За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Разное » Сказка о потерянных детях


Сказка о потерянных детях

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время: ~2013 год, альтернативный мир.
Участники: Ян Венстра, Ференс Мэл, Пхен Ким Сай, Сандра Кинг, Ким Бай Лян, Билли Гиш
Описание: "...Этим бедным детям не очнуться ото сна,
                     Пятую Алису ждёт волшебная страна!"
(с)

Отредактировано Ян Венстра (2017-04-25 02:22:52)

0

2

Тревога всё гудела и гудела, эхом отражаясь от пустых стен.
Где-то в отдалении то и дело слышался топот. Раздавались короткие вскрики, чьи-то рубленые приказы, автоматные очереди. Коридоры заливал гнетущий красный свет - электричество отрубилось, а включение запасных генераторов автоматически переводило здание на аварийный режим. Отчего-то тени, сгустившиеся по углам, этот тревожный свет никак не разгонял - а, казалось, только усиливал.
Сержант О'Доннел бежал так быстро, что у него, несмотря на всю его более чем достаточную физическую подготовку, сбилось дыхание. Он получил приказ и намеревался его выполнить. Группа Альфа, оставшаяся в командном центре, не отвечала. Группа Дельта, посланная в это крыло на зачистку, также не выходила на связь. По внутренней рации последние несколько минут шли сплошные помехи. Но у сержанта был приказ, а приказы не обсуждаются, верно? Даже если начальство, отдавшее его, уже, возможно, успело покинуть здание... или, напротив, не успело. О'Доннел пока не был уверен, какой из вариантов хуже, учитывая всё происходящее.
Он бежал, не останавливаясь, хотя неподвижные тела его коллег, из-под которых на бетонном полу натекали обширные лужи крови, порядочно его нервировали. Главное - добежать до нужного блока. Добраться до детей прежде, чем до них доберётся Объект Зеро. Прикончить их. Приказ был чётким и ясным. Остальные инструкции он получит позже.
Пот ручьями стекал со лба, заливая глаза. Сержант Брайан О'Доннел был человеком не робкого десятка - однако то, что происходило сейчас, нравилось ему меньше с каждой минутой. С каждой секундой. Ничего хорошего отточенные военной службой инстинкты ему не говорили.
Что за хрень вообще здесь творилась?
Но он не должен был об этом думать. Это не его дело. Его дело - следовать приказам...
Что-то бросилось на него из-за угла, прерывая ход лихорадочно бьющихся в голове мыслей. Он не успел как следует рассмотреть, что это было: оно двигалось слишком быстро. Что-то загородило ему обзор, глаза заволокло темнотой, и вдруг - вдруг пришла боль, такая сильная, такая жгучая, что он закричал во всю мощь лёгких, падая на пол.
Ослеплённый и оглушённый, сражаясь с чем-то, чего он так и не мог толком увидеть, сержант подумал: время вышло. Его время. Время этих детей, за которыми его послали. Время его начальства. Время всех, кто населял эту базу, вышло.
А в следующее мгновение сержант Брайан О'Доннел умер, так и не добравшись до цели. Сложновато продолжать бежать, когда голова лежит отдельно от тела.
На этаже воцарилась тишина. Не считая, разумеется, продолжавшей завывать тревоги.

Конечно, с началом переполоха в помещение, где находились подопытные объекты на тот момент, был запущен усыпляющий газ, согласно протоколу безопасности: никто не хотел, чтобы дети получили шанс ускользнуть посреди всех этих беспорядков.
Но сейчас газ активно откачивался обратно через вентиляцию, и воздух в комнате становился всё более чистым. Действие газа уже заканчивалось. Дети просыпались.
В комнате было пусто - никакой мебели, никаких приспособлений. Они лежали на голом полу, понемногу приходя в себя. Было темно, не считая узкой полоски пульсирующего красного света, пробивающегося из чуть приоткрытой двери: похоже, раньше она была заперта, но замок снесло чьим-то случайным выстрелом немалого калибра. Одетые в белые футболки с длинными рукавами и белые же штаны, в мягких мокасинах на тонкой подошве, с узкими металлическими браслетами на запястьях, но чистые и относительно целые, эти дети никак не походили на тех, кого нужно было уничтожать. Может быть, сержант О'Доннел бы даже засомневался в последнюю секунду, если бы сумел сюда добраться. Может, и нет. Теперь не узнать было точно.
Из-за стены, разделявшей это помещение с соседним, сквозь гул тревоги - не столь оглушительный на этом этаже - послышался чей-то робкий, испуганный голос:
- Привет? Кто-нибудь меня слышит? Кто-нибудь там есть?
Больше, по всей видимости, никто в этот блок ни с какими приказами не стремился, потому что в коридоре, судя по звукам, было пусто.

+3

3

[AVA]http://i069.radikal.ru/1704/f1/4b8b42a142c6.jpg[/AVA]
Самое обидное, что в голове никак не собиралась мозаика — где был, что делал, и почему сейчас никак не получается разлепить глаза. Обычно Ференс всегда чётко осознавал окружающее, даже если его выдирал из увлекательного сна противный зуммер будильника. Но не сейчас. Ещё не разлепив глаза, Ференс инстинктивно отполз в уголок, с трудом сел. В углу было ощутимо спокойнее — стены придавали уверенности, и голова постепенно становилась ясной. Слишком медленно, но процесс шёл по правильному пути.

— Когда ж всё это кончится, — выдохнул он привычную фразу и тут же, чертыхнувшись, вскочил. Правда, при этом чуть не пропахал носом.

«Опоздал! Блин, башку оторвут!»

Подработку Ференс очень ценил, она давала какое-то пространство для манёвра. Маловато платили, но всё же, по мнению мистера Финчи, мальчишке этого было достаточно. Однако вместо привычной комнаты вокруг торчала сраная корпорация Амбрелла.

Как вытащенный из клетки волчонок, Ференс обводил взглядом пустую в плане мебели комнату, где на полу так же пытались проснуться какие-то мальчишки и вроде пара девчонок. И он даже вроде кого-то знал.

— Привет? Кто-нибудь меня слышит? Кто-нибудь там есть?

— Слепой, или повылазило? — тут же нахамил Ференс, не слишком разбираясь, откуда идёт голос. Он вообще решил, что говорит кто-то из товарищей по несчастью. А может и не товарищей. А может и не по несчастью.

Он принюхался, чихнул, вытер нос рукавом и снова чихнул. Пахло странно. И от него самого тоже пахло, чуть ли не хлоркой. Блин, да он в белом, как сучий ангел! А, вот почему так странно — всё слишком чистое. Ференс яростно поскрёб ногтями шею и снова сел в том же углу. Голова ещё не очень прилично себя вела, пытаясь пуститься в пляс с выкрутасами.

А, вспомнил!

— Ну и слава богу, есть время выпутаться, пока мать не хватилась, — выдохнул он. Вспомнил, что как раз вернулся домой, затащил велик в комнату, сменил футболку, взял сумку и вышел в надоевшую до зубовного скрежета школу, но до школы, вроде не дошёл. Кстати, контрольная по математике должна была быть! Ференс довольно похлопал ладонями по бёдрам, но штаны были без карманов. Значит, кто-то попятил его сигареты! И вполне целые джинсы! Кроссовки были драные, но всё равно жалко.

Он возмущённо брыкнул ногами, нечаянно отвесив пендаля по чьей-то тощей заднице, владелец которой тоже явно пытался собрать мозги в кучку.

Отредактировано Ференс Мэл (2017-05-13 23:57:30)

+3

4

Если долго плакать, то потом сильно болит голова и перед глазами пляшут черные мушки. Сандра помнила, как она ревела, и размахивала кулаками, и наматывала сопли на кулак. Причем, это было кровавые сопли, и они принадлежали отнюдь не Сандре. А в голове чавкала и лениво колыхалась  каша, причем, явно овсяная, которую девочка ненавидела.
И такое вот состояние она тоже ненавидела. Когда  помнишь лишь  обрывки очень важных событий, а паззл в голове никак не хочет складываться,  и эти воспоминания вызывают странную тревогу. Как будто она  совершила что-то плохое, за что последует наказание. Но в чем именно Сандра накосячила,  память не подсказывает, и от этого совсем грустно. Ведь даже не знаешь, на какой случай  придумать отмазку, если понадобится. Такое паскудное состояние было с девочкой лишь  однажды, не очень давно, после того, как ее сбила машина. В тот раз все обошлось, только  вот память теперь  иногда подкидывает разные нежданчики.
Нет, это не мушки перед глазами. Это глаза привыкают к поганому освещению.
"Что со мной?"
Девочка перевернулась на другой бок. Лежать было неудобно, жестко и холодно. Явно на полу.
"Где я?"
Шевелящееся  тело справа. Движение  слева. Рядом были люди, и они подавали признаки жизни.  A потом чей-то голос, явно пацанячий,  нарушил тишину.
-Слепой, или повылазило?
Светлый силуэт, которому принадлежали эти слова, маячил где-то сбоку, потом сдвинулся за спину девочке, потом...
- "Ахтыжматьтвоюзаногу..."
-  Эй, пацан, полегче!
Сандра, наконец, приняла вертикальное положение.
Она сидела на полу,  активно поворачивая тощую цыплячью  шею из стороны в сторону, из всех сил пытаясь сообразить, что происходит. И почему такое дурацкое освещение. И кто эти люди.
-Ничего не поняла... - сделала девочка выводы и в напряжении потерла переносицу.

Отредактировано Сандра Кинг (2017-04-30 07:16:47)

+3

5

Голова раскалывалась, казалось, на двое, при чем, не болью, а каким-то белесым мутным туманом и нежеланием соображать. Сай просто нахмурился в еще полусне, тихо застонал и прижал к закрытым векам прохладную ладонь. Снаружи раздавались чьи-то голоса, фоновым белым шумом с помехами отдаваясь в затылке. Он стиснул зубы и вдруг понял, что на переносице не ощущается привычной тяжести оправы. Потому и чувствуется ладонь. А это означало, что видеть о будет... да почти никак не будет видеть с его-то проблемами зрения - альбинизм не предполагает идеальной работы зрительного аппарата днем, зато никтолопия была своеобразным "бонусом". Эта мысль скорее всех остальных факторов выдернула из тумана спутанного сознания - альбинос медленно сел под аккомпанемент чьих-то ругательств, за своей спиной, облизал пересохшие губы и близоруко прищурился, ища в размытых темных пятнах на полу рядом с собой знакомый силуэт и проблеск в алом всполохе из щели двери золотой оправы. Пошарил рукой - наткнулся на чье-то бедро, отдернул руку, но тут же понял, что это самое бедро как раз и лежит а его очках!
- Эй! Можно подвинуться... мои очки под... под тобой. Под Вами.
Он, все же вызволил оправу из плена, чего уж там, чужой задницы, аккуратно и тщательно протер стекла и, щурясь на свет, надел очки. Тут ж оказалось, что оправа чуть погнута, что тут же послужило причиной досады и расстройства - Сай с неудовольствием зыркнул, поджав губы, на "вандала", тут же нахмурившись еще сильнее.
- Хоть немного бы смотрел, где и на чем валяешь, Гиш...
Вторым досадным недоразумением было присутствие на руке странного браслета. Все непривычные ощущения Сай фиксировал сразу, ему было не комфортно от лишних чужих вещей, но тупых вопросов находившихся здесь или их запахаов. Приоритеты... просто правильно расставленные приоритеты, вот и все. После краткого осмотра помещения с обнаруженными в ней одинаково одетыми подростками примерно одного с Саем возраста, он выявил еще одну неприятную деталь - Ференс. Этот слишком уверенный в себе заводила был последним, кого хотел бы сейчас видеть Сай. Билл и Мел вообще были теми, кого бы кореец пожелал лицезреть в столь непонятной и неоднозначной ситуации. Поэтому Сай чуть отстранился от Гиша и сел спиной к одной из стен - подальше от упомянутой парочки. Мулатка, уже тоже очнувшаяся, была не знакома, хотя Сай, обладавший очень хорошей зрительной памятью, будто бы, все же, видел ее где-то.
- Если это ваша тупая шутка, то не смешная... - буркнул он в никуда и начал осматривать помещение, все такое же темное. Вопроса из-за стены он, естественно, в полудреме не слышал - проснулся позже. - У нас контрольная же... три контрольных. И лабораторную по физике сдавать. Надо быстрее выбираться. Ой, извини... а ты кто? - это он попытался встать и опять нечаянно оперся на уже явно девичье бедро. Покраснев, словно ошпаренный одернул руку. Еще не хватало тут огрести от какой-нибудь фифы из параллели. Или вообще не знакомой.[AVA]http://storage6.static.itmages.ru/i/16/0625/h_1466891511_7387269_da4fca1ad0.jpg[/AVA][STA]Меня окружают сплошные идиоты...[/STA][SGN]Внешний вид: белые футболка, брюки и мокасины на тонкой подошве. Тонкий серебристый браслет на левом запястье, очки в тонкой золотистой оправе. Взъерошен, сонный, малость дезориентирован.[/SGN]

+3

6

[AVA]https://beccy.ru/images4/pricheski-podrostkovie/pricheski-podrostkovie-085.png[/AVA]
Билли Гиш не испытывал каких-то трудностей или проблем со своим сном. Ему было вполне удобно, комфортно и приятно. Вот только в бедро впивалось что-то колкое, но даже это что-то в скором времени было убрано. Гиш готов был промывать что-то типа «еще пять минуточек», но сон стремительно покинул его тело. Как будто ушел вместе с тем предметом, которым из-под него вытащили.
Билли тяжело вздохнул и предпочел глаза не открывать. Вдруг, сон вернется? Он знал, что спросонок бывает  угрюм, зол и неприятен в общении. И выныривать из состояния блаженного покоя уж очень не хотелось. 
Гиш поворочался еще несколько минут. Потом тяжело вздохнул и все же открыл глаза. Моргнул. И предпочел закрыть их снова, потому что увидеть кафельный пол перед своим носом- явно не то, чего он ожидал. Билли подумал, что он все еще спит…потому что засыпал он явно в более комфортабельном месте. И вот здесь, кстати, начинались проблемы…
Билли вздохнул снова. Еще тяжелее, чем прошлый раз. И резко сел. От подобной прыти неприятно заболела голова, но Гиш был слишком зол, чтобы обращать на это внимание.
- Это что за хрень такая?!- громогласно возопил Билли. Ни к кому конкретно не обращаясь, скорее просто констатируя факт. От собственного голоса замутило еще больше и это уже ну совсем не вписывалось ни в какие рамки. Гиш с брезгливым ужасом покосился на белую майку, в которую был облачен…на такого же цвета штаны.
Не нужно быть гением, чтобы понять, что что-то явно было не так. Но в голове стоял туман и связать это самое «что-то не так», с тем моментом, когда все было именно «так, как надо» было очень сложно. А еще сложнее- понять, какой момент между этими двумя пунктами был пропущен.
Соблазн лечь обратно и снова заснуть, дабы проснуться уже в другом, знакомом месте, был, конечно, велик. Но что-то подсказывало Билли, что это так не работает.
К тому же, он был здесь явно не один. Поглощенный изучением собственной одежды ( и собственной персоной в том числе) , Гиш не сразу это понял. Но теперь, когда тошнота от резкого рывка отпустила его организм, он смог, пусть и частично, но осмотреться.

Отредактировано Билли Гиш (2017-06-07 01:27:12)

+2

7

- Ох… моя головааа, - от мелкой противной дрожи собственный голос показался каким-то дрогнувшим. Она замерзла, черт дери, но холод словно не снаружи шел, а изнутри - Ким потряхивало так, словно с похмелья. Последний раз так плохо было после новогодней вечеринки, но тогда она зря мешала шампанское в виски… Сегодня-то она не пила! И даже травку не пробовала, как в День Святого Валентина! Почему же так от холода этого трясет? Ведь вроде бы в помещении не холодно… Даже пальцы ледяные. Бай-Бай перевернулась и, хныкнув жалобно, пошарила в полутьме рукой, пытаясь нащупать свою мобилку. Айфона не было возле подушки, впрочем, подушки тоже - ни следа. Мало того, она явно не в постели.
"Я что, упала на пол во сне? Но у меня же такой пушистый ковер! Или в ванной заснула? Точно… кафель… вот черт! Ох! Как теплооо…" - это она нащупала чью-то, кажется, ляжку и почти горячую даже сквозь ткань, тут же подползла к источнику тепла и сунул между ногами парня ладошки, вздохнув с облегчением и блаженством.
- Теплый… - почему она была уверена, что это парень? Ну, мышцы были точно сильными и крепкими, далеко не девчачьими. Да и, приблизившись к тушке (чья, интересно?), запах кореянка уловила далеко не девичий. Тут же уткнулась похолодевшим носом в плечо и, опять же, жалобно швыркнула носом, просто ради пущего эффекта и чтобы не отталкивали. Еще странность - звуков почти не было. Ну, или она слышала плохо, у нее уши заложило, или еще какая беда приключилось. Фиг поймешь. С неимоверным усилием девушка разлепила веки и, пару раз в изумлении моргнув, все же удосужилась посмотреть по сторонам. Полумрак рассеивался лишь светом из-под двери, но этого хватило, чтобы понять, кого она обнимает. - Мел! - то ли изумленно, то ли почти радостно констатировала Бай-Бай, теперь еще и грудью (ну, ладно-ладно, небольшой грудью) сильнее прижавшись к однокласснику, внезапно оказавшимся в ее объятиях. Ага, она уже и руки, чуть согревшиеся, запустила ему под футболку, улыбнулась юноше и… и вот тут нахмурилась, наконец-то удосужившись задать вопрос. - А что мы тут делаем? Черт, я ничего не помню. Мы все на вечеринке были, что ли? А этот вшивый "батон" тут что делает? Он же зубрила и никогда не был на тусах с нами. Ой.. и Билли здесь. Привет, Билли!
Она подмигнула еще одному, безусловно нравившемуся однокласснику, но от Мела и не подумала отлипать. Лишь пересела поудобнее, вытянув ноги - прямо вот на колени к Мелу. Ну, а что такого? Не упускать же шанс!
- Эээ??!!?! Где мои балетки за 220 евро?!! Это что за убожество на мне вообще?! - это она наконец-то различила то, во что была одета и обута. Ну, хоть волосы по пьяни не остригла. Даже пощупала грудь - фух… пирсинг на месте.

+2

8

Тревога продолжала беспрерывно гудеть. Время от времени комнату словно бы сотрясала дрожь, и с потока начинала сыпаться штукатурка. Пока ещё слабо, не слишком явно, но что-то со зданием, в котором находились дети, явно происходило.
Если дотронуться до стены, можно было ощутить исходящую от них низкую мерную вибрацию, которая периодически перекидывалась и на пол.
Где-то этажом выше раздалась череда выстрелов и грохот, будто что-то тяжёлое и громоздкое попадало на пол. На мгновение грохот стих, протопали чьи-то быстрые тяжёлые шаги. Потом грянуло ещё два выстрела, грохот возобновился, и только затем затих уже надолго. С потолка снова посыпалась побелка.
Обладатель голоса за стеной, похоже, рад был ухватиться за единственное обращение к нему, как за повод продолжить общение, хотя и дождался прежде, пока все остальные присутствующие в комнате подадут признаки жизни:
- Я... я за стеной, в соседнем помещении... Вы там в порядке, правда? Пожалуйста, помогите! Я связан, я не могу... не могу выбраться... мне так страшно!
Комнату встряхнуло сильнее. Где-то далеко, судя по всему, громыхнул взрыв - раскрытая дверь чуть покачнулась, впустив на мгновение чуть больше едкого красного света в помещение.
Голос-за-стеной стал несколько прерывистым и наполнился высокими звенящими нотками отчаянья:
- Пожалуйста! Я не знаю, что происходит, но мне страшно! Тут мёртвые люди... кажется, их убило от выброса. И солдат нет... К нам никто не придёт, правда? Никто не спасёт нас? Если вы можете выбраться... помогите!
С потолка - точно над тем местом, где сгрудились подростки - густо закапала кровь. Мерцающее тёмное пятно расползалось над их головами, словно комнату заливали соседи сверху.
С той разницей, что "заливали" они отнюдь не водой.

+2

9

[AVA]http://i069.radikal.ru/1704/f1/4b8b42a142c6.jpg[/AVA]
В своём классе Ференс не был заводилой. Изгоем, в принципе, тоже не был — хотел бы он посмотреть на того, кто попытался бы задвинуть его в изгои. Владелец жопы в ближайшем рассмотрении оказался владелицей, а девчонок Ференс стеснялся и маскировал это стандартным быдлячеством. Почему-то это не очень помогало. Наверное, хорошие девочки любят плохих мальчиков. Он пытался об этом думать, но очень скоро размышления завязались морским узлом и завязли.

—  Воу-воу, палехче! — тут же съязвил он в адрес шоколадины, которая попыталась призвать его к порядку. Вполне удачно скопировал манеру киношных жителей Гарлема и принялся выяснять, с кем вообще оказался в одной передряге.

Гонористая шоколадка. Мордаха знакомая, а может и нет.

Четырёхглазый Сай. Ференс тайком порадовался. В любой непонятной ситуации кулаки хорошо, но лучше если есть кто-то, способный косинусом проверить тангенс пиздюлины. Что Сай может просто отказаться помогать, ему и в голову не пришло. Куда он денется с подводной лодки?

— Билли, хай, — Ференс махнул ему, снова тайком порадовавшись.

Четвёртый юнит не стал дожидаться идентификации и тут же полез лапать и обниматься. Ференс с ужасом понял, что ещё немного, и он начнёт краснеть, как девчонка.

Слушай, Буль-Буль, иди на Гиша сядь, он тоже тёплый, — он потыкал девчонку костяшками пальцев под рёбра. Все девчонки боятся щекотки. — Какие нахрен тусы? Я только с работы пришёл.

Вот так, по-взрослому. С работы. Он и курил, как взрослый, не прятался от учителей, только нагло ухмылялся. Мать вызывать было бесполезно, отец вообще числился в сбежавших мудаках, а до социальной службы надо было ещё докричаться.

Больше всего сейчас раздражало гудение сигнала тревоги и испуганный голос за стеной. Явно девчачий. Ференс всё же спихнул Бай-Бай с колен и встал. Героем он не был, но при девчонках бросать другую девчонку в беде — зашквар.

— Эй, — позвал он, — за стеной! Не ссы, сейчас придём и развяжем. Если дверь сможем открыть.

Что-то густо закапало на голову, щекотно потекло по лбу, Ференс вытер лицо ладонью, увидел красное и невнятно чертыхнулся, отскочив в сторону.

Охуеть, — сообщил он остальным. — Мы в подвале под скотобойней?!

Он вытер ладонь об штаны, подолом футболки яростно оттёр лицо и попытался сгуртовать всех подальше от кровавого душа.

— Бац-Бац, кровь с волос долго отмывается, — шуганул он капризную богатейку. Мать-перемать, балетки-таблетки за 220 евро! Чешки-лапти по цене двухмесячного бюджета Ференса.

— Ты это, как там тебя... Та бля, — шоколадину он вообще за локоть поднял с пола, почти вежливо отправляя ближе к двери. Билли — ну слава богу, вот кого уговаривать и кланяться не надо, руку протяни, он и сам встанет.

Как быть с Саем Ференс понятия не имел. Потенциально полезный очкарик явно был не рад их компании.

— Это не наш прикол, Сай, — да, да, он знал его имя. — Выбираться надо, у всех куча дел. Контрльная, лабораторная, у Клац-Клац таблетки пропали, у меня кроссовки спёрли. Сейчас только сбегаем, из соседней комнаты вытащим, там кто-то связанный лежит. Вот чо, — он повернулся, поглядывая на расползающееся по потолку красное пятно. — Давайте договоримся. Ходим толпой. Я видел один фильм ужас — кто отойдёт, того первым и сожрут. — Он ткнул пальцем в девчонку-шоколадину. — Слыш, тебя как зовут? Ты с параллельного потока, что ли?

Дверь вроде была не заперта, но Ференс пока только готовился к церемонии её открытия. А ну как откроет, а там орда бешеных зомби?

Отредактировано Ференс Мэл (2017-07-08 22:39:23)

+3

10

Наконец, Сандра как следует огляделась, почесала затекшую ногу и поднялась с холодного пола, тихонько покряхтывая. Компания подобралась на её, неискушенный взгляд,  просто фееричной. Розовая, как рассвет, азиатского вида деваха, белобрысый очкарик и два белых подростка, примерно одного возраста с Сандрой и разной степени смазливости. Мулатка некоторое время насуплено молчала, покусывала губы и переводила тревожный взгляд с одного лица на другое.  Эта компания явно знала друг друга. По крайней мере, девочке именно так показалось на первый взгляд. И лишь Сандра очутилась  здесь, в этом странном месте, словно вывалившись из пи***ды на лыжах  -  непонятно ради чего и неизвестно где.
Балетки, кеды...  Мать моя женщина, о чем, тут, вообще, идет базар? Скосив вниз глаза, Кинг увидела на собственных ногах нечто совершено унылое, и лишь сейчас сообразила, что ребята, да и она сама, одеты одинаково.  Даже для нее, привыкшей к приютскому однообразию, такая "униформа" показалась чересчур эм-м-м... Сандра не смогла подобрать слово, которым бы можно было охарактеризовать собственное ощущение, а поэтому мысленно махнула рукой. Окей, разберется по ходу, что к чему.
"Эй ты, гуделка, да заткнись ты уже. Уже никто не спит. "
- Угу, с потока, -  не особо задумываясь о вежливости, ответила Сандра на вопрос пацана. - С перпендикулярного. Какой на фиг поток?  Вы кто? Меня зовут Сандра, если кому интересно. И это... -  она замялась. -   Сразу предупреждаю, я не в теме. Чтобы тут не произошло, я не виновата.
Она слегка нахохлилась, как бывало всегда, когда ожидала от незнакомых людей агрессии или попытки выяснить отношения. Для девочки,  рано познавшей терпкий вкус уличной жизни, лучшей защитой от внезапных нападок незнакомых сверстников, были наезды. Наехать первой, чтобы иметь фору, если что-то пойдет не так. Но компания, вроде бы, не собиралась лезть на рожон и, вообще, по ходу все тоже были в непонятках, что и как, решая какие-то междусобойные мелкие дела.
Что-то шлепнулось с потолка в аккурат на лоб мулатки, тяжело потекло вниз.
- Тьфу, бляяя, - протянула Сандра, ощущая тяжелый резковатый запах крови, и отерла с лица густую каплю. Может, этот пацанчик, который к ней обратился, прав, и наверху, правда, находится скотобойня?
Девочка выдвинулась вперед, оказавшись рядом с остальными ребятами. Ситуация вокруг бесила и веселила, причем одновременно.
-  Да какой на фиг фильм ужасов?  Вы реально в это поверили?  Реалити -   шоу это, ясно?  Наверное, будут смотреть, как мы будем это.. межличностно взаимодействовать. - Недавняя беседа с приютским психологом пополнила не особо богатый словарный запас  мулатки  новыми заумными словами, которыми она решила по случаю  бравировать. Девочка почему-то совершенно искренне и глубоко поверила, что все, вокруг происходящее, это  какой-то глупый и не очень удачный розыгрыш. Ну не может же все оказаться по правде.
-  Нет там за дверью никаких зомби. Помощь нужна кому-то, а зомби нет. Отвечаю. - она посмотрела на компанию с таким видом, словно бросала ей вызов, после чего двинулась в сторону двери.
Но, коснувшись холодной металлической поверхности, Сандра поняла, что ей стало ссыкотно открывать дверь первой.
- Жди, щас придем! - крикнула девочка тому, кто находился за дверью, но так и не сдвинулась с места.

Отредактировано Сандра Кинг (2017-05-19 16:04:53)

+3

11

[AVA]https://beccy.ru/images4/pricheski-podrostkovie/pricheski-podrostkovie-085.png[/AVA]
- Привет, красотка Ким!
Билли развернулся в сторону девочки и помахал ей рукой. Так, как будто все в порядке и ничего необычного не происходит. Гиш присмотрелся пристальнее к девочке и присвистнул.
- Ким, детка…вот здесь ты однозначна права. Этот прикид тебя не красит. Где ты это пижамное убожище откопала?- Билли недовольно нахмурился. Что ни говори, а Ким была эстетически приятной для взгляда крошкой. А белое обмундирование вызывало стойкие ассоциации с больничной одеждой или моргом. Ни первое, ни второй Билли не радовало. Ну а то, что он сам выглядел не лучше, а белые шмотки придавали его бледности почти зеленоватый, нездоровый оттенок, Билли не беспокоило. Он-то всегда считал себя эталоном красоты и изящества.
Сбоку от него кто-то снова с ним поздоровался. Билли, пользуясь тем, что штаны были из мягкой ткани, а пол из кафеля, не вставал с места, а скользил на собственной заднице. Разворачивался то в одну сторону, то в другую. Так, как будто под его задницей было кресло на колесиках.
- О, Ференс, и ты тут! Мой сладкий пирожок с вареньем! А вот тебе это белое, почти парусное обмундирование, очень даже к лицу. Выглядишь просто очаровательным котиком.- Гиш гаденько захихикал. Нет, Ференса он любил безмерно. Просто его любовь по отношению к Ференсу выражалась примерно также, как она выражается у мальчишек, дергающих девочек за косички. Дразнить Ференса было забавно. Но не безопасно. Тот и в морду мог дать.
В целом, Гиш был спокоен. Компания подобралась у них что надо и, не взирая на временную амнезию и убогие шмотки, впечатление у Билли складывалось самое положительное. Ровно до того момента, как за стеной кто-то принялся судорожно истерить и просить о помощи.
И, откровенно говоря, если бы Билли сидел здесь один, он бы проигнорировал эту трепетную просьбу. Просто потому что мог позволить себе подобное свинство. Он не герой. И не камикадзе. Лезть на рожон непонятно куда, непонятно к кому и непонятно зачем не входило в его планы.  Но он был здесь не один, а Ференс ( «отважный сладкий пирожковый котик») уже развернул операцию по спасению и останавливать его было уже бессмысленно.
Следующий  сюрприз нагрянул неожиданно. На то он, собственно, и сюрприз. Билли успел вскочить на ноги и достаточно резво отпрыгнуть в сторону. Но часть белоснежной формы была все равно испорчена  и тут же покрылась красными разводами.
-Фу…ну что за гадство? Это форма и так была не фонтан, а теперь и подавно. – Гиш запрокинул голову, пытаясь понять, куда же ему переместиться, чтобы красное нечто на него не попало. Особенно не хотелось, чтобы оно заляпало волосы или лицо. Ладно форма, но ходить плохо отмытым чучелом Билли не хотелось. Зато он не упустил случая не совсем изящно гоготнуть, когда Ференс переименовал красотку Бай-Бай в Бац-Бац. Или в Клац-Клац…все равно звучало волшебно.
А вот незнакомая девочка, именуемая Сандрой, Билли понравилась. Мысль про реалити- шоу его одновременно успокоила и позабавила. В представлении Гиша, она чем-то напоминала своей решительностью Ференса. По крайней мере на первый взгляд. А иметь двух решительных людей в команде было неплохо.
- Взаимодействовать говоришь…- Гиш окинул девочку внимательным и пристальным взглядом. Он ни к кому особенно не обращался…скорее озвучил собственные мысли.
- Ну что тут скажешь…надо двигать из этого злачного притона, господа. Пока нас не залило этой херней или еще что. – он быстро осмотрелся и решил поддать жару.- А чего это все такие решительные и вдруг жопки в кучу собрали? Поясняю, котики. Чтобы выйти, нужно открыть дверь.- Гиш выразительно покачал указательным пальцем перед носом и двинулся в сторону выхода. – Ференс, карамелька моя ненаглядная. Подсоби маломощному физической силой. – Билли бодро толкнул дверь вперед, мысленно прикидывая, а не умрет ли он смертью храбрых просто потому, что первым подошел поближе к выходу?

Отредактировано Билли Гиш (2017-07-13 01:26:18)

+2

12

Все это переставало походить на тупую шутку: если одноклассники и девушка хрен пойми откуда взявшаяся, и играли. то слишком хорошо для своих лет и возможностей. Как ни странно, окончательно его убедила в том, что это ни фига не шутка, мажористая дуреха Ким. Он не сомневался, что она смогла бы сыграть что-то, но у нее мозгов не хватило бы отвечать спонтанно столь убедительно. И вот тут ему стало не по себе и даже страшно: если все это правда в реальности происходящая, то…
От капель крови, хвала небесам, попавших не на него, он отскочил так быстро, будто норматив по прыжкам сдавал. Покосился на Ференса, нахмурился, поджав губы и поправив чуть покривившиеся очки. Хотел было возразить ему, но вовремя захлопнул варежку. Не до препирательств, если уж объективно оценивать ситуацию. И он прав: разделяться нельзя, та кони очень быстро станут слабыми разрозненными звеньями, по-одиночке неведомое нечто может покрошить их всех и заставить капать кровищу уже этажом ниже.
Он обошел то место, где капало все чаще, поближе к двери переместился, и тут же вздохнул, закатив глаза на то, что вытворял Гиш.
- Эта дверь, Гиш, открывается внутрь. Петли внутри, ну… - он указал на и правда внутренние петли и явный ограничитель движения наружу. - На себя тяни.
Сам он трогать какие-либо предметы будет как можно меньше. Еще неизвестно, кто и что их лапало. Он был аккуратистом и чистюлей, пусть и не настолько уже помешанным на чистоте, но в данных обстоятельствах… кто знает, может это лаборатория по разработке биологического оружия? И снаружи распылена взвесь с вирусом чумы в воздухе? Это из разряда бредовых, но вполне себе вероятных предположений.
- Я бы советовал всем приложить к лицу ткань - на всякий случай. Кто знает, что мы там сейчас обнаружим? А вдруг дым от пожара или еще какая отрава в воздухе витает?
Он уже стоял с приложенным к носу подолом белой рубашки, потому речь его была самую малость приглушенной и гнусавой.

+1

13

На заверения Ференса голос-за-стеной откликнулся ещё более слабо, но с искренним облегчением - будто страх отнимал у говорящего остатки сил:
- Спасибо! Я... я буду ждать вас.
Как бы то ни было, когда подростки вышли в коридор, никаких зомби там и правда не обнаружилось. Ни бешеных, ни спокойных - вообще никаких. И смертью храбрых тоже никто не умер. Во всяком случае, никто из тех, кто находился до того в комнате.
Коридор, подсвеченный красным, - лампы периодически мигали, однако темнота длилась каждый раз не больше доли секунды - был не слишком узким и не слишком широким, но довольно длинным. Заканчивался он тупиком. Дверей здесь имелось только две: одна вела в комнату, из которой вышли дети, другая, запертая и, похоже, вполне целая (в отличие от первой), находилась чуть левее, ближе к тупиковому концу. Замок на ней был электронным и открывался, похоже, специальной карточкой-ключом.
Примерно такой карточкой, которая мерцала слабым флюоресцентным светом на груди у лежащей на полу женщины в белом халате. Женщина лежала на спине и была совершенно определённо мертва: лицо её застыло в посмертной маске ужаса, и остекленевшие глаза были широко открыты. Пальцы на её руках были странно скрюченными, будто бы она изо всех сил пыталась ухватиться за что-то невидимое перед смертью. Крови на ней, впрочем, не было, как и каких-либо видимых повреждений. Ламинированную карточку-ключ со своим именем и фотографией женщина носила на шее.
В дальнем же конце коридора, там, где коридор сворачивал направо, на углу расползалось по полу ещё одно зловеще поблёскивающее багровое пятно. Круглый тёмный предмет, лежавший прямо на повороте - от двери его было видно - при ближайшем рассмотрении оказался бы оторванной человеческой головой в военном шлеме. Тела, впрочем, в поле зрения заметно не было.
Здание снова тряхнуло - уже гораздо слабее, чем раньше, словно землетрясение (или чем бы оно ни было) постепенно теряло силу.
В стене напротив детей, метрах в трёх над полом, торчал чей-то ботинок. Неизвестно, как он туда попал, но держался он в бетоне очень крепко, будто был туда вплавлен намертво.
- Вы там? - позвал всё тот же голос из-за запертой двери, на этот раз едва слышно - то ли обладатель голоса совсем ослабел, то ли звукоизоляция снаружи была чуть лучше, чем между комнатами.

+1

14

- Меня зовут Бай-Бай! - окончательно обиделась она на "Буль-Буль", надула красивые губки и, встав с коленей Ференса, демонстративно отвернулась от него. Впрочем, на Гиша она кинула обидку тоже - а нечего подтверждать и без того хреновые новости. Мог бы и тактично промолчать на счет этого уродского наряда, который, к тому же, слишком просторный: в нем она просто доской плоской выглядела. Фыркнув, она взметнула копной розовых волос и, сложив руки на груди, притопнула отвратительными на вид, но хотя бы относительно удобными тапочками.
И, честно говоря, то, что обсуждали всерьез одноклассники, ей не нравилось - это переставало походить на шутку. Это окончательно подтвердилось, когда сверху закапало… нечто, очень уж похожее на кровь. Она взвизгнула и в один прыжок оказалась как можно дальше от Мэла и кровавой течи. И он прав! На одном из роскошным локонов, столь тщательно лелеямых, уже текло алое и мерзко пахнувшее медью! Всплеснув руками, она вновь взвизгнула, держа прядь подальше от себя и едва ли не плача. Да за что ей ТАКОЕ?!  Она все расскажет папе! И организаторам этой мерзости влетит так, что они сесть не смогут до скончания веков!
Брезгливо мечась в углу, она, все же, нашла, обо что вытереть прядь - о мерзкую белую рубашку Билли, все равно она отвратительно сидела и на нем и казалась более свободной, чем на остальных. На темнокожую незнакомку Бай Лян вряд ли обратила бы внимание, сейчас было не до того, просто отметила факт ее присутствия, задним числом отмечая укол ревности: парни с ней общаются больше, чем с ней! По стеночке обойдя капающую сверху жижу и лужу на полу, она, хныкая и кусая губы, двинулась следом за остальными, не зная, что теперь делать с прядью. Очень хотелось отрезать ее прямо сейчас!
А еще.. еще ей очень не нравился этот голос за дверью. Что-то неприятно и холодно-мерзко шевелилось в груди, когда парни двинулись через такой же кошмарный, как комната, коридор, к той двери. При взгляде на то, что валялось в конце коридора, Бай Лян затошнило, она шмыгнула носом и вцепилась в руку Ференса.
- А вдруг, там какая-нибудь пакость?! Там, за дверью? Нам надо просто выбираться! Вдруг, это ловушка, и кто-то просто нас заманивает обманчиво слабым голосом? - она умоляюще заглянула парню в глаза, слез все же переполнили глаза и брызнули на ресницы и щеки. - Мне страшно, Мэл! Не открывай!
Она редко слушала интуицию, действуя обычно необдуманно и под влиянием момента, но сейчас ей и правда было страшно. И на чье-то тело в стене она смотреть не хотела, как и думать о том, как оно там оказалось. От страха даже в туалет захотела. Но тут уж явно не облегчения малой нужды.

+1

15

[AVA]http://i069.radikal.ru/1704/f1/4b8b42a142c6.jpg[/AVA]
Тебя не берёт порча,
Тебе нипочём вуду.©

Когда Гиш начинал активно дрочить на кулинарию, его было вообще не заткнуть. То пирожок, то карамелька...

— Билли, заткнись, из-за тебя жрать захотелось, — буркнул Ференс, сердито покусывая костяшку указательного пальца. Кулак сжал так, что ногти аккуратными полукружьями отпечатались на ладони.

Билли, конечно, ссал открывать дверь. Ференс бы и сам ссал, а шоколадинка быстренько увяла, и слава богу. Нет хуже, если у девки внезапно больше прав носить штаны. В общем, соединёнными усилиями, хмыкая и подталкивая друг друга локтями, с моральной поддержкой и толковыми инструкциями Сая, дверь всё-таки толкнули в нужном направлении и вымелись в коридор.

В коридоре оказалось сносно, могло быть и хуже. Ну если не считать труп. Ференс тайком сглотнул. Жрать тут же расхотелось. Тут бы не блевануть, вообще-то.

Чтобы заняться чем-то нормальным, задрал рубашку, чтобы послушно прижать к морде лица, но вместо этого успокаивающе протёр локон Бай-Бай, который она держала наотлёт так, как будто он её сейчас покусает. Ну как смог, так и протёр. Может это её немного уймёт. Любая девчонка способна превратить и без того неказистую жизнь в адище на каблуках одним только нытьём и хныканьем. Кровь затёр, и теперь прядь была не розовая, а только чуть темнее остальных.

— Ну брось. Выберемся, сделаешь себе красные прядки по всей башке. И так охуенная, а станешь в два раза охуеннее. Зато сможешь всех неугодных пугать тем, что у тебя красные пряди волос от кровищи — что не по тебе, так сразу херак-херак — и горло перегрызла. И только цветы под красивые ноги.

Пиздеть бесстрашной сорокой было проще, чем пытаться оторвать от трупа расширившиеся с перепугу глаза. Ференс на всякий случай пересчитал всех, поставил Билли рядом с собой и дал ему инструкцию:

— Если что — хватай меня за жопу и оттаскивай от этой бабы. Не дай боже вцепится. Сай, присмотри за девочками, чтобы не ринулись бежать. Девочки. Верьте в меня, и я всех победю. Побежду. Запобедюкаю, короче. Эта... блин, я забыл. Ты, — он потыкал пальцем в шоколадину. — Вспомнил. Сандра! Присмотри за Саем, он очень ценный чувак, и за подружкой. Бай-Бай, колибри моя шизанутая, просто держи себя в руках, ладно?

Заболтав таким манером противно ноющую в груди бояку, Ференс всё-таки взял ключ-карту. Мёртвая женщина, вопреки ожиданиям, не кинулась на него с диким воем, а продолжала таращиться в потолок так, как будто там сидел фотограф и собирался снимать её на паспорт.

— Вы там?

— Это ты там, а мы тут, — огрызнулся Ференс, понимая, что вокруг творится неведомая ёбаная хуйня. — Помалкивала бы...

Он неловко швыркнул картой по замку, понял, что она не работает, покрутил, швыркнул другой стороной. Дверь пискнула и приоткрылась. Бормоча себе под нос «блядь, что происходит-то?» Ференс толкнул дверь, бегло глянув на Сая.

— Угу, я помню, дверь открывается в ту сторону.

В глубине коридора за углом что-то грохнулось, или хлопнулось, послышался треск. До Ференса моментально дошло, почему в половине фильмов персонажи регулярно крестятся. Он не был религиозным, но рука сама дёрнулась.

— Эй, ты там где? Вылезай и пошли!

Отредактировано Ференс Мэл (2017-08-15 22:13:25)

+2

16

Сандра сурово и смачно шмыгнула носом и обвела всех взглядом, в котором за внешней бравадой хорошо прятался  ужас. Коридор казался ей пришедшим из какого-то дурного сна. Ну, бывает так, спишь, спишь, никого не трогаешь, и тут – опа – и кошмар.
- Короче, - деловито сказала девчонка. – Ни за кем я следить не буду. Белобрысый, может, отменный чувак, звезда и прочее, но мне что будет с того? И ваша принцесса эта, - она кивнула на азиатку. – Красива, как рассвет. Без сарказма говорю, если что. Но… Вы тут все вместе, знаете друг друга. И лишь я взялась неизвестно, для каких целей. Знаете, я смотрела  кино про всякую кошмарную хренотень. Там всегда первыми погибает либо черный, либо блондинка.  Так вот, я не хочу быть этим лузером, которого в расход.
Сандра подбоченилась.
Впрочем, никто не толкал ее вперед, не заставлять лезть на рожон и, вообще, кажется, после того, как подростки обступили  мёртвое тело и голову без человека, на нее перестали обращать внимания. Наоборот, пацаны всячески показывали, что они круты и бесстрашны. Вон, Мэл даже дверь открыл. Сандра  расслабилась, насколько это было возможно.
Ох, если за дверью их ждали монстры, мутанты, пришельцы, маньяки с бензопилами – все вместе  или по отдельности - то первой встрянет не она. В роли блондинки, идущей в расход, может пойти…Да хотя бы тот белобрысый Сай, который втирал о том, что надо закрывать лица. Или девчонка Бай-Бай. А что? Она в этой компании самая красивая, а всякая нечисть любит красивых девчонок.
Дверь приоткрылась.
За дверью была комната, теряющаяся в полумраке. Что в ней было, а чего не было, Сандра не разглядела, обращая внимание на большой стол. На его поверхности лежал тот самый мальчишка, который так долго и упорно звал на помощь. Дождался, болезный. Незнакомец был зафиксирован, его щиколотки  и руки были стянуты веревками. Веревок было много.
- Щас, щас, держись, давай.- Подняв глаза, посмотрела на подошедших ребят. – Никто не хочет помочь леди?

Отредактировано Сандра Кинг (2017-07-10 20:34:05)

0

17

Комната за дверью оказалась не такой пустой, как предыдущая. Обстановку здесь, впрочем, по-прежнему никак нельзя было назвать уютной: всё те же белые стены без окон, два стола (на одном из них, рабочем, обнаружились клавиатура и два монитора, повёрнутые к противоположной от двери стене), металлический столик-тележка с медицинским инструментами (в основном - шприцы и ампулы разной степени наполненности), кардиомонитор (выключенный: очевидно, провод, идущий от него к пульсоксиметру на пальце привязанного к столу человека, оборвался в какой-то момент ровно посередине без всякой видимой причины) и тот самый человек, лежащий на самом большом столе. Худой, почти на грани серьёзного истощения, измученный, нездорово-бледный даже для альбиноса, которым он, по всей видимости, являлся, одетый в тот же белый стандартный комплект, что и пришедшие на помощь дети - только верх был с короткими рукавами. Тёмным пятном на почти фосфоресцирующей в красноватом полумраке коже запеклась под носом (и на щеке, куда успела стечь) кровь. На руках, если приглядеться, можно было заметить следы от уколов. Беловолосую голову венчал тонкий металлический обруч.
Услышав, как открылась дверь, мальчик с усилием открыл глубоко запавшие глаза. Радужка у него была красная - того же оттенка, что аварийное освещение в коридоре.
— Эй, ты там где? Вылезай и пошли!
Он разомкнул спёкшиеся губы.
- Я не могу, я...
Он не закончил: компания ступила в комнату, и он, видимо, решил, что характер его затруднений они могут определить самостоятельно. Взгляд красных глаз сфокусировался на лице подошедшей к столу девочки.
- Помогите. Пожалуйста. Здесь не безопасно.

Помимо него и подростков, в комнате наличествовали и другие люди. Взрослые. Одетые в халаты, с такими же карточками, как и женщина в коридоре.
Правда, особой пользы сейчас эти люди явно принести никому не могли. Одна из них сидела за столом, упав головой на клавиатуру перед мониторами. Двое других (уже мужчины) лежали на полу справа от стола с привязанным мальчиком. Ещё один сидел на стуле в самом дальнем углу комнаты, склонив голову на грудь и выронив из безвольно соскользнувших с колен рук диктофон и папку с какими-то бумагами, разлетевшимися по полу. Никто из них не шевелился. И не дышал. Ран ни на ком из них также не наблюдалось.
Если обойти рабочий стол, можно было увидеть, что на один из мониторов, перемежаясь бесшумными помехами время от времени, выводилось изображение с камеры - безошибочно узнавалась пустая комната, из которой они только что вышли, где в данный момент оставалось лишь памятное кровавое пятно на полу. Угол изображения был неровно залит красным - похоже, кровь натекла и на объектив камеры.
На другом мониторе проходил поток каких-то данных и графиков.

0

18

[AVA]https://beccy.ru/images4/pricheski-podrostkovie/pricheski-podrostkovie-085.png[/AVA]
В ответ на комментарий Сая, Билли успел закатить глаза, раздраженно выдохнуть и пару раз подергать дверь. Просто из принципа, хотя он прекрасно понимал, что Сай верно подметил направление петель.
- Сай, заинька моя трепетная…ну как же я и без твоей светлой головы? Без тебя-никуда.- Гиш все же потянул дверь на себя ( не без помощи Ференса, разумеется. Помощь маломощным все еще была актуальна) и помялся на пороге. Он ведь не герой. Ну вот совсем не герой. Но отчего-то из-за природного шила в жопе (а может быть, благодаря врожденной харизме и обаянию) складывалось так, что отступать сейчас было глупо. Дверь-то они уже открыли.
Поэтому Билли предпочел снова раздраженно вздохнуть и двинуть вперед. В конце концов, в комнате кровища капала. Есть вариант, что в коридоре будет почище.
Про ткань он услышал с опозданием. И, дабы не терять время, предпочел впервые без лишних споров, последовать разумному совету.
Коридор подсвечивали красные лампы. И вот здесь Гиш на секунду усомнился в адекватности из операции. А что если парень ( или девочка?) заманивал из в ловушку? Почему никто из них не решился рассмотреть такой вариант? Билли бегло осмотрелся, но не увидел ничего такого, что можно было бы использовать, как оружие. Красные ублюдские лампы перманентно мигали. Не слишком долго, но ощущение они производили не самое приятное.
Гиш двинулся вперед по коридору.
- Да, Бай-Бай. Спокойствие, только спокойствие. Старайся мыслить позитивно. В конце концов, мы все вместе. Разве это не прекрасно?
Билли не умел успокаивать. Каждый раз, когда он пытался успокоить кого-то, его голова генерировали исключительно банальные и тупые слова утешения. Это было лучше, чем ничего. Но при виде трупа женщины…Гиш подумал о том, что впервые не может подобрать вообще никаких слов. И не потому, что был шокирован или напуган. Просто его голова не могла уложить в себя факт того, что женщина действительно мертва. И что до этого момента…она была живой. Она больше походила на манекен или куклу. А разве манекен может стать мертвым?
Билли осмотрелся снова. Коридор с каждой секундой нравился ему все меньше. И не только по причине красных ламп и мертвой бабы. Скорее всего, чувство неприязни возникало по той причине, что они дошли до конца коридора…а вот сам коридор в другую сторону еще не обследовали. Кто знает, сколько там может быть таких мертвых манекенов?
- Конечно, Ференс. Ягодка моя. Не обижайся на ягодку. Что-то подсказывает мне, что я банально хочу жрать. Вот и наделяю тебя прелестными кулинарными эпитетами. Но не волнуйся. Слово мое кремень. Если эта пучеглазая мадам дернется, я прихвачу тебя за жопу так крепко и побегу так быстро, что это станет самым эротическим и незабываемым приключением в твоей жизни.
И все-таки Ференс был хорошим парнем. Потому что бодро схватил ключ-карту, который Билли не стал бы трогать под страхом смерти. Вот так запросто…взял и сорвал. Решил множество рефлексий и проблем выбора за одно движение. Ференс вошел в комнату и Билли, как зачарованный, шагнул следом.
И почти сразу увидел остальных манекенов. Как он и предполагал. Одной девкой в коридоре дело не ограничилось. И это вызывало закономерный вопрос- почему они умерли? А Билли и остальные- нет? Это вышло случайно? Закономерно? Вариантов были тысячи, если не больше. А информации, чтобы сделать какие-то выводы- катастрофически мало.
– Никто не хочет помочь леди?
Билли наигранно-радостно встрепенулся и подошел ближе к столу.
- Ну разумеется, прекрасная незнакомка. Помочь леди- это моя святая обязанность.- Он повернул голову к объекту их спасательной операции.- Ну что, драгоценный. Поведаешь нам что-нибудь интересное?- Билли встал удобнее и решил в первую очередь заняться освобождение правой руки пленника.

Отредактировано Билли Гиш (2017-07-13 01:26:36)

0

19

На реплику болтуна Гиша он лишь фыркнул, не считая нужным хоть как-то комментировать недостаток интеллекта у одноклассника. На удивление Ференс также воздержался от огрызков в сторону альбиноса, чем вызвал вздох облегчения у того. Впрочем, в общем шуме и вое тревоги никто этого явно не заметил.
В коридоре было… погано. Вот даже еще хуже чем все растущее алое пятно на полу комнаты. Нет, в воздухе ничего опасного не ощущалось, а уж с его-то обонянием он бы почувствовал. Но общий вид и пара трупов, один из которых каким-то невероятным образом врос в стену, не поломав кладку или не раскрошив бетон, вызывали по сравнению с которым "тревога" - детский лепет. Он попятился от головы, чуть не вляпался в очередную лужу… не только уже крови, но и явную смесь ее с внутренностями человека.
"Не тошнит… меня не тошнит. Точно нет."
Но к горлу подступила горечь, Сай лишь усилием воли заставил организм не вывернуть содержимое желудка тут же, на трупы. Пока парни решались (или не решались) открыть дверь, он осматривал коридор внимательнее, насколько вообще мог с его не слишком хорошим зрением. Никого, кроме трупов. И их оставили в живых. Именно… запертых. В белой униформе, подозрительно смахивавшей на больничную. А когда он увидел содержимое все же открывшейся комнаты по соседству, мысль оформилась в слова мгновенно.
- Кролики… мы подопытные кролики.
И приятной эта сука [мысль] не была. И все же, на обнаруженного парня Сай смотрел с неприязнью, потому что:
а) Сай до сего момента был уникален во всем - от ума до альбинизма;
б) этот доходяга выглядел слишком… нездоровым, слишком грязным, и это будто задевало самого Сая - мысленно он понимал, что парень не виноват в том, как выглядит, над этим явно постарались те, кто теперь был бесполезными мешками с мясом и дерьмом, но чувства протестовали - уж точно сам он не стал бы притрагиваться к этому парню;
в) слишком очевидная обуза в компании и без того не слишком умных одноклассников раздражала Сая не меньше, чем трупы и грязь в коридоре, а также бардак в комнате, в которую открылась эта чертова дверь.
Пока все ринулись помогать заморышу (по сравнению с ним худощавый, но все равно не лишенный еще инфантильной округлости лица и тела Сай был вполне себе упитанным и пышущим здоровьем парнем) и явной обузе, он подставил ногу, не дав двери закрыться, встав за порогом. Мало ли, вдруг сработает какая-то автоматика, раз уж ключ-карта электронная, и дверь захлопнется за этими лохами? Сам он входить не стал, так и стоял фактически "на стрёме".
- "Небезопасно?", - он фыркнул, съязвив, - А мы-то не догадались… трупы как бы не намекают. Спросите у этого… как его там… что именно с ним делали и, видимо, собирались делать с нами?
Напомнил остальным, ага, и, поправив очки на переносице - из-за того, что Гиш на них фактически сел своим тощим костлявым задом, дужки были погнуты и плохо держались, - закусил губу. Ему не нравилось что-то в этом пацане и в этой комнате. А от все сильнее расползавшегося в груди страха аж дышать становилось труднее.

+1

20

- Ой, всё! Билли Гиш, заткнись, без тебя тошно, - и чтобы хоть как-то выместить свой страх хоть на ком-то, она просто шлепнула этого франта по тощей, но упругой заднице. И хихикнула. Хороший вариант для снятия стресса. Она уже было хотела немного повздыхать с несчастным видом для того, чтобы хоть Билли пожалел ее, обнял там…
Но тут Бай-Бай припечатало осознание того факта, что Мэл назвал ее охуенной. Стало быть, он так и правда считает! Корейянка аж засияла после секундного замешательства, и теперь даже неведомое зло за дверью не особо пугало, ведь с ней был ее прекрасный защитник! На ботаника-альбиноса она лишь фыркнула, как и на его замечание, вернее, это был один фырк. Два ее "фырка" на такого заморыша - слишком жирно. А еще Мэл сказал, что у нее ноги красивые! Она прижала ладошки к еще чуть пухлым щечкам (которые так старалась "похудеть") и порозовела от удовольствия. Куча комплиментов от их грубияна! Как же здорово!
Но тут рот раскрыла эта нигга и испортила момент. Бай Лян молча показала ей средний палец. Ей не нравилась эта задавака - слишком много думает о себе, хотя ни лица, ни фигуры, и мозгов тоже, видать, немного.
- Ну, блондинок тут нет. Остаешься только ты, "милая"...
Пока она занималась тем, что уничтожала эту выскочку взглядом свысока (сложно при ее-то росте, но можно, было бы умение и желание), Мэл справился с дверью. А за ней обнаружилась натурально пыточная. С нескрываемым ужасом Бай-Бай огляделась по сторонам.
- А вдруг, он заразный? Они могли его какими-то микробами накачивать! Вы что, не смотрели сериалы?!
Впрочем, воображение подбрасывало иную картинку: она, связанная, лежит на этом столе, а Мэл и Билли спасают ее, несчастную…
Кажется, она размечталась...

+1

21

Привязанный к столу подросток, казалось, к чему-то прислушивался - не только к разговорам среди вошедшей в комнату компании, но и к тому, что происходило снаружи. Несмотря на явную усталость, выражение его осунувшегося лица было тревожным. Он посмотрел на того, кто занялся освобождением его правой руки: похоже, предложение "поведать что-нибудь интересное" застало его врасплох.
- Я... меня зовут Ян. Спасибо за помощь. Вам всем.
И затем он услышал вопрос, прозвучавший откуда-то от двери. Не адресованный лично ему, но явно его подразумевающий. Руки ему уже к тому времени всё-таки развязали, и мальчик сел, потирая запястья. Механически, бездумно вытер тыльной стороной ладони кровь из-под носа и с щеки, как мог.
- Так вы не помните, - не спросил, а утвердил он, ничуть не удивлённый. Огляделся, безошибочно находя взглядом трупы учёных в комнате - будто точно знал, где они должны находиться. Пробормотал себе под нос едва слышно: - Значит, получилось... доктор оказался прав. В конце концов.
Больше он ничего пояснять не стал. Освободившись окончательно, он свесил ноги со стола и осторожно встал на пол. Чуть пошатнулся, но ухватился за стол, сделал глубокий вдох - и, по всей видимости, немного собрался с силами. Обернулся, чтобы бросить задумчивый взгляд на лежащие на полу бумаги возле мертвеца на стуле, и отозвался ровным, терпеливым голосом человека, о котором слишком часто в его присутствии говорили в третьем лице:
- Я не заразный... им не было выгоды испытывать на мне вирусные инфекции. Это... не то, для чего я им был нужен. Но мне кажется, здесь действительно есть отдел, занимающийся подобными исследованиями, так что другие, возможно...
Он не договорил. Где-то на этаже раздался пронзительный жуткий крик на какой-то запредельной частоте - таким криком, наверное, можно разбивать стаканы на расстоянии. Здесь его, к счастью, несколько приглушили стены и дальность источника, но отчего-то чувствовалось, что в этом долгом вопле было очень мало человеческого.
Ян не вздрогнул. Словно бы этот крик, длившийся куда дольше, чем было бы естественно, был для него вполне ожидаем. Обруч он с головы снимать не стал.
- Они всё ближе, - сказал он. - Нужно идти. Нельзя, чтобы они нас почуяли, иначе... будет плохо. Я могу показать дорогу, - он обвёл компанию вопросительным взглядом. - Если хотите. Я видел план здания однажды.
В коридоре надолго моргнул свет.

Отредактировано Ян Венстра (2017-08-10 07:20:00)

+2

22

Дверь открыли — он танцует,
Говорит: «закройте, дует».
© куплеты О. Бендера

[AVA]http://i069.radikal.ru/1704/f1/4b8b42a142c6.jpg[/AVA]
— Девочки, не ссорьтесь, — вздохнул Ференс. — Сандра, включи мозги, если они у тебя есть. Или мы вместе и помогаем друг другу, или мы по отдельности и вот поверь, в одиночестве посреди хуйни не очень весело.

Бай-Бай в принципе, молодец. Ференс мысленно погладил себя по голове. Скорми девчонке полведра комплиментов, и она будет мирно их переваривать, не останется времени бояться. Зато теперь она будет держаться поближе к нему, и не придётся её, верещащую, отлавливать по коридорам.

С Билли он не стал разговаривать, только за плечо тряхнул, мол, спасибо, чувак. В обаяние болтуна Гиша он верил как в Отче Наш. Пусть обаяет эту Сандру колючую, может перестанет корчить из себя туземную царевну.

На слова Сая он внимание обратил, ещё какое, и постарался аккуратно подвинуть его к себе ближе.

— Да не дичься ты, — буркнул Ференс. — Это... Сай. Ну... в общем, у тебя мозги того. Получше, чем у меня. Ты там подсказывай если я что упущу, ладно? Пожалуйста. Ну там... вот это всё, — он бессильно ткнул пальцем в мониторы и всю эту научную пургу, которая торчала вокруг. — Может, что поймёшь. И постарайся не отходить от меня, ладно?

Он всё же обошёл комнату по периметру, забрал висящий на спинке стула белый халат и перекинул его через плечо. Без тени смущения обшарил все карманы у мёртвых и нарыл всякой хрени по мелочи. Початую пачку влажных салфеток открыл, одну сунул этому Яну, жестом предложил вытереть лицо. Ещё одну отдал Бай-Бай. Оставшиеся салфетки сунул Саю, мол, держи, ни в чём себе не отказывай. На тележке с медицинскими приблудами пошуршал, но ничего полезного не нашёл. Ни тебе скальпеля, ни ножниц, ни клещей зубодёрных. В случае чего даже отбиться нечем.

— Ян, три вопроса. Первый — что мы не помним? Второй — что получилось? Третий — что за корона у тебя на башке и почему ты её не пытаешься снять? И да, все ответы на ходу. Пошли отсюда, и чем скорее, тем лучше для всех.

Ференс притормозил возле двери и оглянулся на контингент.

— Слушайте, предлагаю распределиться. Без вот этого вот. Сай, ты вот слушай, что Ян скажет, и анализируй, ладно? Бай-Бай... у тебя важное задание. Если увидишь что-то опасное — сразу скажи. Ты будешь наша сигнализация, ладно? Билли, выбирай, или помогаешь идти Яну, или идёшь замыкающим, подгоняя всех поджопниками, чтобы никто не отставал. Вот что выберешь, то и будешь, я возьму то, что ты не выберешь, — он потёр лицо ладонью. Вроде спал, а всё равно недоспал. — Сандра, ты... а, ну да, ты же у нас особенная и отдельно от всех, и помогать нам не собираешься. Ну, тогда как хочешь, главное не мешай и под ногами не путайся.

Вообще-то он обиделся на шоколадину. Его мать называла таких «говнюшка». Он, значит, по-доброму, а она тут же в бутылку полезла — я не такая, я жду трамвая, я не с вами, нахуй идите. И вообще я нигга, маза фака йоу бич... расистка, блин. Вообще-то стоило её оставить выпутываться одной, раз какао в венах вскипело, но это западло.

Ференс неуверенно почесал нос и ещё раз обшарил глазами комнату.

— Фонарик бы... на всякий. И водички, пить хочется. Это... У кого претензии, вопросы, возражения? Может кто хочет сказать «я главный, заткнись, Мэл, все слушай мою команду» — нехуй делать, я только спасибо скажу.

Он снова почесал нос и надел халат. Подкатал рукава, завернул полы и завязал на талии. Застегнул пару пуговиц и позапихивал за пазуху всё, что посчитал ценным — диктофон, карточки. Бдительно забрал ключ-карту тётки-покойницы, с помощью которой сюда зашли. Подумал, и прихватил с собой одну клавиатуру, выдернув провод из системника.

— Что? Клавой можно хоть по морде кому-то дать, всё не с пустыми руками. Билли, дать тебе вторую клаву? А то я чё-т очкую. Охранника мёртвого увидите — свистите. Может у него хоть есть чего... А чего стоим, кого ждём?! Пошли-пошли-пошли, а то вот это орущее сейчас придёт и захамсит нас по полной.

И всю компанию выгнал за дверь.

Отредактировано Ференс Мэл (2017-11-09 22:33:10)

+3

23

Этот альбинос ему не нравился все сильнее. Говорит слишком обобщенно. никакой конкретики, набивает себе цену...
- План пожарной эвакуации и без того висит на стене в коридоре, тц...
Но сказал он это весьма тихо, попутно повел плечом, тем самым ограждая себя от руки Ференса с чего-то вдруг вздумавшего его поближе к себе держать - корейцу не нравилось, когда кто-то столь беспардонно вторгался в его личное пространство. Ничего такого сверх меры, но черт дери, им надо просто выбираться. а не точить лясы. Пока он рассматривал сунутые ему салфетки и бегло читал состав (ну. хотя бы спиртосодержащие), Мэл занимался... чем-то. На тупоголовую соотечественницу он не смотрел, ибо позор нации просто какой-то, да и только. Смотрит влюбленными глазами, как корова, несет всякую ересь... Разве что чуйка развита. Впрочем, когда в коридоре раздался звук, от которого дыбом встали волосы во всех доступных и не очень местах, Сай заметно занервничал, однако лишь глаза закатил, когда увидел "оружие" одноклассника.
- Придурок... - коротко заключил Сай, отпустил ногой дверь и, быстро пройдя к тому столу. к которому был фиксирован заморыш Ян, не без труда открутил стойку штатива, прикрепленную к явно функциональному месту... ээээ... экспериментов? Затем также открутил, уже по пути к двери, правда, верхнюю часть, на которой и висели пакеты с препаратами. Сунул по пути крепкую металлическую палку Мэлу и забрал у того клавиатуру. - Было бы времени больше на анализ, пока что ничего хоть сколько-то внятного этот, - он кивнул на Яна, - не сказал и не сделал. Мы только время зря теряем, ну.
Голос дрогнул от страха, но он скрыл это за привычным жестом: поправил очки и шагнул в коридор, клаву сунул шлагбауму Гишу. Самое то для него оружие. Темнокожая незнакомка вообще осталась где-то вне круга интересов - Саю было не до того, Саю было вновь хотелось прямо сейчас телепортироваться куда-нибудь в район если не Корусанта, то уж хотя бы школы.
Тревога уже била и вопила такой сиреной, что раздражение и страх, сплетаясь в единый коктейль, доводили до мерзкой тошноты и желания в панике носиться кругами и вопить про "МЫВСЕУМРЁМ!". Пока шел по коридору за всеми, наматывал на руку остатки капельной системы, отшврынув сам пакет.

+1

24

В ответ на многозначительный жест девчонки, Сандра усмехнулась.
- Я тоже тебя люблю, Бай-Бай.
" Дал же Господь имя, бляха-муха"
На этом заострять свое драгоценное внимание на девице со цветом волос мультяшных свиней, Сандра посчитала лишним.
Обижаться на слова этой компании, к ней обращенные, не имело смысла. Пусть лезут на рожон, пусть скрипят мозгами. Главное, чтобы в этом кипише не раскинули ими по комнате. Трупаков здесь и так хватает. От этой мысли, и от жуткой картины, открывшейся ее глазам, мулатку передернуло и желудок начал сжиматься от спазмов. Хорошо, что он давно был пуст, иначе можно было и опростоволоситься на глазах и без того обалдевшей публики. Для себя же Сандра обозначила, кого слушаться, кого троллить, а с кем идти в разведку, если прижмёт.
За старшого девочка определила смазливого паренька, которого звали попеременно то Мел, то Ференс. Пожалуй, с ним можно иметь дело. Действовал он логично, и хоть высказался по поводу Санды не самым лучшим образом, но уже набрал в глазах мулатки бонусы. Привыкшая к строгой иерархии уличных банд, Кинг поняла, кто тут главный и к кому следует проявлять уважение. Очкарику она приклеила погоняло Параноик, хотя, возможно, если башка у него варит так, как о ней говорили пацаны, его можно переименовать в Мегамозг. Бывший пленник вызвал у Сандры приступ жалости, уж очень вид у него несчастный, прямо жертва эксперимента из какого-нибудь фильма. Правда, приступ оказался очень короткий и не мешающий думать и оценивать обстановку. К тому, кого называли Гиш, девочка еще не определила свое отношение. А томная азиатка вызвала у Сандры только одно желание - стебать и троллить.
Девочка изо всех сил старалась не маячить под ногами коллектива чужих одноклассников, но при этом была начеку. Мало ли, что может случиться.
- Лучше бы мне клаву отдал, - буркнула Сандра, дико поблескивая глазами. Уж она бы точно не промазала в случае чего. А если бы азиатская няша с дурацким именем Бай начнет на Сандру батон крошить, то аргумент в виде летящей в морду лица клавиатуры мог поставить воображалу на место.
Но, видимо, к Сандре не собирались прислушиваться.
Впрочем, мулатке некогда было распускать нюни. Оглядевшись и вздрогнув от зловеще мигнувшего света, девочка подошла к столу и сдернула с него компьютерную мышку. Сам гаджет ее не интересовал, но шнур может стать отличной удавкой. Когда в руках зажато то, что может послужить оружием, то и страх немного отступает.
В коридоре было еще страшнее, чем в комнате с телами и Яном, потому что мертвецы, это мертвецы, а что будет впереди, хрен кто знает.

+1

25

Как бы тихо ни было сказанное Саем, Ян его услышал: поднял голову, посмотрел на Сая как-то странно, словно знал наверняка, что висевший в коридоре план эвакуации не слишком поможет в данной ситуации - но говорить ничего не стал. Только опустил глаза и слабо пожал плечами:
- Как скажете...
Ференса он поблагодарил за салфетку и вытер лицо уже тщательнее. Однако внятного объяснения на вопросы того от Яна так и не последовало: он только чуть улыбнулся на последней фразе, как будто с ним поделились какой-то понятной лишь ему одному шуткой.
- Это не корона, - только и отозвался он туманно, покачав головой. - Это для... усиления. На крайний случай, если  дела будут совсем плохи. С этим я смогу помочь...
К обшариванию комнаты на предмет того, что могло им пригодиться по дороге, он присоединяться не стал, молча ожидая, пока компания будет готова выдвигаться. Казалось, его вовсе не интересовало, чем там другие вооружились или о чём говорят между собой. Только на очередную реплику Ференса отреагировал, тихо вставив свои полкопейки:
- Фонарик и вода должны быть в будке охраны... тут пропускные пункты на входе в каждое крыло. Здесь недалеко.

В любом случае, вскоре они все уже шли по коридору, в единственно доступном пока направлении - туда, где коридор сворачивал. Вопль, чем бы он ни был, больше не повторялся; зато воздух наполнился каким-то тихим монотонным шуршанием и стрекотанием, непонятно откуда исходящим. Время от времени кто-то будто бы неразборчиво шептал что-то на разные голоса, то ли безумно далеко, то ли, напротив, очень близко, но источник звука по-прежнему никак не определялся: шёпот этот исходил словно бы отовсюду одновременно.
Когда подростки свернули за угол, их глазам предстал ещё один коридор, гораздо длиннее, заканчивающийся двумя поворотами - направо  и налево. Похоже, место это и в самом деле напоминало запутанный лабиринт. Дверей здесь имелось уже три - одна, согласно табличке, вела в служебное помещение - но все они были заперты. Тут и там лежали трупы солдат, некоторые - странно искривлённые; один и вовсе был, казалось, нашинкован на мелкие кусочки. Пол был липким от устилавшей его крови. Окон так и не предвиделось.
Зато, по крайней мере, здание больше не трясло.
Где-то в середине пути части нескольких разных тел складывались на полу в чудовищную мозаику. А точнее - в единственное слово:

П У Т Ь

Ян, дойдя до надписи, встревоженно нахмурился. В глазах его мелькнуло беспокойство, и он очень тихо, едва слышно пробормотал себе под нос:
- Нет... почему так рано? Как они узнали? Почему...

Он снова не договорил. Послышался слабо различимый цокот, который могли бы издавать когти животного на бетонном полу. В ногу человеку, идущему позади всех, уткнулось что-то, судя по ощущениям, небольшое, не выше колена.
Это оказалась та самая отрезанная голова в шлеме, которая до того относительно мирно лежала на углу. Как выяснилось, она успела отрастить себе что-то вроде маленьких костяных ножек, на которых и перемещалась теперь самостоятельно, как рак-отшельник. Когда её обнаружили, голова издала громкое, нечеловеческое шипение - и, оттолкнувшись от пола, бросилась с открытой пастью (в которой явно, даже под не до конца опущенным забралом шлема, прибавилось лишних зубов) на ногу ближайшего к ней человека, которым оказался Билли.

И тут произошло нечто непонятное. Голова, которая должна была по всем законам попросту врезаться в Билли шлемом, куда-то исчезла при столкновении с его ногой. Зато сам Билли при этом, без всяких видимых причин, вдруг рухнул без сознания, не успев произнести ни звука. Падая, он случайно задел рукой стоявшую рядом Ким - и та упала тоже. На лицах у них обоих проступили странные сероватые следы - будто те самые маленькие костяные ножки, щупальцами обхватившие головы обоих.

Отредактировано Ян Венстра (2017-08-20 04:17:31)

+1

26

[AVA]http://i069.radikal.ru/1704/f1/4b8b42a142c6.jpg[/AVA]
Вот вроде всё было нормально. Ну насколько оно вообще могло быть нормально в ситуации полного абсурда. Хотя вот — всё ж сделал правильно, записав Сая в мозги операции. Ференс с немым восторгом наблюдал за процессом создания оружия из стойки для подвешивания всяких капельниц. А главное — чего сам-то не догадался?

— Чувак, — с чувством высказался Ференс, сделал было движение похлопать Сая по плечу, но воздержался. Видно было, что худосочный альбинос не любит, когда его трогают. Так что пришлось ограничиться восторженной рожей. — Молоток. Я не догадался, у меня с абстрактным мышлением плохо. Да и с любым другим тоже.

В этом было что-то первобытное, но с палкой копалкой в руке Ференс почувствовал себя на порядок увереннее. По крайней мере, всегда можно дать кому-то по башке. Попытка Сандры вооружиться тоже встретила полное понимание с его стороны. Вот вроде мышка так себе оружие, не в Скайрим гонять собрались, но хоть что-то.

— Ага. Если её за шнур раскрутить, то можно больно кого-нибудь отпиздить.

Дальше вроде пошли к выходу, по крайней мере, Ференс на это очень надеялся. Организованная группа. Как бы там ни возмущались, но вроде его слушались. Комплекса лидера у Ференса отродясь не было, он просто до смерти боялся, что кто-то запаникует, и придётся вместо одной проблемы разруливать две. Вот кто бы знал, что это случится настолько быстро!

Феерическая расчленёнка в коридоре вызвала у Ференса отчётливые рвотные позывы, но желудок был благословенно пуст, так что блевать было нечем. Так, слава богу, можно лицо сохранить, пусть перекошенное и бледное, но сохранить.

— Блядь, — с тоской протянул Ференс, стараясь понять, есть смысл обыскивать останки на предмет оружия, или нет. Хотя вот именно оружие было бы видно. Потому что поверх кровавой каши ну должно было хоть что-то лежать цельным куском. А вот хуй.

Атака головоногого оказалась чертовски внезапной, Ференс не успел толком ничего сделать — между ним и Билли торчали все остальные. И вот только теперь стало ясно, до какой степени много народу в группе. пока Ференс, воинственно потрясающий палкой, добрался до агрессора, его и след простыл. куда делся — он не понял. Зато падение билли и Ким он засёк чётко, и тут же расставил руки, чтобы не подпускать остальных.

— Стоп! Никто никого не трогает! Видели? Стопэ! Сай, а вот скажи мне, как человек с мозгами — если Билли дотронулся до Бай-бай, и она тоже увяла, то это нам их обоих трогать нельзя? Сандра! Рожай мыслю, что думаешь? — он вздохнул и забормотал себе под нос, бдительно отслеживая возможное нападение других голов, диких ног, хищных рук и бешеных селезёнок. — Вот чего… Каталку бы нам. Как хотите, а я их тут не кину. Ян, что за это, вот это вот серое это? Это чё?

Для полноты эффекта Ференс даже пометался туда-сюда. Ну Ким ладно, может и хорошо, что увяла, лишь бы не насмерть, а так будет лежать себе спокойно.

— Плохо, что Билли выключило. Хоть какая-то боевая единица… Что у нас осталось?

Он оценивающе посмотрел на оставшийся контингент. Ян не считается. Сай тем более не считается. Остаётся что?

— Сандра, — Ференс растеряно посмотрел на неё. — Ты вроде девчонка боевая… Быстро решай прямо сейчас, ты с нами, или ты отдельно? Будь человеком… помоги мне.

+1


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Разное » Сказка о потерянных детях


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC