За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 18.08.2013 — Осторожно, саблезубая ромашка!


18.08.2013 — Осторожно, саблезубая ромашка!

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время и дата: первая половина дня 18 августа

Место: бордель

Участники: Ли Чжоу, Наиль Наис, возможно Марта Грант.

Краткое описание: в рамках квеста "Сбой системы".

0

2

Наиль критически смотрел на себя в зеркало, и пытался судить беспристрастно. Он выглядел хуже, чем на воле, но лучше, чем во время ада. О Шиллере он старался не думать и не вспоминать, поэтому называл время с ним просто — ад. Как он выглядел до того, как попал в ошейник? Не тянул на свои девятнадцать, но и не выглядел совсем уж сопляком. Сейчас он стал... прозрачным и слишком юным. Похудел. Измождённым уже не выглядел, но стал тонким и действительно полупрозрачным. Охранник в коридоре обозвал эльфом. Ну, может быть, может быть. Во всяком случае, Наиль чувствовал себя хорошо ровно до той степени, чтобы снова нормально заботиться о своей шевелюре. Волосы смотрелись роскошно. Лицо бледновато, это правда. Руки тонкие. Глаза — пепел.

Его не трогали. Наиль полагал, что ему милосердно дали передышку и не напоминал о себе. Не кривлялся, когда звали подлатать кого-то, и нормально воспринимал недоверие. Брал положенные целителю за услуги шоколадки. Вот шоколадки-то и дали ему то, что он вплёл в волосы. Грива белых волос надёжно скрывала нож, который не звенел на металлоискателе. Когда он только увидел этот длинный осколок стекла от разбитого автомата с шоколадками, понял — этот осколок должен принадлежать ему. Он просто попал туда, куда подопытным нельзя было заходить — позвали. Незаметно задвинул осколок ногой под автомат, и ждал несколько дней, когда снова попадёт в служебное помещение на кухне. Для этого приходилось больше, чем нужно, торчать в столовой, и расчёт оказался верен — на кухне кто-то сильно обварился раскалённым маслом, поднялся крик, а Наиль оказался в шаговой доступности. Ему снова заплатили шоколадом. С кухни он унёс длинный осколок стекла. У себя в комнате, спрятавшись под одеялом, тщательно обмотал широкий конец узкой полосой, оторванной от простыни, формируя рукоять. Наконец, получившийся прозрачный нож он вплёл в волосы, и теперь всегда его чувствовал. Стекло постукивало его чуть пониже лопатки, когда Наиль шёл. Прядь волос можно было перекинуть на грудь, и нож оказывался под рукой. Да, им нельзя было размахивать и угрожать, но Наиль и не собирался. Исключительно защищаться. Только защищаться. Если кто-то попытается ещё раз загнать его в ад.

Ему везло, его не спалили ни разу. А пока, по здравому размышлению, Наиль решил оградить себя от недоброжелательности. Он не верил, что это делает, но он сам пошёл в бордель. Поговорить с Мартой Грант, посоветоваться, заручиться её поддержкой. Если не миновать, то нужно себя обезопасить. Пусть продаёт, но спрячет от явных зверей. Говорили, что она ценит добровольность и контактность. Наиль верил — он сумеет договориться и выторговать для себя условиях, пусть не царские, но хотя бы выносимые.

Его пропустили. Марта была занята, она с кем-то общалась, но Наилю разрешили подождать. Горничные были милы, они его помнили, поэтому он едва успел опомниться, как его усадили перед подносом, где стоял чайник, чашка тонкого фарфора, какие-то сладости. Да, это было странно, но он сидел в борделе и пил чай. Медленно откусывал что-то — какая-то длинная палочка. Неприличная ассоциация, которая не приходила ему в голову. Он терпеливо ждал, пока Марта освободится, не напоминая о себе. Чай был ароматным, с какими-то травами, в чашке плавал полупрозрачный цветок вишни. Едва ли не впервые за всё время, проведённое в Центре, Наиль обрёл хрупкое душевное равновесие. После травмы ещё случались приступы неконтролируемой агрессии, когда наружу выбирался тот, другой, но они становились всё реже и короче. Он выздоравливал. Сейчас осознание того, что он в борделе, не возмущало Наиля. Наоборот, он впитывал через глаза визуальную красоту — обстановка, красивые девушки, которые относились к нему по-доброму. Охранники смирные и почти невидимые, Марта где-то там, через приоткрытую дверь виден её профиль, она не пугает. С кем она говорит, Наиль не видел, но голос спокойный. Равновесие хрустально покачивалось, как полупрозрачный цветок в чашке.

+3

3

На сегодня была назначена проверка работоспособности всей системы экранизации, которая на данный момент была установлена в "Центре", запуск был плановый, все инструкции соблюдены, а в борделе Ли оказался по весьма банальной причине - именно здесь пройдет основная проверка именно действий сотрудников. Так как именно здесь инструкции были выданы ранее остальных помещений, то местные служащие уже лучше остальных должны были понимать, что к чему, да и риски у них были куда более вероятными, если не считать лаборатории, где ошейники отключались намеренно и не по одном уразу на дню. Впрочем, за подчиненных Марты Чжоу ни разу не переживал: здешний персонал был вышколен куда как лучше, чем даже сотрудники служб СБ.
- Итак, пройдемся еще раз, Марта. Так как секционное деление территории борделя предусматривает в первую очередь безопасность для Ваших подчиненных и Вас самой, как я уже сказал, кто бы ни находился в момент ЧП в холле или комнате осмотра, первостатейной задачей персонала является скорейшая эвакуация в эту комнату, - они находились в комнате, смежной с холлом и являющейся проходной с остальными служебными помещениями борделя, включая кухню и комнату отдыха персонала, а также жилые помещения сотрудников борделя.
Ли активировал планшет, показал Марте схему помещения.
- В официальных документах это называется "Система реагирования". Весьма размытое понятие, согласитесь. Сказано об общих действиях, но не о последствиях. Вы, как руководитель, в любом случае должны знать: при включении тревоги здесь, - он указал на дверной проем, ведущий к помещению холла, - а также в остальных проходах основного помещения сработает система не только экранирования. Никаких звуковых сигналов, никакой истерики, но, активируя систему пропуском, - он указал на панель прямо рядом с входом, - с помощью условного кода (Вы и Ваши сотрудники уже знаете его из инструкции), сотрудник Вашего ведомства полностью отрезает себя и всех кто будет находиться здесь от всего что будет происходить в холле, коридорах и "комнатах обслуживания клиентов".
Ну не говорить же "комнаты для секса". Право слово, именно в борделе обтекаемость формулировок приобретала какие-то особые, прелестные и новые формы.
- По сути, они превращаются в этакие автономные бронированные "сейфы", как на Полигоне - абсолютная защита. Если кто-то из работников явно не успевает эвакуироваться сюда, им следует... пренебречь. Ничего совсем уж ужасного не случится - поспит вместе с клиентами, подопытными и охраной, оставшейся внутри холла. Понимаете, да? Ситуация может сложится такая, что и у клиента окажется даже и стихийная способность. Эта же система позволит, при выявлении подобных экземпляров, без особого шума и пыли задержать их.
Он услышал за дверью голоса - кто-то пришел. Наверняка их услышала и Марта. Но вряд ли это был клиент. По крайней мере, уровень вежливости был не таким. Так как теперь уже марта стояла в проеме двери, ей было виднее, кто там пришел по ее или чью-то еще душу. Ли понизил голос, но, выключив планшет, все же, сообщил.
- Код отмены всего этого "безобразия" есть лишь у Вас и начальников служб СБ. До прибытия основных сил безопасности следует спокойно ожидать здесь, доложив по внутренней связи о том, что видится через бронированное стекло перегородок. Впрочем, с той стороны ничего видно не будет - наблюдать можно безо опаски.
Он оперся на свою трость и посмотрел в сторону холла.
- У меня, в общем-то, все. И, раз уж с делами мы закончили на сегодня, Вы не будете столь любезны - чашку Вашего прекрасного чая? - Чжоу жестом пригласил Марту последовать в холл, заодно и посмотрит сам, кто там так терпеливо ожидает, когда местная начальница освободится.
И, надо сказать, то, что он увидел, мгновенно заинтересовало его. Он всегда был неравнодушен к белому, а здесь блондин с длинными волосами, бледноват, немного болезненно худой и явно младше своих лет выглядит. Ли поднял бровь, разглядывая юношу с ошейником. Сел напротив в кресло, кивнул вежливо.
- Доброго дня, молодой человек. У Вас тоже дело к очаровательной мисс Грант? - он с благодарным кивком принял чашку с чаем, словно заранее приготовленного для него. - Марта, Вы нас не представите друг другу?

+1

4

Кокетничать Марта любила и умела, но в данном случае Ли Чжоу пришёл не за этим, и она так естественно отставила в сторону женский арсенал обольщения, словно сумочку на край стола поставила. Инструктаж был доходчивым, поняла с первого раза, но не стала спорить, когда Ли Чжоу начал повторять — нет ничего хуже, чем глупая самоуверенность недоучки.

Марта склонилась над схемой, запоминая последовательность действий и даже проговаривала следом за ним, не смущаясь тем, что напоминает при этом прилежную ученицы. Есть время для светских разговоров, а есть время для серьёзных дел. У всех свои способы впечатать в мозг ценную информацию. Конечно, где-то существовали самородки, способные одним взглядом сфотографировать схему и запомнить навеки, но у Марты были другие таланты, поэтому здесь она полагалась только на простую истину — повторенье мать ученья.

Наиля она заметила, когда только пришёл, и, надо сказать, удивилась. Кого-кого, а его увидеть не ожидала. Правда, мальчик выглядел получше, чем в последнюю встречу. Проводила Ли Чжоу в холл, улыбнулась. Так сразу вымести из головы схему безопасности не получилось, где-то внутри ещё бежали субтитры, заезжено по кругу повторяющие алгоритм отступления и действий на случай тревоги. Они и будут бегать, пока не впечатаются в мозг навсегда.

— Конечно, чай, — Марта кивнула горничной и не успела отреагировать, как получился конфуз.

Наиль пил чай. Вернее, собирался отпить из второй по счёту чашки, по крайней мере, держал в руках. И тут Ли простым и естественным движением взял эту чашку себе. Да, Наиль держал её не очень понятно, можно было предположить, что решил услужливо подать, но...

— О... конечно. Господин Ли Чжоу, это Наиль Наис.

Она протянула Наилю руку, хорошо, что у мальчика хватило ума встать. Горничная тут же подсуетилась с сервировкой чайного стола, а Марта машинально подняла голову Наиля за подбородок, заставляя показать шею. Провела пальцем, сочувственно улыбнулась.

— Замечательно. Даже шрама не осталось. И в чём же цель вашего визита, молодой человек?

Он был не первый, кто приходил сам. Намётанный глаз уловил мелкие детали — выражение глаз, еле заметный излом бровей, положение уголков губ. Губы бледноваты, ещё не оправился до конца. Значит, пришёл устраиваться в положение наименьшего урона для себя. Сам. Марта поощрительно положила руку ему на плечо, чтобы сел на место и продолжал пить чай, раз уж Ли Чжоу решил поговорить. Что же, всё не так плохо — не трясётся под рукой.

0

5

Они закончили. Наиль забыл поставить чашку, только поднял голову, глядя на Марту и мужчину рядом с ней, только безмерно удивился, когда он ловко забрал чай. Не просто забрал, но и к губам чашку поднёс. Наиль только нерешительно попытался его остановить, но настолько нерешительно, что этого ровным счётом никто не заметил.

— Здравствуйте, — серьёзно поздоровался он, неотрывно наблюдая за судьбой чашки. Это... это была его чашка. На то краткое время, пока в ней был чай, предназначенный ему, Наилю, это была его чашка. И вот тот цветочек в чашке тоже был его. И он из неё уже отпил первый, самый маленький глоток, чтобы попробовать.

Наиль вздохнул. Пусть он хотя бы перевернёт чашку, чтобы прикасаться губами с другой стороны. Ну правда, не отнимать же.

— У меня да, у меня важное дело. Просьба. 

— О... конечно. Господин Ли Чжоу, это Наиль Наис.

Наиль напряжённо свёл брови к переносице. Не хмурился злобно, а напряжённо размышлял, потом вспомнил, где он слышал это имя, от кого, и невольно поёжился. По спине успокаивающе скользнул нож.

— Я слышал о вас много хорошего, — вежливо сказал Наиль.

Он не слышал о нём ничего хорошего, чтобы понимать это в контексте «хороший человек». Плохого тоже не слышал. Всего лишь о том, что это достаточно богатый человек, который к тому же оказался достаточно умным. Системы безопасности разрабатывал он. Точно, ошибки быть не может. И ошейник, который сейчас трогала Марта, проверяя исчезнувший след от ножа, тоже придумал он. Вот так. «Я слышал о вас много хорошего».

Он сел на место, подчиняясь руке Марты. Говорить о цели визита при Ли Чжоу было неудобно.

— Да, я...

Отозвать её в сторону? Сказать, чтобы Ли Чжоу отошёл в сторону? И то и другое невоспитанно и, пожалуй, грубо. Извиниться и уйти? А осмелится ли он прийти сюда ещё раз, он и так долго репетировал речь, добиваясь уверенного голоса... или хотя бы приемлемого, не дрожащего.

Наиль растерянно кусал губы, протянул руку в чайнику, не заметив, что горничная принесла новый, горячий. Одёрнул руку, и всё продолжал кусать губы. По крайней мере, от этого они перестали выглядеть бескровной полоской на лице.

Чтобы унять неловкие и бездумные движения, Наиль переплёл пальцы в замок, медленно вдохнул, и очень осторожно проговорил:

— Мадам Марта, я хотел бы согласовать с вами некоторые особенности нашего сотрудничества, в связи с известными вам обстоятельствами. Поскольку мой статус изменился – не могу сказать, как я к этому отношусь, я сам ещё не определился — а медики не видят причин держать меня на больничном, я подумал, что лучшим вариантом для меня будет заблаговременно навестить вас, чтобы без спешки и досадной неловкости высказать некоторые пожелания и просьбы. Исключительно с целью избежать повторения известных вам обстоятельств, из-за которых серьёзно нарушается работа не только вашего заведения, но и частично парализуется исследовательская деятельность, — экспромт шпарил быстрее, чем Наиль успевал хорошо обдумать слова, но, чёрт возьми, он в колледже не мух ловил, и говорить умел. Просто из него это умение долго и качественно выколачивали. Наиль легко и естественно поднял руку, расцепив замок, жесты должны были помочь и сделать сказанное более убедительным, этому он учился отдельно — не размахивал руками, как пугало, но и не кукожился. Умеренная жестикуляция придаёт убедительности даже таким обтекаемым словам. — Несмотря на то, что моя специализация не является редкой или исключительной. Тем не менее, осознавая свою ответственность и существующее положение вещей, предпочёл нанести вам визит и уладить все возможные разногласия в предварительном порядке.

На свою дурную голову Наиль перевёл взгляд на Ли Чжоу и запнулся. И тут же принялся копаться в голове и думать, не ляпнул ли он лишнего, и вполне ли понятными намёками изъяснялся. Наверное, это был дремучий канцелярит. Но что же ему было делать? Он совсем стушевался и машинально взял чашку и отпил из неё хороший глоток чая. И только после этого понял, что взял пустую чашку, которую горничная незаметно поставила перед ним взамен той, что забрал Ли Чжоу, и глоток получился нарочито бутафорским. Волшебно... как детская игра в чаепитие — все чинно сидят и делают вид, что пьют чай из пустых чашек.

— Замечательный чай, — выдохнул Наиль так же вежливо, как и до припадка канцелярита.

+1

6

Китаец удержался от того, чтобы изумленно выгнуть бровь - много хорошего? В этих стенах? Либо это неприкрытый сарказм, либо стоит подумать о том, что его репутация, возможно, стремительно меняется. Не хотелось бы.
- Приятно познакомиться, Наиль.
Чжоу кивнул, подтверждая приветствие, сделал глоток чая и вновь с легким удивлением, пусть и никак не отразившимся внешне, отметил, что чай... остыл. По крайней мере, здесь обычно подавали этот напиток фактически до доли градуса одинаковой температуры, а здесь не критично, но чай уже явно был более прохладным, чем мог бы быть. Нет, на полном серьезе, либо чашку он взял не свою, либо мальчик поспешил налить. Впрочем, чай все равно был вкусен, Наиль восхитительно скромен, а Марта... ну, Марта оставалась собой в любой ситуации, чем и была привлекательна. В который уже раз Чжоу поймал себя на мысли, что кабы ему в свое время подсовывали не перманентных китайских красавиц с их безусловным подчинением (или неподчинением) и вежливостью потому что "так надо", а вот скажем, Марту... быть может, он и женился бы. Опять же, не потому, что так желал "Большой Дракон", или потому что так было бы изначально проще вести дела (ох уж эти консерваторы в Гонконге, которые в Китае не считаются таковыми), а просто потому что так было бы проще ему самому и, возможно Сяо.
Впрочем, он отвлекся.
Внимательно слушая юношу, наблюдая за ним, в итоге без тени иронии или насмешки улыбнулся на неловкое действо с пустой чашкой, жестом остановил поспешившую горничную и... взялся за чайник сам.
- Вы позволите, Наиль? - темные глаза внимательно изучали лицо Наиса, пока Ли, даже не особо глядя, наливал ему чаю. - Я так понял, у Вас весьма деликатный разговор к мисс Грант. Ну так у Вас вполне есть выбор: говорить прямо при мне - это никак не скажется на результате, - он отставил чайник и, взяв чашку на блюдце, подал ее, почти полную, парню, улыбнувшись... наверное, такая улыбка могла бы назваться "вкрадчивой", но о мимике так не говорят. Да, ему понравился юноша, Марта, скорей всего, уже это видит, но парень чем-то напуган, а, судя по некоторым следам на его теле, это явно не только физические воздействия со стороны "известных Марте обстоятельств". Не стоит подначивать его страх. Тот вид страха, когда кто-то более сильный и имеющий на то право перегнул палку, не видя границ или же намеренно ломая изнутри... что? Сопротивление? Да, похоже на то. Протест в этих стенах зреет либо долго, либо вспыхивает почти с самого начала, но этот юноша не был похож на заядлого бунтовщика или вредителя.
Чжоу сделал еще глоток чудесного напитка, полюбовался цветком на дне и, разочарованно вздохнув, посмотрел на часы на запястье. Всего несколько минут до старта испытаний. А, казалось, время еще было. Ну, надо же...
- Впрочем, приватность вашего разговора, Марта, Наиль, я вынужден обеспечить уже сейчас.
Извиняющаяся улыбка вслед за отставленной чашкой - Чжоу встал, взял трость и планшет, уже выключенный к тому моменту, обратился к Грант лично:
- В следующий мой визит, Марта, могу я рассчитывать на приятную компанию?
К Наилю он стоял уже спиной, но едва заметным лишь женщине жестом руки указал на парня позади себя. Тот пришел за защитой, в принципе, он ее бы и от Марты получил, скорей всего, но его предпочтения хозяйка борделя знала прекрасно - Ли не любил, когда его вещи портили. Формально, естественно, пока Наиль не выкуплен на ночь или даже навсегда, и речи не может идти о абсолютной "неприкосновенности", но, черт дери, он желал, чтобы некоторые следы сошли с тела парня до их следующей встречи и не появлялись новые. Будет интересно посмотреть, что это за экземпляр. По крайней мере, чутье подсказывало, что парень далеко не так прост, как может показаться. Будоражащее чувство предвкушения.
- Любые пожелания и вопросы, как всегда, можно оформить по почте.
Если бы он доподлинно не знал, что через десять минут у Марты действительно сработает новая система, и что об этом ведомо лишь ему и высшему руководству, он бы подумал, что и его самого решили проверить, подослав подопытного в бордель специально. Но, нет, каких только совпадений не бывает.
- До свидания, Наиль, - он повернулся к парню, чтобы попрощаться и с ним тоже.

0

7

Время — 14.00

Включилась цветовая сигнализация, окашивающая стены коридоров в красный цвет.
«Тревога, тревога»
Металлический голос разнесся по всем помещениям центра.
«Код опасности — кра...»
Слова замерли на полуслове. Динамики захрипели, после чего другой, более спокойный и даже ласковый электронный голос продолжил свое предупреждение:
«Система безопасности взломана»

Если бы кто-то выглянул из окна, то он бы увидел, как в здание безрезультатно пытаются проникнуть представители внешней охраны.
Но и в самом здании не все смогли выйти из своих помещений.
Прежде всего был заблокирован бордель.  Перекрыты были и внутренние переходы, и внешние двери.
Некоторые сотрудники Центра оказались изолированы в тех местах, где они были, с теми, с кем они развлекались.
Так что вскоре к вою сирены присоединились еще и стучащие в дверь люди, пытающиеся вырваться на свободу.

Представители Центра связи в первую очередь стали связываться с руководством данного учреждения, существующего фактически автономно.
- Мисс Грант, сколько клиентов у вас?

0

8

Она заметила, что Ли взял чашку, которая ему не предназначалась, но тут ведь дело какое — не можешь предотвратить, хотя бы сохраняй правильное выражение лица. Словно ничего не происходит. Абсолютно. Может так надо. Просто не подавай вида. Если только Наиль не поведёт себя как болван.

Он промолчал, хотя и явно опешил. Все коллективно сохраняли приличные лица, горничные среагировали правильно, Марта немного расслабилась. Правда, когда Наиль заговорил, она сделала сложное лицо, чтобы не изгибать удивлённо брови и не кусать губы в попытке не заулыбаться. Такой речи от него, вероятно, никто не ожидал. В этом был своеобразный талант — сказать всё, не озвучив конкретики и не показавшись жалким. Способ, каким это было сказано, был уже не так важен, само по себе исполнение внезапно оказалось исключительным.

— О, конечно, — она снова успокаивающе прикоснулась к его плечу. Невесомо, кончиками пальцев. Чтобы не подумал, будто она пытается схватить мальчишку.

Ли Чжоу принялся прощаться, и Марта с лёгким сердцем оставила Наиля допивать чай, пошла провожать гостя. И его абсолютно прозрачные намёки встретили только полное понимание с её стороны. Она это сделает, неважно как, неважно, какими способами, главное — результат. И он воспоследствует также неизбежно, как восход солнца.

— Одну минутку, — Марта увидела, что Ли взял с собой планшет и трость, а вот тонкой папки с документами в руках не было. — Документы остались там, на столе. Я принесу. Наиль, подожди здесь.

Она выразительно посмотрела на юношу, взглядом указала в спину Ли, имея в виду, что он должен ответить на любезное прощанье. И желательно в меру вежливо, но при этом без подобострастия или испуга. Было бы чего бояться... по крайне мере, пока что. Марта улыбнулась и пошла за документами, и уже в дверях подпрыгнула от неожиданности, как ошпаренная кошка. Тревога! Красный код опасности! Почему оповещение переключилось на какое-то ласковое мяуканье маньяка убийцы?!

Вызов от СБ пришёл практически синхронно, Марта вышла на связь, при этом успев затащить к себе пару горничных. В холле остался Наиль и Ли Чжоу, и по идее нужно было загнать сюда и их тоже. Это было бы правильно, это было бы в какой-то мере геройски. Это была бы грандиозная ошибка с её стороны. Поэтому в тот же миг Марта захлопнула и заблокировала дверь. Со стороны Ли Чжоу её несоблюдение только что выданной инструкции было бы признаком недостаточного интеллекта. Или, если говорить проще, баба-дура. А быть бабой-дурой Марта катастрофически не любила.

— Двое гостей в комнатах, один в холле и уже собирался уходить. Дополнительные инструкции будут? — Марта отвлеклась, дожидаясь ответа, и тут же распорядилась горничной. — Двойной эспрессо без сахара.

0

9

Наиль правильно понял намёк Марты, вежливо попрощался. Правда, при этом не добавил, что был бы раз снова повидаться с господином Ли Чжоу. Нет, он ничем ему не насолил, Наиль действительно слышал о нём ничтожно мало, а что слышал, то было хорошим — он не солгал. Абстрактно хорошим. Но сейчас его голова была занята более насущными проблемами, а именно — не налажал ли он? Действительно ли Марта поняла, что он хотел сказать? Не слишком ли поздно он пришёл? Стоит ли действительно ждать здесь, и если не стоит, то почему? Наконец, что это за резкий звук, от которого в висок словно воткнули тупой гвоздь, что за красный всполох со стороны коридора, почему код опасности, и почему теперь перед глазами словно накинули мелко трясущуюся чёрную вуаль с вкраплением красного?

Наиль даже не понял, что просто испугался. Он изнервничался за всё прошедшее время, ожидание смерти оказалось хуже самой смерти, ожидание продолжающегося ада — хуже ада. Ожидание расплаты — хуже самой лютой расправы. Он не заметил, как вырастил целую свору демонов, только и ждущих, чтобы пожрать его изнутри. И где-то там, глубоко, за спинами демонов, скрывался израненный другими целителями и почти отравленный лекарствами тот, другой.

Марта. Она закрылась изнутри в комнате, откуда пришла, Наиль успел только тихо охнуть, когда увидел, как она рывком втаскивает за собой замешкавшуюся горничную и захлопывает дверь. Охранники, стоявшие вдалеке, у самого перехода в другие корпуса, распределились — один кинулся куда-то в коридор, где что-то очень тихо, но внушительно лязгнуло. Второй отправился к нему со словами «Спокойно, парень» и протянул руку. Это была тактическая ошибка. Взвинченные нервы, долго удерживаемые в сжатом виде, тут же сработали, как освобождённая пружина — Наиль шарахнулся в сторону от протянутой руки охранника, понимая, что тот сейчас его схватит.

Господин Ли Чжоу не обращал внимание на происходящее, он вообще, кажется, переговаривался с кем-то по телефону.

— Да успокойся ты, — с досадой процедил охранник и повысил голос. — Быстро иди ко мне!

Наиль оказался прямо перед Ли Чжоу, стараясь держаться так, чтобы гость Марты находился как раз между ним и охранником. Опустил голову, стараясь взять себя в руки, молитвенно сложил ладони, поднял умоляющие глаза и просто сделал шаг вперёд.

— Простите, — выдохнул Наиль, вжимаясь в гостя.

Он действительно очень сожалел. Вуаль перед глазами трепетала пламенем пожара и паники, электронный голос сводил с ума. А ладони, сжимаясь вместе, ощутили сквозь шёлк волос прозрачную прохладу стекла. Эту же прохладу тут же ощутил горлом и Ли Чжоу — осколок ткнулся ему в шею, выше адамова яблока.

— Мне говорили о вас много хорошего, — повторил Наиль, вцепившись в него, как клещ. Руки не дрожали, но дрожали губы, казалось, что даже горло нервно трясётся и норовит сглотнуть. — Мне показали вас издалека и сказали, что вы — технический гений, который создал это, на моей шее. И вот это вокруг. Техника безопасности. Так вот... Немедленно выключите это. Вот это всё. Сейчас. Я не хочу причинять вам вреда. Я не...

Осколок дрогнул, всё ещё не прорезав кожу. Наиль увидел краем глаза охранника и предупредил:

— Не заставляйте меня делать это! — он резко вдохнул, стараясь не поддаваться панике и не закатывать глаза. — Отключите этот звук. Ошейники.

+1

10

Он сказал прощальные слова Наилю и тут же почувствовал вибрацию телефона. Эрвин. Что такое? Еще же 10 минут до...
- Ли Чжоу, - молча выслушал короткое сообщение Рейхсфрейгерра-Вартенслебена. Слегка прищурился от услышанного, но ответил спокойно. - Да, я понял. Уже иду.
Выделенный канал связи, никак не связанный с общей системой - напрямую связывать с местными руководителями его обязывали контракты и условия сделок. В любое время дня и ночи он мог также связаться и с Центром связи. Другое дело, что происходило это крайне редко. Сейчас же звонок Эрвина был несколько... раньше запланированного.
Он отключился и, перехватив поудобнее трость и планшет, шагнул к выходу... чтобы тут же замереть. Сигнальный проблесковый маячок над дверью, ведущей к переходу в главный корпус, вспыхнул тревожным алым, и Чжоу еще успел заметить, что Марта выполнила инструкции с безукоризненной точностью. Что ж, минус один кандидат в черные списки начальства. И все же, что-то было не то. И это самое "не то" сейчас стояло перед китайцем, сверкая на него серыми глазищами с болезненно воспаленным, но подернутым надеждой взглядом, угрожало...
"Изобретательно. Особенно интересно, где же он достал этот осколок..."
К смерти он был готов очень давно. К внезапной гибели - тем паче - еще со времен Академии и службы в полиции. Но почему же сейчас дрожащие пальцы, так отчаянно сжимающие оригинальный самопал, не только взбудоражили чувства, но и заставили... удивиться. Например, собственной реакции и смелости мальчишки. Пока тот говорил, Ли уже примерно знал, чего тот захочет. Смешно, ей богу - Чжоу смог бы сейчас на второй счет уложить пацана и помочь охране... ну, да охранять - по инструкции пложено. Но времени не очень много а любопытство никуда не деть. На что же, все же, решится этот мальчишка, если ему дадут то, что он просит?
- Вы позволите, Наиль? - он он поднял руки вверх, глядя не мигая в глаза напротив, с улыбкой медленно показал телефон. Дождавшись ответа, набрал цифры - номер телефона и код ситуации.
"Экземпляр, восхитительный. Мидзураши, видимо, у тебя отбирают пальму первенств по попыткам убить меня."
Он ответил сразу же, как девушка диспетчер взволнованно и заикаясь начала тараторить инструкции.
- Здравствуйте, Аннет. Код 18. Ошейник... - он также медленно поднял руку к шее Наиса и коснулся керамометала, - ...номер 2188. Да. Под мою ответственность. Мне нужен... целитель, - вот здесь улыбка стала уже явной, вряд ли Наиль не заметит. - Благодарю. И свяжите меня с Мэттом Уоллесом. Я жду звонка.
Страх был, но того рода, что подстегивает к азарту и действиям, а не пассивной паники.
- И что же Вы будете делать, Наиль, с полученной почти свободой?
Пальцы лишь сейчас соскользнули с шеи подопытного и вновь коснулись трости. Планшет упал тут же, на столик.
- Увы, но именно тревогу я по мановению волшебной палочки не смогу выключить, сигнализацию включили, как Вы слышали, не в "Центре". Но если сейчас Вы мне разрешите ответить на звонок - с удовольствием помогу.
Звонок вновь прервал его, и Ли, вопросительно и чуть насмешливо выгнув бровь, спросил Наиля.
- Я отвечу?
Глянул на экран - Мэтт Уоллес через Центр связи.

0

11

Внезапно вновь включились динамики, и звонкий мальчишеский альт, вибрировавший в некоторых нотках металлическими помехами, возвестил:
- Специальный выпуск новостей для резервации подопытных выхухолей "Квадрагон"! Я веду трансляцию из штаб-квартиры общества защиты животных. Я, Джек из Теней, взял на контроль вашу вивисекторскую шарашку. Если вы еще в этом не убедились, я запускаю программу, которая будет рандомно открывать и закрывать двери внутри комплекса. Не беспокойтесь, наружные двери не будут открыты. Внешняя охрана не сможет ворваться и перебить всех подопытных крысок. Они прилипли как инфузории-туфельки к границам Квадрагона, но "Блэк Мисы" не будет. А что будет? Да, вы все хотите это узнать, я вижу по вашим дрожащим губам, по вашим бегающим глазам! Крыски, бедные крыски! Я, Джек из Теней, предлагаю вам выбор...

Голос "Джека из Теней" звучал сквозь сигнал тревоги не слишком отчетливо, но внятно, - голос мальчишки, увлеченного своей игрой:
- Я наконец получил доступ к этим штукам у вас на шеях. Внимание, крыски, у вас появился шанс! Я отключаю вам эти штуки, вы свободны! Вы свободны! Хо-хо-хо-хо!
Ликующий детский смех взорвался в коридорах и почти сразу осекся. Даже сквозь модулятор прозвучали нотки замешательства:
- Я не совсем разобрался в этом управлении. Я не смогу отключить сразу все ошейники. Кому повезло - тому повезло.

Вопреки сказанному, ошейники не отключились, но все тот же электронный голос, похожий на рекреационные программы, начал обратный отсчет:
- Внимание. Отключение системы индивидуального блокирования способностей через 3 минуты. Всему персоналу: срочно принять меры, - спокойствие Будды в голосе китаянки на фоне сигнала тревоги и смысла текста выглядело откровенной издевкой. каждые десять секунд обратный отсчет напоминал: - Отключение системы индивидуального блокирования способностей через 2 минуты 50 секунд...

Наконец, Сб подтвердило запрос от Центра связи.
- Подтверждаю код, герр Ли. К сожалению, бригаду медиков выслать не можем - переходы заблокированы, - несколько секунд, и ошейник Наиля отключается. - Сообщите, герр Ли, когда целитель закончит - ситуация экстренная, поэтому мы обязаны доложить....

0

12

Почему-то Наиля зациклило на фразе «мне говорили о вас много хорошего». Да, кто-то говорил. И ещё кто-то говорил. Но самое важное, что сейчас, даже несмотря на всю вопиющесть своего поведения, Наиль внезапно преисполнился огромной благодарности к Ли Чжоу. Он не кричал, не ругался, не отбивался — неизвестно, чем бы это закончилось. Кажется, он его вообще не боялся, а проявлял разумную осторожность без лишней экспрессии.

Наиль легко заражался паникой, если рядом кто-то начинал паниковать. Агрессией, если кто-то рядом щедро ею фонтанировал. Да, он мог достаточно долго сопротивляться, но этот как сжимать пружину — чем сильнее сжимаешь, тем сильнее сопротивление, и тем резче она рванёт, стоит только отпустить. Ли Чжоу был спокоен хотя бы внешне, и этим помогал Наилю успокоиться самому, а то ещё немного, и руки начали бы дрожать.

— Конечно, — Наиль покосился на телефон и на всякий случай добавил. — Я прощу прощения за неудобства.

Он настороженно нахмурился, когда тот упомянул, что ему нужен целитель, и острый осколок стекла сильнее прижался к шее. Откуда он знает, что Наиль целитель? У него что, на лбу это написано? Марта не говорила, что он целитель, так откуда? Впрочем, может сказала, когда он не слышал, там, ещё до того, как они оба вышли из той комнаты? Сумбурные мысли мешали сосредоточиться, но Наиль уже заученным движением наклонил голову, давая ему возможность посмотреть номер ошейника. Поймал себя на том, что привычно подставляет шею для этой манипуляции, и ожесточённо укусил себя за губу. Надо же, как быстро привык...

Он напряжённо выслушал распоряжение, и снова вытянулся в струнку. Замучился отслеживать попытки охраны обойти его со спины. В самом деле, они что, идиоты, что ли? Ведь он же успеет раскроить гостю горло от уха до уха, прежде чем кто-то успеет его схватить!

— Я буду лечиться, — стушевался Наиль. — Мне нужно на это время и...

Он заткнулся. Ему было нужно много времени и много сил. Для этого было нужно много сладкого. Но, возможно, вот этой сахарницы на столе хватило бы.

— Нужно просто чтобы мне не мешали. Если для этого придётся сломать охранникам ноги, то я это сделаю. Несложные переломы без смещению не несут угрозу жизни, но обезопасят меня от их неуместных посягательств... — Наиль запутался, и пробормотал, — конечно, они могут попробовать бросить меня чем-то или выстрелить, но тогда придётся что-то сделать с их руками. Нельзя сказать, что я люблю причинять людям боль и страдания, но если слов не понимают, то придётся перейти к насильственным методам. Так будет лучше для всех. Вам же всем будет лучше, если я уберу это, — он на миг оторвал свободную руку от рубашки Ли Чжоу, и тронул пальцем свой висок.

Он не возражал. Пусть отвечает на звонки, пусть делает что угодно, ведь главное сейчас — отключить ошейник и получить фору хотя бы в час времени. По расчётам Наиля часа должно было хватить даже с учётом периодической потери сознания. Потому что если за час он не справится, то дальше уже всё будет неважно, его просто сгрузят на железный стол в морге, и этим всё закончится. Бесславно, но без жертв.

— Он ещё не отключен, — отметил Наиль. — Конечно, прощу вас, беседуйте. Главное, чтобы быстрее прекратили выламывать мне кость этим звуком.

Наиль терпеливо выдохнул. Он понимал, что в таких условиях вот так сразу, за здорово живёшь, ему ошейник не отключат. Зато внезапно затарахтевший какой-то ерундой динамик угробил всё, над чем поработало спокойствие Ли Чжоу. Наиль занервничал ещё сильнее, руки задрожали, и по шее гостя побежала тонкая стройка крови. Наиль закосил взглядом по сторонам, окончательно прилип к мужчине и испуганно переспросил:

— Как это «все»? Да даже если не все, то...

А его ошейник всё никак не отключался. Наиль только мотнул головой, мол, у вас звонок, решите эту проблему, иначе хуже будет. А потом машинально залез двумя пальцами в тот карман, где мужчине в хорошем деловом костюме положено носить платок. Собственно, платок он там и отыскал, кусочек тонкой и наверняка дорогой ткани будто сам подлез под пальцы.

— Не вырывайтесь, — сурово проговорил Наиль. — Не двигайтесь.

Он надеялся, что это звучало сурово. Как это звучало на самом деле, он не хотел даже думать. Просто сместил стеклянный нож чуть ниже, как раз над узлом безукоризненно завязанного галстука, а к порезу приложил платок. Впрочем, уже через миг Наиль разобрался, что держать платок и одновременно угрожать вскрытием горла ужасно неудобно, поэтому прижал платок к ранке острием ножа. А свободной рукой снова вцепился в своего заложника. Чтобы не геройствовал! В конце концов, о Ли Чжоу говорили много хорошего. Технический гений. Технические гении, слава всем богам, не являются боевиками — они мирно копаются в технических схемах и изобретают новые модификации велосипедов. Повезло с заложником... Спокойный и вежливый. Когда всё закончится, Наиль перед ним ещё раз извинится и попытается объяснить, в чём дело. Возможно. Если, конечно, не придётся его убивать. А потом он запоздало обиделся на неизвестного мальчишку, который орал через динамики:

— Выхухолей?!

Всё же с одной стороны жаль, что он порезал шею этому мужчине, а с другой стороны — очень удобно. От собственной циничности Наиль вспыхнул краской стыда. Но всё-таки уловил момент, когда ранка на его шее отозвалась, и можно отпускать платок.

Нож Наиль выпустил из руки, он никуда не денется, вплетённый в прядь волос, кончиком пальца стёр порез, как будто его не было. Это было очень просто. И заколебался... Отпускать этого?

— Просто не мешайте мне, — Наиль провёл рукой по собственному лицу, как будто умылся. Тут же пропали следы от зубов на губах, бледность стёрлась, как дешёвая пудра. Он прижал пальцы к виску и начал копаться в собственной голове в поисках того места, где нужно исправить недочёт. — Где-то там внутри... давит. На обследовании не нашли, но оно там. Вы не испугаетесь, если сейчас будет много крови? Не вашей.

Рыпнувшегося к нему охранника Наиль проигнорировал, только покосился в его сторону, и охранник упал на пол, сдавленно застонав.

— Просто не двигайтесь. Я закончу, и вылечу то, что сломал. Это всего лишь тонкая хрящевая полоска, соединяющая тазовые кости. Вот стоять без неё больно, да и вообще невозможно.

Отредактировано Наиль Наис (2016-11-25 10:47:35)

+2

13

Ли наблюдал, подмечал детали, делал выводы. И было в мальчишке, стоящем перед ним, нечто, что цепляло. Некий внутренний стержень и знание того, чего тот хочет хотя бы в ближайшие полчаса. А это здесь, если вдуматься, весьма ценное качество - слишком многие теряют волю, желание жить, мечты и стремления. Наилю явно досталось. От кого? Что ж, вопрос, который он обязательно задаст Марте, но чуть позже, когда это все закончится. Целителей, насколько он мог судить по спискам, в Центре было предостаточно, а ему самому вполне пригодился бы тот, кто ценит свободу и хорошее к себе обращение. Ну, на фоне того, кто оставил эти следы на парне, Чжоу был весьма бережно относящимся к своим вещам хозяином.
- Будьте уверены, Наиль - пока лично мне Вы не несете вреда, я буду лишь наблюдателем. Да и Вам, судя по всему, действительно нужно то, что Вы так желаете получить, - он глянул в сторону охраны, жестом давая понять, что все в порядке. Впрочем, тот в любом сулчае осторожничал, видя острие стекла у шеи китайца.
А тот уже слушал гудки в динамике, стараясь фильтровать то, что верещало из динамиков. Пришлось прикрыть рукой трубку, чтобы его было четче слышно, а не сигнал тревоги и верещание хакера. Мэт, к чести айтишника, слушал инструкции и, видимо, сразу приступал к исполнению, ибо наконец-то заткнулась верещалка, пусть и красная лампа у двери не перестала мельтешить. А вот Наису, кажется, становилось все хуже от того, что происходило - рука молодого целителя дернулась явно не нарочно.
"Такой вид отчаянья... убить может, но совесть потом просто сожрет изнутри , убьет в свою очередь. Останется ли он жить, или будет существовать привидением с пустотой в глазах - не важно. В любом случае, расточительством будет оставить..." - мысль улетучилась, стоило юноше прикоснуться не через бездушное стекло. ткань передает больше, чем холод "лезвия", которым не намерены убить. Ли чувствовал ранку и пальцы парня, наслаждался моментом, запретив себе обнять его и уже не отпускать. - "Квартира в городе пустует. Пожалуй, подойдет..."
Динамики с голосом вторженца вновь ожили, вызвав усмешку у Чжоу на "выхухолей". Хотя, это больше была реакция на то, как возмутился Наиль. Наверное, это действительно неприятно - слушать подобное от того, кто понятия не имеет ничего о подопытных. Ну, со стороны подопытных, по крайней мере.
А затем он лишь выгнул бровь на рухнувшего на пол охранника. Ему бы, вообще-то, просто шагнуть в коридор и закрыть дверь, оставляя холл борделя полностью изолированным, но инструкции не всегда охватывают полный спектр того, что может произойти в ЧС. Захват в заложники клиента борделя (пусть он не был сегодня именно в этом качестве, но, все же) - вполне себе неординарная ситуация. Значит, инструкции будут дополнены новой главой СБ.
Метаморфозы же, происходившие в Наилем, восхищали.
- Я не боюсь вида крови, Наиль. Делайте, что нужно. А у охраны в ЧС иные пункты действий. Меня не тревожит, что он их нарушил и попал под раздачу. И ему повезло еще, что Вы умеете исправлять то, что ломаете.
Он лишь убрал телефон во внутренний карман пиджака, отставил руку с тростью чуть в сторону, опираясь и давая простор для деятельности тому, кто угрожал вскрыть горло. Вообще, весь этот фрас можно было бы прекратить прямо сейчас, но, судя по всему, сейчас произойдет нечто интересное, а значит, можно еще подождать и понаблюдать за красивым мальчиком Наилем Наисом, который на глазах превратился в весьма красивого молодого человека. Захотелось узнать, какова его боль, что именно способно довести парня до состояния дерганного саблезубого кролика? Вот еще задачка: если дать Наилю настоящий меч, сможет ли он с ним совладать?

0

14

Как бы сильно Наиль ни был поглощён своим планом, пусть и достаточно спонтанным, он не забывал следить за поведением Ли Чжоу. Впрочем, мужчина держался спокойно, достаточно дружелюбно, не устраивал нелепых всплесков героизма. Сейчас, когда перестал терзать голову этот жуткий раздражающий звук тревоги, Наиль смог собраться с мыслями. Он всё ещё не отходил от Ли Чжоу, но перестал угрожать ему ножом. Тоже покосился в сторону охранника, вздохнул, и попросил:

— Пожалуйста, не шевелитесь. Я дам вам... обезболивающее, чтобы вы не страдали, но не нужно шевелиться, это сбивает настройки.

Он действительно приглушил боль для охранника, это было несложно, хотя и оттягивало на него часть сил. Теперь Наиль мог прижать и вторую руку к виску, стараясь понять, что конкретно мучает его там, внутри головы. От напряжения он даже приоткрыл рот. Пришлось отпустить охранника, но пока он не шевелился, боль не должна вернуться. Наиль подышал ртом, неуверенно улыбнулся.

— Скажите... вы так спокойно реагируете. Вы... действительно не переживаете, не напуганы? Мне нужна зацепка. Поговорите со мной, пожалуйста.

Ещё немного, и он бы начал просить Ли Чжоу, чтобы он просто не сбежал отсюда. Присутствие рядом человека в спокойном расположении духа снимало нервозность. Наиль нахмурился, понимая, что так ничего не сможет исправить.

— Вы знаете, иногда у хирургов случаются сложные моменты, — Наиль осторожно вскрыл кожу на виске, сама расступилась, как под скальпелем. Он интуитивно избегал повреждать крупные кровеносные сосуды, чувствуя их кончиками пальцев. — Когда рентген или УЗИ не показывают ничего ненормального, а о проблеме свидетельствуют только косвенные признаки, остаётся только пугающий пациента способ «мы разрежем и посмотрим, что там не так». Возможно, в технике тоже существует похожая проблема?

Наиль задержал дыхание. В наступившей тишине раздался выразительный короткий хруст височной кости. Со стороны, вероятно, смотрелось своеобразно — он вставил два пальца в свежую рану и медленно погружал их глубже. Кровь медленно ползла по коже вниз. Наиль болезненно поморщился. Ему было не просто больно. Каждая клеточка тела, казалось, тихо скулила от боли.

— Я не могу объяснить, как это работает...

Он подождал и снова осторожно надавил, проникая пальцами глубже. Наконец, добравшись до точки, где ощущал давление, сводившее его с ума, Наиль сосредоточенно уставился сквозь Ли Чжоу, но всё же взялся свободной рукой за его рукав. Взгляд стал пустоватым, как будто он смотрел не вперёд, а куда-то в себя, в глубину головы. Он медленно, бесконечно медленно собирал всё заново, на кончиках пальцев. Перепроверяя все ощущения. Держался за рукав, а потом, перебирая пальцами, поднял руку к виску Ли Чжоу и осторожно прикоснулся кончиками пальцев.

— Я вам ничего не сделаю, обещаю. Я просто проверяю... сверяюсь со схемой. О, вот здесь же!

Он потянул снова пальцы из хлюпнувшей кровавой раны, сращивая мелкие сосуды, восстанавливая всё в общем сходстве с образцом. Он беззастенчиво сверялся со строением этой части мозга Ли Чжоу, как школьник, хорошо знающий предмет, на всякий случай подглядывает в учебник.

— Вы представляете, — слабо выдохнул Наиль, ещё немного потянув пальцы. — Такая мелочь может свести человека с ума... Поторопился в прошлый раз, от страха. Был не в себе. И прозевал такую ерунду. А результат — аневризма. Нелепейшая смерть.

Он уже уронил руку, снова схватившись за рукав многострадального пиджака Ли, сращивал кости, на этот раз без спешки, перепроверяя, действительно ли всё правильно делает. Срастил кожу, стараясь обходиться без соединительной ткани.

— Я сейчас.

Он пошатывался от усталости, но был вполне счастлив. Отошёл к охраннику, присел рядом на корточки и положил узкую ладонь чуть выше его промежности.

— Медленно вдохните, пожалуйста, — Наиль восстанавливал то, что сломал, потом озадачено поднял брови и беспомощно посмотрел на Ли Чжоу, как будто тот мог дать ему совет. Заколебался, прикусывая губы, и снова обратился к охраннику. — Скажите, вы делали вазэктомию, или это у вас нежелательная для вас особенность состояния... ээээ... способности к зачатию? Потому что если вы делали вазэктомию, у вас там... немножко... я бы подправил. А если не делали, и хотите детей, то я бы тоже подправил, потому что если оставить так, то вероятность зачатия потомства у вас равняется, по моим прикидкам, примерно половине процента, а это очень мало. А если вы всё же делали вазэктомию, то у вас есть примерно половина процента, что она не сработает.

Он снова посмотрел на Ли Чжоу и растерянно поморгал.

— Это, наверное, звучит очень некорректно с моей стороны.

Отредактировано Наиль Наис (2016-12-04 22:53:47)

+2

15

Этот молодой человек интересовал Ли все сильнее. Интересная способность, интригующие реакции, прекрасная форма с содержимым, похоже, достойным внимания.
"Но не в дом. Пожалуй, пустующая квартира в городе хоть на что-то сгодится", - Ли понаблюдал за тем, как охранник перестает сжимать зубы до хруста эмали, явно почувствовав облегчение боли. Вообще, он бы и дальше полюбовался на это выражение на лице стража правопорядка Центра, но, увы и ах. Зато масштабы умений Наиля можно оценить вполне.
- Наиль, я так спокойно реагирую лишь потому, что видел вещи и похуже того, что Вы сейчас делаете. Некоторые даже сам делал - у меня вряд ли есть право осуждать сейчас или паниковать. Но поговорить - всегда пожалуйста. Ах, да, быть может, все же, Вам будет удобнее сесть?
Но нет, подопытный Наис остался стоять. И начинал то, ради чего, видимо, затеял все это, включая фарс с угрозами.
"Нет, определенно, я ему, все же, выдам меч и посмотрю, что он будет с ним делать. Наверняка найдет оригинальное применение. Или же откажется брать."
- Медики, полицейские, учителя, инженеры - сложные моменту бывают у всех, но обычно именно медики, и, пожалуй, полицейские службы подвержены наибольшему психологическому давлению, - одновременно с поддержанием немудреного разговора, Ли с неподдельным восхищением наблюдал, что вытворяет Наиль с самим собой. Да тут и делать ничего не придется! Сказка, а не подопытный! И все же, Ли старался не мешать юноше и не делать резких движений - сейчас Наилю явно не нужны отвлекающие внезапности. Оставаясь неподвижным, он тщательно следил за тем, насколько бледным становился Наиль по мере продвижения процесса лечения. Это напоминало хилеров в Филиппин - без скальпеля и антисептиков вытворять подобное могут лишь те, у кого действительно есть способности высшего порядка.
- Соглашусь, пожалуй: да, имеется. Обычно лишь высококвалифицированные специалисты могут неким внутренним "чутьем" обнаружить такую проблему. Хотя, надо сказать, у техников, все же, куда как реже возникают такого плана преграды. Организм же не машина.
Он уже для подстраховки завел за спину молодого человека руку, готовый в любой момент поймать мальчишку, если тот начнет терять сознание или слишком ослабеет, чтобы держаться на ногах. Бледность, это выражение лица, чуть искаженное болью, пальцы и часть лица в крови... Чжоу каждую деталь смаковал, наслаждаясь. И когда мальчишка вцепился в него второй рукой, внимания китаец на это не обратил. Он мог бы помочь юноше - акупунктура была универсальным средством, даже в таких сложных случаях, - но не был уверен, что это вмешательство будет полезным сейчас.
- Вряд ли сейчас стоит распыляться на объяснения, Наиль, - он контролировал голос чуть более, чем полностью, давая парню как раз то, что тому нужно было: отвлечение, сильные нотки, удерживающие на поверхности почти силой, но без ярких доминант, чтобы не сбивать настройки сложнейшего процесса. Ли же получал взамен зрелище, которое здесь и не каждый ученый наблюдал, наверняка. - Я уже сказал, Наиль: делайте то, что должно, что нужно. И не изображайте героя, я держу Вас, - рука за спиной парня вроде бы мягко обняла, но теперь давала опору, напряженному сосредоточенному на выскребании остатков сил для завершения "операции".
А пальцы у Наиса холодные. Это не слишком хорошо - Чжоу не слишком много знал о целителях, но, судя по всему и следуя логике, этот лекарь уже был на грани своих возможностей, своего лимита. Чжоу глянул на столик, не повернув головы: там все еще был горячий чай в чайнике и что-то из сладкого. Пригодится вскоре, видимо. Он улыбнулся уже заканчивавшему герою дня, поддерживая его за талию, давая сверяться со своим... мозгоустройством.
- Что ж, в какой-то мере могу теперь гордиться тем, что стал калькой для части Вашего мозга, Наиль, - с плохо скрываемым юмором в голосе, он, все же, отпустил решившего закончить до конца все, что начато, Наиля. И пока тот беседовал с охранником о целесообразности восстановления детородных функций семенных канатиков, Ли, даже не почесавшись в сторону запачканного пиджака, налил чай целителю. Подумал, добавил сахар туда, размешал аккуратно, развернул что-то типа конфеты или небольшого батончика из немудреной обертки, больше похожей на "вазочку" из фольги. А охранник, тем временем, видимо, шокированный поведением подопытного, согласился на восстановление дисфункции. Ли выгнул бровь. усмехнулся, налил чай и себе тоже.
- Ничуть. Каждый должен делать все, что в его силах, чтобы оставаться собой. Это заложено в Вашей природе, Наиль - сострадание. Даже если Вы причиняете боль, Вам самому это не доставляет удовольствия. Я прав?
Он понаблюдал за процессом восстановления охраны, чувствуя, как восторг наполняет тело - ощущение, когда мальчишка был в его объятиях, все еще оставалось с ним. И элемент неизвестности (парню вполне могло придти в голову сделать кашу из мозгов Ли) стал не последним фактором, поспособствовавшим этому восхитительному ощущению. Но сейчас было важно еще кое-что.
- Наиль, Вам нужно сесть. Или лечь. Вы бледнее самого себя до отключения ошейника.
Он прошел к парню, подал ему руку - не сможет встать сам, значит, понесет. Охраннику дал знак - не вмешиваться. Не хватало еще раз слушать тут вопли. Впрочем, тот словно бы отвлекся на какое-то сообщение в наушнике внутренней связи. Ли прищурился.
- Что там? - а вот это уже почти приказ, хоть и официально Ли не имел на это права. Но еще сильнее побледневший охранник, лишь мотнул головой. - Понятно.
Что-то случилось, что-то, что в достаточной степени конфиденциально, чтобы эта информация не достигала ушей подопытных. В общем, в итоге он просто подхватил на руки Наиля и, сделав несколько шагов, усадил того на диван, сунув в руки чашку с чаем.
- Пейте.
И вот тут уже было слышно, что возражения не принимаются. Чжоу же думал о том, усыпляющий газ должен был еще минуты три, как быть распылен. Какого черта они тут все всё еще бодрствуют?

Отредактировано Ли Чжоу (2016-12-13 14:06:33)

+1

16

К счастью, жертва даже и не подумала считать себя жертвой — Ли Чжоу со всей ответственностью начал говорить, держался спокойно. Наиль запоздало почувствовал к нему глубокую благодарность. Действительно, нужно было умудриться, чтобы не сбить настройки и даже помочь. Охранник тоже попался сообразительный, не брыкался, угрозами не сыпал, безропотно предоставив целителю возможность поправить всё, что требовало починки. Ну а вазэктомия... его личное дело. Наиль напоследок исключительно из альтруизма аккуратно растёр в песок камешек, который у охранника как раз примерился закупорить мочеточник, и непременно причинил бы ему боль буквально завтра. А так выйдет песком. Тоже неприятно, но хотя бы не больно.

А вот протянутую Ли руку Наиль не поймал, хотя действительно пытался. Он просто не смог сам поднять собственную руку, хотя очень старался. Думал, что выдохся окончательно, но уже спустя миг выяснилось. что силы напряжённо окаменеть в чужих руках ещё хватало.

— Пожалуйста, — шёпотом начал Наиль, подавившись продолжением фразы. «Пожалуйста, не надо». Вместо чего-то там ужасного его сгрузили на диван и вручили чашку с чаем. Двумя руками он донёс её до рта, стараясь не расплескать, сделал пару глотков, выдохнул.

Да, вы правы, — с опозданием, но ответил на вопрос. — Я не люблю причинять боль. Не люблю, но... иногда без этого никак не обойтись.

Он поставил чашку, и незаметно для себя проглотил что-то сладкое из развёрнутой шелестящей бумажки. Вкуса не почувствовал совершенно, но стало легче дышать. Наиль даже смог оторваться от спинки дивана и сесть вплотную к столу. Он придвинул к себе сахарницу, взял ложку и начал быстро есть сахар, как будто это была каша или какой-то десерт. Сахар запивал чаем, не ждал, пока растворится, просто глотал, морщась от неприятного царапающего ощущения в горле. Виновато покосился на Ли Чжоу, прекрасно понимая, что зрелище совершенно неэстетичное, но рот был занят. Уничтожив полную сахарницу, Наиль прислушался к себе, вытер губы тыльной стороной ладони и снова тщательно вслушался.

— Логически, — тихо протянул он. — Если образцом были вы, то я теперь должен знать, как действует система безопасности?

Он покопался в голове и никаких знаний в этой области не отыскал. Возможно, они ещё не выкристаллизовались. Или просто не должны были передаться. Возможно, если он хорошо подумает, то его внезапно осенит. А может это просто глупая мысль. С чего он взял, что скопировав расположение нейронов он унаследует от образца и информацию, которая там хранится? А она вообще в нейронах хранится? Вроде нет.

Ли Чжоу явно чего-то ждал, но, кажется, не от него. Наиль осторожно покосился в сторону двери, за которой скрылась Марта, и нервно размял пальцы.

— Она там, наверное, напридумывала себе разных ужасов, что я вас тут на фарш перекрутил, — покаянно вздохнул он. — Вообще я просто хотел договориться с мадам Мартой, предложить взаимовыгодное сотрудничество. Она не продаёт меня звер... — он запнулся и снова побледнел, как полотно, суеверно прикусил язык и стушевался. — Тем. Которые. Ну, вы понимаете. А я взамен не брыкаюсь с остальными.

Это было трудно вообще себе представить, но Наиль полагал, что справится. Не сложно убедить себя в том, что можно справиться. Главное, чтобы не опять.

Сахар, казалось, впитался в кровоток, не добравшись до желудка. По крайней мере, сейчас Наиль чувствовал себя уже лучше. Серьёзно лучше. Откинул назад волосы и подпрыгнул на месте от резкого стука — стекло лязгнуло по деревянной окантовке спинки дивана. Вот ведь, нервы совсем ни к чёрту, сердце колотится, как заячий хвост.

— Что? — он испытующе уставился на Ли Чжоу. — Что должно случиться и не происходит?

0

17

Он наблюдал за юношей, поглощавшим сладкое в количествах, от которых любая девушка уже пришла бы в ужас, и это... умиляло. Даже не понятно, что больше заставляло разглядывать Наиля и дальше: его совершенное лицо с неподражаемым, абсолютным выражением вины и жертвенности (интересно, он сам-то осознает, насколько опасно так смотреть на мужчин здесь?), или же та почти детская непосредственность, с которой он уплетал сладости? Улыбнувшись вопросу, Ли все же, сел. Не на тот же диван, но в кресло, стоявшее рядом. И наконец-то заткнулась сирена. Даже перестали мелькать алые всполохи пожарки.
- Ну, хирурги тоже причиняют боль, чтобы потом стало проще. А если Вы о самозащите, - он пожал плечами, - это тем паче нормально: добро должно быть с кулаками. Не находите, Наиль?
А что такого? Они просто ведут беседу за чашкой чая, пусть вокруг и не слишком подходящая обстановка. Но с юношей он бы и правда побеседовал еще... о многом. Тем более, что тот далеко не глуп. Тихо рассмеявшись, он отсалютовал чашкой Наилю - респект за идею, как говорит нынешняя молодежь.
- Вряд ли, Наиль. Память - это не только синоптические связи в голове у того, кого Вы взяли за образец, - он сделал глоток уже остывшего, но, все же, еще теплого чая, вздохнул, отставив остатки. - Думаю, Вам понадобилось бы куда больше времени, чтобы скопировать их с той ювелирной точностью, что вырисовывалась годами и десятилетиями в моем случае. Но мысль весьма интересная. Если подумать, вероятно, Вы смогли бы и полностью скопировать меня, вплоть до внешности?
Он глянул на мобильный - сеть словно глушилась чем-то, хотя именно на счет связи он был уверен. С другой стороны, это говорило о том, что хоть что-то пошло так, как планировалось. Что ж, в приятной компании ожидать несложно. Самое смешное, что именно этого подопытного не хотелось "воспитывать" - он вполне понимал, что к чему, знал свое место, что и подтвердил своими словами о цели визита к Марте. Ли поднял бровь, глянул в сторону перегородки, за которой теперь находилась заведующая этим отделом.
- Вряд ли. Быть может, несколько беспокоится за нас с Вами, но, думаю, Вы не совсем справедливы к отношении мисс Грант - она умная женщина, которая знает, кто и чего стоит. Вы правильно сделали, что решили обратиться з защитой именно к ней - она, думаю, оценит.
"Тем паче, что защиту тебе уже обеспечили..."
Нет, все же, Наиса хотелось мучить совершенно иначе, чем того же Мидзураши. Нежно, долго и почти без боли. Почти.
- А Вы наблюдательны, Наиль. Скажем так, мы с Вами уже примерно так седьмой сон должны видеть. Но не видим. Или наш невидимый анонимный друг добрался до сердца системы, или же система требует доработки. Впрочем, очевидно, что требует.
И вновь ожил телефон - внутренняя связь Центра.
- Да? - молча выслушав ответ диспетчера, Чжоу лишь прищурился и хмыкнул. - Зачем Вы мне это докладываете? Я здесь сейчас на положении гостя, а инструкции пишутся для всех. Одинаковые. Просто запускайте уже.
Нажав отбой, он сдержался от того, чтобы приложить пальцы ко лбу. Совсем недавно именно такие вот действия привели к побегу одной весьма ушлой девчонки. Зачем тратить время на доклады, когда они не нужны? ОН посмотрел долгим взглядом на Наиля - тот казался более расслабленным теперь, пусть и все равно безумно уставшим. Китаец встал, пересел к юноше, стараясь, чтобы движения были плавными, без резких неожиданностей.
- Пожалуй, Вам стоит отдохнуть, Наиль. И да, - он обнял парня скорей уж покровительственно, чем с подтекстом сексуальным, пусть и в борделе это все равно выглядело весьма однозначно, - прекратите себя грызть за собственный дар, - это он уже почти шептал, притянув к себе парня, не давая тому даже попытки сделать на отстранение - сильно, но без боли. - Вы его не просили, насколько понимаю, а убийцей Вас никак не назовешь. Спите.
Он и сам уже готов был сомкнуть веки - наконец-то сработала защита от дурака, в комнате распылялся газ. Охранник у двери уже был в противогазе, видимо, ему дали код предупреждения. И все же, Чжоу еще успел коснуться волос Наиля, провести по ним и по его щеке пальцами прежде, чем лечь, утянув за собой и подопытного. Уж засыпать, так не в глупой позе. Молодому человеку уже явно все равно, что он лежит на мужчине, расслабленно и даже улыбаясь, а вот Чжоу это чувствовал даже сквозь отяжелевшее сознание и телом.
Впрочем, уже через несколько секунд он тоже заснул, так и обнимая свою "добычу".

0

18

О том, чтобы воссоздать чью-то внешность, пользуясь собственным даром, Наиль даже не думал. Это предположение так поразило его, что пришлось приложить определённое усилие для того, чтобы не сидеть с открытым ртом, как дурак на ярмарке.

— Вот что нужно было сделать, — наконец прошептал он. — Просто сменить внешность, радикально, ведь это же так просто!

Просто-то просто, но... Он быстро просчитывал способы, и наконец пришёл  неутешительным выводам.

— Вот если, предположим, — неуверенно забормотал он, протянув руку, но не дотрагиваясь до его лица, — вот даже просто повторить разрез глаз, это же... это пластика век. А я ведь только если... Без обезболивающих препаратов? Либо смерть от болевого шока, либо обморок от него же и обширные кровопотери. Так-то если изучить нервную структуру и обезболить... у меня не хватает образования, я ведь не медик.

От этого Наиль даже увял и поэтому упустил момент, когда Чжоу незаметно переместился с кресла на диван рядом.

Рот говорил как бы сам по себе, а Наиль исподтишка изучал Чжоу, при этом аккуратно и почти незаметно подбирая ноги, чтобы при необходимости сорваться с места и успеть спастись бегством. Но мужчина вёл себя очень спокойно, как будто ему действительно ничего не нужно. Впрочем, да. Наиль спохватился: это же не клиент, это же по делу человек пришёл! Почему бы ему просто не поговорить и не пообщаться?

Телефонный звонок отвлёк Чжоу, и Наиль получил возможность рассмотреть его ещё внимательнее, вовремя сделать вид, что смотрит в чашку, когда тот закончил разговор. И на рекомендацию отдохнуть Наиль кивнул — сложно не согласиться с разумным доводом, тем более что и в душ надо бы, крови-то сколько, и вообще, засиделся, неприлично. Примерно на этом этапе размышлений Наиль начал вставать, и сам не понял, как оказался сначала в объятиях, а потом и уложенным в довольно пикантную позицию. Нёс бы Чжоу скабрезности, Наиль, пожалуй, справился бы с внезапно посетившей его сонливостью. Он был вооружён, до сих пор, и кто сказал, что при необходимости не сможет пустить в ход свой дар, который ему сейчас предлагали не порицать и не испытывать вины?

— А если вы не правы? — серьёзно спросил Наиль и потянулся к осколку в волосах, исключительно в целях безопасности. Нашёл, сжал пальцами, а вот встать так и не смог. И пальцы разжались сами. Он ещё краем сознания беспокоился о том, что это очень вульгарно, вот так лежать на ком-то, пусть даже это и крайне приятный собеседник. Последняя мысль была довольно успокаивающей, хотя и глупой — «последнее время я совсем исхудал, поэтому я не тяжёлый». И глупость эта была до такой степени очевидна, что Наиль засмеялся. Правда, где-то в глубине души. Он спал и улыбался, так часто бывает — снится, что кричишь, а на деле едва стонешь. И не бежишь, а в лучшем случае подёргиваешь ногами, а в худшем — месишь ногами простыню, пока она не собьётся в неудобный ком. Оставалось надеяться, что охрана каким-то образом расставит все точки над ё, и никто не решит, что Наиль прирезал не в добрый час заглянувшего к Марте на огонёк Ли Чжоу. Слишком красноречивыми были красные подсыхающие пряди волос, сразу и не поймёшь, то ли волосы в крови, то ли это гость борделя активно истекает кровью.

0

19

Таймлайн: на момент описываемых событий хакерская атака в "Центре" блокирована
Система в борделе уже несколько минут, как была полностью изолирована от общей, а значит и действовала по заданному алгоритму, невзирая на внешнюю атаку. Сначала включились распылители специального газа, почти мгновенно усыпляющего всех, кто не имел при себе спецсредств защиты дыхания, а затем в течении двадцати минут воздух постепенно очищался, приходили в норму система сигнализации о тревоге, также системы блокировки дверей и вентиляции. Ровно через 25 минут с момента начала поступления газа в заблокированные комнаты, над дверями, включая ту, что вела в комнаты персонала и техпомещения, куда были эвакуированы Марта и ее горничные, загорелся зеленый сигнальный знак. Это означало, что в помещении за бронированным стеклом теперь абсолютно чистый воздух и безопасно. Собственно дверь открылась автоматически, отъехав в нишу в стене, а внутрь холла уже быстро заходили охранники с наведенным на Наиля оружием и медики с каталками.
Еще через пару минут и гостя, и подопытного, как и остальных посетителей в комнатах и подопытных с ними уже определили в реанимацию или комнаты подопытных. Некоторых - в карцер.
Наиля Наиса после введения ему всех необходимых лекарств и осмотра, а также конфискации импровизированного оружия отправили в его комнату. Еще не пришедшего в себя парня оставили на кровати, но у двери выставили охранника. Своеобразный "домашний арест" без права общения с кем-либо и едой в комнате.

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 18.08.2013 — Осторожно, саблезубая ромашка!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC