За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Разное » "Фантазия, навеянная хоррорами"


"Фантазия, навеянная хоррорами"

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время: XXI век, нынешний год.
Место: где-то на Юге Франции.
Участники: Гэбриэл Дюкро (в роли ужасного вампира), Кира Калинина (человек), Ник "Танго" Соллерс (в роли оборотня).

Обширные владения где-то на Юге Франции, большую территорию которых покрывает лесной массив, простирающийся на десятки километров. Одна единственная асфальтированная дорога пересекает его. Кое-где от дороги вглубь леса вьются тропы. Одна из них, почти заросшая, и ведёт к особняку владельца лесных угодий. Лишь немногие слышали о том месте, некоторые сомневаются, что дом обитаем, а кто-то верит слухам, что земли эти прокляты. Порой здесь бесследно исчезают люди, мёртвые тела которых до сих пор не найдены. Если кому-то когда-нибудь и удавалось выбраться отсюда живым, тот будет хранить молчание до конца своих дней. Только высокие деревья, чьи густые кроны скрывают небо, безмолвные свидетели злодеяний, случавшихся в этих краях.
Молва не лжёт: у места этого дурная слава…

0

2

Отпуск во Франции, что  может быть прекрасней?  Только отпуск, в котором нет места бестолковой суете вокруг хрестоматийных памятников архитектуры, затасканных в реале и на фотографиях,  и  толп восторженных ротозеев,  и пафосных отелей, и...
Места нехоженые, не занесенные в туристические каталоги, не пропиаренные посетителями. Только автомобиль, взятый напрокат, большая подробная карта страны и десять дней свободы. Йу-ху, Кира  завидовала сама себе.
Девушка еще толком не знала, чего именно ей хочется, и куда ей податься. В Париже, Леоне, Марселе и некоторых других городах, которые входят в число обязательных для посещения, она уже  побывала во время своей прошлой поездки в эту страну. Душа требовала праздника, а попа -  приключений. Кира лишь в одном была уверена, ей хочется побывать в местах, далеких от столпотворения.
Автомобиль мчался по трассе, которая была практически пустой. Ветер  метался по салону, развевая растрепанные волосы и надувал, как парус, свободную клетчатую рубашку - ковбойку.  Кира забила на макияж и стильные шмотки. В отпуске она  могла  себе позволить  выглядеть   так, как хотела.
"  Мир потише, музыку погромче."
Она включила громкость в своем плеере на полную мощность.  Она начала подпевать, радуясь тому, что её никто не слышит. Как многие любители петь по утрам в дУше, Кира не особо умела это делать.
- Этот парень был из тех, кто просто любит жизнь,
Любит праздники и громкий смех, пыль дорог и ветра свист.
Он был везде и всегда своим
Влюблял в себя целый свет,
И гнал свой байк, а не лимузин,
Таких друзей больше нет.

Чем дальше, тем шкала настроения всё быстрее ползла верх, и некая беспечность, мало присущая Кире в рабочей жизни, захватила ее мысли.  В конце концов, она же в отпуске. Девушка позволила себе не только орать песни, но и превысить скорость.
Впереди маячил лес, выступающий темной прохладой по обе стороны от трассы. Мелькнул придорожный указатель, но Калинина не стала читать, о чем говорила надпись. Очередные частные владения - как обычно. в этой части страны они встречаются на каждом шагу.  А далее трасса резко пошла под уклон и вниз, а справа появилась дорога, ведущая в чащу этого леса. "Если попросят покинуть территорию, то покину. А если нет, то на нет и суда нет", - подумала Кира и свернула с трассы на лесную дорогу.

+2

3

— Вы там лягушек обожрались, и отравились, теперь ловите глюков по лесам, а мне вас искать?

— И ничего подобного, — жизнерадостно заржал в трубку Тед. — Мы сняли домик в лесу, приезжай.

— Охуеть, — Танго поймал удивлённый взгляд парнишки, который протирал ветровое стекло, типичный такой французик, и успокаивающе помахал ему рукой, мол, нормально всё, приятель. — Ты мне предлагаешь рысачить по всем окрестным лесам по чёртовой Франции, чтобы найти там домик, а в домике — твою задницу?

— По навигатору, — весело вклинился Майк. — Ты сейчас где?

Танго назвал город, при этом издав хриплое «оооо» куда-то в небо. Вечные идиотские придумки парней достали его чуть больше, чем полностью, но свои это свои, а у Теда вечно шило в жопе.

— Я тебе пришлю координаты. По трассе на юг, потом свернёшь на лесную дорогу. По навигатору, Танго!!! Тут даже лесные дороге получше чем у меня в Айове. И едешь себе, и едешь. Там частные, конечно, владения, но ты же не собираешься их леса топтать — проедешь только, и всё. Навигатор сказал «направо» — и ты сворачиваешь направо! Это Европа, тут аллигаторы не водятся.

— Ебал я аллигаторов, — бездумно огрызнулся Танго и снова закатил глаза, потому что где-то там, по ту сторону мобильной связи, тут же поднялось безудержное веселье, и кто-то заорал: «Танго трахался с крокодилами!»...

— Дебилы, — констатировал он, уже сдаваясь. — Что за бабы у вас там ржут?

— Француженки, — масляно промурлыкал Тед. — Какая Франция без мамзелей? Приезжай, Ник!

— Да еду. Уже еду, — он рассчитался за бензин и сел в машину, разобрался с навигатором. — Уже еду, и еду, и еду.

Всё шло нормально. Навигатор работал нормально. Дорога — вот она. Частные владения. Окей. Он свернул. Потом ещё раз свернул. Потом опять свернул. Навигатор как взбесился, выписывая замысловатые повороты. Какая полезная техника, без него он давно заблудился бы. Этой дороги, наверное, даже на карте нет.

А потом навигатор сдох даже без предупредительного предсмертного хрипа. Просто тупо взял, и сдох!

— Эй, эй, приятель, — Танго постучал по навигатору пальцем. — Ты мне это брось!

Навигатор безмолвствовал. Лесная дорога впереди снова разделялась на несколько частей, Танго начал выворачивать, и тут прямо в бочину со всего размаху влетела какая-то машина, Ник успел увидеть только женское лицо где-то на том месте, где должен был сидеть водитель... с мозгами, руками и умением вовремя тормозить!!!

— Сука, — сдавленно прохрипел Танго, когда смог проморгаться и разлепить глаза. — Лучше бы ты оказалась аллигатором... А бля!!!

На капот с грохотом упала ветка сверху, и Танго подпрыгнул на месте, попутно выяснив, что если очень постарается, то даже сможет вылезти из машины не по частям.

Протаранившее его авто так и торчало рядом, вплотную, и Танго нажал на клаксон. Самый простой способ проверить, жива эта киллерша на метле, или нет.

Отредактировано Ник "Танго" Соллерс (2017-06-05 20:02:34)

+3

4

Тёмная мужская фигура застыла возле окна. Пальцы отстукивали по каменному подоконнику в такт каплям начавшегося дождя, отбивающим ритмичную дробь о стёкла и крышу особняка. Мужчина уже более часа простоял так неподвижно, пристально вглядываясь во тьму за окном, где вдалеке мелькал яркий свет от фар проезжающих автомобилей. Такая редкость в это время, в этих краях. Жесткая усмешка исказила линию губ вампира, не меньшая жестокость вспыхнула в застывшем взгляде, неотрывно направленном вдаль, где всё ещё маячил далёкий свет. Неужели кому-то выпало несчастье заблудиться в его владениях этой дождливой ночью?
За спиной послышались тяжёлые шаги и хриплое ворчание, на что мужчина даже не обернулся, не сдвинувшись с места, прекрасно зная о приближении своего неизменного монстра. Зверюга протиснулась в дверной проём, явно узкий для её габаритного тела, тяжело дыша и шаркая когтями по паркету; неторопливо приблизилась со спины и мордой ткнулась в мужскую ладонь, обдавая жаром зловонного дыхания.
- Иди, погуляй, Френки, - края рта разошлись в усмешке, обнажившей жемчужные клыки. – Скоро у нас будут гости. – Вампир обернулся, взглянув в глаза монстра с улыбкой, показавшейся мягкой, даже с каким-то любовным обожанием, на какой-то миг преобразившим мертвецки бледный лик. Небрежно похлопав ладонью по морде косматого зверя, француз снова повернулся к окну, глядя в том же направлении, как и раньше, с досадой не обнаружив того, что привлекло внимание несколько минут назад - огни фар затерялись где-то в глубине леса. За спиной раздались быстро удаляющиеся шаги с приглушенным рычанием – драгоценный монстр отправился на охоту.
- Быстрее, – резко прикрикнул вслед монстру Дюкро, подгоняя того. Френки знал без слов, что от него сейчас требовалось и что его ожидало бы за невыполнение задачи, либо за неудачу. Но неудачи случались крайне редко, поэтому монстр так долго жил на этом свете, радуя своего хозяина свежими жертвами. Незаменимый слуга – как всегда считал вампир. С тех пор, как зверь появился лет пятьдесят назад, численность жертв возросла. Люди, по какой-либо причине попадавшие во владения вампира, пропадали бесследно с завидной регулярностью, оказываясь полностью в его власти, и никогда больше не покидали эти края. Всегда свежая кровь и новые развлечения на извращённый вкус владельца особняка.
Полиция его не беспокоила, считая дом давно необитаемым. Воры обходили эту местность стороной, наслышанные об историях, о монстрах и призраках, обитавших там, и слухов о том, сколько людей сгинуло за последнее десятилетие в этих местах. Никто бы и не смог проникнуть в особняк против воли хозяина, который знал, кого лучше не трогать, а кому со всем радушным гостеприимством открывать свои двери и приглашать внутрь.
Монстр нёсся сквозь густые поросли, не выбирая дороги, оставляя на сырой земле глубокие следы от лап, когтями буквально взрыхляя почву. Зверь спешил к месту присутствия людей, о наличие которых свидетельствовал урчащий звук моторов автомобилей. Кто бы ни заехал так далеко, очень скоро его путь прервётся против воли. Уже по приближении к месту нахождения людей, монстр издал дикий вой, оглашая округу о своем появлении, и вырвался из темноты на проезжую часть. Мокрая шерсть блеснула в ослепительно резком свете фар, отразившемся в желтизне свирепого взгляда; монстр буквально протаранил мощным корпусом автомобиль, подсекая его спереди с яростным рёвом. Задние лапы зацепили бампер машины, едва ли не сорвав его, когда зверь развернулся, встряхнув тачку так, что ту чуть не перевернуло, будто она из пластика. По боковине второй проехались когти, оставив на металле неровные борозды к ужасу водителя, вспоров машину, как диванную обивку. Отскочив в сторону с дороги на добрых пять метров, зверюга остановилась, обернувшись на бешеные звуки визга тормозов и характерного скрежета металла, будто насмехаясь над несчастными пострадавшими людишками. И было собрался скрыться из вида, как раздался пронзительный звук клаксона. Монстр развернулся, ощерив пасть и подпрыгнув, занося в воздухе лапу и одним мощным ударом когтей, пробивая стекло в передней двери.  Челюсти  яростно щёлкали, пытаясь дотянуться до водителя, но тщетно - голова просто не пролезла в слишком узкий для неё проём. Мохнатая когтистая лапа также безуспешно пошарила в салоне, вспоров обивку сиденья и поцарапав панель, и убралась. Зверюга в пару прыжков пересекла дорогу и ринулась в сторону леса. Душераздирающий вой ликования раздавался уже вдалеке.
Аварии была неизбежна.
А в особняке скоро появятся долгожданные гости к превеликой радости гостеприимного хозяина.

+1

5

- Ах ты ж, ёбаный массаракш!
Ни одного приличного слова не находилось. Конечно, Кира сама виновата. Расслабилась, заслушалась музыку, в общем, нехорошо как-то всё получилось. Но, главное, откуда на дикой лесной дороге появилась тачка? Да еще встречная, да еще в такое время...
Впрочем, она не сразу поняла, как и что произошло. Просто из стремительно сгущающейся темноты в свете фар появилось нечто. То ли зверь, то ли монстр, то ли какая еще неведомая херня, жуткая, как самая непередаваемая жуть. Черная, как сгусток застывшей тьмы. С горящими глазами. И она стремительно неслась прямиком вперед, как паровоз по рельсам. И она прыгнула на автомобиль Киры, и тряхнуло её с такой силой, будто перед ней был не внедорожник, а игрушечная машинка.
Доли секунды, и воздух вокруг прорезали одновременно три звука. Жуткий, леденящий душу, рёв неведомого монстра. Бьющий по ушам автомобильный сигнал. И басы грома, раскатисто прокатившиеся по небу. Вспышка молнии осталась единственным источником света, потому что огни фар мгновенно погасли, разбитые натиском неведомого нечто. Кира вжалась в кресло, крепко вцепившись в руль руками, будто бы еще надеясь, что вот прямо сейчас, в этот момент, можно дать по газам и рвануть прочь. Затем распахнула дверь со стороны пассажирского кресла и выскочила из салона. Дождь стеной обрушился на девушку. Она даже не заметила той странности, что еще час назад небо было, как чистейший хрустальный купол. Не обращая на ливень внимания, Кира рванула к соседней тачке, в которой смутно угадывался силуэт водителя, явно мужской и достаточно рослый.
- Месье! Черт возьми, месье, вы живы. Выбраться можете? Бегите! Спасайтесь, месье...- с несвойственной в другой, спокойной обстановке, силой, Калинина ударила кулаком по искореженному металлу.
Договорить девушка не успела. Монстр, который, как казалось, растворился где-то в бесконечной темноте леса, снова выскочил на арену событий. Не сбавляя скорости, он врезался в автомобиль, распарывая его, как ножницами по металлу легко режут жесть. Дальнейшая судьба участника ДТП с этого мгновения перестала быть для девушки наболевшей темой.
Надо бежать. Спасаться.
В такие минуты логика отключается уступая место инстинкту самосохранения. И он подсказывал, что единственно верное решение, это оказаться как можно дальше от места происшествия. Спастись, вот единственное, чего хотела Кира.
Если оглянуться, то можно либо испугаться еще больше, либо увидеть то, что заставит задержаться на месте события, пробуждая любопытство, и удивление, и желание помочь. Как правило, себе на погибель. Поэтому Кира не оглядывалась. Не останавливалась.
Лес мгновенно оттеснил её от дороги густым колючим кустарником. Здесь, под покровом деревьев, дождь казался слабее. Он уже не напоминал включенный на полную мощность душ, а стал просто ливнем. На удивление холодным для этого времени года.
Кире ничего не оставалось, как двигаться вперед. Она уже не неслась, не разбирая пути. Лишь быстро шла, иногда переходя на бодрую рысь. Сердце ухало то в районе подмышек, то хаотично металось где-то глубоко в паху. Одежда цеплялась за колючие кусты, ноги то и дело проваливались в рытвины и сбивались о колдобины. А лес становился всё гуще, и пробираться через него было всё сложнее. Сколько девушка провела в этом хаосе из переплетенных корней и крон, она не могла знать. В этом ужасе время не имело смысла.

+2

6

Судя по всему, Танго со всей дури приложился головой. Об что? Да разве мало тут поверхностей? Время от времени в голове кто-то принимался баловаться с выключателем. Свет то включался, то выключался, и Танго пришлось терпеливо ждать, пока организм подстроится под изменившиеся условия. Вот только временного ресурса никто не дал. Сначала, вроде бы, эта ведьма действительно выжила — мёртвые не орут что-то про мсье. Ох уж эти женщины. Мсье тут по частям лежит, голова отдельно, яйца отдельно, а она всё туда же: мсье, мур-мур, бонжур, тужур, примерьте абажур. Ох уж эти французские мамзели.

Танго снова разлепил глаза и приготовился сообщить мамзели, что незачем так орать, и рвать в клочья дверцу машины тоже не стоит, но вместо женского лица прямо перед глазами оказалась солидная пасть, утыканная частоколом зубов. Пасть тянулась к нему и мелко крошила мощными челюстями воздух. На мелкие молекулы крошила — клац-клац-клац. Видимо, стоило быть осторожнее с желаниями. Он пожелал, лучше бы аллигатор — нате, пожалуйста. Не аллигатор, но судя по зубам в несколько рядом — его сраная аллигаторова тёща.

Не удержавшись, Танго сообщил аллигаторовой тёще, что она женщина гулящая, трахается направо и налево. Выражалась эта ёмкая мысль в коротком слове.

— Блядь!!!

Явление оскорбилось и принялось доказывать свою целомудренность — когтистая лапа выдрала рулевое колесо из приборной доски, и уволокла куда-то в стену неизвестно откуда взявшегося дождя. Всё это Танго успел сообразить, пулей вылетая в противоположное окно. Сгруппироваться? Попытаться открыть дверь? Ага. ЩАС! Да будут благословенны столетние французские дубы, при столкновении с которыми все стёкла автомобиля вылетают куда-то к чертям собачьим. Вот на дубе том Танго и очнулся, страстно обнимая самую толстую ветку руками и ногами. Как взлетел — сам не понял. Гены сработали.

Аллигаторову тёщу Танго толком не разглядывал — эта тварь и так словно отпечаталась на сетчатке глаз, беснуясь под деревом. Впрочем, по деревьям эта проблядь тоже лазала, очень шустро начала карабкаться, продолжая клацать зубищами.

— Давай-давай, — ухмыльнулся Танго, чувствуя, как резко улучшилось зрение, а дикция, напротив, стала хуже. В горле клокотало рычание, и он ухмыльнулся. — Ты залезешь сюда, и я тебя сброшу вот на тот кусок железа внизу. Поверь, малышка, невыгодная ситуация — ты сдохнешь, а я сожру твою печень.

Насколько «малышка» поняла сказанное — это было непонятно. Но штурмовать дуб эта сволочь перестала, соскочила вниз и принялась ходить взад-вперёд, потом подняла довольно уродливую голову, подёргала носом и побежала куда-то в лес. Танго прищурился и сам потянул воздух носом. Пахло очень слабо, дождь быстро размывал любые следы, прибивая тонкую струйку запаха из воздуха в раскисшую землю. Девица дала дёру — и правильно сделала! Танго был готов аплодировать находчивой мамзели. Вот только вряд ли она далеко уйдёт, а у хищника не хватит мозгов пойти на перехват. Будет гнать по следу, чтобы наскочить сзади и пообещать лягушачьими лапками.

— Надеюсь, что ты не левша, — буркнул Танго, спускаясь с небес на землю. Фраза «с дуба рухнул» приобрела новый, буквальный смысл. — Потому что если ты левша, то ты ужин твари, которая ушла за тобой.

Он отплюнулся от воды, которая валила с неба, прикинул направление, в котором умчалась девушка. На вычисления ушло совсем немного времени — Танго, пригнувшись, нырнул в лес, наплевав с горы высокой на чужую частную собственность, и бежал он не по следу девушки.

У любого нормального человека шаг левой ногой короче, чем шаг правой. Это почти незаметно, но если заняться всерьёз и изучить, то окажется, что так и есть. Если, конечно, это не левша и не амбидекстер с рождения. А если шаг левой короче, то любые попытки идти по прямой в лесу без чёткого ориентира впереди заканчиваются там же, где и начинались. Человек начинает незаметно для себя самого забирает влево. Для иллюстрации можно покатать по столу грушу, она описывает полукруг, и если не ляпнется на пол, то полную окружность. Сейчас грушей была удравшая в лес от аллигаторой тёщи девушка. Она должна была описать круг и вернуться примерно туда же, откуда так шустро чухнула. Следом за неё радостной припрыжкой несётся местный массовик-затейник. Навстречу с отличной скоростью несётся... ну, кто несётся, тот и несётся. Танго смутно понадеялся, что успеет принять нормальный облик до того. как девица замарает форму содержанием.

Так и вышло — он даже не унюхал девицу, а услышал её. Мокрое «шлёп-шлёп» по раскисшей лесной подстилке и очень горестное такое «шлёп-шлёп». Уже потом унюхал, встряхнулся, проверил — зубы нормальные, кожа нормальная, штаны на месте... босиком. Ну, босиком это полбеды. Мало ли.

Танго перехватил её сразу за шкирку и за физиономию, чтобы не орала, и утянул за первое попавшееся дерево.

— Видела зверюшку, которая меня пыталась сожрать? Ты показалась более вкусным круассанчиком, и лучше нам быстренько отсюда эвакуироваться. Понимаешь? — Танго озадачено покусал собственные губы, глядя на круглые глазюки, которые таращились на него. — Я тебе рот зажимаю, чтобы не орала на весь лес «кушать подано». Ты меня понимаешь, или повторить на другом языке?

Вроде понимала. По крайней мере, интеллекта в глазах было побольше, чем у тёщи аллигатора.

— А теперь шустро и ещё шустрее — дёру отсюда. Вместе. Не оглядывайся. Вроде там где-то есть жильё, это ж долбаная частная собственность! Поверь, если нас не впустят в дом, я сам нас впущу, а хозяева пусть хоть в полицию звонят.

В буреломе не слишком далеко послышалось нетерпеливое завывание. Танго отпустил рот подружки по несчастью, цапнул её за руку и припустил с хорошей спринтерской скоростью по лесу туда, где смутно чувствовалось жильё.

— Не ранена? — на бегу спрашивал он. — Я не про самочувствие, я про запах крови. Ах ёпта, ты же мадам... месячных нет? Не возмущайся, а ла гер ком алагеро... А!!! Я ж говорил!

Они вывалились из лесу грязные до ушей, мокрые до костей, но всё-таки бежали правильно. Перед ними был... ээээ... дом. Большой дом. Очень большой дом. Охренеть какой большой дом!

— Ничего, — Танго бодро чихнул и с трудом подавил желание отряхнуться, что было совершенно бесполезно, отлепил от девичьей щеки приклеившийся туда сраный дубовый листочек. — Пусть тут хоть герцог с голубой кровью живёт — не имеет права отказать в помощи. Я его... по судам затаскаю, если попробует.

Он снова чихнул, и уже менее настырно повёл свою спутницу в этому дому... домищу. Короче, к этому сраному дворцу, понастроили тут. И очень доброжелательно замолотил грязным кулаком в дверную створку, гаркнув:

— Откройте немедленно, чрезвычайная ситуация!

По грустному опыту жалобное «помогите» у двери побуждало осторожных обывателей зарядить берданку и забаррикадировать двери, а вовсе не кинуться спасать и поить пострадавших горячим супом.

+2

7

Вой жуткого вида монстра, казалось, раздавался настолько громко, что был слышен в диапазоне на несколько километров. И уж, безусловно, слышал его хозяин особняка, чьими глазами и ушами буквально и служил этот зверь на момент ментальной связи, прервав которую, после убеждения в необратимости визита гостей, вампир отошёл от окна с всё ещё змеившейся на губах хищной усмешкой. Гости, непременно, будут.
  Монстр затаился в густых зарослях кустов, зорким по-звериному желтоватым взглядом наблюдая за путниками, оставшимися без средств передвижения и спешащими прочь сквозь дождливую ночь. Всё, что им оставалось - идти дальше пешком через лес, а единственным маяком направления в этой местности могли служить лишь огни дома, приветливо сияющие вдалеке, как приманка для мотыльков, стремительно летящих на яркий свет.
   «Помощь им всё равно понадобится. И больше её здесь ждать неоткуда», – усмехался мужчина, тем временем спустившись вниз, на первый этаж дома, чтобы отдать распоряжения немногочисленной прислуге о приготовлении к ужину. Ужин стоило готовить в первую очередь для поздних гостей, которые, как француз рассчитывал, как раз должны были прибыть к дверям особняка через какое-то время, будучи уже не в том состоянии, чтобы от чего-то отказываться. К тому времени всё будет готово. Самого же вампира в ближайшее время ожидало куда более приятное и увлекательно времяпрепровождение, к чему он решил приступить незамедлительно, как только все приказы были розданы, а слуги приступили к их выполнению.
    Всё тот же дикий, сверкающий янтарём взгляд преследовал пару, спешащую лесными тропами в направлении всё того же далёкого света окон. В темноте то тут, то там раздавались шорохи и треск веток. Тяжёлая звериная лапа неосторожно опустилась на почву, что послышавшийся громкий хруст намокшего дерева был ещё резче и отчетливее предыдущих звуков. Зверюга замерла, принюхиваясь и пристально следя сквозь поросли за перемещением двух людей, прислушиваясь к их негромким голосам и глухим шагам.
    «Что ж, пора заканчивать». – Бледные губы вампира разошлись в хищническом оскале, а взгляд полыхнул лихорадочно-маниакальным блеском. Путь вниз, в недра подвала для мужчины был недолгим; сколько раз на протяжении десятилетий он проходил его, сколько раз жажда наслаждения и необузданная похоть подстегивали повторять всё снова и снова. Под мужским ботинком скрипнула последняя железная ступень резким эхом, гулко разбившим тишину каменного короба. «На смену одним, придут другие», чтобы повторить тот же жуткий путь, что преодолели предшественники, завершив его здесь, в непроницаемой тьме и мрачном покое. Сегодня, здесь же их покой закончится навсегда. За спиной мужчины протяжно скрипнула тяжёлая железная дверь; последнее, что послышалось за ней, – стоны, переходящие в душераздирающие вопли, многократно отразившиеся от стен, звонким эхом потонувшие в пределах изолированного помещения. Единственный, кто покинет его живым, - вампир, чтобы вновь принять очередных гостей.
Монстр ещё какое-то время крался вдоль тропы, переступая тяжелыми лапами по мокрой земле и кроша сухие ветки, пристально наблюдая за путниками, так резво перемещающимися к верной цели. Зловонное дыхание паром срывалось из приоткрытой пасти со свисающим поверх клыков и роняющим слюну языком; зверь хищно облизывался, но эта «добыча» ему не достанется, если только потом с барского стола не перепадёт пара кусков свежей плоти. Последний раз отразилась мокрая дорога с парой путников во тьме зрачков зверя, рванувшего в сторону через густые кусты, спешащего вернуться домой. Хозяин ждал.
Затворив пронзительно скрипнувшую тяжёлую дверь, вампир принялся расстёгивать белую рубашку, заляпанную кровью так, что этот цвет едва угадывался в багровых разводах. Бледные губы исказились в злом оскале. Мужчина уже почувствовал приближение своего зверя, а следом и гостей, вымокших под дождём.
- Френки уже вернулся? – Спокойным тоном было обращено к дворецкому, застывшему наверху лестницы с чистой рубашкой для господина в руках, пока тот поднимался по ступеням. Дворецкий безмолвно кивнул, принимая испорченную одежду от вампира, и так же молча неспешно удалился. «Прекрасно. Добро пожаловать», - довольно откровенно несдержанно рассмеялся француз, как только во входную дверь раздалась целая очередь гулкого стука и возгласов, эхом разносящихся по первому этажу. Снаружи рвались так, будто за ними кто-то гнался. Что ж, они были очень близки к истине, но вряд ли имели представления, откуда взялась такая тварь, обитающая в этих лесах, что гналась за ними. 
Отворив дверь, дворецкий волей неволей спокойно посторонился, впуская буквально влетевших в дом молодых мужчину с женщиной. Как только дворецкий отошел, из-за его спины взору путников предстал хозяин дома, изучающий их настолько спокойным взглядом, как будто сюда регулярно врываются по паре таких же туристов. Более пристально он осмотрел промокшего мужчину, что-то подметил и перевёл взгляд к столь же промокшей молодой особе.
- Доброй ночи, – вежливо поприветствовал их вампир, между тем мысленно усмехаясь. – Что у вас случилось? – тёмные брови едва метнулись вверх в лёгком удивлении.
- Альфред, думаю, нашим гостям не помешали бы чистые полотенца, - выразительно обратился Дюкро уже к своему слуге.
-Да, месье, - дворецкий слегка склонил голову и ненадолго удалился.
- Не стойте у двери, пройдёмте к камину, - мужчина жестом указал гостям следовать за ним. Распахнув дверь в комнату, пропустил их пройти внутрь, успев заметить отсутствие обуви у молодого мужчины.
- Вы потеряли ботинки, пока добирались сюда? – обратился к тому вампир.
В небольшом помещении напротив камина стояли несколько кресел, потрескивали объятые пламенем поленья. Когда дворецкий вернулся, Дюкро принял у него полотенца и протянул по одному каждому из гостей, внемля тому, что они могли рассказать о своих злоключениях, о которых хозяин особняка якобы не знал.

+1

8

Спаситель, оказавшийся рядом с Кирой в чаще леса, был хоть и не принцем на белом коне, но особой, явно приближенной к тем, кто посланы в жуткие ебеня спасать перепуганных девиц от непонятно откуда взявшихся чудовищ.  Молодой, в меру красивый мужик  что-то уверенно затирал Кире, и она старательно кивала в ответ, не понимая, впрочем, полного смысла сказанных им слов. Зачем?   Когда девушка поняла, что она больше  не одна среди ночи, дождя и леса, на ее сознание словно упал пыльный занавес.
Кем бы ни был этот человек, он явно не собирался причинять ей вреда,  а совсем  наоборот, поэтому Кира бодро припустила за ним, как следует маленьким кораблик за атомным ледоколом.
Пару раз запнувшись и единожды от души приложившись коленом о какую-то корягу, девушка перевела дух лишь тогда, когда из-за расступившихся деревьев выплыл из темноты силуэт огромного дома. На фоне чернильно-черного неба без малейшего проблеска луны и звезд, он казался единственным оплотом жизни. Впрочем, никаких других пристанищ для заблудившихся людей в поле видимости не наблюдалось.
Девушка осторожно озиралась, оказавшись под защитой мощных стен.  Переводила взгляд в одного действующего лица на другое, чувствуя непонятно отчего нарастающее беспокойство. С чего бы это? Хозяин дома на искушенный взгляд девушки был просто отрадой для женских глаз. Высокий, статный, с теплым оттенком глаз. Что называется, попал в масть. Вроде бы можно выдохнуть, тихо порадоваться тому, что хеппи-энд всё-таки настал, но... Не было облегчения, которое случается, когда минует большой кипиш.
  Войдя в комнату, Кира остановилась у порога. Опустив глаза она, кажется, осознала причину своей тревоги. Ну да, из правой штанины был вырван достаточно большой клок, телепающийся    от того места, откуда обычно растут ноги, до колена. Еще одна дырка, к счастью, поменьше, при беглом ощупывании обнаружилась на заднице. О том, что низ брюк представлял собой теперь смесь из  кривой бахромы, красной глины и всевозможных семян-колючек, говорить было нечего. Футболка потеряла свою девственную белизну, форму и даже целостность, лямка на бюстгальтере оторвалась и торчала из выреза футболки. Кира даже представить побоялась, что она увидит в зеркале, и внутренне порадовалась, что зеркал в комнате не было.
Кира поблагодарила за полотенце и стала вытирать им мокрые волосы. Одним полотенцем тут явно не обойдешься, одежду можно было выжимать не снимая, а в кроссовках достаточно громко, при каждом шаге,  чавкала грязь. И уже мутная грязная лужица натекла на блестящий паркет. М-да, некрасиво вышло. Дорогой паркет, роскошные ковры, и она - в таком виде, что только обнять и плакать.  Вон, ее спаситель, так вообще, босиком, не оставляет за собой грязные разводы. Интересно, как он в таком виде бежал через чащу...Кира некоторое время переминалась с ноги на ногу, не зная, как поступить, но теплота, идущая от камина, заставила продрогшую до костей девушку подойти ближе к огню, присесть на корточки и протянуть  к нему руки.
Кира, смешно сморщив носик, пронзительно  чихнула. Потом еще раз. И еще. Это были первые признаки надвигающейся простуды.
- Спасибо вам, месье, что впустили заблудившихся странников, - Кира повернулась к хозяину дома и робко  улыбнулась ему. Все ее мысли занимали порванные брюки и то, насколько диковато и грязно она выглядит.  - Даже не представляю, чтобы случилось, если бы ваш слуга так вовремя не открыл двери.
Она больше ничего не стала говорить. Делиться деталями недавнего кошмара девушке откровенно не хотелось, а придумать какую-нибудь правдоподобную версию с ходу не могла. Ну, не поверит же этот господин, что причиной аварии двух машин стало существо, словно вошедшее с киноэкрана, на котором шел фильм ужасов.

+1

9

Дверь всё-таки открыли. И вовремя, потому что Танго уже наметил путь вторжения в чужую частную собственность. Уж девчонку он как-нибудь затащил бы за собой — жить захочешь, ещё не так раскорячишься. Но план не пригодился, дверь медленно и величественно распахнулась... впрочем, Танго сразу придал створке ускорения, шустро вломился в дом, затащил следом девицу и дверь захлопнул. Потому что логика превыше вежливости.

— Кому доброй... Впрочем, вылезти живыми из передряги — это уже хорошо. Спасибо, что впустили, — Танго придержал при себе длинный монолог на тему того, что владельцу дома всё равно пришлось бы проявить гостеприимство, куда бы он делся с подводной лодки. — Представляете, мы ехали, каждый по своим делам и разных направлениях, и тут — авария. Словом, у вас тут водится неадекватный хищник. Породу я не смог определить, но может почудилось с перепугу.

Танго помялся, переступая с ноги на ногу. Босые ноги выразительно шлёпнули по полу в образовавшейся луже. С него текло так, как будто он только что вынырнул из призамкового пруда. Был ли там пруд — этого Танго не знал, но как-то в голове отложилось, что в каждом приличном французском замке должен быть чёрный пруд. С лилиями. Цветущими. Почему? А хрен его знает. Но раз позвали к камину, чего б не пойти. Он бы сейчас и в камин залез, лишь бы согреться. А что они натопчут. так тут уже что поделаешь. Впрочем, Танго парень простой, он оглянулся на оставляемые грязные следы, виновато передёрнул плечами и вполголоса сообщил дворецкому (это же был дворецкий, да?), что если ему дадут швабру, то он всё уберёт как было. Потому что негоже загружать непричастных людей незапланированным мытьём полов.

— Две машины вдребезги, хищник в лесу, непогода и... — Танго в довесок снова чихнул в ладонь и помотал головой, отказываясь от полотенца. А какой, простите, смысл в полотенце на грязную тушку? Так что он очень галантно накинул выданное ему полотенце на плечи девушки, которая, между прочим, была косвенно виновата в их плачевном положении! Это же она не смотрит, куда едет! Он чихнул ещё раз, в голове слегка прояснилось, и совесть как бы намекнула, что он тоже не очень-то был в курсе, куда едет.

— Зато я представляю, что было бы, если бы дверь не открылась, — почти вежливо сообщил он и улыбнулся. — Мы бы вломились силой. Уж простите, мсье, а жить хочется, просто не передать словами, с какой неистовой силой. В такой ситуации не до реверансов. Но раз вы оказались настолько любезны, то может ваше гостеприимство зайдёт так далеко, чтобы вызвать такси и эвакуаторы для машин? — он машинально принюхался и неуверенно добавил. — И полицию. Или кто у вас тут занимается контролем над дикими животными.

В этот момент Танго вспомнил, что цивилизация штука всепроникающая и восхитительная, просиял лицом, достал из кармана мобильник с целью избавить хозяина дома от переговоров, и тут же увял. В руке вместо смартфона оказалось довольно унылое крошево, из которого, к тому же, тут же полилась тонкая струйка воды. С весьма красноречивым журчанием по полу.

Танго пошевелил пальцами босых ног, неловко запихнул останки смартфона в карман джинсов — а это не так просто, когда джинсы мокрые! — и растерянно буркнул:

— Сам не понимаю, как оказался без кроссовок. Наверное, когда на дерево лез, машинально сбросил.

Так-то на дереве он сидел в кроссовках, а оставил их в лесу... ну вот, кстати, класснючие и недешёвые кроссовки было ещё жальче, чем мобильник! Машина — да хер с ней, с машиной, она прокатная, и застрахована, поэтому похрену. Но кроссовки!

В кресло Танго так и не сел, почему-то представляя, как на вызывающе дорогой обивке останется след мокрой задницы, и ему будет неловко. Ему и так было неловко. Во-первых, он чувствовал себя достаточно жалким, ему было неудобно среди подчёркнутой дороговизны интерьера, и вот так по совести, он бы больше образовался обычному дому с незамороченными людьми. Им бы сразу дали как вариант сполоснуться и сухую одежду, и по стопке крепкого алкоголя. А тут изволь стоять и разводить политес. Танго такое не одобрял. Он вообще не одобрял гипертрофированные иллюстрации Старого Света. Того и гляди, выйдет кто-то в напудренном парике с здоровым дрыном в руке, и торжественно бумкнет об пол несколько раз, чтобы произнести километровые титулы. Пролетарская классовая ненависть, чуждая Соллерсу, внезапно заинтересованно приподняла голову.

Он так заморочился, что не заметил, как выразительно принюхивается, пытаясь определить, что ему, собственно говоря, не так в этой комнате или в присутствующих в комнате людях. Кстати, о присутствующих. Внезапно выяснилось, что единственный, чьё имя известно, это невозмутимый Альфред, который принёс полотенца. Это было не очень правильно.

Все эти волнения и стресс, я не представился. А в лесу так и вовсе было не до этикета. Ник Соллерс. Американец, я... турист. Признаться, я ехал совсем в другое место, но название благополучно выветрилось из головы, а навигатор мокнет в разбитой машине где-то под дубом, об который она, собственно, и разбилась. Ехал к друзьям, наверное, заблудился. Или просто не доехал. Сейчас сложно сказать. Если вы вызовете такси, то я буду чрезвычайно благодарен.

Последнюю фразу Танго проговорил с тем фирменным выражением морды лица, которое позволяет понять, что ни на чью шею Ник Соллерс не садился и никогда не сядет, поэтому он способен оплатить сраное такси в сраную чащу леса. Он платежеспособный гражданин большой страны, честный налогоплательщик, и вообще... Он снова чихнул в ладонь и понял, что готов заплатить кому угодно за горячий душ. И сколько угодно.

+3

10

Вампир улыбнулся присевшей возле камина девушке, взглянул на стоящего рядом с ней мужчину и отошёл к окну, за которым яркие росчерки молний раскраивали густые тучи, перекрывшие чернильную синеву неба. Дюкро поглядывал то в окно, сквозь стекло наблюдая разбушевавшуюся стихию, то в сторону туристов, гревшихся возле камина. Оставленные ими следы на полу его совершенно не волновали. Только немного забавляла неловкость, которую испытывали мужчина с женщиной, оказавшись в таком роскошном доме. Естественно, те были не в курсе, что далеко не первые туристы, кто попадает в вампирскую обитель не в лучшем виде и расположении духа. Но всё складывалось так, как задумал вампир.
- В этих лесах водятся дикие звери. Возможно, вам на пути попалась какая-то крупная особь. Особенно опасны медведи в брачный период. Может, вы встретили одного из них, - прозвучала спокойная речь, когда француз развернулся от окна и подошёл ближе к камину, продолжая слушать в отличие от девушки довольно многословного мужчину, попутно разглядывая их.
- Я вас прекрасно понимаю, - усмехнулся вампир в ответ на слова о том, что его дом мог подвергнуться бандитскому вторжению со стороны туристов, если бы им не открыли дверь и не впустили внутрь. Но если бы эти двое знали, что может ожидать их внутри дома вампира, то рванули бы прочь с удвоенной скоростью сквозь густые чащи, даже если бы за ними гналось разъяренное стадо таких же монстров, как Френки. Представив такое зрелище, Дюкро едва не рассмеялся, предвкушая продолжение жестокой игры, которую затеял с этими незадачливыми смертными. Покачивание головой можно было интерпретировать, как отношение к тому, что сейчас больше всего волновало этих двоих в чужом доме.
- Не беспокойтесь об этом, - мужчина мельком взглянул на грязные разводы следов по полу. – Тут всё уберут.  – "И даже не оставят следов вашего пребывания в стенах этого дома", чего не прозвучало вслух, но передалось в коварном взгляде, направленном в сторону окна.
Казалось, гром раздался над крышей, аж стекла в рамах задрожали;  сверкнула молния, а порывом ветра распахнуло окна и рвануло шторы в стороны; следом послышался протяжный  душераздирающий вой того самого монстра. "Френки, ты сегодня постарался. И тебе достанется аппетитная часть от кого-то из них". В комнате на несколько секунд погас свет. Хорошо, что гости не видели зловещее выражение бледного лика вампира, подошедшего к окну, чтобы закрыть распахнувшиеся створки. Когда в помещении снова стало светло, Дюкро сдвинул шторы и изобразил недоумевающую улыбку, обернувшись к туристам.
- Гэбриэл Дюкро, - в свою очередь представился мужчина. - Увы, никого вызвать вам сегодня я не смогу, - начал он и, опережая возможные возмущения на этот счёт, продолжил: – В такую сильную грозу у нас отключается телефонная линия и не ловит сеть. Мы далеко от города, - мужчина слегка развел руками. Конечно, это не было единственным объяснением происходящего, но его гостям незачем об этом знать. Равно как и то, что всё наихудшим образом подстроено самим хозяином особняка.  Наихудшим, для таких туристов, образом.
- Вы можете остаться здесь до утра, - спустя пару минут предложил француз нетерпящим возражений тоном. – В этом доме вы будете в полной безопасности. А утром я вызову вам полицию, егерей и эвакуатор для ваших машин.
- Простите мою невнимательность, - якобы опомнившись, торопливо высказался Дюкро. -  Альфред проводит вас туда, где вы сможете принять душ и переодеться. Вам подберут что-нибудь подходящее. Через пятнадцать минут подадут ужин. Будьте моими гостями, не стесняйтесь. На ужин вкуснейшее рагу из говядины, - сообщил хозяин особняка, собираясь покинуть помещение.
- Вам не помешало бы горячее, - с улыбкой добавил вампир, обернувшись уже около двери,
прежде чем выйти.
В дверном проёме тут же нарисовался дворецкий, будто заранее знал об указаниях хозяина. Пропустив выходящего вампира, Альфред слегка поклонился и повел туристов к лестнице, а следом - вверх по ней.
- Следуйте за мной. На втором этаже несколько комнат прислуги. На третьем – комнаты для гостей и удобства, - сопровождало размеренные шаги краткое описание особняка,- на четвёртом - апартаменты хозяина и библиотека. Молодой хозяин с родителями, - указал дворецкий на висящую на стене большую картину, на которой была изображена пара с ребёнком. Женщина с огненно-рыжими волосами улыбалась, держа на руках пятилетнего мальчика; обнимающий их мужчина был брюнетом; не зная эпоху, сложно было бы определить, что все они были одеты в стиле 40-х годов. На этом краткая экскурсия закончилась. Дворецкий провёл гостей по коридору и остановился возле дверей расположенных друг против друга комнат.
- Тут вам будет удобно. Девушка может выбрать первой, - Альфред распахнул по очереди каждую из дверей. Комнаты отличались разве что расцветкой в интерьере. По центру у стены стояла большая кровать; шкаф и комод – с противоположной стороны; кресло со столиком - около окна.
- Лидия, - представил дворецкий подоспевшую служанку.
Девушка слегка присела, склонив голову и улыбнувшись, и передала гостям по свежему полотенцу и подходящую одежду. Подмышкой она держала аптечку.
Можете обращаться к ней, если вам что-то понадобится. Если кто-то из вас ранен, она вам поможет, - добавил дворецкий и удалился.
Слуга осталась стоять в коридоре около двери, чтобы не смущать туристов, и чтобы они не испытывали неловкости, пока осматриваются в предоставленных апартаментах. 
- У вас всё в порядке? – поднял взгляд на гостей вампир, как только те прошли в столовую, где всё уже было накрыто к их появлению. Пара слуг что-то переставляли, раскладывали и наполняли бокалы.
- Надеюсь, среди вас нет вегетарианцев, - едва вздёрнув брови, Дюкро направил взгляд в сторону мужчины. Что этот, как оказалось, не-человек является потребителем мяса, сомнений не возникло. А девушка? Француз взглянул на неё - худышкой та не была. Стройна, весьма недурна собой, с выдающимся бюстом, но, кто знает, каких диет придерживается человек, чтобы соблюдать фигуру. Но если гости что-то не употребляют, это не стало бы проблемой
Что-то отметив, вампир улыбнулся и отвел взгляд к своей тарелке.

Отредактировано Гэбриэл Дюкро (2017-08-16 18:45:13)

+2

11

Кира всё еще немного смущалась. Не потому, что она испытывала неловкость, а просто, чтобы показать хозяину, как она поражена и восхищена  его гостеприимством. В отличие от ее спутника, девушка благополучно потеряла свой телефон, занимаясь бегом с препятствиями в лесной чаще, а кошелек с деньгами и кредитками так и остался лежать в салоне искореженной машины. Поэтому ей ничего не оставалось, как тихо-мирно-скромно улыбаться достопочтенному Габриэлю, поглядывая на него снизу вверх невинным и благодарным голубым взором.
- Кира Калинина, туристка из России, -теперь настала ее очередь назвать себя. -  Решила устроить себе  незабываемый отпуск, ну и вот... -   она развела руками.
Слушая краткий экскурс дворецкого, Кира кивала, оценивая богатое убранство дома и его обстановку. Это же настоящий мини-замок, а не загородная резиденция!  На семейный портрет хозяина, на который акцентировал внимание Альфред, девушка бросила внимательный взгляд, но особо не заинтересовалась.  Она никогда не относила себя к ценителем живописи и, вообще, изобразительного искусства. Куда более важные и приземленные проблемы тревожили душу русской.
Впрочем, горничная хорошо поняла ее проблему, предложив вместо рваных и грязных шмоток, сменное белье и домашнюю одежду. Кому принадлежали эти мягкие, свободного кроя, брюки  цвета беж, и в комплект к нему кофта, Кира не знала. Может, у хозяина есть жена? Или эта одежда хранится на всякий случай для таких вот, как она, заблудившихся в ночи, дамочек-потеряшек?
Ай, да какая разница, если здесь есть место для сна, и горячая ванна, а еще и ужин намечается в перспективе...
"А жизнь-то налаживается"
Кира выбрала ту комнату, которая была расположена   поближе к лестнице.
Кира долго грелась в большой ванной, то и дело погружаясь в густую пену и мурлыкая песни.
Кира долго растиралась большим пушистым полотенцем.
Кира придирчиво осматривала себя в зеркало. Предложенные вещи сидели на ней странно. Нижняя часть костюма скрывала всё, что Кира так старательно подкачивала  и подчеркивала. Верхняя часть излишне облегала. Девушке хотелось выглядеть как можно лучше, ведь ей предстоял ужин в компании двух шикарных мужчин. Даже сложно сказать, кто из них в большей степени мог стать усладой для ее глаз. Породистый холодноватый хозяин дома или до невозможности обаятельный ее случайный попутчик.
"Прямо, как в начале старого анекдота. Встретились как-то француз, американец и русский..."
Еще раз посмотрев на свое отражение, Кира вздохнула и немного оттянула вниз молнию на кофте.
У дверей столовой девушка столкнулась с Ником.
"Aх, какой мужик. Не, блин, прямо очень, очень даже."
-  Отлично выглядишь, намного лучше, чем при нашей первой встрече,   -  улыбнулась ему Кира. Ей надо было что-то сказать, не входить же в комнату молчаливой унылой букой.
В столовой  было светло от зажженных ламп, отражающихся в позолоте и хрустале приборов и посуды. Кучеряво, очень кучеряво.
- Ой, да, всё прекрасно, спасибо, -  Кира села за стол, почувствовав вдруг некую растерянность.
Как-то уж очень тут всё пафосно.  Тарелки из явно дорого фарфора, стройные ряды разнокалиберных вилок, салфетки причудливо  сложены каким-то большим затейником. Ей бы, для полного счастья, хватило пары бутербродов и большой кружки крепкого кофе. И не за столом под белой скатертью, а на журнальном столике у телевизора. Ну, и острограммиться для души. Здесь же девушка чувствовала себя неудобно. К такой обстановке не хватало маленького черного платья из последней коллекции, туфлей на шпильках и бриллиантов в сложной прическе. Впрочем, хрен с ними, с брюлликами, хватило бы  и просто прически.
Аппетит тут же куда-то делся, несмотря на то, что запахи по комнате разливались умопомрачительные.
-Не стоит беспокоиться, Габриэль, - Кира украдкой разглядывала хозяина дома.
"Аристократ, наверное. Нет, точно граф какой-нибудь. Или барон. И глаза, и осанка... М-м-м, просто вах."

+1

12

— Медведи? — Танго на минуту завис и вполголоса добавил, — ну может и медведи. Блаженны верующие.

Эта тварь определённо не была медведем! Нет, сэр! Возможно в какой-то из прошлых реинкарнаций, но тогда это был упоротый шатун-извращенец, ебущий аллигаторов! А эта ведьма на помеле оказалась русской, и Танго с трудом ухватил себя за язык, чтобы не вывалить перед ней все свои познания в русском языке: «Спасибо, балалайка, водка, перестройка, чебурашка, ёбаныйврот». Причём от других американцев он выгодно отличался тем, что был в курсе смысла всех этих слов. Спасибо — это благодарность, балалайка — это русский аналог банджо, водка — это водка, нет таких дебилов, которые не знают, что такое водка. Перестройка — это когда что-то перестраивают, чебурашка — сибирский подвид панды, ёбаныйврот — классный парень. Что? Он служил с русским! Последний термин самый смешной, на английском звучит как «твой кролик написал»,  your bunny wrote. Русские, мать их.

Эти мысли немного отвлекли, и Танго едва не пропустил вагон любезностей. Что хуже — потерял нить размышлений. Что же его настораживало, а? Что-то ж было не так! Но момент был упущен, Танго благодарно чихнул в ладонь и убрался следом за дворецким, галантно уступил право выбирать комнату девушке, и сам быстрее ринулся в душ. Горячий. Аминь, пусть господь на том свете постелит в раю ещё одно облачко тому чуваку, который придумал горячее водоснабжение.

Армейская привычка приводить себя в порядок очень быстро и тут сыграла на руку. Ну, или как смотреть — он бы может ещё постоял под горячей водой, но привычка... Предоставленная одежда вызвала у него болезненную гримасу. Впрочем, он оделся. Брюки, белая рубашка. Пиджак, или какой-то его ближайший родственник, был подвергнут игнору, как и галстук. Правда, ходить дальше босиком было бы невежливо, и он обулся в предложенное, попутно размышляя, откуда тут запасы одежды всех размеров. С другой стороны, когда живёшь чёрти где. то на голову регулярно валятся какие-то люди. Родственники, опять же. Чем больше у человека денег, тем больше у него родственников.

— Ого, — сообщил он русской о своём восхищении её внешним видом, когда она появилась уже не мокрая и грязная с перекошенным лицом. Галантно предложил ей руку и проводил к столу. Обстановка обязывала. Что он при этом просто закатал рукава рубашки до локтей и не до конца застегнул ворот — ну, простите.

Стол действительно был накрыт. Даже с претензией.

— Была попытка перейти на сельдерей, — честно признался Танго и выразительно возвёл глаза к потолку. — Опустим завесу жалости над этим эпизодом моей жизни.

Он усадил девушку, по безмолвным сигналам невозмутимого дворецкого понял, куда приземляться ему, и улыбнулся хозяину дома.

—  Честно говоря, я чертовски рад, что не пришлось бежать всю дорогу до ближайшего города с девушкой на плечах. Из-за океана Европа кажется очень густонаселённой, кто бы знал, что тут попадаются такие обширные безлюдные пространства. Мсье Дюкро, вы... ээээ...

Вообще-то он хотел спросить «какого хера жить чёрти где», но приличия требовали перефразировать.

— Вы не любите больших городов?

Танго выждал, пока все как бы возьмутся за столовые приборы, и с некоторой оторопью увидел, как перед ним ставят тарелку. Он и в ресторанах-то чувствовал себя неловко, а тут за спиной стоит прислуга — это страх как напрягает. Постарался незаметно принюхаться. Люди всегда странно реагируют на тех, кто шумно обнюхивает еду. Говядина, говоришь? Точно говядина? Точно-точно говядина? Наверное, какой-то европейский сорт. Или специи странные. Или импортная, из Австралии. Говорят, что оттуда возят всякую дрянь.

Танго поднял взгляд от тарелки, снова улыбнулся Дюкро и поймал лёгкий ступор. Потому что инстинкты внезапно сообщили «Дружище, а тебе не кажется, что это не человек?».

+1

13

- Вы очаровательны, - одарил комплиментом сразу обоих гостей вампир, подняв голову, как только те оказались за столом. Выглядели они значительно лучше, учитывая, в каком виде здесь появились.  Понимающе кивнул в ответ на речь о несостоявшихся переменах в рационе американца. Вегетарианство? Какие глупости, тем более для не-человека, которому мясо в пищу просто необходимо. Под вопросом было – потребляет ли он человеческую кровь. Хозяин особняка всмотрелся в лицо мужчины – когда-то ему доводилось встречать оборотней, но сейчас навскидку определить вид он не мог. Возможно, именно таких он ещё не встречал. «Но ведь я могу это увидеть», - чересчур пристальный взор вампирских глаз задержался на лице американца, - «а сам ты покажешь или я заставлю, значения не имеет». Улыбнувшись, француз плавно перевёл взгляд к девичьему лицу.
- Попробуйте глинтвейн. Прекрасное согревающее после прогулки в грозу, – как только Дюкро озвучил предложение, подоспевшая к столу служанка подхватила большой кувшин и принялась наполнять бокалы обозначенным напитком. Через минуту закончив, девушка слегка склонила голову и отошла, чтобы не мешать хозяину и не смущать гостей. Проводив её кратким взглядом, француз снова обратился к своим гостям:
- Это заняло бы много времени. До ближайшего населённого пункта около часа езды. Сомнительное вышло бы путешествие в такую погоду, - спокойным тоном с долей иронии обозначил перспективы пешего похода Дюкро. – По пути встречаются одинокие дома, но далеко не каждый хозяин пустит на порог заблудившихся туристов. Опасаются, - выразительно подметил в конце, подспудно подчёркивая, как повезло туристам, что они постучали в двери его дома, и хозяин впустил их на порог.
Осознание того, что эти двое вряд ли бы решились на такую долгую прогулку, когда за ними сквозь ливень гонится чудовище, вызвало едва уловимую злорадную улыбку, обозначившуюся кратким движением уголков губ. В этот момент француз взглянул в свою тарелку, интересом к еде скрывая игру мимики. Пальцы надавили на столовый прибор, четырьмя зубцами глухо постукивающий по фарфору, набирая кусочки овощей и мяса, чтобы потом отправить эту небольшую горстку в рот. Вампир с упоением прожевал и проглотил;  мясо было чрезвычайно вкусным и сочным. Жаль, что его гости так смущены и пока не решились отведать ужин, но их можно было подтолкнуть к дегустации лёгким гипнотическим воздействием. Может, хотя бы попробуют.
Странно, что сидящий за столом оборотень отказывается от мяса. Направив на него ещё один пристальный, улыбчивый взгляд, Дюкро снова заговорил, после того как прозвучал вопрос:
- Почему же. Мне нравятся города. Я там жил, - мужчина сделал паузу, чтобы отпить немного глинтвейна из бокала. – Но я не люблю шум с улиц и слишком шумных соседей. Особенно ночью. И, если есть возможность проживать в более тихом и спокойном месте, то почему бы не воспользоваться. А вы бы как поступили? – вопрос был адресован и к молодому мужчине, и к девушке, взгляд к которой обратил вампир, стараясь не спускаться ниже уровня шеи, хотя аппетитные формы так и приманивали внимание смотрящего.
Крупный капли дождя, забарабанившие в окно, разбавили мерно звучащий разговор. Над крышей снова раздался гром, отчего задрожали стёкла, но на этот раз порывом ветра не распахнуло створки. Пару раз сверкнула молния, и в тот же момент свет погас. В синеве, озарившей  пространство столовой, лицо вампира казалось неестественно бледным, и глаза будто сверкнули желтизной – показалось ли? Когда свет также неожиданно вспыхнул, и хозяин, и находившиеся рядом слуги вели себя так, будто ничего не произошло, продолжая заниматься своими делами. И Гэбриэл выглядел как самый обычный человек, поедающий свой ужин.
После Дюкро допивал свой глинтвейн, слушая гостей. Слугам сделал жест удалиться, чтобы его гости не испытывали стеснения. Где-то поблизости остался только Альфред, на случай, если что-то понадобится.
- Вынужден вас оставить. Рано вставать, - вежливо обозначил причину своего ухода Дюкро, пока вставал из-за стола. На самом же деле вампиру не терпелось следом отправить гостей спать, чтобы позднее наведаться в их комнаты.
- Если хотите, можете осмотреться в доме, не стесняйтесь. Никто вам не помешает, - можно сказать, это было официальное разрешение хозяина особняка. Обычно многие гости так и поступали, даже без спроса, но могли заглянуть далеко не во все двери.
- Завтра полнолуние, - уже распахнув дверь из столовой, вампир задержался, глядя на темноволосого мужчину. – Я бы не советовал бродить по лесу, после того как стемнеет, - выразительно усмехнувшись, скосил взгляд на девушку, а после вышел и направился в свои апартаменты.
Скоро их двоих начнёт клонить в сон, и они будут вынуждены последовать примеру хозяина и подняться в предоставленные им комнаты. И имеет ли значение, поспособствовал этому вампир, или усталость всё же одолела их.

Отредактировано Гэбриэл Дюкро (2017-11-03 17:46:56)

+2

14

Комплименты, разговоры... Девушка мило улыбалась, послав подальше установку не есть на ночь.
"Ай, один раз живем, имею права. Тем более, что я в отпуске..."
Нельзя было не податься на уговоры радушного хозяина, тем более, что сам он так аппетитно начал трапезу.
Ну-ка, ну-ка, чем там угощает гостей французская аристократия?    Интересно же. Будет, о чем потом в своем блоге написать. Типа, "свой первый вечер  во Франции я провела в компании двух офигительных мужчин.  На ужин подавали говядину с овощами и прованскими травами и глинтвейн." Кстати, о глинтвейне. Горячий напиток пробежал бодрым ручейком по пищеводу и разлился негой по телу. Девушка расслабилась, теперь уже окончательно, и даже, не замечая того, подмигнула сидящему напротив хозяину. В голову лезла всякая романтическая ерунда в стиле русских романсов.
"Плесните колдовства в хрустальный мрак бокалов, в расплавленных свечах мерцают зеркала..."
Кира ела красиво, изящно выдвинув в сторону мизинец и накалывая на вилку ровно такие кусочки, как того требовал этикет. Мясо было превосходным, и овощи на гарнир оказались чуть сыроваты, сохранив все свои питательные качества. Говорить не хотелось. Хотелось есть. Даже не есть, а жрать, видимо, ночная беготня по лесу и все предшествующие  этому злоключения очень способствовали аппетиту.
Габриэль говорил про удаленность от дорог и людей, о своей тяге к тишине и одиночеству, и Кира кивала ему, понимая, что имея такой дом и штат прислуги, можно, вообще, стать глубоким социопатом, и никто слова не скажет. Конечно, озвучивать свои мысли Кира не стала, но оставить вопрос месье без внимания показалось ей невежливым.
-  Ну, не знаю, -  девушка пожала плечами. -  Никогда не задумывалась над подобными вещами. Я живу там, где живут мои друзья, где находится моя работа, где жизнь бьет ключом, и желательно не по голове. Город, это хорошо. Большой город, это еще лучше. А в такую милую глушь стоит забираться, если хочется уединения. Для каких-то творческих проектов или чтобы побыть с любимым  человеком. Прекрасный повод, не так ли? -  она  перевела взгляд на высившегося рядом американца и украдкой зевнула.
Видимо, этот глинтвейн оказался очень коварным. Вроде бы легкий,  терпкий, с приятными ненавязчивыми нотками корицы и цитрусов, но... Где те далекие времена  когда после бокала алкоголя Киру клонило в сон.
-  Кстати, я... -  начала было Калинина после небольшой паузы, но внезапный раскат грома, прозвучавший, казалось, прямо над домом, заставил русскую вздрогнуть от неожиданности. Вилка выскользнула из рук Киры и со звоном  упала на пол. Девушка захотела было наклониться, чтобы поднять ее, но в этот миг на дом навалилась темнота. Кира ничего не успела подумать или сделать, потому что совсем близко, в кромешной мгле, появилось лицо Габриэля, и в этом лице не было ничего человеческого. Как в детских кошмарах высвечивается вдруг нечто непонятное и призрачное на белом холсте стены, будя богатое воображение неокрепшей психики, так и это лицо произвело на девушку неизгладимое впечатление. Она перевела взгляд на Ника, пытаясь понять, что же произошло и с его лицом, но тут снова вспыхнул свет, показавшийся Кире  нестерпимо ярким. Мужчины, как показалось, даже не прерывали беседы, а служанка уже поспешила положить рядом с Кирой вилку взамен оброненной.
-  Мне бы еще глинтвейну. Если можно, -  обратилась Кира к прислужнице, подставляя бокал, который тут же был наполнен ароматным напитком.
Кира осушила его залпом. Клонило в сон. На какой-миг ей показалось, что она не может справиться с зевотой. На счастье, хозяин уже поднимался  из-за стола, объясняя причину своего ухода.
-  Спасибо!   -  уже вдогонку крикнула Кира, понимая, что не успела вовремя поблагодарить Габриэля. Она тоже встала, отодвигая стул.
- Я тоже пойду, пожалуй. Спасибо и вам, Ник. За компанию.
Она двинулась прочь из столовой, не забыв задеть американца своим мягким бедром.

+1


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Разное » "Фантазия, навеянная хоррорами"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC