За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 24.08.13 Бумеранг


24.08.13 Бумеранг

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время и дата: 24.08.2013г.

Место: кабинет Эрвина.

Участники: Эрвин фон Рейхсфрейгерр-Вартенслебен, Дитрих Шиллер.

Краткое описание: Шиллер вернулся.

0

2

Полученное сообщение не то, чтобы застало Эрвина врасплох. Многие возвращаются, так или иначе, кто-то с повышением, кто-то на прежнее место, кто-то добровольно, кто-то насильно. Когда сообщили о Шиллере, Эрвин позаботился убрать подальше всех причастных к этой двуногой проблеме. А именно — Стил Бриз получил весьма бюрократическое задание и убивался над документами, Наиль Наис получил направление в лабораторию, а Аргетис Ди Келайно словесное предложение не отсвечивать. Эрвин понимал, что скрыть это не получится, но отложить возможный водевиль было в его силах. Насколько он знал эмпатов, Аргетис сам постарается не появляться на глаза широкой общественности и пережить свои богатые эмоциональные переливы в одиночестве. В тёмной комнате с мокрой тряпкой на лбу.

Когда Дитриха ввели в кабинет, у Эрвина на столе уже лежала пока тонкая папка с новым личным делом. И вторая, толстая, с его же личным делом. Просто папки были о разных статусах.

— Присаживайтесь, герр Шиллер, — пригласил Эрвин, указав на стул напротив.

Оставаться с ним наедине он не боялся — ошейник был проверен, в случае чего он сработает как положено, и сидящий перед ним мужчина прекрасно знал, как именно он сработает, если его посетит дурацкая фантазия ринуться в атаку.

— Не могу сказать, что я изумлён. Скорее, удовлетворён работой наших силовых структур.

Не доволен, а удовлетворён. Слабенько, но сработали. А надо было раньше, до того, как устроили чёрт знает что.

— Не могу не спросить — как же так, герр Шиллер? Вы же прекрасно знаете, что у нас работает программа по сотрудничающим, и именно Служба Поиска идёт, так сказать, форвардом, в первых рядах. Что же вам помешало проявить сознательность и перейти в эту категорию до того, как вас найдёт совершенно другая, менее выгодная категория? Впрочем, я пригласил вас сюда по одному конфиденциальному вопросу. и я его озвучу чуть позже. А пока...

Эрвин спокойно переплёл пальцы в замок и участливо кивнул Шиллеру.

— Как вы себя чувствуете? Настроение? Планы?

+2

3

Повышение! Миллион раз "ха"! Не прошло и десяти дней с момента этого мнимого повышения, как полудурок Йоханссон объявил его носителем и заставил пройти тестирование на способности. Special guest star, приглашённый мутант-сканер, немедленно подтвердил, что герр Шиллер обладает по меньшей мере одной способностью. Той самой, в сокрытии которой обвинял коллегу пронырливый Локи. Зверь видел сочувствие в глазах сканера, ощущал в эмоциональном плане мутанта. "Извини, приятель, — говорили его глаза. — Мы с тобой оба понимаем, кто такой Йоханссон, что за человек и какую, должно быть, материальную базу доказательств он на тебя собрал предварительно".

Так или иначе, Дитрих вернулся на прежнее место работы, но в новом, совсем не лестном статусе. Он знал все эти стены, от и до. Знал инфраструктуру Центра, как свои пять пальцев. Знал расположение постов СБ и СН. Мог по памяти перечислить, где находятся камеры, подслушивающие устройства. Не все, конечно, но многие, и что самое неприятное, люди, работающие в Центре, знали Шиллера. Среди них было настолько много коллег, симпатизирующих Дитриху как человеку и профессионалу своего дела, что вопрос пули в лоб при оказании сопротивления не стоял для Шиллера остро. Однако Зверь осматривался на новой старой территории, не выказывая агрессии. Он наблюдал, просто наблюдал, выполняя требования охранников несколько механически.

Больше неприятностей доставлял ошейник. Без эмпатии Дитрих чувствовал себя полуслепым и полуглухим, а без аглиокинеза мучительно болела голова. Закинуться триптанами мешало то, что он теперь здесь нет никто и звать его никак, а никому личные апартаменты не положены. Выдали чистое шмотьё, которое широкоплечему Зверю оказалось немного маловатым, и отвели к Эрвину.

Эрвин — это, к слову, полбеды. Кадди — злыдня и баба, с ней не договоришься. Файз — упоротый псих, маньяк, фанатик и много других прекрасных определений. В "святой" троице непогрешимых только Эрвина отличало хотя бы здравомыслие. Здравомыслие по Дитриху Шиллеру заключалось в немедленной деактивации блокатора и возвращении бывшего сотрудника в штат. Сколько лет и здоровья Шиллер потратил на Центр — это не передать словами, и вот на тебе, приплыли. Он подопытный. Впрочем, это удивительно само по себе. Зверь-то думал, его грохнут без лишней возни.

Дитрих миновал порог и коротко, по армейской манере склонил голову в знак приветствия. Большего не требовалось. Сел, куда предложено, и внимательно посмотрел на собеседника, мол, чем обязан?

— Не могу сказать, что я изумлён. Скорее, удовлетворён работой наших силовых структур.

— Йоханссон профессионал, — кивнул Зверь.

Говорил без смеха, но эта реплика являлась не более чем безобидной шпилькой в адрес сдавшего его безопасника.

— Как же так? — переспросил Дитрих. — При всём уважении к вам, сэр, я не тот человек, который готов сидеть на цепи. У меня была свобода, какая-никакая, но была. Новая программа, с единицами всех этих... сотрудничающих, по-прежнему несовершенна. Кто дал бы мне гарантии того, что я окажусь именно в рядах сотрудничающих, а не в блокаторе и под замком? Никто. Некоторые ставили под сомнение мою лояльность, а разногласия с герром Бризом ухудшили ситуацию.

Конфиденциальный вопрос. К подопытному. Ха!

— В порядке, благодарю вас, — уверенно соврал Зверь. — Настроение ровное, не стоит беспокойства. Планы? М-м-м... пожрать и потрахаться, простите за прямоту. Достаточно честно, герр Рейхсфрейгерр-Вартенслебен? С первым, я думаю, проблем не возникнет. Со вторым — не уверен, но я умею договариваться. Спасибо, что спросили.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2016-08-13 00:39:15)

+3

4

Своеобразный прощальный презент Центру от Ларса Йоханссона оказался более чем странным. Действительно, зачем было обносить ложку вокруг головы, чтобы потом всё равно сунуть её в рот? Или у СБшника были свои резоны, или Эрвин — в который раз! — чего-то не знал. А быть не в курсе Эрвин не любил. Не то, чтобы прямо-таки желал знать всё и обо всех. Но в рамках компетенции хотя бы.

— Степень градации свободы это, конечно, довольно относительное явление и может рассматриваться сугубо субъективно, — несколько отстранённо проговорил Эрвин, думая о своём, а вовсе не о положении Шиллера. Какого чёрта? По большому счёту, ему было плевать с горы высокой и на его самочувствие, и на его планы. Главное, чтобы он не создавал проблем. А ещё Эрвина интересовал простейший вопрос — а не бомба ли это с часовым механизмом, подосланная так не вовремя ушлым экс-главой СБ?

— Не скрою, вы находились под подозрением, как и многие другие сотрудники, — Эрвин спокойно положил перед Шиллером лист бумаги и ручку, жестом пригласил его не стесняться и записывать. — Кто ещё?

Он размеренно побарабанил пальцами по столу.

— Кто ещё из сотрудников обладает способностями и скрывает это? Не стесняйтесь.

Напрямую обещать какие-то преференции Эрвин не собирался, как и мешать свежеиспечённому подопытному сколько угодно обманываться на этот счёт. Во время кадровых чисток задержанные сотрудники делились на две категории. Одни начинали азартно топить своих коллег, а другие, напротив, переходили в категорию партизан из брянских лесов.

— С кем, вы говорили, у вас разногласия?

Эрвин бросил взгляд в текст докладной и убрал её в ящик стола.

— Должен сразу сказать, что на ваши таланты претендует пока всего две лаборатории. Согласно последнему принятому распоряжению, все новые подопытные недоступны для коммерческого использования через ведомство Марты Грант на протяжении до месяца в зависимости от их потенциальной ценности.

Пусть думает. Пусть взвешивает свои шансы.

+3

5

Действительно, почему Ларс так поздно среагировал на то, о чём знал многие годы? Ответ был прост, как три евроцента, и всё сходилось, если этот ответ посчитать верным. Йоханссон боялся, что вместе со смещением Шиллера его заставят провести массовые проверки, и погоны полетят с тех, кого хитрец Локи терять не хотел. Своих людей, например, и сотрудников-надзирателей, настроенных на сотрудничество с ним самим. Мысль о том, что Ларс и сам мутант, не приходила Дитриху в голову. Йоханссон просто обязан быть непогрешимым во всех смыслах слова.

Зверь лениво посмотрел на лист бумаги, ему предложенный. Покрутил в руках обыкновенную белую ручку и мысленно прикинул, успеет ли прикончить ею Эрвина раньше, чем очнётся охрана.

— Я-то много что знаю о моих бывших коллегах, сэр, но делиться подробностями не вижу смысла. Все они полезные люди и лояльные донельзя. Кроме того, если уж я оказался здесь в роли подопытного, я предпочитаю видеть рядом несколько сочувствующих персон. Сколько подопытных из числа находящихся в Центре доставил сюда я лично? Они меня не забыли, — покачал головой Дитрих. — Мне достаточно врагов и без этого.

Лист бумаги в его ладонях уверенно превращался в бумажный кораблик.

— Я вам назову одно имя, только одно. Но вы мне не поверите. Решите, что я вознамерился разделаться с ним раз и навсегда. Отомстить. Догадываетесь, о ком речь? Вижу, что да.

— С кем, вы говорили, у вас разногласия?

— Теперь это не имеет ровным счётом никакого значения.

Зверь придирчиво оценил своё бумажное творение и положил на край стола.

— Две, значит... Лучше, чтобы ни единой. Я ведь нужен вам ненадолго, не так ли? Потом усыпление и кремация, верно? Предел мечтаний, Эрвин, — спокойно проговорил Дитрих, глядя учёному в глаза своими бескомпромиссно синими ледышками.

Эмпатия молчала, а считывать эмоции по лицам Зверь не умел. Дитрих машинально потёр ошейник на горле, который душил его, и добавил:

— Не понимаю, к чему вы клоните. Пытаетесь запугать меня борделем? Зачем? Я знаю, что это такое. Повторюсь, я умею договариваться. Так о каком конфиденциальном вопросе вы хотели со мной побеседовать? — терпеливо напомнил Шиллер.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2016-08-14 00:39:44)

+2

6

Если бы Эрвин был более эмоциональным человеком, он бы сейчас пожал плечами. Показной героизм и натянутое великодушие его не интересовали от слова «совсем», а догадки к делу не пришьёшь. Все вот эти «вижу, догадались» не стоили ни гроша, к личному делу это не подшить, в качестве аргумента не выдвинуть. Намёки, взгляды — ох уж эти взгляды!.. Игры младшей группы детского сада при тюрьме строгого режима.

— Это есть вопрос, на который я хочу получить ответ. Конкретный, и желательно в письменном виде. Странное предположение по поводу запугивания борделем, напротив, отсутствие борделя в вашей жизни должно было сработать как фактор убеждения. Не запугивания.

В глазах Эрвина проскользнул слабый интерес. Дитрих Шиллер действительно до такой степени не способен выстраивать простые логические цепочки? Даже не нужно было спрашивать у охраны, Эрвин был убеждён, что едва только поступила новость о благоприобретённом статусе Дитриха Шиллера, как у Марты Грант на столе появилась купчая. Более того, заполненная и даже оплаченная. Вперёд. С лихвой. С единственным недостатком — с открытой датой, потому что Бладер выбил упомянутое недопущение новоприбывших подопытных в бордель, причём в любом смысле — от кратковременной до постоянной продажи. Эрвин точно знал имя покупателя и того, кто за этим покупателем стоит. Всё просто: он сам бы так сделал. Только не ради Дитриха Шиллера. Припадков мазохизма у своих подчинённых он тем более не понимал.

— Если вы до такой степени не желаете сотрудничать с лабораториями, я могу снять свою заявку, несмотря на то, что она имеет приоритет перед заявкой доктора Бладера. Откровенно говоря, лаборатории нейрохирургии дела нет до эмпата, одного из многих. Однако исключительно в целях сохранения хрупкого равновесия между разными внутренними структурами Центра эта заявка была подписана мною сразу, как только я получил известие о вашем новом статусе. Итак, продолжим с того места, когда вы начали заниматься кораблестроением в пределах данной комнаты.

Эрвин положил перед Дитрихом ещё один лист бумаги и кивнул в сторону ручки.

— Вы ведь не забыли о том, как правильно составлять рапорт. Прошу вас. Вы упомянули двоих. Имена, фамилии, должности, доказательства. Всё по форме. А поверю я или не поверю, это вне вашей компетенции.

Темперамент Шиллера его не беспокоил — с того момента, как он ненадолго уехал, СБ успела провести регламентные работы всей электроники, так что внезапных выпадов таким опасным оружием, как шариковая ручка, Эрвин не боялся. Наркотизатор успеет быстрее. Или электрошок, какая разница.

+2

7

— Эрвин, Эрвин, Эрвин... Вы меня совсем за идиота принимаете? — насмешливо проговорил Дитрих, показав в широкой улыбке все свои тридцать два на удивление белых зуба. — Я знаю, что вы мне хотите этим сказать. Знаю, кто претендует на мои... таланты. Но вот надеяться ему не на что. Я не ручная киса, на цепи сидеть не умею и не буду. Я был лояльным сотрудником до тех пор, пока меня не провозгласили подопытным материалом. Что вы от меня хотите? Чтобы я перечислил на листе бумаги всех, о ком знаю доподлинно или хотя бы догадываюсь? О-о-о, много голов полетит. Не только рядовых, но и из высшего руководства... Дайте закурить.

— Если вы до такой степени не желаете сотрудничать с лабораториями, я могу снять свою заявку, несмотря на то, что она имеет приоритет перед заявкой доктора Бладера.

— Вы? Вашу заявку? — несколько удивлённо переспросил Зверь; то, что доктор фон Рейхсфрейгерр решил что-то сделать для него, немало удивило Шиллера: поисковик никогда перед ним не заискивал и приязненные чувства не демонстрировал.

Где в таком случае мотив у этой добродетели? Эрвин не дурак: понимает, насколько много людей, работающих в центре, чем-то да обязаны Дитриху. Не все, но не один десяток таких обязанных наберётся.

— Откровенно говоря, лаборатории нейрохирургии дела нет до эмпата, одного из многих.

Охо-хо, до чего непривычно слышать, когда статью твоего преступления озвучивают в голос. Эмпатия! Что? Это не о Звере.

—... Однако исключительно в целях сохранения хрупкого равновесия между разными внутренними структурами Центра эта заявка была подписана мною сразу, как только я получил известие о вашем новом статусе. Итак, продолжим с того места, когда вы начали заниматься кораблестроением в пределах данной комнаты.

— Какое равновесие? — поморщился Дитрих. — Переживаете, что я тут устрою революцию в микромасштабе, а, Эрвин? Не устрою, не беспокойтесь. Роль Че Гевары не по мою честь.

Зверь взял в руки лист. Качественная белая бумага. Отлично держит форму. Фигурки из такой бумаги получаются просто замечательные. Медитативное такое, знаете ли, занятие — складывать из бумаги кораблики, журавликов и цветы. В молодости, далёкой-далёкой, словно край земли, бедный студент Шиллер покорил девушку своей мечты букетом бумажных тюльпанов, разрисованных шариковой ручкой. Восемь лет спустя мечта рассыпалась, словно карточный домик. Но Зверь не винил свою бывшую жену: бедная женщина вышла замуж за бабника. Но это так, лирика.

— Не забыл. Я это и во сне не забуду. Вот только доказательства вам, сэр, придётся собирать самостоятельно. Прогоните через сотрудничающих сканеров — и вперёд. Видите ли, то, что я знаю об этих людях, получено чисто интуитивным способом. Наблюдение, домыслы. У нас здесь никто не орёт, что он эмпат или "чёрный доброволец".

Шиллер поднял со столешницы ручку и принялся составлять рапорт. Почерк у него был неровный, а на бумагу Зверь нажимал с такой силой, что едва не рвал её.

Дитрих несколько коряво вывел в рапорте имя Эстер Салинас Бельмонте, обозначил должность и пояснил:

— Эстер. Два года в поисковой, более двадцати ранений. Лезет в пекло, как бессмертная. Бытует мнение, что у девчонки голова не в порядке. В порядке. В полном, в идеальном! Просто Эстер ну оч-чень быстро выздоравливает. Регенерация, я полагаю.

Почему Дитрих сдал её? Да потому что девчонка отчитывалась Ларсу о проделанной работе, а кроме того — о деятельности самого Шиллера. Эстер являлась доверенным лицом Локи, поисковик знал это совершенно точно. Зверь подозревал за ней и другие грязные делишки.

После этого Шиллер поставил латинскую цифру два и написал: "Эмиль Линдквист". Этот человек был не только человеком Ларса, но и его соотечественником.

— Из надзорки, вы его знаете. Постоянно в саду ошивается или где-нибудь на улице. У него такая забавная способность как контроль растений. Как по мне, совершенно бесполезный талант, да и человек-то безобидный. Не советую трогать его и его кактусы, но тут не моё дело.

Перед тем как выдать третьего сотрудника, Дитрих некоторое время молчал, обдумывая что-то, но выбор сделал всё-таки не в пользу бывшего коллеги.

— Огюстен Обе из поисковой. Хамелеон. Неоднократно использовал свои способности во время задержания мутантов. Многие знали, все молчали, потому что "альфа–2" целиком зависит от него. Ну и наконец... — Зверь с большим удовольствием вывел имя. — Стил Бриз. Чёрная воля. Хотите доказательств — запросите записи с камер внутреннего наблюдения. Многое из того, что он проделал со мной, я выполнил не по своей доброй воле, а по его чёрной.

Поставив в конце рапорта аккуратную точку, Дитрих передал документ Эрвину.

— Так что обо мне, сэр?

Отредактировано Дитрих Шиллер (2016-08-16 12:49:26)

+3

8

Фамильярность Шиллера Эрвин легко спускал ему с рук. Это была одна из легальных лазеек для тех, кто боялся опростоволоситься с произношением сложной фамилии. Его слова о лояльности вызвали бы у него болезненную гримасу, если бы он вообще был способен на гримасы. Лояльность? У некоторых людей удивительное восприятие общепринятых терминов. И — да. Он действительно считал Дитриха Шиллера идиотом, но на лице это не отображалось.

Когда Шиллер, наконец-то, перестал корчить из себя охренеть какое ценное приобретение и начал писать и комментировать, Эрвин мысленно выдохнул. Может и не такой идиот. Кто знает. Впрочем, глупости продолжали из него сыпаться, как из дырявого мешка. Он не перебивал, предоставляя экс-поисковику высказываться, а главное — писать чёртов рапорт. Упоминание Бриза оказалось для Эрвина неприятным сюрпризом, а впрочем, это было перекрыто не менее неприятным упоминанием чёрной воли. Всё просто — потому что она была у него самого. Но тут всё было намного сложнее.

Когда Шиллер закончил свой рапорт, Эрвин забрал его, бегло просмотрел и убрал в ящик стола. После этого выложил перед ним пачку сигарет, зажигалку и поставил пепельницу.

— Курите. Я бы хотел, чтобы вы поняли меня правильно. Вы не Че Гевара. Хотя бы потому, что неплохо знаете внутреннюю кухню. Но, продолжая линию ассоциаций, вы яблоко раздора. А мне не нужны миниатюрные локальные войны между ведомствами и разборки, кто и чьё протеже обидел. Признаться, мне было их более чем достаточно ещё в бытность вашего исполнения служебных обязанностей. Небезупречного, не льстите себе. Признаться, я до сих пор не очень понимаю, по какой причине и чьими стараниями всем действующим лицам удалось избежать служебного расследования с наказанием всех причастных. Кроме всего прочего, я сильно сомневаюсь, что герр Бриз сам устроил себе то, что было отражено в докладной записке из гаража касательно пропитанного кровью сидения служебной машины. Записи камер наблюдения тоже были весьма и весьма красноречивы. Не может человек по собственной воле довести себя до такого состояния. Заметьте — вина вполне имеет место быть, но воля — нет.

«Чёрная».

Это слово повисло в воздухе. Эрвин с сомнением подумал, что если действительно пропустить всех через сканер, в Центре останется всего два человека: Файз и Бладер. Всех остальных придётся закрыть под замок. И что эти двое сделают? Тут только взорвать всё вместе с контингентом, и вся недолга.

— Ваши рекомендации, которые вы озвучили, не пропадут, я непременно учту. Полагаю, что вряд ли кто-то тронет... кактусы. Ну и о вас. Я попробую протащить вас в категорию сотрудничающих, а до этого времени вы будете приписаны к моей лаборатории. Не могу гарантировать, что это удастся, и вы знаете, почему. С другой стороны, охранная грамота в виде приписки к лаборатории нейрохирургии защитит вас от всего. Просто снять ошейник и сделать вид, что ничего не было, я не могу. Ларс Йоханссон не идиот, и провёл вас через внешнее ведомство, следовательно, мои действия в отношении вас подконтрольны. А Стил Бриз... — Эрвин позволил себе выразить сомнение визуально, — можно затребовать подтверждение у сканера. И мне, честно говоря, интересно, только я в этой комнате понимаю, насколько смехотворно это звучит, или не только я.

Сканер. Не так много их было в Центре. Не все обладали достаточной силой и квалификацией, а также уровнем доверия. А кто отвечал всем требованиям, тот у Бриза с руки ел. И вот тут возникает логичный вопрос: что делать, как брать, а главное — кем заменить?

+2

9

Дитрих с видимым удовольствием закурил. Это было как раз то, что ему не хватало, и абстинентный синдром давал о себе знать.

— Вы мне не верите, — проговорил Шиллер с полуулыбкой. — Я знал, зна-а-ал, что не поверите. Герр Бриз у вас на хорошем счету. Настолько хорошем, что вы скорее предпочитаете поговорить о моих поступках и проступках, о наших с ним личных отношениях, чем о его потенциальном таланте. Блестяще развитом таланте, я не шучу. Господь с вами.

Сизое облако табачного дыма повисло в воздухе. Зверь безмятежно курил так, словно ничего с ним не случилось. Словно он до сих пор руководитель оперативной группы "дельта–2" и ценный сотрудник, обеспечивающий высокие показатели эффективности всего подразделения.

—... Я попробую протащить вас в категорию сотрудничающих, а до этого времени вы будете приписаны к моей лаборатории.

— Хорошо.

— Не могу гарантировать, что это удастся, и вы знаете, почему.

— Спасибо и за эту попытку, — кивнул Шиллер без единого намёка на иронию.

— С другой стороны, охранная грамота в виде приписки к лаборатории нейрохирургии защитит вас от всего. Просто снять ошейник и сделать вид, что ничего не было, я не могу. Ларс Йоханссон не идиот, и провёл вас через внешнее ведомство, следовательно, мои действия в отношении вас подконтрольны.

"Я знал, что это рано или поздно случится. Локи наблюдал и бездействовал дольше, чем я рассчитывал".

— На счёт Бриза. У него самого есть сканер, и этот сканер знает о талантах своего хозяина. Конечно, по доброй воле он на подобное сотрудничество не пойдёт. Вызовите сотрудничающего телепата, чего уж проще? Бриз — его сканер — ваш телепат, а потом останется только найти предлог, чтобы привлечь Бриза к ответственности. Он заслужил ошейник не меньше моего, поверьте, и намного, намно-о-ого больше, чем, например, Линдквист.

Зверь докурил. За эту маленькую любезность он был Эрвину почти благодарен.

— Есть лазейка. Эмпаты. Такие, как я, а точнее, мой бывший руководитель, герр Ди Келайно. Предположу, что он умеет определять мутантов по колебаниям эмоционального фона, который они создают. Аргетис намного более опытный эмпат по сравнению со мной, но мне удалось провести его, подменяя собственные эмоции. Меняя эмоциональный план, иными словами, поэтому он меня... не рассмотрел. Но он умеет различать сильных мутантов, а Бриз очень, очень силён.

+2

10

По лицам Шиллер читал плохо. Эрвин вполне ему поверил, хотя на веру ничего принимать не планировал. Ему было интересно, до какой степени неприязнь к Бризу заставит его продолжать. И он продолжил топить начальника Службы Надзора с похвальным энтузиазмом.

— Не беспокойтесь, герр Шиллер. Моя вера или неверие не играют никакой роли. Существует стандартная процедура, которая уже запущена. Поверьте, все получат то, чего заслуживают. В той или иной степени. У герра Бриза нет сканера — сканеры не подлежат продаже. Другой вопрос, что один из сканеров плотно с ним сотрудничает и молчит. Впрочем, как он молчал и по поводу ваших талантов.

Наверное, нужно подать предложение ограничивать общение сканеров с кем бы то ни было, исключительно с целью предотвратить возникновение взаимной приязни и симпатии, гарантировать непредвзятость этого редкого и полезного инструмента. Но как это сделать? Если брать сферическую идею в вакууме, то для сканеров можно выделить отдельное крыло и обеспечить какой-нибудь повышенный комфорт с преференциями... или как-то ещё. Стоит обсудить это с Файзом.

— А если герр Келайно такой сильный эмпат? то почему известие о талантах герра Бриза я получаю от вас, а не от него? Вот это куда более интересный вопрос, который я непременно ему задам. И этот вопрос тем более интересен, что он регулярно подаёт рапорта об обнаружении способностей у сотрудников. Но не у Бриза.

Эрвин предоставил Шиллеру ломать голову над этим вопросом самостоятельно, хотя что ответит ему Аргетис приблизительно представлял. Скорее всего это будет достаточно сдержанная и очень заковыристая речь, украшенная отсылками ко всевозможным частностям... а закончится всё ничем. Как Ди Келайно умеет продавливать свою линию уже было известно.

— На этом, я полагаю и всё. Ах да. Вы в курсе, но я напомню. У вас больше нет права собственности. До тех пор, пока не изменятся настроения там, — Эрвин коротко показал куда-то в потолок, имея в виду руководство. — Однако в этом есть и хорошая сторона. Если у вас есть какие-то финансовые обязательства перед физическими или юридическими лицами, они вас уже не касаются. Более того, они не передаются по линии родства. Вы просто никому ничего не должны. А приобретённый вами в собственность Наиль Наис просто возвращается в исходное положение собственности Центра. Полагаю, что этого он даже не заметит... если вы не поспособствуете. Пачку можете оставить у себя, — Эрвин кивнул на сигареты. — Зажигалку оставьте тут, полагаю, что у вас не возникнет проблемы подкурить у любого из ваших сослуживцев. — Он намеренно не употребил слово «бывших». — Я не могу гарантировать, что вас поселят в комнате по вашему выбору, но могу предложить вам взамен всячески поспособствовать, чтобы вас не поселили в комнату к подопытному, с которым вы категорически не желаете проживать.

+2

11

Заявления Эрвина Дитрих встретил мстительной улыбкой. Он не простил Стилу унизительные развлечения с кнутом в подвале, а то, что Бриз после этого сделал ему много хорошего, казалось, не имело для Зверя ровным счётом никакого значения. Теперь много что не имело особенного значения, если на то пошло.

— Нет сканера? Серьёзно? Он таскается за ним, как приклеенный! Всегда думал, что это персональная собственность Бриза. Ну и хрен с ним, — махнул рукой Зверь и едва не столкнул на пол пепельницу; он поймал её буквально на лету, не выронив на ковёр пепла, продемонстрировав быструю профессиональную реакцию.

Аккуратно подвинул стеклянную штуковину ближе к центру стола, Зверь повертел в руках пачку сигарет.

— На счёт Ди Келайно. Он, конечно, замечательный эмпат и всё такое... но он не Господь Бог! Ведь я как-то обманул его. Не исключаю, что Бриз убедил его. Он ведь без телепата не ходит, Бриз-то этот. Без телепата, понимаете, сэр?

Зверь ухмыльнулся и машинально потрогал ошейник кончиками пальцев. Поймал себя на этом и отрывисто вздохнул.

У него больше нет права собственности. У него больше нет долгов. У него больше нет... себя самого. "Отличное" завершение "хорошей" беседы. Хотя на счёт долгов, конечно, удобно. Коллекторы за Зверем давно табунами ходили, и он успел набить несколько особенно настойчивых морд. Разочарование от потери Наиля отразилось на лице Дитриха, но Шиллер провёл ладонью от лба до подбородка, стирая эмоции, и сделал глубокий вдох. Что есть, то есть. Обидно, что теперь целитель достанется многоумным полудуркам от медицины, но... тут как бы самому им не достаться!

—... Полагаю, что этого он даже не заметит... если вы не поспособствуете.

— Да? Где он сейчас? — поинтересовался Дитрих.

"Вот ты спросил, дебил! Сам найдёшь. Забыл что ли, как это делается?"

— Пачку можете оставить у себя. Зажигалку оставьте тут, полагаю, что у вас не возникнет проблемы подкурить у любого из ваших сослуживцев.

— Спасибо, — с благодарностью отозвался Шиллер, — а с кем, собственно, меня поселили? Или этот вопрос пора нерешённый?

— Я не могу гарантировать, что вас поселят в комнате по вашему выбору, но могу предложить вам взамен всячески поспособствовать, чтобы вас не поселили в комнату к подопытному, с которым вы категорически не желаете проживать.

— Это к какому? — не понял Зверь. — Мне плевать, с кем там меня разместят: очень скоро оттуда будет проситься бегом куда подальше всё живое, если это живое мне не понравится.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2016-08-17 15:55:21)

+1

12

За любопытной демонстрацией физической формы Эрвин наблюдал не без интереса, мысленно поставив галочку, что не так уж и бесполезен окажется герр Шиллер в его лабораторных исследованиях. Однако комментировать это не стал. Процесс утопления Бриза и выгораживания Келайно продолжался, и заводил разговор в довольно познавательные дебри.

— Наиль Наис в моей лаборатории, лечит морскую свинку, пока с него считываются данные о нейроимпульсах. Гипотетически бесполезный эксперимент, зато он гарантированно не знает о вашем появлении, следовательно, не выкинет какой-то сложный эмоциональный финт, который потом чёрт знает как разруливать. С кем вас поселить — это вопрос нерешённый. Полагаю, что вряд ли вы захотите жить в одной комнате с ящером, да и инструкция недвусмысленно указывает на невозможность такого соседства.

В инструкции тоже стоило покопаться, она казалась Эрвину во многом надуманной, но спорить с потенциальной опасностью он не собирался. Лучше оставить  койку пустой, чем в одно далеко не прекрасное утро обнаружить, что рептилоид кого-то доедает. Не то, чтобы это было невозможно в существующих условиях, но хоть какая-то страховка.

— Варианты есть, они разные. Скажем, некоторые подопытные не хотят жить с существующими соседями, и Служба Надзора по возможности идёт им навстречу. Вэл Марено почему-то подал заявку об отселении в Службу Безопасности, — Эрвин с некоторым недоумением посмотрел на монитор. — Пхен Ким Сай живёт один, и он практически всё время отсутствует. В общем, варианты есть.

На этом, пожалуй, приветственную речь можно было считать завершённой. Эрвин полагал, что сделал для перспективного поисковика, попавшего на место подопытного, достаточно много, и даже больше, чем могло бы ожидаться. Он меланхолично подумал, что ничто не постоянно — буквально на следующей неделе может поступить сверху такая директива, что он сам окажется в ошейнике и, пожалуй, был бы не прочь, чтобы с ним обошлись хотя бы в половину так либерально, как он обычно обходился с подопытными. Пожалуй, Ниса Орине поспорила бы с этим утверждением, но о ней Эрвин, признаться, даже не вспомнил.

+1

13

— С ящером не захочу, потом что этого ящера потом придётся со стенки соскребать. Я ведь не безобиден, Эрвин, совсем не безобиден, хоть сколько в блокаторе и запертый в четырёх стенах. Меня больше устроило бы жить без соседей. Так лучше и для меня, и для соседей, и для охраны спокойней, однако понимаю, что решать это не мне. Тем не менее, надеюсь на перевод в сотрудничающие, если по-другому мне путь за периметр заказан.

Уж кто-то, а Дитрих Шиллер знал, почему Вэл Марено решил заселиться к безопасникам. Он, должно быть, даже нашёл способ поддерживать связь с Локи, к которому совсем не равнодушен. Какая приятная новость, м-м-м... Йоханссон будет счастлив, узнав, кто навещает Марено по ночам, и ничего — ничего! — не сумеет сделать. Помочь. Ведь стихийники не могут становиться сотрудничающими. Или всё-таки могут?

Чёрт знает что... Зверь со вздохом вытащил из пачки очередную сигарету.

Он некоторое время молча рассматривал Эрвина, дожидаясь то ли ускоряющего пинка под задницу, то ли какого-нибудь вопроса, но учёный молчал, и пауза затянулась до неудобного молчания. Дитрих хотел спросить, можно ли увидеть Наиля, но передумал. Рано или поздно он пересечётся с мелким. Пока лучше не давать собеседнику повода думать, что Зверь опять вознамерился устроить целителю весёлую жизнь. Ну а действительно, чем ещё себя здесь развлекать? Юридические проволочки — это небыстро.

— Вас понял, сэр. Могу быть свободен? — Шиллер поднялся на ноги.

Выслушал ответ, кивнул и ушёл. Предстояло многое обдумать.

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 24.08.13 Бумеранг


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC