За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 18.08.2013 — Взвейтесь кострами, синие ночи! ©


18.08.2013 — Взвейтесь кострами, синие ночи! ©

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время и дата: первая половина дня 18 августа

Место: комнаты подопытных, коридоры, точка встречи — спортзал.

Участники: Вэл Марено, Роу Кинни, Ичимару Акира.

Краткое описание: в рамках квеста "Сбой системы".

0

2

Хорошие новости — всегда хорошие новости. Хорошими новостями приятно делиться с тем, кто их не просто разделит, а увеличит. Вэл покачнулся, как пьяный. Удивительное свойство радости! Вот если взять для примера горе — горем делятся, чтобы его уменьшить. Горе проще нести, разделив его с кем-то. Радость — иное. Радость это особая материя, если ей делиться, она не уменьшается, а увеличивается! Радоваться в компании с кем-то — вдове круче! А кто может разделить радость пирокинета, которому пообещали свидание с огненным озером?!

Вэл искал Роу. Он получил подтверждение, что активные эксперимент с обоими пирокинетами будет на следующей неделе. Да, на полигоне, после того, как его протестируют на жаропрочность и подготовят эксперимент, но...

Роу как сквозь землю провалился. Вэл обошёл весь Центр, очень серьёзно спрашивал у охраны, его посылали... в общем, иногда совершенно безадресно посылали, но в конце концов настойчивость дала своё. Он убедился, что Роу не где-то в лабораториях, и ему указали на спортзал.

Вэл даже дал себе по лбу: ну действительно, а где ещё? Туда и примчался, едва не с порога выкрикивая:

— Роу, ты тут?!

В спортзале было пусто, но кто-то плескался в душе, и Вэл решил просто подождать. Вот и ждал, как умел — решил избить ни в чём не повинную грушу. Ей всё равно, а он выплеснет немного радостное возбуждение.

0

3

Пожалуй, то состояние, в котором пребывал Роу после памятной встречи в саду, можно было сравнить с состоянием влюблённого, который получил подтверждение того, что нежные чувства его взаимны, и который отсчитывал часы до следующего прекрасного свидания.
Ну, или, если уж быть более точным - скорее это походило на блаженный экстаз фанатика, встретившего другого такого же сектанта и ожидающего запланированного совместного жертвоприношения в заброшенной церквушке посреди леса.
Да. Пожалуй, такое сравнение здесь подошло бы больше.

Роу был... умиротворён. Ещё более умиротворён, чем обычно. В его воображаемом пылающем мире в эти дни распускались огненные цветы, пожирающие землю. Летали беззаботные огненные бабочки, убивающие всё живое. Испепеляющими арками в небе вырисовывались плазменные дуги взамен волшебной радуги. Над огненным морем - к нему Роу в фантазиях питал особую нежность - романтично тлело багровое зарево, предвещая смерть, разрушения и, как ни странно, счастье.
В общем, если внешний, реальный мир и пытался как-то к Роу в эти несколько дней пробиться, то успеха явно не возымел: он пребывал сознанием где-то не недостижимом для простых смертных уровне.
Где он бродил в это время, чем он был занят - он не знал и сам, и ему было всё равно. Реальность не горела, искры не летали вокруг жалящими светлячками, солнце не торопилось слиться с Землёй в страстных последних объятиях, а значит, внимания Роу действительность не стоила.

Что он делал в спортзале? Он смутно помнил энергию, рвущуюся из тела прочь, необходимость куда-то её выплеснуть - хотя бы по капле, хотя бы частично. Кажется, он бездумно бил грушу, или бегал, или - чёрт знает, что там ещё. Он не зафиксировал это в сознании. Потом он помнил душ: ледяная вода - и сразу почти кипяток, а затем - снова ледяная, и так по кругу. Контраст приводил его в восторг: после холода жар ощущался только сильнее.
Призыв сквозь шум воды он не услышал. Так и вышел - мокрый, не утруждаясь вытиранием, босиком, в одних штанах - футболка осталась лежать где-то в зале, и он не стал её искать.
Потому что тут было кое-что поважнее футболки. Поважнее чего бы то ни было.

Тут был Вэл.
Долгожданное свидание. Долгожданная встреча сектантов. Вэл не стал бы искать его просто так: хватило одного взгляда на его лицо, чтобы предвкушение хороших новостей нетерпеливо закололо в груди. Восприятие мгновенно переключилось с внутреннего на внешнее - Вэл был определённо лучше, чем воображение. Вэл воплощал обещание.
- Ты договорился? - спросил он сразу же, подходя ближе. - Нам дадут потанцевать?
Без футболки шрамы от ожогов, покрывающие его тело,были куда заметнее и обширнее.

Отредактировано Роу Кинни (2016-11-12 04:41:33)

+1

4

Когда Вэл практически поверил, что они с Роу банально разминулись, выяснилось, что это именно он плескался в душе. И сейчас вышел мокрый и полуголый, и сразу видно — обрадовался. Чёрт. Приятно-то как.

— Ага, — просто ответил Вэл, но сам от удовольствия даже нос сморщил. — Я даже не знаю, я договорился или просто угадал с временем. На следующей неделе. Возможно, это и без моей беготни собирались, и даже наверняка, но вот что есть, то есть. на следующей неделе. Ты готов?

И он рассмеялся, приобнимая Роу за плечи. С неудовольствием почувствовал, как футболка тут же местами промокает, отстранился и схватился за бок.

— Ты намочишь меня. Вернее, не меня! Я принёс тебе глупый подарок. Он очень глупый, и очень маленький.

Вэл зажал это в кулаке и тогда уже снова засмеялся. Сам не заметил, как трогает шрамы от ожогов. А что такого? У него самого  таких — сколько угодно. Он прекрасно знает, что такое ожоги, как они отличаются друг от друга, с какой скоростью заживают в зависимости от температуры пламени и времени воздействия.

— Но ты должен брать его сухими руками, иначе он испортится.

Потанцевать. Почему это звучит так забавно и так многозначительно? Два пирокинета собирались потанцевать. Дуэтом. И для этих танцев требуется серьёзная подготовительная работа.

— Да, там как раз дописывают планы по проведению эксперимента, нам будут мешать датчики и повышенные меры безопасности, но мне кажется, что это мелочи. Сам факт куда важнее, тем более что попутно мы же будем тестировать новую противопожарную систему.

Вэл выразительно покусал губы. Он не верил, что есть достаточно эффективная противопожарная система против того, что он мог сделать даже в одиночестве. А вдвоём с Роу? Хотя, он первый будет рад, если умным техникам удастся создать что-то эффективное, в конце концов, он работал с лучшим пожарным расчётом, разве не так?

— Вот...

Вэл вытер ладонь Роу об свою футболку и вложил ему в руку маленькую бумажку, свёрнутую в невнятный пакетик.

— Не сгибай. Сломаешь спичку. Это до такой степени пустяковый подарок, что даже стыдно, но может быть, с ним тебе станет легче ждать? Спичек было две... одну зажёг я, когда мне было очень плохо. Вторую я принёс тебе. Там кусочек чиркалки от коробка и спичка. Всего-то. Уж прости. Я просто хотел сделать тебе что-то приятное.

+2

5

На следующей неделе. Ещё немного, значит. Жаль, что не сейчас - но хорошо, что близко. Готов ли он был? Вэл действительно спрашивал это? Готов ли? Ни к чему в жизни он не был готов больше, чем к грядущему танцу.
Он схватил его было, притянул к себе - но Вэл вывернулся из хватки. Подарок? Ему? Роу был озадачен. И удивлён: никому ещё не приходило в голову дарить маньяку-пироману... да вообще хоть что-нибудь.
- Подарок? - переспросил он непонимающе.
Ну, то есть, он в курсе был, что люди, бывает, дарят друг другу подарки. Но до этого дня это знание не особо было применимо к нему самому: его даром людям был огонь, их же - наслаждение, которое он получал в процессе вручения первого дара. И он искренне полагал этот обмен честным и выгодным. От Вэла же ему достаточно было и того меньше: вечных отблесков солнца в карих глазах, страсти к пламени, которую тот с ним разделял, и согласия на бой.
Роу нетерпеливо мотнул головой, не отрицая, но соглашаясь: мелочи, всё мелочи - безопасность, эксперименты, датчики, всё ерунда, не заслуживающая внимания. Разве могло что-то из этого им помешать? О, никогда!
Он вытер руку об штаны, что не сильно помогло, по правде, учитывая, что штаны были надеты на мокрые ноги и впитали с них влагу - что ж, Вэл предоставил свою футболку в помощь. И что-то в его ладонь положил.
Подарок, а?
Концепция этого была для Роу всё ещё нова.
Но тут он услышал слово. Спичка.
Спичка, маленький кусочек будущего пламени. Будто законсервированный глоток спасительного воздуха для того, кто живёт в условиях постоянного кислородного голодания. Несколько капель воды для скитальца по иссушенной пустоши. Одно сохранённое на будущее мгновение настоящей жизни.
Вот что такое спичка. Вот что Вэл подарил ему. В кончиках пальцах Роу, которыми он бережно держал бумажный свёрток, закололо точно так же, как бывало, когда он готов был вот-вот прикоснуться к открытому огню.
Он не стал тратиться на "спасибо" и прочий вежливый словесный мусор. Просто притянул свободной рукой Вэла снова, одним рывком - и жадно поцеловал, с таким пылом, как будто подарок ему через этого человека сам огненный дух передал.
Пожалуй,  из всей его жизни сейчас он был наиболее близок к тому состоянию, которое у обычных людей описывается словом "растроган". На его собственный манер.

0

6

>>>...<<<

Время — 14.00

Включилась цветовая сигнализация, окашивающая стены коридоров в красный цвет.
«Тревога, тревога»
Металлический голос разнесся по всем помещениям Центра.
«Код опасности — кра...»
Слова замерли на полуслове. Динамики захрипели, после чего другой, более спокойный и даже ласковый электронный голос продолжил свое предупреждение:
«Система безопасности взломана»

Если бы кто-то выглянул из окна, то он бы увидел, как в здание безрезультатно пытаются проникнуть представители внешней охраны.
Но и в самом Центре не все смогли выйти из помещений.
Прежде всего был заблокирован бордель.  Перекрыты были и внутренние переходы, и внешние двери.
Некоторые сотрудники Центра оказались изолированы в тех местах, где они были, с теми, с кем они развлекались.
Так что вскоре к вою сирены присоединились еще и стучащие в дверь люди, пытающиеся вырваться на свободу.

0

7

Акира сегодня, признаться, изнывал от скуки. У него почти не было "заказов" и он выполнил все те, что были до сего дня. Прям непруха какая-то. Зато, избежал встречи с Ференсом, одновременно вздохнув в облегчением и разочарованием - с этим обдолбышем всегда было весело, но именно нынче совсем не было настроения изворачиваться на счет наличия спичек в трусах - он как раз шел отдавать две заказанные спички стихийнику Вэлу, парню со всех сторон прекрасному, но уж больно замороченному. Зачем этому пироману понадобились источники огня, Ичимару и думать не хотел, не его это дело. Было предположение, что пирокинет просто скучает по родной стихии (в отличии от Акиры, который мог наслаждаться воздухом каждый вдох), но строить догадки на счет чужих желаний - пустая трата времени. Проще спросить.
В итоге, проболтавшись в поисках "клиентов" во всех доступных помещениях, он пошел в тренажерку - хотя бы тело занять, раз уж не мозги или язык. Хотя, вот уж язык-то всегда найдется, чем занять, хах! Собственная пошлая мысль выдавила из японца смешок. Он подмигнул охране у двери на входе и шагнул внутрь сосредоточения местного "в здоровом теле - здоровый дух". И тут же заулыбался довольно, словно видел не жаркий поцелуй двух пирокинетиков, а целуя сцену с горячим сексом. И у второго из них (первым был все тот же утренний клиент, Марено) держал в пальцах знакомую упаковку. Хорошо, что охрана с этого ракурса не увидит.
Роу ему тоже нравился. Акире вообще нравилось все, что выходило за рамки привычной нормы. А шрамы, что украшали тело рыжего маньяка, были прекрасны сами по себе. Что уж говорить о их восхитительном симбиозе с Кинни. И Акира не удержался, проходя мимо увлеченной парочки, провел по "рекам" шрамов на руке Роу пальцами, а затем так ненавязчиво, но очень даже ощутимо жамкнул за задницу Вэла.
- Красавчики, третьего возьмете к се... Э?..
Он вздрогнул от звука взвывшей сирены. На его веку здесь бывали учебные тревоги, но никогда - красные. А затем, словно кто-то тумблер переключил, и женский голос начал медитативно-плавные слова, от которых на затылке волосы дыбом встали. Акира моментально покосился на охраны в дверях, тут же закинув руки за голову - правила этой игры он знал прекрасно.
- Все-все, знаю, руки за голову, стоять спокойно.
С улыбкой прочитал "инструкцию" и глянул на парней.
- Хэй, Роу, ты чего? Тебе ж в прошлый раз прилетело за промедление.
"Что-то не так в этот раз с сигналом. Это прикол такой от местной СБ или..." - о возможности сбоя всегда безупречной системы местного контроля всех и вся Акира даже думать не хотел. Нет. он, вроде бы, давно уже тут "свой в доску", но при случае хотел бы побывать там, на свободе. С другой стороны, дураком он не был - любая попытка побега здесь даже в ситуации, подобной этой опустит его на пару пунктов ниже того положения, в котором он сейчас находится. А это значит, что содействие - лучший способ не быть придурком.

0

8

Охранник в дверях, стоило лишь врубиться тревоге, тут же наставил на парней дуло парализатора.
- Встали на колени, ко мне спиной, руки за голову! - четкие приказы и ни тени сомнения в голосе. Впрочем, напряжение все равно сквозило в нем. Он вызвал по внутренней связи дежурку. - У меня три стихийника в тренажерке, - ответ был получен немедленно - ему на подмогу выслали еще надзирателя и охранника. - Жду.
Не снимая с прицела парней, он переместился так, чтобы встать в проеме дверей и держать в поле зрения всех троих.
- Без глупостей, иначе...

Внезапно вновь включились динамики, и звонкий мальчишеский альт, вибрировавший в некоторых нотках металлическими помехами, возвестил:
- Специальный выпуск новостей для резервации подопытных выхухолей "Квадрагон"! Я веду трансляцию из штаб-квартиры общества защиты животных. Я, Джек из Теней, взял на контроль вашу вивисекторскую шарашку. Если вы еще в этом не убедились, я запускаю программу, которая будет рандомно открывать и закрывать двери внутри комплекса. Не беспокойтесь, наружные двери не будут открыты. Внешняя охрана не сможет ворваться и перебить всех подопытных крысок. Они прилипли как инфузории-туфельки к границам Квадрагона, но "Блэк Мисы" не будет. А что будет? Да, вы все хотите это узнать, я вижу по вашим дрожащим губам, по вашим бегающим глазам! Крыски, бедные крыски! Я, Джек из Теней, предлагаю вам выбор...

Голос "Джека из Теней" звучал сквозь сигнал тревоги не так отчетливо, как прежде, но внятно, - голос мальчишки, увлеченного своей игрой:
- Я наконец получил доступ к этим штукам у вас на шеях. Внимание, крыски, у вас появился шанс! Я отключаю вам эти штуки, вы свободны! Вы свободны! Хо-хо-хо-хо!
Ликующий детский смех взорвался в коридорах и почти сразу осекся. Даже сквозь модулятор прозвучали нотки замешательства:
- Я не совсем разобрался в этом управлении. Я не смогу отключить сразу все ошейники. Кому повезло - тому повезло.

Вопреки сказанному, ошейники не отключились, но все тот же электронный голос, похожий на рекреационные программы, начал обратный отсчет:
- Внимание. Отключение системы индивидуального блокирования способностей через 3 минуты. Всему персоналу: срочно принять меры, - спокойствие Будды в голосе китаянки на фоне сигнала тревоги и смысла текста выглядело откровенной издевкой. каждые десять секунд обратный отсчет напоминал: - Отключение системы индивидуального блокирования способностей через 2 минуты 50 секунд...

В этот момент у одного из операторов сдали нервы: вместо ввода кодировки на активацию парализаторов внутри трех ошейников у стихийников в тренажерке, он ввел код отключения устройств. Попутно отключали ошейники у трех контрольных подопытных с неопасными способностями (слабого эмпата, телепата и сканера), и система, одновременно обрабатывая данные, на фоне взлома, заблокировала обратное включение ошейников у стихийников.

- Б*ядь... - коротко и емко выругался охранник уже слыша за спиной шаги подмоги. Но в наушнике внутренней связи вдруг послышался мат и приказ.
- Мать твою! Идиот Мэнс коды не те ввел вместо шокеров! Вырубай их, Скотт! У них ошейники вырубились!
- Вы еб*анулись там?!!!
Однако охранник по имени Скотт, еще успевший неприятно удивиться и покрыться испариной, но среагировавший почти на рефлексах, моментально навел прицел уже более конкретно - на Вэла Марено, - начиная давить на спуск парализатора.

+1

9

Дарить приятнее, чем получать. Эту нехитрую истину Вэлу вложили в голову ещё в детстве. И не то, чтобы у него была возможность много сравнивать... Нет, он не жаловался, но при церкви подарки не водились. Впрочем, на работе было принято сбрасываться и по дням рождения что-то покупать виновнику торжества. Именинник при этом должен был накрыть на стол, пусть немудряще, но накрыть. Получалось примерно равноценно. Наверное, было грешно быть неблагодарным, но у некурящего Вэла не получалось воспринимать в качестве подарка тот портсигар, который он получил на свой день рождения.

Зато Роу отреагировал на его простоватый подарок так, что Вэл искренне обрадовался. Ну угадал же? По его мнению подбор любых подарков вообще дело сложное и даже головоломное, ведь главное — обрадовать того, кому собираешься дарить. Вряд ли Роу оценил бы портсигар, но спичка оказалась куда более волшебной. Вот поцелуй оказался неожиданным, Вэл смутился, но быстро откопал оправдание — это Роу от радости. Ошалел. Ничего страшного, в самом деле. И потом — искреннее проявление приязни, даже если оно немного грешновато, это замечательно.

Оправдал себя, оправдал Роу. Главное — найти оправдание, чтобы потом не было мучительно больно. А вот чернявого развратника, лапнувшего его за задницу, Вэл не смог так слёту оправдать.

— Акира... шок, — сбивчиво выдохнул Вэл, не позаботившись о логике высказывания. Он вообще ничего не успел сказать этому гаду. Полезному, умному, предприимчивому и оборотистому гаду. Красивому, но его красоту Вэл воспринимал как рисунок на лаковой шкатулке — только смотреть, разинув рот.

Взвыло под потолком, понёсся какой-то хаос, от которого Вэл тут же забыл о том, что Акира лапнул его за зад, да и впечатления о поцелуе тут же осыпались лёгким пеплом. По нервам запрыгало и заскакало, вынудив его отпустить Роу, повернуться лицом к охраннику. С потолка снова взвыло, а потом звенящим детским голосом занасмешничало. Акира уже держал руки за головой, Вэл машинально повторил его позу — он вообще не был бунтарём, да и правила любой безопасности для него были своеобразным аналогом Библии.

А потом... а потом стряслось несчастье. Сладкое, вымороченное, ночными кошмарами и хрустальными мечтами истерзанное. Перед глазами ярко плеснуло и тут же захохотало огненное озеро. Вэл даже попытался это исправить — рванул себя за ошейник, но он, видимо, выключился совсем, и не собирался вкалывать ему то снотворное, о котором ему говорили. Говорил... Говорил... Нельзя было сейчас думать о сбежавшем экс-начальнике СБ, который до такой степени оказался разочарован им, что предпочёл сменить место работы. Это было ошибкой. Утешить его могло только огненное озеро, пока что издевавшееся над ним с внутренней стороны век.

Охранник навёл на него оружие. Ругался. Он боится. А озеро требует свою долю. Едва только палец охранника дрогнул на спусковом крючке, как тонкая белая линия прочертила пространство от пола до потолка, оставляя чёткий чёрный след. Установилась, подрагивая, и лёгкой пушинкой скользнула прямо перед охранником, прочерчивая чёрную линию на полу. Как в дурацком фильме — «за эту черту не заступай». Тонкая белая линия срезала парализатор чисто и ювелирно, не тронув пальцы охранника, но превратив оружие в два неравных кусочка. Вэл опустил руки. По углам спортзала мертвенно серебрился тончайший слой льда, стены похрустывали.

— Что вы стоите? — спросил Вэл, с лёгким недоумением глядя на охранника. — Бегите же, наконец. Акира, и ты беги.

Белая тонкая линия начала выплясывать у него перед носом, кидалась на любое оружие, как безумная, отхватывая кусочки.

— Роу, вот смотри... Это плазменная дуга. Чтобы её получить, нужно просто забрать тепло отовсюду, куда только можешь дотянуться, и сконцентрировать в двух близко расположенных точках.

Кажется, в него всё-таки выстрелили. По крайней мере, на пол шлёпнулся кусочек расплавленного металла, а искры от капсюля хватило пирокинету для того, чтобы в воздухе тут же расцвели огромные шары туго скрученного пламени. Вэл с недоумением смотрел на это, как будто всё сделал не он. Но так и было — это не он. Голодное огненное озеро потягивалось и высматривало добычу, а он только пытался не расплескать эту чашу.

Отредактировано Вэл Марено (2016-11-25 07:03:46)

+2

10

Роу очень не любил, когда ему мешали. Незваный гость нарисовался внезапно: Роу бы на него и внимания не обратил, если бы тот просто вошёл в зал - но этому самоубийце (а кем ещё он мог быть, в такой-то момент?) вздумалось вдруг без приглашения дотронуться до него, до Вэла, влезть в их разговор. Роу уставился на него со смесью недоумения и отчётливого раздражения.
Он понятия не имел, откуда этот клоун взялся и кто он был такой - да и знать не хотел, по правде говоря. Люди интересовали Роу исключительно с практической точки зрения, а прямо сейчас он не нуждался ни в чём и ни в ком. Кроме Вэла и спички в руке.
- Ты ещё кто? - он смерил вторженца взглядом, ясно дающим понять, что ему здесь не рады.
Вопрос, в общем-то, даже не ради ответа задавался. А ради того, чтобы самоубийца - лицо, может, и знакомое было, да только каких только лиц в Центре Роу не перевидал, всех не упомнишь - побыстрее изложил, какого чёрта ему от них двоих понадобилось, и свалил бы куда-нибудь ещё.
И тут завыла сирена.

Свет сменился на красный. Роу поднял глаза к потолку, к ближайшей камере. Затем задумчиво перевёл взгляд на охрану в дверях зала, сразу взявшую их на прицел.
Прозвучал приказ; Роу не пошевелился. Предчувствие чего-то неопределённого искрами закручивалось под кожей. Он прислушался к себе, уходя в свои ощущения целиком: сама по себе тревога ничего не значила, но она пробуждала в нём что-то... неясное. Некий отклик. Пламя лениво всколыхнулось внутри, напоминая о себе.
Он ждал. Он не был уверен, чего именно. Возможно, ничего и не случится. Возможно, всё закончится ещё до того, как зашевелившийся в нём порыв успеет разрастись достаточно, чтобы заставить его что-либо предпринять.

Он стоял неподвижно, склонив голову, и слушал, как незнакомый звонкий голос вещал что-то в динамики. Что-то об "обществе защиты животных", о "программе", о "дверях". Слова сыпались и сыпались - и в них, казалось, не было ни капли смысла. Ни капли пользы.
Но Роу ждал.
Всё вокруг было красным. Красный пульсировал у него в голове. В ушах. Красный сворачивался в животе в раскалённую железную спираль с острыми краями. Роу слушал, не двигался и ждал.
И затем...
- Вы свободны!
Через десять секунд это стало правдой.
Красное полыхнуло под веками и хлынуло внутрь, приветственно пробежавшись знакомым жаром по нервам.
Наконец-то.

Роу рвано втянул в воздух сквозь зубы, пробуя, проверяя, приспосабливаясь - и тут же выдохнул при виде полосы белого огня, выстрелившей под ноги охраннику. Так, легко, так прицельно, так красиво - он никогда не видел ничего подобного. И это сделал Вэл.
Вот оно. Их танец. Их обещание друг другу. Пришло время его исполнить.
Роу поднял взгляд, и его рот сам собой растянулся в дикой ухмылке. Вот теперь, подумал он, прежде чем мысли окончательно затопило пламенем - вот теперь здесь станет по-настоящему весело.
- Нет, - возразил он громко, глядя обезоруженному охраннику в глаза, и бережно положил спичку в карман. - Нет, Вэл. Они никуда не пойдут.
То, что делал Вэл, эта плазменная дуга - это было просто изумительно. Роу рассмеялся, и вскинул руки в торжествующем жесте - и, взяв от огня Вэла немного для себя, мгновенно полученное вернул. Огненный вихрь пронёсся по спортзалу, извиваясь, закручиваясь и слепо разбиваясь об стены и окна - так Роу приветствовал свою силу.
Но он хотел большего. Разумеется, он хотел большего - он хотел быть ещё сильнее. Ещё искуснее. Он хотел уметь то, что умел Вэл, и хотел уметь больше и лучше, и хотел удивить его, удивить себя. Если огонь и в самом деле говорил с Вэлом, то Роу хотел слышать его тоже.
Ещё минуту назад Роу был совершенно спокоен - разве что несколько раздосадован. И вот теперь - теперь его движения, в точности как на Арене, стали резкими, быстрыми, дёргаными. Этот, - как его Вэл назвал там? Акира? - который помешал им чуть раньше, всё ещё стоял тут, и Роу вдруг повернулся к нему - и, выбросив вперёд руку, схватил его за голову, рывком притянув к себе, как до того - Вэла. Силы ему в такие моменты было не занимать.
- Говоришь, забрать тепло?..
Такого он ещё не пробовал. Но мысль была интересной, и ему не терпелось испытать её на деле.
Сколько тепла выделяет человеческое тело? Сколько энергии выделяют человеческие клетки, и сердце, и мозг? Если Вэл забирал тепло со стен - наверняка от живого тела можно было получить гораздо больше.
Через пальцы, сдавливающие чужое лицо, Роу потянул к себе все крошечные частички тепла, рассеянные внутри и снаружи захваченного им человека. Но смотрел он при этом на охранника. Смотрел ему в глаза.
Которые, вне всяких сомнений, вполне подходили под определение "двух точек" и были расположены достаточно близко.
А уж что-то, а концентрироваться он умел. Хорошо умел. Он был буквально мастером концентрации, когда этого хотел.
Его собственная плазменная дуга получилась совсем маленькой.
Но такой же смертельной и слепяще-яркой. Что для охранника, определённо, хорошей новостью не являлось.

+2

11

Эти парни, кажется, не врубались, но Акире не улыбалось провести пару дней в реанимации или в карцере - еще не известно, что хуже. Впрочем, весельчак в динамиках лишь выдал полный карт-бланш как подопытным, так и стражам местного порядка. В единственном числе, бля...
- Ну, твою ж мать... - выругался Акира, впрочем, понимая, что если ошейники и правда полетят к акуме, то от охраны может и горстки пепла не остаться.
"Два "огнёвочки", да? Хм. Это будет весело, пусть и небезопасно. Но пожалуйста, дорогой придурок из динамика, давай, ты не будешь вытворять подобного идиотиз...ма..."
Воздух вокруг лопнул, словно мыльный пузырь от прикосновения иглы, способность обрушилась на него со всей силы - он давно не бывал на полигоне, давно не "общался" с ветром. Возможно поэтому он лишь отрицательно мотнул головой в ответ на рекомендацию от Вэла бежать. Кем ты ни был здесь, но когда возвращается способность, многое меняется в положении вещей. Впрочем, одно точно не изменилось: японец в достаточной степени привык к Центру и его порядкам, почти считая домом, чтобы понимать - стоит лишь этим двум парням слететь с тормозов ограничителей, как они все тут превратят в один большой крематорий. Куда уж там оборотам местного?
Акира бросил взгляд на заставшего в дверях с табельным оружием охранника.
"Стреляй же, придурок. Какого хрена ты еще с предупреждениями возишь... красиво, блин!" - не восхититься огненной дугой Вэла он не мог, да только вот что-то придется предпринимать прямо сейчас, что не позволит двум освободившимся стихийникам превратить его самого и толпу идиотов, наверняка уже мчавшихся сюда по тревоге, в памятники Помпеям. Для начала просто создал тонкую, сантиметров в 20 всего "прослойку" по периметру спортзала, в которой напрочь отсутствовал намек на воздух. Хотят поиграть в седьмой круг ада? Что ж, пусть, только локальный. На это много сил не уходит. Другое дело, если тебя почти сразу после выставления этого "щита" хватают за башку и начинают вытягивать самое святое - тепло. Акира не любил мерзнуть. Он и футболку с длинным рукавом носил летом, и на зиму выпрашивал толстовку потеплее. А тут так по-хамски последние крохи вытягивают! Кожа моментально стала холодной, голова загудела от боли в висках, но безвоздушный щит остался на месте - Акира тут пять лет тоже не дурака валял, знаете ли! Полигон - школа суровая.
- Отвали, Роу. Просто отвали, я тебе не "дюрасел" на ножках, - он оттолкнул его, одновременно отвлекая: кое-кто по имени Роу Кинни лишился воздуха в легких, как, впрочем, и вокруг башки - этакий безвоздушный пузырь, не дающий ни вдохнуть. ни выдохнуть, как легкие не стараются. Сам попытался согреть руки и вернуть голове состояние до "морозилки". Сосуды, кажется, были против, потому как из носа потекла кровь. Впрочем, неудобства были с лихвой восполнены: хваленая дуга плазмы в исполнении рыжика буквально "врезалась" в безвоздушный "фильтр", там и скончавшись - нет ионов, нет и развлечения, ребятки.
- Хэй, парни, - вытирая (а вернее, частично размазывая по щеке) кровь из носа рукавом, Акира встал и и хрустнул шеей, пытаясь восстановить и без того не слишком живой ток крови. - Мозги отшибло? Вас же в карцере будут держать вечность после такого.
Он глянул в проем, где все еще стоял бледный, в шоке охранник. Мда. Это вам не в безопасности за экраном торчать.
- Бу! - он с широкой, слегка болезненной улыбкой шуганул мужика не из хлюпиков. Надо бы создать видимость, отвлечь. А этот пусть расскажет, что Ичимару тоже "взбесился". Лишь бы подальше отсюда и непосредственно начальству. Вновь обратился к Марено и Кинни, освободив последнего от воздушной "удавки".
- Может, лучше развлечемся более эффективно и эффектно, а? Только давайте так - вы не трогаете меня, а я не трогаю вас. Только то, что видим вокруг, - он уже оклемался от "холода", хотя его начало трясти. Он запомнит, а затем Роу пожалеет о том, что сделал. Но позже. Сильно позже. Улыбка счастливая и полная оптимизма, широкий жест рук, окидывающий весь спортзал и тренажерку. - Как на счет баскетбола? Ммм? Проиграю - помогу по вентиляции огонек распространить...
Он подмигнул им, взял мяч в воздушную "лапу" и закинул в кольцу. Не телекинез, но зато возможность корректировать "полет" мяча по ходу движения. Себя он благоразумно окружил двойным пузырем - черта с два кто-то через внешний без воздуха пройдет способностью. Разве что врежет напрямую, старым дедовским способом "морда-кулак". Но зал большой, в догонялки играть можно долго. Аккурат до прихода подмоги.
Или включения ошейников, мать их...

+2

12

— Ещё как пойдут, — тихо возразил Вэл. — Не просто пойдут. Побегут.

Он следил за тем, как действует Роу, и пока был скован попыткой ощутить огонь каждой клеткой тела. Прожариться равномерно, разогреться. Правда, в его планы не входила коллекция трупов, и уж труп Акиры ему точно был без надобности. Всё в этом мире конечно, свобода имеет обыкновение заканчиваться — дрова догорают, огонь гаснет. Непреложный порядок вещей. Так что пока Роу хищно высасывал из Акиры тепло, Вэл спокойно подпитывал его. Единственное что не рассчитал, так это жадности и неопытности Роу. Вот и плазменная у него захлебнулась, а потом случилось нечто болезненно узнаваемое, и Вэл от неожиданности остолбенел.

Воздух. Воздух изменился. Вэл чувствовал это крохотными огненными искрами, которые роились по спортзалу. Он был здесь, и одновременно он был везде, микроскопическими раскалёнными точками. Раздражённо выдохнул, понимая, что оба ему мешают, оба. Все трое, если посчитать остолбеневшего в дверях охранника, на которого Акира сказал «Бу!», а Роу... начал задыхаться. И именно это ввело Вэла в ступор.

— Акира, это был ты?

Тот что-то вещал про баскетбол. Что же, Вэл провёл свой пас, только не мячом, а фаерболом. Точнее — двумя. Один оплавил баскетбольное кольцо и сжёг сетку, второй понёсся в лицо охранника и ожидаемо угас. Но Вэл и кидал тёмно-красные сгустки огня, низкотемпературные. Экономил силы и проверял отклик огня. И огненное озеро ему тут же наябедничало, что в прошлый раз было так же.

— В прошлый раз. Было. Также! — Вэл поддержал Роу, который явно не мог дышать. А Акира ёрничал и придурялся, зазывая играть в мячик?! — После такого? Это после какого? После того, как я честно предупредил, что не удержу? Ну спасибо.

Всё было так же. Ощущение задыхающегося огня, заключённого в клетку. Ощущение с грохотом падающих на голову спёкшихся от невыносимого жара небес... Где-то за куполом раскалённого мирозданья в ужасе рыдал прославляемый отцом Мейером Иисус...

Огненное озеро захохотало так неистово, что его услышал даже наконец-то отмерший и порскнувший по коридору прочь охранник. Озеро ревело и хохотало, расстилаясь за спиной Марено светлеющим маревом — от тёмно-красного к оранжевому, жёлтому и оттуда к голубому в белый, по мере повышения температуры.

— Аэрокинет. Это ты меня повязал тогда. Ты. Отнял воздух. У всех вокруг. Больше некому.

Что было предположить несчастному Марено? Его действительно изловил аэрокинет, и он прекрасно помнил, как схлопнулось пришибленное пламя, и как падали люди, которых он пытался спасти. Он пытался спасти людей от собственного огня, который вышел из-под контроля, а пришедший невидимый ему аэрокинет просто всех придушил. Ему было плевать на жертвы, всё списали на обезумевшего Марено, пирокинета. И сейчас Акира, к которому Вэл, в общем-то, относился мирно и с благодарностью, решил повторить тот же трюк и лишил воздуха единственного, кто понимал его боль и температуру горения?! Это был он, больше некому! Не Ларс же!

Под ногами Акиры тут же распахнулась пламенеющая пасть. Да, безвоздушная прослойка хорошая штука. При условии, что речь идёт о пламени низкой температуры. Если плавятся перекрытия в бетонных плитах, то высокая температура переходит в состояние плазменной дуги в парах кипящего металла и, сжатая в кинжально узкий поток, способна простреливать тонкое безвоздушное пространство так же, как электрический заряд в электрофорной машине пробивает слой изоляции.

Как бы то ни было, а Роу успел вдохнуть. У Вэла подрагивала верхняя губа, порываясь обнажить зубы. Он наблюдал за Акирой светящимися злыми глазищами.

— Прекращай, — прошипел Вэл, отслеживая, как за Акирой охотится скрывающаяся в толще перекрытий раскалённая змея. — Ты разгромишь половину Центра, но в этот раз не получится всё свалить на меня...

+1

13

У него получилось. Он точно знал, что у него получилось: плазменная дуга успела сформироваться, и он успел увидеть её, ощутить её силу - прежде чем она врезалась в невидимую стену, не причинив вреда охраннику, и растворилась без следа.
И разозлиться он успел тоже, потому что - это он также знал совершенно точно - погасла дуга вовсе не из-за недостатка усилий с его стороны, а из-за чужого вмешательства.
А затем... затем кончился воздух. Весь, без остатка. Удавка, такая же невидимая, как и проклятый барьер, уничтоживший первую в его жизни попытку создать нечто большее, чем обыкновенное пламя - захлестнулась вокруг его горла. Словно стеклянный колпак, которым погасили свечу.
Его рука разжалась сама собой, выпуская жертву из захвата. Глаза разного цвета одинаково расширились сначала в недоумении, затем - в инстинктивной панике: он машинально стал хватать ртом воздух, но абсолютно безуспешно. Роу пошатнулся, схватился за Вэла - так же рефлекторно, мало осознавая свои действия. И перевёл взгляд на Акиру.
— Акира, это был ты?
Вот как? Слова Вэла пробивались к нему, как сквозь толстое одеяло, и очень быстро реальность начала от Роу ускользать - но это он услышал. Значит, Акира. Значит, воздух исчез не сам по себе. Этот ублюдок!..
Перед глазами закружило, запестрило пятнами и кругами - и на несколько мгновений перестало иметь значение, кто виноват. Его лёгкие болезненно сжимались, силясь вдохнуть, лицо было синим, пульсацией накатывала темнота. Он больше не слышал, о чём Акира и Вэл говорили, он не обращал внимания на охранника и на окружающую обстановку.
В голове у него звучал уже собственный сигнал тревоги. Тело воспринимало происходящее весьма однозначно: оно решило, что умирает.
Не то чтобы Роу боялся смерти. Но он не собирался умирать - вот так. Он должен был умереть в огне, скормить себя ему без остатка напоследок, принести свою жертву в уплату этого дара, которым по неизвестной причине был награждён. Всё в нём должно было достаться одному только пламени: его кости и кожа, его мышцы и внутренности, его лицо и его сознание.
Сознание, которое изо всех сил боролось с собственным угасанием сейчас. Но, как ни странно, концентрация Роу не замкнулась  на этой внутренней борьбе - напротив, собственное тело понемногу начало ощущаться чужим.
В эту минуту, в этот самый момент, Роу не был собой. Он не был задыхающимся, медленно оседающим под собственным весом человеком в ошейнике. Жалким, беспомощным, потерявшим контроль над своим телом. Он был огнём. Он был сферами из пламени, всё ещё парящими в воздухе по воле Вэла. Он был гудящими красными залпами, которыми Вэл оплавил кольцо и сетку и едва не убил охранника. Он был заревом, расцветающим у Вэла за спиной. Он был жёлтыми голодными языками огня, скачущими по шведской стенке в отдалении. Он был тлеющими искрами, оставшимися от первого его огненного вихря. Он был раскалённым дымом, заволакивающим постепенно зал. Он был крошечными частичками жара в каждом из четырёх человеческих тел. Он был отоплением в трубах, тёплым паром в душевой, не успевшей ещё остыть, нагретым вокруг воздухом. Он был, наконец, новой плазменной дугой, которая трещала под ногами Акиры - и плавящимся вокруг неё металлом заодно.
Это было - это было так много. Почти слишком много, если бы он мог судить здраво. Но он не мог. А потому тянулся ко всем этим ощущениям, ко всем этим источникам - действительным и потенциальным - пламени, цеплялся за каждый из них в последнем (так ему казалось) отчаянном усилии. Он был всем этим, и всё это - было им.
Мог ли он управлять всем этим? Пожалуй, что нет. Не всем сразу. Но мог ли он позвать огонь из этих источников?

Сколько это длилось, он не знал. Он почти отключился - и готовился перед этим выплеснуть всю свою силу за раз, целиком, вложить в последний импульс все свои ресурсы.
Не пришлось.
Воздух вернулся так же внезапно, как пропал. Живительный кислород хлынул обратно в горло, в лёгкие, в кровь. Он дышал жадно и судорожно, дышал и дышал, пока не почувствовал, что может стоять, действовать и думать полноценно. Ощущение границ собственного тела вроде вернулось - а вроде и не совсем: он будто прозрел, увидев какую-то недоступную прежде истину, и теперь не мог ослепнуть заново. Всё вокруг чувствовалось таким острым, свежим, вибрирующим энергией. Голова предсказуемо кружилась.
Он выпрямился и огляделся, пытаясь упорядочить в голове разрозненные куски поступающей извне информации. Сориентировался, впрочем, довольно быстро: из ощущений в воспоминаниях складывалась теперь вполне осмысленная картина, дополненная увиденным.
Вэл держал Акиру на прицеле. И он был очень, очень зол. Так восхитительно зол, так восхитительно силён. Так прекрасен - выжечь бы это в памяти навсегда, закольцевать время в петлю, чтобы никогда это мгновение не кончалось.
- Чего ты ждёшь? - обратился он к Вэлу, отпуская его плечо, в которое до того вцепился, чтобы не упасть. - Убей его! Зачем тебе помеха?
Он действительно не понимал. Вся эта сила, выплёскивающаяся из Вэла через край, настоящее огненное море - у Роу при взгляде на него вид сделался такой, какой бывает, должно быть, у сторчавшихся вконец наркоманов, увидевших в очередном приходе спустившегося к ним с небес Мессию; но Акира был всё ещё жив, и Вэл с ним всё ещё разговаривал - вместо того, чтобы устранить препятствие раз и навсегда. Роу даже не из мести этого хотел - какая тут месть, ему-то, если уж честно, в конечном итоге понравился даже этот новый опыт, учитывая, что раньше ему на пороге смерти бывать приходилось нечасто. Но Акира мешал огню. Он мешал танцу. Он был опасен, и он служил нежеланным ограничением. От него нужно было избавиться. Сейчас же. Сию секунду. Роу не понимал, почему Вэл до сих пор этого не сделал.
Но перехватывать его добычу он не спешил: Вэл сам сейчас походил на живое пламя, и всё, чего Роу хотел - это увидеть ещё больше его мощи. Увидеть, как он полностью освободится от всего, что сдерживает его пока что.
И вместе с тем Роу не хотел упустить всё веселье. Он снова потянулся своей волей к жару, к искрам, к малейшим частицам, которые откликались на его зов. Всё можно нагреть. Отовсюду можно забрать тепло. Теперь он это знал. И он начал стягивать это тепло к себе, в своё распоряжение, наращивал мысленно, как снежный ком, наслаивал частички жара друг на друга - не забирал только у Вэла и у плазменной дуги в перекрытиях.
В конце концов, никто не мог обвинить его в недостатке упорства. И если первый блин вышел комом, это совсем не обязательно означало, что и второй постигнет та же судьба. Он тянул к себе тепло, расширял его, укреплял, уплотнял в две точки. На этот раз он понял, как проложить прямую. На этот раз он представлял себе сам механизм создания дуги гораздо отчётливее.
Он не стал целиться ни в кого конкретного: всё равно охранник убежал, а судьбой Акиры сейчас распоряжался Вэл. Результат его усилий сложился в белую линию где-то под потолком, такую яркую, что на неё больно было смотреть. Он пошевелил пальцами, проверяя, как хорошо дуга слушается его, и держал её наготове - чтобы просто запустить её в какой-нибудь объект ради тренировки или чтобы ударить ей Акиру, если тот вздумает провернуть с ним тот же трюк, который он проворачивал только что на самом Роу. Он ещё точно не решил. Только наслаждался ощущением власти и раскрывавшимися перед ним новыми горизонтами.
Тело его буквально пело от ощущения долгожданной свободы. И неважно было, сколько сил он потратит - всё равно ближайшая возможность сделать что-то подобное ещё раз предоставится наверняка нескоро.

Отредактировано Роу Кинни (2016-12-08 02:19:36)

+2

14

Ну вот, его прекрасный порыв души не оценили - мяч оплавленной резиной повис на кольце, которое, впрочем, тоже как бы малость нагрелось, если не сказать больше. С другой стороны, Вэл нес какой-то бред, откровенно не сопоставимый с фактами из жизни Ичимару.
- Нэээ? Сдурел? Стихийников не выпускают в город, балда ты, Марено. А я уже пять лет тут безвылазно торчу. Сколько ты здесь? Месяц? Или меньше? Так что, нефиг на меня вешать всякое дерьмо - я таким не занимаюсь. А сейчас всего лишь пытаюсь... да какого хрена?! - пришлось отскочить от полыхнувшей части пола, чуть не вляпавшись в другой "островок" огня, явно температуры выше, чем все, что тут было до этого. А еще, стало не до смеху, когда и второй чудик начал свои фокусы вытворять.
- Я разгромлю?! Ты совсем с катушек съехал, Марено? - он рассмеялся и лишь показал подначивавшему Вэла Роу средний палец. - Захлопнись, Рыжик, не ты один тут жить хочет. А твой дружок, по ходу не понимает, что именно он может стать причиной множества смертей - люди как-то не слишком огнеупорные, знаете, да? Б**дь!
Он зря отвлекся - вновь отпрыгивая от очередного прицельного "плазменного круга", он потерял контроль - воздух моментально полыхнул жаром вокруг лица, стало не до шуток. Что ж, не хотят по-хорошему, будет, как всегда. Акира зачерпнул силой этот горячий воздух и вернул обжигающий ветер с силой урагана обратно в красавцев - повышение температуры всегда облегчает движение воздуха. Обычно такое на полигоне сбивает с ног. Но там оборудование огнеупорное, а ошейники обычно контролируют ситуацию. Там, но не здесь.
Акира уплотнил воздух под собой, шагнув на эту "лесенку", затем увеличил силу и скорость движения воздуха внутри комнаты. Это не телекинез, дается сложнее, чем создание вакуума, зато один из дисков от штанги полетел в Роу. Просто потому что отвлечь одного можно было лишь с помощью другого.
- Придурки! Нас всех из-за вас в карцере сгноят! - и все же, все же... как же восхитительна свобода от давления ошейника! Чувствовать воздух - это дыхание на клеточном уровне: ты его не видишь, не ощущаешь, иногда не понимаешь, если не читал медицинскую литературу, но оно является жизненно важным, тем, без чего сложно называть себя полноценным. Потому-то он так радостно и ходил на полигон всегда. И все же, сейчас придется хотя бы попытку сделать уговорить этих пожарников хреновых сдаться. - Прекращайте пользоваться способностью - нам действительно вломят. Марено, ты ж пожарный бывший! Какого черта?! Хочешь. чтобы погибло пару сотен людей?
"Видел бы папочка, что я пытаюсь уговорить кого-то не делать глупости... хех! Наверняка не поверил бы. да и хрен бы с ним."
Руку обожгло - это с баскетбольного кольца уже оплавленный металл капнул, прожег длинный рукав любимой футболки и заставил зашипеть от боли. пришлось тут же "сдувать" это дерьмо. Впрочем, занявшаяся огнем, затлевшая футболка не оставила выбора - одним махом он сдернул ее через голову и выкинул в сторону. И вряд ли за то время, что он возился с ожогом и одеждой, ему светило что-то уютное и комфортное от дух съехавших с резьбы пирокинетов.

+1

15

— Акира, ты идиот! Ну подумай ты головой — что я по-твоему делаю?! Я спасаю жизни людей! Прекращай душить огонь, иначе рванёт так, что Центр придётся восстанавливать из пепла!

Вэл не стал разбираться, что конкретно швырнул в них Акира. Летящий предмет перехватила яркая вспышка бело-голубого пламени, а навстречу встала огненная стена. Что бы это ни было, оно дождём упало на пол.

— Меня повязал аэрокинет. Других тут нет, я проверял, — прошипел Вэл. — Прекращай геройствовать и дай мне самостоятельно справиться с ситуацией!

Он говорил, одновременно устраивая апокалипсис в миниатюре. По спортзалу хаотично метался рой ярких белых точек.

— Если не восстановишь нормальный воздухообмен, умрём все трое. Кислород слишком быстро выгорает. Если я перестану пользоваться способностью, я умру. Самоубийство — грех. Подталкивать к самоубийству — вдвойне грех. Ты ничего не знаешь о пирокинетах, Акира.

От несправедливости обвинений хотелось орать в голос. Желательно, убивая обвинителя. Он попробовал убрать все внешние проявления, но сразу после этого внутренний огонь достиг такой концентрации, что вот-вот начала бы лопаться кожа. Геройствовать хорошо, когда есть для этого возможность. Вэл не был героем, он быстро выплеснул пламя в два больших фаербола, несколько раз выдохнул. Выдыхал раскалённым воздухом, он колебался знойным маревом, от него было больно, губы тут же запеклись и потрескались.

— Роу, можно ещё так...

Он указал на фаерболы, один из которых завис под потолком, другой покачивался над полом.

— Температура обоих невелика, видишь, они красные, но раскалённые частицы вращаются внутри сфер. А вот так можно изготовить бола.

Между фаерболами тут же заплясала плазменная дуга, безжалостно раскалённая.

— Это можно раскрутить и бросить перед собой, как верёвку с двумя грузами. Этим можно обуздать обратную тягу, но почему-то работает не всегда. То ли разница давления, то ли что-то ещё подобное...

Под ногами дрогнуло, перекрытие словно застонало.

Вэл озадачено моргнул, потом сообразил и упал на колени, приложив обе ладони к полу. Зверем исподлобья уставился на Акиру и предупредил:

— Попытаешься помешать — рухнет бетонная плита, на которой мы стоим. И убьёт всех, что сейчас под ней. Роу, нам умирать рано. Положи мне руки на плечи и не убирай.

Нужно было просто проверить и по возможности восстановить металлическую арматуру. Она никуда не делась, но жёсткость и прочность пострадали. Вэл не был металлургом, но в общих чертах разбирался во всём, что так или иначе касается огня.

— Если Акира будет мешать... убей его, — Вэл вздохнул. — Ничего личного, Ичимару. Хотя ты и лжёшь, как сволочь, что не охотился за мной в городе. Но лучше умрёшь ты один, чем мы двое и неизвестное количество людей там, внизу. Простой принцип минимизации жертв.

+1

16

Роу готов был признать, что, пожалуй, многое в жизни не понимал.
Например, почему люди вокруг него обычно не могли видеть всю истинную красоту огня. Или откуда взялась его сила и кто вообще эти силы распределял.
Или вот - почему Вэл предпочитал кричать на Акиру и что-то там ему объяснять, вместо того, чтобы просто его прикончить одним усилием воли. Не может же это быть так уж сложно? Эта вот вертлявая блоха могла лишить их воздуха, верно - но Роу мог бы поспорить, что плазменное копьё настигло бы его куда быстрее, чем их - смерть от удушения. А лучше - два плазменных копья, от них обоих сразу.
Или, к примеру, о каких таких гибнущих людях они оба тут продолжали говорить. Смерть людей, спасение людей. Роу никак не мог уяснить, какое вообще этим двоим до этого дело и почему этот вопрос их так волнует. И ладно бы Акира, тот был в принципе (с точки зрения одержимого пиромана) странный тип - но Вэлу-то что до каких-то там людей? Конечно, он пытался объяснить это Роу ещё тогда, в саду, но, признаться, понимание на Роу так и не снизошло.
Впрочем, не то чтобы он об этом переживал. Понимания не было - но у него было кое-что получше.
У него были ощущения. И ему этого, верьте или нет, вполне хватало.
Воздуха в спортзале становилось всё меньше, зато жара - всё больше. И чем горячее было вокруг, тем лучше себя чувствовал Роу. Он дышал этим жаром, он подавался огню навстречу, он хотел раствориться в нём без остатка.
Но этого было мало!

Откуда-то из коридора прибежал ещё один охранник, взял Вэла на прицел, пока Акира возился с футболкой - очень вовремя. Вероятно, он хотел быть героем. Или был настроен умереть сегодня. Или - что тоже возможно - был просто невероятным идиотом.
Как бы то ни было, для Роу он послужил мишенью. Он даже не слышал, что этот охранник им говорил: слепящая плазменная молния нашла его одновременно с тем, как охранник нажал на курок парализатора - заряд расплавило вместе с оружием. Человеку, впрочем, повезло не больше, чем куску пластмассы: к запаху горящего дерева, пластика и резины присоединился очень явственный запах палёной плоти.
Роу запрокинул голову к потолку и расхохотался, переполненный ощущением счастья и силы.
Нет, умирать было рано, Вэл прав. Они оба ещё не достигли своего пика. Они ещё не заставили пылать мир.

Он положил руки ему на плечи, как Вэл и сказал. Чуть сжал пальцы, дыша пьяно и шумно. Это всё было так чудесно, разве Вэл не видел? Разве не наслаждался вместе с ним?
- Зачем ждать, когда он начнёт мешать? Почему не сейчас? - в первый раз он ответа на этот вопрос так от Вэла и не получил. Впрочем, казалось, он тут же потерял к этому интерес: Акира не имел значения на самом деле. Ничто не имело - кроме того, что творилось вокруг них, над ними, под ними в перекрытиях. Огонь пел. - Ты и я. Мы могли бы взорвать Центр. Сколько здесь всего, что может гореть и взрываться? Могу поспорить, что дохрена! Мы можем превратить это место в груду руин, ты знаешь. И не только это место. Мы... мы с тобой, Вэл, можем так много.
Посреди зала, послушный его воображению, из красного низкотемпературного пламени возник город - фаерболы Вэла, которые тот ему показал только что, Роу предпочёл улучшить. Город был неопределённым, но в нём можно было отдалённо узнать черты того города, что прятался у Центра под боком, за лесом и автотрассой. Город плавился и рушился - а затем белое пламя перекрыло красное, и по городу словно прокатился взрыв, сметающий его с лица Земли. Большие пальцы Роу погладили выступающий позвонок на хребте Вэла.
- Ты всё-таки сильнее меня? Или нет? Ты много знаешь. Ты искуснее, это точно. То, что ты делаешь, то, что ты знаешь о пламени - это интересно. Это пригодится. И ты был прав: огонь может быть художником. Но это... всё ещё не весь твой потенциал, не так ли? Ты можешь разнести весь город в одиночку - а с моей помощью даже больше. Я бы хотел это увидеть. Я бы хотел в этом поучаствовать.
Белое пламя стало сжиматься, стягиваться в две крошечные точки - а вокруг, из остатков красного огня, формировалась фигура. Фигура росла, обретала всё более чёткие очертания, пока Роу говорил - и вскоре расправилась в полный рост, почти достигнув высокого потолка головой.
Это определённо был Вэл. Вэл, сотканный целиком из пламени, прекрасный, совершенный, с осанкой короля и венцом из огненных языков. Белые точки были его глазами - самое яркое, самое горячее пламя во всей гигантской фигуре.
Роу даже не смотрел на свою скульптуру, пока лепил её усилием мыслей: вместо этого он смотрел сверху на затылок коленопреклонённого живого Вэла. Улыбка, расцветшая на лице Роу, была безумной и обожающей. Он словно видел что-то своё, наблюдал какую-то удивительную, недоступную человеческим глазам картину.
- И это ты. Ты один! Что, если нас больше? Что, если здесь ещё такие же, ещё пирокинеты? Здесь, а потом - в городе? В мире? Только представь, на что мы способны! Представь, что можно сделать!
Огненный Вэл поднял руку, глядя прямо перед собой. Над ладонью у него вспыхнул миниатюрный - в сравнении с великанской статуей - земной шар. Роу раскачивался на пятках, не убирая рук с чужих плечей. Акира его больше не волновал: если блуждающий по залу взгляд Роу и натыкался на третьего присутствующего в помещении человека, то смотрел он на Акиру так, будто тот был такой разновидностью ходячего говорящего топлива. В этом взгляде читалось: хорошо бы и его поджечь. Содрать огнём кривляющееся лицо, разорвать изнутри мышечные волокна. Превратить его в ещё один дымящийся кусок мяса.
Огненный Вэл сжал Землю в кулаке - и та, вспыхнув напоследок, исчезла.
Затем исчез и сам пламенный колосс. Если Вэлу нужно одолжить его силу - Роу был не против.
- Только подумай... ты сказал, я фанатик огненного пика. Пусть так. Чем это плохо? Ты так и не сказал. Да, сжигать можно с умом. Да, можно использовать топливо не полностью. Можно. Но зачем? Зачем, Вэл? Взгляни вокруг! Это - красота! Это - свобода! Это - правда! И мы можем сделать так, чтобы этим был весь мир! Ни одного мгновения лжи, ни единой тени. Это будет не смерть: это будет жизнь, вечная, запечатлённая в самый яркий момент, концентрация жизни, её последнее торжество! Ну же!
Ему неважно было, что его слышал и тот, кому слова не предназначались, неважно было, что через кое-как уцелевшие камеры за ним могли наблюдать надзиратели. Он говорил это для того единственного человека, который имел значение.
И в то же время, как ни странно, он готов был среагировать на любую попытку вторжения извне, на любую угрозу, которая помешала бы тому, чем бы сейчас Вэл ни занимался.

Отредактировано Роу Кинни (2016-12-23 08:04:05)

+3

17

- Башкой своей дурной подумай, дебил! Я пять лет тут торчу безвылазно - стихийников в город не выпускают, даже под контролем или для того, чтобы "повязать" другого стихийника! Будто некто не может скрывать способность вполне успешно - дурак, что ли?!
А в следующее мгновение один из идиотов в коридоре решил поиграть в "Йа Бэтмэн!" и наставил на них оружие.
"Сказал же - не лезть! Да и хрен с тобой - туда тебе и дорога. Только вот паленое мясо воняет до небес. Пи*дец…" - Акира скрипнул зубами, сжав челюсти и невольно залюбовался тем, что вытворял с пламенем Роу. Уж что-что, а оценить уровень владения стихией, несмотря на явное желание распылить на атомы самого Ичимару, японец вполне себе мог. Вокруг бушевало пламя, дух перехватывало от жара, пока его не касавшегося - собственная защита вновь была восстановлена, - но решение уже было принято. Он симпатизировал Вэлу, и ему было плевать на Роу, он убил бы последнего, не задумываясь. Но эти чудики полезны Центру, в голове сразу же замелькали варианты на будущее, варианты расчетливого, холодного разума, остужаемого холодным ветром, крутившего небольшой смерч вокруг Акиры.
Подготовительная работа - почти ювелирная, тонкая. Со стороны казалось, он просто в бессилии мечется почти на одном месте, не сводя глаз с этих двоих. Но он выжидал. Если Марено говорит правду - пусть закончит сначала с чертовыми перекрытиями. Одновременно с этим воздух под полом уплотнялся, поддерживая на нижнем этаже те самые балки. Одновременная работа в двух разных направлениях выматывала быстро, но он уже знает, что все кончено.
"Кто умеет ждать, дождется большего", - вспомнилась фраза главной злодейки из недавно просмотренного мульта - с мелкими в библиотеке сеанс устроили. И он ждал. Ждал, когда мельчайшие пузырьки воздуха просочатся из легких в кровоток этих дурней; ждал, когда они, еще не опасные для жизни и никак не заметные для самочувствия достигнут конечного пункта - мозга. Мгновенная смерть без боли. Раз - и кое-кто рухнет сначала в бессознательное состояние, а через минуту, если не предотвратить дальнейшее развитие событий - судороги и, прощай, жестокий мир! Он бы посмеялся над всем этим, кабы силы не были на исходе - так он не растрачивался даже на Полигоне, где можно было беспределить по полной.
- Какое снисхождение, Марено. Я польщен. Только ты забываешь, что кабы я лгал бы, то ты бы мне поверил, - он усмехнулся, прищурившись и позволяя себе улыбнуться так теперь, что стало ясно - план "Б" у него есть и, быть может, даже уже приведен в действие. - Знаешь, вы оба психи, и мне это нравится, признаю. Но, кажется, ты уже закончил с этим? - он кивнул на пол. - Я замолвлю за тебя словечко перед герром Стилом, если выживем. Спокойной ночи, малыши.
Он с ехидной улыбкой перевел взгляд на Роу, послал ему воздушный поцелуй и просто ради театрального эффекта щелкнул пальцами. Пузырьки, накопившиеся в дурной рыжей башке, но до этого момента "размазанные" по стенкам сосудов, моментально слились в единый, закупорили разом все артерии. А это действительно мгновенная потеря сознания. По виску Акиры скатилась капля пота - от жары и напряжения из-за таявших на глазах сил. Через секунду точно такой же процесс начался в голове и у Марено. Он бы сделал одновременно, кабы не поддерживал чертовы балки. Но он не супермен, бля. От усталости, навалившейся после завершения процесса, он сам рухнул на колени, тяжело дыша и дрожа, обливаясь потом и сжимая зубы от боли. Голова взрывалась болью от перенапряжения, еще немного, и контроль над огнем в комнате будет потерян.
Он перевел взгляд на все еще мелькавших на приличном отдалении охранников, затем - на парней на оплавленном полу. Быстро запустил обратный процесс - воздух теперь выходил у тех из легких пеной, это уже забота медиков - вытащат в реанимации, если быстро действовать. Стандартных пятнадцать минут у них есть точно.
А в следующее мгновение он заорал от боли - слишком сосредоточился на остужении несущих конструкций, и огонь таки добрался до кожи на лице, плече, до волос слева. Он мазохист, но именно ожоги всегда вызывали дикую боль - он взвизгнул, упав на пол и покатившись по нему, словно старался сбить пламя. И тут же вляпался в оплавленный диск штанги, все еще раскаленный до красна. Новый крик сорвался на середине - голосовые связки не выдержали. Что там было снаружи сейчас, Акиру перестало интересовать - с ним были лишь эта невыносимая боль и желание сбить огонь.
Почему его вдруг накрыла тьма, он так и не понял.

+1

18

Акира врал с таким азартом, как будто курей воровал. Это слов просто не было, Вэл даже восхитился. Это же надо разыграть такую оскорблённую невинность!

— С хрена ли я бы поверил, если бы ты врал? У меня вообще нет ни одного повода верить, ни тебе, ни кому бы то ни было в этих стенах!

Вэл был занят. Ломать — не строить, ломать проще. Созидание всегда даётся сложно, а восстановление разрушенного в два раза сложнее. Без Роу у него вряд ли что-то получилось бы. Внешняя накачка силой оказалась такой мощной, что Вэл почувствовал даже как кто-то за периметром подкурил сигарету. Тлеющий огонёк ощущался, как часть собственного тела.

— Я обязательно тебе объясню. И покажу, и расскажу. Просто ещё рано. Есть причины.

Невозможно передать тот оттенок ласки, с которым это было сказано. Роу был искренним и горячим, как хищный выплеск обратной тяги, когда из ниоткуда внезапно вырывается язык пламени. А обратная тяга не разбирает, зачем она это делает, она просто ломится, сжирая на своём пути всё, до чего может дотянуться, и считает это яркой вспышкой конца света, идеальным «ничто», ради которого можно оторваться от очага. Вот только Вэл так часто видел обратную тягу на работе, что мог с абсолютной уверенностью констатировать: ничего обратная тяга не понимает про объёмы мира.

Момент, когда Роу упал, Вэл запомнит надолго. От него просто заживо оторвали кусок. Это было до такой степени больно, что в глазах потемнело. А виновник даже не пытался скрыть, что это сделал он. Аэрокинет был виновен по умолчанию!

— Не делай этого, сгоришь, — выдохнул Вэл, понимая, что Акира его просто не послушает.

Так и случилось. Он не очень понимал, как именно может аэрокинет это сделать, но сделал же. Воздух — важная составляющая горения. Он мог просто прихлопнуть огонь на всей площади возгорания, но сделал что-то другое. Вэл даже не крикнул, падая в объятия огненного озера, радостно рванувшего прямо в лицо. Опять. Сколько раз противостояние заканчивалось именно этим, но там был отец Ноа с банальным огнетушителем. Тут не было ничего. Мир обсыпался огромными бархатными хлопьями пепла, за которыми хохотало огненное озеро.

+2

19

Вэл не видел ни города, исчезающего во взрыве, ни собственной статуи, которую Роу воздвигал так, как жрецы воздвигают статуи своим богам, ни Земли, сгоревшей у его огненной копии в кулаке. Не видел - не смотрел: был сосредоточен на восстановлении перекрытий. Роу не придал этому значения. Он мог показать ему потом. Он мог показывать ему скульптуры из пламени сколько угодно. Не только скульптуры - всё, что он захочет. Вэл оценит всё, что Роу мог ему предложить, он ни секунды в этом не сомневался.
Он отдавал ему свою силу, ничего не жалея - Вэл в данный момент был всё равно, что тот же огонь, только живой, мыслящий и говорящий. Обещающий. Ласкающий. Терпеливый. Слишком терпеливый даже, пожалуй: Роу не любил откладывать что-либо на потом - будь то разговор или действия; но он согласен был принести и эту жертву. Сейчас всё было в удовольствие, даже ждать, как ни странно. Поэтому Роу только запомнил обещание (для него было очевидно, что разговор этот не закончится до тех пор, пока он не получит свои ответы - и неважно, получит он их прямо в эту минуту или чуть позже) и хмыкнул, замолчав. Вэл был упрямым. Роу находил это качество вполне заслуживающим уважения, поскольку и сам сговорчивостью отнюдь не отличался.

А вот Акира продолжал болтать. И крайне подозрительно пожелал им "спокойной ночи". В затылке от этих слов заколола тревога, и Роу быстро поднял взгляд, чтобы посмотреть, что там эта мельтешащая заноза задумала. За те пару мгновений, которые отняли у Акиры воздушный поцелуй и щелчок пальцами, Роу успел инстинктивно собрать волю в единую точку, успел потянуться к бушующему вокруг пламени, успел приготовиться атаковать...
...но, увы, не успел ничего больше. Даже как следует разозлиться.
Вэл!..
Мысль мелькнула и пропала, так и не добравшись до языка. Ни напасть на угрозу, ни предупредить Вэла он уже не смог. Слишком поздно.

Он бессознательно вдохнул горячий воздух, теперь уже бесполезный - и рухнул сначала на колени, а затем - на пол. Под веками в последний раз вспыхнуло оранжевым и красным - и он провалился в кипящую раскалённую темноту, где не за что было ухватиться.
А огонь в зале так и продолжал танцевать, теперь уже никому не послушный.

Отредактировано Роу Кинни (2017-03-25 08:56:40)

+1

20

Команда из двух ответственных пожарных все ждала возможности начать тушить пожар, но никто настолько не спятил, чтобы лезть к стихийникам после того, что видели участь одного из охранников. Даже особо жаростойкие камеры уже не передавали изображение - просто приходилось периодически выглядывать в коридор, где в конце была дверь в спортзал и наблюдать. Аккурат один из таких моментов пришелся на очередную "вылазку": пожарный аж удивленно вскрикнул, но тут же рванул по коридору вперед.
- Они без сознания! Живо-живо-живо!!!
Брандспойт давно уже был подключен к пожарному рукаву, у второго пожарного был в руках мощный пенный огнетушитель. Загасить хотя бы то, что горит на поверхности, затем будут заливать перекрытия. До прибытия полноценной бригады основные очаги были ликвидированы, а вот стихийников, как оказалось, с уже включенными ошейниками (оба пожарных вздохнули с облегчением) эвакуированы в коридор.
- Б*ляяя... у этого половина морды обгорела и... *****! Почему они вообще еще живы все?! - выругался старший и скрипнул зубами, сплюнув в сторону. Он боялся этих троих до чертиков, даже сейчас, когда те были, скорей всего, уже не жильцы, судя по внешнему виду.
Медики подтянулись к ним через две минуты, всех троих тут же увезли в реанимацию. Как по мнению пожарных - всех бы оставить там, где нашли - то, что осталось от охранника даже горстью пепла назвать нельзя было. Так, пятно темное, размытое пеной и углекислотой.

Акира, Роу и Вэл ----> в реанимацию.
Тема закрыта.

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 18.08.2013 — Взвейтесь кострами, синие ночи! ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC