удивлению водителя, открыла заднюю дверь. Дождалась, когда ее знакомый заберется в салон, села сама, неудобно выставив вперед коленки. Внутри автомобиль оказался намного меньше, чем выглядел. Не развернуться толком, не ноги не вытянуть. От волнения девушка излишне сильно хлопнула дверью.
-  Спасибо, - кивнула девушка водителю и вопросительно перевела взгляд на молодого мужчину рядом с собой.
Она не хотела его вести к себе домой. Кира только-только закрепилась  в Центре в качестве младшего научного сотрудника, успешно пройдя стажировку, и получила небольшую комнату в жилом корпусе учреждения. "Cветить " свое место обитания, равно, как и место работы,  Калинина не хотела. Логично было бы назвать адрес ближайшей больницы и сдать, наконец, раненного в руки врачей, но... Что - то подсказывало - ее знакомец будет противиться такому развитию событий, чем привлечет внимание водителя, который и без того с излишним любопытством пялится на парочку в зеркало заднего вида. Она будет уговаривать и объяснять, он отказываться или  что еще хуже, бурно реагировать. В конце концов, Кира умела оказывать первую доврачебную помощь. Если всё не так страшно, как кажется, что же, она выполнит свой долг перед мужчиной и свалит потихоньку. Если нет -  вызовет "скорую".
-  К тебе поедем, -  девушка не спрашивала, девушка безапелляционно утверждала. -  Ко мне не получится по ряду причин.
Она сжала ладонь знакомца, липкую от крови. Ту  которой он не зажимал сейчас рану. В этом жесте не было ни намека на заигрывания. Просто Кира хотела удостовериться, что её услышали.

0

20

Мэтт тяжело привалился к стене, исподлобья наблюдая, как девушка ловит машину. Они не обговаривали, куда поедут, поэтому Фокс рассчитывал сперва забросить спутницу, может быть, даже до клиники — любой открытой в этот час, — а затем, как-нибудь убедительно соврав, слинять к себе.
Одна машина пронеслась мимо, зато вторая свернула к обочине и притормозила. Девушка, склонившись к открытому пассажирскому окну, о чём-то переговорила с водителем. Фокс теперь уже был почти уверен, что на этой машине они и поедут: трудно отказать девушке в таком наряде, глядя прямо в её декольте. А в том, что водитель в основном разговаривал с декольте, Фокс не сомневался.
Так и оказалось: девушка приглашающе махнула рукой. Мэтт был ей благодарен за открытую дверь: если бы отрывал сам — просто повис бы на двери; его немного мутило. Фокс влез на заднее сиденье и отполз к противоположной двери, освобождая место для девушки. «Ещё немного», — уговаривал он сам себя. — «Двадцать первый век, чёрт возьми, где обещанные фантастами телепорты?»
Спутница устроилась рядом, и Мэтт, потеснившись ещё, ощутил, что в машине довольно тесно. Но постарался расслабиться, откинул голову на спинку. Но практически тут же поднял — спутница, вместо того, чтобы назвать адрес ближайшей клиники, заявила, что они едут к нему. Сперва он на секунду подумал, что она на почве нервной истерики решила завершить начатое в начале вечера, а он, как бы ни любил женское тело, сейчас был настроен совсем на другое. Но уже в следующий миг понял, что она делала то, что собирался сделать он сам — сначала забросить куда-то свою случайную пару этой ночи, а потом уже разбираться с собой. Она чуть сжала пальцами его руку, словно желая убедиться, что он ещё не отключился. Он чуть усмехнулся: его, конечно, ранили, но не так уж серьезно, насколько он мог судить, так, царапина, ерунда, заживёт. Фокс ободряюще сжал её пальцы в ответ своими липкими и сказал, обращая слова водителю:
Мотель "Ибис". Это на Эгериштрассе...
С красным квадратом? — обречённым голосом уточнил водитель, с тревогой поглядывая в зеркало заднего вида.
Ага.
Мужчина долго выдохнул и выкрутил руль, выводя машину на дорогу. То и дело он поглядывал на них в зеркало, как будто собирался что-то спросить, но всю дорогу ничто не нарушило тягостную тишину. Должно быть, у водителя какое-то шестое чувство убедило его, что меньше знаешь — крепче спишь, и лучше отвезти людей, от которых не веет ни чем хорошим, куда они попросили, ни о чём не спрашивая, а потом спокойно ехать по своим делам, чем задавать вопросы, которые ещё не известно, к чему приведут.
У мотеля машина замедлилась и свернула на небольшую парковку.
Мэтт потер измазанную в собственной крови руку о штанину, залез в карман и достал несколько аккуратно сложенных пополам купюр. Из них достал пару, оставляя себе — к чему раскидываться деньгами, — а остальные, хлопнув водилу по плечу, сунул ему. Тот машинально перехватил купюры.
Толчком распахнув дверь со своей стороны, Мэтт едва не вывалился из машины, будто вусмерть пьяный, но вовремя ухватился за край двери и, практически повиснув на ней, таки вышел. Убедившись, что стоит на ногах вполне твёрдо, наклонился, уверенный, что время попрощаться:
Спасибо, было почти весело.

Отредактировано Мэттью Фокс (2017-07-20 13:04:04)

+1

21

Всю дорогу Кира напряженно молчала, поглядывая то на своего спутника (при этом лицо её становилось озадаченным, а брови непроизвольно сводились в одну напряженную линию), то на широкую спину водителя. Тот периодически бросал через зеркало заднего вида взгляды на пассажиров, выстраивая, очевидно, догадки на тему, откуда эта парочка выползла, и что там вытворяла.
- Подожди, - девушка выскочила из тачки так быстро, как будто внутри салона началось задымление.- Я с тобой пойду. Не спорь даже.
Увидев, что машина отъехала от стоянки перед мотелем, Кира подхватила мужчину под локоть. Со стороны и не скажешь, что девушка его поддерживает таким образом. Ну, подцепила молодежь друг друга. Пьяный парень провожает в номер девицу с потекшим макияжем. Все бы ничего, но запаха алкоголя не чувствовалось, а темные пятна на одежде обоих не походили на следы от воды, страсти или просто грязи.
- Мне в туалет надо. Давно, еще с танцпола, - виновато пояснила Кира. - И умыться не мешало бы. Не могу вернуться в таком виде, будут лишние расспросы.
Бесстрастные камеры видеонаблюдения, конечно же, зафиксируют, в каком виде молодая сотрудница вернулась домой. Кира очень дорожила своим местом и тряслась за свою карьеру, поэтому была озабочена своим имиджем, составляющим которого был и моральный облик. Не, пусть другие сотрудники Центра вытворяют, что хотят. Лично она хочет создавать о себе только положительное впечатление.
На самом деле, по мимо физиологии, Кирой двигал и моральный аспект. Если её случайный товарищ по несчастью даст дуба прямо в номере, истеча кровью, девушка вряд ли себе это простит. Угрызения совести, это не лучшие из ощущений. Кира заботилась и о своём душевном комфорте. Поэтому она уверенно, словно была главной в их паре (ну, здоровее уж точно), повела мужчину мимо ресепшена туда, куда он двигался сам.
Самым тяжелым оказался подъем на второй этаж. В двухэтажном здании проектировщики не продумали лифты для пассажиров. У Киры вступила боль в ноге, кроме того, на лестничных перилах оставались длинные полосы от крови, которые, к счастью, не были особо заметно при слабом освещении. Приходилось несколько раз останавливаться, давая передышку себе и мужчине. Войдя в номер, девушка первым делом распахнула дверь в ванную комнату, которой, из-за своих маленьких размеров, скорее бы подошло определение "санитарный блок".
- Я быстро. Раздевайся, я осмотрю твою рану.

+1

22

Вместо того, чтобы ответить что-нибудь вроде «надеюсь никогда больше не увидеть твою рожу», девушка стремительно вынырнула из машины к вялому — невероятно клонило в сон — удивлению Мэтта, едва не сбив его с ног, благо, он успел отшатнуться. Спорить он определённо не собирался: у него на это попросту не было сил. Мэтт чуть нахмурившись потёр переносицу, но больше никак не выразил неодобрения этой затеи.
Едва машина отъехала, как девушка подхватила его и споро потащила внутрь, словно на ходу находя причины, зачем она не поехала к себе. Хотя направление задавал Фокс, без помощи спутницы он бы свалился ещё на середине пути, а скорее даже перед лестницей. Оставалось только дивиться, откуда у неё столько сил и энергии. Его же силы утекали вместе с кровью: кровотечение до сих пор не остановилось, хотя и уменьшилось. Он и впрямь успел выпить немало за вечер до того, как всё пошло под откос, и хотя нападение заставило голову проясниться, алкоголь из крови никуда не делся и никак не позволял ей теперь благополучно свернуться и закрыть рану запёкшейся корочкой. На всём их пути за парой тянулся тёмный след — полупрозрачными разводами на перилах и беспорядочными пятнами на полу и задрипанном ковре.
Ключ не с первой попытки попал-таки в скважину и отомкнул замок, и Фокс с девушкой ввалились в маленький номер. Девушка устремилась к ванной, и Мэтт, потеряв неожиданно опору, едва не упал. Когда она обернулась, он уже привалился спиной к стене и в ответ на распоряжение поднял руку, сомкнув кончики указательного и большого пальцев и оттопырив остальные в жесте «ok», и даже улыбнулся, старательно изображая, что он практически в полном порядке.
Когда же спутница скрылась за дверью, Фокс осел на пол и порывисто стянул с себя рубашку, а затем и футболку, сбоку которой красовалась дыра. Смяв футболку в полумокрый ком — нижняя часть её успела хорошо пропитаться кровью, — сухими островками ткани Мэтт начал вытирать размазанную теперь по животу кровь, но потом плюнул и просто прижал футболку к ране. Насколько он мог видеть, рана и правда не была серьёзной — пуля прошла вскользь, к счастью, а вовсе не застряла где-то внутри, и уж конечно, не повредила внутренние органы. Если бы кто спросил, он бы сказал, что это и вовсе царапина. Просто шириной с палец и глубиной где-то так же. На плечо Мэтт внимания особо и не обращал сейчас, уж оно-то и впрям казалось полной ерундой, хотя и зудело.
«Будем надеяться, что загадочная незнакомка по совместительству швея», — подумал он, морщась.
Вода всё ещё шумела в ванной, и чтобы не вырубиться, Мэтт снова поднялся на ноги. Лучше всего для него было бы сейчас выпить крепкого кофе, но в таких мотелях кофеварок в номерах не ставят, да и растворимого у него не имелось. Зато имелась сильно початая бутылочка виски. Нет, пить его Мэтт, конечно, не собирался, просто продезинфицировать рану. Может, это было и ни к чему, но это какое-никакое дело.
Мужчина сел на край кровати и, вытащив бутыль из прикроватной тумбочки, отбросил футболку в угол, щедро полил себя золотистой жидкостью и даже не зашипел — глухо зарычал, стиснув зубы, зажмурившись и ударив стену кулаком (боль в кулаке, хотя и намного более слабая, всё же немного отвлекала).
Дверь ванной за спиной чуть скрипнула, открываясь.

Отредактировано Мэттью Фокс (2017-07-20 17:34:05)

+1

23

От всех переживаний мочевой пузырь уже готов быть лопнуть, а жидкость политься через уши, и Кира подумала, что ей повезло, раз номер оказался всего лишь на втором этаже, а не, допустим, на четвертом. Жутко хотелось курить и спать, но засыпать в чужом месте ей не улыбалось, а сигареты лежали на дне сумочки, брошенной в ночном клубе. Кроме того, у неё оставалось еще одно дело, не совершив которое, уйти было бы неправильно.
Рана. Надо осмотреть рану молодого мужчины.
Умывшись ледяной водой, девушка вернулась в комнату. Подойдя к кровати, сдернула с неё простынь и, присев на корточки перед своим напарником по злоключениям, сказала:
- Позволь мне осмотреть рану. Постараюсь быть максимально нежной.
Нет, она не просила у того разрешения, она констатировала факт.
Кира отвела руку мужчины в сторону и начала осмотр. Холодные тонкие пальцы ощупывали раневую поверхность. Потом девушка с силой рванула простынь, разделяя ее на неровные широкие полосы. Казенный ситец расходился с громким треском. Если бы простынь оказалась новой, Калининой пришлось бы повозиться куда дольше, но волокна ткани от частых стирок сильно размягчились.
Работала Кира осторожно, ловя себя на том, что ей никогда не приходилось оказывать помощь в таких экстремальных условиях. Да честно говоря, что делать с пулевым ранением, она знала только в теории. Ни перчаток, ни бинтов, ни обезболивающих. Романтика, мля...
Она дважды прерывала свое занятие. В первый раз, чтобы найти какую-нибудь посудину и набрать в нее воды, второй, чтобы подобрать упавшую на пол бутылку в бухлом чтобы продезинфицировать руки. Что это был за алкоголь, девушка не определила, но запах подсказал, что содержания спирта в нем основательное.
Как следует перевязав мужчину, Кира смыла кровь с его торса и рук. Она видела, что тот еле - еле балансирует на грани сознания. Может быть, он и впадал в беспамятство, но девушка не отследила этого момента.
Калинина помогла незнакомцу улечься, стягивая с него брюки, потом накинула одеяло.
- Я сейчас уйду, только схожу в душ и приведу себя в порядок. Да, возьму немного денег на проезд, не тащиться же пешком через весь город.

+1

24

Голос у девушки был настойчивый и вместе с тем мягкий. Совсем не к месту вызвал ассоциации с маминым. С тем маминым, какой он никогда не слышал в свой адрес. Джош вызывал лишь нотки упрёка. Не то, что золотой мальчик Барри. А потом это прошлое снова растворилось в небытии его памяти под давлением боли.
Фокс послушно убрал руки. Пальцы девушки, словно тонкие щупальца кого-нибудь глубоководного, оставляли на горячей коже ледяные следы, ощущавшиеся даже после того, как пальцы переставали касаться его. От этого хотелось просто прижать её ладошки к себе, впитать немного холода.
В руках спутницы откуда-то взялась простынь, и Фокс совершенно не помнил — откуда. Вот только что её не было, а вот она уже с треском разлетается на полосы. Он почему-то подумал тупо: «Как же теперь спать без простыни?» А спать хотелось. Отчаянно.
Тканными белыми полосами девушка обматывала его, и он недоумевал: зачем? Он хотел объяснить, что нужно рану сперва зашить, ведь не оторвать потом будет тряпки эти, которые присохнут по живому. Только с мясом рвать. Но слова разбегались, и он только растерянно и устало смотрел на то, как споро мечутся её кисти рук, словно какие-то паучки, заматывающие его в странный кокон из широкой паутины.
В какой-то момент в её ладонях мелькнул янтарный кристалл, Фокс смутно сообразил, что это его виски, который он сам держит в руках. Или держал? Должно быть, выронил? Или намеренно отставил?
Реальность начинала путаться с накатывающим сном. Всё меняло очертания и назначение. Даже и сама девушка. На секунду наступили секунды полной ясности: совершенная незнакомка, перевязывающая его в его же номере; администратор спустит с него шкуру за простынь даже после уплаты — вздорный и мелочный человек; нападение в клубе, намеренное или произвольное — стоит выяснить; водитель наверняка запомнил их лица и после выпуска новостей сможет сложить два и два… а потом и это всё растворилось снова, становясь размытым, неуловимым, медленным, сонным как он сам.
Тонкие пальцы перестали мелькать, девушка что-то сказала, и Фокс прекрасно слышал, что именно, но связать отдельные слова в осмысленное предложение уже не мог. Каким-то образом она стала высокой, а его всего обнимало что-то тёплое. Девушка шагнула куда-то в сторону, и Мэтт, ощутивший отчего-то угрозу в этом, поймал её за запястье и потянул к себе.
Не ходи, — очень тихо пробормотал он, надеясь, что это были именно те слова, которые он собирался сказать. Все слова потеряли смысл.
Всё, что он понял — она собиралась куда-то пойти. И страшно больной ребёнок в нём никак не мог этого допустить. Если она и не собиралась положить свои прохладные ладони на его лоб, то пусть хотя бы не уходит.

+1

25

Вот теперь, когда всё плохое, по крайней мере, на сегодняшнюю ночь, завершилось, Кира поняла, насколько она вымотана и опустошена. Тот стержень, который держал её в вертикальном положении всё время, надломился, а вместе с этим вернулась и боль в колене и тревожные мысли о том, что будет завтра. Она прямо таки визитную карточку для полиции оставила в своей сумке. Телефон, кредитки, ключи от квартиры... Представив, как вытянутся лица сотрудников, если кто-то из служивых придёт к ней на работу с допросом, Кира жалобно всхлипнула.
Она всё таки покинула раненного, хотя слова вылетели из его горла с таким надрывом и болью, что внутри девушки что-то всколыхнулось. Но Кира отошла от кровати не для того, чтобы уйти по - английски, а чтобы нырнуть под ледяные струи душа. Да, именно ледяные, насколько это возможно. Так, чтобы по коже пробежали мурашки, чтобы зубы застучали. Встряхнуть организм, пытающийся вырубиться и выйти из-под контроля. И потом - пожалеть его, согреть под струями уже горячими.
На платье расплылись пятна, сейчас, при обычном освещении, слишком приметные. Пятно от алкоголя, и что-то жирное, видимо, с пола в злополучной кухне, и отпечаток кровавой пятерни ее не состоявшегося любовника. Пятна пришлось застирать, хотя Кира понимала, что больше никогда не оденет это платье. Слишком тяжелые воспоминания. Она завернулась в полотенце - достаточно большое, чтобы не оказаться слишком оголенной, развесила шмотки на стуле, чтобы они успели высохнуть. Кира уже понимала - никуда она не поедет среди ночи, прямо сейчас, потому что организм настоятельно требовал покоя и тишины.
Мужчина на кровати еще не спал, но пребывал в забвении тяжело больного человека. Девушка провела рукой по его лбу, на котором выступила испарина. Так, уже лучше. Жар проходит, худшее, возможно, уже позади.
Щелкнул выключатель, погружая комнату в спасительный, умиротворяющий полумрак. Свет падает от уличного фонаря сквозь плохо задернутые шторы. Впрочем, шторы здесь слишком кургузые, они в любом случае не создают полный мрак.
Кира поняла, что у нее не хватит сил подойти к окну и задернуть шторы. Фонарь раздражал настолько, что хотелось чем-нибудь запустить в него. Да хотя бы бутылкой из-под алкоголя. Что там было? Виски? Ну, пускай, какая теперь разница.
Кровать стояла у стены, мужчина лежал с краю, и Кире пришлось с огромной осторожностью влезть на пустое пространство, чтобы не потревожить больного. Он дышал тяжело, грудь подымалась и опускалась неровно.
- Спи, болезный, - тихо, на ухо, сказала Калинина, устраиваясь сбоку и кладя прохладную ладонь на лоб мужчине. - Я здесь останусь. Куда я, на хрен, денусь с подводной лодки...
Да уж, еще три-четыре часа назад девушка не думала, что таким вот образом закончится вечер развлечений и утех. И слова "спать с мужчиной" приобретут совершенно прямой смысл. И, лежа в темноте рядом с молодым, крепким, здоровым мужиком, придется стонать всего лишь от боли в коленке.
"Куда катится мир, ёпта..."
Натягивая на себя кончик одеяла и утыкаясь в здоровое плечо мужчины, Кира не отпустила его ладонь, создавая им обоим хотя бы видимость покоя и безопасности. Уже проваливаясь в тяжелый и глубокий сон без сновидений, Кира подумала, что так и не спросила имени человека, который спас её жизнь.

+1


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешбэк » [20.05.13] Ночной бит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC