За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешфорвард » 15.05.2014г.- Heart-burning


15.05.2014г.- Heart-burning

Сообщений 31 страница 48 из 48

31

Ему хотелось кричать,чтоб его простили, словно он дешувно-больной, утопающий в морской пене, однако он молчал, шумно выдыхая кисловатый воздух, смешанный с илистым привкусом озера. Словно внутри него живут чудища, которые где-то там, в камышах вышли погулять, разбудив запах илистого дна и влажного савана мертвецов, в который они завернут и обиду, и какую-то старую любовь.

Говорят любовь это мотылёк, что порхает меж цветов в райском саду, с вывеской Эдем. Лапки его тонкие, словно скрипичные ноты. напевают лейтмотив из увертюры. Любовь напоена ароматов роз, однако любовь выглядит у Тёрнера не иначе как искусительный змей, в чешуе которого проглядывает сочный блеск листвы и загадочное пенье козлодоев. О чём кричат они? О чём стонут в ночи их протяжные, плаксивые всхлипы? Когда Эдем погружается в сумрак остаётся ли любовь мотыльков? О нет-нет. мир отдан прожорливому, страстному змию, что скидывая чешую, оставляет за собой мёртвые формы любви.

Может быть одна из таких будет положена в коробочку из-под конфет и похоронена, словно кукла  в картонном гробу? Кукольные похороны первой смерти? Правило первое - для маленькой смерти нужны глубокие ямы. Можно взять бездонные ущелья зрачков Джо или опасные, космические глубины Юи, который цепляется за чужие губы своими. так ловко, словно у него есть крючок, которым он вяжет сладкую сказку о любви.

- Знаешь, ты из тех в кого влюбляешься с первого вздоха, бесповоротно, Джо, потому что ты прямой и без всяческих изгибов. Если злишься - бьёшь в лицо, если любишь. то до конца,  а я... я не могу так. не могу быть прямым, я могу быть только таким, каким надо быть и не могу вообразить себя никем.  - не удивительно что я влюблён в тебя поуши, словно я легкомысленная барышня, а ты словно всё время сомневаешься, думаешь что я от тебя уйду, брошу, что кто-то может мне тебя заменить? Вздор. Ты ведь так хочешь меня только сильней?

Словно хлыстом бьёт последняя фраза, он покусывает чужую губу, руки вязнут в чужой одежде, протягиваясь к коже, словно к лучистому солнцу сочные стебли. Юкио знает, что иногда ему плевать на себя, а особенно на головную боль. Он оттягивает губу, нижнюю, чуть вспухшую, цвета спелой рябины во льду. Он беспощадно заводит Джо, осознавая каких усилий ему стоит сдерживать себя. Юкио умеет быть милым, соблазнительным мальчиком с растяжкой и улыбкой.

- Я тоже тебя хочу. Давай, я вижу это в твоих глазах, ты такой напряжённый и пояс... можешь.... - он прикрывает глаза на минуту. Это сложно - быть Тёрнером.

+1

32

Секрет Джо Блэка прост и неприветлив. Дело ведь не только в том, что он может за себя постоять. Дело не только в том, что он спас свою сестру.
Дело не только в том, что чужое убийство вызывает у него совсем не те реакции, которые должно вызывать.
Весь секрет прост и неказист, как старый цирковой уродец.
Джо Блэк любит, когда другим людям больно.
Каждый удар по чужому лицу наполняет его сердце радостью и церковный, искаженный в своем восприятии хор, взрывается в такие моменты в его голове. Кровь на чужом лице вызывает у него хищный, звериный восторг и Блэк слаб…слаб перед этим торжествующим, острым чувством.
Все, что он может- это дозировать эту неистовую злобу. Подводить ее под достойные для мордобоя поводы, чтобы прикормить этого зверя и какое-то время жить спокойно.
Тернер, сам того не зная, этого зверя дернул за хвост. Дернул, а потом попытался сбежать.
И делать этого не следовало.
Просто потому, что Блэк и сам толком не знает к чему это может привести. Он привык частично регулировать собственную жестокость, а тут его жажда крови медленно, но верно, смешивается с не спадающим возбуждением.
Как кислота, которая смешивается с динамитом и разгоняется по венам с бешеной скоростью.
Блэк не понимает этого. Вот этого «ты из тех, в кого влюбляются». Он потемневшими от возбуждения глазами цепко следит за выражением лица Юи. Никто никогда не говорил ему подобного. Он просто привык приходить и брать. То, что ему нужно. Того, кого он хочет.
Брать и не спрашивать.
Он, совсем как зверь, подается ближе, возбужденно выдыхая. Прислоняется своим лбом ко лбу Тернера. Его контроль царапает черепную коробку…до боли, до скрежета. Руки нервно забираются под чужую истерзанную рубашку, а с голову ударяет запах крови, смешанный все с тем же ароматом лилий.
Юи кусается. Прикусывает его нижнюю губу, тянет несильно.
Блэк прикрывается глаза на секунду, пытаясь собрать все свое оставшееся мужество и неизбежно проигрывает этот бой.
- Юи…ты зря это делаешь. Зря испытываешь мое терпение. Его и так немного…ты же понимаешь, что я не отпущу тебя? Не смогу отпустить…и ты не сможешь уйти от меня так, как ушел несколько минут назад.
Джо имеет в виду предыдущую сцену с чертовым поясом. Но на деле как будто говорит об их отношениях в целом. Он не хочет затягивать пояс вокруг шеи Юи…потому что идея кажется слишком соблазнительной и опасной. Опасной, прежде всего для Тернера. Блэк притягивает его ближе и, придерживая за затылок, укладывает его на лопатки.
- Скажи «нет», пока еще можешь.
Блэк понимает, чего он опасается на самом деле. Юи в прошлом часто делали больно. Преимущественно мужчины. И Джо совсем не хочет пополнять ряды этих мудаков…поэтому и спрашивает.
На самом деле говорить «нет» уже поздно.
И, похоже, они оба прекрасно это понимают.
Блэк кусается. Ничуть не хуже Юи, а может быть даже лучше. Впивается зубами в перекат плеча. Там, чуть выше виднеются следы его прошлых укусов. Тернеру в ближайшее время придется перейти на водолазки с высоким воротом или шарфы, чтобы прикрыть все эти отметины.  Но, похоже, никто не против.
Пальцы у Джо сейчас -злые и требовательные. Но оттого, не менее ловкие. Он быстро разбирается с чужим ремнем, с чужими брюками, второй раз за один вечер оставляя Тернера без одежды.
Земля холодная. Странная мысль настойчиво селится в голове Блэка, вынуждая его поменяться с Юи местами. Чтобы самому прислониться спиной к дереву, а Юкио посадить к себе на колени.

Отредактировано Джо Блэк (2016-12-06 00:35:20)

0

33

http://sf.uploads.ru/t/JaNzf.gif

знаешь, думать и парится бесполезная тема.
мы с тобой поднимаемся по лезвию в небо.
и не хочется сдержанным быть и обыкновенным.
когда ты это бешенство запускаешь по венам.
запотевшее стекла и картины руками.
эти белые стены стали для нас облаками.
ты такая красивая. словно мне это снится.
это только сейчас. это не повторится.


Он останавливает Джо, его назойливые руки, которые бесцеремонно ласкают его тело. Плевать. Всё это не имеет значения. Голова болит и от этого хочется вскрыть себе череп, да нет, кажется что он уже вскрыт. Юи думает,что это была плохая идея, давать ему шанс отказаться, давать ему свободу выбора всё равно, что дать её человеку - всегда выберет сторону демона, так что не удивительно, что это кончается плохо.

Юи себя знает и поэтому в улыбке его скользит мерзкое сожаление, которое примешивается и к его ненавязчивому поцелую очень невинной девушки, которому он научился от одной проститутки в Гонконге или Бангкоке? Когда у тебя слишком много шлюх забываешь о том какая и где была. Помнишь только номер гостиницы и усталый сигаретный дым, обвивающий её руку, словно браслет из бирюзы, который она только что кинула на тумбочке. Безделушка, которую Тёрнер вертит в руках, представляя её в постели, пока она курит у раскрытой оконной раны, нанесённой архитектором в таком нелепом месте.

- Тогда всё будет не так, как ты хочешь, - он целует чужую шею, пробуя её на вкус. Как всегда отдаёт карамелью и жжёным сахаром. Поразительное сочетание, которое Тёрнер не раз обдумывал в ванной, когда дрочил. Иногда он думает о том, что ему нравится в Джо больше... глаза, такие глубокие, бархатные, может волосы, в которые он любит запускать свои пальцы, а может губы? Или всё же этот карамельный привкус.

Юи думает о Гише, порой смотря на Джо он ,почему-то представляет Гиша и думает, что было бы, если бы пришёл он, вместо его Джо? Наверное ничего бы не было. Тёрнер просто должен был кого-то полюбить в тот день, вот что ему кажется. Если бы его дружок ошибся и привёл кого-то другого, разве бы Тёрнер не влюбился бы в него? Юи знает себя и вовсе не уверен, что это было бы нелепо. Порой даже таким романтичным идиотам как он нужно кого-то любить. Почему? Скука, ощущение одиночества в пустой квартире, мало воздуха, мало пустых обещаний.

Разве Юи любил Джо глубоко и до конца? По настоящему? Да даже Юи Тёрнер не является настоящим, чтоб уметь так любить, он умеет расстёгивать рубашки, пряжки ремней, избавлять от одежды, но не от одиночества. Юи не лекарство от этих проблем, как ему кажется. Он уверен, что он типичная иллюзия, что его на самом деле нет. Он - просто отражение кого-то настоящего, кого-то, кем он так и не стал.

Кем он не стал? Например художником. Вот Джо говорит, что не поздно, а Юи знает, что он Уже не стал и никогда не станет. Он бы долго мог объяснять Джо, что он так и не стал счастливым, даже если у него есть любимая работа. Потому, что он не стал собой и никогда уже не станет. Он ненавидит себя. Он помнит как жалко выглядел когда плакал на полу подвала, он помнит, что тогда он ещё может и был собой и тогда наверное себя возненавидел.

Тёрнер жалкий, слабый парень, мальчик которого никогда не любили и теперь он согласен, он был просто отвратительным и сейчас такой же, даже если не является собой. Потому, что только очень мерзкие парни получают такое удовольствие, когда берут в руки чужой член. Только очень мерзкие мальчики медленно насаживают себя на него, ощущая что хоть что-то в их жизни идеально к чему-то подходит.

Почему он переспал с Джо? Он не знает, вообще-то это не входило в его планы с такой же лёгкостью и удовольствием, с которым сейчас чужой член вошёл в его тело. Секс это механика. Юи в этом хорош. Он просто тонкое чувствует своё тело и умеет им управлять, потому. что он ненавидит каждый его миллиметр. Иногда он смотрит на себя в зеркало и думает о том, что это идеальное тело для чёртового педика и не чувствует никаких несоответствий. Если бы он мог выбирать кого хотеть,то уж точно не парней.

Почему он с Джо? Блэк красавчик и трахаться с ним одно удовольствие, разве этого мало? Он даже сейчас постанывает в так своим движением. Но это мерзко. Юи знает об этом, потому, что они с друзьями избили такую парочку в школе. Ох им и досталось. Одному сломали нос, а второй убежал. Юи помнил  с каким радостным удовольствием бил этого парня, а теперь... впрочем не удивительно. Отец всегда говорил, что из него ничего хорошего не выйдет.

- Джо... - вот кто во всём виноват, хотя то, что он тянет гласную его имени с таким удовольствием не придаёт его голосу ни одной обвинительной нотки. Они давно не пользуются презервативами, разве нет? Да... Вот Джо никогда не замечал таких мелочей, а поэтому как дурак сомневается, будто бы они могут быть Не парой. Юи всегда брезговал трахатся со своими шлюхами без защиты и более одного раза. Хотя... последняя затянулась. Его последнее увлечение носило имя Мэган и он думал о Мэган Фокс, когда вставлял ей.

Он звонил ей чтоб спустить пар, после работы заезжал на пару часов, потом приезжал к Джо. Ничего страшного, что он и в изменах стал более постоянным, чем раньше. Это был его здоровый баланс. Он оставлял ей деньги, порой они даже не спали, а просто болтали и пили вино. Иногда курили вместе. Ничего такого. Может они бы даже подружились, просто так, без секса. но у неё такие ноги, что Тёрнер просто не мог не оказаться между них.

Неужели ради него я перестану быть такой похотливой шлюхой? - он вспоминает лицо Джо в туалете бара. О, да-да, теперь у его любовника такое сладкое выражение удовольствия и это не удивительно, Юи правда старается быть хорошим даже если они не в постели и даже если ему слегка непривычная эта позиция. Но тогда... тогда в баре у Джо было такое выражение, словно он потерял что-то ценное в его жизни, наверное чёртов смысл. Тёрнер просто не может не наслаждаться этой неприкрытой формой обожания, так не может, что даже пообещал не изменять этому парню. А он первый, кому Тёрнер такое обещал... как и первый его парень. Юкио думает ,что слишком много ему позволяет.

Как-то слишком они стали значимы друг для друга, за два года. Он мерзкий тип, но свободный. Вообще с чего он стал себя так сильно ограничивать? Раньше он никогда не останавливался с кем-то на целых два года. Теперь у него даже есть фотография где они с Джо, на столе. Чёрт, ну вот как это можно не замечать? Или вот к примеру то, что он все уши матери прожужал об этом парне, разве это не похоже на то, что у них всё серьёзно? А Юи и правда старается оттянуть для себя это неприятное осознание того, что он увяз в этих отношениях и давно пора было бы отказаться от них.

- Скажи, что вы расстаётесь, пока ещё можно! - но Юи не может, потому, что ему нравится всё и особенно трахаться с Джо. С девушками это, конечно хорошо, но только пока дома есть Джо. Это как перекус и ужин. Вряд ли кто-то откажется от ужина ради пары перекусов с утра. Он сжимает чужие плечи, оставляя на них красные полумесяцы. О, наверняка внешне он очаровательно-неотразим. Такой весь из себя утончённый, соблазнительный, двадцатилетний мальчик. Двадцатилетние мальчики не могут выглядеть плохо, особенно если они постарались плохо не выглядеть. К тому же Тёрнер худой двадцатилетний мальчик и все ещё идеально узкий.

- Джо, а ты когда-то думал о том, что на твоих похоронах мне будет на вид лет тридцать? А ты думал что мне ещё долго будет двадцать и скоро мы будем похожи на богатый кошелёк и его шлюшку? - Юи думает это вскользь, невзначай. Они и правда выглядят как те, у кого разница в возрсте уже становится неприлично-неоправданной. Интересно, готов ли Джо к тому, что однажды станет староват для любовника? Что на его похоронах Юи может будет выглядеть все ещё не старше тридцати? Тёрнер начинает двигаться чуть быстрей, водя одной рукой вверх и вниз по собственному члену. Боль в голове добавляет всему какую-то новенькую изюминку.

- Я твой Джо, только твой и больше у меня никого не будет, мы пара, встречаемся уже два года, но как же меня угораздило в это влезть?Что же я люблю в тебе больше? Волосы, улыбку, тело... такое рельефное. В тебе прям чувствуется, что боксёр и то, как ты всех бьёшь - заводит. Заводит мысль о том, что ты неуязвим, заводит то, что ты так меня любишь...

Отредактировано Yukio Turner (2016-12-07 03:37:51)

+1

34

Джо часто думает о Юи. Часто думает о том, что он в нем так любит и почему он в него вообще влюбился? По факту, Блэк никогда не любил мужчин. Зачем ему это? Подобное мероприятие казалось сомнительным и неблагодарным с самого начала. Трахать их- совсем другое дело. Для этого любовь и какие-то взаимные чувства никогда не являлись обязательным условием. Можно было просто получать удовольствие и не париться.
С Юи «не париться» не получалось.
И все-таки Блэк его любил. Тернер, возможно, и представления не имел о том, как сильно Блэк его любит.
Например, Джо нравилось наблюдать за Юи. Просто так. Когда он читал, когда занимался делами, когда спал и просыпался- с утра Тернер всегда выглядел беззащитным и маска приличного добропорядочного парня еще не успевала к моменту пробуждения прилипнуть к его лицу.
Джо нравилось слушать Юи. То, как он говорит, какие интонации подбирает. Это было что-то, доведенное до совершенства. Как восхитительный в своей точности инструмент.
Джо нравились даже те моменты, когда Тернер злился. Он сразу становился колким, едким, как кислота и в разы опаснее, чем обычно. Блэк никогда не забывал о том, что Юи- опасен и может за себя постоять.
Про себя, Джо уже давно решил, что связался с демоном. Японцы называли их «Они» и в отличии от традиционной католической доктрины, отношение к демонам было несколько иным. Да и  Они сами по себе напоминали не какую-то мерзкую хрипящую нечисть…
Но Блэк был согласен с утверждением, что зло должно быть соблазнительным. И Юи был.
Джо мог бы найти тысячу причин, чтобы закончить эти выматывающие и полные ревности отношения. А потом найти еще тысячу, чтобы прибить Тернера, как следует.
Но проблема все равно заключалась не в этом.
Потому что на каждые эти две тысячи, Блэк мог бы назвать миллион причин любить Юкио Тернера.
Проблема заключалась скорее в том, что Джо любил сильнее. А Юи любил быть правильным. И здесь начинался их излюбленный конфликт.
Не смотря на сходства их воспитания, Блэк не был так зависим от того, что о нем подумают. А, может быть, ему просто было немного легче, потому что его родители были мертвы. Джо никогда не прикидывал в голове, какой была бы реакция отца, если бы Блэк рассказал о своем любовнике. Отец Юи был жив. Жив, здоров и все еще оставался редкостным мудаком. С этим приходилось считаться.
Но сейчас Блэк не думает об этом. Он слишком много времени отводят этим мыслям и сейчас, когда Тернер прижимается к нему, насаживается на его член и выгибается так сладко- кто будет думать Юи Тернере, трахая его при этом?
Это было бы крайне странно.
Джо сжимает крепкими пальцами чужие бедра, скользит по плавному изгибу чужого напряженного позвоночника. Размеренно и жестко вколачивается в чужое тело, на грани грубости, все еще припоминая инцидент с ремнем. Кожаная полоска на чужой шее, так и не дает ему покоя. Блэк прихватывает чужую шею под подбородком и мажет языком по искусанной коже. Рука сжимает крепче. Асфиксия, пусть и в таком умеренном виде, заставляет и без того темного Тернера сжиматься еще сильнее. Джо прикусывает хрящик чужого уха и, на секунду отвлекшись от такого увлекательного процесса удушения, подхватывает Юи под ягодицы, чтобы войти в него особенно резко и сильно. Его убивает эта механика. Все-таки уметь трахаться и любить- это немного разные категории. Юи двигается так, как надо…но даже сейчас- делает ли он действительно то, что хочет?
Его рука снова ложится на изящное горло. Тернер имеет над ним слишком большую власть. И иногда он действительно ненавидит его за это, но…ему приходится примириться даже с этим, ведь он его любит. Он злится- ясное дело. Злится каждый раз, как злился бы любой на его месте. Но злится, не переставая при этом любить Юи.
Джо думает, что это очень…его. Очень ему подходит. Другой вопрос- подходит ли это самому Юкио?
Блэк перехватывает его руку и заводит ее за спину Тернера. Все это…не должно закончиться слишком быстро. Потому что, не смотря на собственное возбуждение, скорострелом Джо никогда не был.
Он выдыхает в чужое ухо- горячо и соблазнительно:
-Куда-то торопишься? Или…так не терпится?
Он прикусывает чувствительное местечко за ухом и отпускает руку Юи. Ему неудобно. Руки всего две, а это слишком малое количество, чтобы уделить внимание всему Тернеру. Поэтому Джо никогда не хватает одного раза.

0

35

Всем кажется, что причина жестокости Тёрнера кроется в его измученном детстве. где он рос, словно растение, не знающее света и кожа его от того белей мрамора, но это не так. Тёрнер изначально содержал в себе зло. Зерно жестокости было в нём от рождения, когда мать выронила плачущий комочек в ванной. Он никогда не был желанным ребёнком и она сделала много абортов, перед тем, как на свет появился этот кусок живой материи.

Для матери он был просто вещью, что удерживала их семью вместе, оберегом, что заставлял мужа возвращаться в дом, окидывая всё уставшим, прокисшим взглядом, но возвращаться. Она видела в своём сыне жалкое, беззащитное существо. Она боялась ,что он умрёт в любой момент, нервно поглядывая в кроватку и ненавидела его крикливый нрав.  Порой она била его, а потом испуганном прижимала к груди, словно любимую игрушку старшей сестры, которую нельзя было сломать. Она знала, что если Тёрнер младший умрёт, то старший уйдёт в тот же миг и всё же не могла сдержаться, когда маленький, орущий комок отказывался пить жижу из бутылочки, сворачивался от боли. ведь у Юи всегда было так много разных проблем. О, она ненавидела его тайно, искренне, всей душой и радовалась тому, что отец не любит его так сильно, как в детстве. Она ревновала мужа к сыну...

Движение Джо слишком резкие, Юи постанывает и от проклёвывающейся внутри него боли, ноющей, какой-то невнятной, невнимательной брезгливостью. Ему кажется, что он не достоин такого грубого обращения ,впрочем он никогда не станет об этом говорить. Сейчас он чувствует своё неожиданное поражение, хотя до этого ему казалось, что он на коне, а оказалось, что он давно и со стонами проигрывает.

- Ах, что ты со мной делаешь, - я почти ненавижу себя! - он ведёт  стонет и кончает, естественно сперма попадает на чужую грудь, это вызывает у Юи улыбочку из его любимого арсенала восхитительно-восторженных, впрочем как и та асфиксия от которого он почти теряет сознание, по спине ползут предательские капли крови, волосы там наверняка слиплись в мерзкую корку. Он думает о коре могучих дубов...

Впрочем Юи это не демон, как кажется Джо, это падающий Ангел, стремительно падающий в пучину земных страданий. Крылья ломаются об острые камни. Впрочем он тщеславен, самонадеян и чёртовски  привлекателен. Одного сладкого поцелуя достаточно, чтоб он утянул вас в талую воду своих льдов, что он и делает сейчас с Джо, проникая ему не под одежду, небрежно оставленную местами на его теле, а, кажется, по кожу.

- Я только твой. Блэк, - по-крайне мере сейчас. Он думает о своей рыжеволосой спутнице, думает о её одинокой жизни, в которую он входит часто и резко, как болезненная вспышка. Он любит когда Джо кончает в него и любит смотреть как его лицо меняется во время оргазма. О да, это как вишенка на торте, которую он целует, облизывая сладкие губы, чувствуя как всё тело любовника сжимает и как внутри становится жарко. Он выдыхает сладкий пар, прижимаясь к Блэку.

- Не оставляй меня, ладно? - словно это не Тёрнер его может бросить, а наоборот, впрочем, эти дрожащие ресницы, хрупкие косточки, мраморная кожа, робкие пальчики, чувственные подушечки. У Юи красивая линия губ,  ещё ключицы , ими бы так сердца и вскрывать.

Позже, в машине, едва одетый, он будет мечтать только очутиться в кровати, где бесцеремонно растянется, наплевав на всяческую обработку ран и будет упорно противиться любым спасительным мерам. Будет шутить что эти шрамы будет носить с гордостью, ведь они украшают мужчин, будет тянутся поцеловать чужие, вишнёвые губы, сорвать их и потянуть в свой рот, чтоб распробовать снова и снова.

Так Тёрнер заставит забыть Джо о всех тревогах. Усыпит его бдительность сладострастным, томным " Я тебя обожаю, ты мой единственный, я только твой!" Он нарезает это в винегрет и в уши, всё в уши, как сладкий мёд, на тонком язычке,  а на самом деле... что на самом деле? Тёрнер жестокий мальчик, мерзкий, расчётливый, он обдумывает как расстаться с девушкой, пока оставляет на шее любовника красные розы из его засосов. Почему бы и нет? Одно другому немешает, тем более что "любить " Джо уже почти рефлекс и грань между придуманным и реальным чувством стирается так же, как мел с школьных досок.

Юи ненавидел школу, Юи бил мальчиков и девочек. Тёрнер был мерзким ребёнком и всегда делал так, чтоб поймали не его, чтоб выйти сухим из воды, чем был похож на своего отца. Скольких партнёров по бизнесу он сгноил? Подставил, закопал? Развеял по ветру дымом...

- Джо, ты ведь не против если я поеду к родителям? - с этого момента Юи... почувствовал какое-то противоречивое шевеление внутри. Отец часто нарушал обещания, но... но... почему-то Юкио впервые стало неловко от того, что он собирается попросить у Джо разрешения на косвенную измену. Просто Бэк как всегда не вкурсе.

+1

36

Блэк иногда жалеет о том, что не умеет любить просто. Ему кажется, что есть где-то такая любовь, которая всесильна и всепрощающая. В которой нет места сомнению и, может быть оттого, она разрушает любое недопонимание и любая ложь тут же становится бессмысленной.
Блэк знает, что Юи ему врет. Не по любому поводу, конечно. Но тут возможно только два варианта- либо Тернер промолчит, либо соврет. И иногда это убивает Блэка.
Юи никогда ни о чем не спрашивает- в это он остается законченным инфантильным засранцем и эгоистом. Ему не интересны чужие печали. Блэк знает, что может рассказать. Но точно также он знает, что если сам не расскажет- Юи и не спросит. Наверное, с Тернером очень хорошо играть в молчанку.
Юкио оставляет на его плечах следы от своих цепких когтей. Хотя, самые жуткие и самые страшные следы от него следовало бы искать не на коже, а где-то глубоко внутри самого Блэка. Он кончает следом за своим любовником. Запрокидывает голову и, впервые за весь вечер, стонет от удовольствия.
Это так хорошо, что почти больно.
Впрочем, с Юи ведь всегда так.
«Я только твой.»
«Не оставляй меня.»
Блэк думает, что это звучит очень хорошо. Так, как надо. И именно в этом, пожалуй, и заключается вся проблема.
Хотя «не оставляй меня» звучит вполне убедительно на самом деле. Иногда Джо и вправду кажется, что Юи этого не хочет. Что он вполне может быть искренним с ним. В такие моменты он вспоминает обжигающе-горячего Юи, которого он подобрал на улице. В одной рубашке, промерзшего до самых костей…кто бы тут не поверил?
Но тогда почему…почему Тернер в последствии делает все для того, чтобы Блэк начал сомневаться?
Джо не знает ответа. Сейчас- точно не знает.
Потом они уезжают. Блэку о многом надо подумать, но проезжая очередной поворот, он вспоминает про леопардовые туфли и юбку в цвет. А в кармане пиджака горит украденный снимок, который Джо еще не успел разглядеть как следует. Он разбирается с машиной и в итоге, они без приключений (если не считать приключением сбитую насмерть проститутку) добираются до дома.
Дома он пытается обработать раны на затылке Юи, но тот уворачивается. Шутит, ластится…Блэк улыбается в ответ, но внутри что-то неприятно тянет. Про себя он, конечно, называется себя параноиком и идиотом, но…Разве Тернер и раньше не давал ему поводов для подобной паранойи и ревности? Но все, что Джо может сделать- это обнять Юи в прижать к себе покрепче.
Этот день- точно его. И Юкио Тернер сегодня- тоже его.
- Не против, конечно. Как я могу быть против твоей поездки к родителям?- Блэк лениво думает о том, что ему следует сходить в душ. А когда он встанет под душ все эти маленькие тонкие царапины от ногтей Юи начнут ныть и это будет даже приятно. Не в пример тем ранам, которые он оставляет где-то глубоко внутри самого Блэка.
Джо прикасается губами к виску своего любовника и отчего-то, все еще предчувствуя что-то нехорошее и душное, шепчет:
-Только не обманывай меня. Ты можешь думать, что все это дается не легко, что я…весь такой простой и легко отхожу. Что мне все равно и это ничего не значит. Но это не так…и мне не легко, Юи.

0

37

Какому-то гадкому мальчику смешно внутри Юи, какой-то гадкий мальчик забавляется тем, что делает людям больно, это избирательная компания, на ближайший мёртвый год. Год преющих белых исписанных листков на столе, напоминающих о белоснежной осени и воды чужих слёз, добирающейся до слива и урчащей внутри него ,словно диковинный зверь. Мир кажется Юи куда проще из-за того, что Юи здесь нет и сколько бы люди не кричали он. настоящий Юкио Тёрнер где-то там, внутри, так сильно спрятан под кожей, то не докопаться ни одним ножом до его мягкой середины.

Впрочем, многие люди думают, что Тёрнер, настоящий, слишком глубоко и он слеп. как бурые, мерзкие кроты, но Тёрнер напротив, очень вкурсе событий, покуривая длинную тонкую трубку, закусив её между жадно стиснутых зубов. Он шепчет себе, что хотел бы поступать иначе и когда будет возможность... Он сам себе напоминает мёртвого диверсанта, подпольного жулика, нарущающего законы тиранического режима своего отца.

Но всегда всё упирается в фразу " Когда будет возможность! Когда фальшивка отвернётся!" К примеру как тогда, с Лари, сбежать, чтоб перестать делать Джо больно, это идея настоящего Юи, который не раз поступал вопреки всему, спасая тех, кто мог бы от него пострадать. Разве Тёрнер не пытался оттолкнуть Джо, словно маяк, он подаёт сигналы, но Джо видимо, мотылёк и свет в ночной тишине привлекает его?! Так разве Юи виноват, что Джо неустанно получает шишку за шишкой, шрам за шрамом?!

Видимо Лука не замечает острых рифов, что чешут ему брюхо и Настоящий Юкио изводит себя подобными попытками и устаёт. Настоящий Ю всегда слаб, всегда осторожен, он боится что " фальшивый" достанет его, выцарапает из его убежища в тёмном, сыром подвале, куда " Ненастоящий" боится заходить. Он притворяется тем, кто сидит внутри тёмного подвала полуживой от страха, сидит, потому что отец сказал не выходит, сидит, хотя знает - дверь не закрыта. Отец со временем перестал закрывать Юи, потому, что он перестал пытаться выбраться.

Одиночество самое страшное испытание для человека. Мы существа социальные, тем более дети, которые в юном возрасте познают мир и учатся общению с себе подобными, не удивительно, что на бедного Юи подвал действовал гипнотически. Сутками он сидел почти не шевелясь. Ему казалось, что темнота внизу шевелиться, позже он стал с ней разговаривать. Потому, что галлюцинации при длительном заключении в замкнутом пространстве не щадят наши мозги и мы медленно сходим с ума. Вот и Юи немного тронулся, словно тьма внизу подвала шепнула ему на ухо нечто такое, от чего его тело треснуло и развалилось на части, отнюдь не равные.

- Я постараюсь не давать тебе поводов для переживаний, - говорит Юкио Тёрнер и улыбается, проглатывая свою сущность, растворяя в чёрной безразличной правильности, погружая в тьму внутреннего подвала. Он бросает эту фразу с небрежной улыбкой, с горячим взглядом. Нет в этом всё Юкио и я бы советовал съездить ему по лицу. Порой это помогает, как тогда в подвале дома на улице N. Боль делает нас ближе к нашей животной сути, куда более честной, чем эта смазливая маска, одетая поверх живого человека и крайне сложно понять, что за привлекательностью демона кроется нечто совершенно иное.

- Пойдём в душ вместе? - он вздрагивает от поцелуя, но разве такое может пробить его идеализированную защиту и он позволяет себе лишь одну словесную мелочь, - и фотографию проститутки выбрось пожалуйста,

Безумцы куда внимательней, чем вам может показаться. Тёрнер внимательные как чёрт, когда это ему нужно, хотя может даже одному " из них" . Это не раздвоение личности, это тот случай, когда маска становится обжигающей ртутью и настоящий человек под ней кричит от боли, но кому какое дело? Почему Юи не спрашивает " Хей, Джо, как у тебя? Что тебя беспокоит?" Потому, что он не хочет взаимных вопросов. Это порождает только очередную ложь и Тёрнер надеется. что это протянется достаточно долго. Впрочем, он ошибается, как и все отполированные программы, рождённые травмами.

Он нащупал фотографию когда облапывал Джо и вы думаете он как-то себя выдал? Нет, потому, что роботы не показывают чувств, потому, что ему стало больно где-то так далеко, что он даже не заметил этого. Он игнорирует любовь к Джо так же легко, как бюрократы игнорируют здравый смысл. Мелочь, не стоит ничего, есть законы и всё. Правила, нормы, мораль и они у Тёрнера от отца, которого он втайне ненавидит, хотя признаться себе не может, да и мать, он ненавидит своих родителей так же горячо, как любил педофила, заменившего ему их сполна. Потому, что этот мужчина поступал с ним куда лучше, чем мама и папа, что, конечно крайне печально. но не имеет ровно никакого значения. Не иметь значения - любимая фраза Тёрнера и в его жизни многое не имеет значения, как ему кажется...

+1

38

Джо Блэк всегда любил драться. Исключение Джо делал только для животных и для детей. Потому что первых он любил, а вторых терпел. Животные никогда не делали ему ничего плохого, а даже если и кусали- то исключительно по собственной глупости и недальновидности.
Рука у Блэка была тяжелой. А расправа быстрой.
Он старался не злоупотреблять своей силой, но никогда не видел смысла сдерживаться если его кто-то задирал. Или если кого-то обижали. Блэка этому не учили. Не учили защищать тех, кто слабее. Откровенно говоря, его вообще ничему не учили. Если бы родители могли сажать его на цепь после школы- сажали бы. Вполне возможно, что такая идея приходила им в голову, но то ли цепи подходящей не нашлось, то ли будку было лень строить.
В любом случае, внешне Блэк ничем не отличался от своих сверстников.
Ничем. Кроме своего тотального равнодушия к жизни и происходящему.
Джо всегда был немного…не в теме. Не поспевал за своими одноклассниками, не понимал элементарных вещей, таких как дружба, товарищество…не знал, зачем это нужно и какой с этого может быть толк. Вся его жизнь замыкалась на младших родственниках, в обращении с которыми он имел четкие инструкции. Нарушение которых каралось тяжелыми кулаками отца.
Поэтому в школе Джо был угрюмым и нелюдимым. У него не осталось ни одного человека, с которым он мог бы контактировать после школы и которого мог бы назвать своим другом. Хотя, в глубине души, конечно завидовал.
Никого не ненавидел и не обвинял. Просто смотрел со стороны на других детей и, не имея все тех же инструкций, не понимал, как все это работает. Нельзя сказать, что Джо не старался. Науськанный более социальной и общительной (что странно, но факт) Наташей, Блэк старался быть…милым. Не хмуриться, не бить других детей (по крайней мере в первые пять минут общения), слушать то, что ему говорят и не бояться быть самим собой. Последнее давалось ему особенно тяжело, потому что Блэк не знал- какой он.
Как это, быть самим собой, если ты понятия не имеешь о том, какой ты вообще?
Джо знал, что от него требуется. Знал, за что его могут поругать. Знал свои обязанности и частично был осведомлен в своих сильных и слабых сторонах.
Но каким он был?
Джо не знал. И этот вопрос ставил его в тупик, заставляя снова хмуриться и забывать о собственном намерении «быть милым».
Единственное, что Джо Блэк знал о себе-  ему нравилось драться.
Нравилось побеждать. Особенно, если противник был сильнее него. Ему нравилось, когда костяшки были сбиты после драки. Когда во рту появлялся солоноватый привкус крови из разбитой в драке губы. Когда коленки были в синяках. Как будто все это подтверждало его право на жизнь. Как будто этими следами и отметинами, Блэк говорил «вот он я. И я живой». 
Но сейчас…сейчас это уже не доказывало ничего.
Вот он- Джо Блэк. Обнимает своего любовника. Знает, что тот ему врет. Не в чем-то конкретном, а так…просто. Юи Тернер для него- человек, которого он любит, но которого ему не следовало бы любить.
Юи говорит: «я постараюсь не давать тебе поводов для переживаний».
Блэк у себя в голове переводит это в: «ты будешь страдать и переживать больше, чем обычно. Просто потому, что я- твоя главная слабость и ты ничего мне за это не сделаешь. Ты любишь меня, а я не люблю никого. Поэтому могу уйти в любой момент».
Джо рад утешить себя мыслью о том, что он явно драматизирует. Все не так плохо. Но доля истины в подобной интерпретации все равно есть, как ни крути. Блэк подставился в тот момент, когда показал (и не единожды), что ему не плевать. А ведь план был хорошим. Простым, как три копейки.
Просто быть с Юи. И придерживаться политики «нам просто хорошо весте, к чему все усложнять». И по началу так и было. Когда Тернер стал ходить на лево, Джо и глазом не моргнул. Сам, конечно, не думал о подобных походах. Но скорее по причине банальной лени, чем из большой любви. Зачем искать кого-то на стороне, когда дома тебя ждет любовник?
Но потом…в блистательном плане и равнодушном плане появилась брешь. Сначала одна, потом вторая…и вот Джо Блэк оказался там, где оказался. Подставился самостоятельно.
С определенной точки зрения, Блэк иногда расценивал Юи, как соперника. Как противника, с которым они схлестнулись в странной борьбе за лидирующую позицию. И там, где Блэк привык выбивать свою правду кулаками, Тернер действовал иначе.
Вот такими вот интонациями- ломал сопротивления.
Своими ласками- ломал волю.
Поцелуями- кружил голову.
А потом загонял в угол своими манипуляциями, так что Блэку оставалось только ломать другим людям руки, да сбегать на другой конец света, дабы залечить свои раны.
-Да, пойдем.- Джо встает с кровати. Фраза про фотографию настигает его в тот момент, когда он снимает майку. По спине отчего-то прибегают мурашки. Все-таки заметил…и когда успел? В комнате как будто становится на несколько градусов прохладнее, когда Блэк поворачивается к своему любовнику. Тернер все еще беззаботно и вольготно лежит на кровати. Как будто и не он сказал, а Блэк громко подумал.
Джо присаживается на край кровати, нависая над Юи.
- Выброшу. Если она тебя так сильно смущает…- он хмурится, вспоминая их разговор у озера. Способности, как он толкнул…нет, все не то. Что-то там было…немного раньше. Он вдруг весело фыркает, сам до конца не веря в свою догадку,- Или ты ревнуешь меня к мертвой шлюхе? Всегда было интересно, чтобы ты сделал, если бы тебе изменил. Ясное дело, если бы ты узнал со стороны- не сделал бы ничего. А если бы застал?- Блэк прикусывает нижнюю губу. Тема опасная. Но ему все равно интересно, к тому же…ему не так часто удается спровоцировать Юи хоть на что-то, что он изначально не планировал. Джо мягко проводит рукой по кровати,- Если бы увидел, как я ласкаю кого-то, скажем, прямо здесь…не важно- мужчину или женщину. А может и того, и другую. Никогда не практиковал, но…просто представь. 

0

39

Юи думает о таинственных берегах Токийского залива, медленно проглатываемых слоённой, мутной водой. Мысли его кружат чайками над хребтами рыбьих волн, погружаясь в них поминутно, пропитываясь сладкой солью открытых ран души. Вода затекает к нему в лёгкие и он готов поклясться. что от подобной мысли он разучился дышать, что на минуту его глаза расширились, на целую минуту ему стало невыносимо больно и на губах появилась странная улыбка.

- Я был бы счастлив, если бы ты был с ними счастлив, Джо, - улыбка тает тёплым светом на губах, в словах больше нет фальши. Рука касается чужого лица почти идеально нежно, но с каким-то скрытым, болезненным страхом. Это словно поймать свет в пустоте подвального окна, словно услышать голос, зовущий тебя по имени в тот момент, когда одиночество смыкается у тебя водами океана, проглатывая твоё лёгкое, невесомое тело, сделанное из пластика. На вкус ты становишься безучастным и таешь, точь в точь, как улыбка Тёрнера, снова скрывающаяся за непроницаемой маской, - Но тебе наверное этого не понять, прости,

И правда, Юи отворачивается, маска же гипсом парализует его мимику, он чувствует себя уставшим, словно его только что посетило одно из этих мерзких " явлений" рождества, призрачная аномалия и он ощупывает свои внутренности, но больше в них нет этой острой, тупой боли осознания того. что он не может сделать Джо по настоящему счастливым. Джо, конечно, хотел чтоб Юи сломал его любовнику руку, выбил из него мозги, как сделал бы сам Блэк. Нет сомнений в том, что его избранник мог до утра и не дожить, впрочем тут либо Джо, либо этот, кто-то, кто встретился ему преградой.

Вряд ли он бы был рад, увидев Тёрнера с другой, увидев как он счастлив, ничуть.Он бы думал о уязвлённой гордости, о той боли, которую причиняет ему то, что Юкио счастлив не с ним, что он влюблён в другого или просто с ним проводит время. Вряди ли Джо умеет просто радоваться тому, что Тёрнер рядом, а данном случае слишком близко, так близко, что Юи слышит как колотиться сердце Блэка.

- Ну вот, я наверняка опять тебя разочаровал, я знаю. Тебе со мной почти всегда трудно, знаешь ,я пытаюсь тебя оградить от этого, но не всегда получается. - хотел сказать Юкио, но вместо этого беззаботно встал и улыбнулся, как ни в чём не бывало, хотя в груди все ещё осталось сжатое, неприятное ощущение собственной слабости. Блэк даже и не подозревает какое сильное чувство может испытывать его холодный любовник, но разве любящий человек не будет ограждать от себя? Разве не постарается сделать урон от собственного " Я" минимальным?

Юкио идёт в душ, покачивая бёдрами, оборачиваясь возле двери и смотрит на Джо этим его излюбленным томным взглядом, но тот же смешивает его с чем-то удивлённым, превращая его в тот же взгляд, что бывает у него после пары чашек мартини, именно чашек и с лимоном. Он теряется, разворачиваясь и опирается на косяк двери, скрестив руки  и обнимая свои локти.

- Что-то не так? Ну извини, это я так, сказал не подумав, конечно бы прибил её на месте, молотком, как и эту шлюху,- слова звучат остро, колко, безразлично и безвозвратно. В последнее время Тёрнер стал таким переменчивым и ему неловко, он даже губу закусил, а он часто делает это когда нужно сказать что-то.что " нужно " сказать. С таким же выражением он оправдывается перед начальством. говоря им то .что так нужно сказать, словно наказывает своим губы за употребление лжи в такой мерзкой форме. Впрочем, со стороны может показаться, что он просто чувствует неловкость от чистой фразы. Чистая правда, она как чистый спирт...

- Ладно, пойдём в душ, я хочу расслабиться, - и забыть о том, что я тебе ляпнул, разве это так сложно понять? Джо, ты ведь не лисица, ты меня всё равно не раскусишь, а я чувствую себя слишком обнажённым, чтоб ты лез ко мне в душу своими грязными руками... или они станут грязными уже там? Хм...

+1

40

Ответ Юи на секунду приводит Тернера в замешательство.
На секунду даже стыдно немного становится. Потому что…вот оно. Та самая любовь, которую он пока постичь не может. А Юи говорит так, как будто ему это подвластно. Против своей воли, Блэк на секунду представляет себя в похожей ситуации и понимает, что нет…не сможет.
Так четко и ясно понимает, что даже испугаться не успевает.
Такая решимость. Как перед смертью.
А ведь и правда…
Тернер идет в ванную, покачивая своими восхитительными бедрами и Джо отвлекается на этот нехитрый, но такой действенный прием. Улыбается своим мыслям. Спокойно и умиротворенно.
Точно. Если что-то пойдет не так- самоустраниться не самый плохой вариант.
Все эти «жить не могу- умру». Так умри.
Что сможет доказать серьезность его чувств, как не самоустранение? В случае неприятного финала? Никакой гордыни, никакого мордобоя…хотя, может быть, если настроение у него будет походящим- он потащит за собой в ад столько людей, сколько сможет.
Концовка должна быть красивой. Даже если концовка- его собственная.
Он подходит ближе к Тернеру, который снова умудрился от него сбежать. Хотя цепями приковывай- все равно сбежит. Блэк вдруг думает, что лучший способ «приковать» Юи не приковывать его вовсе. Такой вот парадокс.
Он обхватывает ладонями его лицо, продолжая все также спокойно и умиротворенно улыбаться. Вынесенное самому себе решение его вполне устраивает.
- Врешь же. Но это…потрясающе, что твоя любовь…такая.- Блэк замолкает, стараясь грамотно подобрать слова. Он никогда не был хорошим оратором, потому что его ораторское искусство раскрывается только в моменты лжи. Когда Джо говорит искренне, в его словах нет ни красоты, ни изящества. Может быть потому, что правда сама по себе не бывает красивой и изящной.
- Не могу обещать тебе того же. Что смогу остаться в стороне и наблюдать за тем, как ты счастлив с кем-то еще. Но мешать не стану. Это не призыв к действию. Зная тебя, могу с уверенностью сказать, что мои слова могут быть в дальнейшем использованы против меня. Но если такое произойдет- я предпочту умереть.- Блэк мягко прикасается губами к губам своего любовника. Как будто точку поставил. – Это не шантаж. Просто ставлю тебя в известность также, как ты поставил меня.
О том, что Джо собирается в случае чего устроить ад на земле перед своим уходом- Блэк не говорит. Пусть будет сюрприз. В конце концов, это тоже выход. Построить свое дальнейшее счастья на чувстве вины перед сотнями погибших людей- ох как непросто. А Джо постарается, чтобы счет из сотен перешел в тысячи.
Усеять чужой путь горой трупов. Почему бы и нет.
Блэк уходит в ванную. Включает горячую воду и, на секунду отвлёкшись на  полочки в ванной, вдруг говорит:
- А ты точно хочешь именно в душ? Может, ванную вместе примем?

0

41

На минуту Юки Тёрнеру, этом ледяному мальчику хочется крикнуть что-то невнятное, скользкое, гибкое, как змеиные кольца, застревающие во рту. Ему кажется, что взгляд его это волны на глади озера, в которое кинул Блэк свой словесный камень. Но Тёрнер в этом пейзаже, не умирающая птица, а молчаливая рыба, смотрящая из глубины своих глаз, залитым лишь светом, а не слезами.

Да что он знает о любви? Впрочем... Тёрнер не желает, чтоб он прочувствовал тот момент, когда ты учишься жить дальше, потому, что каждый день удивительно гадок,потому, что это похоже на травму позвоночника, когда ты учишься ходить заново и когда ты не знаешь куда ты учишься ходить и главное зачем? Если ты ляжешь и умрёшь будет куда лучше, впрочем, тебя всегда выталкивают на поверхность те, кому лень стоять и проливать о тебе слёзы.

- Нет, Джо, лучше душ, хочу смыть с себя сегодняшний день, - он думает, что голову начнёт саднить. он думает о поцелуях под сладкое пение капель. Всё это уже было миллион раз, но каждый раз кажется, что это впервые, каждый раз он не верит, что это случится. Ничто не вечно и он решительно делает шаг ибо сомнения в нём умирают слишком рано.

У Юи белые, острые кисти и молчаливые скулы. Вода омывает его с той же изящностью, с которой ласкает фонтаны в дворцах забытых эпох. Каждая капля словно целует упругую, вечно молодую кожу и невольно, смотря на опавшую с него одежду, кажется, что это старая, серая кожа, чернеющая плотной тканью джинс. Она похожа на чешую изысканных игуан, небрежно свёрнутую где-то там, в бесконечном плиточном пространстве. Стенды душа отдают холодом, но лопатки Юкио тянутся к нему, стараясь прижаться, словно одинокие чайки что стараются уснуть на бесконечных барханах океана.

- Это не потрясающе. Любить. Разве ты никогда не любил? Ни одну из тех... - он делает небрежный жест, проваливаясь в глупость своего вопроса. Губы немеют и капли стекают по ним без ощущения движения. Руки обнимают чужую шею, едва не соскальзывают с шеи, такой неизведанной, новой, непокорённой. Он заглядывает в глаза ему, - разве ты никогда не смотрел на кого-то с замиранием сердца. разве кто-то не отбирал у тебя способность дышать? Разве ты никогда не любил кого-то больше жизни. разве не мог простить ему всё, чтоб он с тобой не сделал?

Его словно током прошибает, потому, что ему вдруг становится больно и холодно, словно кто-то открыл дверь подвала и повеяло сыростью и холодом. Тело Джо словно бьётся током, такими маленькими разрядами и он отпускает руки и прижимается затылком к ровной границе бытия. Кафель. Лопатки зарываются в плоскость, изрытую каплями воды.

У Тёрнера красивое тело, тонкое и худое. Изящное, как крылья бабочки, лёгкое, и вправду, как мотылёк и он спокойно дышит, всё ровней и ровней. Он закрывает глаза и шепчет.

- не стоило об этом вообще говорить, Джо. Не стоило. Нас с тобой это не должно волновать... это не имеет значения, правда ведь? - убеди его, ведь он начинает дышать ещё реже, чем раньше. Кажется вот-вот его дыхание остановится, словно поезд, что не доедет до места назначения. Он чувствует, как горло обнимают струи воды, голова слегка запрокинута, ему стало всё равно. Блаженное безразличие затопило всё его существо и он снова пытается сбежать взглядом по кафелю, соскальзывая куда-то вниз.

С шумом воды в сливе утекает его чувственная часть, неуловимый, романтичный Юи умирает на дне слива, просачиваясь с кровью из раны на затылке. Он ненавидит себя... да-да, как он мог забыть? Нужно держать лицо, настоящий Юкио Тёрнер такой выродок, что ему нужно спать в глубине души, со всеми его " дышу любимым человеком, а как иначе любить?" Любовь это ведь просто секс, какая разница с кем? Нет-нет, это всё иллюзия, что в этом суть жизни, забыть, запретить, остудить...

+1

42

Блэк всегда любил воду. Это не полноценная ванная, но душ…тоже неплохо. Тем более с Тернером.
Джо думает о чужих способностях. И, параллельно о том, можно ли доверять Юи. По всем показателям- можно. Он ведь специально поехал с ним на озеро, чтобы избежать прослушки. Чтобы поговорить по душам и раскрыться в ответ. Правда в ответ не стал ничего уточнять о его дарах, видимо следуя старой пословице: «меньше знаешь- крепче спишь».
И в тоже время…дар самого Юи вызывает у Блэку глухую тоску. И что он будет делать? Юи даже сейчас, в свои неполные тридцать лет выглядит на двадцать. Вечно молодой, вечно страстный. А что делать Джо?
Да, сейчас он выглядит моложе своих лет. Тренировки, хорошее питание…если не брать в расчет его любовь к сигаретам и то, что рак легких машет ему ручкой из-за угла. Впрочем, онкологии у него в роду не было. Стоит ли бояться?
Но что он будет делать в пятьдесят? А в шестьдесят лет?
Пластическая хирургия? Но она не всесильна.
Блэк запрокидывает голову, подставляя лицо каплям воды. Тонкие руки обнимает его шею и Джо отвлекается от своих невеселых мыслей. Он так и стоит, закрыв глаза. Но протягивает руки навстречу, проводя ладонями от талии Юи выше. Проходится по позвоночнику и горячие ладони останавливаются между лопаток. Оглаживают мягко и нежно. Лопатки у Юи острые, равно как и все его косточки.
Тернер говорит о любви и Джо открывает глаза.
Тягостная тема. Блэк многого в этой теме не понимает. Потому что никогда толком не нуждался…а может и нуждался, просто не осознавал. Джо смотрит внимательно, вдумчиво…разрезая взглядом тишину, возникшую после чужого вопроса. Он кивает в ответ. Строго и четко, как будто Юи не о любви говорит, а отчет ему диктует.
- Да. Пожалуй, теперь мне это чувство знакомо. Раньше мне было все равно. – Блэк берет в руки мочалку и выдавливает какой-то пахучий гель для душа. Джо проводит мочалкой по груди Юи, оставляя мыльный след.- Я заводил любовниц, любовников…не испытывая особых сожалений, когда мы расставались. Хотя, чаще всего, я бросал их. Потому что мне становилось скучно.
Мыльная пена опускается на чужие тонкие плечи. Блэк вдумчиво и внимательно намыливает упругую кожу своего любовника, продолжая придерживать его одной рукой.
- Ты спрашиваешь, не смотрел ли я на кого-то с замиранием сердца, не забирал ли у меня кто-то способность дышать…не любил ли я кого-то больше жизни. Это странные вопросы Юи. – Блэк отводит руку назад, намыливая чужую спину, лопатки…- Я ведь только что сказал тебе, что готов умереть. Очевидно, что человек, который забрал у меня способность дышать, человек, на которого я смотрю с замиранием сердца…человек, которого я люблю больше своей жизни- это ты.
Джо вдруг улыбается. Ему становится очень легко и хорошо, хотя он понимает, что только что подставился просто нечеловечески. Опасно давать Тернеру такое преимущество, тем более, когда он пытается убедить его в том, что между ними ничего подобного нет. Но сейчас Джо готов. Готов к его бегству. Может быть именно поэтому он обнимает его обеими руками за талию, притягивая ближе к себе. Хотя это не гарант, конечно…все равно сбежит.
Блэк улыбается на «это нас с тобой не касается». Ну разумеется…Тернер в своем репертуаре. Джо, пребывая в каком-то легкомысленном и игривом настроении, проводит языком по чужой шее. Там, где нет пены. Слизывает воду, жмурится…потому что вкус ему нравится.
Джо опускает руки ниже, обхватывая ладонями чужие ягодицы. Такое уже было…когда-то в их еще первую встречу, Блэк, прижав Тернера к стене, лапал его точно также. Кто бы мог подумать, что спустя какое-то время…

0

43

Юи хочется сощурить глаза и кричать, что он не верит. Выпятить своё недоверие, как защитную стену от дрожащего, угрожающего мира там, вне этой шумящей морской воды. Пена появляется на его теле. Он снова думает о морском прибое, о чайках и о упругих мышцах на чужой груди. Вода игриво скользит по ним, отскакивает, ему хочется прикоснутся к Джо и в тоже время не хочется вмешиваться.

- А я любил, - эти слова падают на дно и разбиваются,сотнями брызг. Они режут руки и мысли, Юкио лишь сводит лопатки. Он сейчас так чертовски близко. Быть обнажённым опасная игра, а Юкио быстро заводится. Такова его природа, быстро зажечься и быстро погаснуть. В детстве он никак не мог сосредоточиться на одном деле. Его всё время относило от одного берега к другому, от одного действия он тут же находил себе иное. Отец ненавидел эту его особенность, но в любви Юи до чёртиков постоянен.

Секс для него ничего не значит и не значил. О, он даже не питал иллюзий по поводу того, как на самом деле Тёрнер старший относился к своей жене. Нет, она была прекрасной женщиной, но она слишком его любила, чтоб заметить гнездящуюся в нём апатию к ней и порой проскальзывающую брезгливость. Её любовь претила, словно навязчивый запах ванили, поселившийся в их сахарнице. Мать обожала духи, аромат ванили или цитрусовых. Её это успокаивало...

Как и звук воды, как и сладкие поцелуи, смешанные с усталостью и горечью. Отец не баловал её вниманием или заботой. Юи отстраняется, чтоб перевести дыхание и даже слегка смущён. Ему всегда неловко от того, что ему так сильно нравиться улыбка Джо Блэка, торс... да и в целом Юи без ума от своего парня и внешность не последняя вещь в сути их отношений. Блэк красавчик, этого нельзя отрицать, ну просто НЕВОЗМОЖНО. Но Юи смущённо отворачивается,

- Я никогда не спрашивал тебя ни о чём, потому, что я не хочу....не хотел чтоб ты... привязывался ко мне. Я не хотел чтоб т страдал, Джо. Ведь ты страдаешь, а я ничего с этим не смогу с этим сделать, разве это не ужасно? Я не могу уйти от тебя сам, я без тебя... лучше бы я замёрз, я долго думал и это было бы лучше. Тогда, мне кажется, ты был относительно счастлив без меня, раны бы затянулись и... ты бы больше не страдал...

Да, теперь он прижимается к Джо ближе, пряча свою лицо на чужой груди, потому, что он ниже и потому, что он не хочет чтоб Джо знал о его настоящих чувствах. Так будет лучше,

- Я не уверен, что смогу быть только с тобой, раз уж мы говорим честно, я чертовски в этом не уверен, Джо и я ненавижу себя за то, что делаю тебе так больно и я знаю, что тебе это дорого стоит, хотя я не представлял насколько дорого тебе это обходится, но я никогда не думал на самом деле, что тебе наплевать.

Сейчас он напоминает того самого Тёрнера, замёрзшего. трогательного, ломкого, хрусткого. Бери в руки, клади к себе. прижимай. Люби его, пока он столь тонко-неуловимо открыт, как перелом, как садина, как впадина, как земной разлом. Возбуждённый, смущённый, милый Тёрнер, наконец-то настоящий, лишь для того, чтоб на долгое время стать " фальшивкой " и поступать Правильно...

+1

44

Блэк сейчас отличается от себя самого…от того, каким он был там, у озера. Он прикасается к Юи нежно, мягко. Смывает с него мыльную пену, оглаживает рукой плечи…где-то там на бедрах видны следы от его рук. Синяки будут яркие и сочные. Потому что Джо был груб и нетерпелив. Вода попадает на его собственные ссадины и лунки от ногтей на плечах, и они саднят, но…это даже приятно. Блэк жмурится и от этого.   
Кажется, Юи смущен. Кажется, Юи растерян и они приближаются к чему-то важному. К чему-то очень трогательному и хрупкому, что никак нельзя испортить. Блэк замирает. Руки, конечно, не убирает, но…старается держать себя в рамках приличия. Его похоть конкретно сейчас может все испортить.
Тернер смущается. У него чуть алеют скулы и у Джо дыхание перехватывает. Настолько это красиво. Он вспоминает их первый секс- тогда Юи тоже краснел и отворачивался. И это так мило…
Тернер говорит искренне. Блэк верит в это, как и в то, что действительно готов умереть за него. Или из-за него- тут уж как получится.
Юкио прячет лицо у него на груди и все, что остается Блэку это обнять его еще крепче. Прижать к себе, как какую-то драгоценность, которую Джо готов охранять и оберегать.
Но чтобы действительно охранять и оберегать, ему следует изменить свою точку зрения. Искоренить свою собственную гордыню, свое желание обладать, найти хоть какой-то баланс, чтобы такого, как у озера больше не случалось никогда.
Кровь из раны смывается водой. Мутная ржавчина их недопонимания и чужой боли смывается вместе с водой, но Блэк все равно чувствует упрек. Чувствует немой укол от самого себя за то, что допустил такую дикость.
Юи рассуждает как ребенок. Как ребенок, который привык к тому, что его любовь никому не нужна. Блэку остается только гадать, сколько в нем, в Юкио Тернере, этой неистраченной нежности и любви. Этого неугасаемого голода по чужой ласке и вниманию. Может, в этом все дело?
- Ну и пусть. Меня устроят любые страдания, если их причиной будешь ты. Мне жаль, что я тогда ушел. Что оставил тебя. Прости меня…Я был страшно зол и не сдержан.- Блэк сознательно избегает упоминания о Лари и его переломе. К Лари его извинения отношения не имеют.- Но все это мелочи…ерунда. Я люблю тебя. Любая боль стоит того, чтобы любить тебя.
Джо обхватывает подбородок Юи пальцами, вынуждая его поднять голову. Это хороший момент. Искренний и счастливый. Сколько таких моментов было и сколько будет еще? Блэк не знает. Дар предвидения- не его дар.
Он смотрит на Юи. Видит того самого Тернера, которого смог так страстно полюбить. Того, другого…которым Юи прикрывает Блэк тоже любит. Но как же он его бесит иногда- не описать словами. А этот…этого Юкио Джо любит так, что внутри все переворачивается. Нет там у него никаких бабочек внутри, но он готов поклясться, что его органы вот-вот поменяются местами между собой.
- Люблю тебя.- Джо неосознанно выделяет это самое «тебя», как будто между Юи и Тернером действительно есть разница.

0

45

Юи невольно тянет руку к голове, не оставляет её на чужой груди, не даёт ей коснутся пульсирующей точки, в которой Джо тоже был  " зол и не сдержан" А разве не так? Юкио Знает цену слов и стоят они мало. И порой он думает о том, что Джо мог бы убить его одним ударом, боксёры ведь так умеют? Особенно сильные, особенно знающие. Он боится спросить об этом, но может так даже хуже?

Джо кажется это по детски - защищать его такой ценой, но для Юи это вполне оправдано. Он никогда не защищал Мэлани от себя и во что это вылилось? Переломы, ссадины, разбитое сердце. Одна из любовниц даже пыталась облить соперницу кислотой, ах, знала бы она насколько Юи было на неё плевать, когда он покинул её уютную постель и отправился к другой даме. Женщин в мире много, но это не имеет значения.

- Ты прав, любая боль... -он невольно думает о затылке, о том как Джо его толкнул, с какой силой. Он никогда бы его не ударил, ведь так? А если бы это случилось в гостиной, где острые края столов жадно выставили свои углы? Один удар и он бы умер, а зная что пострадал затылок. то мог бы и ослепнуть. Как вам вечная тьма в придачу к ускорения? Нет, ему хочется прижаться у Джо и поцеловать его шею, начать спускаться ниже.... ниже... 

Когда у Тёрнера нет слов, когда они заканчиваются во рту, когда кроме усталости и скованности в теле ничего  не получается, он опускается ниже. Правда теперь Джо может увидеть рану, впрочем разве он будет об этом думать, когда губы коснутся чувствительной головки? Минет дело тонкое. разве нет? Юи учился делать их слишком долго и всегда оставляет себе пространство для фантазии.

Он умеет делать их до неприличного хорошо, просто сказочно и ему не кажется это чем-то унизительным. Вода примешивается ко всему. Свежая, какая-то особенно-морская. Юи думает о том, что сейчас Джо не будет думать ни о чём. но когда-то он ведь спросит о том, кого любил Юкио До него? Или нет? А может и нет, Джо не из- тех, кто задаётся подобными вопросами. Так, ерунда,... Он вспоминает шелест волос. Вспоминает красные потёки на белом кафеле, вода окрашивалась в медный, стоял густой запах свежей крови.

Он был слишком европейцем. Общество не принимало его в Японии, считало чужим, интервентом. Дети сторонились его, а она... она не согласилась выйти. Родители не хотели Такого жениха. Он помнил как плакал, а она успокаивала его, говорила, что мужчинам не идут слёзы. Она говорила, что он делает ей больно своей грустью, что она должна выйти за другого и их отношения станут для них обоих хорошим этапом, что она старалась сделать ему не так больно. Старалась...

Минет это искусство, которое Юи использует против Джо, чтоб он забылся, потому, что так гораздо лучше. Так ему не нужно говорить и его ловкий язычок вовсе не занят обсуждением важных вещей, а проходится вдоль чужого члена. Роботёнка уж куда лучше, чем болтать им, ведь сегодня он как-то щедр на откровения. И можно ещё и руку подключить, можно прочувствовать, распробовать, смотреть на Джо и думать о каплях, что барабанят в голову, думать о том, что наверное это не последняя травма от недержаного Джо. И о том, что он умрёт без него, они оба без друг друга. но ему стоит поступить правильно. Да... а правильно это вовсе не быть с Джо, уж точно.

Нужно взять кольцо, которое лежит в тумбе и выбросить его. Да-да,это была глупая. инфантильная идея парня, который слегка выпил. Их семейная идиллия это лишь фантазия, лёжа с кольцом в руках, разумывание над тем, как он стоит на коленях перед Джо. Комично, не так ли? Нет... так не будет, потому, что тогда он был пьян, а теперь трезв и теперь у него болит голова. И... и это неправильно - быть с мужчиной, разве папочка ему не говорил?

+1

46

А вот и откат. Не заставил себя ждать.
Джо уже понял эту закономерность. После каждой искренности, после каждого вот такого моменты, Юи нужен отойти на пару шагов назад. Блэк не винит его. Теперь- не винит. Понял это только у озера, хотя дурак, конечно. Следовало бы понять уже давно.
Тернер не привык быть искренним. Привык быть таким, каким надо.
Поэтому закрывается после каждого такого момента. Уползает обратно в свою раковину, прикрываясь тем, что ему нравится. Секс для него, как щит. Как забвение от помех и этих острых осколков собственной искренности. А потом…потом он начнет делать глупости.
Блэк уверяет себя, что будет готов. Но Юи так изобретателен, так сложен в этих самых глупостях. Как будто им каждый раз нужно зависнуть на самом краю, как будто один из них непременно должен оказаться на грани гибели, чтобы понять то, что уже не единожды было произнесено вслух.
Джо думает, что будет готов.
Хотя к такому сложно подготовиться. Но по крайней мере, он будет стойким в своих собственных обещаниях. Это ведь не так сложно- не обижать Юи, не бить Юи, защищать его.
Вот и все, что требуется.
Может быть однажды, в таких вот откатах не будет нужды.
А даже если и будет- Блэк научится. Если не предотвращать, то маневрировать.
А если и не научится- пусть так.
Главное, чтобы Юкио возвращался только к нему.
Его любовник опускается ниже и с этого ракурса, Блэк сразу же видит раны на затылке. Немой укор самому себе. Вспоминает, как Тернер бился и плакал и становится жутко. Конечно, кулаки его отца были не мягче, но…отчего-то Блэк никогда не испытывал такого щемящего ужаса, такой тянущей звериной тоски от тех наказаний. Никогда не боялся ударов и если что- всегда мог дать сдачи.
Вода вымывает из его головы эти мысли. Потому что Джо видит. Видит и не может отвести взгляд от того,  как губы Юи обхватывают его член. Блэк думает о том, что не так часто балует своего любовника подобной лаской. И это непременно надо будет исправить…Мысли у него сейчас- короткие и рваные. Он опирается рукой о кафель и, приоткрыв рот, запрокидывает голову. Вода разбивается каплями о его лицо, и он тихо стонет. Коротко и почти неслышно. Но Юи умный, наверняка услышит.
Блэк боится дотрагиваться до раны на затылке, хотя рука так и тянется к ухоженному затылку. Но он сдерживает себя. Наверняка болит…ему не хочется причинять Тернеру новую порцию боли.
Вместо этого он предпочитает опустить голову. Чтобы видеть. Снова видеть это…и не понятно, что его больше заводит- сам минет или то, как Тернер выглядит при этом.
Он вдруг, совсем не кстати, вспоминает рассказ своего любовника о его бывшем. Который заплатил за его избиение и снимал потом это на камеру. И о фотографии. Странные мысли, совсем между собой не связанные, но…снимок надо будет выкинуть. Совершенно точно. Хотя он так и не успел его рассмотреть.
Блэк стонет громче. Не сдерживает себя и дышит тяжело, загнанно. Неожиданная реакция, даже для него самого. Как будто ему минет раньше не делали…но так- точно не делали.
Удовольствие, жгучее и нетерпеливое, проходится судорогой по спине, заставляя его выгнуться и податься бедрами навстречу. Рука скользит по кафелю…только упасть не хватало.
На очередном стоне, Джо прикусывает губу. Прикусывает сильно, до крови. И от привкуса металла- кончает. Не сдержавшись, все же опускает руку. Но не трогает затылок. Дотрагивается до чужой шеи…проводит аккуратно и почти робко.
Он тратит время на то, чтобы отдышаться. Вода размывает кровь из прокушенной губы, хотя ранка наверняка маленькая. А ощущается, как целый кратер. Он обхватывает Юи за плечи, вынуждая его подняться. Прижимает к кафелю и целует. Целует вдумчиво, старательно…дотрагивается губами сначала до нижней губы, потом до верхней, обводит этот горячий, красный рот языком…шепчет ему между поцелуями:
-Я был груб…тогда. Прости. Хочу, чтобы тебе было хорошо…скажи, чего ты хочешь. Именно ты. О какой ласке всегда мечтал?

0

47

Юи же растеряно ускользает от Джо в мир, где никому до него не добраться, в мир сделанный из серебра и картона. Мир, где его взгляд растворяется и пустеет. Кафель уводит его взгляд куда-то вдаль, в заснеженную пустоту безымянной зимы энного года, где ему задавали тот же вопрос, хотя несколько иначе. Обдумывание этого вопроса словно пронзает его болью. И от этого он думает о том, что не стоило его целовать, это всегда несколько противно, разве нет? Люди брезгуют подобным, хотя для Тёрнера мало осталось вещей, которыми он по настоящему брезгует, он всё же патологанатом, так чем же он отличается от расхитителя могил?

Порой он думал, что вскрывая живот девушки или мужчины, от-туда посыплются не белёсые черви,а коконы будущих мотыльков, которые проклюнутся у него на столе и комната наполниться не запахом гнилой плоти, придушенным формалином, а запахом лилий. Он в это почти верит, когда скальпель разрезает мягкую плоть, словно скользит по ней. И он, конечно верит, порой, что поцелуи вроде этого, заставят его проснуться, но из кошмаров, как известно нет выхода.  Порой его фантазия придаёт всему особую, сюрреалистическую нотку, как сейчас. Впрочем внешне он лишь выглядит растерянным.

А что ты любиль, Юи? Что тебе нравится, грязный малеький ублюдок? - мысли шевелятся под кожей, он думает о том,что наверное это бабочки проклюнулись раньше времени.

- Мне всегда хорошо, - только не бей больше, Хотя он этого не говорит, но это зашифровано в его скулах, срыто в чувствительно приоткрытом рте, - очень кружится голова... - Это не новость, боль начинает становится сильней и теперь, когда он больше не старается удержать своё сознание в целостности, травма медленно шепчет. что ему больше всего на свете хочется закрыть глаза. Холодный кафель целует его затылок, касается своими фарфоровыми губами разорванной кожи, пытаясь залечить её своим тёплым холодом. искренней пустотой, проникает внутрь острым сложным предметом.

- Не... не переживай, я просто сегодня много выпил, - врёт Юкио, хотя алкоголь давно исчез из его головы, он вспоминает свой испуг и на минуту ему снова становится страшно в присутствии Джо. Наверное так же чувствовала себя его жена. Да ничего страшного, разве нет? Ему себя не особо жаль, у него вся молодость впереди, пока однажды он не сядет и не умрёт, превратившись в пепел. Почему бы и нет? Разве не так умирают почти вечные боги? Вечно молодой парень...

И правда что же он будет делать, когда Джо станет слишком много лет? Но он не хочет думать о таких незначительных вещах. Это не имеет конкретно для него значения. Пока не имеет, а дальше кто знает, - не сердись только, ладно? А то от меня всегд много... проблем, - он улыбается неуверенной улыбкой. Это " не сердись" будет теперь звучать слишком часто и он правда будет боятся злить Джо. Страх будет сковывать его движения. Он боится что Джо ещё раз его ударит, даже если хочет верить ,что такого НИКОГДА не случится, но он думает. чтоДжо может это сделать... и может даже не будет этого хотеть.

+1

48

Джо понимает, что поторопился. По крайней мере сейчас. Возможно потом они смогут вернуться к этому теме, но не сейчас. В глазах Юи плещется что-то отдаленно напоминающее страх и Блэку остается лишь выдохнуть. То, что он толкнул Тернера и переборщил будет еще долго вставать между ними вот в таких вот взглядах. Все, что может сделать Джо- это набраться терпения и спокойствия. Как раз то, чего ему обычно не хватает.
- Хорошо. Надо позаботиться о твоей ране и уложить тебя спать. Не переживай- рана не глубокая, но шишка будет знатная.- Блэк выглядит почти беззаботным, когда говорит это.
Он выключает воду и помогает Юи выбраться из ванной. Не хватало еще поскользнуться на скользком кафеле и с первой шишке добавить вторую. Из шкафчика он вытаскивает полотенце и вытирает мокрую кожу своего любовника. Заботится о нем, как о ребенке и Блэку эту нравится. Заботиться. Не потому что надо, а потому что ему самому так хочется.
- Я не сержусь, Юи. Тебе не о чем беспокоиться.- Джо прижимается губами к чужому плечу, которое после геля для душа пахнет цитрусами и лилиями. Лилии- это запах самого Юи. А цитрус, в таком случае, появился, скорее всего, благодаря гелю. Приятное сочетание.
Они возвращаются в спальню и Блэк, уложив Юи в кровать, отходит к столу. Там, на спинке стула висит его пиджак. Он вытаскивает украденный снимок и впервые рассматривает его при свете.
На фотографии незнакомая женщина с ребенком.  Джо не может понять кем является незнакомая женщина, но…скорее всего это та самая проститутка, чьи зубы разлетелись по асфальту. Она выглядит уставшей и под глазами синяки. У ребенка на голове нет волос и сложно сказать- мальчик это или девочка. Онкология. Ребенок умер, надо полагать.
А может не умер еще.
Онкология- это всегда вопрос времени.
Может быть она пошла работать проституткой, потому что не хватало денег на лечение? Как в красивых историях? Шлюхи любят красивые истории. Где они непременно выступают жертвами обстоятельств, а мир жесток и неприветлив.
Но на самом деле…мир не жесток. Ему просто наплевать.
Блэк хватает пальцами край фотографии и медленно разрывает ее на кусочки.
Миру наплевать. Также, как и наплевать Блэку. Он украл снимок просто потому, что мог украсть. А теперь уничтожает его. Потому что может.
- Когда заведем собаку, как бы ты ее назвал? И да…я не специалист, но…наверное есть разница между мальчиками и девочками. Кого бы ты предпочел?

Эпизод завершен.
ПКС

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешфорвард » 15.05.2014г.- Heart-burning


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC