За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешбэк » 12.08.1998г. - Черная орхидея


12.08.1998г. - Черная орхидея

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время и дата: 12.08.1998г.
Место: Бурлеск, а дальше видно будет…
Участники: Билли Гиш, Мари Вэнс
Краткое описание:
Билли Гиш только-только справил свое двадцатилетие. Съездил до этого на родину и убил своих родителей. Его мятежная, злая душа требует теперь красоты и покоя. Но получит ли он то, о чем просит?

0

2

Билли зол. Он эту злость привез с собой из России, и она сквозит в каждом его движении, в каждом его шаге. В каждом вздохе, в каждом взгляде. Остром, как бритва.
Иногда он просто слоняется по улицам. Бесцельно, бездумно. Совершенно безумно.
Безнаказанность и простота его ужасного поступка коробит самого Гиша. Ему тошно от самого себя. Тошно от того, что тошно, хотя должно быть легко и просто. Было легко, даже когда он чиркнул спичкой. Тогда почему сейчас? Почему сейчас так муторно и так тяжело? Как будто у него гири на ногах, и что-то между лопаток застряло.
Он много курит, мало ест. Совсем не спит. Мигрени, пока еще не такие сильные, но посещают его буйную голову. В дополнении ко всему остальному- это не так уж и плохо. Не позволяет ему упасть в объятия беспамятства. Он должен бодрствовать. Это отчего-то кажется очень важным.
Гиш хочет, чтобы ему было спокойно. Чтобы было легко и задорно. Но перед глазами снова и снова встает чертова горящая пристройка и его воображение тут же дорисовывает крики, чужой кашель…Этого не было, разумеется. Это он додумал. Приукрасил.
Потому что по факту все это было до смешного тупо и просто.
Неужели смерть всегда выглядит вот так?
Билли петляет по улочкам, покупает новую пачку сигарет. Горло саднит от всего этого разномастного табака, потому что Гиш даже не смотрит какие сигареты покупает. Там что-то точно было с ментолом и он выморозил Билла до самого желудка. Стало только хуже.
В очередном закоулке он практически носом упирается в дверь. Толстая металлическая дверь. Прямо перед его носом. Билли отшатывается назад, и сигарета повисает на кончике его губы. Он выглядит пьяным сейчас. Хотя на самом деле просто вымотан и давно не спал нормально.
Внезапная преграда злит его, и он пинает дверь ногой. Потом еще раз. Разбушевавшись, колотит по ней то руками, то ногами. До чертиков хочется кричать. Ментоловые хрипы раздирают ему горло еще больше, но крик застревает комом в горле.
В конце концов, ему открывают. Охранник что-то говорит, пытается то ли пригласить его внутрь, то ли прогнать. Билли не слушает. Просто, внезапно сфокусировавшись, смотрит куда-то в глубь коридора и слышит музыку.
Музыка.
То, что надо.
Он вытаскивает из кармана деньги. Скомканные, помятые…потом вытаскивает еще из другого кармана. Из внутреннего, что-то из сумки. Он совсем забыл, что у него сумка через плечо…нелепым денежным комом впихивает все это в руки обалдевшему охраннику и входит внутрь.

+1

3

[NIC] Мари Венс [/NIC]
[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LcpXs.jpg[/AVA]
[SGN]Способность: гипноз [/SGN]
http://s8.uploads.ru/t/s8nWj.gif

All of my love
All of my kissin'
You don't know what you've been a-missin'
Oh boy, when you're with me
Oh boy, the world can see
That you, were meant, for me

Под светом софитов жарко, но Мари не жалует. Ни на боль в ногах, ни на резь в глазах, ни на предательское желание покурить тонкие, как её мысли, сигареты. Всё кажется призрачным. И люди, и сцена, и камень в животе. Она беременна и ненавидит себя за это. Живот ещё не заметен, но это не отменяет того. что внутри неё разрастается опухоль. Тяжёлая, как камень. Ей кажется, что под корсетом она шевелиться, как комок червей, впрочем, это всего лишь субъективное ощущение.

Субъективное. Она знает много разных слов. Ренесанс, Абстракция, Дезинфекция, Субъективное. Они звучат вычурно, как множество блёсток на её платье, рюш, застёжек. Ей кажется. что ремешки это некая сетка, в которую она угодила слишком давно. От каблуков болят ноги, она слышит как ломаются её колени, впрочем, нет, это чудный рояль играет очередную незамысловатую мелодию, в которую мягко вплетается её голос. Она чувствует,. что грудь вот-вот выскользнет в жадные, сальные ручки тех, кто обрюхатил её.

Слово то какое мерзкое. Обрюхатил. Её мать точно сказал бы там, а потом добавила на чистом французском нечто такое певчее, как будто она и сама птичка. О, она жалела что когда-то позволила мужчине к себе прикоснутся. Кто-то новый появился в зале и она удостоила его особой улыбкой.

Кажется он был уставшим, кажется он нуждался в её страстном взгляде лишь для развлечения. Впрочем её выход подходил к концу и она послала ему воздушный поцелуй. Тяжкая кулиса опустилась, как и её глаза. Она побежала в гримёрку, надеясь отдышаться. Малыш внутри постоянно доводил её до тошноты. Ах, почему же она не могла выплюнуть и его. Гадкий ребёнок сидел в неё, как глист. Аборт было делать слишком поздно. Она едва ли не плакала, когда узнала, что это случилось с ней.

А ведь он обещал, что ничего не будет. Почему же я была такой набитой дурой! - она не разрыдалась .Она была примой и ей не положено было плакать и рожать детей. Может спровоцировать выкидыш? Вино, горячая ванна... Никто и не заметит. О да, то, что нужно, но не сегодня. Ей нужен номер в гостинице и куда спрятать эту мерзость.

Такое нельзя делать внезапно. Она оделась и направилась к выходу. Представление уже окончилось, она слишком долго сидела и курила, втягивая воздух в лёгкие и надеясь, что он убивает этого ублюдка, как и её. Сын ублюдка не может быть никем другим, как таким же ублюдком.

Отредактировано Yukio Turner (2016-11-27 03:40:20)

+1

4

Конечно, шоу уже началось. Гиш приходит где-то под конец программы. Проходит вдоль стеночки и садится за боковой столик, который частично скрыт в тени. На сцене- прекрасная нимфа. Билли сначала не обращает на нее внимания, потому что оглушен музыкой, запахом сигарет и наличие других людей вокруг. Он оглядывается как дикий, но никто не обращает на него внимания и, в конце концов, чужое пренебрежение его успокаивает.
И вот тогда, присмотревшись, он понимает, что на сцене- самая настоящая нимфа. Не иначе- прима этого заведения. Это видно и в ее номере, и в ее костюме, и в самой подаче.
Гиш заворожен. Нехорошие, злые мысли медленно отступают и дарят ему небольшую передышку в собственном самокопании.
Он думает о том, что хотел бы сидеть вот так до утра. Просто сидеть и смотреть. Наслаждаться чужими плавными, изящными жестами, волнующими изгибами тела и томным взглядом из-под черный как ночь ресниц.
Но Билли понимает, что пришел под конец. Номер заканчивается- занавес опускается.
Прости, мальчик. Здесь больше ничего для тебя нет.
Люд начинают потихоньку расходиться. Кто-то идет к бару, чтобы накатить еще. Кто-то уходит на улицу…в помещении душно и накурено. Но Гиш воспринимает это ощущение, как нечто комфортное. После России ему все время холодно.
Он сидит каменным неприкаянным изваянием за своим столиком. Симпатичная официантка спрашивает его, будет ли он что-нибудь заказывать, но Гиш отмахивается. Алкоголь его не берет. Если, конечно, у милой девушки не припрятан бокальчик чистого спирта. Ему хочется пройти за кулисы. Посмотреть на эту девушку еще раз. Но при нем- ни подарков, ни цветов. Только он сам- разбитый и холодный. А кому такое понравится? Впрочем, Гиш не уверен, что станет разговаривать с ней. Просто посмотрит…
Как маньяк какой-то, господи. Маньяк-убийца. Так и есть…
Он выходит через главный вход. И огибает здание с другой стороны. Долго крутится вокруг черед каких-то дверей, пытаясь понять, какая из них- тот самый черный выход, что ему нужно. Даже подключает свое везение- в конце концов, приме придется выйти. Он ишь надеется, что ему повезет и здесь окажется где-то рядом с ним.
Били закуривает. Мысли о семье отходят на задний план, но это вовсе не значит, что их нет. Он нервничает, потому что…потому что не знает, что сказать. Может быть, впервые в своей жизни. Вот выйдет она- и что он будет делать?
И надо ли делать вообще хоть что-то?
Он ведь хочет просто посмотреть на нее поближе…запомнить ее лицо, может быть.

+1

5

[NIC] Мари Венс [/NIC]
[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LcpXs.jpg[/AVA]
[SGN]Способность: гипноз [/SGN]
http://s5.uploads.ru/t/KG2pd.gif

It's so easy to fall in love
It's so easy to fall in love
People tell me love's for fools
Here I go breaking all the rules

В детстве её хотели назвать Лукреция, потому, что она любила лакричные конфеты. Класть их в рот. медленно посасывая, откусывать по маленькому кусочку, медленно и осторожно водить по ним языком. Девочка любила конфеты, но ей всё равно дали дурацкое имя. Она почти не помнила себя в детстве и не помнила вкуса конфет. Теперь во рту всегда был привкус сигарет и умирающих лилий, которыми была завалена её гримёрка.

Стояла невыносимая августовская жара, а может не стояла, может текла в разгорячённые глаза пожирающих её зрителей. Она не могла высказать им своего презрения ни одним своим неосторожным жестом, ни одним взглядом, но клянусь. она презирала этих жирных боровов. Они любили её точь в точь, как дети любят шоколадные конфеты в фантиках. И тянут к ним своим засаленные руки, после грязных денег, чтоб и её испачкать, измазать в их сути.

Она вышла одетая непозволительно красиво в мире. где все стараются одеться " по деловому". У бабочки нет дел и бабочка спешит домой. "Не просто шлюха!" -  она открыла дверь, впервые подумав, что именно из-за жары её не сопровождает сегодня Готьери. Лимон Готьери, так его звали потому, что рожа у него была кислая, хоть сейчас садись и лучший мармелад французский делай. В отличии от возвышенного Мистера Лимона, Мари не была их высшего общества и её семья ели сводила концы с концами. Ну конечно, у неё не было образования, конечно она не от хорошей жизни продолжала танцевать на сцене для этих жирных...

Впрочем не все её клиенты были отвратительны. Попадались и романтики, милые, влюблённые сыновья богатенький папиков. И вот один из таких обрюхатил её.  Она скривилась, внутри что-то зашевелилось и она уже готова была залезть руками под корсет. Пускай эта маленькая дрянь умрёт, пуская умрёт. Разве у неё нет поклонников художников? Да, им вот никогда не нужны были эти плоские утехи. Или музыкант... да у неё когда был просто очаровательный музыкант. Пианист, меду прочим. А какие у него были нежные пальцы, а какие розы он дарил? Так нет же, ей понравился этот смазливый щегол.

Она вышла из дверей не заметив Билли. Она никого не замечала. Элегантная даже в своей усталости, даже в том, как она держала, небрежно, перчатки. Лёгкие, летние, торопливые шаги удаляли её от Гиша и это была везением. Она бы тут же вернулась, если бы его заметила и закрылась. У неё было слишком много неприятных историй с " поклонниками"   В конце концов не все хотели на неё только посмотреть. Кто-то воспринимал её как дорогую проститутку, будто если раздвигаешь ноги на сцене обязана и перед этим быдлом один на один. Да кто они такие? Впрочем Мари куда больше любила женщин, чем мужчин. С последними её почти никогда не удавалось получить оргазм, но разве  правила не созданы с исключениями.

Теперь у Гиша был выбор - преследовать её до отеля, а может даже зайти в её номер, а может окликнуть её сейчас? Она слишком далеко от двери , чтоб сбежать.

Отредактировано Yukio Turner (2016-11-27 17:44:40)

+1

6

Разумеется, ему повезло. Дива вышла именно из той двери, возле которой ходил сам Гиш. Крутился, вертелся, курил…Он увидел свое отражение в витрине какого-то дешевого магазина и ужаснулся. Выглядит, как наркоман. Как наркоман, у которого вот-вот начнется ломка. Может, и правда начнется- да только Билли никогда не злоупотреблял.
И не по причине своей щепетильности. Просто из-за наркоты, его везение начинало сбоить как поломанный компас.
Он трет покрасневшие глаза и закуривает очередную сигарету. И именно в этот момент, Дива выходит. И проходит мимо.
Гиш успел даже дыхание затаить. Как будто она его застукала за чем-то неприличным или постыдным, но нет. Даже голову в его сторону не повернула. А жаль, может Билли этого было бы достаточно.
Сначала он думает окликнуть ее.  Но он не знает, что сказать. Окликнуть- не проблема. Но при нем нет ни одного необходимого фанатского атрибута- ни цветов, ни конфет. Хотя, Гиш предпочел бы не чертовы конфеты, а какое-нибудь изысканное украшение. Она же дама- на кой черт ей портить фигуру? И если уж портить, то конфетами ручной работы, а не этим дешевым ширпотребом, который ей, наверняка, дарит каждый второй.
Билли идет следом. Отстает от нее на пару метров, но Дива очень выгодно выделяется на фоне общей серой массы, так что…удержать ее в поле зрения не проблема.
Гиш думает, что это- его выход. Его способ замолить грешки. Он может посмотреть, где она живет…а на следующий день оставить под ее дверью подарки. Почему бы и нет?
Билли вдруг охватывает щемящее чувство досады. Почему его мать не могла бы быть такой красивой? Может, ему бы и в голову не пришло тогда убивать ее.
Даже если бы она его не любила, Гиш бы гордился таким родством. А кто его мать?
Доярка.
Доярка. Жирная и безмозглая.

Его трясет. От злости, потому что как бы он не ругался на свою мать, причина далеко не в ее внешности, а в том, что именно она в свое время была инициатором того, чтобы отправить его в приют.
В приют. В приют меня отправила. Сначала нарожала, а потом отправила. Меня! Ни сестру мелкую, никого другого. А именно меня. Просто потому, что я болел…и что? И что, что болел?
Он окидывает взглядом стройную фигуру Дивы и прикусывает губу от досады.
Может быть, если бы она была такой же красивой и отправила его в приют- это разбило бы ему сердце. Безусловно, разбило бы. Но он не перестал бы ее любить и восхищаться. Потому что чтобы восхищаться- любить вовсе не обязательно…

+1

7

[NIC] Мари Венс [/NIC]
[AVA]http://s0.uploads.ru/t/LcpXs.jpg[/AVA]
[SGN]Способность: гипноз [/SGN]
http://s1.uploads.ru/t/Js85W.gif

Одежда мешает насладиться душным, августовским вечером, цвета сливок с кровавым молоком, словно кто-то только что сбил там, у небосклона молочницу с бидонами молока. Смешивая грязными покрышками красоту и кровь, смерть и молоко. Девушка по имени Мари сладко покачивая бёдрами, словно размешивала этот томный.

Густой туман, падающий на город вместе с паром из труб. Запахло хлебом, где-то неподалёку жарились спелые. наливные булочки, пеклись пироги и в дыму исчезали слова. Солёный пот падал в тесто и напоминал несчастной красавице о её далёком детстве, где даже сухари были медовыми на вкус.

Сейчас еда казалась ей пресной. посуда стерильно чистой, а в ноздри проникал запах дезинфекции из туалета гостиницы. Как убого и примитивно. Впрочем как ещё очищать отхожее место шлюх? Они ведь поди все до одной сифилитички ... или что-то вроде этого она слышала в коридорах гостиницы. Женщины либо восторгались ею, Мари Венс, либо ненавидели и так горячо, что ни одна не оставалась равнодушной, даже если слышала её имя в устах других.

Веер подходил к завершению на её окнах, она задвинула шторы и подошла к двери. Противясь своей осторожной натуре она открыла после второго стука. На ней уже был шёлковый халат а под ним... ах, нижнее бельё было её слабостью. Она не всегда считала именно его предметом роскоши. Верхний лоск её завораживал мало, но вот пинюары, шёлковые халаты, чулки и подвязки... о, она млела при виде таких вещей и частенько расхаживала в них по номеру, любуясь своим отражением в зеркале и сладко себе улыбаясь.

Ей была присуща нотка нарцисизма, чтож, от подобного никуда не деться если сотни мужских взглядов каждый день пожирают тебя, а иногда и дрочат прямо в зале. Да, да, она хорошо их видела. Прямо там. Мерзко, впроем, ей больше нравились женские лица во время оргазма, чем мужские.

- Вы?! - в пору было закричать, но Мари не было страшно и это не удивительно. Она не боялась незнакомцев, не всех, по крайне мере, - Проходите.

Ох уж эти взбалмошные женщины и их переменчивые натуры. К тому же она точно знала .что этот мужчина богат, знала и то, что впервые он пришёл на её представление и да, тому чертовски везло, если его пропустила охрана чёртового отеля, а с такими везунчиками приятно иметь дело и да, она не боялась ещё по одной причине. Её дар, припрятанный в мутной, обволакивающей притягательности её глаз.

Отредактировано Yukio Turner (2016-11-29 21:11:40)

0

8

Билли останавливается перед отелем и откровенно трусит. Боится чего-то и сам не знает, чего боится. Последняя сигарета была с ментолом и теперь эта мятная дрянь липнет к его небу и, кажется, рот склеивает. Гиш даже если захочет- сказать ничего не сможет.
Вот и стоит он как дурак.
Но стоит недолго. Его Дива зашла внутрь несколько минут назад. И как бы Билли не трусил, ноги все равно тянут его внутрь. Идет сразу на ресепшн и, выложив на стойку несколько крупных банкнот, спрашивает о «некой шикарной женщине, которая только что вошла внутрь». Гишу везет- управляющий ( «или что это за хрен в бабочке?») попадается ему жадный и завистливый. Из той компании ребят, которым обычно дамочки дают только по пьяни, да от отчаяния. Эта Дива ему не светит.
Поэтому управляющий испытывает какие-то смешенные и неоднозначные чувства.
С одной стороны, он не хочет давать ее номер. Гиш видит это по его бегающим поросячьим глазками и, чтобы умерить его пыл, кладет еще одну банкноту. Глазки бегать перестают. Билли получает номер, в котором проживает интересующая его особа.
Но улыбка, с которой управляющий дает ему номер, заставляет Билли насторожиться. Что-то злорадное сквозит в этих омерзительных чертах. И только в лифте, Гиш понимает- он надеется, что визитер доставит Диве проблем. В самом деле- ситуация-то скользкая.
Интересно, он каждому второму дает ее номер за парочку банкнот? Или каждому третьему?
Подобное отношение вымораживает Гиша и он ненавязчиво дотрагивается рукой до бритвы во внутреннем кармане.
Впрочем, не сейчас. Точно не сейчас.
Он сам не поспевает за собственной физикой. Быстрым шагом выходит из лифта, хотя мыслями он все еще вырезает кишки из управляющего и с наслаждением смотрит на то, как жизнь покидает его блеклые, мерзкие глазки.
Но вот он стучится в дверь с верным номером и посторонние мысли убегает из его головы, как крысы с тонущего корабля.
Дверь открывается. И Билли жадно вглядывается в чужое лицо, которое не успел толком разглядеть ни на улице, ни на сцене. Он молчит, как истукан. Но послушно заходит в номер. Отчего-то опускает глаза в пол, потому что трусит. Снова. Нервно хмыкает и, глядя в пол, говорит:
-Управляющий Вашего отеля- свинья. Хочу, чтобы Вы знали и были осторожнее.
Гиш дергает тонкими пальцами лямку сумки и смертельно хочет курить.

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешбэк » 12.08.1998г. - Черная орхидея


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC