За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешфорвард » 20.12.13 Cause it's the way he thinks


20.12.13 Cause it's the way he thinks

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://s5.uploads.ru/t/uG1Q7.gif

Время и дата:
20.12.13 Вечер
Место:
Съёмная квартира Юкио Тёрнера
Участники:
Юкио Тёрнер, Джо Блэк
Краткое описание:
Мы
Не знаем ничего
О тех, кого так горячо любим.
Разве это не самое ужасное упущение в жизни?

0

2

http://sd.uploads.ru/t/GCqLD.gif

- Это у меня в глазах написано? Про тайну?
- Ничего у тебя не написано. Это у меня написано,
а у тебя в глазах только отражается. Не волнуйся.
Харуки Мураками «К югу от границы, на запад от солнца»
i

Вечер был батистового цвета и ванильной архитектуры. Он таял и дымил, как прогорклое масло в старом светильнике. Где-то там за горизонтом, умирал в агонии свет, рождая искры из звёзд. Его причудливые кишки напоминали облака, красные, как человеческая кровь. но и имевшие к ней ни малейшего отношения. Словно отчаянные мазки обезумевшего художник, разбегались бесконечные здания, словно пытаясь убежать от скрытого за городом Центра. А тот, словно всевидящее око, взирал только из глаз немых свидетелей его кошмаров.

Юкио выдохнул сладковатый дым и вдохнул кисло-сладкий воздух цвета спелой вишни. По телу бегали уже не мурашки а отчаянные спазмы, но он лишь прикрывал глаза, когда холод отзывался болью в костях. Руки отказывались держать сигарету, словно она обладала силой врываться из них и упорхнуть за перила. Словно она была шестнадцатилетним подростком, к которому он припадал губами, синими, в тон уходящему вдаль небу. Рождество приближалось, как и смерть, как дата его вылета, как собранные вещи и разобранные мысли. Каждый раз Юкио Тёрнер думал о том, что ему тяжело видеть детей и бывшую жену, но каждое рождество они проводили вместе.

Почему? Потому, что Мэлани упрямая сука и потому, что он её ещё любил.  Любил так же сильно, как любил свою дочь и как любил сына. Они давно играли в эту игру под названием - счастливая семья. Когда-то Сука вычитала, что на Рождество очень нужно собираться вместе и теперь это почему-то стало нужно и ему. Но раньше он любил эти встречи и не называл её упрямой сукой. Да, слушайте. многое поменялось с тех пор, как он правда находил в них  нечто уютное и даже упоительное. Пусть они только играли в счастливую семью. А теперь всё закончилось. Но теперь у неё был ЭТОТ. И это Алекса злило до зубного скрежета.

Именно ЭТОГО его сын называл папой, именно у него на коленях сидела его дочь и именно он водил их в школу, читал им на ночь сказки, целовал в лоб... упс, сигарета обожгла пальцы и он вздрогнул, резко отбросив её вперёд. Она упала вниз, горящей, неяркой точкой. Кажется чем ближе этот праздник тем больше в нём скапливается раздражения, кажется что он становится рассеянным и глупым, а ещё злым. Но это только один на один, а так он улыбается до боли в губах. Ах да, точно, у него уже посинели руки.

Но с Джо он по прежнему мил и будет мил всё Рождество. Он ещё ни разу не ударил ЭТОГО по лицу, хотя представлял... представлял каждую ночь как вскрывает этого ублюдка на столе и при том он ещё жив. Есть такие препараты, которые по действию будут очень напоминать смерть. И тогда... Нет, нельзя о таком думать. Его сын любит ЭТОГО и Мэлани, и вообще, разве он может себе позволить разрушить их счастье? Разве он такой нужен своей бывшей жене?

Единственное, почему он не жалел, что когда-то влюбился в эту женщину, а тогда ещё хорошенькую студентку с синими глазами, так это то, что эта безмозглая сука не только лишила его родительских прав на сына, но всё же подарила ему двоих детей. Единственный раз, когда отец был им доволен, пожалуй, это когда Мэлани родила ему внука и внучку. Он их любил, особенно внука.

Юкио снова подавил желание выстрелить себе в висок. За год он успевал забыть как же это мучительно - ездить к этой шлюхе. О, он теперь её почти ненавидел, потому, что она привела ЭТОГО и более того, сказал ему о наклонностях Юкио. Можно подумать ей мало того, что он безответственная сволочь, которого содержит отец, так нужно было ещё и про его ориентацию рассказать.

Тупая сука... - впрочем он знал, что все ещё любит её, от того так и злиться на неё. Потому, что он любил и доверял ей, а она предала его во всех смыслах. Впрочем, он всё равно не мог ей этого показать, потому, что ей это ни к чему, для неё он прост гей неудачник.

В квартире вещи были как-то хаотично разбросаны. Обычно Юкио не любил беспорядок, впрочем, относился к нему порой более чем нейтрально. Складывая вещи он поминутно застывал, раздумывая хочет ли это брать с собой. Кажется он ещё не говорил на эту тему с Джо.... Как раз одновременно с этой мыслью он сложил свой свитер на вверх сумки застегнул её. Да. а ведь послезавтра вылет.

Закипел чайник и он заторопился на кухню...  травами. Да,что-то успокоительное ему нужно было что-то выпить. Опять кружилась голова. Вчера он в очередной раз поссорился с отцом. Хорошо, что Джо был на работе. У него много работы... да и он не задаёт лишних вопросов. Юкио старается не выдавать себя. Это как заговор. Он с силой закрыл дверцу шкафа, чтоб вывести себя из оцепенения и... кажется её сломал. Да, так и есть, она слегка отвисла. Он выдохнул. Таблетки кончились. Кажется чая чтоб не думать ни о чём ему не хватит, а таблетки по рецепту только. Как раз в тот момент, когда он уже было собрался с мыслями пойти в аптеку в двери провернулся ключ...

Отредактировано Yukio Turner (2016-11-15 20:14:32)

+1

3

День у Джо Блэка выдался…не ахти какой хороший.
А началось все с Наташи. Вообще, большая часть неприятностей самого Блэка всегда начиналась с кого-то из родственников. И несмотря на то, что их общее количество стремительно сократилось, проблем меньше не стало. Эпицентром проблем, разумеется, стала Наташа. Как всегда.
Причем эпицентром неразумным и странным.
Все началось с телефонного звонка. Наташи что-то настойчиво трещала в трубку, перескочив в какой-то момент на русский, что явно свидетельствовало о крайней степени ее возбуждения. Проблема заключалась не в этом даже…а в самой логике Наташи. Будучи личностью инфантильной и, как это ни странно, избалованной, они никогда не могла рассказать все как есть, предпочитая включать режим «таинственной леди». Мол, я тебе расскажу немного, а дальше ты должен задавать наводящие вопросы, чтобы выпытать у меня нужную информацию.
А я вся такая таинственная и совсем не похожа на сельскую дурнушку.
С течением времени, Блэк научился подавлять всю эту болтовню, представляя себе шум моря или крики чаек. Это его расслабляло. Все-таки сестра…нужно же было хотя бы сделать вид, что он ее слушает. Джо даже научился угадывать по чужой интонации, где ему лучше вставить «ого», «да», «ничего себе»…для поддержания, так сказать, полноценного разговора.
Но в этот раз Наташа была возбуждена так, что Блэк в конце разговора был искренне удивлен и озадачен тем фактом, что динамик, да и сам телефон не расплавились в его руке к чертовой матери. Потому что, после того как Блэк весьма любезно (!) напомнил своей сестре, что он работает и как бы немного занят, Наташи разразилась такой звонкой и истеричной одой на тему «ослиного упорства» Блэка, его же невнимательности, черствости и всего остального, что ему пришлось на время отставить телефон в сторону. Барабанные перепонки были ему еще нужны. Потом разговор вышел на закольцованную схему из шантажа, угроз, слез, соплей, типичной женской истерики…информативности в этом было ноль, так что Блэк в какой-то момент просто сбросил вызов. В конце концов, сколько можно? Свой лимит в «родственные пятнадцать минут» он перевыполнил. Наташ перезванивала ему трижды. И один раз- с какого-то левого номера, когда Джо перестал брать трубку, на которой высвечивалось имя сестры с подписью «Шизанутая в край».
В общем, день был выматывающе-громким.
Поэтому, когда он подошел к квартире Юкио, он ощутил уже привычное спокойствие и расслабленность. И не только по причине чувств, которые вызывал у него этот человек, но еще благодаря проверенному факту- Юкио Тернер не кричит никогда.
Это, конечно, добавляло ему массу других тараканов. Но барабанные перепонки Джо Блэка, заочно, были благодарны ему за приятный тембр и спокойные интонации.
Джо открыл дверь. На тумбочку в прихожей кинул ключи. Снял теплую куртку, разулся…он не стал кричать через всю квартиру «Милый, я дома», сразу по двум причинам.
Во-первых, даже звук собственного голоса сейчас раздражал Блэка до зубного скрежета.
А во-вторых, он никогда не имел привычки произносить подобные фразы, считая их каким-то исключительно киношным клише.
Он умылся. Помыл руки (старая-добрая привычка, вбитая в него с детства) и, зайдя в комнату, расслабленно и устало привалился к стене. Также расслабленно  улыбнулся Юкио и уткнулся взглядом в сумку на кровати.
Его уставший мозг принялся медленно и неспешно обрабатывать информацию.
Сумка. На кровати.
Сумка.
Что за сумка? Новую купил? Тогда почему на кровати? И почему забитая, судя по вздувшимся бокам? Проверяет ее вместительность? Как-то странно, даже для Юи.

Но прежде чем Джо успел додумать и сам себе ответить на все эти странные предположения. Вопрос автоматически сам слетел с его языка:
- Ты куда-то собираешься?
Собирается. Куда собирается? Зачем ему куда-то собираться?
Обиделся на что-то? Если обиделся- то на что?

+1

4

http://s5.uploads.ru/t/3BAe2.gif

And true love waits
In haunted attics
And true love lives
On lollipops and crisps
Just don't leave
Don't leave

Шторы едва раскачивались от приливов холодного воздуха, толкающегося в них, словно младенец в утробе матери. Внутри окон была едва уловимая взгляду щель, как кончик иголки, едва уловимый для дальнозорких глаз ,впрочем, Юкио знал о ней. Он чувствовал едва заметный сквозняк между лопаток. Или ему показалось? С собственными ощущениями так легко запутаться, словно они океанические водоросли. Запутаться и утонуть.

Кажется Джо пошёл в душ. Послышался звук воды. Юкио любил звуки, которые издавала эта жидкость. Что-то среднее между урчанием китов и желудков офисного планктона. Навевало мысли о спелых яблоках, зелёных, как лица работников Центра. Слишком мало солнца, слишком много нервов. О, в Центре трепание нервов и языков поставлено на поток, вот что я вам скажу. Огромный такой, целенаправленный поток. И ещё одно, если уж быть внимательным и точным - лица их зелены от неимоверно-маленького количества сна. Увы и ах, учёные легко не досыпают. Главное только бы узнать что и куда...

Юкио запустил руку в воду и убрал чёлку, которая рискнула скользнуть ему на лицо. Сегодня он был несколько растрёпан и не собран. Что не удивительно, так как при сборе вещей всегда умудряешься растерять квинтэссенцию себя. И когда успеваешь то? Кто знает... Юи окинул взглядом унылые обои. Наверняка переедет после Рождества. Смена квартиры ему нравилась. Новые ощущение, любовники или любовницы. Но, в этом году, пожалуй, кое что меня не хотелось.

- Здравствуй, Джо,   - он непримено здоровается с лёгким, ментоловым холодком, залитым прямо в его широко-открытые глаза. Льдинки в них сегодня особенно острые. Взгляд падает безвольным трупом проститутки, на сумку, бока которой раздуло, словно от гнилостных газов. С минуту он подбирает слова и видно, как они перекатываются в его рту. Как гладкая галька.

- Да, я всё не находил повода тебе сказать, что еду на Рождество к семье. Традиция. Я и сам не в восторге от подобного, но, что поделать, - он улыбается своей любимой, формальной улыбкой. Она хрустит на губах, хоть он видит смесь эмоций на чужом лице. Такую густую, что она скорее мусс.

- Ну, как отец двух детей я обычно этим не козыряю перед любовниками, а тебе просто не хотел говорить. Дети это только мои проблемы. Не волнуйся, - он пожимает плечами, будто дети это что-то типичное, обыденное. Подходит к окну и задёргивает штору до конца, затем оборачивается, отмечая, что Джо не изменил позу и стоит всё так же смотря то на сумку, то на него.

- Джо, да я был женат. Я просто знал, что у тебя появятся вопросы, а я не хотел это обсуждать. Неловкая ситуация, я понимаю, это целиком моя вина, но с другой стороны, побудем немного отдельно. Ты проведёшь Рождество в компании семьи, друзей...

Да кого я обманываю. Если бы я могу никогда тебя не отпускать или взять тебя с собой, остаться... Чёрт, я бы обязательно был с тобой в это Рождество и во все другие. Мэлани сводит меня с ума. Её запах, похожий на мёд, струяющийся силуэт, покачивание бёдер...

Отредактировано Yukio Turner (2016-11-16 01:31:05)

+1

5

Много информации. Слишком много важной информации за столь короткое время.
Наверное, это могло бы вызвать у него вспышку гнева. Может быть даже буйную вспышку гнева, с дальнейшим битьем предметов. Но гнева нет. Блэк прикрывает глаза, сосредотачиваясь на всем этом потоке информации. Разделяет его, препарирует, раскладывает по полочкам.
У Юи есть семья. Есть жена и дети. Да, именно во множественном числе. Детей- двое, точно.
Так. С этим все понятно.

На самом деле, конкретно Блэку- не понятно нихрена. Но конкретно сейчас, он отставляет в сторону свои эмоции, продолжая разбираться с тем, что имеет.
Итак. Дети. Жена. Ладно, это не особо удивительно.
Удивительно, что Юи за почти год их общение так и не удосужился даже намекнуть на то, что у него есть семья. Почему-то таинственно появившиеся дети цепляют его гораздо больше жены. Жена не кажется ему проблемой. А вот дети- вызывают неподдельный интерес и досаду.
Блэк отставляет эмоции в сторону и продолжает разбираться.
Рождество. Юи поедет к ним на Рождество.
Ладно. По факту, если вырвать это из контекста, это тоже звучит нормально.

Джо молчит еще минуту и только тогда выдает сухое и формальное:
-У меня нет семьи, Юи. Я надеялся отпраздновать Рождество с тобой.
Блэк рад, что это не звучит…обиженно. С эдакой претензией « я решил за нас двоих, а теперь планы изменились». Нет никаких претензий. Он просто проговаривает слух то, что расстраивает его больше всего. Джо никогда не любил семейные праздники. Всю эту суматоху, лицемерие…когда люди, хотя бы раз в году, пытаются сделать вид что они не ненавидят своих родственников. И им для этого непременно нужен праздник. Просто…решение провести Рождество с Юи пришло так просто и элементарно, что Блэк даже не подумал о том, что здесь могут быть какие-то проблемы.
Это было глупо. Это было недальновидно. И это было неприятно, потому что Юи в разговоре дистанцировался так, как будто они были просто коллегами и Джо зашел выпить пива. Или просто забежал на минутку поздороваться.
- Почему ты…говоришь «тебе не хотел говорить»? Я что…- Блэк переступает с ноги на ногу, пытаясь подобрать нужные слова,- недостоин великой чести знать о тебе чуть больше, чем твои предыдущие любовники?
Ах, а вот и обида. Появляется она, разумеется, при упоминании других любовников. Джо Блэк- ревнует к количеству, а не к качеству. Как убого…
Джо морщится. Сам от себя и от своей же реплики. Ну в самом деле, он же взрослый дядя. И технически понимает, что решение Юи- вполне логичное. Вот только от логики этой ничуть не легче. Равно как и от формальных извинений самого любовника.
- Ты не хотел вопросов…их и не будет. Договорились .- Блэк сухо кивает головой, замыкаясь где-то на нейтральной территории между взрослой усталостью и детским разочарованием. Он уже успел в своей голове возложить на этот праздник какие-то свои, особенные надежды. Там, где не будет Наташи, но будет Юи. Где будет хорошо, спокойно и комфортно. Он не планировал ничего…такого. Но само ощущение, которое он успел выстроить в своей голове, было настолько чарующе-волшебным, что он фактически влюбился в то, что сам же себе и придумал.
Осталось сделать вид, что он не слишком расстроен.
Джо пожимает плечами, как будто завершим этим жестом какой-то внутренний диалог и уходит на кухню. Ставит чайник, достает чашки…наверное, следует выпить чаю. Или черт его знает, что в таких случаях можно выпить.
Постановка и оттенок предоставленной информации ставит его в тупик.
Это звучит как «ты такой же как и все. Просто более настырный и пришел, когда я собирал вещи». Интересно, а если бы он не спросил про сумку- Юи вообще стал бы первым на эту тему говорить? А если бы Блэк задержался на работе? И появился в квартире, скажем…не сегодня, а послезавтра? Юкио потрудился бы хотя бы записку черкануть на прощание?
Джо вдруг чувствует себя безмерно подавленным. Юи делает это очень легко. Как пальцами щелкнул. Интересно, когда он решит бросить Блэка- он сделает это также легко и просто? С той же формальной улыбкой?
-Ты чай будешь?

+1

6

http://sf.uploads.ru/t/smpMF.gif


it's too much
too bright
too powerful.

Их история с Мэлани началась зимним апрельским утром. Тогда в институте, когда они ещё были молоды и апрельское утро ещё могло быть зимним, а не попросту холодным, а прекрасные девушки с широким вырезом и улыбкой не казались шлюхами, а скорее прекрасными нимфами.

Он был у неё первым, таким особенным, горячо любимым и она никогда не скрывала, что Юи ей нравится в какой-то извращённой форме. Он притягивал её как сексуальный объект даже сейчас. Она говорила, что секс с ним, это как секс с лягушкой или рыбой. От этого может тошнить, это может будоражить, но к этому просто нельзя оставаться равнодушной.

Её новый кавалер был словно сошедший стереотип идеального мужчины. Юкио предпочитал думать, что сошедший с ума. Он был спортсменом и занимался плаваньем. Терпеть не мог геев и хотела вырастить приёмного сына настоящим мужчиной. Что ж, оно и понятно, своих детей после травмы,которая случилась с ним в юности, он иметь не мог. Юкио эта мысль порой утешала, впрочем, если бы он и сексом заниматься бы не смог, то всё было бы отлично.

Да, Юкио ревновал свою жену даже сейчас, а она... её это забавляло. Она говорила, что секс с Тёрнером это не измена, а подвиг. И смеялась. Ей нравилось делать ему больно и смотреть как он держит лицо. Ей нравилось заставлять его страдать зная, что его моральные принципы не позволят ему развернуться и уйти. И она знала, что дети это его слабое место, особенно сын.

Впрочем, это никак не касалось той атмосферы, что вдруг повисла между ними, как обездвиженное тело подростка. Казалось, ещё немного и в комнате появится стойкий запах перезревшей любви. Что ж, вполне можно провести аналогию с повесевшимися девочками в пятнадцать и фруктами. ждущими пока их сорвут с ветки жадные руки детишек. Сочные яблочки.

Всё приняло несколько иной расклад чем он ожидал. впрочем, Юи ничего не ожидал. Это было бы куда лучше, чем те фразы, что кидает Джо. Обиженные, колкие, острые. А Юи сейчас максимально плохо. Мысли о разводе, жене и детях, о сыне, который не будет рад его видеть и о дочери, которая уже планирует во всю их поход на каток, от...

- Я никому об этом не говорил... я не люблю поднимать эту тему. Чёрт, да Я ТЕРПЕТЬ не могу говорить об моей... похотливой сучке, трахающейся с пловцом у меня над головой. Ах... Юи, ты не представляешь как он хорош в постели. С ним тааак долго хорошо ! Чёртова... бывшей жене.

Пауза, он смотрит на чай. Горячий, как и его щёки. Ему кажется, что он сейчас вспыхнет, но на самом деле он бледнеет ещё больше. Круги под глазами, неумело замазанные тональным кремом. Усталый взгляд, какой-то отстранённый. Слишком много курит.

- Да какой к чёрту чай?! - он ответил резко и прикрыл глаза.Почти крикнул, почти хлопнул дверью, почти избил её хахаля. Вот-вот заплачет. От тупого, щемящего мозги бессилия, - Может лучше выпьем? У меня есть отличный виски где-то в баре. 

Он садится на стул и берётся руками за голову. Так легче, когда пальцы зарываются в волосы и портят причёску. К чёрту, не уйдёт же Джо только потому, что у него волосы не уложены идеально?

Отредактировано Yukio Turner (2016-11-16 02:18:46)

+1

7

Блэк сидит за кухонным столом, задумчиво прокручивая между пальцев бензиновую зажигалку. Фирма Zippo. Подарок бывшей. Они должны были пожениться, но Блэк сказал- нахер. И уточнил, что хер, непременно должен быть чужим.
Вот такая вот короткая история любви, которая должна была закончиться бракосочетанием, но не закончилась.
Ох уж эти подарочки отбывших, да? Как кусочки отпавшей кожи, как пыль, которая нет-нет, да начинает мерцать на солнце какими-то обрывочными воспоминаниями. Блэк не страдает, нет. Длительные страдания его утомляют, и он не видит в них большого смысла.
Как будто это что-то изменит.
А если не изменит- смысл долго горевать?
Мысли медленно переползают на тему детей. Может быть странно, но Джо детей любил. В меру. Он вырастил на своей хребтине младшую сестру и нерадивого брата, который хоть и был старшим, но с мозгами явно не дружил. Рому тогда уже отправили в детдом, хотя и за ним Лука исправно приглядывал. Даже потом найти пытался, да толку-то. Мог бы попытаться сейчас, на самом деле. Может быть и стоило.
Мысль медленно деформируется, возвращаясь к детям Юкио.
Какие они?
Наверняка, чертовски хорошенькие и умные. Джо в этом не сомневается. Сейчас, продолжая разбирать все по полочкам, он понимает, что информации по факту…не так уж и много. В каких они отношениях? Любит ли Юи своих детей? А свою жену? Тоже любит?
Блэк чувствует, как в нем просыпается инстинкт «старшего брата». Потрясающая штука, вбитая в него с детства его же отцом. Ты_должен_заботиться. Ты_должен_следить. Ты_должен_отдавать.
И довольствоваться малым. Потому что ты старше.
Очень странная логика, если подумать. Но она уже вбита и никуда от нее не деться.
Блэк внимательно следит за своим любовником. Так всегда. В отношениях такое- постоянно. Тебе приходится забыть о собственных обидах и претензиях, потому что всегда есть твой партнер, которому может быть на порядок хуже. Ситуация немного проясняется. Во всех смыслах. Особенно, когда Юкио скидывает свой привычный фрак «формального общения с коллегой» от которого у Блэка скулы сводит.
Ну в самом деле, куколка…ты правда думаешь, что это еще работает?
Джо молчит.
Потом встает, идет в комнату, открывает бар. Очень спокойно, размеренно. Чужие эмоции, бьющие через край действуют на него как тормозная жидкость. Не в плане смертельного отравления. А в плане собственных эмоций. Да, возможно он будет злиться. Возможно, он будет даже в ярости. Но потом. И желательно тогда, когда Юи этого увидеть не сможет. Сейчас- это лишнее. И никому абсолютно не нужно.
Он вытаскивает бутылку виски. Возвращается на кухню. Чашки под чай возвращаются обратно на полку, а из морозильника Блэк вытаскивает формочки со льдом. Режет лимон даже. На ровные такие дольки, чтобы на край бокала нацепить. Старший брат должен заботиться. И Джо заботится.
Блэк ставит бокал виски со льдом (аккуратная долька лимона насажена на край стакана) перед Юкио и снова берет в руки зажигалку.
Нужно что-то сказать. Что-то такое, чтоб прям за душу взяло. Джо думает еще секунду и выдает:
-Выпей. Полегчает.
Блэк не уверен, что это вот прям «за душу возьмет», но…по крайней мере это звучит искренне. И спокойно. Возможно, это именно то, что сейчас нужно. Единственный вопрос, на который решается Блэк ( все еще снедаемый любопытством) это вопрос о детях.
- Расскажи про ребятишек. Какие они? Ну…если не против. Если против- не рассказывай.
Джо ловит себя на мысли, что ему до смерти хочется обнять Юи. Вот просто- обнять и сказать ему, что все вокруг козлы. А он, Юкио Тернер, хороший. Даже несмотря на то, что не рассказывал о своей семье и подобных рождественских обычаях ни слова. Несмотря на то, что расстроил и без того разбитого в этот вечер Джо.
Все равно- хороший.

0

8

Дети это слабое место и Юкио не хотел поднимать эту тему именно поэтому. И потому, что таблеток он не принял, а может ещё по какой-то смутной, блеклой причине. Наверное у неё есть имя в регистрационной карточке. Пляшущие кан-кан буквы на его могилке. Всё это забросано снегом и значится порядковый номер. Номер есть, а порядка нет. Всё вертится в безумной карусели где он хватается за стакан как за поручень, выпивая его до дна.

В желудке спазм, в мозгу агония. Почему дети это так больно? Потому, что сын не его. Он так умолял её чтоб она не делала этого. А суд?! Вы представляете себе суд? Где твой сын выходит и говорит ,что не хочет чтоб ты назывался его отцом? Где разбирают какой ты мудак, где твой собственный отец намекает на твои наклонности, где даже судья начинает испытывать к тебе жалость где адвокат советует расплакаться, может это поможет. А ты не можешь.... не можешь этого сделать.

Он хватает стакан и кидает его в стену. Звук разбитого стекла словно пение маленьких, Рождественских колокольчиков. Водопад из осколков чудом не задевает ни джо, ни Юи. Он впервые так поступил. Молча, тихо, без крика и придупреждения. Стоило сказать о детях и это сработало как щелчок завтора. Бабах и стакан вдребезги. Юи спокойно дышит, взгляд становится несколько пустым.

- Не трогай эту тему, ладно? - он как-то дёрганно улыбнулся, - прости, я выгляжу несколько комично. Этого и следовало избежать. Ты же тоже злишься не при мне, да? Плохие дела на работе, ты был напряжён когда вошёл в комнату... я знаю, что-то случилось. Никогда не спрашиваю, - он говорит торопливо, - Я отвратительно выгляжу...чёрт и осколки.

Он не смотрит на Джо, избегает его глазами так, будто на нём проклятие. Он собирает осколки, выбрасывает их в мусорник, руки его дрожат. Он мало спит ,много курит, вспоминает о разводе. Ему не нравится думать о том, что сыну стыдно за то, что у него такой отец. В конце концов это его сын. И ему страшно видеть это брезгливое выражение ." А папа сказал. что ты чёртов пэдик!" Детский голос стоит в ушах и от него он прячется  в работу, в непродолжительные романы, в алкоголь, наркотики и сигаретный дым.

- Джо, я... - он спотыкается на фразе и смотрит на любовника, - я не удивлюсь если ты захочешь уйти. Я тебе не говорил и всё такое, ты обижен, может даже злишься. но... но... я могу тебя попросить меня обнять и... и ты можешь уйти сразу же. Тебе не будет сильно противно?

+1

9

Видимо, все-таки против…
Блэк и бровью не повел, когда Юкио швырнул стакан об стенку. Даже восхитился внутренне. Джо не так часто наблюдал своего любовника в таком состоянии. Постель в счет не шла. Пожалуй, можно было сказать, что секс- это было чуть ли не единственное пространство, где Юи отпускал свои все контролирующие тормоза и хоть немного, да расслаблялся.
Хорошо, что виски выпил. Перед тем, как стакан разбить.
Новый стакан- виски-лед-лимон. Повторить. Но без стены, пожалуйста.
Блэк наливает виски и себе. Только без льда и лимона. Отпивает примерно половину и тяжело вздыхает.
Дети оказались еще более болезненной темой, чем бывшая жена. Хотя, когда такие темы не были болезненными? Тут просто градус боли у кого-то больше, у кого-то меньше. Конкретно сейчас Блэк не чувствует себя виноватым. Если бы Юи потрудился рассказать ему все это раньше- подобных тупых вопросов и не возникло бы. Как иронично, он хотел их избежать, а в итоге сделал все только хуже.
Джо остается только гадать о том, какого же мнения о нем сам Юи.
Он же решил не рассказывать не только потому, что «не хотел вопросов», верно? Решил, что Джо поверхностный и для него это все еще игра? Решил, что он не захочет вникать или типа того…Не захотел «грузить» Джо Блэка своими проблемами, так что ли?
Блэк вертит стакан по часовой стрелке, размышляя о феномене под именем Юкио Тернер.
А может быть, дело в другом?
Не рассказывая о своих обычных проблемах о горестях, Юи оставляет за собой тот таинственный ореол, который изначально привлек Блэка. Может, дело в этом? Его ранимая куколка хочет оставаться для Блэка существом, у которого нет каких-то обычный проблем. Есть только запах лилий от его кожи, восхитительный секс и мелодичный голос.
В таком случае…Юи опоздал. Ореол таинственности уже давно деформировался и изменился. Также, как и приоритеты Блэка.
В любом случае, это всего лишь догадки самого Джо. Спокойного, как скала во время бури. Может быть даже слишком спокойного, но обеспокоенный взгляд светло-голубых глаз ясно дает понять- это не равнодушное спокойное безразличие. Это спокойствие, выработанное годами. Но в нем нет ни грамма равнодушия или пренебрежения.
Блэк залпом допивается оставшийся виски и встает с места. Право слово, Юи иногда просто поражает его своей наивностью.
Если не противно…ты серьезно?
Джо обнимает его. Разумеется, обнимает. Какие тут могут быть сомнения? Поднимает горячие ладони выше, размещая их прямо под чужими острыми лопатками. Он даже через ткань рубашки чувствует, какие они острые…и как будто расстроены вместе с Юи- по крайней мере их движение под рубашкой угадывается очень легко. Они стоят на кухне. И обнимаются.
Джо думает, что это совершенно точно один из самых приятных моментов его жизни. А бокал…ну бокал, и хрен с ним. Он таких сотню купить может- пусть Юи бьет их сколько влезет. Главное, чтобы не поранился. Блэк проследит, чтобы точно не поранился.
Мысли в его усталой голове бродят странные. Возможно, не менее уставшие чем сам хозяин этой же головы. Он мягко прикасается губами к чужому виску и шепчет вполголоса:
-Ты не может быть мне неприятен, Юи. Что за глупости? Я не хочу никуда уходить. Я не обижен и не злюсь. – Блэк замолкает на секунду, как будто точно проверяет про себя, что он не обижен и не зол. Он раздосадован. Это немного другое. Такой расклад его устраивает, поэтому он лишь вздыхает снова и прижимает своим лбом к чужому.- Я же люблю тебя. Ну не говорил…ну и хрен с ним. Сейчас же сказал, верно? Сказал. Я тоже о себе не так много рассказываю, так что…не страшно.

0

10

Я предпочитаю смотреть в корень древа Жизни, хотя, пожалуй, лучше возводить глаза к синему небу. тем самым пародируя древних жрецов всех народов. На небе, как нам известно, прячется Бог, но он ослеп, оглох и картавит, это уж точно многое объяснило. Закутанный в плащ супермена он посасывает чупа-чупс и думает, что люди это всего лишь неудачный эксперимент, который он планирует выбросить в урну, стабилизированную другим Богом под чёрную дыру, когда на то будет время. Возможно у него много других дел, более важных, чем обеспечение счастьем Юкио Тёрнера? Пожалуй это так.

Потому, что у Тёрнера сейчас тело хрупкое, ломкое, как ветки бамбука, если их хорошенько высушить. Кости не гнущиеся, ресницы   чёрные, кажется, что подкрашены ночной прохладой. Выразительный взгляд стал мутным и уставшим, чуть подёрнутым пологом селящегося внутри мысленного тумана. Туман очень похож на одинокую, серую кошку, которой некуда положить свой шикарный хвост.

Юкио отпускает мужчину, отстраняется. Его больше не трясёт, хотя взгляд все ещё напоминает одинокую девушку веницианской эпохи битого стекла. Он улыбается ослепительной улыбкой остатков наслаждения на губах. Голос его бархатным спокойствием замораживает пространство вокруг, словно он снежная королева, а осколки стекла - всего лишь лёд, такой же, как сейчас в его глазах - кристально-чистый.

- Что ты мне о себе не рассказываешь? м? - слова слетают с губ стаейей птиц в форме загадочной полуулыбки. Он окончательно закрылся. Юкио умеет держать лицо, разве нет? Так может настало время это доказать? Он поправляет рукой причёску, которая словно нарочно укладывается нарочито идеально и отстранёно и тут важный момент. Нужно улыбнутся и навсегда сделать эту тему ничего не значащей, - Мне с тобой так повезло... - Юкио правда рад, что его обняли. Это позволило ему вспомнить, что он не любит вываливать на близких свои проблемы.

- Я резко среагировал потому, что моя бывшая жена лишила меня родительских прав на сына, так что я ему никто. Не так уж давно был суд, а я проиграл его. Всё ещё, знаешь, злюсь, - Юкио где-то внутри больно дёргается, словно к нему прикладывают раскалённое железо, но губам плевать. Они всё так же беззаботно улыбаются мужчине, словно всё это не имеет значения.

- Но мы с бывшей каждое Рождество проводим вместе. Это ведь семейный праздник. Я бы правда взял тебя с собой, но она терпеть не может людей с нетрадиционной ориентацией, а меня терпит потому, что я все ещё отец её детей, хотя бы чисто биологически, - этому учил его отец. За выходку с стаканом его бы на сутки закрыли в подвале, а может и на больше. Наверное бы отобрали бы телефон, конечно же никакой еды, потому, что он не умеет обращаться с посудой. Да-да и воспитательные беседы. Юки знал это слишком хорошо, хоть давно не жил с отцом.

- Почему ты так на меня смотришь, Джо? Что-то Теперь не так? - он честно не понимал что может не нравится, он ведь же спокоен.Это поездка его нервировала, а теперь.. теперь он взял себя в руки ради Джо. К чему ему эти истерики?

+1

11

Шкатулка с именем Юкио Тернер показывает Джо свое содержимое и захлопывается. Вот так. Посмотрел и хватит. Хорошего понемногу. Блэк отходит к столу, наливает себе еще виски…смертельно хочется напиться в хлам, но он знает- сейчас так не выйдет. Он сейчас напряжен и взвинчен. Для того, чтобы в «хлам» надо быть как минимум расслабленным. А это сейчас точно не про него.
Его поражает вот это вот…Джо не может подобрать подходящего слова. Вот это действие ("да, пусть будет это слово..."), когда Юи закрывается. Это так поразительно и так четко, что Блэк даже не может сходу определиться с тем, какие эмоции это у него вызывает.
Обиду? Интерес? Досаду? Восхищение?
Сам Блэк так не умеет. Иногда ему кажется, что в плане выражения и восприятия эмоций- он полный идиот, не иначе. Особенно по сравнению с Юи.
- Про свою семью, допустим. Про свою сестру и братьев. Да много чего…- Джо делает глоток виски и почему-то сейчас вспоминает о фотоальбоме, который лежит в прикроватной тумбочке. Сейчас этот альбом его не волнует так, как взволновал тогда.  Хотя он был бы не прочь пересмотреть его…все тоже болезненное, почти извращенное любопытство и интерес так и не покинули Джо Блэка. А может быть, никогда и не покидали…
То, что рассказывает Юи- неприятно. С какой стороны ни посмотри. И то, что Джо никогда с подобным не сталкивался, не делает историю менее неприятной. Блэк задумчиво- печально следит за тем, как Юи пытается отстраниться сам от себя…в своих же жестах, в том, как поправляет прическу или в том, как показательно беспечно рассуждает о потери родительских прав. Джо никогда не терял детей. Но он не раз имел дело с прессой, бумажками и судом. Это всегда неприятно. Как какая-то коррозия или плесень, которая остается на тебе после всех этих адвокатов, подсудимых, судей и прочей требухи. А тут еще и дети…
Блэк не имел своих детей…но всегда знал, что дети- это безошибочный способ ударить в самое сердце. Если бьешь по детям, любой, даже самый страшный враг, рано или поздно преклонит колени. Надо только знать куда и как бить.
Джо допивает виски. Наливает еще стакан. Себе и Юи.
-Неприятная история…мне жаль.
Блэк взвешивает это у себя в голове и понимает, что ему и вправду жаль. Интересно, а если бы дети остались с Юи, они смогли бы подружиться? Или это выглядело бы странно? Ситуация для Блэка в новинку- он еще ни разу не пытался знакомиться с детьми своих любовников. Любовниц- да, пожалуй. А вот любовников…как-то и в голову не приходило.
Джо отставляет свой стакан и снова обнимает любовника. Уже без его просьбы или какого-то лишнего подтекста- просто ему так захотелось. Особенно сейчас, когда Юи снова выскользнул из его рук и поставил свои защитные барьеры снова.
- Не закрывайся от меня. Черт, Юи…я же не первый день тебя знаю. И прекрасно понимаю, как работают твои защитные механизмы. Но от меня…зачем ты защищаешься от меня?
Блэк понимает, что дело не только в защите. Есть какой-то…образ Юи, в голове самого Тернера, которого он пытается придерживаться. И хоть Джо и благодарен ему за то, что он не кричит и не закатывает истерики…какая-то его часть готова с этим справиться. Спокойно и без лишних претензий. – Если ты переживаешь из-за того, что показал меня себя чуть больше, чем тебе хотелось бы- не переживай. Каждый имеет право на срыв. – Джо осторожно прикасается губами к чужому затылку. Все еще обнимая свою «нежную куколку» (боже, он столько эпитетов Юи придумал, что диву сам дается) обеими руками за пояс.
Каждый имеет право на срыв.
- Хочешь, поедем вместе? Я не стану отсвечивать…чтобы не нервировать твоих родственников. Но…вдруг тебе будет приятно знать, что я рядом. 

+1

12

Время тянется, как жевательная резинка тонконогой школьницы пубертатного периода, осторожно забытую под таким же столом, как и обеденный, за которым они недавно восседали, как короли ситуации. Юкио смотрит на лакировку, видя отражение потолка и думая о том несчастном стакане, что погиб во имя его спокойствия. Битое стекло как нельзя кстати напоминает ему о битой посуде в их квартире. Роскошном китайском фарфоре, усталом лице жены. так постаревшей сейчас.

Он заставляет себя перевести время и взгляд вперёд, выставить его перед собой, словно пуленепробиваемую стену его кристально чистых глаз. Там не дрогнул ни один мускул, хотя под кожей шевелятся сотни клеток - бегают мурашки. Ему не хватает воздуха, словно это хлеб во время блокады. Губы неумело хватаются за него, соскальзывая, немея, словно Джо его личный сорт ментола. Освежает.

- Я никогда тебя не спрашивал. Прости, - он чуть склоняет голову, тем самым не нарочно подчёркивая то, что Джо и в голову не приходило узнать о своего любовника об его семье. Они никогда не болтали о его родителях, не вспоминали детство или что-то вроде этого. Ходили в кино, порой гулял вечерами, курили на балконе, перебирали диски в проигрывателе и факты, но никогда не говорили по душам. Казалось, у Джо она слишком большая, а у Юкио её нет.

- Благодарю за сочувствие, - в этом должен был быть сарказм, но его не был. лишь благодарная формальность. Юкио пропустил это мимо ушей потому, что это было самое банальное, что ему когда-то говорили. Впрочем, разве он был достоин жалости? Ничуть. Он сломал жизнь своим детям, когда решил их завести. Он сделал это из чистого упрямства, потому, что ему нужно было что-то нормальное. Корыстный эгоист, которому хотелось порадовать общество и папеньку, угодить жене, занять её чем-то. Но пока она была беременной, разве не изменял он ей по чёрному, разве дети не родились раньше срока потому, что его очередная пассия звонила его жене и обещала выколоть её глаза?

Юкио прохладно окинул вечерний пейзаж. Ночь уже проглотила город, как обезболивающее пациент со сломанной психикой. Молодой учёный вздрогнул, когда его обняли. Он всегда напрягался, как быстроногая лань. Дёргался всем телом, никогда не имея желания пояснять, что его обнимали в детстве так редко, что он испытывал панику, когда отец делал это прилюдно. Что ему так было одиноко, что он до семи лет имел выдуманного друга.

- Я просто пытаюсь тебя защитить, Джо. Разве это прилично, кидаться бокалами? Или разумно жаловаться по поводу моей семейной жизни? Это не проблема доверия, я просто не так воспитан как ты, - могло бы прозвучать грубо, если бы не мягкий голос, убаюкивающий. Юкио худой, ниже Джо и злиться на обаятельность молодого человека невозможно. Ему на вид не больше двадцати - самое то время... И возраст идеально соответствует его уровню развития. Такими идиотами бывают только в двадцать.

- Может быть так принято у тебя в семье, но у меня нет. Я когда сюда переехал почувствовал как меняюсь не в лучшую сторону, - всё сложней держать лицо,  - ну зачем тебе мои проблемы или срывы? Джо, вот ты сегодня уставший с работы пришёл, так ложись, отдыхай, посмотрим хороший фильм и ни о чём не волнуйся. Уверяю тебя, это будет лишним. Я буду жить с женой и её новым гражданским принцем, боюсь я не смогу приходить к тебе... и уж тем более чтоб тебя видели мои дети. Это будет для тебя несколько болезненно, - холодный рассуждения, горячий поцелуй, с перехваченной инициативой Тёрнером.

- Тебе со многим придётся смириться... - рано или поздно я увлекусь кем-то ещё. Ты сейчас так похож на мою жену, этими фразами. "Почему ты закрываешься от меня..." Он думает о том, как ошибся и стал ей рассказывать о своих переживаниях. Теперь это играло против него.

+1

13

Что обычно говорят в таких ситуациях?
Джо целует своего любовника. Прикасается к его губам спокойно и уверенно. Теперь уже точно уверенный в том, что он имеет на это право. Юкио до сих пор вздрагивает от его прикосновений. Джо иногда думает, что его, наверное, кто-то обижал в детстве. Может быть бил или типа того. У Блэка была девушка, чей бывший муж любил распускать руки. Он очень хорошо запомнил момент, когда потянулся к ней с объятьями, а она, испугавшись резкого жеста, закрыла голову руками. Блэк сначала подумал, что она придуряется.
Но нет. Не придурялась.
Он мог бы спросить об этом Юкио, но не хочет, чтобы тот закрывался еще сильнее. Общение с Юи- это всегда немного танец на тонком льду. Неверный шаг- и обжигающе холодная вода смыкается у тебя над головой. Приходится быть очень внимательным.
Объятья Блэка становятся крепче. Есть в словах Юи что-то…такое, на что Блэк, будь он как раз более чувствительным и мнительным, мог бы обидеться. Наверное, вот это «я не так воспитан, как ты». Удивительное дело, Джо примерно представляет, как можно было бы вывернуть эту фразу наизнанку. Даже забавно- насколько просто можно играть словами с человеком, которые тебе  эти слова отдает на закланье. Просто переставить смысловые ударения и пожалуйста- отличный повод для скандала.
Джо знает это, потому что любая женщина пользуется этим приемом.
Блэк эти приемы знает наизусть. И если раньше они бесили, то теперь вызывают лишь снисходительную усмешку. Впрочем, к Юи это не имеет никакого отношения.
- Мне нужны твои проблемы, потому что мне нужен ты. Все очень просто…- Блэк забирается руками под чужую рубашку и гладит живот пальцами. Это действительно просто. Легко быть с человеком, когда у него все хорошо. Но так не бывает. Никогда не бывает «хорошо» слишком долго. Рано или поздно, у всех наступает черная полоса…и вот тогда наступает момент истины. Момент, когда тебе надо понять- ты находишься с этим человеком потому, что тебе удобно? Или находишься с ним потому, что не хочешь быть с кем-то еще?
- Тебе не нужно быть…удобным. Особенно для меня. Я просто хочу тебя…настоящего. С твоими срывами, с твоими детьми, с твоими проблемами…- Джо прикрывает глаза, правая рука скользит выше, пересчитывает пальцами ребра,- я уверен, что ты и половины мне не рассказываешь из того, что творится в твоей прекрасной умной голове.- он прижимается губами к шее. Без укусов или каких-то агрессивных ласк- просто целует. И ловит запах лилий, буквально на секунду. И сразу становится так хорошо и спокойно.- Главное, чтобы тебе было спокойнее, Юи. Не сможешь ко мне выбраться- ну и черт с ним. Буду присылать тебе эротические фотки на телефон.
Почему бы и нет, в конце концов? Блэк таким никогда особо не занимался, но черт…если это скрасит чужой напряженный Новый Год, то почему бы и нет?

+1

14

Дорогие духи, мужской аромат смешивается с оттенком его лосьона для бритья. Комната наполнена отзвуком не сделанных шагов, не сказанных слов. Юи глотает их, как утренний кофе, растворимый, как осадок на душе его любовника. Юкио жесток. Он целует чужие губы, жадно, словно пьёт их. Кусает, тянет, облизывает. Он до чёртиков развратен когда зол, а сейчас он злиться. В нём слишком много не скрываемой сексуальности, какой-то притягательно развратности, которая есть в его теле, но не в мыслях и не в глазах.

- Я не состою из проблем, бери меня без них, пока у меня акция, - прячет в улыбке горькую полынь, - Джо, ну почему ты не похож на всех до тебя... кроме моей жены, - разве ты не можешь любить меня поверхностно. раз уж просто трахаться тебя не устроит...

Юкио максимально честен, хотя за такое может получить по лицу. Ему не страшно, ведь лицо у него красивое. но чертовски ему не дорого. Может ему даже хочется чтоб его ударили. Иногда Тёрнеру кажется, что лучше было не выходить из сырого подвала, дышать так плесенью и её ж зацвести, потому, что реальный мир встретил его автомобилем, бегущим к тебе по встречной. Юкио собирал кости и мысли слишком долго, всё клея с помощью алкоголя, случайных сексуальных связей и не без оснований думая о том, что смена партнёров его давно затянула.

Новые лица как страсть к перемена места жительства. Одно и тоже начинает надоедать, раздражать, давить на тебя. Обязательства, риски, условия. Требования. Ему всего лишь двадцать. Хочется погулять. не так ли? Не созрела ягодка и он злиться, хотя лицо непроницаемо.Он всё так же обманчиво мил.

- Джо. Твоя. Любовь. Начинает. Меня. Напрягать. - раздражать! РАЗДРАЖАТЬ. Чёрт, как же ты меня в такие моменты бесишь. Неужели ты не можешь понять, что расстояние между нами это не только моя прихоть, но и потребность?

Он сжимает кулаки, он чеканит слова, хотя не хочет этого. Паузы. Слишком длинные паузы, слишком красноречивые взгляды. И всё же он не вырывается, а в ответ крепко обнимает Джо, потому, что впервые у него такое острое желание его покалечить. А потом, он знает, он  сильно пожалеет что это сделал.

Будет умолять его простить и может Джо даже простит или покалечит его в ответ, но в любом случае он не любит его и какая-то часть его сопротивляется этому. Он знает об этом, потому, что бил свою жену и каждый раз уходя возвращался, а эта дура его прощала. Раз за разом. Потому, что он был красив, молод и богат. Думала, что дети его изменят и правда детей он никогда не бил и не наказывал. Но на жену это не распространялось.

Несчастная не вызывала полицию, потому что Юкио обеспечивал её и детей, к тому же Мэланиего боялась. Однажды она пожаловалась его отцу, а он сказал, что это абсолютно нормально и ей стоит проявлять больше терпения.  Сейчас, конечно, она мстила ему за те годы. которые он у неё украл.  За сломанные рёбра, выбитые зубы, два сотрясения, за цветы и просьбы его простить за то, что ей так больно.

Не удивительно, что унижать мужа для неё - цель жизни, а Тёрнер искренне не понимает почему это она обижается, если она сама виновата в каждом случае? ну любит он так, до синяков и сломанных костей? Ну тяжёлый он, ребёнок, со сломанной психикой, ну не сдержан бывает и бросает стаканы не только в стены, но и в любимых людей, но что поделать?! Да, Юкио и правда не любит никакое давление, так сильно, что готов убить за свою личную свободу и он об этом знает.

- Я тебя очень-очень сильно люблю Джо, но мне будет спокойней если ты будешь здесь, - он прикрывает глаза, шепчет ему на ухо, прикусывая его, - я никому тебя не отдам и ни на кого не променяю. Только не дави на меня так... 

Отредактировано Yukio Turner (2016-11-20 02:43:39)

0

15

Вот оно.
Вот оно, родное.

Джо усмехается в гладко причесанный затылок. Так, чтобы Юи не видел. Ну конечно. Как он мог забыть об этом? Да он и не забывал, на самом деле. Просто расслабился. И забыл, что с Юи по-настоящему расслабляться нельзя. Потому что Юи, он как…следователь. Да, вполне себе подходящая метафора.
Он может найти в твоем слове что-то, что ему не понравится.
В твоем движение - какую-то угрозу.
В твоем дыхание - некую недосказанность.
Совсем не там, где ты этого подразумеваешь и совсем не там, где ты этого ждешь. Из него вышел бы хороший, изощренный адвокат. Может быть даже, извращенный…
Блэк хмыкает в ответ на эту мысль и улыбка его становится шире.
В какой-то степени, он понимает, что расстояние- это не только вынужденная мера, но и желание самого Юкио. Он ведь так и сказал «нам лучше побыть отдельно друг от друга какое-то время». Его реплика, не Джо. Просто Блэк хотел в этом убедиться лишний раз. Что ж, он вполне убедился. Его это не обижает. В конце концов, он знает своего любовника не первый день- потребность вот таких вот перебежек, кажется, в крови у Юи. Ему это нужно, чтобы ощутить себя… свободным. Независимым. Что пути серьезных отношений не коснулись его эфемерной особы. Что он все еще может сказать «стоп», когда ему это наскучит.
Что он может сказать «стоп» первым.
Это тоже важно.
Юи сейчас восхитительно зол. А потому- контролирует себя меньше, чем обычно. А еще, Джо это замечает не первый раз, к его злости всегда примешивается что-то такое…сексуальное. И Блэк не знает- хочет ли он это потушить, как тушат опасное пламя, или напротив- завести еще больше?
Он вздрагивает, когда чужие острые зубки смыкаются на хрящике уха. Глаза прикрыл, не заметил этого движения. Джо не ожидал этого…что странно- сам же раззадорил. Он почему-то ждал больше удара, чем чего-то…подобного. Даже морально подготовился к тому, что Тернер ему врежет. Как во время их первой встречи. А тут на тебе…
- Хорошо. Пусть будет так.
Его голос звучит ровно и спокойно. В самом деле, ну не насильно же ему преследовать своего любовника? Что он может сделать? Он предложил- ему отказали. Нужно просто отставить собственное эго и принять чужие желания во внимание. Тем более, что это не каприз. Да и как знать…может Юи успеет немного соскучиться по нему за это время.
А может быть и нет, верно?
Блэк только сейчас понимает, что на Рождество остается совсем один. И это как-то…убого. Хотя не так убого, как в детстве, когда его это расстраивало. Но все равно. Странная, почти забытая детская мечта о красивом, уютном семейном торжестве отодвигается еще на год. Джо в ответ лишь вздыхает и отходит к столу. Наливает еще виски, достает сигареты…
В самом деле, ну что он может сделать? Да ничего.
Даже Наташе не позвонить- наверняка еще дуется. Да и у нее тоже были планы на Рождество. Блэк вдруг думает, что было бы неплохо съездить к родителям. Эта мысль его радует, ровно до того момента, как он вспоминает, что они сгорели. И снова- вниз, вниз, в пучины какого-то нелепого разочарования и тоски.
Может, хотя бы на кладбище съездить?
Джо смеется сам себе. Зашибись Рождество получится.
Съездить на кладбище к родителям.
Впрочем, почему бы и нет,верно?
Кто к ним еще съездит, если не он?
- Наверное, мне стоит съездить к родителям. На кладбище. Кто к ним еще съездит на Рождество? Никто же не ездит на кладбища в Рождество…а я могу съездить. Им, конечно, все равно. Но я буду думать, что им это приятно. В Рождество же принято друг друга обманывать, верно?
Джо думает, что он немного пьян. Все-таки, виски это не минералка, как ни крути. Вот и мысли у него глупые, да идеи странные. Хотя он уже вцепился в нее, как клещами. И теперь уже точно поедет. Только сообразит как и на чем лучше туда добраться- путь неблизкий. Может, заночует в их старом доме. Там, правда, дико холодно в это время года.
Но что поделать.
Кто-то же должен быть один в Рождество?
Почему бы и нет.

0

16

В Юкио всегда уживалась жестокость отца и щемящая, отчаянная нежность его матери, любящей мужа, как любят, наверное, только собаки. Она чаще смотрела на него жалобно, чем лаяла, скулила, чем плакала. Он любил её как-то по извращённому, то припадая к ней, как к живительному источнику, то теряя интерес к её фанатичной любви. Наверное так было потому, что он был единственной ниточкой, что связывала её с реальностью .Её вселенной, миром,который она боялась посетить. но с которым хотела быть связанной этой пуповиной.

И вот сейчас Юи вдруг стало жаль Джо. Отец часто не приезжал на Рождество или Новый год, на Пасху или даже дни  рожденья. Он редко дарил подарки, так как считал. что это разбалует сына, а если дарил, то только нужные, а совсем не те, которые Юкио хотелось. К примеру собаки ему не видать, это уж точно. Да... он как раз хотел купить квартиру и собаку. Уютный дом, камин. А жена ждёт его с тяжёлым, свинцовым взглядом и сын,который видеть его не желает и дочь, которая ещё не ненавидит его, но, впрочем это уж точно поправимо.

Юкио не любит когда ему кого-то так жаль. Потому, что обычно ему плевать. В их семье жалость проявляла только мать и это для него унизительно. Всё, что связано с матерью - унизительно. Отец вытирал об неё ноги, но перед этим грязные следы своих шлюх, помоев и брезгливого отвращения он оставлял в голове у сыночка, где полы черепа выведены алым.
И вот тот он ударил Джо, потому, что заслужил. Звонка пощёчина рассекла пространство, словно выстрел из ружья.

- Это за то, что выглядишь таким жалким, - протянул парень. И мысленно добавил И теперь мне придётся взять тебя с собой. Да, иначе никак. Никаких " я побуду на кладбище с родителями" Нет, этого нельзя допустить. И затем он поцеловал ту щёку. которая уже стала наливаться цветом спелых тюльпанов, переходя на губы-спелвые вишни.

- А это за то, что праздновать будешь или со мной или ни с кем - руки обвивают шею, - как тебя такого можно оставить? Я буду чертовски беспокоится, но ты будешь рядом, хорошо? Я куплю тебе билеты сегодня же, 

Он отстраняется и быстро направляется к выходу, раздумывая по пути вслух о том куда он дел кошелёк и как же трудно будет взять билеты на нужный рейс. Литеть раздельно просто невозможно, ещё гостиница и прочее... За такой деятельностью он прячет какой-то собственный, непозволительный порыв и не желание его признавать. Ему стыдно, что он так сильно любит Джо, что проявить отцовской настойчивости не способен. В коне концов он просто наталкивается на Блэка в самом неожиданном моменте и вздрагивает, роняя на пол телефон, в котором смотрел нужный рейс.

+1

17

Блэк определенно выпил лишнего. Или сделал вид, что выпил лишнего. Это Джо, кстати, тоже любил и охотно практиковал- сделать вид, что ты пьян чуть больше, чем есть на самом деле. Он прекрасно помнил момент, когда заявился к Юи пьяным в три часа ночи. Он, разумеется, выпил перед этим в баре. Но, разумеется, гораздо меньше, потому что ему нужно было оставаться в сознании и непременно узнать- не привел ли Юкио кого-нибудь к себе домой?
Ревность взыграла в нем внезапно и отнюдь не из-за воздействия алкоголя.
Просто в какой-то момент он решил, что ему непременно следует это узнать.
Потом, правда, было стыдно. Совсем чуть-чуть. Потому что Юи позаботился о нем, да и в квартире никого из посторонних не было. Джо не знал, раскусил ли Тернер его нехитрую уловку, но момент запомнил.
Поэтому пощечина, которую он получил, была…если не ожидаемой, то заслуженной. Джо понимал, что конкретно сейчас- начинает расклеиваться. Это не приводило его в состояние восторга, потому что он не привык так делать. Отец бы не обошелся пощечиной. Вдарил бы тяжелым, свинцовым кулаком прямо в глаз.
Жалким…выглядишь жалким…
Ладно, его отец предпочитал слова потяжелее. Что-нибудь про «отродье» и «бесполезность». Юи даже здесь умудрился сохранить подобие сдержанности и такта. Блэк на автомате угрюмо качнул головой в знак согласия. И остолбенел второй раз, когда Юи его поцеловал в горящую щеку. Остолбенел и не поверил. Потому что этого в сценарии точно не было.
Джо не продумывал этого наперед. Он не был таким уж коварным, но определенно обладал какой-то житейской хитростью, которая выручала его в трудные моменты. Подумав сейчас над своими же словами, он понял, что использовать мертвых родителей, как козырную карту. Последнюю из своего арсенала. И, в итоге, получил именно то, чего так желал.
Юи ушел в комнату. А Блэк…Блэк почувствовал, как в его душе разгорается совершенно мальчишеское чувство восторга, вперемешку с любовью и признательностью к самому Юи…и какое-то тревожное, но прекрасное ощущение грядущего праздника. Может быть, в этот раз, действительно настоящего и именно такого, каким его себе представлял Блэк.
Он ловит своего любовника в коридоре, обхватывает точеное лицо ладонями и целует. Целует, пытаясь вложить в этот поцелуй всю свою благодарность, весь свой восторг, и немного извинений за свое же несносное поведение. Телефон падает на пол, но Джо этот факт игнорирует.
Он прислоняется своим лбом к чужому и говорит только:
-Спасибо. Я тебя тоже люблю.

+1

18

http://s5.uploads.ru/t/IgVyR.gif

I don't wanna hear, I don't wanna know
Please don't say 'forgive me
I've seen it all before
And I can't take it anymore

Я падаю вниз по кроличьей норе прямо на дно Тихого океана, сталкивая по пути предметы в этой комнатке с длинным, прощальным столом. Кажется я потерял сознание от удара, а может от стыда?! Контрольный удар в голову и я отключился, словно старый телевизор после меткого удара мальчугана. Очередной доказательство того, что люди создания хрупкие, как фарфоровые статуэтки на камине моей матери. Она любила фарфор, а я люблю трахать девушек и наверное из-за этого мы с ней оба страдаем.

Наши увлечения приносят нам боль, хотя мне по большей части физическую, ей же моральную. Именно статуэтки летели на пол когда они ссорились. Впрочем, шрамы красят мужчин или я могу лишь мечтать о том, что моё наглую смазливость такое украсит!? Надеюсь ЭТОТ её хахаль не сломал мне нос! Очень может быть. потому, что когда я очнулся ощущение было именно таким. Мэлани плакала, сестра ЭТОГО ворковала вокруг меня, а я думал о том, что мне пора уходить и с дивана, и с этого дома.

Почему так случилось? Почему я переспал с сестрой гражданского мужа моей бывшей жены? Логичней было бы подумать, что из мести, ведь этот урод собирается усыновить моего сына, впрочем, это была бы абсолютная ложь. Честны ответ мой, впрочем. никого бы не порадовал. Я переспал с ней потому, что она была не против. Потому, что мне было скучно, вечер был томным, потому, что я хотел разрядки и потому, что она мне улыбнулась. Да, пожалуй всему виной её улыбка загадочной Джаконды и правильно упавший луч света прямо в её декольте. А вообще я не планировал изменять Джо, да и какая это измена? Я просто трахался с ней пару раз. Кажется это было последнее Рождество в этом доме.

А всё так хорошо начиналось. Мы прилетели с Джо, гуляли по новому городу, ходили в кафе, вечера я проводил с "семьёй". утром принадлежал Джо, днём  гулял с дочерью, ведь сын подчёркивал то, что я всего лишь дядя и даже игрушки выбросил, которые я ему подарил. Мари же напротив радовалась мне, висела на шее и говорила, что ей не нравится жить с отчимом. Я был рад. Оставлять, правда, Джо в гостинице было грустно, но я всегда радовался когда приходил к нему. Сегодня был мой последний день с семьёй, а потом я планировал остаться с Джо ещё на пару деньков. Смена города шла мне на пользу и это придавало ощущениям определённую новизну.

И тут эта девушка, словно кость в горле. И что я в ней нашёл? Ах да, точно, улыбку и желание потрахаться, а её брат как-то не так это воспринял. Ну да, я не женюсь на ней. Даже если ей хочется. И Мэлани меня возненавидит ещё больше, не понимаю почему? Она ведь не хочет быть со мной, так к чему эта трагичность? Это просто секс, а она опять за своё . "Кобель, жизнь сломал и мудак" А я что?! А я просто пытаюсь уже открыть дверь номера нашей гостиницы.

Голова кружится. Всё же мне хорошенько заехали по лицу и голове. Наверняка видок у меня ещё тот. Я осторожно обхватываю рукой дверную ручку. Гадкая поверхность выскальзывает из пальцев, словно перламутровая рыбка в китайском декоративном озере. Я выпадаю в пространство коридора, словно в прострацию. Воздух такой жидкий, что я не могу за него ухватится. Безвольно ловлю в руки тумбочку и стараясь стянуть галстук. Следы губной помады на воротнике рубашки смешиваются с алой, собачьей кровью. Я ведь кобель, так что кровь настоящей собаки.

Пальцы оставляют вмятины на ватных стенах, в голове шумят колокола. Я знаю, что не стоило отказываться от помощи порхающих рук той, с которой я так страстно спал. Она была очаровательна, но лишь в тусклом свете прикроватных ламп, а в жизни она казалась мне уродливой лягушкой, которую я превращал в принцессу лишь на то короткое время соития с ней, впрочем, это всего лишь механика.

У меня острые кости,об них распадутся её мечты заполучить меня. Глаза мои холодные зеркала и видит себя в них лишь она. Я не питаю её иллюзий, потому, что не имею своих. Я попался в её липкий, любовный капкан только потому, что я лёгкая добыча, легкокрылый мотылёк с повадками пропитого жигало. Я юн, красив и пуст. И люблю я только Джо, даже если я засыпаю с кем попало я всегда хочу проснутся и увидеть рядом мягкое лицо Джо, его золотистые кудри.

Разве я виноват в том, что моя натура слишком изменчива? Что я не приучен к постоянству, как иные не приучены к выдержке? Разве я не стараюсь скрыть свои измены? Стараюсь и очень, просто сегодня мне сильно дорого пришлось заплатить за горький глянец чужих поцелуев. В голове шумит золотая осень, галстук повисает на мне, зато рубашка касается пола, вместе с пиджаком. В измятой её архитектуре мне угадывается привкус женских духов. Обычно я закидывал всё в стирку, но сегодня путь к ванной воистину - длинною в жизнь. Сдавшись я падаю на кровать так и не справившись с поясом брюк. Мои костистые рёбра выставлены в беззащитной привлекательности. Впалый живот контрастно смотрится на красным простынях цвета презревшего винограда.

Я думаю о том, что я ещё не видел тебя. Впрочем, я почти всегда думаю о тебе, лишь изредка забываясь в чужих объятьях, но видит Бог, я правда стараюсь не замечать взглядов на мне. Я не изменяю тебе с мужчинами, потому, что считаю это неправильным и потому, что в них я вижу конкурентов тебе, но женщины? Тебе не стоит о них переживать. А может я просто так себя утешаю? Говорю себе - " я делаю всё, что могу"

А я просто ничего не могу?! Кто знает... Я укладываюсь удобней, дабы изучать потолок с каким-то безразличным видом зеваки на выставке современно искусства. Да, этот белый квадрат надо мной, пожалуй, символизирует потолок прогресса личности и общества в целом.  А может вершину чистоты, которая на проверку лишь побелка?

Я думаю о том, что я тоже кажусь поразительно невинным с моей перламутровой кожей. Многие люди совершают ошибку. веря моим синим глазам. Я знаю, Мэлани никогда не смирилась бы со мной, мы убивали друг друга. Наверное сейчас, смотря на потолок я впервые думаю, что рад её отсутствию рядом со мной. Я эгоист, я не рад тому, что она счастлива с кем-то ещё, это не любовь. Вот уж точно, но как я же я себя люблю обманывать в таких мелочах.

Вот вы скажете - Юкио это не мелочь. А я скажу, что это не имеет давно значения. Люблю или нет, бил или нет. Всё в прошлом, таком далёком, что кажется, что от Нас ничего не осталось кроме наших детей, да и то, мои ли они? Вот вопрос.. открытый, как перелом. Ломал я кости, ломал суставы, нормы морали ,правила, даже законы, но... дубовую дверь в подвал мне не суждено сломать. Хах, никогда не мог сломать эту чёртову дверь, даже сотней ударов кулаков. Наверное там в подвале всё же случилось со мной нечто ужасное, страшное, куда хуже монстров, которых я себе представлял.

Там, внутри чёрного, сырого воздуха ждало меня нечто иное. Оно проникло в меня, застыло льдинками в груди. А может оно пряталось вовсе не в подвале, а было в еде, которую мама каждый раз хорошенько солила своими слезами. Они падали прямо в салатницу, когда она готовила под крики отца. О, крики отца казались мне тишиной. Он часто кричал... а я часто плакал под кроватью. Если сильно зажать уши, почти не дышать, то становится не страшно, то ты кажешься себе мёртвым и недоступным, как занятый телефон.

Впрочем я слышу чужие шаги. Осторожные, как у кошки. Может Джо не верит, что я дома, а может уже подобрал мои вещи? О, я даже пытаюсь привстать, спасти его от жестокой правды. Мог бы - защитил его от себя, но, я право, не всесилен. Я готовлюсь к трудному разговору как могу, к примеру закрываю глаза, закрываю уши и перестаю дышать. Шаги гаснут для моего слуха, впрочем, это по детски. Даже мёртвым мне не укрыться от мрачных деталей.

Боже, кажется сегодня мой рай разрушиться, а я ведь его и правда люблю. Люблю смотреть как он спит,  люблю слушать его тихий голос, наблюдать как он умело готовит завтрак, как делает мне кофе, целовать его в вишнёвые губы, дарить ему подарки на Рожедство и видеть его улыбку. Забегать к нему поздравить, сидеть с ним ночью и смотреть на звёзды. Люблю его всего, но не могу не изменять. Разве ж я делаю это осознанно? Это тело, а не я. Чистая физика, примитивизм моей натуры, жажда познавать, покорять и терять интерес, как люди теряют кошельки.

Дело даже не в самих девушках. Я никогда не придаю им значения. Выходя с постели я стираю себе память, оставляя только привкус, который тает. Разве всех упомнишь? Их так много, что в руках не удержать, в голове не прощупать. Я всегда ношу с собой презервативы. я всегда не прочь оказаться с кем-то. Секс для меня как еда, как сон, как чистка зубов. Я не вкладываю в это понятие " любовь" Механика, не более. Конечно, я порядочный мудак, ведь На них я обещаю многое, как в той банальной шутке. " - Ты обещал мне женится! -  Мало ли что я На тебя обещал!" О, я бываю галантен, мил, выбираю женщин постарше, а потом исчезаю. Я растворим, как анальгетики. Я безбожно непоследователен и хаотичен.

Но я стараюсь не изменять Джо. Не хочу причинять ему боль, а если изменяю, то быстро рву с ними, стараюсь внушить себе, что ЭТОГО больше повторится, но вдруг хорошенькая девушка улыбнутся и всё, я пропал. Это как наркотики или что-то вроде. Я начал и уже не могу остановится, это для меня глоток свободы. Я так чувствую себя живым. Может я просто отвратительный, смазливый выродок? Что ж, вполне может быть...

Отредактировано Yukio Turner (2016-11-21 04:21:20)

+1

19

У каждого человека есть слабость.
И нет, речь не о возвышенном чувстве или каком-то человеке, который становится так важен, что делает тебя «слабым».  Джо Блэк не считал любовь слабостью. Напротив, в какой-то степени, он был убежденным романтиком и придерживался мнения, что человек, не умеющий любить и никогда не испытывающий этого радостного, горького чувства- скорее инвалид или дикое животное.
Джо Блэк любил. И не считал это проблемой.
Но, как и любой человек, имел свои слабости.
Сначала слабостью стала его семья. И не смотря на то, что со старшим братом они общались в разы меньше, чем с той же Наташей, Блэк исправно звонил ему раз в полгода и спрашивал как у него дела. Семья. Семья должна быть вместе. И даже если родители сгорели (или им кто-то помог сгореть- Блэк все еще считал, что в той истории не все так чисто), это вовсе не значит, что надо обрывать все возможные отношения и связи со своими близкими.
Наташа была его второй слабостью. Да, она была порой невыносима и Блэк частенько мечтал о том, чтобы приложить ее головой о ближайшую стенку, но…это не меняла того, что он каждый раз сдерживался. Каждый раз приходил. Каждый раз помогал. В сущности,  не так важно, что ты говоришь…важно только то, что ты делаешь.
А еще Джо Блэк был ревнив.
Он прекрасно осознавал эту свою…слабость характера и старался держать ее под контролем. Потому что ревность- это всегда частичная неуверенность. В себе и в твоем партнере. А еще от ревности всегда веет чем-то детским, инфантильным. По крайней мере, так казалось Блэку.
Конечно, он был рад поехать с Юкио. Очень рад. Так рад, что даже само празднование Рождества отошло в его восприятии на второй план. Он был просто рад ехать куда-то с Юи и знать, что тот мог бы не брать его с собой, но…взял, тем не менее. Поступки, которые важнее слов. И так- всегда. Они сняли номер в отеле, гуляли по городу, пили вкусный кофе в разных милых кафешках…кстати, пить кофе в кафешках- всегда было для Джо совершенно отдельный удовольствием. Может быть потому, что ни в детстве, ни в юности, он себе таких невинных развлечений не позволял, да и денег не было.
Но не смотря на восторженное и приподнятое настроение…сам факт и сама ситуация его не отпускали не на секунду. Бывшая жена, ее новый муж и дети, о которых он не имел ни малейшего понятия. Это заставляло задавать себе все новые и новые вопросы, на которых не было ответов и самый главный звучал как:
«А что еще Юкио мне не рассказывал? Какие еще секреты он хранит?».
Вопрос был важным. Но явно не в кассу ни его настроению, ни общему ощущению праздника…поэтому Джо предпочел отложить это важное обсуждение «на потом». Очень по-русски, надо сказать.
Они просыпались вместе. Блэк готовил завтрак, заваривал кофе…они не так много времени проводили вместе, на самом деле. Потому что потом Юи целовал его и уходил, чтобы днем провести время с семьей, а вечером- с той частью семьи, которая ему не очень-то нравилась, но провести надо было. Блэк не мог понять этого до конца, но сакраментальное «семья» действовало на него не хуже гипноза.
Семья- это важно. Пусть даже все это выглядело несколько странно и смиренно. Джо предпочел бы отсудить детей. Вдариться деньгами, юристами и выпотрошить противников до последнего цента и лишить их всего. Идея была, конечно, хороша, но…Блэк никогда не имел дел с чужими детьми. И не знал, как Юи отнесется к такому плану.
Когда Юи нет- Джо гуляет один. Это доставляет ему несравненно меньше удовольствия, но все равно не плохо. Иногда он пытается дозвониться до Наташи, оставляет ей голосовые сообщения, но она отписывается ему редкими шаблонными смс-ками, типа «все нормально», «спасибо», «и тебя с праздником». Джо это злит. Но он понимает- злиться тут не на кого. Он не может заставить Наташу играть в игру «Счастливое Рождество», если она этого не хочет.
Вечерняя прогулка затягивается и, докурив сигарету, он заходил в отель. У него в руках несколько пакетов с подарками. Почему бы и нет? Он вполне состоятельный человек, которые имеет землю в России, хороший капитал и несколько квартир, в которых он бывает до смешного редко.
Он открывает номер и, сделав пару шагов, застывает. Что-то не так. Нутром чует. Он бесшумно ставит пакеты на пол и проходит вглубь номера. Находит пиджак, который скомкано и до безобразия безразлично брошен на полу. Не похоже на Юи, он всегда любит наводить порядок.
Глупо спрашивать «что-то случилось?», потому что это очевидно. Блэк также бесшумно открывает дверь в спальню, внутренне готовясь к чему-то очень плохому. Он всегда к этому готовится, на самом деле. Всегда готовится к какой-то глобальной неприятности или проблемам…поэтому, когда сталкивается с реалиями и они, в сравнении с его масштабной внутренней подготовкой, оказываются значительно меньше- всегда радуется. Могло бы быть и хуже.
Он замечается рубашку. Поднимает ее с пола…на воротнике красноречивый след от помады, и, кажется, следы крови. Если Блэку не изменяет зрение. Собственно, этого следовало ожидать, верно?
Джо разворачивается, идет в ванную. Там стоит машинка, надо постирать все это…Это, конечно, не решит проблемы, но так надо. Скрестив руки на груди, он наблюдает за тем, как барабан наполняется водой. Сколько они здесь? Не так долго, на самом деле…дней пять-шесть. Что-то да должно было случиться, верно? И вот- случилось.
Он возвращается в комнату и прихватывает аптечку с кухни. Может быть, ему показалось, что там была кровь? Нет, конечно не показалось…Джо ругает самого себя за малодушие. Обманывать самого себя сейчас- убого. А он слишком хорошо знает это чувство…слишком хорошо помнит, какого это.
Блэк присаживается на край кровати и ставит аптечку на пол. Тернер сейчас выглядит…подавленным. Джо не видит его лица, но это крайне забавно, потому что обнаженная спина Юи выдает эмоции, ничуть не хуже лица. Блэк проводит рукой по чужой спине. Сначала осторожно, самыми кончиками пальцев. Потом- увереннее. Устраивает руку между чужих лопаток и греет. Он не знает, могут ли такие прикосновения успокаивать или разозлят Юи еще больше.

0

20

Словно строки недописанного романа, словно перья едва выпавшего снега, ложатся на Юи чужие руки и он расслабляется, думая о сонных берегах Сены. Было глупо пытаться соревноваться с совершенством мёртвой предшественницы, пытавшейся правда утопиться не в шёлковом покрывале, а в мягких объятиях реки. Косточки Юкио кажутся виноградными, ломкими лозами, он переворачивается на живот, потому что ему хочется посмотреть на Джо, на то, как игриво тени засстелают его лицо. Он непроизвольно улыбается, словно это рефлекс.

-Я скучал, - тёплые нотки разрывают тишину комнаты, разбитый нос кажется несущественным, хотя значительно уродует его греческий профиль. Где-то там у него есть ещё и скромная, болезненная шишка, но её не видно. Она прячется в его волосах, как взгляд Юи мазком пробегает по стенам, - ты бросил вещи в стирку, не противно?

А что юлить? Он хочет смеяться. Изменять парню боксёру это безумие, крайняя степень идиотизма. Да, любовь делает нас идиотами, но не до такой же степени?! Впрочем, если бы он мог, он бы не изменял, но в том то и дело, что людям не объяснишь как можно случайно с кем-то переспать. Они не верят, а потом ты с ними спишь и пожимаешь плечами. Это ничего не значит.

Юкио был красив, богат, хотя не лично он, но всё же... на нём были дорогие часы, он явно был ухожен, обласкан женским и мужским вниманием. Ему на вид было не больше двадцати, так что вполне можно было принять за золотую молодёжь их времени. У него была вот эта очаровательная улыбка, созданная чтоб кружить голову в ритме вальса. И что он мог поделать? Девушки таяли, потому, что он был смазливым и щедрым,потому, что пошлость в нём переплеталась с аристократической сдержанностью, а ещё в нём была нотка восточной загадочности. казалось, вплетенная в его парфюм.

Ему жаль, но он старается сделать спокойное выражение лица. С разбитым носом это комично. Он знает об этом. Он берёт аптечку, пока Джо разглядывает его последствия захватившей его страсти. Пару засосов на лопатках. Смазанные следы чужих ногтей. После этого было бы крайне сложно отрицать, что у него был секс с этой девушкой. Впрочем, может Тёрнер хотел чтоб его поймали на этот раз? На этот... от этой мысли хочется плакать, но он лишь выбирает чем лечить разбитый нос, впрочем он не так уж и разбит.

- Хочешь это обсудить? - смотрит на Джо, осторожно так, словно ждёт, что его ударят. Снова. Было бы логично.

Отредактировано Yukio Turner (2016-11-21 17:04:06)

+1

21

Блэк знает, что такое ревность. И прекрасно знает, что такое измена.
Ему кажется, что значение двух этих слов излишне преувеличенно. Или он сам хочет убедить себя в том, что это преувеличенно. От его взгляда, разумеется, не ускользают ни следы от ногтей, ни засосы на лопатках. Ему не противно, нет. Чего бы стоила его любовь, если бы ее можно было бы разбить парочкой нелепых засосов?
Злиться ли он? О, нет.
Ревнует ли он? Еще как.
В восприятии Джо Блэка это два независящих друг от друга аспекта. Он не злится на Юи, потому что…это Юи. Не сказать, чтобы Блэк был в восторге от данной ситуации, но черт…если это носит характер единичной акции, то пусть так и будет. Очевидно, что его партнером стала девушка. Возможно, будь это мужчина, Джо рассвирепел бы за считанные секунды.
И нет. Дело не в том, что женщина ему не противник. Как раз наоборот. Просто мужчина- любовник- это угроза его «эго». Его собственному ощущению собственной мужественности. А женщины…в конце концов, у них есть масса преимуществ, перед которыми Блэк беспомощен. Не бить же им всем лицо, правда?
- Нет. Не противно.
Джо медлит секунду и, пользуясь тем, что Юи повернулся к нему спиной, мягко нажимает пальцами на его плечи. Массирует, мнет, сжимает…очень странная манера поведения. Особенно, для человека, который все_еще_ревнует.
Но с другой стороны…разве не в этом смысл?
Блэк никогда не парился по поводу единичных измен. Секс, похоть…кому-то требуется больше внимания, кому-то меньше. Нельзя было сказать, что Джо был каким-то ханжой или недотрогой, но…всегда же есть какое-то «но», верно?
В конце концов, не важно с кем ты спишь. Важно к кому приходишь потом.
Джо Блэк рассмеялся бы, если бы узнал, что когда-то давно такую же фразу сказал его брат, ныне скрывающийся под маской Билли Гиша.
- Обсудить….возможно. Но не сейчас. Кто тебе нос разбил?
Блэк мысленно ставит себе «зачет» за спокойный голос и мягкие интонации. Он не притворяется, нет. Просто он знает свою едкую натуру. Знает, что все еще переполнен ревностью, как стакан переполнен холодной водой. Еще немного и все это выльется через край…и хорошо, если выльется немного.
Поэтому он старается переключиться. От основной проблеме- к частной. Измена, как глобальная, разбитый нос, как проблема поменьше. Блэк пытается понять корни самого этого поступка. А вариантов тут может быть очень много.
Может быть, Юкио не устраивает сам Джо? Может быть, он хочет новую семью, но силенок не хватает? Или их не хватает опять же из-за Джо? А если он сейчас спокойно это воспримет- не посчитает ли его любовник такое поведение своеобразным «зеленым светом» для дальнейших измен?  А чтобы не посчитал….что ему, Блэку, бить его что ли? Чушь какая.

0

22

Я знаю, что так не должно быть так же хорошо, как то, что каждое утро встаёт солнце или что растворимый кофе чертовски плох по утрам и меня от него тошнит. Сейчас я был ничем не лучше дешёвого растворимого кофе, мечтая исчезнуть, слиться с мягким воздухом в моих лёгких. Даже каким-то слизким. Я повернулся к Джо. Кажется он совсем не злился на меня, что вызвало у меня удивление и разочарование. которое я поспешно скрыл. Я хотел чтоб он меня ударил. Так чувство вины поблекло бы...

- Ты меня так сильно лишь или тебе так всё равно? - не знаю чего я боялся больше. Первого или второго? Наверное всё же первого, ведь тогда я причиняю ему адскую боль своими изменами. О, я бы и сам хотел уметь держать себя в руках, но эти девушки. Ах, они как райские птички - сотня вкусов. Все и не перепробуешь. Мне хотелось попробовать их всех и в тоже время ни одной. Я любил Джо, всё остальное какая-то физическая слабость, а может... может просто расхлябанность моей натуры? Никак не могу с этим завязать.

- Гражданский муж моей жены, кажется ему не понравилось как я обошёлся с его сестрой, - я хотел бы улыбнутся и сказать ещё раз моё коронное - семейные дрязги. не стоит внимания, , - но уже без этого смешанного взгляда, больше похоже на разбавленный никотин в моих лёгких. Я цепляюсь взглядом за знакомые черты, пряча в сломе своих лопаток испуганный взгляд.

Я стараюсь быть невозмутимым, хотя это смешно. Я знаю, что Джо тоже старается. Я знаю, что он ревнив и наверное я готов сам его ударить. Не разрешай мне подобного, наивный, тебе кажется это лишь единичный случай, а я сделал это уже трижды. Как я мог, верно? Я отвратителен, брось меня и уходи, я ведь не скажу тебе этого.

- Джо, по хорошему ты должен был бы мне добавить, -  я достаю сигареты, смятые в кармане, встаю. перешагивая через аптечку. Мне совсем не больно, поверь уж, я взрослый мальчик и часто получал в нос,  теперь же я думаю, что не стоило тебя брать с собой, - мне не стоило брать тебя с собой. Я сделал тебе больно... ужасно больно, да?

Взгляд блуждает по спинам машин, по шляпам идущих людей. Мучительно сжатым подбородкам, линиям губ, острым скулам. Таким острым, что ими можно резать ртуть. Снег падает, как ливень, который поставили на паузу. Я закуриваю, выдыхая едкий дым в прозрачный воздух окон. Я часто курю. Это вредная привычка, как трахаться с кем попало. Я чаще сдаю анализы на ВИЧ и прочую ерунду. мне, скорей всего, везёт и поэтому я никогда не тянут тебя в постель не проверив есть ли у меня упаковка. А вдруг? Я всегда переживаю за тебя. Я такой же грязный как тот парень Ники, только я сам выбираю кого трахать, только я сам тащу к себе в постель.

Во мне словно что-то срабатывает. Инстинкт охотника. Я выдыхаю дым, уставший, думая о том, что это иронично, словно я курю после секса. Занятно. Нос мне уже один раз обрабатывали... м, как там её зовут? Ах, хотя не помню. Моя принцесса-лягушка с улыбкой Джаконды никогда не сравнится с Джо,

- Наверное я хотел чтоб ты узнал. Прятать от тебя такое просто невыносимо, - впервые я не прибегаю к излюбленному формальному тону, - так что если ты решишь уйти я пойму, даже если буду просить не делать этого. Тогда в подвальчике ты мог уйти,

Отредактировано Yukio Turner (2016-11-21 22:57:27)

+1

23

Джо соврал бы, если бы сказал, что Юи его не расстроил. Да и кого бы не расстроила такая измена? Блэк старается не раздувать проблему еще больше, но приподнятое настроение дает задний ход и вот он уже совершенно забыл о подарках в прихожей.
Блэк не привередлив. Ему не так много надо от жизни. Но с другой стороны, Джо знает, что главный его грех- это скука. Потому что, когда он начинает скучать, когда отношения становятся пресными, он легко и без сожаления стирает их одним четким движением. Ему не жаль. В такие моменты- нет. В такие моменты, он непозволительно жесток, бессердечен и скуп.
- Мне не все равно.
Это правда. Джо забирается с ногами на кровать и следит за Юи. За тем, как он мечется по комнате, по этому небольшому пространству. За тем, как его смущает и, возможно, нервирует спокойствие самого Блэка. Напрасно смущает, Джо просто берет разгон. Он не умеет загораться сразу- такое у него прокатывает только с неистовым желанием потрахаться.
«Мне не стоило брать тебя с собой» срабатывает как спусковой крючок. Как выстрел в затылок, не в висок даже. Выстрел в висок- это по крайней мере честно. А в затылок- нет.
Он поднимается с кровати стремительно и быстро. Как цунами или ураган. Юи стоит лицом к окну и Блэк думает о том, как было бы чудесно впечатать его лицом в это окно. С размаха. А потом еще раз и еще. Впрочем, в этом нет нужды. Вся его поза, все его движения и голос уже говорят об этом намерении. Уже угрожают, хотя Блэк еще не успел ничего сделать.
Одной рукой- хватает Юи за запястье. Крепко, сильно…с претензией на «ты мой». Ту, в которой зажата сигарета. Второй- безжалостно стискивает волосы на затылке. Тянет так, чтобы Тернер запрокинул голову.
- Хватит меня гнать. Каждый свой поступок ты закрепляешь вот этим вот «я помню если ты уйдешь». Но я не уйду. И не собираюсь уходить.- Блэк рычит. От былого спокойствия не остается ни следа. Ему хочется трахнуть Юи. Эгоистично, зло…так, чтобы понравилось только Джо. Хотя, Тернеру, наверняка, тоже понравится. Но он постарается это скрыть, как что-то постыдное. Еще более постыдное, что секс с мужчиной.
- И что ты мне предлагаешь? Бить тебя я не собираюсь…Так что же мне с тобой делать, Юи…- Джо зло прикусывает хрящик чужого уха. Тянет волосы синее, чтобы насладиться этим напряженным изгибом шеи.- Это не сойдет тебе с рук. Вопрос только в размере наказания, верно? Может мне выпороть тебя? Уложить к себе на колени и как следует отполировать твою прекрасную задницу,а? Как тебе? Или просто трахать тебя всю ночь, пока ты не охрипнешь. Поверить, я постараюсь оставить на тебе столько следов, чтобы те, с кем ты надумаешь мне изменять расхотели связываться с тобой в тот же миг.- Блэк отпускает руку Юи. В самом деле, это всего лишь сигарета, он не боится ожога. Он шагает вперед, буквально вжимая Тернера в огромное панорамное окно.

0

24

They asked me how I knew
My true love was true.
Oh, I of course replied
Something here inside cannot be denied.

- Это восхитительно, - шепчет Юкио с запрокинутой головой, улыбаясь и выдыхая ноздрями дым, который колечками кружев уходит . Он не привык, что с ним могут грубо обращаться без его согласия и в воздухе становится сразу жарко, словно кто-то щедрой рукой подбросил дровищек в печь их отношений. Напротив, сегодня Юкио не формально холодный, как обычно. Сегодня он вдруг резко стал иным, каким-то острым, колким, с горячей, пламенной улыбкой.

- А ты никогда не думал, что я действительно понял бы тебя, если бы ты хотел уйти? Впрочем, разве я говорил, что отпущу? Джо, ну нельзя же быть таким наивным. как Я, - он сжимает сигарету в пальцах. Она скоро догорит, а портить ковёр в номере не хотелось бы. Браслет из чужой руки жмёт. Юи думает о том. что идея взять Джо была просто отвратной, но что поделать?! Сегодня он не будет хорошим мальчиком, как обычно, - Разве я виноват в том, что считаю себя ублюдком? И заметь, не без оснований, а из любви к тебе предпочитаю думать о том, как ты уходишь. Но я же ещё тот мудак и никуда тебя не отпущу. Джо, то, что я из вежливости предлагаю не обязательно сработает,

Ох и острая была сейчас улыбка у Юкио, а взгляд точь в точь как тогда, на мотоцикле. Было в нём нечто-то такое, от чего кровь стыла в жилах. Не безумное, нет, более чем нормальное, извращённое, демоническое. Он почти смеялся. хотя ситуация была напряжена хуже некуда.

- А разве я позволю Тебе так со мной обращаться? Словно с какой-то твоей очередной девкой? Да, я трахаюсь с кем-то ещё. Блэк. Даже если люблю тебя, потому, что я ТАКОЙ. Не хочешь не бей, твоё право. Я же твоя вещичка, - Юкио хочется рассмеятся ему лицо. но не может. Оконный проём остался где-то там, по боках, а вокруг... Юи задыхается от испуга, возмущения. волнения. Ему хочется кричать, но во рту стекловата. Потому, он лишь загадочно улыбается. Улыбка Черширского кота вырванная из контекста, как хребет из живой собаки. Вот она бежала,а вот тут только хребет кровью истекает.

В битом стекле весь его образ, в ртутных лампочках, сколы которых образуют острия его рёбер. Выстрелами пролегает по его телу изрезанная палитра косточке миндальных или сливовых. Из носа снова идёт алая, вязкая кровь. Красиво. Он похож на дерево с отрубленной ветвью. И кровь сочится, глаза красные, руки вскинуты. Защити меня, прошу, защити. А защиты нет и не будет. Юи стонет в приоткрытый рот. От боли и возбуждения. Напротив, Джо никогда бы не отрицал свою похоть. Ему неизвестно чувство стыда в постели, зато оно приследует его, словно волка красный, кровавый огонь, с улюлюканьем и плясками.

Брось кости, узнай что выпало на них. Юи думает о том, что из его рук можно сложить шалаш, так они на веточки похожи. Защитит, сохрани, огради. И вдруг... слезинка, одна другая. Глаза ими переполняются и заливают улыбку, словно тушат какой-то пожар внутри.

- Я не хотел... правда, я... - слова обрываются, как разговоры самоубийц. как их бормотания на перилах мостов, в ванных или перед лицом электрички, когда её фары освещают решительную бледность натуры. Он вырывается и целует Джо, смешивая соль и горечь в поцелуе, страсть и ненависть, боль и отчаяние. Ему кажется, что дальше некуда. Его сердце вот-вот лопнет, заливая кровью ступеньки их отношений. Финишные прямые...

Он кусает Джо за нижнюю губу, затем целует слизывает капли выступившей крови. Больно, самому больно, но ему плевать. Держать нужно было крепче, не верилось, что в хрупком мальчонке столько сил? 

- я НЕ могу тебе не изменять, Джо. Я правда стараюсь, но я Не могу. Я привык жить один, привык делать что хочу и когда,мне сложно... знать что дома есть ты. Я всегда думаю, что ты уже ушёл.

Он ломается где только может. Тело изломанной птицей вдруг ослабевает и Тёрнер прикрывает глаза. Лучше не смотреть в пустоту.

+1

25

Джо как завороженный впивается взглядом в чужую улыбку и чувствует, как она вскрывает ему вены. Как проходится острием по коже, прямо между ребер и кровь так идет немилосердно и тягуче. Он зол и возбужден. И по опыту своему знает, что это потрясающее по своей красоте ощущение, но оно же- самое опасное и иссушающее. От него быстро устаешь и перегораешь. Впрочем, он не может представить себе ситуации, в которой он устает от Юи.
Убивает его- легко.
Хотя Блэк не убивал никого. Никогда.
Ну да, конечно. Никогда и никого. Удобно так думать, когда свидетелей нет, верно?
Опасная улыбка. И не менее опасные мысли.
Очередная девка…Тернер преувеличивает, конечно. Возможно, Блэк и обращался со своими пассиями достаточно фривольно и грубо, но в подобном обращении всегда есть одна большая разница.
Ты груб потому что тебе наплевать?
Или ты груб потому, что нет?
Это крайне забавно, потому что Джо хочет быть грубым с Юкио по совершенно другой причине, нежели он груб со своими бывшими любовниками и любовницами. Ему не наплевать. Такая вот «мне не все равно» грубость. Просто Блэк не умеет красиво жонглировать словами. Изящные речи- не его. Вот и приходится доказывать свое «не все равно» и все остальное посредством синяков, засосов и прочих не самых изящных жестов.
Чужой стон бьет по мозгам. Отвлекает. Джо готов вот-вот уступить своей собственной похоти, просто потому, что когда Юи стонет вот так- не уступить очень сложно. Это фактически выбивает у него почву из-под ног и он на секунду забывает что вроде как злится, и Юкио ему изменил ( и изменяет), и вообще, что это- не какая-то затяжная прелюдия к сексу.
Просто стонет он…восхитительно. Блэк любуется самим процессом, а звук лишь подкидывает сухих дров в костер его буйной головы. Тернер всегда сначала размыкает губы. Дышит тяжело и рвано, как после долгой пробежки. Прикрывает глаза…и в вечернем свете фонарей, таком причудливом, его ресницы отбрасывают колкие тени. Не ресницы- иголочки. Под ногти себе загони и там оставь. И только потом- стонет. Джо всегда веселило, когда его любовником заедало в стонах на одной-единственной ноте или букве…всякое бывает.
Но Юи не заедает. Никогда. Как будто его голос создавался исключительно вот для таких вот стонов.
Тернер вырывается. И, кажется, плачет. Блэк по собственной глупости, каждый раз отчего-то забывает, что перед ним- вполне себе взрослый мужчина, способный по факту вырваться. И дать в морду. Это они уже проходили, странно, что Джо каждый раз забывает об этом…
Поцелуй отдает горечью. Джо пропускает ее через себя и успокаивается. Обхватывает такое родное уже лицо ладонями и целует в ответ, кусает до крови. Впрочем, Юи кусает его в ответ.
Отчаянный какой…
Блэк хмыкает и улыбается в поцелуе. Почти расслабленно. Буря не миновала, просто поутихла. И это на самом деле не очень хорошо, потому что Блэк знает- она вернется, когда он меньше всего будет этого ждать. Может быть, он болен. Или ненормален. Но пока он не выкричится, не выплеснет это…оно так и будет копиться в нем. А потом взорвется. И хорошо, если удастся момент взрыва состыковать с какими-нибудь подходящими обстоятельствами, чтобы не так странно выглядело…
Впрочем, Блэк не думает сейчас об этом.
- Ладно. Я понял тебя. Разберемся с этим.
Джо не говорит «я простил тебя» или «я не злюсь». Все еще злится, разумеется. Возможно, любой другой человек развернулся бы сейчас и ушел бы. Потому что имел бы неплохой повод для такого вот поступка. Блэк не считает это поводом. Уйти сейчас- значит возвести факт измены в пугающий абсолют. Но и не отреагировать он не может- потому что у каждого поступка есть последствия.
- Давай в ванную сейчас. Тебе надо выдохнуть. И мне тоже надо.- он обнимает любовника за пояс. Его руки злятся отдельно от него, поэтому объятья получаются почти что злыми.- Сделаю нам чай. И я еще подарки принес. 

0

26

http://s5.uploads.ru/t/fYRa0.gif

They said someday you'll find
All who love are blind
Oh, when your heart's on fire
You must realize
Smoke gets in your eyes

Было бы лицемерным оставаться примерным и сочувствовать Джо, буря в котором умерла так же, как бурная река скончалась в твоём стакане кофе утром. В нём движением замерло, чтоб вновь обрести былую, бурлящую силу в сливе раковины, смешиваясь с пеной бешеной собаки, пахнущей яблочным моющим. Нет, в Юкио ничего не замерло, скорее затянулось мучительным шнурком вокруг горла. Он чувствовал несмываемое отвращение к себе в ванной. похожее на воск, который пристаёт к его коже. оставляя на ней горячие поцелуи.

Шелест чужих пальцев на горле, бормотание искусанных губ, размеренный стук разбитых сердец, словно часов идущих в разные стоны, с разной скоростью. Они словно секунданты на дуэли, которую Юкио ведёт с собой слишком давно. Хаос в мыслях, цвета персиковой сливы, вкус воды напоминает ржавую ртуть. Ему кажется,что на стенке душа, в прозрачной её середине отпечатываются выведенные Мэлани сердечки и крови. Когда-то он бил её об стенку душа, пока она не треснула и из неё не полилась кровь. Мэлани. Он разбил ей нос от тупого бессилия что-то изменить.

Он не мог бросить её бросить. Рождение детей не могло ничего исправить, как не лечат переломы солёные слёзы. Отец оплачивал их семью, это были его дети. Юкио знал, что причастен к ним только биологически, во всём остальном это задумка отца, его план. Может и так... может и так.

Нога нащупывает скользкую поверхность. Плитка пугает его своей обжигающей прохладой, проникающей под тонкую кожу. Сердце сжимается, как рука. пытаясь ухватиться за спасительную плоскость мышления. Но Юкио знает, что это никогда ему не помогало. Он злиться на себя ,за слабость, за слёзы, за то, что он вышел за рамки шаблона, что стал с кем-то полноценным. Нет, ему всегда было тесно в себе, это не повод отходить от себя сейчас.

Ему хочется крикнуть, но губы плотно сжаты. Он падает в кровать, делая вид, что ему слишком больно говорить. Краем глаза он заметил как медленно вращается барабан сего изменой. Там её квинтэссенция. Они пережили одну, а две, а три? А десять!? А если с мужчиной? А если кто-то от него залетит? И не захочет как обычно делать аборт? Юкио жмурится, как кот. Ничего не будет. Он не создан для отношений так же, как художники не рождены разгружать вагоны, даже если им этого очень хочется. Так же, как пианисту не стоит забивать гвозди, так и Юкио не стоило полагать, что сегодняшний день положит всему конец.

Зато Джо никогда не наскучит за ним бегать. Да. пожалуй, а может как-то наоборот? Юкио часто забывал о том,что ему не двадцать и не вся жизнь впереди. Такое чувство что ему только недавно официально стали продавать сигареты. До сих пор спрашивают чёртов паспорт, смотрят недоверчиво. Юкио любит выпить, пожалуй это его проблема. Не измены. Луче думать так, хотя... лучше не думать совсем, а прижаться к Джо. Может всё растает?

+1

27

Чувство вины и остывшая злость встают между ними. Джо ощущает это очень четко, но понятия не имеет, что с этим делать. Он все сказал. Сказать что-то еще- и его понесет, он сорвется. Он не хочет вот этих вот «как ты мог». И больше всего его поражает, что Юи изменяет ему в какой-то степени также страстно, как и сам же этому сопротивляется. Он говорит, что не может не изменять. Блэк принимает это- в конце концов, у всех людей разные потребности.
Но не может не изменять почему?
Сама первопричина остается для Джо загадкой. Ему следовало бы расспросить об этом Юи, но явно не сейчас. Может быть, чуть позже.
Блэк проверяет телефон- он Наташи ни звонка, ни привета. Он начал беспокоиться еще раньше, а теперь и вовсе чувствует, как что-то нехорошее, какое-то ледяное чувство захватывает его, омывает с головой. Перед глазами встает видение…в котором он различает только снег и чьи-то торопливые шаги. И все. Никакой тебе конкретики. Джо чертыхается и забирает подарки из коридора.
Снег. И Шаги.
Он старается не думать об этом, но против своей же воли сидит на краю кровати и вспоминает, какими были шаги.
Бег. Кто-то куда-то бежал. Или от кого-то…И все это через снег.
Юи, такой молчаливый и грустный сейчас, возвращается в комнату и падает, как подстреленная птичка на кровать. Блэк тоже подстрелен своей тревогой, но виду не показывает.
Кому какое дело...да и что он расскажет?
Привет, меня зовут Джо Блэк, мы знакомы без малого полтора года и иногда меня посещают видения. Прикольно, да?
Джо задерживает взгляд на чужом изящном профиле. Ему интересно- узнай Тернер о его способностях- посадит ли он его на цепь? А если посадит, то с каким чувством? С наслаждением или печалью? Мол, так надо. Ты уж не обижайся, но сам понимаешь…
Блэк не боится ошейника. Но рассказать о своих способностях- боится.
А тут еще Наташа и чьи-то шаги на снегу.
Джо раздевается и забирается под одеяло. Подарки остаются стоять рядом. Он обнимает Юи со спины, прижимает к себе…и все его жесты сейчас выглядят собственническими и категоричными.
Он целует чужой затылок…Тернер сейчас восхитительно пахнет. После душа. Самим собой, а не чьими-то чужими прикосновениями или кремами. Джо уловил этот посторонний запах, когда вжал Юкио в стекло. Отчасти- потому и взбесился.
-Я не жалею, что приехал с тобой. Это было отличное Рождество. И нет такой вещи…с которой мы бы не справились. – Джо хочет добавить заветное «я люблю тебя», но не добавляет. Потому что очень не вовремя вспоминает свои же собственные мысли об ошейнике и о реакции Тернера. Одна никак не связано с другим…но какое-то нехорошее чувство опасение уже угнездилось в нем. А может это из-за видения? Из-за Наташи? Блэк не знает…но через несколько молчаливых, долгих секунд, берет себя в руки.- Я люблю тебя. Утром подарки откроешь…хочу, чтобы ты чаще улыбался.
И его отпускает. На время, разумеется. Блэк достаточно беспокойный человек, хоть и не показывает этого. Думает он больше, чем говорит. Но мыли об улыбке Юи его успокаивает. Укачивает, как больного ребенка.

Центры начислены

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешфорвард » 20.12.13 Cause it's the way he thinks


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC