За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешбэк » [24.12.1999] Управление гневом


[24.12.1999] Управление гневом

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Дата и время:
24.12.1999 г.
Место:
Китай. Гонконг. Район Сохо. Один из ночных баров-клубов.
Мотель.
Участники:
Ли Чжоу, Билли Гиш.
Описание:
Когда накануне видел то, что не только выворачивает наизнанку желудок, но и переворачивает твою жизнь и ставит с ног на голову мировоззрение, абсолютный контроль летит к чертям.
И вряд ли это понравится тому, кто попадет под горячую руку.
Или, все же, понравится?

http://cdn.oboi7.com/74a5e7c8d8cd94e7c983dcfc38aa67d312c4d738/goroda-noch-zdaniya-gonkong-ottenki-serogo.jpg

0

2

Билли Гиш в Гонконге, ему двадцать один и он неприлично доволен своей жизнью. Его «неприлично доволен» заключается в непомерно большом количестве алкоголя, в таком же количестве молодых любовников и легких наркотиках. Билли вульгарен. Билли ведет себя нагло и вызывающе. Сорит деньгами и вообще всячески нарывается на проблемы, но что за чудо - ему просто дьявольски везет. Проблемы обходят его стороной даже там, где, казалось, столкновение неизбежно. От чувства собственной безнаказанности Билли теряет голову. Оставляет где-то позади чувство самосохранения и банальную осторожность.
Сегодня он в клубе. Не в том, что был вчера или позавчера. В каком-то другой клубе, который, в прочем, мало чем отличается от предыдущих. Он пришел сюда с мальчиком по- имени Льюис. И это имя ему не нравится. Слишком приторно, слишком сладко…
Льюис…как презерватив на язык натягивать.
С другой стороны- ему откровенно плевать и на имя, и на возраст своего сегодняшнего мальчика. Главное- он есть. И он- его. Остальное Билли не волнует.
Кроме того, мальчик действительно неплох. Одет, правда, как шлюха…но разве не для этого все затевалось? К слову сказать, Билл одет не лучше. Конечно, не так вызывающе и одежда на нем явно дорогая, но тем не менее- узкие кожаные брюки и легкомысленно распахнутая белая рубашка не оставляют какого-то особенного простора воображению.
Биллу двадцать один год, и он мог бы работать шлюхой куда более успешной и популярной чем Льюис в свои…сколько ему там? Шестнадцать?
Гиш не уверен. Уверен только в том, что это «не очень-то законно», но именно за этим он и приехал в Гонконг.
Они заходят в клуб. Гиш тут же выхватывает чей-то стакан с выпивкой и на автомате шлет недовольного оппонента далеко и надолго. В одном из коридоров, забыв про Льюиса, прижимает к стене девушку, которая просто проходила мимо, и быстро, жадно лапает ее руками. Девушка восторженно хихикает и Билли целует ее. Целует и отпускает, потому что на язык попадает вкус дешевой помады, и она отдает какой-то гнилью. Он залпом вливает в себя полстакана неведомого пойла- остальное выливает девушке на грудь. И без того полупрозрачная ткань мгновенно впитывает влагу и неприятный осадок от поцелуя тут же пропадет.
Билли Гиш пришел веселиться. И все обязаны веселиться с ним.
Он хватает Льюиса за руку, потому что периодически теряет его в толпе и вообще забывает о нем иногда…а забывать нельзя- он уже заплатил за него. Тащит куда-то через вереницы коридоров, которых, вроде бы и не так много, но в своем каком-о лихорадочном угаре, Биллу кажется, что он чуть ли не лабиринт преодолел. В конце концов, они попадают в главный зал. Людей здесь поменьше и можно нормально дышать. Музыка не такая громкая, свет не такой яркий. Они выруливают к барной стойке и Гиш, громко и радостно, жестикулируя на манер «припадочного эпилептика» заказывает себе и «своего сладкому мальчику» ( хотя он еще не распробовал, сладкий ли он на самом деле или такой же гнилой, как та помада) пару коктейлей. Непременно самых кислотных и ярких цветов. Билли сегодня так хочется- чтобы ярко, и чтобы по мозгам ударило. Он мельком осматривает своих возможных «собутыльников», которые рядком сидят за этой же стойкой и выхватывает взглядом чужую фигуру.
Билли Гишу весело. Льюису весело. А вот этой фигуре- нет.
Гиш взвинчивается почти моментально. Его эмоции сейчас не имеют никакого контроля. Разболтанные алкоголем и наркотой, от него веет постоянной злостью и похотью. И немного отчаянием. Но кто это заметит?
Он подсаживается поближе- Льюису кивает головой, чтобы тот сел с другой стороны от их собеседника. А то, что молодой человек будет их собеседником- Гиш не сомневается.
- Добрый вечер .- Билли сладко улыбается и наклоняет голову к левому острому плечу.- Мы решили составить Вам компанию, а то Вы что-то больно грустный. Предложение рассмотрению и обсуждению не подлежит. Я лучше закажу Вам выпить. Как Вас зовут?
И это нагло. Даже по меркам Гиша- очень нагло. Он не считает нужным даже уточнить, знает ли его собеседник английский, ведь они в Гонконге. Он не считает нужным оставить человека в покое, ведь у каждого есть моменты, когда тебе хочется просто побыть одному.
Но лихорадочно-радостный Билли не думает об этом.

+1

3

Обычно самоконтроль не составлял для него никакого труда. Держать эмоции в узде - привычное дело, необходимое для окончания дела жизни, залог успеха и выживания. Обычно Чжоу просто ставил в уме "зарубку" на счет того или иного фактора, вызывающего отрицательные эмоции или мешающего на пути. А затем просто методично устранял эти преграды. Одну за другой, без лишних, уже пережитых эмоций и необдуманных действий.
Но сегодня внутри кипел гнев. Хотя, нет. Гнев - это предыдущая стадия. Слепая, белая ярость выжигала разум, а пальцы до сих пор чувствовали скользящие под их подушечками внутренности того мальчишки, Сомбуна. Юный Хонгсаван едва ли пережил бы эту ночь, если бы не полицейский рейд в тот гадюшник, но как он вообще пережил подобное... оставалось загадкой. Ведь не было похоже, что это первый раз мальчика - синяки, ссадины, старые шрамы, рваные рубцы по всему телу и в принципе изможденный вид без тени надежды во взгляде темных глаз. Но все еще живой. Челюсти невольно сжимались, стоило вспомнить ублюдка, которому Ли слишком поспешно изрешетил живот. А затем колено. И второе тоже. И никто из сослуживцев и коллег из управления Гонконга не шевельнулся в сторону защиты "свидетеля" - двое наблюдали с той же яростью во взгляде, а третий, бывший в из группе, добавил еще пулю, отстрелив клиенту этого подпольного борделя член, все еще влажный от крови и... Жаль, тот сдох от болевого шока вот аккурат через минуту после этого увечья.
"Сука! Слишком быстро он подох... слишком мало визжал..." - Чжоу снова закурил и подтолкнул к бармену стакан, чтобы тот вновь налил ему виски. Полицейский, полицейский, прилетевший в страну предков для обмена опытом сейчас напивался в одном из клубов знаменитой улицы развлечений Гонконга и очень старался забыть хотя бы на сегодня то, что увидел ночью. Ну, вернее, он пытался напиться, но алкоголь, даже такой крепкий, ни хрена не действовал. И это тоже добавляло злости. Стекло в руках не превращалось в крошево лишь из-за все той же привычки контролировать себя "от" и "до". Но сигареты исчезали одна за другой, порции виски уже не поддавались счету, а желание воскресить тот труп и убить уже крайне медленно и адски мучительно, чтобы крики слышны были в родном Нью-Йорке, в Чайна-тауне.
В общем, когда к нему кто-то из местных мажоров подвалил, нагло вторгаясь в то, во что вляпываться было бы не след, Чжоу почти достиг точки кипения. Поначалу он даже головы не повернул в сторону борзоты этой, лишь скинув с плеча руку, но непрошеный доброхот не унимался. Чжоу медленно повернулся, глянул на парня, младше его самого лет на пять, может и меньше (тот типаж внешности, что с успехом мог быть и старше тридцати, и не иметь прав смотреть стритптиз). Но не это первым привлекло внимание. Тершийся рядом с ним мальчишка был явно несовершеннолетним, а выглядел еще младше - мечта педофила просто. Ярко-красная сигнальная лампочка над запертой бронированной дверью самоконтроля тревожно замигала.
- Виски... двойной виски. А зовут меня... - американский английский здесь и от китайца весьма внезапен, но это не проблема Ли, если европеец струхнет. Наверняка ведь рассчитывал на местного, плохо понимающего английский, а значит и минимальный риск. Он затянулся, пару секунд подумал, выпустил дым в сторону и усмехнулся, кивнув на мальчишку в мини-шортах, уже строившего глазки Ли. В голове моментально выстроился очень четкий порядок действий. План. И план этот не нес ничего хорошего для еще одного ублюдка, возможно, точно также, как тот, в подвале, выпускавшего кишки малолеткам. - Ву Чжоу.
Руки для пожатия предлагать не стал, да и не принято это здесь. А европеец потерпит. Угловатое лицо отталкивало, еще сильнее будоража воображение и распаляя жгучий гнев в груди.
- Но ты не представился сам, - а чего зря тянуть резину? Сыграть заинтересованность несложно, особенно, когда неподдельные эмоции кипят внутри. Он оценивающе осмотрел худого парня перед собой, не скрывая злой страсти и жажды во взгляде. - Если ты не любитель пожестче, можешь валить. Я не в настроении нежничать сегодня.
Последний шанс, фактически. Но, вряд ли. Он чуял таких вот за версту, интуиция подсказывала, что этот не отступится, что опасность - его наркотик своего рода. Страсть. Мальчик с другой стороны уже льнул всем телом.
Хорошо, что брюки с ремнем - этот малявка явно играл с огнем каждый вечер и ни хрена не учился. Что ж, Ли найдет время и на это.[AVA]http://storage8.static.itmages.ru/i/16/1018/h_1476792027_6017572_3530fc7383.jpg[/AVA][STA]Однажды в Гонконге[/STA][SGN]Одежда: черная рубашка с воротником-стойкой, костюм "двойка" темно-серого цвета, кожаные ботинки.
С собой: бумажник, банковские карты, ключи от номера отеля, удостоверение офицера полицейского управления Нью-Йорка, личный «Browning BDM» и табельный автоматический Glock 18 в двойной наплечной кобуре.[/SGN]

Отредактировано Ли Чжоу (2016-11-15 16:20:06)

+1

4

Будь Билли немного…сосредоточеннее и адекватнее- предпочел бы не связываться с этим сомнительным персонажем. Может быть, после неудачного знакомства, извинился бы даже и отошел бы на безопасное расстояние. Или хотя бы стер со своего лица эту снисходительно-глумливую улыбочку, сменив ее на что-то более подходящее. Потому что то, что Гиш изначально интерпретировал как «расстройство и плохое настроение» на деле оказывается гневом. От его собеседника фонит в буквальном смысле этого слова и совсем не обязательно быть эмпатом, чтобы это почувствовать. Чтобы понять это, не вдаваясь в подробности и уйти, пока не случилось что-то не очень хорошее. А поскольку Билли подошел сам, не нужно быть гением, чтобы догадаться, кто огребет в этой ситуации больше других.
Но Гиш нарывается. Откровенно, с каким-то остервенением и злостью. Она то и дело проскальзывает на дне его глаз и Билли даже не скрывает этого.
Да, нарываюсь.
Да, неприятности.
Ну давай. Разозлись, выйди из себя…хочу посмотреть на твоих демонов вблизи.

Билли закидывает одну ногу на другую и не удерживается от короткого акта самолюбования. Ноги у него что надо. Особенно, в этих кожаных тонких брюках. Он переводит взгляд на Льюиса, который в своих шортах представляется ему каким-то совершенно восхитительным сочетанием порока и невинности. Не смотря на свой внешний вид, мальчишка робеет. Выглядит чуточку растерянным и как будто…выжидает. Ластится к его собеседнику с долей то ли отчаяния, то ли с немой просьбой: «пожалуйста…не делай мне слишком больно». Билли морщится и отворачивается, чтобы заказать виски для Чжоу.
Сам он потягивает коктейль совершенно невообразимого цвета. Что-то красное, плавно переходящее в изумрудно-синее, а на дне- чуть ли не черная бездна. Гиш даже не потрудился узнать, как этот коктейль называется. Билли думает, что этот коктейль- идеально подходит под этот вечер. Красный гнев, немного изумрудно-синей похоти и интереса, а на дне- все самое интересное.
- Томас Блэк, приятно познакомиться.- Билли врет быстро и без сомнений, даже глазом не моргнул. Хотя, в какой-то степени, понимает, что его собеседник- не идиот (да еще и владеет английским языком- Билли даже не подумал о том, что может быть иначе). Сомнительное «Блэк» звучит очень неправдоподобно. Но вместе с тем, Гиш уверен- Чжоу плевать. Хоть он Английской Королевой назовется.
Билли мельком осматривает своего собеседника. Быстро «скользит» взглядом от самой макушки до коленей- ниже не выходит, угол обзора не тот. Пытается навскидку прикинуть- блефует ли Ву или за его угрозой стоит нечто более…весомое. Злость- это прекрасно. Но Билли знает множество людей, которые угрожают словами ,а на деле не выполняют и половины из обещанной программы.
- А ты видимо неплохой парень, раз решил…предостеречь. Я, правда, едва ли похожу на того, кто ищет нежностей, верно?- Гиш смеется, ловко поймав ускользающую трубочку от коктейль тонкими пальцами,- Плохой день? Знаю, что плохой. Иначе не подошел бы. Вопрос в другом- насколько он плохой?
Билли подмигивает Льюису…просто от скуки и по причине банального кокетства. Мальчишка неуверенно улыбается и Гишу впервые с момента их знакомства хочется швырнуть бокал в стену. Потому что вот эти…улыбки- вымученные, заученные,- совсем не то, чего он хотел. И это навевает тоску и совершенно беспричинную злость, которая очень опасна, вместе с осознанием того, что мальчишка- его. Оплачен, как некий товар, с которым Гиш может делать все, что захочет. Льюис, видимо, замечает лень недовольства на лице Билли, потому что моментально прячет взгляд и нервно дергает плечами.
- Я зря взял с собой Льюиса. Он восхитительно выглядит, но чем больше коктейлей я пью и чем чаще он вон так улыбается, тем меньше мне хочется его трогать. – Билли говорит это вслух, не особо интересуясь, интересно это Чжоу или нет.

+1

5

Он лишь невесело, даже зло усмехнулся на "неплохого парня" в свой адрес - это он слышал часто, хотя, если уж объективно, то таковым не являлся. С точки зрения большинства обывателей, знай они, что он по головам пройдется ради достижения своей цели, даже несмотря на все свои вроде бы устойчивые моральные принципы, Ли Чжоу не самый яркий пример "хорошего парня", пусть он и хороший полицейский. Хороший профи. Но не из рыцарей в сияющих доспехах, и даже не из тех, кто старушек переводит через дорогу бескорыстно.
Затянулся вновь, ощущая терпкое тепло в горле, выслушал последнюю реплику парня - еще больше захотелось подшлифовать его угловатое личико об асфальтовый наждак. Какого хера тогда ты вообще с малолетками связываешься, мудак не доросший до умных идей? Впрочем, Льюис так просто не отделается, иначе в следующий раз он вновь сунется на панель ради кратковременного удовольствия или денег. И не факт, что нарвется лишь на порку ремнем в воспитательных целях. Пальцы изломали остаток сигареты о пепельницу на стойке и взяли стакан. Чжоу одним глотков допил заказанное пойло, оставил на стойке оплату с чаевыми и встал, прихватывая Льюиса за талию и утягивая за собой - властно, не давая и шанса подумать, что тот может остаться.
- Почему же? Вполне себе трогательный экземпляр. Или ты предпочитаешь совсем не тронутых?
Второй рукой он притянул "Томаса" за волосы, цепко ухватившись пальцами на затылке, поцеловал властно, зло, перехватив его язык и не давая вдохнуть. В итоге сам же его и прервал, теперь уже обоих парней уводя к выходу, обняв одного за талию, второго - за плечи, иначе разница в росте делала объятия нелепыми. На улице махнул рукой, из потока машин к бордюру скользнуло такси. Садясь, на китайском назвал адрес: этот мотель он выбирал изначально для расселения, ибо там были абсолютно звукоизолированные комнаты - после шумного Гонконга хотелось выспаться, но пришлось заселяться вместе со всей командой. Еще семь минут в авто на заднем сиденье, с рваными, жесткими поцелуями, укусами и запретом на слишком активно протянутые руки, куда не следует, и вот они уже на месте.
Номер в мотеле снять - еще 10 минут. Да, да, три кровати... конечно. А как же еще? Мы ж не геи.
- Нас не беспокоить. В номер - водку, виски и минералки. Еды по минимуму. Все, что нужно, там есть? Ванная? - короткие вопросы, ответы. О чем речь - все и все понимают прекрасно, хотя вслух никто и ничего говорить, естественно, не будут. Ибо самоубийство, при здешних законах. Но в любой стране служащие такого рода заведений терпели бы убытки, кабы обхаживали лишь сонных командировочных: в мотелях не только и не столько спят. Забрав ключи, Чжоу повел предполагаемых любовников в номер.
Для среднего пошиба мотеля этот был неплох. И даже уже стоящий перед дверью столик с заказом говорил сам за себя.
- Проходим, - он отпер дверь и жестом руки пропустил парней внутрь. Вкатил тележку, толкнул ее дальше от двери, запер номер и оставил ключ в замке, повернутом на полтора оборота - с той стороны не открыть. - Итак. На чем мы остановились?
Он шагнул от двери к этим двоим, глянул на Льюиса с легким прищуром.
- Раздевайся.
Это даже не приказ, а словно констатация уже свершившегося и непреложного факта. И тут же полные сдерживаемой ярости взгляд темных глаз впился в Томаса.
- Ты - в душ. Тебя я буду трахать, поэтому ты идешь в душ.
Пальцы уже расстегивали рубашку, стягивали с плеч пиджак.
[AVA]http://storage8.static.itmages.ru/i/16/1018/h_1476792027_6017572_3530fc7383.jpg[/AVA][STA]Однажды в Гонконге[/STA][SGN]Одежда: черная рубашка с воротником-стойкой, костюм "двойка" темно-серого цвета, кожаные ботинки.
С собой: бумажник, банковские карты, ключи от номера отеля, удостоверение офицера полицейского управления Нью-Йорка, личный «Browning BDM» и табельный автоматический Glock 18 в двойной наплечной кобуре.[/SGN]

Отредактировано Ли Чжоу (2016-11-15 16:25:08)

+1

6

В какой-то степени, это было именно то, на что Билли рассчитывал. Он, правда, все еще надеялся умудриться перехватить где-то инициативу, но нет. Сознание заволокло дымкой алкоголя, чужой злости и предстоящих неприятностей. Коктейль, перед которым Гиш устоять не мог никогда.
Поцелуй Чжоу лишь подтвердил его догадки. От цепких пальцев в волосах на затылке Билли успел лишь запрокинуть голову. Его недовольный возглас утонул все в том же злом и властном поцелуе. Впрочем, Билли был не против.
Очень даже за.
Он хотел пошутить на тему «не знал, что ты предпочитаешь такие жесткие игры», но вовремя вспомнил, что Ву его, собственно, предупреждал.
Никаких нежностей.
А значит шутки здесь были лишними.
В такси Билли себе ни в чем не отказывает. Сознание, все еще пребывающее в состоянии опьянения (поди угадай, опьянил ли его алкоголь, наркотики или все эти агрессивные злые поцелуи?), лишь довольно хихикает и потирает когтистые лапы. Гиш тоже хихикает. Ему достается пара злых укусов, которые, совершенно точно, завтра нальются свинцом и превратятся в прекрасные сочные засосы.
Льюису достается тоже. Билли предпочитает не кусать его, но зато с удовольствием оглаживает плавный изгиб бедер, которые обтянуты тонкой тканью коротких шортиков. Оглаживает и тут же получает по рукам от Чжоу.
Гиш не говорит ничего в ответ. Лишь улыбается. Тонко и остро, прямо как его любимая бритва.
Выбор отеля и комнаты остается за Ву. И это немного настораживает, равно как и то, что, в сущности, Чжоу ориентируется здесь на порядок лучше самого Билли. Если рассуждать с точки зрения здравого смысла, то, что он делает сейчас- немыслимо глупо. Он в чужом городе, с посторонним человеком, который явно не в шахматы собирается с ним играть. Гиш не защищен ничем, кроме собственного дара и своей феноменальной живучести.
Это все дико. Неправильно. Опасно.
И оттого заводит еще больше.
- Ты - в душ. Тебя я буду трахать, поэтому ты идешь в душ.
Билли медлит. Не то, чтобы такое положение дел его не устраивало. Иначе- он бы сюда не пришел. Хотя он редкостный параноик и все его естество, вдруг, некстати вспоминает старую шутку про «х**м тыкать живого человек?!». Гиш фыркает. Насмешливо и зло. Осматривает комнату, деловито разглядывает тележку с напитками. Водка-киски-минералка. Какая забота. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, что минералка предназначается Льюису. Что-то такое вертится в голове Билли…то ли мысль, то ли внезапная догадка. Но все это так далеко и так эфемерно, право…он даже не пытается уловить суть. Лишь ведет плечом и ровным голосом спрашивает:
-Такая уверенность. Хотелось бы знать с чего? Может быть все выйдет совсем не так, как ты планируешь, м? В свете подобных возможностей, я бы предложил принять душ и тебе.
Гиш вздыхает. Тяжело и печально. Как будто его заставляют, право слово. А он делает одолжение не только Чжоу, но и всему миру в целом. Рубашка Билли оказывается в ближайшем кресле а сам он медленно, и все с тем же видом вселенской скорби и одолжения, идет в сторону ванной.

Надо сказать, это было совсем не то на что Льюис рассчитывал. Это же должна было быть стандартная схема- почему все пошло наперекосяк? Сомнительный иностранец, крепкий алкоголь…там, гляди, и до секса бы не дошло. По правде сказать, он на это и рассчитывал. Может быть обойтись минетом и отправиться восвояси.
А тут столько неприятностей.
Новый друг иностранца вызывает у Льюиса нешуточные опасения. Его гнев можно увидеть невооруженный взглядом. Ему даже кажется, если постараться- можно и руками потрогать. Будет больно, но…разве ему не будет больно в любом случае?
- Раздевайся.
Минетом тут не отделаться. Это точно.
Льюиса ценят за то, что он сговорчивый и неконфликтный. Не лезет на рожон и не пытается спорить. Ему, конечно, не хватает определенной грации и плавности, но…он все равно находит себе клиентом. Или клиентов находят ему- тут как повезет.
Он смиренно кивает в ответ. Снимает с себя какой-то ужасный узкий топ ( «счастье какое…») и дышать становится немного легче. Эта тряпка не нравилась ему с самого начала. Он даже не уверен, что тот, кто кинул ему это тряпье поинтересовался его размером.
Конечно же нет. Глупости какие.
Шорты он снимает тоже. Без каких-то эротичных вывертов или взглядом из-под упавшей на глаза челки. Его все еще несказанно напрягает то, что количество его клиентов увеличилось на одного человека. Льюис знает таких ребят, которые наверняка бы возмутились и потребовали свою плату сразу же. Но Льюис не такой. Он же сговорчивый и неконфликтный.
Одежду он складывает в углу. Не решается воспользоваться свободным креслом- просто аккуратно оставляет ее в стороне.

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешбэк » [24.12.1999] Управление гневом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC