За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешфорвард » 5.10.13. Волк и кролик


5.10.13. Волк и кролик

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

Его сердце болезненно сжалось, когда он услышал ответ Ференса - как будто кто-то сдавил сердце в кулаке, беспрепятственно миновав грудную клетку. Холод, забытый было на кухне, вернулся, скользнул змеиным хвостом по спине и обвился кольцом вокруг горла. Окружающий мир, отодвинутый со времени попадания в этот дом за пределы крепких стен, со щелчком встал на место.
Ференс и правда работал именно там, где он думал. Его опасения не были напрасны. И, конечно, Ференс ничего не стал ему обещать. Этого следовало ожидать. В конце концов, кто он для него? Просто случайный знакомый, которого он знает всего один вечер и одну ночь и которого пригласил заходить к себе в гости время от времени. Возможно, он не станет отводить его в Центр за руку, и не станет обманом его туда заманивать - раз уж это "не его работа". Но если кто-то его спросит, или если Ференс всё-таки придёт к выводу, что он опасен, и захочет рассказать кому-нибудь сам... то, по всей видимости, он это сделает. Почему бы и нет. В самом деле. Ференс ему ничего не должен. Только его непосредственной поимкой займутся тогда какие-то другие люди, которым за это платят деньги.
Не стоило всё-таки ему рассказывать про способность. И про пожар. И про то, что он пытался убить Пауля. Ничего не стоило говорить. Не потому, что Ференс не заслуживал - а потому только, что теперь в Центре будут знать, что он может, и не дадут ему возможности отбиться, если за ним придут. Почему он такой глупый?..

- ...это будет чья угодно вина. Но — не моя.
Ян опустил взгляд и сгорбил плечи, чувствуя себя невероятно уставшим. Глаза его потухли. Рука болела, и в голове глухо стучало. Глупый, глупый, глупый.
- Да, - отозвался он, безотчётно потирая левое запястье. - Я понимаю.
Он понимал. Правда. Даже если - когда - это случится, и он попадёт в Центр, это будет его собственная вина. Сам себе дурак, получается. Как, в общем-то, и всегда. Сай говорил, что с даром следует быть осторожнее. Может, ради собственной свободы стоит вообще от него отказаться: он уже исчерпал все свои счастливые случаи, и в следующий раз его могут заметить. Будет плохо. Никто его не прикроет, и сам он себя вряд ли защитит - наверняка там умеют ловить таких, как он. Опасных. Они ведь сумели поймать Вэла, а уж с ним-то Яну по силе никогда не сравниться.
Он задумался: Ференс сказал, что его работа - в том, чтобы его ненавидели заключённые Центра. Надзиратель в тюрьме. Значит ли это, что если Ян попадёт в это заведение, то Ференс... будет по работе обязан делать ему плохо?
Нет. Не стоит об этом думать. Мысль об этом была такой большой и пугающей, что Ян просто не мог переварить её за раз - и в ужасе отбросил её подальше, затолкал в самый дальний уголок сознания, не желая к ней пока даже прикасаться. Позже. Он разберётся с ней позже, по небольшим кусочкам, когда чуть пообвыкнется с её существованием. Лучше притвориться, что ничего этого он не знает. Лучше не думать о возможном будущем - и просто попытаться получить что-нибудь хорошее от настоящего. Пока у него есть время.

- Да, - сказал он механически. - Вы дали мне номер.
Всё с тем же отсутствующим выражением он вынул из кармана телефон и набрал номер, написанный ранее Ференсом на бумажке с адресом. Сбросил звонок, как только раздались гудки, чтобы номер звонившего высветился у Ференса на экране.
- Вот... это мой. Если хотите. Я приду вечером, мистер Ференс. До свидания. Спасибо вам... за всё.
Затем он развернулся и направился к выходу, избегая смотреть на хозяина дома.

Отредактировано Ян Венстра (2017-10-02 07:11:12)

+1

32

— Ага.

Дохуя оттенков белого. Этот пришибленный кусочек зимы снова смотрелся — краше в гроб кладут. И как разобрать, какой из оттенков белого что значит? Ференс бы и не знал. Если бы не одно огромное «НО».

Он задумчиво покусал нижнюю губу, наблюдая за увяданием едва воспрянувшего Яна, и так хотелось взять его, хрупкого, прижать к себе... хуякнуть об стену пару раз, чтобы юшка потекла, а потом перекинуть через колено, да по жопе, по жопе. Ладонью! Оставляя отпечатки пятерни, аж пока не заполыхает.

Ференс недоверчиво взвесил это желание, повертел его и так, и сяк, на зуб попробовал. Чёртовы эти «да, да, я понимаю, да, если хотите». Интересно, что с ним там делает это Кха-кхакел, что мальчишку так скукурузило на ровном месте? Кстати, на минуточку: где-где он там учится? В медицинском? Да где бы не... В любом учебном заведении должны учить думать.

Кажется, мне кто-то развесисто пиздит прямо в глаза?

У Ференса зачесался нос и тоскливо заворочался в желудке уснувший было ёж. У Яна прямо сквозь тонкую кожу и полупрозрачные кости было видно, как со скрипом проворачиваются забитые хуйнёй шестеренки в голове. Намотано на них было всякого, вот музыка и выходила какая-то... короче, всё было примерно так же хуёво, как вчера вечером. Нормальненько, притащил к себе мальчишку, разрешил ему угваздать кровищей весь дом, и отпустил в состоянии подгулявшего молока трёхнедельной давности.

И вот он топает к дверям, такой весь согбенный, и с каждым шагом становится всё незаметнее. Не хватает только вьюги за окном для драматичности момента, но за окном был только смородиновый куст. Кстати, собрался к другу — ага, и такси не вызвал, видали мы таких, без шапки в ночь холодную, и без запасных трусов.

Ференс всё ещё тупил, наблюдая медленный трагический съёбинг, и когда Ян взялся за дверную ручку, до него дошло, что вообще-то вот прямо сейчас этот идиот выйдет за дверь, положит ключ в почтовый ящик, и кинется башкой в ближайший колодец. А поскольку у Ференса нет колодца, ни ближнего, ни дальнего, это умученное нечто либо выкопает его самостоятельно, либо придумает ещё что-то настолько же феерическое.

Так что, едва только Ян приоткрыл дверь, эта самая дверь с грохотом захлопнулась у него перед носом, Ференс взял мальчишку за шкирку, развернул лицом к себе, перехватил пальцами за подбородок, набрал воздуха и заявил:

— Идиот! — и тут же оглушительно чихнул, пусть скажет спасибо, что не в рожу, а культурно в сторону. — Тьфу. Два раза идиот! «Да, мистер Ференс, нет, мистер Ференс». Ты ещё ножкой шаркни и очи долу опусти. Рррразмазня манная. Ты ж не понял нихрена, ахелуй. Чему вас там учат в институтах ваших. Не буду я, не буду я тебя закладывать, слышишь? И не собирался. Ты меня понял? Да кивни ты! — и сам покивал его головой, сжимая пальцы на подбородке сильнее. — Долбоящер безмозглый, — его тут же передёрнуло, вот только ящеров не хватало. — Я же сказал — ты не моя работа. Ты моя... моё... это. Хуй знает, — он поднял голову и в качестве предпоследнего аргумента добавил надрывное «Аааааа!». — Ты моё это, это моё, короче! Ну скажи, медик-медведик, давал бы я тебе ключ? А? Ну? Что? По жопе надавать, что ли? Сука.

И тут Ференс вычудил такое, чего вообще никогда не делал. Неловко пригрёб мальчишку к себе, сунул его морду куда-то себе на плечо, куда дотянулся, и начал гладить по голове. Дурак. Как есть дурак. Недоразвитое одинокое чёрти что. Копия самого Ференса в том же возрасте.

— Ты своего друга навестишь, и возвращайся. Когда захочешь. Я тебе... супа сварю, — он вздохнул в белую макушку. — Ты хоть что-нибудь понял правильно, а? Груша недозрелая. Такой же бледный, твёрдый и тупой. Совсем как я. А если твой доктор Кхакел рыпнется, просто скажи мне. Я его на запчасти разберу. Всё, иди. Иди к своему другу, мне ещё гондоны из спальни выгребать и полы мыть.

И дверь сам открыл. Так и стояли на пороге обнявшись, блядь, ебанутые Кай и Герда. Вместо метели во дворе царила насмешливая осень.

— Такси-то вызови, конспиратор хуев. Чего расстроился-то? Надумал хуйни, намотал на извилины, — Ференс помолчал. — Я ведь один тут... вскроюсь нахер.

+1

33

Он не думал о такси, он не думал о том, что понятия не имеет, как отсюда добираться до церкви - слишком много всего было в голове, слишком много там теснилось и шумело, молотя по черепу изнутри. Он даже не пытался разгрести сейчас эту мешанину - всё равно бесполезно. 
А потом дверь хлопнула прямо у него перед лицом, закрываясь обратно, и этот звук громом отдался в ушах. Его вдруг дёрнули за воротник, резко разворачивая, и уже в следующее мгновение над ним внезапно навис рассерженный и очень громкий Ференс. Ян ощутимо вздрогнул всем телом, когда тот чихнул, и тут же замер, как вкопанный. От одного только тона Ференса он вытянулся звенящей струной, даже дышать перестал, глядя на человека напротив огромными круглыми глазами, как кролик на удава. Пока его сознание лихорадочно пыталось обработать происходящее с точки зрения здравого смысла, мышечная память уже отдавала короткие приказы: замри, не двигайся, не пытайся вырваться, не спорь, будет больно.

Он... он разозлил Ференса? Как будто бы да, но... Это из-за его реакции? Из-за его поведения? Сказанное доходило до мозга медленно и с перебоями. Мистер Ференс подавал... смешанные сигналы. И злился будто, и в то же время - говорил такие вещи, что дурацкое сердце снова выделывало в груди какие-то кульбиты - Ян не знал, что ему делать, не знал, что стоит сказать в своё оправдание, не знал, что должно за этим последовать. Так и стоял, неподвижный и напряжённый, как дикий олень, ослеплённый светом автомобильных фар на ночном шоссе. 

А потом его вдруг обняли. Этого он совершенно не ожидал. На смену страху пришла внезапная растерянность.
Инстинктивно прижавшись к чужому тёплому телу, он медленно, рвано выдохнул. Нет, больно не будет. Он был... он был в безопасности. Кажется. До сих пор бродившее в голове после гневной отповеди Ференса эхо наконец начало складываться в слова.
"Не буду закладывать". "Моё". "Возвращайся". Ференс даже мистера Хакела "на запчасти" угрожал разобрать, если тот вдруг будет чинить препятствия. Никто ещё не говорил ему ничего подобного.
И тогда Яна мелко затрясло. Он часто заморгал, чувствуя внезапную непрошенную влагу в глазах - и сам себе удивился. Плечо Ференса под мягкой тканью одежды было обнадёживающе твёрдым и пахло приятно. Пахло домом. Ян зажмурился, с трудом восстанавливая дыхание, и обвил Ференса руками - вцепился в него с отчаяньем утопающего, комкая в пальцах футболку на спине.
Облегчение, которое он испытывал в этот момент, было таким оглушительным, что поначалу он напрочь забыл, куда вообще собирался.

- Простите, - произнёс он после долгой, долгой паузы едва слышно. Дрожь успела почти затихнуть, но объятия он размыкать не спешил. - Не надо... вскрываться. Я вас услышал...
Ему не хотелось уходить. Нужно было ответить что-нибудь ещё, как-нибудь выразить всё то, что бурлило теперь внутри, переливаясь через край, и извиниться ещё раз, ещё дюжину, сотню раз за то, что он подумал, будто... Однако все слова, которые он мог вспомнить, казались плоскими и неправильными.
Так что, помолчав ещё какое-то время, он с сожалением отстранился. С пару секунд разглядывал снизу вверх его лицо. Несмело улыбнулся - как слабый, чахлый цветок, расправивший лепестки навстречу солнцу.
Потом, далеко не отходя, вызвал по телефону такси. Диспетчер сказала, что ему перезвонят через минуту. Дверь он прикрыл: ждать на улице не было никакой необходимости.
А потом, получив подтверждение, что такси приехало по указанному адресу, Ян шагнул снова к Ференсу, обрубая оставшиеся сомнения, потянулся к нему на цыпочках - и неловко ткнулся в губы, обозначая поцелуй. Не то чтобы ему приходилось много целоваться прежде, однако большого умения от него сейчас и не требовалось. Скулы и шея его тут же пошли красными пятнами смущения. Через долю секунды он отпрянул, улыбаясь, и, сжав напоследок его предплечье, уже без прощаний выскользнул за дверь.
Ему предстояло всё это ещё переварить.

Отредактировано Ян Венстра (2017-10-03 02:50:57)

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешфорвард » 5.10.13. Волк и кролик


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC