За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 15.08.13. Заседание ученых мужей и силовых структур


15.08.13. Заседание ученых мужей и силовых структур

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время: 15 августа 2013 года, после обеда.

Место: "Центр", большой зал для инструктажей в административном корпусе.

Зал

http://www.mirbis.ru/data/photo/Image/lecturehall2.jpg

Участники:Георг Файз, Эрвин  фон Рейхсфрейгерр-Вартенслебен, Марта Грант, Дэв Бладер, Энди Би, Генри Обермайер, Аргетис Ди Келайно, Эдрик МакБирн, Мэт Уоллес, Стил Бриз, Пхен Ким Сай, Никт Шу, Рондо Фрамм, Томас Вольски, Emma Richter

Описание: Со времени последнего собрания, которое состоялось 15 июля, накопилось множество вопросов, которые требуют решения. И главный среди них - новая директива, касающаяся перевода лояльных подопытных в разряд сотрудничающих.

0

2

Отчеты не то, чтобы радовали, но хотя бы писались регулярно теперь, и это почти всегда так, ведь стабильность хотя бы вот в этой бюрократической машине была показателем того, что "Центр" существует не за красивые глаза, что международные организации самого различного толка финансируют их деятельность, видя результаты. Актуальную информацию Георг получал онлайн, пока был в Брюсселе, а значит мог оперативно вносить в собственный отчет правки, которые да, понравились военным и крайне понравились спецслужбам. А вот ученые круги высшего пилотажа пока кривили губы и скептически были настроены: мол им не хватает конкретики и более активного участия и вовлеченности подопытных в процесс изучения их же способностей. Что ж, ответ на это у Файза был готов и коллеги из научного сектора "круглого стола" были впечатлены зубастой ухмылкой Грэхема и некоторыми иными не слишком дружелюбно настроенными "формами мутантов". Впрочем, выставляя, в общем-то довольно лояльного ящера жупелом для комиссии, Файз отметил, что даже с такими сложными случаями Служба надзора справляется и находит компромиссы.
Самое главное, что успешно реализованная программа сотрудничества с вполне реальными результатами дала им новые возможности, дополнительное финансирование и еще парочку привилегий, которые, думается, действительно облегчат работу тем же поисковикам или Службе безопасности. Впрочем, Файз не обольщался особо, давил именно на кадровые проблемы, после чего был заверен, что новые кадры будут выделены. Оставалось лишь самим руководителям силовых структур теперь выбрать предпочтительный контингент, из которого к ним будут на собеседование отправляться кандидаты: военные, спецагенты или иные госструктуры силового назначения.
Быть может поэтому, даже несмотря на некоторые новые регламенты в работе, спущенные сверху, опять же, настроение у Георга было отличным? Входя в зал, где уже собрались все те, кто был заинтересован в обозначенных в приглашениях вопросах, он почти улыбался. Многие думали, что он знаком лишь с руководителями отделов, но не с иными подчиненными, более низкого ранга. Это было не так. Да, он с многими из них даже приветствиями не обменялся за время работы здесь, но личные дела знал точно. Подождав, пока стихнет гул, он начал, взяв в руки отчет службы поиска в руки.
- Здравствуйте, коллеги. Очередное собрание у нас несколько в ином ключе будет проходить, чем обычно, сначала выслушаем отчет Службы поиска, так как именно в ее рядах реализуется программа сотрудничества. Насколько я знаю - весьма успешно.
Он отыскал взглядом Аргетиса Ди Келайно, спокойно улыбнулся, затем перевел взгляд на нового начальника службы безопасности.
- Но до этого я представлю тем, кто еще не знаком, нашего нового начальника Службы безопасности. Эрик МакБирн, - дождавшись, пока мужчина встанет, чтобы его увидели все в зале, Файз спокойно улыбнулся и ему, - очень надеюсь, что Вам уже есть, что сказать сегодня по поводу вверенной Вам службы. Собрание рабочее, но на повестке дня вопрос, который напрямую касается деятельности СБ, а значит Ваше мнение будет учитываться в первую очередь. Спасибо.
Георг отсутствовал три дня, но этого хватило, чтобы произошли изменения и события, которые стали показательными и имели непосредственное отношение к директиве о сотрудничестве. События на Арене так вообще стали по факту пробным запуском возможности "аренды" подопытных, о которых говорилось на заседаниях совета в Брюсселе.
- Список с вопросами, которые предстоит обсудить, есть у всех. Перечислять их бессмысленно, перейдем сразу к делу. Аргетис Ди Келайно, предоставляю слово Вам и Вашему новому... вернее, старому но с новым статусом сотруднику. Насколько я понимаю, эффективность его, как поисковика повысилась фактически в два раза?
По крайней мере, так говорилось в отчете. Вместо двух-трех подопытных в неделю - сразу трое за два дня оперативной работы в городе и двое поставлены на заметку.

+4

3

Последнее сравнительно крупное собрание сильных мира сего, ограниченного бетонными стенами, прошло для Аргетиса вполне успешно. Несмотря на всеобщий шок и недоверие. Прошло не так много времени, но без собраний никак. Он ещё не решил, стоит ли серьёзно лютовать и требовать чего-то, да и повестка дня не предусматривала «а теперь выслушаем жалобы нового начальника Службы Поиска». Тем более что Файз чётко очертил рамки выступления. Аргетис спокойно улыбнулся ему в ответ, адресовал вполне приветливую улыбку новому начальнику Службы Безопасности и мысленно скрестил пальцы, чтобы этот МакБирн не отнял назад тех сотрудников СБ, которые успели перейти под его начало. Он поднялся со своего места, кивнул.

— Спасибо, герр Файз. В лояльности Пхен Ким Сая у меня лично нет ни малейших сомнений, — Ди строго посмотрел на тех, кто сделал слишком понимающие лица. Да, действительно, для эмпата было несложно удостовериться в лояльности. — При этом я бы не стал торопиться и приписывать возросшую эффективность именно программе сотрудничества. Слишком мала выборка, на одном сотруднике ещё рано говорить о безусловном успехе.

Это было смешно. Особенно если учесть, что он сам был мутантом и условно мог считаться сотрудничающим. Правда, никаких силиконовых чипов Аргетису не вживляли и даже не предлагали. Почему? Он считал, что его защищает статус чужой собственности. Вот так всё запутано.

— Полагаю, что Пхен Ким Сай столкнулся именно с тем количеством потенциальных подопытных, которые зафиксированы в отчётах как задержанные. Безусловно, без его усилий мы бы сейчас имели небольшую, но досадную проблему — ещё один телепат в рядах Службы Поиска, но не зафиксированный, с неподтверждённой лояльностью Центру и, возможно, использующий свои таланты в ущерб Службе Безопасности. В отличие от присутствующего здесь Пхен Ким Сая, профессионализм которого я бы не ставил под сомнение.

Приглушённый смешок порхнул по рядам. Аргетис осознавал некоторый комизм ситуации. Действительно, уж кто бы ставил под сомнение этот профессионализм, но не тот, кого Сай в своё время приволок в ошейнике. Ну как приволок... доставил. Однако Аргетис знал, что где-то по курилкам бродит вполне жизнеспособная сплетня о том, что Сай его именно приволок, чуть ли не за волосы, рыдающего и избитого. Правдой тут было только слово «избитого», однако не за волосы и не рыдающего.

— На данный момент я не питаю особого оптимизма, поскольку эффективность а данном случае не просчитывается теорией, здесь придётся полагаться только на практику. Что касается меня, как условно подходящий под программу о сотрудничестве объект, и Пхен Ким Сая, то вынужден опустить мечтателей с небес на землю: мы оба являемся максимально подходящими под программу сотрудничества объектами. По ряду причин. В рамках развития программы и чтобы не разочаровывать бюджетный комитет, повышающей финансовое обеспечение Центра, нам следует в максимально сжатые сроки изыскать подходящих кандидатов для сотрудничества среди подопытного контингента, — он побарабанил пальцами по столу и неохотно добавил. — И будет даже лучше, если кто-то из кандидатов провалится в процессе, доказав далёким от наших реалий политикам, что не стоит давить на Центр, требуя немедленных радужных результатов. Я бы рекомендовал не жертвовать безопасностью во имя ублажения фантазий некоторых членов бюджетного комитета. Со своей стороны, — Аргетис сделал вескую паузу, напоминая заинтересованным лицам, что он вообще-то тоже член бюджетного комитета, — я сделаю всё возможное для ограничения слишком радикальных директив сверху. По данному вопросу у меня, пожалуй, всё.

Он умолчал о многом, приходилось держаться в рамках протокола, но если начистоту, то Ди слабо верил в возможности программы. Она была хороша, если рассматривать её со стороны пресловутого гуманизма и в рамках порицания ксенофобии. Но если рассматривать с точки зрения безопасности... тут Аргетис был настроен скептически. Впрочем, своё личное мнение по поводу Пхен Ким Сая он тоже успешно придержал при себе. Жестокий белый мальчик и так был в курсе, а остальным ни к чему было копаться в тонких настройках. Так что пока Аргетис просто передал право слова следующему оратору.

офф: а кто следующий?))

+4

4

Дэв не был доволен результатами работы вверенного ему отдела в течение последнего месяца. Да, есть хорошие показатели. Созданы и опробованы новые препараты, ученые продвинулись в исследовании новых кодов в цепочке ДНК мутантов. Была и масса других достижений, но Бладеру казалось, что всего этого мало. Хотя, будем честны, он слишком требовательно относился как к себе, так и к работе своих сотрудников, поэтому вряд ли бы был вообще чем доволен, тем более в условиях тех изменений, которые коснулись ученого состава. Однако готовясь к собранию, Бладер тоже имел, что сказать как относительно новой директивы, так и относительно работы отдела в целом.
Дэв не стал мелочиться — и занял сразу 2 кресла. В одно опустил свою тушку, на другое — папку с бумагами.
Программа сотрудничающих — то, против чего возражало все нутро Бладера. Способности — слишком тонкая вещь. Никогда не знаешь, во что они выльются их создателю. Появившиеся неожиданно, они способны  подмять под себя всю личность носителя. И помещение таких носителей под замок — вот верное решение. Они должны быть полем для изучения. Регенты, например, полезны тем, что с помощью их биологического материала можно будет создать лекарство, улучшающее заживление ран. Гирокинеты могут положить начало появлению средств, позволяющих людям без специальных приспособлений дышать под водой. Но выпускать всех этих зверят на улицу? Это было опасно.
Пока еще ничего хорошего в реализации программы сотрудничества Дэв не видел. Ну, если не считать того, что белобрысый поисковик все-таки дал Бладеру противоядие от того средства, которое пару месяцев назад самолично в него влил. Видимо, альтернатива остаться в этом заведении с ошейником на шее его не особо прельщала.
Дэв прошелся взглядом по новому начальнику СБ, не спеша выносить о нем суждения. Время покажет, однако уже сейчас Бладер не завидовал коллеге.
Долго праздно сидеть не пришлось. Первое выступление Аргетиса. В чем-то Дэв был с ним согласен. Нельзя по результатам нескольких дней выносить суждение об успешности реализации программы. Тем более в данном случае речь шла не просто о бывших подопытных, а о тех, кто так или иначе был связан с центром до того, как попался на использовании своих способностях. Что Агетис — являющийся, судя по данным Бладера, инвесторов учреждения, что Сай, который прежде всего был поисковиком данного учреждения. Так что по факту мало что изменилось. Верхушка же требовала более грандиозных перемен: не просто пополнения рядов сотрудников, но пополнения их из числа тех, кто не имеет соответствующей  подготовки и кто (!!!) потенциально опасен.
Дэв поднял руку, прося права выступить.
- К сожалению, мы должны признать, что обеспечить максимальную безопасность при реализации программы сотрудничающих нельзя, - ученый бросил взгляд на Сая, доверие к которому не прибавилось ни на йоту даже после того, как тот помогал проводить экзамен для подопытных. - Возможно, наш психолог, господин Обермайер подтвердит мои слова, но в данном случае есть шанс, что подопытные будут расценивать данный статус как цель, при достижении которой возможно все. Тем более сложно выбрать подходящую кандидатуру для выполнения того или иного задания из числа тех, кто такие задания ни разу не выполнял.
И это не говоря о том, что при проведении первого экзамена не было уточнения: для каких именно целей надо выбрать подопытных. Так что отбор проходил по общим качествам.
-Я сейчас не буду говорить о результатах экзаменов — для этого еще будет время. Хочу обратить внимание на еще одно явление, которое имело место быть в стенах нашего заведения и которое, возможно, сможет стать альтернативой программы сотрудничающих, при этом снимая с нас ответственность за последствия этой программы.
Самой ответственности как таковой Дэв не боялся, но его пугало то, что могут натворить подопытные, почуявшую свободу. Чип, конечно, обещал подстраховку, но что такое чип? В свое время и ошейники, если верить их производителям, могли эффективно выполнять свои функции, однако за все время существования Центра сколько было сбоев? Так что от чипа такой подлянки тоже вполне можно было ожидать.
- Не так давно в Центр вернулся бывший подопытный Никт Шу с целью обучения  своей способности.  Мы связались с рядом ребят, которые обрели хозяев. 80% из них так же были бы не против изучить и усовершенствовать свой … дар, чтобы служить обществу. Организация подобных занятий могла бы принести Центру дополнительные финансовые средства, при этом оставила бы доступ к способностям тех, кто выкуплен. Не буду говорить о том, как бордель мешает работе, - не самый дружелюбный взгляд в сторону мисс Грант. -  Программа сотрудничества, построенная именно на этих основах, была бы более успешной. Впоследствии на Центр могли бы лечь функции аутсординга.
Что уж тут скрывать, вряд ли программа сотрудничества была рассчитана лишь на то, чтобы решить кадровые проблемы самого Центра. Скорее заведение — всего лишь полигон для проверки новых возможностей подопытных и их применения на практике. Так что результат был бы один и тот же. И это притом, что ответственность за выкупленных подопытных все же лежит на их хозяевах, а не тех сотрудниках, которые вынуждены будут под давлением директивы ставить свои подписи, подтверждая якобы безопасность выбранного подопытного.
- Так что я прошу рассмотреть и такой вариант работы либо как отдельное направление или в рамках программы сотрудничающих.

+4

5

Отношение к подопытным и программе сотрудничающих в понимании Генри изменилось несколько раз за последние дни, и до сих пор оно не было однозначным. Примешивалось много личного, от чего доктор Обермайер в очередной раз постарался отмахнуться. И, отдавая должное его профессионализму, сделал это успешно.
Итак, оставались факты, выводы и заключения. Дождавшись окончания выступления доктора Бладера, Генри встал, не спрашивая разрешения и не дожидаясь одобрения, и начал говорить.
- Добрый день, уважаемые коллеги. Для тех, кто еще со мной незнаком, Генри Обермайер, новый психолог. К этому собранию передо мной была поставлена задача вынести психологические заключения относительно двух кандидатов в сотрудничающие – Томаса Вольски и Кайла Моргана.
Генри сделал короткую паузу, чтобы с непроницаемым лицом заткнуть внутренний голос, который в очередной раз напоминал, что кандидатуры в сотрудничающие выбраны просто идеально.
- Кайл Морган 1986 года рождения. Холост. Под наблюдением в «Центре» находится с 19 июля этого года. 25 июля 2013 года участвовал в попытке побега, в процессе чего застрелил охранника. Неуправляем, чрезмерно агрессивен, плохо социализирован, к конструктивному сотрудничеству неспособен.
Томас Вольски 1990 года рождения. Холост. Под наблюдением в «Центре» находится с 22 июня. 25 июля 2013 года организовал попытку побега. Свободолюбив, доступ к свободе является серьезным мотивирующим фактором, что скорее является аргументов в сторону перевода его в статус сотрудничающего. Однако на данный момент к продуктивному сотрудничеству не склонен, отчасти ввиду травм, полученных в процессе пребывания в «Центре» и жестоких экспериментов наших коллег,
- взгляд дернулся в сторону Бладера и снова вернулся к остальной аудитории. – К тому же ярко выражены проблемы с социализацией и ответственностью. Таким образом, Томасу Вольски рекомендуется пройти курс реабилитации, курс социальной адаптации и затем профильную дрессировку согласно специализации, в рамках которой предполагается сотрудничество.
В случае если руководство и бюджетный комитет сочтут подобную трату средств целесообразной, готов признать ситуацию Томаса Вольски неудовлетворительной на данный момент, но небезнадежной в перспективе. В отличие от ситуации Кайла Моргана.
Реализация этой программы при должной огласке среди подопытных и персонала создала бы прецедент, который значительно повысил бы доверие и лояльность подопытных к программе сотрудничества.
К сожалению, пребывание в «Центре» в качестве подопытного ни для кого не остается без последствий, что значительно повышает уровень потенциальной опасности любого из мутантов. И речь идет не столько о борделе, сколько об уже упомянутых мною экспериментах. К сожалению, это неизбежная цена, которую мы вынуждены платить науке.
Хочу заметить, что для обеспечения повышенной безопасности при реализации программы сотрудничества необходимо заручиться максимальной поддержкой лояльных к «Центру» людей, обладающих способностями, но скрывающих их по понятным причинам. Численное и качественное превосходство мутантов должно быть на нашей стороне. Я говорю о тех, кто подобно Пхен Ким Саю доказал свою преданность и лояльность «Центру», а также высокий уровень управления собственными способностями, ни разу не выдав их, на деле. Речь идет о действующих сотрудниках "Центра" в первую очередь. На мой взгляд, с них и следовало начинать. Осталось только придумать достойную систему мотивации и поощрений для подобных сотрудников и гарантировать безопасность при собственном разоблачении.

Генри учтиво кивнул и сел, тем самым обозначая, что закончил свой доклад.

Отредактировано Генри Обермайер (2016-07-27 16:10:58)

+7

6

"Надо же, какая прелесть," - цинично хмыкнул про себя МакБирн, слушая психолога. Обермайер выглядел тощеньким, но жилистым, что до его компетенции, то сомневаться в ней не приходилось по умолчанию: Центр старался набирать лучших. Старался. А "умолчаниям" Эд не доверял.
Оценка двух шебутных подопечных Стила Бриза согласовалась с впечатлением самого МакБирна: он не понимал, чего хотят добиться от этих парней, переводя их в разряд "сотрудничающих", - кроме головной боли для СБ. Но какими бы идиотами ни казались командиры, а у них наверняка были резоны отдавать такие приказы. Хотел бы Эдрик понимать эти резоны...

..В конференц-зал он пришел раньше остальных. Новичкам, безусловно, опаздывать не стоит, зато в том, чтобы  прийти чуть раньше, Эдрик увидел определенный смысл. За первую неделю работы он успел познакомиться со своими коллегами в той мере, в какой к этому располагал его род службы, а большинство знал только по личным делам. Мнения по ним не составишь, и теперь, устроившись в пустом конференц-зале, в середине последнего ряда кресел, где за спиной была стена, а слева и справа - окна, по летнему времени задернутые полуоткрытыми жалюзи, МакБирн наблюдал, как входят и занимают места те, кто порой лишь весьма отдаленно походили на официальные фотографии в личных делах. Стил, входя, заметил его наработанным взглядом и успел приветствовать кивком.
Ди Келайно, которого он еще не встечал лично, отметил присутствие Эдрика, но на женственно красивом лице не отразилось никакой реакции. Мадам Марта - мысленно Эд не отказался от озорного желания именно так ее и называть, - выглядела озабоченной, хотя держалась с женственным достоинством, и вовсе не интересовалась привычным сборищем, причинявшим ей и ее подопечным порой так много хлопот…

Зал постепенно наполнился, глава Центра, герр Файз дал время опоздавшим и появился на несколько минут позже остальных, после чего сразу же взял быка за рога. Естественно; никому тут времени лишний стакан не наливали. Темп, взятый Файзом, мобилизовал; манера говорить по существу и кратко импонировала. Услышав свое иммя, Эдрик встал, придав лицу нейтральную полуулыбку, и дал себя рассмотреть. отмечая вместе с тем, чьи головы обернулись с интересом, а кому хватило едва скользнувшего взгляда, полного собственных забот и размышлений.  Едва пауза на знакомство закончилась, Эд снова угнездился на своем месте, удобно вытянув ноги под сиденье пустовавшего перед ним кресла, и стал с умным видом гонять на планшете крошечных футболистов.
Выступление Ди Келайно прояснило для него некоторые возможные мотивы заведомо провального эксперимента с парой бузотеров. Неудачный опыт - тоже опыт, а если надо нажать на спонсоров, в неудачах тоже есть смысл.
Теперь с "запланированными  неудачами" предстояло поработать его отделу.
Я соучастник рабовладения международного масштаба, - снова подумал Эдрик. Эта мысль никак не беспокоила его совесть и не взвывала к его человечности. В самом деле, если можно объявить человека не-человеком в силу каких-то изменившихся генных цепочек, если затем можно подвергать его пыткам, физическим и моральным, выясняя, как эти изменения себя проявляют при экстремальных условиях, если можно накачивать такого не-человека наркотиками, замораживать или поджаривать, насиловать и позволять насиловать его всем, кому не лень, уже даже не в экспериментальных, а коммерческих целях... Кстати, любопытно, а насильственное спаривание, так сказать "вязку" тут практикуют? И с кем? Помнится, в Третьем Рейхе проводились опыты по спариванию женщин с гориллами - или это были орангутанги? Так вот, если чем это допустимо, то почему бы не стремиться получать доход от рабского труда мутантов, иначе говоря - сотрудничества?
Его же забота - только проследить, чтобы это "сотрудничество" не дало широкой общественности козырей против его работодателей.
Со своей стороны, у МакБирна были для этого и собственные требования, и свои предложения.
Поставив игрушку на паузу, он вывел на экран планшета выборку нужных ему данных и, не спеша, поднялся с места. Так же не спеша Эд прошел вперед, чтобы видеть своих коллег.
- Приветствую вас всех, господа, рад знакомству, и все в таком духе. Эту часть спича я опускаю, с вашего позволения, перейдем к сути. Я заступил на свою должность с девятого числа, то-есть, шесть дней назад. Взгляд новичка имеет свои особенности, в глаза бросается то, что, поработав подольше, ты замечать перестаешь. Я вернусь к вопросу об эксперименте с "сотрудничающими" через пару минут, а сейчас попрошу внимания к моментам, которые бросились в глаза новичку. Человеческий фактор.
Он посмотрел на Стила Бриза, перевел взгляд на Ди Келайно, которого практически не знал, на мадам Марту, задумчиво и оценивающе проскользил взглядом по лицам незнакомых исследователей и, наконец, на Георга Файза, которого этим взглядом присоединил к ученой компании.
- Человеческий фактор. Один из предполагаемых "сотрудничающих" активно выступил в инциденте с попыткой бунта, которая произошла до моего здесь присутствия, и я знаю о нем лишь по отчетам. Даже в отчетах выглядит нелепицей расстановка сил и принятый - все еще принятый! - стиль общения между работниками Центра и исследуемым материалом. Если бы на месте подопытных были собаки или мыши, кто-нибудь из вас, коллеги, стал бы принимать пищу в их клетке? Чего, кроме уязвимости в безопасности, мы хотим добиться, сближая поднадзорных и надзирающих, подопытных и экспериментаторов? Вы ни в одной тюрьме не увидите охрану при оружии, мирно хавающую во время дежурства в компании заключенных. Все, что может быть использовано как оружие, должно быть вне досягаемости подопытных, господа. Если что-то все же должно быть у них в руках, то вне случайной досягаемости должны быть все сотрудники. Если проводится эксперимент, где сотрудник подвергается риску физического нападения подопытного, то должна быть соблюдена тривиальная схема контроля извне. Фактически, автоматика решила тот инцидент, инцидент, в котором люди проявили совершенно неприемлемое, провоцирующе доверчивое отношение к тем, кого мы все исключаем из числа людей.
За этой фразой МакБирн вскользь глянул на Ди Келайно, но это был лишь случайный взгляд вскользь. Следом Эд посмотрел на экран планшета, но тоже лишь вскользь, и отступил в сторону, направив ребро планшета на стену-экран.
- Я знаю, что вы, в большинстве, помните расположение помещений, где произошел инцидент.
Экран отобразил план этажа, затем схемы нужных комнат приблизились. Точками одного цвета были обозначения смоделированные позиции поднадзорных, другим цветом - охрана и третьим - персонал. Позиция Сая была окрашена в цвет персонала. Быстрая анимация схемы напомнила передвижениями точек ход событий.
- Оружие в досягаемости подопытных, - Эд ткнул световым лучом в одну и вторую позиции охранников, затем в позицию исследователя, - и опасные предметы, которые можно использовать как оружие. Плюс заложники. Господа, здравый смысл здесь отдыхает... Я набросал кое-какие предложения по устранению дыр в безопасности, - он обернулся к Файзу, - которые требуют согласования, и переброшу их вам, но я не могу заделать дыры в мышлении.
Он снова взглянул на коллег. Изображение на экране сменилось фотографиями, явно с камер наблюдения, где подопытные свободно перемещались по помещениям, общались с персоналом. Рядом с кадрами были схемы помещений, где это происходило. Красным контуром были отмечены кадры, действие которых тем или иным образом могло спровоцировать рискованную ситуацию, всякий раз - по доверию персонала или недооценке возможностей подопытного.
- Доверие к техническим средствам безопасности делает наших людей расхлябанными... Господа, мы имеем дело с отчаявшимися объектами, вырванными из привычной жизни, потерявшими все. Давайте будем последовательны. Если мы обращаемся с ними как с животными, то и думать о них следует как об опасных животных... Постоянно. И нарушителей требований безопасности - подвергать взысканиям в рамках их отделов, не слушая оправданий. На "авось" пронесет раз или десяток, но затем - прилетит черный лебедь, и мы получим серьезные неприятности. Уверяю вас, безопасность - не тот вопрос, который можно спихнуть на мой отдел, на отдел Бриза, а в случае форс-мажора на команду Ди Келайно. Безопасность - это то, что обеспечивает нам наш собственный здравый разум.

Погасив проектор, Эд смахнул что-то на экране планшета и хмыкнул, снова посмотрев на Хайнриха Обермайера и затем - на главу Центрума.
- В этой же связи я возвращаюсь к эксперименту с предполагаемыми "сотрудниками". Ошейники мы снимаем. Чипируем подопытных. Они будут знать о своих чипах, как я понял?.. Я предлагаю во время чипирования добавить одну деталь, неизвестную подопытным: возможность контроля болевых ощущений через мозг. Дрессировка агрессивных собак лучше идет с применением парфорса и электрошока. Тем, что мы можем ограничить их владение сверхспособностями, мы не мешаем этим ребятам-икс просто взять кувалду... Пока это не сделано, в нашей текущей ситуации, мой отдел будет действовать по ранее предложенноц схеме. К двоим "сотрудничающим" я приставлю по одному открытому наблюдателю - "сотрудничающие" должны будут знать, что им не вполне доверяют в течение испытательного срока, - и также по дублирующему контролеру. О нем подопытным знать не нужно. Таким образом, я выделяю четверых людей для контроля этих двух мьютов, и они же доставят мьютов снова в Центр, когда те оправдают наши негативные прогнозы. Я не смогу постоянно обеспечивать двойной контроль, но в данном случае эта мера предполагает быть и эффективной, и эффектной в отчетах. Тем зрелищнее будет неудача, чем больше сил будет призвано ее предотвратить.
Эдрик и не пытался делать вид, будто хоть сколько-нибудь верит в успех "сотрудничества" в двух живо описанных Обермайером случаях. Он улыбнулся углами губ, глянув в глаза Ди Келайно - Эд разделял его точку зрения на заведомо провальные эксперименты. Выждав небольшую паузу для возможных вопросов, он вернулся в свое кресло в заднем ряду, со стеной, оберегающей спину, и парой аварийных выходов в окна по обеим сторонам от себя.

+3

7

Нет ничего более банального, чем все эти общие собрания. Попытки навести коммуникативные связи между отделами, выстроить гармонию. Эрвин в это слабо верил. Но раз уж подобные сборища это неизбежное зло, то ничего не поделаешь, приходится принимать участие.

Со стороны могло показаться, что Эрвин прилежно конспектирует все выступления, в чём не было необходимости вообще. Протокол заседания всё равно потом окажется у него на столе. Он слушал внимательно, просто не следил взглядом за ораторами. Поднимал голову от документов, когда оратор сменялся, смотрел на него несколько секунд, и снова углублялся в свою таинственную писанину. Но так ему было легче думать. Он иногда еле заметно кивал, как будто сигнализировал заинтересованным наблюдателям, что услышал, понял, оценил. А вот согласие или несогласие — это дело десятое. Взяв слово, Эрвин встал, представился для тех, кто видел его первый раз, чётко проговорив свою фамилию.

— Прошу всех, кто уже брал слово, предоставить мне в ближайшее время свои предложения в виде подготовленных заявлений или проектов, в какой форме вам будет удобнее. Герр Обермайер, я полагаю, что именно Томас Вольски может стать тем провальным вариантом, о котором говорил герр Келайно. В этом случае дополнительная... дрессура вряд ли потребуется. Давление оттуда, — Эрвин бросил красноречивый взгляд на потолок, имея в виду бюджетный комитет и вышестоящее начальство, — в большинстве случаев действительно оторвано от наших реалий. Гладко на бумаге, а при совмещении с реалиями получается драма и абсурд.

Доктор Бладер, по поводу выкупленных подопытных, которые желают вернуться в Центр на положении «студентов», уже ведутся предварительные работы с формулировками. Опять же, как вы понимаете, занятия требуют дополнительных человекочасов. Кто готов оторвать от своего лабораторного графика эти часы в пользу юных энтузиастов, прошу отправить мне заявления. То же касается предложений по изменению ритма работы Центра вообще.

Да, Эрвин фон Рейхсфрейгерр-Вартенслебен был бюрократом и педантом. Занудой, как иногда о нём говорили. Однако во фразе «души прекрасные порывы» первое слово он считал глаголом и буквально руководством к действию. Высказанное к делу не пришьёшь, прекраснодушные фантазии, безусловно, увлекательны, а кто всё это будет воплощать в жизнь, финансировать и контролировать? У большинства мечтателей энтузиазм угасал ещё на стадии составления внятного заявления и составления проекта. А «мне тут возмечталось» это ничерта не аргумент.

— Со своей стороны предлагаю подумать над тем, как совместить легализацию и реабилитацию сотрудников, обладающих способностями, с обучением юных энтузиастов. Потому что на данный момент в этом направлении работает, как я понимаю, только начальник Службы Поиска и на добровольных началах.

Теперь позвольте коснуться выступления нового начальника Службы Безопасности, — Эрвин кивнул МакБирну и взял листок со своими выкладками по его поводу. — Пользуясь случаем, поздравляю вас с назначением и приветствуют в нашем учреждении. С прискорбием хочу отметить. что в своё время против такого сближения подопытных и персонала, в частности, по поводу столовой, было сломано немало копий. Вы имеет дело как раз с яркой иллюстрацией того, как спущенная сверху директива победил здравый смысл. Нам приходится работать в этих условиях, по возможности стараясь предусмотреть возможные накладки. И это приходится порой делать в ущерб здравому смыслу и логике.

Эрвин с неудовольствием подумал, что именно поэтому предпочитает больше не появляться в столовой, питаясь по большей части святым духом или случайными бутербродами. Если, конечно, ситуацию не исправит новый секретарь.

— Не сочтите за труд перебросить и мне ваши соображения по поводу латания дыр безопасности. С латанием дыр в мышлении нам придётся полагаться на обещанное содействие начальника Службы Поиска и на — давайте называть вещи своими именами! — на предложенный намеренный саботаж спущенных сверху неразумных директив.

По поводу предложенных вами технических параметров чипов, полагаю. вам будет интересно пообщаться с нашим уважаемым специалистом, господин Ли Чжоу занимается разработкой и модернизацией защитных электронных систем.

Эрвин спокойно представил Ли Чжоу собравшимся, поскольку тот вообще не баловал сотрудников своим присутствием.

— Недавно в корпусе, находящимся под управлением мадам Грант, была установлена новейшая экранирующая техника, — Эрвин привычно обошёл слово «бордель» и не позволил себе ни тени улыбки, как будто говорил об одной из лабораторий или о морге, — полагаю, что обновления уже показали себя и мы можем составить мнение о дальнейшем развитии данного направления.

Стандартный ошейник укомплектован электрошоком и наркотизатором. Эффективность действия этих устройств можно проверить на подопытном по имени Грехем, — Эрвин на миг остановил взгляд на Бризе. — Судя по тому, что ящер продолжает регулярно нападать на подопытных, надзирателей и охрану, но никто ещё не умер, у меня появляется вопрос, чего здесь больше — срабатывания ошейника, хитрости мутанта или работы Службы Надзора. Тем не менее, многие ещё помнят момент, когда взбесившийся ящер... герр Бриз, вы тогда едва не потеряли лицо в прямом смысле слова, я ничего не путаю? Однако о случаях нападения на сотрудников лабораторий или корпуса мадам Грант ничего не поступало.

Эрвин не пошутил. Он собирался выписать начальнику Службы Надзора грандиозную взбучку, и судя по взгляду Стила он это понял. Но взбучка будет выписана тет-а-тет, равно как и выданы соответствующие предостережения.

— Ваше предложение о дублирующем контролёре я заранее одобряю, но, повторюсь — я жду лаконично сформулированные заявления или готовые проекты. Плюс приходится признавать, что человеческий фактор касается не только беспечности. Он касается банальной нехватки людей. На данный момент у меня всё.

Он сел, не слишком довольный своим выступлением. Да, Эрвин, возможно, мог бы сказать больше, как гипотетический кандидат если не в ошейник, то в сотрудничающие. Ирония же заключалась в том, что он и был сотрудничающим. Нелегальным и недобровольным.

+5

8

Дэв пропустил выразительный взгляд Генри в свою сторону просто по той причине, что не считал, будто причастен к каким-то там жестоким экспериментам. Все эксперименты проводятся по необходимости. И меры, которые применяют в ходе работы ученые, — вынужденные. Просто с некоторыми зверятами иначе нельзя. Ну а то, что кому-то ( в том числе и Бладеру — что уж тут скрывать) нравится наблюдать за мучениями подопытных, за тем, как внутри них происходит борьба, в ходе которой снимается шелуха и наружу вылезает истинная сущность, — это уже другое дело.
Новый выступающий, начальник службы безопасности, с самых первых слов понравился Бладеру хотя бы тем, что не стал говорить, будто мутанты — это тоже люди, и прочую муть, от которой хочется скривиться, как от зубной боли. К сожалению, Бладер понимал, что попытка разграничить поднадзорных и надзирателей обречена на провал. Данные допущения — частичка истории данного учреждения. Вкратце Дэв помнил, что там случилось 6 лет назад. Но тогда все это прошло вскользь его, так как это была не его сфера. Придя в центр, он был занят несколько иной деятельностью и времени на разбор того, кто и как должен есть, у него не было.
- Можно запретить силовикам обедать при всеоружии. Достаточно было бы контролирующих людей в полном облачении. Можно также запретить поисковикам после службы разгуливать по заведении в форме. Исключение для случаев, когда они кого-то подменяют. Но для этого нужен соответствующий приказ, - прокомментировал ситуацию Дэв, скорее просто озвучивая свои мысли вслух и не особо заботясь о том, чтобы его кто-то услышал.
Он одобрительно кивнул, когда Эд сообщил Файзу, что некоторые рекомендации все же имеются. То, что новый сотрудник предпочел сразу брать была за рога — импонировало.
После выступления Эдрика Дэв поднял руку, так как ему все же было, что сказать по теме сотрудничающих. И, когда ему дали слово, поднялся, однако вперед выходить не стал.
- Хочу добавить сообщения выступающих. Среди претендентов на звание сотрудничающих есть еще один — Кристиан Даэр. Характеристика по нему уже была готова до появления герра Обермайера. И на данный момент по психологическим признакам данный человек максимально подходит для данной программы. Исполнителен, внимателен, способен в чрезвычайных ситуациях быстро принимать решения, заинтересован в развитии своей способности. Однако именно в способности и таится некоторая загвозка. Потому что сложно определить, где ее можно на данный момент использовать. Так, если Томас Вольски мог быть незаменимым на стадии сбора данных, если Кайл мог бы пригодиться при захвате мутантов (я беру в данный момент идеальную ситуацию, когда эти подопытные действовать будут наравне с сотрудниками), то сфера применения  его мутации будет достаточно сложно. Но в свете вышесказанного, нам стоит решить: будет ли выбираться лишь один претендент. И в этом случае будут ли делаться ставки на положительных результат или на отрицательный. Или же мы выбираем двух и далее смотрим на то, что будет.
Дев почесал щетину. Не нравилась ему такая постановка вопроса. Но в этом случае он ничего не мог поделать. Увы.
- По поводу предложения герра Обермайера относительно лояльных сотрудников, - Дэв бросил на психолога взгляд, который молчаливо сообщил, что ученый считает, будто новоприбывший сотрудник сошел с ума. - Возможно я не так вас понял, но вы предлагаете открыть вакансии в Центре людей, которые уже обладают способностями, таким образом набрав готовую команду мутантов?
Бред.. Иного слова Дэв даже не мог подобрать. И он не мог понять, неужели и Эрвин соглашается с этой идеей. Ведь где граница между тем, чтобы просто записаться в особый штат и тем, чтобы сначала походить в ошейнике. Почему у одних должны быть привилегии, а у других нет? Отбор по занимаемой должности? Бладер был всеми конечностями против подобной дискриминации. Если есть способность, то пусть у всех будет один путь — в ошейник. А дальше уж, будь добр, доказывай еще раз, что ты достоин работать, а не прозябать в неволе.
- Однако, я вполне согласен с тем, что как сотрудников, так и поступивших мутантов стоит при приеме пропускать через сканера и через некоторые тесты, которые разработаны нашими учеными, позволяющими с определенным процентом точности определить наличие у человека той или иной способности. Для подопытных это необходимо, так как не все способности, предрасположение к которым есть, проявляют себя на момент поимки. Если же будут данные о предрасположенности, это позволит нам проследить ее активацию, а также не позволит нам упустить интересные кадры, которые уходят от нас через бо, - хм…, - Марта также удостоилась не особо благожелательным взглядом ученого, — через учреждение, которым у нас заведует присутствующая здесь мисс Грант.
Высказавшись на этот счет, Бладер вновь опустился в кресло, кладя на колени браслет, где он делал некоторые пометки. Пока одни активно конспектировали (или делали вид что делают это) через планшеты, смартфоны и другие гаджеты, Бладер предпочитал пользоваться записной книжкой.
Во время выступления Эрвина, Дэв сделал пометку о новой дополнительной работе для себя: составить график сотрудников, которые бы вместо простого просиживания в кабинете занялись подготовкой «студентов». В общем в этом нет ничего сложного. Оптимизировать труд можно, если очень постараться. Тем более в лабораториях всегда имеются те, кто сочувствует подопытным. Конечно, в открытую они об этом не говорят, но все это и без того видно. Вот пусть и отрабатывают свое «сочувствие».
Так что в этом Дэв не видел особой проблемы.

+1

9

Подобные собрания у Чжоу всегда вызывали воспоминания о работе в полиции. Утренние пятиминутки и разнарядки точно также не были размазаны по времени, на них всегда обсуждались лишь насущные вопросы, сводки за ночь и особо крупные "висяки". И там точно также приходилось особо ретивым напоминать о "налогоплательщиках и законе". В данном случае это были "инвесторы", "директивы сверху" и "внутренние уставы". В общем-то, невелика разница, но для многих здесь они являются точно таким же "тормозом" в работе, "пятым колесом в телеге", в которое еще и палок повтыкали дополнительно.
Чжоу сегодня не зря был на собрании: нововведения достаточно крупные осуществлены и предстоят, а на таких вот оргобсуждениях частенько нет-нет, да и будет высказана вслух разумная мысль или дельное предложение. Рационализаторы есть на любом производстве или объекте, а здесь таковых в разы больше, так как отдел кадров местный тоже не просто так получает свою зарплату.
Ли внимательно разглядывал каждого докладчика, мысленно прикидывая, насколько они объективны. Получалось, что бОльшая часть из них более чем трезво оценивает как технические возможности коллег из СБ, так и степень угрозы, исходящей от их "подопечных". Ли улыбнулся, вернее, вечно играющая на губах улыбка стала чуть шире, когда зашла речь о сотрудниках "Центра". Вот уж Ли ни разу не сомневался, что среди них тех, кто обладает хотя бы пассивными способностями, большинство. Здесь и сейчас, скорей всего - процентов восемьдесят, включая его самого. Ах, да, он же не сотрудник. И все же, даже то, что он является основным поставщиком систем безопасности, включая контролирующие блокираторы способностей, не спасет его от пресловутого ошейника, если кто-то вздумает начать тотальную проверку подопытными-сканерами всех подряд. Насколько быстро "загнутся" от такого глобального использования способности сами сканеры - дело десятое, но способность пассивная (а значит, "малозатратная") и вполне может быть использована в таких целях. Еще одна галочка для сегодняшнего выступления его самого.
Новый начальник СБ заинтересовал особо - именно эта служба, по сути, была основной по части контактов Ли в "Центре", но, так как в последнее время руководители этого подразделения менялись со скоростью почти феноменальной - "текучка" здесь была сравнима разве что с ротацией кадров в Службе поиска (он чуть кивнул Ди Клеайно в знак приветствия), - он куда чаще общался с герром Бризом, как в.и.о., чем с тем, чьи обязанности Стил и исполнял временно. Почти все, сказанное МакБирном, Ли бы представил, как и свое собственное мнение. Разве что мнение о животных... ну, здесь приходится учитывать все тот же человеческий фактор, так как от этих "крырсок" местные ученые должны получить чуть больше, чем простые физиологические приобретенные реакции, то есть, условные рефлексы. Как ни крути, а именно воспитание хоть какой-то лояльности у подопытных вменялось в обязанности службе надзора, чтобы мутанты выполняли в лабораториях то, что от них требовали ученые. Но вот осознание опасности, реальной угрозы... у многих сотрудников "Центра" с этим были явные проблемы. Ли качнул тростью, коснулся ее концом своего ботинка, посмотрел на высветившуюся на экране схему помещений.
"Любопытно, все же... пожалуй, у меня появилось еще одно предложение", - и мысленно отметил про себя о необходимости приватной встречи с Эдриком МакБирном. - "И с доктором Бладером тоже".
Не похоже, чтобы этот человек был доволен текущим положением дел, а как правило, именно такие люди куда более жестко подходили к вопросам безопасности своей собственной и остальных.
Его представили - Ли встал, чуть повернулся, чтобы видеть всех в зале.
- Доброго дня, дамы и господа. Как уже было сказано, после каждого инцидента с нарушением протоколов безопасности или изобретательных решений подопытных в отношении существующих систем блокирования способностей, вносятся те или иные корректирующие или модернизирующие нововведения либо в систему безопасности, либо в систему блока и контроля способностей.
Вновь "ожил" экран. Высветился общий план учреждения, цветами были выделены блоки:
Зеленым - с полным контролем и экранированием любых способностей, как в лабораториях, камерах предварительного содержания и на полигоне. Точно таким же цветом теперь был выделены медпункт в корпусе подопытных, медблок и бордель;
Красным - вся остальная территория, включая фактически весь корпус подопытных, если не считать в принципе не доступный им блок охранных систем.
- Прошу обратить внимание, что расширение экранизации помещений началось сравнительно недавно и, по сути, является страховочной системой "от дурака". Как видите, блок коммерческой реализации, - он и глазом не моргнул, назвав бордель так, как того требовалось от дельца, зато улыбнулся Марте лично, - теперь полностью защищен от любых несанкционированных воздействий способностей. Учитывая, что там бывают и непроверенные люди, эта мера является более, чем оправданной. Я не буду ходить вокруг да около - в инвестиционный совет учреждения уже внесены соответствующие предложения по полной экранизации "Центра". Думаю, любой из вас согласится, что не желал бы стать объектом воздействия даже самой слабой "безобидной" на первый взгляд способности? Если исключить варианты с исцелением, эта мера безопасности - страховочный батут под всеми нами.
Он обратил внимание на Эдрика и лично ему слегка кивнул.
- Должен отметить, герр МакБирн, что упомянутая Вами страховка в виде контроля болевых рецепторов буквально два дня назад была отправлена в разработку благодаря сотруднику СБ - Мэту Уоллесу. Более того, на основе его предложений, у чипов нового поколения появится и контроль двигательных функций. Упомянутая Вами ранее "кувалда", в случае, если мы будем знать о том, что делает подопытный, просто не сможет быть поднята. Это сложно, но, как меня заверили мои сотрудники отдела разработок, возможно. Но, как Вы же и сказали, полностью полагаться на техническое оборудование, каким бы совершенным оно ни было, - глупость несусветная. Всегда и везде найдутся те, кто обойдет любую систему безопасности.
Он вновь обратил внимание аудитории на экран.
- О других новинках технического оснащения. В ошейниках теперь появилась дублирующая система парализаторов с возможностью повторной инъекции тем подопытным, масса которых превосходит средние параметры или психическое состояние которых требует большей дозы. Антивандальными камерами обеспечено 100% всех помещений. Возросшая нагрузка на энергоблок ликвидирована - две подстанции уже введены в эксплуатацию. В связи с увеличением финансирования, - на Файза он не смотрел, о финансовой стороне вопроса скажем герр начальник, - обновлены устаревшие модели оружия в СБ и СП. Биометрические системы безопасности введены теперь во всех административных и исследовательских помещениях.
Он отвернулся от экрана, где до этого мелькали согласно его словам схемы и изображения соответствующих систем и помещений, обратился уже к Файзу и Эрвину.
- В свою очередь, у меня предложение в отношении порядка отключения и регулировки уровня блокировки способностей. Уже были случаи внепланового отключения блокировки у подопытных, обладающих довольно опасными видами способностей. Увы, но в таких случаях наша компания не в состоянии дать хоть какие-то гарантии безопасности. Ведутся разработки, в случае успеха которых будет возможно разрешать использование в определенных помещениях лишь узкого круга способностей: исцеляющих, например. Но это лишь все на стадии разработки. Считаю, что уровни доступа к такой функции, нужно существенно повысить. Скажем, до начальников групп или даже подразделений. Пожалуй, у меня все.
Он сел, улыбнулся очаровательной соседке - Марта Грант, как всегда, само совершенство, даже если пришла на битву с тенью.

+3

10

Если отбросить специфику работы, «Центр» по своей проблематике в глобальном плане не отличался ничем от любого другого учреждения. Чем бы ни занимались компании, предприятия, заведения, учреждения, организации, в вопросах управления они всегда упирались в две вещи: кадры и оснащение. При этом, как показывала практика, толковая кадровая политика и грамотная корпоративная культура снижали затраты на техническое оснащение порой в десятки раз, при этом существенно повышая эффективность. Разруха всегда начиналась в головах, но, к сожалению, мало кто мог признаться, что дело конкретно в его голове.
Генри внимательно наблюдал за аудиторией, пытаясь разобраться, в чьих же именно головах дело.
Файз. Был краток, говорил по существу. Но лично его, почему-то, не представил, в то время как представил начальника Службы Безопасности. Что этим хотел сказать Файз и что это говорило о самом Файзе, пока было непонятно. Слишком мало времени для выводов. И хорошо бы побольше данных.
Ди Келайно. Говорил по существу. Предлагал дельные вещи. Ведет себя так, словно ничего не скрывает. Надо бы изучить личное дело, понять, кто такой.
Бладер. Бладер бесит. Бесит и тупит. Уходит в частности, причем, в частности, только ему удобные. Индивидуалист.
МакБирн. Сама самовлюбленность. Так вот, практически с порога обозвал весь руководящий состав идиотами. Вещи бесспорно говорит дельные, дело свое знает. Но с выводами все же торопится. Торопится с выстраиванием причинно-следственных связей, увлекаясь иллюзией собственного непогрешимого профессионализма. Показушник. Таким довольно-таки просто манипулировать. А вообще хорошо бы с ним задружить, было бы полезно обоим.
Рейхсфрейгерр-Вартенслебен. Рейхсфрейгерр-Вартенслебен. Рейхсфрейгерр-Вартенслебен.
В голове фамилия выговаривалась уже достаточно легко.  И все-таки звать его хотелось «Эрвин», неважно, в голове или в постели. То есть, конечно, он имел в виду «в действительности», но в постели – самое то. «Эрвин». Само по себе имя при правильном произношении звучало как стон. А еще можно было томно растягивать «Э-э-э-э-эрвин» на выдохе.  На этой мысли Генри понял, что собрание начинает наводить на него скуку, и пора бы высказаться снова.
Слегка поерзав на стуле, он сменил позу, зажмурившись, потер лицо ладонями и снова вернулся к выступлениям.
Итак, Эрвин. Говорит по существу. В эмоции не впадает. Ситуацией владеет.  Самолюбованием не занимается. Соображает. Что-то скрывает, и довольно-таки успешно. Открыто говорит о том, что директивы, спущенные сверху, лишены здравого смысла. Хороший управленческий прием, чтобы не отвечать на неудобные вопросы. Место свое не зря занимает.  Хорошо бы втереться к нему в окружение поближе.
Ли Чжоу. Тоже все по делу. Мысль о полной экранизации заставила Генри нахмуриться. Он плохо понимал, как это работает на самом деле. С одной стороны, мысль, что он не будет болезненно ощущать своей тушкой эмоции местных обитателей, его радовала. С другой, он уже привык использовать ее как рабочий инструмент и проверять ею определенные факты. То есть потенциально это снижало его эффективность процентов на 10-15. Существенная цифра. Впрочем, чисто профессионально его выводы чаще всего были избыточными по содержанию, так что качество работы вряд ли пострадает от этого. Подавление боли. Если его убрать, то побочный эффект в виде повышенной чувствительно был для него неприятно перспективой. Так ведь можно и от любого прикосновения начать шарахаться. Да что там, даже чуть более горячий кофе мог стать проблемой. Ладно. Решать проблемы по мере их поступления.
Итак, господа присутствующие больше апеллировали к технике. По технике Генри специалистом не был, но был специалистом по мозгам, и видел свой долг в правильном смещении акцентов. Тем более, вряд ли от специалиста на его должности ожидали чего-то иного.
Коллеги мешкали, видимо, переваривая полученную информацию. Обермайер воспринял это как знак и взял инициативу на себя:
- К своему удивлению, впервые слышу о том, что подопытных на роль сотрудничающих было выбрано трое. И так как этот кандидат не был мною изучен, я не могу ни подтвердить слова доктора Бладера, ни опровергнуть. Надеюсь, для всех здесь очевидно, что психологическая экспертиза людей за пределами нашей организации и внутри ее – вещи качественно разные, и заключения могут быть неравнозначными. В связи с этим я просил предоставить мне все уже существующие заключения на кандидатов в сотрудничающие, тем не менее, получил только дело Пхен Ким Сая. В связи с этим прошу дать мне один рабочий день, чтобы проверить заключение на господина Даэра и, при необходимости, скорректировать заключения на Моргана и Вольски.
Впрочем, господа, это все частности. Чтобы направить разговор в нужное русло, на мой взгляд, важно всем нам вспомнить, чем мы здесь и для чего занимаемся. Учитывая политические и экономические тенденции в мире при ускоряющемся развитии, мне отчасти понятны мотивы властей, подгоняющих нас. С каждым годом человеческий ресурс (с Вашего позволения, я буду относить в эту категорию и наших подопытных, поскольку они наделены интеллектом) в мире определяет все большую долю рынка, как в экономической, так и военной сфере. Таким образом, не в состоянии организовать нашу работу  с должной эффективностью, в скором времени существование «Центра» в том виде, в котором он существует сейчас, может быть поставлено под сомнение. И главной нашей задачей является повышение эффективности уже работающих сотрудников и грамотная укомплектованность человеческими ресурсами всего штата.  Это во-первых. А во-вторых, нашей задачей является практическое применение результатов наших исследований,
- Генри сделал акцент на слово «практическое». - А именно использование способностей, а в некоторых случаях, не побоюсь этого слова, талантов наших подопытных в экономических и практических целях. Сверху ждут, что мы начнем выпускать наружу полностью готовые к сотрудничеству экземпляры в качестве ресурсов с повышенной эффективностью и оружия, в то время как наша внутренняя политика по отношению к подопытным делает их переход в категорию лояльных если не невозможным, то трудоемким, длительным и дорогим.
Как специалист могу сказать, что нельзя сначала относиться к подопытному как к зверю, а затем перевести его в статус «человека» и ожидать преданности. Не получится. Тут либо идеально выдрессированный зверь, лишенный всего человеческого, либо осознанный, лояльный и мотивированный человек. О каких-то полумерах и полустатусах речи быть не может.
Дальше будет больше. Давление сверху только усилится, вопрос не в здравом смысле, вопрос в гонке вооружения и войне за человеческие ресурсы. Им все равно, как мы это сделаем, и сделаем это мы или кто-то другой. Им нужны результаты, и наши провальные эксперименты – это временная мера, бомба замедленного действия. Они, безусловно, дадут нам время, чтобы перестроить систему. Но если мы этого не сделаем быстро и эффективно…
- Генри просто покачал головой, разводя руками.
- Итак, что я предлагаю. В первую очередь, как я уже сказал, разработка системы лояльности по отношению к тем, кто уже работает в «Центре», чтобы мотивировать их на своеобразный камин-аут. И здесь, уважаемые господа, чтобы ускорить процесс, многое будет зависеть от прецедентов в руководящем составе, - Генри не стал пояснять, что он имеет в виду, лишь обвел всех взглядом, внимательно изучая отразившиеся на лицах реакции.
- Во-вторых, пора пересмотреть свое отношение к подопытным, перестать смотреть на них как на животных и как на расходный материал, а наделить их человеческими правами. С соблюдением всех мер безопасности, разумеется. Особо запущенные варианты отправить на курс реабилитации. Прошу истолковать мое предложение верно, я не являюсь сочувствующим к подопытным или активистом борьбы за их права, моё предложение продиктовано исключительно внешними вызовами, которые спускают на нас верхи. Это ускорит процесс эффективного внедрения программы сотрудничающих в разы.
- В-третьих… На эту мысль меня натолкнули слова доктора Бладера. При комплектации штата всех потенциальных сотрудников сканировать на наличие способностей, и при их обнаружении ставить мутанта на учет… Технически я не очень хорошо понимаю, ошейник там или чип, я хочу озвучить сам принцип. Таким образом мы сможем изучать мутанта с одной стороны, развивать его способности в наших интересах с другой стороны и получим хорошего специалиста с третьей. Инструмент контроля в виде чипа или ошейника останется, зато содержание подобных подопытных уже не будет пустой тратой бюджетных средств, но будет приносить нам пользу в качестве рабочей силы. Если рассмотреть эти предложения наряду с остальными, включаюшими новые меры повышения безопасности и обучения выкупленных подопытных, мы сможем показать невероятно высокую продуктивность в самое ближайшее время. Средние века давно прошло, необходимо внедрять инновации не только технического, но и управлечнческого качества. За нами будущее, господа.
Ах да, что касается предложенных кандидатур... Полагаю, Вольски с его регенерацией будет больше полезен в качестве бесконечного поставщика донорских органов, поэтому его лояльность и готовность с сотрудничеству вопрос непринципиальный. Предлагаю отразить это в отчетах.
На этом у меня пока все,
- закончил Генри и присел, постепенно начиная осознавать, что о нем подумают после такого спича. Кто-то наверняка начнет подозревать, что его прислали сверху, кто-то поглупее начнет подозревать его в личной лояльности к подопытным. Кто-то зайдется в восхищении. В любом случае, безразличным подобный спич вряд ли кого-то оставил.
Ну, и отлично. Любите меня, ругайте меня, только не относитесь ко мне равнодушно (с)

Отредактировано Генри Обермайер (2016-08-14 22:17:26)

+4

11

Саботаж спущенных сверху директив. Да, иногда это была единственная мера восстановления здравого смысла в работе, но - временная. В данном случае правы были и сторонники “саботажа”, и Обермайер. Эдрик, которому еще предстоял визит к психологу для текущей проверки и допуска - еще одна шутка юмора над здравым смыслом, - к уже исполняемой работе, с интересом наблюдал худощавого, аккуратного моложавого парня. Почему-то казалось, что в нем звенит внутреннее напряжение, но Эд не видел причин, чего бы ради. Сапожник без сапог - явление исторически устойчивое, так что напряженный психолог - тоже не новость. И все же казалось, Хайнрих Обермайер, - язык не поворачивался назвать этого бурше “Генри”, - старательно держит маску отчужденности. Эд помнил его дело, Обермайер был одним из первых, кто поступил в Центр после него самого, но факты биографии ничего не могли сказать ни “за”, ни “против” каких-либо выводов.
А вот сказанное о “действующих сотрудниках Центра” - мутантах подняло дыбом волоски на руках МакБирна. Ди Келайно, Пхен Ким Сай… сиськи Мадонны, Эд понял, что не имеет четкого понятия, а сколько же на самом деле мутантов среди персонала, а не среди подопытных?
Паранойя, которая и не засыпала, возбужденно вздернула голову и обежала прицельным взглядом всех, кто был в зале. Эд видел спины, плечи, головы и лишь отчасти - полупрофили, поскольку сидел в заднем ряду. Спины, осанка, поза тела “говорят”, для внимательного наблюдателя, да только на них не написано “Мутант”...
Надо переговорить со Стилом. Если есть в штате хоть один мутант со сканирующими способностями, Эд должен заручиться его доверием и использовать по полной.
Поначалу он представлял свою работу как непыльную должность начбеза при каком-то засекреченном научном концлагере - следи за мышками, следи и за кошками, чтобы все было шито-крыто, - но теперь границы собственных функций начинали казаться зыбкими. Задачи оставались теми же, - секретность,-  но их выполнение обещало обрасти множеством ерунды, связанной с общественным мнением, угрозой СМИ и прочей лирикой, ничуть не упрощавшей работу.
А при этом у него полный комплект безалаберных головастиков-ученых, неспособных противостоять спонсирующим организациям и лицам даже в вопросах безопасности.
Эд заглянул в записи на планшете и, дождавшись, пока Обермайер направится к своему месту, поднялся, делая вопросительный знак председательствовавшему.
- Я хочу сказать пару слов, касающихся всех присутствующих здесь и их групп.
Он дождался приглашающего жеста от главы Центра, вышел вперед, мимоходом, но внимательно присматриваясь к сидевшим в зале, уже совсем с другой позиции. Мутант? А этот? С какими свойствами? Чего ожидать от каждого - такого, против чего у его парней, простых парней с шокерами и пистолетами, может не найтись защиты или оружия?..
Прошло меньше недели с его прогулки в компании Бриза по ухоженной территории Центра, - а Эдрик уже утвердился в мысли о мьютах как о нелюдях. Сверх- или недо-, но не-людях. Вполне вероятно, что в Америке позапрошлого века он был бы на стороне южан. Что до “войны Юга и Севера” в рамках Центра, то ее условия диктовались, а не складывались.
И, верный своему мотто, Эд заявил прямо противоположное:
- Я полностью согласен с герром Хайнрихом… - кивок, обозначивший вежливый поклон, в сторону психолога, - касательно того, что от Центра обязаны ждать отдачи. Деньги в будущее перестали вкладывать со времен Медичи, всем нужен доход в настоящем. Недалеко то время, что мы окажемся перед перспективой сотрудничать со множеством тех, подобных кому вы, господа, сейчас … изучаете… теми или иными способами.
Если кому-то померещилась ирония в его голосе, то пусть с этим и живет.
- В связи с этим я планирую повысить уровень безопасности среди людей, безопасностью никогда не интересовавшихся. Я намерен регулярно проводить занятия в контексте требований безопасности именно нашего Центра с работниками разных отделов, а для начала хотел бы организовать, как в тренировочных, так и в тестовых целях, учения, имитирующие внештатную ситуацию. Какую именно - я не намерен заранее сообщать, чтобы тестовая часть этих учений прошла боле-мене чисто. В подготовке этого дела я буду благодарен за помощь герру Обермайеру. Психологический аспект, разумеется, важен. Поскольку я намерен ориентировать людей, - он выделил тоном последнее слово, - на экстремальные ситуации, связанные с мутантами, и в условиях, где помощь мутантов будет исключена, я попросил бы сотрудников с особыми способностями не вмешиваться в ход учений, когда они будут объявлены. Люди должны уметь позаботиться о себе сами, а не рассчитывать на ..сотрудничающих. Ничего личного. Лишь максимально реалистичные обстоятельства.
Он полуобернулся к главе Центра, единственному человеку, чье мнение по сути могло повлиять на разрешение или запрет его затеи, и адресовал ему вопросительный взгляд прежде, чем завершил фразой, призванной включить в одну компанию всех, независимо от предыдущего разделения по принципу человечности:
- Мнения и предложения будут приняты с благодарностью. Опыт работы в Центре может подсказать вам то, чего пока не вижу я.

+2

12

Сай наблюдал. Он наблюдал, даже не глядя, просто слушая и слушая, отступив сегодня от правила не читать мысли коллег. Слишком важным было то, что сейчас обсуждалось, слишком плохо он управлял пока эмпатией, которая вмешивалась помимо его воли.
И главным, что он сегодня чувствовал, был страх, превалирующий даже над любопытством и смятением. бОльшя часть тех, кто сидел здесь нынче, либо боялись обсуждаемого во проса, либо были растеряны до состояния отключения соображалки. Нет, это не было паникой, но их образ мыслей, обычно крайне рациональный и направленный на решение сложнейших задач науки и безопасности, сейчас был хаотичен и... метался. Он не мог иного слова подобрать, но это было сродни тому, что он сам чувствовал, когда видел нечто отвратительное: парочки целующиеся у всех на виду или людей, грызущих ногти - непостижимо, непонятно и оттого вызывает чувство непомерного ужаса и гадливости, до тошноты скребущее сознание неизвестностью и осознанием того, что ты ничего не можешь с этим сделать, не нарушив пару десятков правил или законов.
Эти люди тоже смотрели на мутантов также: брезгливо и с застопорившимся осознанием собственной беспомощности. Сай их понимал, осуждать не мог, но зато недоумевал, почему они хотя бы антисептиком не воспользуются, а вместо этого просто берут гранатомет и...
Впрочем, большая часть предложений, озвученных теми кто выступал, - кто вообще решился выступить, - были весьма дельными, если не сказать "крайне необходимыми". Да, кто-то из тех, кто выступал, не знал всех особенностей работы здесь, но логика подсказала, в каком направлении необходимо организовывать работу. По крайней мере, с непосредственным начальством Сай был согласен целиком и полностью.
В итоге, как только новый начальник СБ закончил свою речь, рука в перчатке из тонкой кожи поднялась вверх: у Сая тоже было, что сказать сей аудитории. Как только после секундной паузы, ему дали понять, что он может высказать свое мнение, он встал, вышел вперед и повернулся лицом к тем, кто сегодня решал судьбу сотрудничающих и стремился максимально обезопасить себя от "опасных элементов".
- Возможно, еще не все знают меня в лицо. Пхен Ким Сай, сотрудничающий подопытный №С-1, - новый номер в личном деле и даже некий повод для гордости. Он же действительно первый. - Сотрудник Службы поиска "Центра". Вряд ли я смогу сейчас вам расписать все аспекты работы в Службе, к которой я приписан, но одно могу сказать точно: мой начальник, Аргетис Ди Келайно прав, говоря о том, что выборка по результативности работы в отношении меня фактически не является показателем с положительной динамикой в отношении всего отдела вообще. Но я могу с определенной уверенностью сказать, что мне стало работать легче: мне не приходится теперь оправдывать свои "находки" в отчетах приемлемыми и допустимыми с точки зрения логики причинами, - формулировки из анкет проще, они понятны здесь большинству сотрудников. Он перевел взгляд на психолога. - Равно, как и повысились мои шансы вообще найти тех, кто обладает способностью - мне не приходится скрывать свою собственную, так как раньше был шанс того, что, наткнувшись, скажем, на сканера, я бы трижды подумал, тащить ли его в "Центр" с учетом возможности того, что он выдаст в итоге и меня. Понимаете? Одна из причин страха исчезает. возможность повысить свою эффективность, как специалиста при условии сохранения почти всех прав и рабочего места - весомый аргумент. Одно "но": у меня выбора, - ставить чип или нет, - не было. Меня поставили перед фактом, - ни тени обвинительных или тем паче обиженных ноток в голосе. Сухая констатация факта. - А значит, мне проще было принять новое положение дел. В связи с этим предложение: при выявлении у сотрудника способностей не угрожающих жизни и здоровью окружающих, а также при положительной характеристике от психолога и СБ, ставить чип сразу. Иначе сомнения, уж извините, возникнут неминуемо.
Кореец перевел взгляд на Эрвина.
- Лояльность - весьма шаткое понятие, особенно, если после престижной должности, высокой зарплаты и уважения в обществе лишать всего и сразу. Шанс, что человек взбрыкнет уже после принудительного чипирования гораздо ниже, чем если предварительно надеть на него ошейник.
Пару секунд он еще раздумывал, но, все же, высказался еще по одному вопросу.
- Также я уже писал рапорт после экзамена кандидатов в сотрудничающие. Кандидатуру Томаса Вольски поддерживаю на должность поисковика: его способность особенно хорошо поможет в случаях, когда люди применяют способность, думая, что рядом никого нет, а лишь... кошки. Это лишь как один пример. Остальные его характеристики подходящие для работы в Службе поиска указаны в моем рапорте. Готов взяться за его обучение, как поисковика. У меня все.
Он вновь сел на свое место. Если кто и захочет задать вопросы - пусть задает.

+3

13

О том, что ему влетит от начальства, Стил знал. Впрочем, когда это ему не влетало? Так что под взглядом файзова зама он только аккуратно кивнул. И выступать не собирался, исключительно присутствовать, но дальше обсуждение свернуло в сторону сотрудничества и безопасности, время от времени задевая не по больному, но по наболевшему. И если к электронной безопасности у Стила не было ни малейшей претензии, он вообще верил в науку и технику, иной католик не так истово верит в покров Святой Богородицы, то к сотрудничеству он относился скептически. И в этом не было ничего парадоксального — окружённый плотным кольцом лояльных подопытных, он прекрасно знал, сколько стоит эта лояльность и в какой именно валюте. Несмотря на то, что обычно больше всех о лояльности и говорил.

— Позвольте, я буду краток. — Стил поднялся со своего места, дождавшись, пока Сай закончит свою речь. — Мне кажется, что у всех коллективно отбило память, простите за прямоту. Я категорически против кандидатуры Вольски. Да, он энергичный и способность у него интересная. Но о лояльности, — он скользнул взглядом по Саю, — тут речи не идёт даже в первом приближении. Не так давно Томас Вольски принимал непосредственное участие в организованной попытке побега с захватом заложника. Отмечу, в качестве одного из организаторов. При последующей проработке инцидента Службой Надзора Томас Вольски показал себя как личность упрямая, идейно зациклившаяся, непримиримая. Несмотря на то, что по данным Службы Надзора он лицо материально зависимое: продажен и вороват. Да, при достаточной материальной заинтересованности он может принести пользу Службе Поиска, но я не исключаю, что если некая третья сторона предложит больше, то он без лишних сомнений и даже с удовольствием станет проблемой по части Службы Безопасности. Поэтому если он и подходит для программы сотрудничающих, то исключительно с целью зарубить её на корню на ближайшие десять лет. Даже Грехем с этим не справится с такой блистательной фееричностью, как Томас Вольски.

Идея «пропуститься» через сканера Стила не напугала и не напрягла. Все сканеры Центра, сколько их тут было-то, господи, были личностями мыслящими, умели просчитывать все за и против, и... давным-давно научились держать языки за зубами, если речь шла о силовиках. Кроме всего прочего, Стил лучше других знал, что способности сканеров были пикирующими. Уже на третьем тестировании их силы начинали иссякать, чувствительность снижалась. После первого десятка проверенных сотрудников сканера можно выносить под капельницу, иначе уже давно всех переловили бы и окольцевали.

+3

14

Рондо маялся. Рондо страдал. Это как в самолёте, только хуже — у Рондо было генетическое неприятие официальных собраний, особенно если собиралось всё начальство в кучу. Спрашивается, почему он-то?! Пусть бы Келайно сам, он начальник, и вперёд! Он возмущённо оглянулся, взгляд снова споткнулся об Вольски, и сразу помягчал. Ну да, ну да... Вот поэтому он тут и торчит. Потому что это ж Вольски, и потом, Фрамм обещал, а мужик сказал — мужик сделал. Мужик обещал — мужик выполнил. Мужик существо суровое, как мыслящая лопата, а работа должна выполняться по простейшему алгоритму: бери больше, кидай дальше, а пока летит — отдыхай вволю!

— Не ссы, — ободряюще посоветовал он, обращаясь к Вольски. — Не сожрут же они тебя. Просто не хами, и будь паинькой, я говорить буду.

Сказал и тут же судорожно сглотнул. Говорить с начальством Рондо не умел. Он начинал горячиться, а когда горячился, мозги принимались вчистую проигрывать борющемуся за независимость языку. Когда их обоих позвали, Рондо быстро привёл себя в порядок. Провёл ладонью по бритой башке, чистую по такому случаю униформу довёл до идеального состояния, и уж совсем из нервов причесал Вольски. Пятернёй, потому что напрочь забыл, в каком кармане расчёска, и есть ли она у него вообще. Теоретически, должна быть, потому что устав. А практически — на кой она Фрамму, брови расчёсывать?

Пред начальственные очи Рондо Фрамм появился сосредоточенный, как бульдозер в разгар рабочего дня. Вольски поставил рядом, давая всем возможность насмотреться, оглянулся на Файза (зря это сделал, язык тут же почуял победу и отлип от нёба), получил приглашение говорить в виде непротивления злу насилием, и гулко кашлянул, как будто в бочку выстрелил.

— Рондо Фрамм, сотрудник Службы Поиска, — он фирменным тяжёлым взглядом обвёл всех присутствующих, как будто на всякий случай пристрелялся. — Я подавал ходатайство о включении Томаса Вольски в программу сотрудничества.

Это и всё, на что хватило мозга. Откровенно говоря, эти два предложения Рондо вызубрил. Потому что начало — это очень важно. Начало это, можно сказать, первый гвоздь. А вот куда он будет вбит — молотку плевать, хоть в крышку гроба, хоть в запястье тридцати трёхлетнего плотника-еврея.

— Почему? — строго спросил Рондо и снова оглядел присутствующих, зафиксировав взглядом тех, кого не знал лично. К новичкам у него отношение было сугубо утилитарное, по принципу «сожрать или сгодится». Имён не знал, хотя список видел. Ну, единственный азиат из незнакомцев был опознан как Ли Чжоу. Это был верх логического мышления в исполнении Рондо. Генри Обермайера и Эдрика МакБирна он благополучно перепутал, присудив каждому имя и служебное положение другого.

— Поясняю. Во-первых, в рамках помощи отделению герра Рейхс-фрей-герра-Вар-тенс-ле-бе-на, — откусил каждый слог, но не перепутал, по пути лишний раз удивившись, как всё-таки странно сочетается это двойное «герра/герра», как будто их двое, — когда в эксперименте понадобилось, меня позвали. Даже  без ошейника Томас был молодцом. Хомяк был виноват сам, хомяк грызун, а он кот. Поэтому. Далее. В качестве проверки Томасу Вольски было поручено заняться новичком неопознанной породы по имени Легион. Мной поручено. Проследить, чтобы не жрал тарелки, научить пользоваться санузлом, объяснить правила поведения среди, во избежание, а также научить читать. Потому что неопознанный Легион, между нами, и говорил-то не очень, мышление как у контуженного ефрейтора, речь бедная, словарный запас увечный, пищевые пристрастия не изучены, ел котлету вместе с тарелкой. Шерсть, клыки, язык слюнявый, глаза дебильные... Извиняюсь.

От такой длинной речи у Рондо на лбу выступил пот, он чётким движением достал из кармана платок, промокнул башку, одобрительно хлопнул Вольски по плечу, от чего того зашатало, как молодую берёзу во время грозы.

— Потому что если бы, то Служба Охраны, не в обиду, а потом неопознанный Легион стал бы сперва покалеченным Легионом, а потом мёртвым Легионом. Принял посильное участие в спасении ценного экземпляра, с привлечением подручных воспитательных средств в виде Томаса Вольски, терпение, такт, энтузиазм, здоровый аппетит. Рекомендую к употреблению. У меня всё.

Как обычно, с логикой сказанного вслух у Рондо не ладилось, но это с глазу на глаз в обычном разговоре он мог выдавать неглупые мысли. В присутствии начальства, как уже было сказано, язык радостно скакал куда-то в дальние дали. Мозги, матерясь, пытались догнать этот своенравный орган, на бегу ужасаясь «Что ты, блядь, несёшь?!» Но всё было не так страшно. Келайно смотрел хорошо, а если непосредственный начальник не крутит пальцем у виска, то это уже неплохой признак. Волнение внезапно куда-то подевалось, Рондо безошибочно вперил взгляд в глаза Аргетиса, уловил сытый блеск и нахмурился. Методы эмпата ему не нравились, хотя он не мог не признать, что ему стало легче.

+4

15

Если Рондо, идущий впереди него, явно нервничал, то сам Том, напротив, пребывал в том блаженном состоянии, приближенном к дзену, в котором всё кажется не более чем суетой сует. У Тома лично всё было хорошо.
Увещевания Рондо "не ссать" были приняты к сведению:
- Есть, сэр, - мурлыкнул он, улыбаясь. - Паинькой, сэр. Всегда, сэээррр.
Он позволил себя причесать - не то чтобы от усилий Рондо был толк, но Том благожелательно терпел, всем своим видом показывая, что он просто маленькая кроткая овечка, очень скромная и очень прилежная, которая согласна просто стоять и щипать травку в стороночке во время разговора с сиятельным начальством. Он был такой довольный, что даже не болтал, только щурился сыто, и, кажется, и впрямь не собирался в ближайшее время доставлять какие-либо неприятности.

Просто очень уж удачное выдалось для него утро. Когда Рондо за ним пришёл, Том всё ещё был у Грехема в комнате, как раз только что после душа, весь расслабленный, в следах от ящерских зубов и с мокрыми волосами, от воды свивающимися на лбу и возле ушей в колечки. На футболке и штанах, когда он оделся, обнаружились мелкие дыры от когтей Грехема, губы были красные, и прежде, чем уйти, Том так многообещающе и влюблённо Грехему улыбнулся, что тут вообще никаких сомнений не должно было остаться в том, как именно он это утро провёл.
На языке у него всё ещё был привкус алкоголя, печенья, икры и жёсткой ящерской чешуи. Это заставляло его время от времени мечтательно облизываться. В целом, Том выглядел, как... ну да. Как кот, обожравшийся сметаны. Именно так, и ничего удивительного. В общем, на собрание он отправился так, словно шёл на послеобеденную прогулку.
Правда, натыренные зажигалки и прочее наворованное ему пришлось из карманов вынуть и оставить в комнате Грехема: он просёк, что если важные шишки на собрании вздумают обыскать его или хотя бы заподозрят, что карманы у него не зря оттопыриваются многозначительно, то под раздачу попадут оба - и он, и Грехем. Ему тогда уж точно не светит попасть в сотрудничающие, а Грехему - ну, тоже наверняка по головке не погладят. Ну, ничего: он всё равно собирался ещё туда вернуться. И поживиться снова. Всем, что предложат.

Рондо привёл его в кабинет, поставил, назвав его имя, - Том приветственно махнул рукой, как бы подтверждая, что да, это он, собственной персоной, и именно так его и зовут - и начал говорить. Том, как ему было велено, молчал, покуда его никто ничего не спрашивал, улыбался таинственно, стараясь выглядеть презентабельно и сложив руки за спиной, и украдкой разглядывал присутствующих.
Большую часть он знал. Ожидаемы были герр Эрвин, Бладер, доктор Зигмунд, отчасти - Белоснежка. Бриз, при взгляде на которого Том чуть прищурился в задумчивости - лёгок на помине, что называется. При виде мистера Ли Чжоу Том удивлённо моргнул: вот его присутствие на собрании для Тома было загадкой - неужели и этот в Центре работал? Тогда зачем ему, интересно, вообще все эти разговоры про выкуп, если он мог просто снимать их с Лохматиком в борделе тогда, когда ему заблагорассудится?
Незнакомы были длинноволосый красавчик, которого Том пару раз видел издали, некто в тёмном костюме и с бейджиком (которые, как Том заметил, тут очень мало кто носил), красивая дама в платье, которую Том мельком видел в борделе, когда его привели туда недавно, и... и, ну, по всей видимости, Самый Главный Босс, учитывая, где он сидел, как он держался и как Рондо на него оглянулся. Последнего Том изучил немного более внимательно, чем остальных. Значит, вот кто тут всем здесь заправлял? Интересно, где он был всё это время, раз Том ни разу его не видел? Предпочитал руководить Центром дистанционно? Или просто сидел целыми днями в своём кабинете и не показывался на глазах местных обитателей? Память подкинула картинку: герр Эрвин, которому он рассказывал про Бриза, называя его Герром Начальником №1, спросил у кого-то, не о Файзе ли речь. Файз, значит? Это был он? Оставалось только догадываться.

Мистер Мачо о нём так положительно говорил тем временем, что Том аж растрогался. И глазки долу опустил скромненько, мол, ну что вы, я не волшебник, я только учусь, но вообще, мол, такой вот я молодец, да. Едва ли ножкой не шаркал застенчиво. Но взгляд из-под ресниц был цепкий и весёлый. И взгляд этот периодически нет-нет, да скользил то к Бризу, то к Ли. Иногда - к доктору Зигмунду, поскольку ему было всё ещё интересно, какое там окончательное заключение психолог вынес. На предполагаемого Файза (или кем он там был на самом деле) Том оборачиваться не рисковал, чтобы не палить своё любопытство слишком уж откровенно.
И он даже не перебил ни разу. Просто стоял, воплощая готовность работать, сотрудничать и внимать, и ждал, обратятся ли к нему, или насмотрятся на него и скажут Рондо увести его обратно, чтобы обсуждать всякие свои секретные дела. Наверняка почти все дела у них тут были секретными.

Отредактировано Томас Вольски (2016-10-07 01:34:57)

+3

16

Дэв внимательно выслушал доклад Ли. С не меньшим интересом ознакомился с существующей установленной системой экранизации и с теми зонами, которые могут в дальнейшем под нее попасть. Это его устраивало вполне.  Быть может полностью центр изолировать не стоит, но вот те помещения, куда имеют доступ посторонние — обязательно. Правда, в этот же пункт плана Бладер бы занес и коридор как в научном, так и в других помещениях упреждения. Конечно, посторонние так просто сюда не проникают: все-таки это секретный объект и доступ достаточно сложен. Однако с учетом новых сотрудничающих как-то не улыбалась Бладеру перспектива, чтобы тот же самый Сай, забывший самостоятельно отключить свою способность, начал бы сканировать его мысли. А судя по настроениям, одним Саем здесь дело не ограничится. Тот же Аргетис.. И чтение мыслей и эмпатия в данном случае — меньшее из зол. По-хорошему, не мешало бы внести в правила внутреннего распорядка, что при
нахождении в помещении Центра данные «сотрудничающие» должны быть с отключенной способностью. Именно ради этой самой безопасности. 
Что ж, вопрос безопасности стал действительно чуть ли не основным. И в этом не было ничего удивительного. Новая директива подставляла многих, если ее реализация будет провалена. Что может сделать подопытный, если все же решит воспользоваться ситуацией и уйти. Просто исчезнет? Пожалуй, для Центра это будет самый удобный вариант. Но на него рассчитывать не стоило, потому что всегда есть шанс, что бывший сотрудничающий вернется, дабы поспособствовать освобождению своих друзей. И вот тут все будет зависеть от того, какой способ он изберет и как среагирует система безопасности.
Пусть Бладер сейчас мыслил более узкими категориями. Но именно эти категории в своей сумме и давали общую картину. Потому без этих же самых частностей можно пропустить что-то очень важное.
Учения, о которых говорил герр МикБирн, обещали послать к черту график многих работ. А значит, необходимо было внести коррективы, предусмотрев подобные срывы. Новая пометка сделана Дэвом в блокноте.

Чип. Теперь говорили о том, чтобы внедрить его на всех работников со способностями. Конечно, это не дословно то, что услышал Бладер, но сути это не меняло. Конечно, чип лучше, чем ничего. Он позволял людям продолжать выполнять свою работы, как и прежде. Однако был здесь еще один момент. Ты продолжаешь с ними общаться как с обычными людьми, в то время как они имеют перед тобой множество преимуществ. И дело не в том, что Бладер боялся какой-то там конкреции между людьми Х и простыми. Дело в том, что он бы как минимум предпочел, чтобы его личное пространство не было нарушено никакими «дарами».  С ошейником в этом плане было намного проще. Ты видишь, что он выключен, и контролируешь себя максимально. И это еще Бладер размышлял о парапсихологических особенностях. А если речь пойдет о влиянии на более материальную сферу: электроволны, вероятности, пространство. Пусть тогда уж создают отдельную группу, которая будет состоять именно из вот таких вот «одаренных».
Конечно, в мыслях он утрировал, потому что в реальности надеялся, что таких людей со сверхъестественными способностями в их команде окажется не так много. Однако надежда — это одно. А готовым надо быть ко всему.

Мысль о том, чтобы сделать из Томаса сотрудничающего была.. была бредовой. Сай предлагал взяться за его обучение. Курам на смех! И в этом Бладер готов был поддержать  Обермайера. Том хорош как донор, но выпустить кота, который умеет выживать на улице, который знает каждый закуток и людей, которые их наполняют, на эти самые улицы -  это…
В памяти всплыла информация о том, что не всех руководителей сопротивления удалось взять. Значит, где-то они еще находятся и, вполне вероятно, просто выжидают. В этом случае давать им в руки такой инструмент, как Томас Вольски, - это либо будет чрезмерной глупостью, либо... может стать хорошо продуманным планом.
Бладер сделал пометку в блокноте, что стоит переговорить по этому поводу со Стилом, тем более тот так рьяно возражал против кандидатуры Вольски. Быть может это, конечно, не дело Бладера, но и остаться в стороне от этого он не мог — тем более из-за этих сопротивленцев сам в свое время пострадал, проведя пару не самых приятных часов в карцере.

Выступление Рондо Дэв встретил с мордой кирпичом. Ну не ржать же — в самом деле. Тем более вроде человек действительно выполняет свои обязанности неплохо, а то, что он не оратор — так не всем же работать только языком и головой.
Отлично, по всему выходило, что пока Сай только готовился взяться за обучение Томаса, чтобы из него вырос достойный поисковик, другой поисковик уже сделал из него достойную няньку.
- Предлагаете его отправить работать в детский сад? - все же не удержался и поинтересовался ученый.
И вот хитрая и типа даже смиренная морда кота Бладера не тронула. Стил был прав: он будет таким, каким его хотят видеть, только пока это выгодно ему. Вопрос в стоимости. И пока для Томаса стоимость оценивалась деньгами. Хотя стоило прошерстить его личное дело, в том числе и комментарии надзирателей, может что изменилось с этих пор.
- Быть может перед тем, как выбирать сотрудничающих, стоит обозначить, чтобы за них отвечал кто-то из сотрудников? По типу куратора. Он бы обучал и нес ответственность за все действия своего подопечного. Думаю, это было бы логично, - Дэв даже подниматься не стал. - Уж коль двое представителей службы поиска выступают за находящегося здесь Томаса Вольски, значит, они уже решили, что этот образец необходим для их ведомства. Поэтому мне хотелось бы прояснить: герр Фрамм, герр Пхен, кто из вас готов отвечать за действия этого «сотрудничающего». Его тяга к воровству и длинноязычеству уже была отмечена. Кто готов отвечать как минимум за последствия от разглашения им информации о данном учреждении за его пределами?
Они все брали на себя ответственность, когда выбирали кандидатов. Но общая ответственность — это когда ничто ни в чем не виновен. А между тем, чтобы дело делалось хорошо, нужен тот, кто взял бы на себя все проблемы и, конечно, кто и получил бы в конце конце по голове, если бы решение вопроса было бы сорвано.

+1

17

Представление кандидата получилось неожиданно ярким и в какой-то мере комичным. Тем не менее, никто не смог бы утверждать, что Эрвин хотя бы мысленно улыбнулся. Он выслушал соображения разных сторон, дождался паузы и постучал ручкой по столу, требуя внимания:

— Пхен Ким Сай возьмёт на себя роль наставника и преподавателя. но двух сотрудников Службы Поиска на одного Томаса Вольски будет слишком много, поэтому Рондо Фрамм отправляется заниматься своими непосредственными служебными обязанности. Такими же непосредственными служебными обязанностями будет заниматься начальник Службы Надзора, и именно он будет нести ответственность за любые последствия принятого решения.

Стил в изумлении открыл было рот, но удержался от комментариев. Впрочем, выражение лица достаточно красноречиво выражало, что именно он думает по этому поводу. Эрвин смотрел на него спокойно, лишь время от времени перебирая в пальцах ручку так, словно снова собирался постучать по столу.

— Именно так. Вы настроены категорически против этой кандидатуры, следовательно, именно вы будете пристально следить за тем, чтобы Томас Вольски не наломал дров. Без послаблений и попыток помочь. Касательно остальных вопросов... Прошу вас.

Он смотрел, как секретарь раздаёт небольшие бланки с вопросами для опроса-голосования по сути собрания, и уточнил:

— Вы вправе не подписываться, меня не интересует, кто и почему выскажется против, меня интересует факт. Дополнительно каждому будут направлены рабочие материалы по итогам собрания, дополнительные распоряжения и директивы. Все остальные вопросы будут решаться в частном порядке без коллегиального обсуждения, если того не потребует регламент. Вопросы есть?

Аудитория безмолвствовала.

— Вопросов нет. Всего доброго, возвращайтесь к работе.

Эрвин поднялся и ушёл в компании своего непосредственного начальника, вполголоса переговариваясь с ним. Исключительно по поводу рабочих моментов.

/Собрание себя исчерпало, поэтому завершено и закрыто/ ЭРВ.

Центры начислены

+1


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 15.08.13. Заседание ученых мужей и силовых структур


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC