За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 12.08.2013 — Стаж в особых условиях


12.08.2013 — Стаж в особых условиях

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Дата:
12 августа 2013 года.
Около 10:00 утра.

Участники:
Эрвин фон Рейхсфрейгерр-Вартенслебен и Ли Сяо.

Место:
"Центр", Кабинет Эрвина.

Описание:
Приём на стажировку, дальше как получится.

0

2

Уже месяц прошел, как он получил диплом, порадовав сяньшеня - словно крылья за спиной вырастали от улыбки Чжоу и гордости в его взгляде. Отметили довольно скромно, а вот подарок господин сделал далеко не скромный: часы из белого золота с именной надписью и благодарностью от Чжоу. Пожалуй, именно в такие моменты Сяо благодарил судьбу за все, включая детство - ведь не будь этого, то и они с Ли не встретились.
Неделя отдыха, полноценного, наполненного лишь поездкой и заботой о господине и ни о чем или ни о ком больше, закончилась. Стажировку, как и предполагалось, он должен был проходить в компании Ли-сяньшеня, но уже через несколько дней стало ясно, что... учиться ему там попросту нечему. Он знал абсолютно все дела компании - сам же и договаривался всегда о встречах, - вел документацию и зачастую выступал в роли юриста еще будучи студентом. Да, специалист в этой компании Ли Сяо был прекрасным, но это не слишком хорошо для наследника корпорации - опыт с другими людьми, в иной компании с совершенно иными внутренним уставом и правилами стал банальной необходимостью. И когда вечером в четверг он принес господину чай, то невольно замер на секунду, когда услышал свое имя, упомянутое в телефонном разговоре и явно в связи с трудоустройством. Чашка не дрогнула в руках, фарфор не выдал волнения Сяо, но он прекрасно осознавал, что Чжоу видит это, потому как улыбка на губах сяньшеня заиграла весьма знакомая.
- ...в понедельник, договорились. Еще раз благодарю, Эрвин. Рекомендательное письмо и документы будут у Вас завтра. А на счет новых поставок я тогда свяжусь со специалистом во вторник...
Он бы и рад неотлучно находиться рядом с господином Ли всегда, но это просто невозможно. Он действительно не может подвести его ни сейчас, ни в будущем, а значит, особое поручение, которое было озвучено в последующем разговоре, он выполнит. Теперь было легче воспринимать эту новую работу - как просто еще одно новое и действительно очень важное задание. Новая планка, которую надо взять и не ударить в грязь лицом. Фактически, такая трактовка смела последние сомнения в душе Сяо и он уже с легким сердцем готовился в выходные к собеседованию и предстоящему знакомству с новым начальством. А затем и пришло осознание, что, возможно, он сможет почерпнуть из этого назначения даже больше, чем рассчитывает Ли.

Ровно без двух минут назначенного времени он стоял в приемной, наблюдая, как суетится секретарь Эрвина фон Рейхсфрейгерра-Вартенслебена (через 10 минут тренировок он это выговаривал так, словно родился с этим именем на губах). У него создавалось впечатление, что этот человек вообще не знает, как организовать максимально эффективно рабочие процесс и пространство. Хотел было помочь с упавшей стопкой бумаг, но это явно было сейчас лишним. Но вот погребенный под бумагами телефон, все же, помог найти, протянув трубку с вежливой улыбкой. Почему-то на него посмотрели так, словно он пришел спасти конкретно этого человечка.
"Может, это и не секретарь вовсе? Замещает? Тогда понятно, почему так издерган", - Сяо проследовал за секретарем, когда по селектору было разрешено пригласить соискателя. Сяо же уже мысленно понимал, что и куда поставить, и как передвинуть, чтобы не метаться по приемной с языком на плече, а спокойно и эффективно работать. При входе по привычке чуть было не поклонился, но одернул себя - это не кабинет Ли, и не сяньшень. И уж точно не стоит обращение "сяньшень" использовать, пусть оно и в подкорке сидит.
- Доброе утро, герр Рейхсфрейгерр-Вартенслебен, - он лишь слегка уважительно склонил голову в рамках того, что иногда позволялось европейским этикетом. Руки подавать не стал - это начальство, а не деловой партнер. Если инициатива в этом будет исходить от самого Эрвина - другое дело, но субординация в деле секретаря едва ли не самая важная часть того, что он должен знать и чувствовать интуитивно. - Для меня большая честь проходить стажировку у Вас.
Что есть - то есть, ни разу не слукавил, так как из сотни возможных мест работы такие рекомендации, как из "Центра" будут считаться превосходной степенью.

Отредактировано Ли Сяо (2016-06-01 11:43:09)

0

3

Раскаивался ли Эрвин, что уволил Елену? Нет, разумеется. Если секретарь начинает устраивать за его спиной какие-то делишки, вольно вписывая в расписание своего работодателя какие-то пункты, способствующую устройству её личных взаимоотношений с кем-то… нет, разумеется, если бы вернуть тот момент, он бы всё равно её уволил.

Жалел ли Эрвин, что пришлось уволить Елену? Да, разумеется. Найти хорошего секретаря едва ли не тяжелее, чем найти хорошего начальника. Была ли Елена хорошим секретарём? Безусловно. Ровно до того момента, как уронила это звание. Словом, Эрвину пришлось обходиться без секретаря. Лаборант в приёмной даже не пытался притвориться секретарём, а вполне годный кандидат, который даже прошёл собеседование и оформился, так же быстро сбежал.

Лаборанты в приёмной сменяли друг друга с завидной регулярностью, и не потому что он их разгонял. Нет. Они не выдерживали, и едва ли ни в карты разыгрывали, кто на этой неделе будет торчать в приёмной у строгого начальника. В качестве проигрыша, разумеется. надо ли говорить, что предложение Ли Чжоу Эрвин принял если не с восторгом, то хотя бы с заметным вздохом облегчения. не потому, что верил в какие-то неведомые достоинства претендента, а потому что хуже точно было некуда. Просто некуда.

Для начала, рекомендованный Ли Чжоу юноша появился вовремя. Это уже радовало. Он не оговорился с фамилией и не сделал победоносное лицо, когда выговорил, а этим грешил каждый второй. Да не был, не был Эрвин таким уж самодуром, но сложная для произношения фамилия превосходно работала как маркер для новых сотрудников. Одни коверкали, полагая, что он должен это проглотить, раз уж не сменил фамилию на что-то менее мозголомное, другие настойчиво зубрили, но каждый раз, когда произносили эту фамилию, делали многозначительное лицо, мол, о как я, глядите-ка, я смог, я выговорил, даже не вспотел.

А вот сам Эрвин внезапно попал в сложную ситуацию — как называть этого претендента, чтобы это не звучало издевательством над фамилией?

Как глупо… я не могу сообразить, что именно фамилия, а что имя. Видимо, заработался.

— Доброе утро, — Эрвин взглядом отправил лаборанта обратно в приёмную, там уже кто-то топтался, пытаясь заглянуть в открытую дверь кабинета, и это слегка раздражало. — Присаживайтесь, пожалуйста. Я получил самые благоприятные рекомендации от нашего уважаемого партнёра, господин Ли Чжоу отзывался о вас, как о специалисте высочайшей квалификации… мммм, господин Ли Сяо.

Эрвин вопросительно поднял бровь, безмолвно спрашивая «Так как же вас называть, молодой человек?». Елена быстро утеряла свою фамилию, настояв, чтобы он называл её по имени, и это не казалось фамильярным — он всегда был вежлив и не позволял себе панибратства. Зато позволял ей ворчать и даже слегка пилить себя, потому что, в конечном итоге, это входило в её обязанности — заставлять есть, заставлять спать, заставлять вовремя принимать лекарства, если это было необходимо.

— Рекомендательное письмо и сопроводительные документы более чем красноречивы, но у меня есть несколько уточняющих вопросов.

Из приёмной раздался грохот, звон разбитого стекла и невнятное восклицание лаборанта. Эрвин не изменился в лице, только устало прикрыл глаза на миг. Вообще-то, ему ужасно хотелось выйти и устроить кому-то вырванные из жизни годы, но если реагировать на каждый такой звук, ему пришлось бы тратить примерно час в сутки только на крик. А это слишком много и непродуктивно.

— Прошу вас, ознакомьтесь с контрактом, — Эрвин положил перед Ли Сяо контракт, где кроме обязанностей была указана сумма заработной платы и все пункты соцпакета, а также отдельным подпунктом надбавки за секретность, переработку часов и так далее. — Где вы планируете жить? Вам предоставят жильё в Центре, но вы вправе самостоятельно выбирать место жительства в городе.

И если вы будете уходить с работы в семнадцать ноль-ноль по звонку будильника, то мне нужно будет нанять ещё одного секретаря на ночную смену.

Эрвин не питал иллюзий — нормальные люди не работали круглосуточно. Но если этот хотя бы вполовину так хорош, как ему расписал Чжоу, то это уже огромный шаг вперёд и прогресс в рабочем процессе.

+1

4

Автоматические действия, выработанные годами, не так-то просто запретить совершать телу - будь то закрытая за собой дверь в кабинет начальства или попытка начать записывать за ним пункты задач. Собственно, пока его кандидатура не одобрена, он должен вести себя, как соискатель, и это тоже своего рода испытание. Этакий бонус к анкете, которую он заполнил и отправил по почте накануне.
Сяо сел, без ложного стеснения, уверенно держа спину прямо, но не разваливаясь в удобном кресле. Детали вроде этой подмечались также фоново, выводы делались, и, надо сказать, пока что он был приятно удивлен тем, что чувствовал и ощущал: здесь, если и не было гиперопеки посетителей, то уж точно делалось все. чтобы те не чувствовали себя хотя бы физически не в своей тарелке. И без того в кабинетах начальников обычно люди весьма скованы.
- Сяо, - без обиняков представился молодой человек, все также ненавязчиво улыбаясь. Нейтральная улыбка была и вежливой, и не несла в себе каких либо намеков на фамильярность. Он не стал пояснять, что так будет короче, эргономичнее и проще в первую очередь для Эрвина, и уж точно для него самого. Привычнее. Не заданные вопросы он прекрасно понимал, а задававший его начальник мог обойтись и без ремарок по данному поводу. Комментировать рекомендации хозяина не стал тем паче - лишь кивнул, давая понять, что знает о них и благодарен, что герр Рейхсфрейгерр-Вартенслебен оценил по достоинству.
- Да, конечно, я буду рад ответить на любой.
"Сиди..." - от него не укрылось то как отреагировал на шум в приемной будущий начальник (ну, если, конечно, он одобрит его прием на работу). Заметка на будущее: никакого шума, строго регламентированные посещения и сверка расписания в начале дня. Это даст самого Эрвину дополнительное время для работы и отдыха, а также сократит отвлекающие факторы до минимума. Также, видимо, надо выяснить на счет улучшения звукоизоляции кабинета - немаловажный фактор для многих сосредоточенных на работе людей. Впрочем, Сяо надеялся, что до этого не дойдет и он справится с потоком посетителей, сколь бы срочными и внезапными не были их желания видеть начальство. Комментировать работу коллеги (или заместителя коллеги?) в приемной было бы невежливо, Сяо лишь поправил очки на переносице, но лицо сохранил. Принял бумаги, тут же начиная чтение. Лист за листом, на каждый уходило секунд десять. Попутно раздумывал над вопросом, уже переворачивая второй лист.
- Как и указал в анкете, мне нужен лишь один выходной в неделю - воскресенье. В остальное время я могу оставаться здесь, герр Рейхсфрейгерр-Вартенслебен. Если начинаю работу с сегодняшнего дня, то попросил бы сегодня неполный рабочий день, до шести вечера - мне надо закончить дела в городе, - он перевернул третий лист, сопоставляя цифры, и остался доволен. Отдельные блоки с регламентом, должностными обязанностями и подписку о неразглашении прочел чуть медленнее, но все равно быстро. Как только последняя строчка была прочитана, Сяо поднял взгляд на потенциальное начальство. - Должностная инструкция понятна, - он позволил себе улыбку едва заметно более широкую. чем раньше. - Но могу я узнать Ваши личные пожелания, герр Рейхсфрейгерр-Вартенслебен?
Это немаловажно. Вернее, это куда как более важно, чем любые пункты в контракте. С Ли-сяньшенем у него таких проблем вообще не возникало: какие еще контракты между отцом и сыном, пусть даже и приемным? Но Ли-младший не был идиотом. прекрасно понимая, что то, что прописано в контракте мало сопоставимо с его будущей должностью. Надо быть ленивым и безответственным раздолбаем, чтобы следовать неотступно тому, что только что прочел Сяо. Или думать, что так оно и будет, раз уж в контракте прописано.
Вообще, Эрвин и правда нравился ему все больше: аккуратен во всем, включая слова, но явно привык использовать вещи и людей по назначению, а не бестолково дергаться в поисках решения. что же делать с тем, что попало ему в руки. Такие посты не занимают люди расхлябанные, а если и так, то очень недолго. Насколько Сяо смог собрать информацию о своем будущем начальстве, они сработаются. По крайней мере, он был уверен в этом, и сделает все, чтобы Эрвин фон Рейхсфрейгерр-Вартенслебен думал также. То, что решение еще не принято, не мешало Сяо про себя выстраивать план действий и мысленно перемещать пункты в соответствии с поступающей информацией, корректируя цели и задачи под конкретного человека. Важно лишь помнить, что это не Ли Чжоу. В остальном, если стараться все делать также, как для хозяина, он был уверен, что им останутся довольны.

Отредактировано Ли Сяо (2016-08-22 10:14:24)

+1

5

— Сяо, — повторил Эрвин. Да, это не было бы фамильярностью, можно быть вежливым и без упоминания фамилии.

Признаться, упоминание о выходном сначала поставило Эрвина в тупик, а потом он принялся задаваться вопросом — а является ли вообще нормальной практика работы без выходных? Предположим, он так и работает, однако его работа одновременно является его же досугом и его личной жизнью, следовательно, он ничего не теряет, в отличие от других людей. А у них могут быть иные планы.

— Хорошо, воскресенье. Принимается.

Эрвин подумал и пришёл к выводу, что уж один день в неделю без секретаря не умрёт. Возможно, случится чудо, и он тоже начнёт по воскресеньям заниматься чем-то другим. Правда, он не очень понимал, чем именно, но… Нет, размышления на эту тему ставили его в тупик.

На Сяо он посмотрел с хорошо скрытым уважением. Если он с ходу определяет интенсивность своей предполагаемой работы и не пытается лезть из кожи, чтобы показаться идеальным, это уже хороший знак.

— Вы чрезвычайно меня обяжете, если начнёте сегодня. Возможно, вам понадобится помощь — используйте… — Эрвин запнулся, пытаясь вспомнить, как зовут лаборанта из приёмной. Они менялись так часто, что слились для него в одно невыразительное лицо. — Я думаю, что лаборант, временно исполняющий обязанности секретаря, будет счастлив убраться отсюда как можно быстрее. Вы можете его сегодня эксплуатировать, это сэкономит вам время.

Правила хорошего тона требовали предложить Сяо чай или кофе. Эрвин бросил короткий взгляд на дверь кабинета, но эта функция у лаборанта отключилась ещё дня три назад. Не стоило рассчитывать на чай для Сяо, если Эрвин и кофе для себя не мог получить без отдельного распоряжения с детализацией. И то не факт.

— Личные пожелания… Скорее, я бы рассказал вам о своих особенностях. Некоторые из них важны. Это мой рабочий кабинет, если я не в лаборатории, значит здесь. В лабораторию вам подпишут пропуск, потому что время от времени вы будете нужны мне там. Иногда я сплю на этом диване, чтобы сделать перерыв в работе.

Эрвин с сомнением подумал, а стоит ли говорить, что чаще он засыпает сидя за столом, уронив голову на скрещенные руки. А вообще это было ненормально, конечно. Но сейчас речь не  об этом.

— У меня есть небольшая физиологическая особенность — я сплю с открытыми глазами. Если опустить мои неприятные ощущения при пробуждении, это может шокировать внезапного наблюдателя. Если вы войдёте и увидите, то я, скорее всего, не мёртв, а сплю, — Эрвин скупо улыбнулся, вспомнив, как проснулся от истерического вопля одной из секретарш. Бедняжка перевелась в другой отдел после этого. — Я трудоголик. Это не значит, что вы обязаны находиться рядом со мной в режиме 24 часа в сутки, но время от времени рабочий день может смещаться. Было бы хорошо, если бы вы честно акцентировали моё внимание на том, что ваш рабочий день давно закончился, потому что если вы не будете этого делать, он не закончится. Если нет лабораторной работы, ваш график более щадящий. Если вам требуется помощник, сформулируйте запрос, я направлю его в отдел кадров. Ещё одно — если у меня начнётся рабочий аврал, а это время от времени случается, то я буду невыносим. И по отношению к себе тоже. Я надеюсь, что вы сможете решать связанные с этим проблемы. За время от времени появляющиеся на столе чашку кофе и бутерброд я бываю чрезвычайно благодарен. Так, что ещё? Да. Апартаменты в крыле сотрудников, рядом с моими. Там есть всё, необходимое для быта, если чего-то нет, направьте запрос в хозслужбу.

Эрвин редко появлялся в своих комнатах. Ради того, чтобы принять душ, не обязательно было бежать к себе, лабораторный комплекс был за соседней дверью, и рядом — душевая. Кроме того, в функции секретаря не входило налаживать быт начальника. Если начальник сам себе враг и желает себя гробить, то кто ему доктор? Всё это Эрвин понимал, как и тот факт, что с ним бывает сложно. 

— Если я попрошу от вас чего-то, что по вашему мнению категорически не входит в ваши служебные обязанности, не глотайте негодование. Лучший способ решить ситуацию — высказаться. Иначе нам с вами будет сложно.

Проговаривать очевидные вещи Эрвин посчитал излишним. Если Сяо получил такие рекомендации, то вряд ли он затеет шашни с кем-то из сотрудников или подопытных, чтобы потом проворачивать какие-то свои делишки как «свой человек в кабинете файзова зама».

— У вас наверняка есть вопросы. Прошу вас, спрашивайте.

+1

6

"Значит, все же, лаборант. Не секретарь."
Сяо бы даже посочувствовал молодому человеку за дверью, но это было бы слишком непрофессионально. Да и скоро "мучения" лаборанта закончатся. Ли-младший уже достал планшет и активировал экран, тут же открывая планировщик дел и почти не глядя записывая туда тезисами то, о чем говорил... уже начальник, да. По крайней мере, до тех пор, пока испытательный срок не закончится и не будет принято окончательное решение, можно считать Эрвина таковым.
"Диван. Удобная подушка-валик. Бамбук."
Планирование должно быть таким, чтобы начальство заметило итоговые изменения уже по факту их свершения но не было потревожено в процессе их реализации. Поэтому, когда Вартенслебен заговорил об особенностях своего организма, Сяо и бровью не повел, лишь на секунду задумался прежде чем записать следующий пункт:
"Капли. Шифу Мин.
Увлажнитель(?)".

Он поднял взгляд от планшета и посмотрел на Эрвина сквозь стекла очков, едва сдержав улыбку: с трудоголиками уж он-то справляться умеет, опыта много. И с их проблемами тоже сталкивался не раз. Впрочем, с сяньшенем было чуть проще - тот умел отдыхать эффективно. А вот последний любитель спать без отрыва от производства - Альдо Палладио - изрядно заставил потрудиться в поисках того, что заставило бы его встать из-за компьютера и пойти принять душ, освежиться и нормально поесть-поспать. Икра оказалась совершенно волшебным средством - итальянец будто рефлекторно отзывался на волшебное слово и шел, куда скажут, лишь бы  получить заветную баночку. Как оно будет с новым руководителем - еще предстоит выяснить. Вряд ли это будет что-то материальное. Но уж своевременное питание и точно не всухомятку он ему обеспечит.
- Можете положиться на меня в этом вопросе, герр Рейхсфрейгерр-Вартенслебен. И относительно графика работы меня предупредили, - он кивнул, просто отмечая этот факт, лишь мельком подумав о том, справится ли новенький управляющий в доме? Вовремя ли Чжоу будет получать то, что привык? Ну, тут уж лишь время покажет.
Он записал про службу быта, затем задумался на мгновение: насколько его полномочия позволят организовать приготовление вкусных, легких для усвоения и, в то же время, энергетически сбалансированных блюд? Есть ли вообще здесь какое-то отдельное меню?
"Столовая. Кухня. Меню. Поговорить с шеф-поваром."
А вот новое для него обстоятельство слегка озадачило. Негодование? Что из того, что может приказать ему Эрвин, способно вызвать в нем протест? Сяо попытался представить и не смог - за годы и годы службы у Ли Чжоу он выполнял такое, до чего вряд ли додумается новый начальник. Сяо посмотрел на замруководитлея Центра чуть дольше положенного, все же, согласно кивнув, но произнес совершенно иное:
- Вряд ли такая ситуация возникнет, герр Рейхсфрейгерр-Вартенслебен. В мои служебные обязанности входит выполнять Ваши указания, какими бы они ни были.
Он был в этом настолько уверен, что прозвучало это, как нечто само собой разумеющееся. Или, как та степень доверия к начальству, где подчиненный уверен, что прыгать с десятого этажа ему не прикажут уж точно, а остальное - вполне приемлемо. Или и то, и другое вместе взятое.
- На счет вопросов могу сказать что пока их нет, но я должен сейчас провести инвентаризацию дел и, - он глянул ан часы на руке, - через два часа попрошу у Вас десять минут на то, чтобы опросить подробнее на счет предпочтений в еде, внутреннем распорядке и лабораторных исследованиях. Остальную информацию я, скорей всего, получу сам, но если нет, то спрошу у Вас в отведенное мне время.
Он одновременно с этим уже подписывал контракт в нескольких местах в двух экземплярах. Затем встал, обошел стол и совершенно привычным движением открыл документы на подпись так, чтобы Эрвину было удобно подписывать их.
- Я зарегистрирую их сразу и отправлю на визирование в отдел кадров.
Терять время зря Сяо явно не привык. Как только подписи были получены, он забрал их, коротко кивнул и, подхватив с кресла свои планшет и сумку для документов, вышел в приемную, почти бесшумно закрыв за собой дверь.

Отредактировано Ли Сяо (2016-06-19 15:43:00)

+1

7

Собранность и педантичность. Эрвин ценил это в людях, возможно, потому что это отвечало его понятиям о стабильности и надёжности. Потому что он сам таким был, правда. Во многом в ущерб себе.

Вряд ли такая ситуация возникнет, герр Рейхсфрейгерр-Вартенслебен. В мои служебные обязанности входит выполнять Ваши указания, какими бы они ни были.

Эта фраза поставила Эрвина в тупик. Возможно стоит внимательнее следить за языком. Он попытался припомнить, не свойственно ли ему высказывать что-то, что можно неправильно понять или расценить как прямые указания к действию при буквальном прочтении. Попытался, и не преуспел. Возможно, эта проблема имела место быть, не зря лаборанты шарахались от него, как от чумного.

Он подписал контракты, отметив, как спокойно и привычно Сяо подаёт  документы на подпись. Впору было размашисто перекреститься, но Эрвин не был религиозен.

— Благодарю за оперативность. Будьте добры, перед тем, как выгнать из приёмной лаборанта, отправьте его за кофе в столовую.

Сяо вышел, а Эрвин неожиданно для самого себя почувствовал, что выдохся. Впрочем, не было времени на то, чтобы расклеиваться, поэтому он доделал ту работу, которая у него была на данный момент, составил небольшой план действий на остаток дня. Когда понял, что два раза записал один и тот же пункт, пришлось признать — работать со вчерашнего утра без перерывов на сон было не самым удачным решением.

— Старею... раньше вырубать начинало только на третьи сутки.

Смена рода деятельности — тоже отдых. Поэтому Эрвин сначала устроил небольшой перекур, попутно просматривая и вышвыривая в корзину для бумаг отработавшие заметки. Сложил папки на столе стопкой, потом подумал и унёс их на стеллаж, на их законное место. Как обычно, после систематизации дел стало лучше. Намного лучше.

Он понятия не имел, что именно сейчас делает Сяо, и как именно в его понимании проходит инвентаризация дел. Да что там, даже питать какие-то надежды сейчас не стоило — не жди ничего, не будет разочарований. Однако слишком уже прекрасные авансы давал протеже от Ли Чжоу, даже закоренелый скептик обнаружит в себе непрошенную надежду на улучшение положения.

В результате Эрвин на минуту положил голову на руки и попытался дать отдых глазам. Это была плохая идея, так можно было уснуть или кое-что хуже. Хуже — это думать не о работе. Это когда начинаешь сомневаться, а всё ли правильно сделал. Может, был другой выход, другой способ всё уладить. Но какой?

— Нет, к чёртовой матери...

Эрвин резко поднялся из-за стола. Голова закружилась, пришлось взяться за стол, чтобы не упасть. Нужно работать. Нужно работать, работа спасает, не приходится думать о другом, сомневаться, терзаться угрызениями совести или ещё какими-то благоглупостями. Arbeit macht frei. Жестокая насмешка.

Ещё через несколько минут Эрвин уже прослушивал протокол последнего эксперимента, сопоставлял с полученными данными и быстро набрасывал на полях свои комментарии. Одно было хорошо: работа была всегда. Много. Хоть топись.

Примерно минут через десять в кабинет начали ломиться вызванные по телефону сотрудники лаборатории — Эрвин собирался оторвать кое-кому голову. Он спохватился в последний момент — успел отвыкнуть — поэтому через селектор попросил:

— Сяо, там ко мне сейчас примчится небольшая бригада идиотов, это я их вызвал.

Хотелось попросить его принести мешки для трупов, просто ради того, чтобы проверить, действительно ли речь идёт о любых распоряжениях. Но убивать Эрвин собирался пока только фигурально.

0

8

Выйдя в приемную, Сяо и не подумал начинать здесь гестапо устраивать. Во-первых, молодой человек, с отчаянной надеждой смотревший на претендента, мог еще пригодиться, да и кое-какие особенности местного "режима" тоже мог пояснить, а во-вторых, китаец придерживался принципа, что все люди так или иначе нуждаются в помощи. даже если тебе плевать на большинство из них, долг платежом красен, и совсем незначительная услуга сейчас может стать в будущем великим одолжением. Улыбнувшись лаборанту, он попросил лишь помочь ему тихо переставить мебель так, чтобы функциональность передвижения по приемной как самого Сяо, так и посетителей, а также самого Эрвина была бы максимально удобной и эффективной. свой (теперь свой) рабочий стол он переставил так, чтобы сидеть ко входу в начальственный кабинет боком, а к входящим посетителям - лицом. да еще и по факту оставил проход именно через себя - никто не войдет к погруженному в работу начальству без ведома Сяо теперь. Не понятно, почему раньше этого не учли - чтобы оббежать стол, секретарю понадобилось бы уйма времени, задержать кого-то на подходе нереально при таком раскладе. Рабочее пространство далее он уже устраивал так, чтобы можно было быстро достать то, что надо, тем более, что мебель была удобная и функциональная, подобранная специально для соответствующей должности. Что ж, на это ушло не более десяти минут, после чего он лишь забрал пароли и явки у лаборанта, отпустив его.
Далее - кофе.
Кофемашина была найдена в крайне плачевном состоянии: -13 минут на чистку, сушку и восстановление рабочего вида. Доверять питание нового... сяньшеня (про себя все равно слово непроизвольно приклеивалось к тому, кто теперь является сосредоточеньем его деятельности) местному общепиту он не собирался. Ассортимент оставшихся сортов удручал, к тому же, они были уже неизвестно когда смолоты. Но тут уж выбирать не приходится, и Сяо выбрал самый свежий, если судить по дате и запаху. Арабика, средней обжарки. Проследил за уровнем кофе, утрамбовал, заправил рожок в машину, обдал чашку паром. Руки действовали уверенно - с техникой такого рода он всегда был на "ты". Пока по приемной плыл аромат кофе, он записал себе в список дел заказ свежего кофе, сахара, специй. На счет сахара буквально пару секунд сомневался, но здраво рассудил, что при напряженной умственной деятельности Эрвину понадобится глюкоза. В общем, двойной эспрессо с сахаром был готов ровно в тот момент, когда в приемную ввалились совершенно ошалевшие, почти запыхавшиеся... кажется, лаборанты. Или ученые. И сразу же ломанулись в сторону кабинета, тут же напоровшись на улыбчивого секретаря, мягко, но уверенно указавшего им на диванчик позади них.
- Присаживайтесь, господа. Я доложу о вас, и только тогда Вы войдете.
И было видно, что никто блокаду не прорвет, даже несмотря на не слишком внушительный вид нового секретаря Эрвина фон Рейхсфрейгерра-Вартенслебена. Зато надо было видеть их лица, когда на столике рядом с ними оказался поднос с минералкой в бутылке и стаканами. Этим бы охладиться перед встречей с начальством.
- Сяо, там ко мне сейчас примчится небольшая бригада идиотов, это я их вызвал, - селектор сообщил о уже случившемся, когда Ли-младший уже нес кофе начальству. Короткий стук в дверь, чашка с кофе и найденным в буфете, на удивление свежим печеньем предстала перед Эрвином так, чтобы ее было удобно взять, но невозможно случайно смахнуть.
- Всех сразу приглашать?
На ответ кивнул и вышел, открыв дверь и пригласив, как было велено, явно офигевших ученых. Закрыл за ними дверь. Странные порядки, однако. В общем-то, Сяо лишь отметил уставший, но собранный вид начальника, сделал еще пару пометок на счет некоторых трав, полезных для тех, кто... для трудоголиков, в общем. Вот теперь начиналась работа: он сел за компьютер, начал разбирать почту и папки, не сразу поняв заметки, оставленные предыдущим "секретарем". Кажется, именно из-за отсутствия системы тот так страдал от вала работы. Для начала он взялся за списки глав отделов и планы этажей. Телефоны запомнить - ерунда, это он делал попутно. Зато вот несколько встреч, которые явно накладывались одна на другую, пришлось перенести, позвонив тем сотрудникам, у которых были личные прошения. Таких было немного, зато не было так, что кто-то будет возмущаться или ожидать минут пятнадцать здесь, в приемной ожидая. Отправив Эрвину письмо с расписанием на сегодня на утверждение, он прислушался к тому, что происходило за дверью. Впрочем,всего на пару секунд: впереди была еще ну очень объемная папка с документами для канцелярии и, судя по всему, почтой. На счет почты он засомневался, так как везде свои порядки. Что ж, просит об этом после внезапного совещания (еще один пункт в перечень вопросов, которые надобно задать напрямую начальству новому).
Все больше погружаясь в хаос, постепенно переводя его в разряд порядка, он и сам успокаивался, уже зная, что справится. Рядом росла стопка документов на подпись, некоторые из которых должны были быть подписаны, вообще-то, еще в пятницу. Позвонил в столовую, узнал на счет обеда. Кажется, там удивились даже сильнее, чем до этого в канцелярии.
"Да что вообще происходит здесь? Его что, сплошными сэндвичами кормили?" - Сяо пришел бы в ужас, если бы не был вышколен сохранять спокойствие при любых обстоятельствах. Но пункт о питании начальства сдвинулся в градации важности вопросов на пару строчек выше.

+1

9

В работе Эрвин не любил многое. Например, он терпеть не мог подменять собой другие ведомства, и это легко объяснимо — если в его собственном ведомстве работы, хоть отбавляй, то какого чёрта приходится делать что-то ещё? По большому счёту, даже если его снять с должности зама Георга Файза, это не освободит даже полчаса на дополнительный сон, потому что можно будет со всем рвением и тщанием рухнуть в те области исследований, до которых не доходят руки по одной весьма удручающей и банальной причине. В сутках всего 24 часа. В году всего 365 дней. А дополнительные сутки раз в четыре года — это просто какая-то несерьёзная подачка, как скидка в один евро на БМВ.

Поэтому когда в ходе проверки выяснялось, что благодаря некоторым альтернативно одарённым сотрудником была выброшена куда-то к чертям почти неделя рабочего времени, это был железный повод гневаться. И Эрвин прекрасно осознавал, что вспышка гнева ничего не исправит, а только отожрёт у него ещё ресурс и опять же отнимет время. Но он также осознавал, что если не накрутит хвосты виновным, то в следующий раз у него ровно по этому же шаблону отожрут ещё неделю. Драгоценную рабочую неделю!!!

Правда, Сяо несколько снизил накал, потому что материализовался в его кабинете с чашкой кофе и почему-то с печеньем, поставил перед ним и уточнил, всех пускать оптом, или по очереди. Эрвин дрогнул и сказал, что всех одновременно, но... через три минуты. Да. Ровно через три минуты.

И эти три минуты Эрвин потратил на кофе и печенье. И к нему никто не вломился. Почему-то. Впервые за долгое время. И в приёмной царила гробовая тишина, настолько плотная, что хотелось выглянуть и удостовериться, что вызванные из лаборатории сволочи действительно там торчат. Конечно, он не высунулся. А через три минуты в кабинет ввалилось несколько человек, встали по струнке и побледнели лицами, а потом отвисли челюстями. Потому что Эрвин, вопреки обыкновению, молча на них по очереди посмотрел, не встал, не прикоснулся к скальпелю, а просто предложил им сутки на составление рабочего плана, который возместит утраченную неделю, доказательство осуществимости плана и воплощение этого чёртового плана. А кто не в силах или не испытывает желания, волен прямо сейчас написать заявление и быть свободным на все четыре стороны. К любой из чёртовых родственниц — хоть к матери, хоть к бабушке, хоть к внучатой племяннице.

Он посмотрел на часы, назначил время, мстительно предложил записаться у секретаря и жестом предложил всем выметаться. Потому что у него оставалось ещё одно печенье и один глоток кофе. И потому что Сяо прислал ему расписание, составленное не так, как он привык, и его нужно было высчитать с часами в руке и попытаться понять самостоятельно, почему именно так. Впрочем, играть в угадайку интересно, но не прагматично. Поэтому Эрвин допил кофе, доел печенье, ещё минуту неожиданно тупо посмотрел в стену и пригласил Сяо зайти в кабинет, с трудом подавив внезапное и дикое  желание начать разговор с фразы «простите, что отвлекаю».

— Сяо, вы не могли бы прокомментировать, какими соображениями руководствовались, перекраивая расписание встреч?

+1

10

То, что вошедшие в начальственный кабинет сотрудники были напуганы до посинения, было очевидно, но мало волновало самого Сяо. К гневу и недовольству начальства он привык относиться философски, а любое выражение недовольства есть заслуженная мотивация работать лучше, чем есть. Раз уж ты где-то накосячил (или не накосячил, не важно), то будь добр, выслушай упрек молча и исправь то, что натворил. И даже если объективно замечание было безосновательным, это означает, что ты все равно виноват - не сделал все так, чтобы на тебя и тени сомнений не упало. Нет, когда гневался на Сяо Ли, приемный сын Чжоу бледнел еще похлеще тех ученых, что были вызваны "на ковёр", но никогда Сяо не чувствовал себя несправедливо обиженным, так как Ли не только не наказывал "просто так", но и учил искать в промахах выгоду, а не терзаться сомнениями и самоедством перфекциониста. От первого Сяо избавился лет в десять, второе... ну, он работает над этим.
Приняв несколько звонков и записав потенциальных посетителей на приём на неделе ("Нет, прямо сейчас герр Рейхсфрегерр-Вартенслебен не может Вас принять. По регламенту Вы должны записаться на свободное время. Завтра в 16:35 Вас устроит?"), он распечатал документы на подпись и уже хотел было сам спросить по селектору на счет подписей, как переговорное устройство ожило, замигав лампочкой вызова. Взяв документы и свежую бутылку минеральной воды со стаканом (он видел, тот, что стоял на столике для гостей, уже был использован, а бутыль вскрыта), зашел к начальнику. По пути поставил свежие воду и посуду, на обратном - заберет грязные и использованные. Выслушав вопрос, поправил очки на переносице и кивнул.
- Конечно, герр Рейхсфрейгерр-Вартенслебен. Вы позволите я покажу на графике рабочего времени и в расписании? Если не затруднит, откройте, пожалуйста, расписание за прошлую неделю рядом с нынешним, - он кивнул на монитор начальства и, когда Эрвин щелкнул пару раз мышкой, обошел стол, взял из нагрудного кармана ручку и показал несколько строчек на старом графике, комментируя, - Почти все встречи с 10:00 до 12:30 стоят с отметкой "обращение по личному делу", хотя у Вас часы приема по личным вопросам строго ограничены: два раза в неделю, - вторник и пятница, - с 15:00 до 17:00, о чем указано в расписании в приемной. Я обзвонил всех, кто записался во внеурочные часы. Выяснилось, что у большей части из них вопросы, которые можно решить путем подачи обычных рапортов и заявлений, а никак не отнимать Ваше время. Далее...
Сяо вновь показал на красные ячейки, явно сигнализировавшие о нарушении графика.
- Почти никто не обращает внимания на то, что нельзя записываться на пять минут раньше, чем закончится предыдущее посещение, не учитывается перерыв между посещениями в пять минут, или же вообще пару раз есть двойные записи. Толкучка в приемной - это шум. А шум отвлекает Вас от работы. Соответственно, все записанные так... - он всего долю секунды подбирал слово, - небрежно, были так же оповещены о смене времени, чтобы и им, и Вам было удобно.
"И мне."
Он попросил открыть также график работы в лаборатории и запланированные исследования, где требовалось участие Эрвина. Вряд ли он хочет все время посвящать бумагам, раз уж он ученый.
- Таким образом у Вас появляется два часа на присутствие в лаборатории, как это и указано в регламенте изначально. Вернее, в рабочем графике указаны четыре, - Сяо едва заметно вздохнул, - но, я прошу прощения, я не смог выкроить для Вас больше, так как работы у Вас и правда очень много. К тому же, предстоящее совещание также не было введено в график, его тоже пришлось учитывать. Поэтому 15 числа часы работы в лаборатории, увы, пришлось сдвинуть на более позднее время: 19:00 до 21:00. Как видите, в остальные дни предварительно время окончания встреч, работы с бумагами и в лаборатории - 20:00. Конечно, я не могу пока что учесть всех нюансов, так как работы может и прибавиться в течении дня, и, судя по корреспонденции, часто бывают внеурочные встречи, но я постараюсь, со своей стороны, сделать все, чтобы этого избежать. Конечно же, это предварительный набросок, который требует корректировок именно Вами, так как та же лаборатория не смогла дать мне более подробную информацию о времени исследований, ввиду непредсказуемости последних относительно данного фактора.
Он все ещё держал в руках папку с бумагами на подпись, включая несколько рапортов и заявлений о переводе или увольнении - как раз от тех, кто записался лишь ради этого. Канцелярия, в конце-концов, для того и создана, чтобы не отнимать драгоценное время у начальства.
- И да, обеденный перерыв пришлось сократить на пять минут за что прошу прощения отдельно. Но я договорился, что в целях экономии времени, обед для Вас будут готовить к четко установленному часу, - он несколько неуверенно помолчал пару секунд. - И приносить сюда, чтобы Вы не беспокоились о безопасности. Распоряжение герра Файза было разослано буквально за пять минут до этого момента, поэтому на сегодня график уже не перестроить, но обед все равно остаётся - сорок минут, - просто чуть позже.
Перестроить график за пять минут было сложно, но ему повезло и на это время были лишь пара встреч в среду. Сегодня Эрвину придётся спустится в столовую, но, быть может, это и к лучшему.

0

11

Пояснения Сяо были толковыми. С тайм-менеджментом у Эрвина всегда было плохо, именно поэтому без Елены тут всё очень быстро развалилось и пришло в состояние первозданного хаоса, но всё же был один нюанс.

— Попробуем работать по вашему плану. Сяо, есть одно уточнение, — Эрвин переплёл было пальцы в замок, но раз беседа шла о времени, то вместо этого он взял ручку и начал просматривать и подписывать принесённые секретарём документы. Один рапорт прочитал дважды, нахмурился, отложил в сторону и постучал по нему обратной стороной ручки. — Вот примерно об этом я и говорю. Существует неизбежная двойственность. Ко мне ломятся те, чьи вопросы можно было бы решить дистанционно, а вот кому бы не лишне было явиться лично, героически преодолев ваш кордон, тот пишет рапорт, а потом имеет наглость просить отгул. Поясняю.

Эрвин закончил подписывать документы, с которыми не было никаких проблем, снова взял в руку рапорт и пробежал взглядом строчки махрового канцелярита.

— Если это просто подписать, то завтра, а может и сегодня ближе к вечеру, сюда ворвётся мой непосредственный начальник с единственным желанием убить меня, — разумеется, Эрвин пошутил, но шутка получилась очень уж мрачная. — Потому что я его заместитель, и моя функция — решать подобные проблемы до того, как они поднимутся выше. Вот этому товарищу в отгуле отказать...

На листке появилась размашистая резолюция с пояснением.

— И назначить ему встречу у меня, вместо обеда, — Эрвин с трудом разомкнул стиснутые зубы, из-за чего начинал цедить слова с отчётливым негодованием. — И принесите пару хороших мешков, чтобы можно было вынести труп, не заляпав кровью ковры.

Он не заметил, что сказал это вслух. Косяк был сравнительно небольшой, другой вопрос, что это был не первый косяк того же авторства, причём после нескольких «последних» предупреждений.

Спонтанная отмена обеда Эрвина не смутила — сейчас он не чувствовал голода, несколько печений и чашка кофе вполне заменяли обед, по крайней мере, выдрессированный в лишениях желудок не слишком привередничал. Откровенно говоря, стоило сейчас вызвать охрану, чтобы привели, степлером прикрепить приказ об увольнении на лоб объекта и вышвырнуть за порог. Но такие откровенно брутальные действия, более присущие начальникам-истеричкам, Эрвину были недоступны исключительно из-за воспитания и некоторых пунктиков. Чтобы вывести его из себя нужно было что-то посильнее. Хотя ему встречались самородки, способные довести до белого каления буквально парой фраз, и доводившие, помнится, буквально до белых от гнева глаз.

— А в остальном, Сяо... Вы превосходно справляетесь. Признаться, я заинтригован до такой степени, что хочется дать вам какую-нибудь невыполнимую задачу, вроде «найти в сутках дополнительные пять часов».

0

12

Сяо согласно кивнул, поняв, что что-то отпустило внутри - как бы он ни был уверен в себе и своих способностях личного помощника, но с новым начальством могло не прокатить то, что подходило в работе с Ли-сяньшенем. Однако, Эрвн одобрил график, не тратя времени принялся за бумаги. Собственно, то, на что обратил внимания начальник, уже было внесено под логичным названием в одной из ячеек графика: "Overtime".
Переворачивая подписанные документы и аккуратно складывая их в папку с одобренными, он кивнул, не преминув записать себе в блокнот про мешки с мусором, лишь уточнив:
- Плотность имеет значение? 100, 150 или 200 мкм? - улыбку он сдержал, а тон ничем не выдал, что это шутка. И все же, если начальство посмотрит, наверное, все же, поймет, что это может быть как шуткой, так и абсолютно точно исполненным приказом. - На счет обеда, герр Рейхсфрейгерр-Вартенслебен, могу я перенести эту встречу сюда? - он показал на ячейку с запасным временем в 15:45. Это был перерыв на кофе, но обед - это слишком важно.
Нет, по части своевременного приема пищи он будет непреклонен. Начальство должно обедать вовремя и спокойно. И точка.
Он убрал документ с отрицательной резолюцией в другой отсек папки и поправил очки, выпрямившись от отшагнув от Эрвина, а то слишком близко находился, а это теперь незачем это было. И все же, похвала была приятна что ни говори. Поэтому улыбка не заставила себя ждать, как и вежливый благодарный кивок.
- Несколько часов не обещаю, но парочку найти можно, если организовать Вам правильный отдых.
Он выдал на подпись очередную пачку бумаг, уже с должностными инструкциями...

Обед прошел по плану, что не могло не радовать, и даже оказалось, что готовят тут индивидуальные заказы очень даже неплохо. Далее - встречи по расписанию, посетители, поглядывавшие с нескрываемыми осторожностью или раздражением: до этого им не мешали запросто вламываться в кабинет начальства, теперь же приходилось пить чай в ожидании, если они приходили заранее, - а также новые документы и звонки. Он разослал несколько уже подписанных новых должностных инструкций, позвонил сотруднику, которому было отказано в отгуле, предупредил о назначенной встрече с начальником, а также выслал планы предстоящего собрания всем, кого оно касалось. В общем-то, стоило лишь разобраться с накопившимися делами (часам к трем), как стало значительно легче. Лишь посетитель, назначенный на 15:45, опаздывал уже на минуту. Сяо нахмурился, поджав губы, потянулся было к телефону, чтобы узнать, в чем дело, как дверь в приемную без стука распахнулась и в помещение буквально ввалился поисковик, которому положено было быть здесь еще минуты три назад.
- Подождите, я доложу о Вашем приходе.
- Пф, у меня ж назначено!
- Тем ни менее, подождите, пожалуйста.
- Какая цаца, давай, валяй уже докладывать.
Сяо лишь поднял бровь, прищурился, но уже нажимал кнопку на селекторной связи с Эрвином, сообщая тому о посетителе. Получив одобрение, встал, открыл дверь и вежливо кивнул.
- Можете войти, герр Вольфстоун.
Такой тип личностей Сяо на дух не переваривал: никакой субординации, никаких правил, ужасные манеры, зашкаливающая опасность. Чуйка, воспитанная годами, сработала моментально - Сяо взял чай для Эрвина, документы и прошел за поисковиком в кабинет Эрвина под предлогом срочных сообщений и подписей. А там, как и ожидалось уже кое-кто с наглым выражением лица выслушивал все, что полагалось выслушать, ни разу не раскаиваясь в том, что слышал. И когда точка кипения была преодолена, проштрафившийся работник вскочил, схватил чашку с горячим (только что налитый ведь!) чаем с явным намерением плеснуть обжигающий напиток в начальство. Сяо среагировал моментально: пусть он не исполнял официально роли телохранителя Ли, но был таковым по факту. Чашка была выбита еще до того, как поисковик успел выплеснуть жидкость, но последняя тут же опрокинулась на руку Сяо, ошпарив кожу кисти, но, по большей части, пролившись на бедро самого же силовика. Мат, который поплыл по кабинету, заставил Сяо поморщиться, а вовсе не кипяток - боли он не чувствовал, хотя понимал, что должен бы показать хотя бы внешне, что ему больно. Поэтому нецензурщина, резанувшая слух, сыграла хорошую службу - пусть запоздало, но он болезненно поморщился. Впрочем, кнопку вызова охраны он все равно нажал незамедлительно, тут же доставая платок и промокая кожу и рукав пиджака, куда попал чай.
"Ковер... надо вызвать клининг-службу."
Он поднял взгляд на Эрвина и поклонился.
- Простите, мне следовало заранее вызвать охрану.
Которая уже ввалилась в кабинет.

+1

13

Умение тонко пошутить, погасив глупую вспышку раздражительности у начальника — потрясающий талант, особенно если удаётся не перегнуть палку и не скатиться в фамильярность. Сяо блестяще владел этим искусством, и Эрвин неожиданно для себя перестал топорщиться и улыбнулся.

Да, и даже от обеда не пришлось отказываться. Непривычная сытость в это время суток сделала Эрвина сначала немного рассеянным, но потом он понял все преимущества отсутствия элементарного чувства голода. Не стоило пренебрегать перерывами, они делали его более внимательным и продуктивным. Пожалуй, пара недель в таком темпе, и можно будет переключиться на лабораторию, все бюрократические хвосты будут подтянуты, а новые не появятся. Потрясающе.

Он занимался документацией, придирчиво перепроверяя себя, несколько раз поднимался со своего места, чтобы размяться и походить по кабинету. В конечном итоге это шло ему на пользу. Наконец, явилась проблема, и тут же с порога принялась хамить. Эрвин достаточно спокойно выслушивал непонятные наскоки, потребовал от визитёра, чтобы он успокоился, высказал свои претензии. Более чем справедливые претензии, без перехода на личности, исключительно служебные недоработки. Выражение лица собеседника Эрвина не трогало и не возмущало — это было его лицо, он был волен выражать им что ему заблагорассудится, поэтому он и не повышал голос, разве что стал холоден и официален чуть больше, чем стоило бы.

Возможно, именно это и спровоцировало вспышку — неизвестно почему поисковик вспылил, схватил чашку с явно агрессивными намерениями. Он не посмел бы. В конце концов, служебная субординация в Центре если и страдала, то всё это заканчивалось на уровне разборок в отдельных службах, никогда не выплёскиваясь выше. Этот, похоже, вовремя не получил отрезвляющий пинок от своего непосредственного начальника, или избежал его каким-то иным способом. Да не верил Эрвин в такую тупую безголовость подчинённых! А вот зря, потому что получил бы кипяток в лицо, если бы Сяо не выбил у него из рук чашку.

Дальнейшее произошло быстрее, чем об этом можно рассказать. Поисковик разразился безобразными воплями, в которых превалировала нецензурщина, Сяо морщился от боли, охрана вломилась в кабинет и без долгих церемоний руки агрессора оказались выкручены за спину. Эрвин выдержал паузу, поднимаясь из-за стола, коротко прикоснулся к плечу Сяо, подошёл к смутьяну, задаваясь вопросом, сможет ли он удержаться и не двинуть ему по физиономии. останавливало только осознание того, что бить голыми руками кого-то — подвергнуть опасности руки. А это инструмент. Ещё не хватало.

— Проводите, пожалуйста, герра Вольфстоуна в медпункт, пусть ему окажут первую медицинскую помощь и дадут успокоительное. Документы на увольнение я подготовлю немедленно, а до этого момента не спускайте с него глаз. Ваша личная ответственность. Вон отсюда.

Он с отвращением проследил за тем, как распоряжение выполняется, даже придержал охранникам дверь, и вышел с ними. Исключительно для того, чтобы взять в приёмной аптечку и вернуться в кабинет.

— Не стоит извиняться, — Эрвин не стал миндальничать и усадил Сяо в своё кресло, приложил к пострадавшей руке холодный компресс. Лишний раз порадовался техническому прогрессу — химические компрессы, которые приобретали нужную температуру при сдавливании были настоящим чудом. Он быстро и едва прикасаясь проверил реакции Сяо и словно наткнулся на невидимую преграду. Рука дрогнула, а взгляд стал более внимательным.

Зрачки. У Сяо были нормальные зрачки, абсолютно. Да, он морщился от боли, но у него были совершенно нормальные не расширенные от боли зрачки, не подрагивали кончики пальцев, физические реакции не совпадали с нормой. Даже дыхание не участилось. Эрвин чуть не ущипнул его украдкой, чтобы проверить свою догадку, но посчитал это неприличным.

— Вам не больно, — констатировал он, но компресс не убрал. Отсутствие боли не подтверждает отсутствие повреждений. Он спокойно перебирал содержимое аптечки, нашёл средство от ожогов. — Врождённое? Сяо.

Он не связывал это со способностями. Врождённая нечувствительность к боли описана, исследована, люди с этим генетическим нарушениям могут вести качественную нормальную жизнь, если будут к себе внимательны. Аккуратно смазал кожу лёгкой суспензией, бережно, не допуская даже мысли, что если пациент не чувствует боли, то можно позволить себе небрежность.

— Мне очень жаль, что вам пришлось бросаться грудью на амбразуру. Он будет уволен сегодня же. Во многом это моя вина, я мог этого не допустить. Посидите. Принести воды?

Он всё ещё держал Сяо за руку, буквально за кончики пальцев. Тёплых пальцев, нормальных на ощупь. Вероятно, с терморегуляцией у него всё более-менее. Значит, не настолько глубокие генетические проблемы, обычно у таких людей ещё и терморегуляция ни к чёрту.

— И я не просил чаю... Вы вошли специально, чтобы не оставлять меня наедине с психически неуравновешенным посетителем. Откуда... — Эрвин прикусил язык. Он хотел спросить, откуда в таком юном возрасте такая прозорливость и богатый опыт, плюс педантичность и умение организовывать время и пространство. Почему Ли Чжоу до такой степени вселенски повезло? Какое счастье, что он решил отпустить Сяо к нему, хоть немного пожить по-человечески.

— Простите, — он слабо сжал его пальцы, с неохотой отпуская. — Думаю, стоит наложить повязку.

+1

14

По-хорошему, следовало бы впечатать этого сотрудника лицом в стол и сделать ему больно. Очень больно. Но он уже не на службе у Ли Чжоу, здесь есть свои профессионалы по причинению тяжких и не очень увечий. А вот то, что непосредственный начальник вынужден оказывать ему первую помощь, говорило уже о непрофессинализме самого Сяо. Хотел было возразить на счет компресса, но быстро сообразил, что это будет глупостью - кожа-то повреждена, даже если он этого не чувствует. А вот холод на руке заставил поморщиться - в отсутствии болевых ощущений это было не слишком приятно. Наверное, немногие люди знают, что боль такой же участник в формировании удовольствия и чувственных ощущений, как и остальные реакции организма.
Впрочем, ставший слишком пристальным взгляд Эрвина он встретил спокойно, так как рано или поздно столь внимательный человек все равно заметил бы отсутствие рефлексов, нормальных для иных людей. Медленно моргнув, Сяо кивнул, подтверждая полувопрос-полуутверждение начальства.
- Не больно. Но неприятно. Холод неприятен.
А вот теперь следует быть крайне осторожным в словах. Самое смешное, что говорить правду здесь, пожалуй, проще всего. Ну, почти правду. Обычно люди охотно верят лжи, но Рейхсфрейгерр-Вартенслебен не идиот, да и знаний у него по части физиологии, что логично, куда как больше.
- Нет, приобретенное. В детстве. Травма... - через пару секунд исправился. - Травмы.
То, как бережно и аккуратно новый начальник держал его пальцы, пока держал компресс, напомнило о Ли, и невольные параллели заставили еще больше осторожничать - потерять бдительность в таких условиях весьма опасно. Варианты просчитывались заранее, все до единого, и среди них было множество нежелательных. Впрочем, анализ первых часов общения с Эрвином был в пользу Сяо.
- Да, пожалуй. Все же, мутации вроде регенерации ускоренной у меня нет, - он улыбнулся, глядя на ухоженные руки мужчины напротив, едва слышно вздохнул и вновь поднял взгляд. - Знаете, пожалуй, я все же поясню на счет того, что произошло. Вряд ли это указано в моем досье...
Рука все еще ощущалась после компресса на контрасте с кипятком, словно по ней наждачкой прошлись - та часть "боли", которая Сяо описал бы, как простое "горячо", а остальные бы взвыли от сильной рези. И это нисколько не мешало быстро и ловко расстегнуть сначала пиджак с жилетом, а затем и рубашку, стянув галстук. Привычка раздеваться мгновенно годами вырабатывалась, чтобы не тратить зазря время хозяина, а отсутствие хоть сколько-нибудь значимых морально-этических тормозов или комплексов в отношении обнаженки здесь сыграло на руку. Запирать дверь бессмысленно - охрана этот спектакль все равно пронаблюдает до конца через камеры, а после инцидента снаружи остался сотрудник СБ - вряд ли кто-то посторонний войдет сюда сейчас.
- Мне было девять, когда господин Ли вытащил меня из борделя в Гонконге. К тому времени, я уже не мог чувствовать боль. Врачи сказали, что повезло, что я не лишился остальных чувств и двигательной активности не потерял. Да и вообще, что выжил - был поврежден блуждающий нерв и частично поясничное сплетение.
Никаких попыток вызвать жалость, в голосе - ни намека на боль или разочарование от всего, что с ним происходило, лишь факты и... безмерная благодарность. К судьбе и к Ли Чжоу. Пока он говорил, стоял спокойно, шрамы в дневном свете всегда выглядели ярче, чем в электрическом освещении. И безобразнее. Особенно те, что на животе - выступающие над кожей, крупные, с грубыми рубцами, словно клубок змей и рваной паутины через всю брюшную стенку и постепенно мельчающие к груди и плечам, истончающиеся книзу. На руках их было больше, но там они были куда как тоньше и даже складывались в тонкую сеть рисунков, пусть и хаотичных.
- После этого я бы не посмел его подвести, - чуть было не спросил "Понимаете?", но вовремя опомнился - начал спокойно одеваться, уже зная, что Эрвин сделает правильные выводы - вот откуда как догадался о намерениях посетителя, вот почему принес этот чай, когда не просили. Это была его даже не обязанность - желание служить и защищать. Даже если сейчас он это
делает не для Ли. Ну, не напрямую для него. Поправляя галстук и пиджак, уже безупречные, все же задел ошпаренную кожу - вспомнил об ожоге. - Вы не могли бы, все же, наложить повязку, герр Рейхсфрейгерр-Вартенслебен?
Кажется, еще минут пять до следующей встречи по расписанию у начальника есть.

0

15

Воплощённое спокойствие. Сяо просто излучал безмятежность, не омрачённую лишними эмоциями, как будто кто-то в своё время взял садовые ножницы, и посрезал все побеги, которые посчитал лишними. И вот — что выросло, то выросло. Бесхитростный рассказ с демонстрацией, которую Эрвин не успел и не посмел предотвратить, многое разъяснил. Как будто между прочим приоткрыли коробку с сухо надписью «Вещественные доказательства», показали содержимое, и снова закрыли, потому что у него допуск есть, а всего остального — ну уж извините, детектив.

Детективом Эрвин не был. Ему и в голову не пришло бы копаться в прошлом своего нового секретаря, в конце концов, каждый человек имеет право на любое прошлое. Он не трогал шрамы, и даже не попытался протянуть к ним руку. Профессионального взгляда хватило, тем более что Сяо сразу оделся и быстро привёл себя в порядок. Признаться, Эрвин больше смотрел, как он действует обожжённой рукой, и ему не нравилось, что нет никакой разницы в движениях. Плохо.

— Повязку — обязательно. Я не одобряю использование целителей для спешного заживления, но, возможно, это будет лучший вариант в данном случае, — рассуждать можно и занимаясь повязкой, что Эрвин и делал. Обработал ожог, наложил пропитанную мазью стерильную салфетку, перевязал руку и строго посмотрел на Сяо. — Будьте добры регулярно посещать медпункт, чтобы специалисты контролировали заживление. С вашими особенностями вы можете запросто пропустить начало воспалительного процесса. Поэтому утром и вечером — обязательно. Если это не вписывается в ваши рабочие планы, я приглашу подопытного целителя.

Не повезло Сяо с начальством. Вместо сочувствия и заслуженного отгула — нотация и новые распоряжения. Эрвин почувствовал себя неловко и задержал перевязанную руку Сяо в своей. Его пальцы жгли ему кожу, как будто они делали что-то недопустимое, из ряда вон выходящее. Кто бы мог подумать, что простой тактильный контакт, абсолютно социально одобряемый, может приобрести такие отчётливые интимные нотки.

— Но я забыл, у вас же сегодня сокращённый рабочий день. Мы об этом договаривались.

Эрвин даже обрадовался тому, что вспомнил это. Сяо же сказал — если приступать сегодня, то ему нужно уйти раньше, чтобы закончить какие-то дела в городе, и он согласился!

— Вам нужно закончить какие-то дела в городе. Не думаю, что это стоит откладывать, если это действительно важные дела. Учтите, что у вас может подняться температура, это нормальная реакция на ожог, а это приведёт к снижению концентрации внимания.

«Опять нотация... это не лечится».

Он даже рассердился на себя. Безобразие, любая попытка вести себя с подчинёнными по-человечески неизменно оборачивалась абсолютным провалом. Он просто не умел этого.

— Возьмите служебную машину с шофёром, не садитесь за руль, — Эрвин прикусил язык и наконец отпустил многострадальную руку своего многострадального секретаря. — Извините. Оказывается, я не умею благодарить. Тем не менее, я очень благодарен вам за чуткость и своевременное вмешательство. Это высокая степень профессионализма, и... — он поколебался, смутно догадываясь, что это будет важно для Сяо, — я передам господину Чжоу, что вы безусловно оправдали его высокое доверие.

Наверное, так было нужно. Восточный менталитет, и всё такое. Вассальная преданность. Удивительный молодой человек.

+1

16

Он смотрел на Эрвина спокойно, но так, чтобы уловить малейшее изменение в его настроении. Уловить и выполнить любые, даже невысказанные желания. Нет, возникшей вдруг неловкости он не удивился, как тому ощутимому теплу. Наверное, будь он эмпатом, смог бы лучше распознать это неуловимое нечто, но тут Сяо скорей полагался на интуицию и многолетний опыт понимания сяньшеня с полувзгляда. Поэтому сейчас не стал усугублять возникшее тепло действиями, лишь отметив про себя, что массаж, увы, отменяется. Разве что точечный, и все равно не сегодня.
Сяо был доволен тем, что свое новое начальство вполне понимал и полностью был согласен с пунктами, обязательными для выполнения. Мало того, как только тон Эрвина стал тем самым, с нотками чисто начальственными, в свободной руке молодого секретаря словно по волшебству появился смартфон, тут же открытый на списке дел - подарок Чжоу на совершеннолетие*. Как и дорогие, но без внешней вычурности часы. Он записал пункты, кивнув согласно.
- Я непременно посещу медпункт, герр Рейсхфрейгерр-Вартенслебен, - и отрицательно качнул головой на счет целителя. - Думаю, подобное вмешательство не понадобится.
Ценные указания на то и ценные - надо слушаться тех, кто опытнее и старше тебя по определению, и явно больше смыслят в жизни. По крайней мере, в технической ее части.
- Не беспокойтесь, герр Рейсхфрейгерр-Вартенслебен, я обязательно покажу рану нашему семейному врачу сегодня, думаю, шифу Лун поможет скорейшему заживлению повреждений. Но про температуру я записал, буду аккуратен… спасибо за проявленную заботу.
Едва заметно большой палец погладил теплую ладонь Эрвина, улыбка стала действительно мягкой, взгляд - полным благодарности и доверия. Пожалуй, это большее, что он бы себе сейчас позволить, и вовсе не из-за пресловутых моральных принципов, которых у него, по сути, никогда не было. Просто никак иначе он эти указания Эрвина не воспринимал и не мог интерпретировать их искаженно. И да, это, отчасти, было приятно - ему второй раз повезло с начальством, которое внимательно к своим подчиненным. Любому работнику это бы льстило. Ведь любому же, да?
И даже было немного жаль лишаться тактильного контакта - ему этого не хватало в последнее время, но он умел наслаждаться тем, что давали, не прося большего и не требуя особого отношения к себе. Его надо просто заслужить. Явно не в первый же рабочий день. Однако вот Эрвин уж точно заслужил последней фразой безоговорочную преданность и безграничную благодарность: для Сяо действительно было крайне важным одобрение Ли Чжоу, что выдал едва заметный румянец на скулах, как только Эрвин сказал о сяньшене и его доверии.
Он тут же поклонился настолько учтиво, насколько это возможно, чтобы ни разу не восточный человек понял, что это не приниженный жест, а знак глубокой и искренней благодарности.
- Спасибо, сяньшень. Это… это действительно важно для меня.
Он был счастлив, как дитя, получившее внезапную, но очень долгожданную конфету. Однако, слова - словами, но лучше всего благодарность проявлять действиями.
- Кхм, - он выпрямился и, найдя в списке дел еще парочку незавершенных на сегодня, все же, обратился к Эрвину. - У меня еще два вопроса, которые точно необходимо согласовать с Вами. Первое - я созвонился с технической службой хозобеспечения, они проведут работы уже завтра. Я предлагаю поставить в этом кабинете и в Вашей жилой комнате здесь вместо штатного кондиционера - многофункциональный, с увлажнителем и встроенной регулировкой света в комнате. По датчикам отслеживания движения свет будет постепенно гаснуть, если долго нет движения, - он взглянул на Эрвина, оторвавшись от своих заметок и пояснив. - Это… из-за Вашей особенности во время сна. Чтобы не пересыхали склера и слизистые глаза, и чтобы сон в темноте был более продуктивным. Я бы предложил еще сменить диван на один из с ортопедическими сидениями, но здесь… я, право, не знаю, насколько этот нравится и удобен Вам.
Он действительно пока не знал слишком много мелочей о своем начальнике.
- И еще, сяньшень… - он осекся, побледнев из-за машинального перехода на уважительное обращение "господин" по-китайски. Какая некомпетентность! - Простите, герр Рейсхфрейгерр-Вартенслебен, это… это уважительное обращение на китайском, с моей стороны было крайне непрофессионально случайно назвать Вас так, - он виновато поклонился вновь и выдохнул, когда понял, что это не было настолько критичной ошибкой. - В общем, второй пункт, который я бы хотел согласовать с Вами: у Вас нет аллергии на эти составляющие?
Он достал из кармана список лекарственных растений и нескольких природных растворителей для них.
- Если позволите, я завтра принесу особый состав для глаз - так они будут очень хорошо защищены от пересыхания на время Вашего сна. Что скажете? Рецепт абсолютно проверен и безопасен, - он даже позволил себе улыбку. Им приходилось пользоваться во время тренировок и медитаций, когда подолгу приходилось сидеть, не моргая, глядя в никуда.
_________________
* так как Ли Сяо является гражданином США, и официально приписан к штату Нью-Йорк, то совершеннолетие его наступило в 21 год.

+1

17

И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами. ©

У Эрвина было множество поводов опешить — его новый секретарь оказался более чем своеобразной личностью. Господи, совсем как подростки, когда простое прикосновение оказывается наполнено миллионом смыслов.

Сяньшень?

Эрвин понял, что Ли Чжоу нужно звонить буквально сразу, едва только Сяо покинет своё рабочее место. Он снова чувствовал себя неловко, на положении человека, внезапно обнаружившего, что сказал: «А кто хороший мальчик? Кто хороший мальчик?!» подчинённому. Как собаке. В самом лучшем смысле этого слова, но всё же. Может это он, менталитет? Как сложно, оказывается.

К счастью, Сяо перешёл к насущным вопросам, и Эрвин с успехом замаскировал своё замешательство. Кондиционеры... не то, чтобы это было необходимо. Он привычно считал, что техническое и всякое прочее оснащение рабочих помещений нужно принимать по умолчанию. Как есть. Повесили такой кондиционер — значит так надо. Поставили вот этот диван — ну, значит так нужно. Ему и в голову не приходило, что эти опции можно менять под себя. Мелькнула мысль, что речь идёт о злоупотреблении служебным положением, что это попытка нецелевого использования бюджетных средств, но вот тут вслух он ничего не сказал. По этому поводу нужно было посоветоваться с Файзом, а не смущать секретаря ещё больше. Но как уверенно он распоряжается, а ведь только первый день!

— Откровенно говоря, я никогда не задавался вопросом, нравится ли мне этот диван. Он тут стоял, когда я начал работать, — Эрвин покосился на предмет обсуждения. Вообще-то диван был неудобным. С другой стороны, диваны вообще не были предназначены для того, чтобы на них спать. На диване сидят, а ложатся на него только в случае какой-то необходимости. Мало ли... Но не спят. Сяо успешно сбил его с толку.

— Я подумаю насчёт дивана, — наконец сказал он, чувствуя себя довольно неуверенно. — Что? Ах, на китайском. Ну что вы, если вам удобно, то я не против. Откровенно говоря, я привык, что меня называют как угодно, лишь бы не ломать язык фамилией. Так даже предпочтительнее.

Его больше напугала внезапная бледность Сяо, а оказывается, это были переживания на тему непрофессионализма. Ещё доля секунды, и Эрвин попал бы в неудобное положение, пытаясь поймать того, кто не собирается в обморок, а всего лишь проявляет потрясающее служебное рвение.

Список он взял, изучил, и понял, что снова не может ответить ничего определённого. Откуда ему знать, есть у него аллергия на растение, о котором он едва ли не впервые слышит?

— Я думаю, что будет проще провести аллергопробу с уже готовым составом, чем пытаться сейчас строить догадки. Вообще аллергии я у себя не наблюдал, но это не значит, что её нет. Скорее это значит, что я и мой аллерген ещё не встретились.

Он мог бы рассказать о некоторых интересных случаях, когда аллергия выпрыгивала на человека совершенно неожиданно. Например, аллергия на латекс — нет повести печальнее на свете.

— Значит, на этом, пожалуй, сегодня и всё, — подвёл итог Эрвин. Ему было нужно о многом подумать. — Отправляйтесь домой, и я жду вас завтра.

Он поклялся себе, что немедленно созвонится с Чжоу, даже если придётся отрывать его от дел. Ритуальные танцы менталитета были для Эрвина внове, и он, кажется, немного перегибал палку. Вот именно это требовано немедленной озвучки.

— Сяо. По поводу всех возможных недопониманий. Я очень западный человек, и могу не понимать некоторых особенностей восточного менталитета. Давайте взаимно это учитывать и иметь в виду, договорились?

По идее, ничего не произошло. Время на притирку должно быть выделено. Вон Елена привыкала почти три месяца, но потом сработались... правда, как оказалось, не до конца. Но в процессе всё было замечательно. Он вдруг понял, что ужасно не хочет разочаровываться в Сяо.

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 12.08.2013 — Стаж в особых условиях


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC