За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 20-25.08.13. По следам Дженнера


20-25.08.13. По следам Дженнера

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Время и дата:
20 и 25 августа 2013 года, ~9 утра.

Место:
Центра, научно-исследовательский корпус.

Участники:
Никт Шу, Дэв Бладер, Джек Моррис.

Краткое описание:
Если научные исследования теоретически дадут отличный результат, но негативное отношение к ним и включенный ошейнике могут сказаться на итоге. Кто-то должен быть первым, чтобы стать добровольным подопытным.
Кто-то без ошейника.
Даже если есть риск... побочных эффектов.

Отредактировано Никт Шу (2017-04-20 18:00:47)

0

2

Уже неделя прошла с момента, как он вернулся домой с арены. Рину он рассказывать не стал, где был и что делал, просто успокоил его - незачем ему знать это все, - дав понять что это не "Центр" постарался, и что все и правда обошлось. Волнение, однако, скрыть не удалось, но рядом с Ичиго он почти сразу же расцвел счастливой улыбкой и крепко обнял того, понимая что мог лишиться всего, включая жизнь. Оставшуюся неделю посвятил учебникам по биологии и генетике, а досуг проводил только и исключительно с Каико - ему каждую секунду разлуки казалось, что время тянется нестерпимо медленно, а тоска съедает всю радость, накопленную рядом с рыжим солнцем.
Поэтому звонок вечером в пятницу из "Центра" застал врасплох - попросили во вторник явиться в НИИ и не есть с утра. Он тут же подумал, что будут анализы проводить, те самые, для общего обследования здоровья, которое обещали провести в ближайшее время. Но потом девушка по телефону удивила - сказала, что, возможно придется задержаться для беседы с его ведущим ученым. Никт не сразу допер, что речь о докторе Бладере, потому растерянно согласился и уставился на уже темный после "отбоя" экран телефона. Тут уж Рину сказал все без утайки - тот должен знать точно, - а затем и Альдо с Моранном оказались поставлены в известность. Ему было все еще неловко, что он и им не смог сказать всей правды, да и с арены его везли в авто с темными окнами - он даже не мог сказать Моранну, как полицейскому, где его держали. В общем-то, было неприятно скрывать, пусть и частично, правду, но пришлось сказать про бои, но лишь про собачьи. А его якобы туда увезли, как помощника ветеринара. Моранн явно не поверил, но Альдо махнул рукой расстроенно - мол, надо будет - сам скажет.
О том и думал всю дорогу до "Центра", в этот раз не волнуясь уже от слова "совсем" - пропуск и документы были в кармане, бейджик официальный - тоже. Ничего смертоубийственного или лишающего его свободы с ним делать не будут, как заверил Аргетис, а последнему Никт доверял всецело - уж бывшему подопытному и... любовнику он точно мог верить. Наверное. Не, точно мог.
Когда его провели в исследовательский корпус, воспринималось все совершенно иначе, чем нежели когда на тебе ошейник. Никт даже любопытничал, пока у него брали кровь из вены в несколько пробирок, зачем да почему. Медбрат терпеливо объяснял, подписывал, тут же показывал ему, хотя явно не был обязан. Но ведь и правда любопытно! Никт поблагодарил, подождал пока руку забинтуют, а затем пошел искать кабинет Бладера. Он прекрасно помнил дорогу, но вот с толку сбивали новые имена и таблички на дверях - даже новый психолог был.
Помощница доктора была на месте - в небольшой приемной руководителя научного отдела, - значит, и доктор был у себя. Никту даже представляться не пришлось, потому как девушка встала и сама сообщила о его прибытии доку. Собственно, почти сразу он и зашел.
- Доброе утро, доктор Бладер. Я.. ну, в общем, мне позвонили и сказали, что... ээээ... в общем я вот... приехал.
Садиться или нет, он все не могу решить, поэтому проще было выждать приглашения сесть, с улыбкой глядя на ученого, до того судьбоносного разговора в баре казавшегося каким-то маньяком.

0

3

Из всего надо извлекать выгоду. Таково главное правило человечества. Выгоду и урок. Правда, с последним людям удавалось не всегда. Но на то они и люди, чтобы совершать одни ошибки за другими. В конце концов пока одни оступаются, другие анализируют.Так и Бладер некоторое время были лишь сторонним наблюдателем ряда экспериментов, которые проводились в Центре. О некоторых из них узнавал лишь при беседе с МакДжорджем, о других слышал из разговоров ученых и лишь не так  давно, когда стал руководителем отдела, многое узнал, как говорится, из первых бумаг.
Попытки найти ген, отвечающий за ту или иную способность, велись еще до того, как был создан Центр. И в некоторых областях даже удалось сделать прорыв. Дело оставалось за малым — научиться внедрять его в живых существ. К сожалению, вмешивать в геном еще не рожденного человека — слишком длительный процесс. Так что пока никто из подопытных образцов не показал наличие у них нужных способностей. Эксперимент доктора Коу не дал результата. Быть может если бы он отклонил вариант естественного спаривание, то дело бы сдвинулось с мертвой точки, но исследователь пока не собирался отклоняться от намеченной цели.
Однако инвесторам нужен результат и они готовы были вкладывать в него деньги. Так что новый проект заключался в том, чтобы привить новую способность уже рожденному субъекту.
Проблема в том, что никто им не даст человека для данных процедур. Так что изворачиваться приходилось на своих, подопытных. Но и тут столкнулись с проблемой: нельзя проследить за тем, как у подопытного появляется новая способность, если тот постоянно в ошейнике. А отключать ошейник на длительный срок — слишком накладно. Выход нашелся сам собой в лице вернувшегося в Центр бывшего подопытного Никта Шу. Парень был выкуплен, хозяин избавил его от ошейника. Идеальный вариант. Если бы не ряд новых проблем. И главной проблемой был именно этот самый хозяин. С другой стороны, если он дает своей игрушке столько свободы, то разве он сможет отказать ей в небольшой просьбе?  По всему выходило, что разговор должен состояться прежде всего с Никтом. По просьбе Бладера с мальчиком связались -  и вот он тут. Немного смущен, немного испуган и немного любопытен. Хотя нет, - Бладер отложил очки, еще раз глянув на парня уже без них, - очень любопытен. И это был плюс.
Дэв махнул головой на кресло напротив стола, приглашая Никта сесть и прося Лайзу принести «что-нибудь ребенку». Что — это он оставлял на ее выбор. Все-таки она — женщина, так что должна разбираться, что там эти дети любят.
- Да, действительно, я хотел с тобой поговорить, - Бладер откладывает в сторону бумаги, освобождая пространство между собой и Никтом.
- Я слышал о твоем желании продолжить развивать свою способностью, - попытался по правилам, рекомендуемыми разными там психологами, вести разговор Бладер. - Должен сказать, что это несколько неожиданно и в то же время похвально. Поэтому я подумал, быть может тебя заинтересует участие  в небольшом эксперименте, которое, возможно, позволит тебе расширить твои возможности. Что ты думаешь на этот счет?

+1

4

Немного задело это вот "ребенку", когда доктор Бладер обращался к своей помощнице, но, здраво рассудив, Никт пришел к выводу, что он ведь и правда для дока ребенок - несовершеннолетний и как бы младше в два раза точно. Сколько лет самому Дэву Бладеру, он не знал, но он явно старше Альдо, поэтому да, в два раза старше, как минимум.
- Ну... честно говоря, это наш с Вами разговор тогда, в городе, подтолкнул к этому решению. Так что, можно сказать, Вы навели меня на мысль... вернуться.
Он смутился откровенной похвале (ну, или это ему лишь слышалась похвала в словах дока), но было, черт возьми, приятно. В конце-концов, на это действительно было трудно решиться. Дослушав исследователя, он удивленно захлопал ресницами, взволнованно облизал губы и кивнул.
- Ну, да, для этого и вернулся. Я готов, правда. Альдо знает, что если понадобится несколько дней подряд исследовать или там показатели какие-то ночью снимать, от я буду здесь ночевать.
Да, ему уже провели тот самый "первичный инструктаж". Еще док наверняка должен знать, что с утра у него брали анализы.
- У меня сегодня тут уже анализы взяли. Я так и подумал, что что-то надо будет делать. На полигоне, да? Или лаборатория?
В это мгновение зашла Лайза и принесла чай и вазочку с печеньем. Пахло это все умопомрачительно, но Никт, пусть его и назвали ребенком, не станет так сразу "набрасываться" на угощенье.
- Спасибо, фру Лайза.
Та лишь сдержанно улыбнулась и протянула начальнику какие-то бумаги.
- Результаты проб.
Никт было подумал, что это она результаты анализов принесла, но вдруг нет? Но любопытство распирало - пришлось срочно заткнуть рот чаем, чтобы не задавать дурацкий вопросов, так как это может оказаться вообще не его дело. Но тут он вспомнил кое-что еще, что, возможно, не знает док, ведь на момент выкупа у Никта эмпатии еще не было.
- Эммм... я тут вспомнил кое-что... как раз две недели назад, после нашего с Вами разговора, доктор Бладер, у меня... как бы это... в общем я теперь еще и людей чувствую. Эмпатия. И она иногда мешает с животными общаться, если рядом люди взволнованные. Вот. Я подумал, это важная информация. И, наверное, эмпатию мне надо тренировать сейчас в первую очередь да?

0

5

На самом деле Дэв уже и забыл о том разговоре. Никт считался потерянным для Центра навсегда. Так что Бладер просто предпочел не забивать себе этой информацией голову. А тут такое! Что ж, чудеса бывают. А главное, приходилось поставить мысленный плюс в деле этого бывшего подопытного.
- Альдо — это твой хозяин? - спросил Дэв. Хотя спросил скорее для проформы. В документах и без того было видно, кто выкупил этого подопытного. Конечно, данная информация имела определенную долю секретности, но допуск Бладера позволял ее получить.  Вот только хорошего в этом не было ничего, особенно с учетом того, что Дэв не обычный эксперимент предлагал Никту.
- Это хорошо, что он знает, - Бладер отложил бумаги в сторону. - Но дело в том, что для участия в этом эксперименте нам нужно разрешение твоего хозяина. Письменное разрешение. И я опасаюсь, что получить его будет несколько проблематично. И тут все будет зависеть от тебя, - он посмотрел на парня открыто, стараясь абстрагироваться от того, что перед ним сидит не просто мутант, но еще и подросток. Как там говорили психологи? Обращайтесь с подростками так, как будто они уже взрослые. Бред, конечно! Какие же это взрослые, когда у них мысли  все еще в детских играх. Вот и этот: вроде бы и учиться пришел, а в голове скорее  обычное детское любопытство. Не более. Хотя это позволяло именно на любопытстве и играть.
Зашла Лайза. Детям — печеньки, взрослым — бумаги.
Дэв просмотрел данные, достал другие бумаги, сравнил. Видимо, увиденным остался доволен. По всем параметрам Никт действительно подходил для данной работы. Нейтральная способность без физиологической мутации. Фактически психик с узкой направленностью. Очень узкой. Животный полиглот. Вот только подобного рода мутант может лишь говорить и понимать произнесенное, улавливая определенные сигналы, пусть даже не видимые глазу. Казалось, дай еще один толчок, и улавливание сигналов применительно средств общения животного мира перейдет в улавливание сигналов внешнего мира вообще. Однако годы практики показывали, что все это невозможно. Нужен не просто толчок. Нужно что-то более мощное.
И это мощное вывели генетики, которые смогли получить ген, способный снабдить живое существо теми «приемными» качествами, которые по умолчанию данному виду не полагаются.
Военные довольны, вот только  подобный ген развивает не обычную способность, а ту, которая глушится ошейником. Отсюда и поиск такого мутанта, как Никт.
- Эмпатия? Нет. Оставим ее пока, - отмахнулся Бладер. - Это слишком популярная способность. А я хотел предложить тебе нечто совершенно отличное. То, что сделает тебя фактически уникальным. Тем более вполне возможно, что это поможет либо перенаправить твою эмпатию в другое русло, либо поможет поднять твои способности на новый уровень.
Дэв провел рукой по подбородку, поправил очки.
- Ты, например, никогда не хотел не просто говорить с животными, понимать их, но и чувствовать, как они. Иметь слух.. ну не знаю… как у летучих мышей или китов, зрение — как у сокола, реакцию — как у хищников и тому подобное?

0

6

Никт кивнул, не став пояснять, что "хозяин" Альдо чисто на бумаге. Он, скорее, друг, которому Никт безгранично благодарен и пока даже не знает, как может отплатить ему за эту доброту. Ведь, по сути, тот совершенно не обязан был вызволять Шу из "Центра", выкладывая за парня баснословную сумму. Но вот на дальнейшие слова доктора он удивленно заморгал, не сразу поняв, что, видимо, если нужно разрешение, то эксперимент чем-то опасен. Это как когда в школе с родителей их брали подписку о том, что они согласны на проведение горных походов с ночевками. Вроде бы и с инструктором, но горы - это не шутки в любом случае.
- Ну, если нужно и эксперимент важный, не я поговорю с ним, - он старался выбирать слова, не давать обещаний, которые не сможет выполнить. Он ведь и правда даже еще не в курсе, в чем суть эксперимента, так? С другой стороны, герр Рейхсфрейгерр-Вартенслебен обещал безопасность именно для жизни и здоровья. Значит, тут дело в чем-то другом. Видимо. Коротко откашлявшись, Никт все же задал вопрос: - Если не эмпатия, значит, управление животными?
- А я хотел предложить тебе нечто совершенно отличное. То, что сделает тебя фактически уникальным. Тем более вполне возможно, что это поможет либо перенаправить твою эмпатию в другое русло, либо поможет поднять твои способности на новый уровень.
Никт, пока док пояснял это, пил чай маленькими глотками, а вот печенье, как ни странно, в горло не лезло - он вдруг понял, что волнуется. При чем, не потому, что эксперимент может быть опасным, а наоборот что он не справится: ведь он сам сюда пришел, вроде б как учиться, добровольно предложил то, что предложил, а вдруг не совладает со своей способностью? Аж ладони вспотели, ручка чашки стала скользкой, поэтому он залпом допил чай и отставил пустую посуду на стол. И хорошо сделал, иначе бы подавился, услышав наводящие вопросы Бладера. Удивлению не было предела: он достаточно хорошо знал зоологию и анатомию, чтобы сейчас пытаться сопоставить знания и то, что говорил док.
В итоге, несколько секунд поразмыслив, попытался ответить честно.
- Нууу... наверное, да, так было бы... проще. Но... - он быстро облизал губы, волнуясь, выдав предположение, - разве это не совершенно иная способность? Я знаю, что Эрик Шухарт и не в животной форме имел очень острые обоняние, зрение и слух... да и двигался иначе. Но, - он правда пока не совсем понимал, как ученые могут добиться этого, - я же не ирбис. В смысле, у меня нет такой мутации.
И тут он округлил глаза, внезапная догадка ошарашила:
- Или есть? Вы нашли ее в моих анализах?! - он аж голову вытянул, невольно пытаясь разглядеть принесенный Лайзой листочек. Сердце от волнения пустилось в пляс. Да ладно, такого быть не может! У него, конечно, чуть лучше, чем у остальных нюх, но и только.

0

7

- Отлично, - обещание поговорить с Альдо вполне устроило Дэва. Но исследователь не тешил себя особыми иллюзиями на этот счет. Хозяин парня — не глупый мальчишка, так что скорее всего не все пункты договора его устроят. Например, в договоре не говорится о материальном возмещении ущерба собственности хозяина. И к этому пункту вполне мог прицепится тот, кто выложил за Никта кругленькую сумму. Какие требования выдвинет он — неизвестно, так же как и неизвестно, удовлетворят ли они инвесторов. Так что вопрос о том, будет ли вообще проведен эксперимент — все еще актуален. И оцениваться он будет не столько по рискам, сколько по финансовым тратам. Хотя в данном случае с натяжкой можно сказать, что все это взаимосвязано.
- Скорее не управление, а заимствование части их способности, - поправил формулировку Бладер.
У парня было много вопросов и, наверное, это было правильно. По сути можно было одним словом предупредить все это, но Дэв не забывал, что перед нм не просто подопытный. Да уж. Был бы подопытным — этого диалога не было бы: нужную инъекцию бы сделали — и все дела. А тут тоже приходилось и слова подбирать, и стараться ничего лишнего не сболтнуть по поводу нового препарата.
- Существует теория, что многие способности являются разрозненной частью чего-то целого. И при определенных условиях эти части можно объединить в одном существе, если развить его по-максимуму. Но на практике это невозможно, так как человеческий организм имеет физические и временные пределы.
Бладер отложил бумаги с результатами анализов  в сторону.
- Нет, такой способности у тебя нет. Но у тебя есть то, что может позволить нам у тебя ее развить. - кажется, все так невинно, но на деле все намного сложнее.
- Искусственным путем, - добавил Дэв , так как понимал, что скрывать этого не стоит.
- Мы используем измененный генном. Ведем тебе сыворотку, которая приведет к изменениям в определенной цепи, отвечающей, по нашим исследователям, именно за мутацию подобного рода.  Улучшенное зрение, обостренное обоняние, усиленный слух максимальная гибкость и скорость. То есть мы попробуем тебе привить те качества животных, которыми они выигрывают у людей.
Исследователь сделал паузу, давая парню время осознать услышанное.
- Результаты с животными по привитию им несвойственных качеств прошли успешно. И теперь нам нужен доброволец. И мы решили, что им вполне можешь быть ты. Если, конечно ты согласен и твой хозяин не будет против. Так как ты должен понимать, что это экспериментальная сыворотка.
О том, что при таком подходе исследование может закончиться всем, чем угодно, уточнять не стать, дабы заранее не пугать паренька.

+1

8

- Да, конечно, я понимаю...
Шу сам бы никогда и никому не поверил, что слова доктора Бладера об эксперименте будут... заманчивыми. Этакое обещание всех благ за просто так. Улучшение всех параметров вплоть до скорости реакций и скорости вообще. Да только вот, будучи еще не выкупленным подопытным, Шу уяснил здесь, в "Центре", две вещи: ничего не дается просто так, всем взамен что-то нужно, и да, без последствий не обходится ничего. Он почесал затылок, явно задумавшись над тем, что сказал док, покусал губу, глядя в чашку, вздохнул.
- Док, - он поднял глаза на Бладера, не слишком уверенно улыбнулся. - А какие побочные эффекты? У любого препарата они есть. А сыворотки, я знаю, самые опасные в этом плане. Не подумайте, что я боюсь... вернее, да, опасения есть, но мне придется все это очень подробно Альдо рассказывать, - он пожал плечами, будто извиняясь за то, что так много задает вопросов. Он в последнее время подналег на биологию и зоологию, так как как отказываться от мечты стать ветеринаром не собирался, а поступление уже не за горами. Поэтому сейчас мог воспринимать и анализировать всю эту информацию куда более четко и ясно.
Он потер шею, фоново ощущая ровное настроение Бладера с каплей раздражения. Это не мешало сейчас размышлять над услышанным, но навело на еще одну мысль.
- И это... а моя нестабильная эмпатия не помешает? В смысле, я, конечно, тренируюсь под руководством герра Ди Келайно, но если все органы чувств вдруг взорвут мне мозг... - он нахмурился, закусив губу. - Я ведь буду здесь находиться после введения сыворотки какое-то время, так получается? А сколько?
Он вдруг понял, что выглядит это все со стороны странно, словно он и правда боится. Самое удивительное, волновался - да. Но не боялся. Почему-то уже появилась некоторая степень доверия к ученым здешним, пусть иногда их методы были несколько... бесчеловечными. но уж в профессионализме им точно не откажешь.
- И да, я согласен, если что. Просто должен же знать, что и как.
"Ох... надеюсь, Альдо не откажет категорично. Мне бы и правда пригодилось все это в общении с животными."

+1

9

Вопросы были правильными. Проблема в том, чо сейчас Бладер не мог ответить на них в полной мере. Слишком необычный препарат они собрались тестировать на слишком необычном существе, подопытном. Мало того, что сами эти нелюди еще до конца не изучены и здесь возможны были любые сбои, так и еще материалом для инъекции является то, что трудно поддается описанию «нормального». И все же Никт требовал ответа. И если ему Дэв вполне мог отказать в нем, то вот его хозяин может быть более требовательным. Бладер не был дипломатом, поэтому вопросы выбивания финансирования под проекты позволял решать другим. Он мог руководить проектом, мог самостоятельно решать множество вопросов, но он не умел находить правильные слова, чтобы представить говно золотом, грубо говоря.
- Никт, - Дэв кашлянул в кулак. - Я же сказал, что работы с животными прошли успешно.
Он сделал паузу, надеясь, что до парня дойдет истинный смысл этих слов. И все же в конце концов решил прояснить.
- На людях данных препарат не тестировался. Поэтому мы не можем сказать о том, будут ли побочные эффекты, если препарат будет использоваться на человеке. Единственное, что можем сказать, что опасности для жизни нет. В любом случае состояние будет постоянно контролироваться и в случае появления отклонений, своевременная помощь будет оказана.
Чего можно бояться в учреждении, которое битком набито учеными и врачами? Ничего. Однако все это — лишь мнимая уверенность. Именно мнимая, так как Бладер, как врач и как ученый, вполне понимал, что иногда у тех, кто должен спасать жизни, просыпается любопытство ученого, который предпочитает наблюдать, а не спасать. Но это не то, что столо озвучивать парню.
- Мозг тебе ничто не взорвет, не беспокойся. Если тебе будет так спокойнее, можем попросить герра Ди Келайно быть рядом, чтобы сгладить возможные побочные эффекты психо-эмоционального плана, если они появятся. Сроки нахождения в лабораториях будут зависеть от того, как будет протекать эксперимент: от того, как будут проявляться новые способности, от наличие побочных эффектов. Если в течение первых пяти дней ничего экстренного не случится, то тебя смогут отпустить. И когда наблюдение будет не круглосуточным. Нам достаточно будет раз в сутки определять твое состояние. Конечно, в случае, если ты сам что-то почувствуешь, тебе придется об этом незамедлительно сообщить.

+1

10

Док говорил убедительно. Настолько, что Шу ничего не оставалось, как согласно кивать и периодически "угукать". Он старался представить себе, как это будет, но слабо получалось, так как опыты именно с препаратами на нем здесь не ставили, ничего не кололи, если исключать лекарства в реанимации после той клинической смерти на Полигоне. И сколь бы ни был он уверен в ученых и врачах, но упоминание об Аргетисе несколько снизило уровень тревожности. Признавать это стыдно, но да, он не был бы против (а лишь за!) присутствия на эксперименте...
"Ага, "знакомого", как же... когда я уже перестану краснеть при упоминании Аргетиса? Было и прошло, что с того?" - убедить бы еще в этом тело, которое каждый раз возвращалось в трехмесячной давности флэшбэк и "вспоминало". Ладно, хоть не до глобальных видимых последствий. Но кожу начинало покалывать от того, что организм тактильно помнил каждое прикосновение эмпата, и не только к коже.
- Кхм... если можно... хотя бы в самом начале, в смысле, после начала действия сыворотки. Я не вполне уверен просто еще в своей второй способности.
Мда, сказанул, так сказанул - док подумает опять, что он тупица. Почесав затылок, Никт улыбнулся и пожал плечами.
- В общем, я согласен. Что теперь? Бумаги какие-то заполнить, да? И, наверное, Альдо Палладио тоже что-то должен подписать? - он уже прекрасно знал, что именно бумажной волоките в Центре отводится львиная доля времени: за то время, что он сюда приезжал добровольно, он заполнил документов больше, чем за всю свою жизнь до этого. - И это... а когда именно будет проходить эксперимент? На какое число назначен?

+1

11

Парень в очередной раз говорил о своей второй способности. Почему? Она его пугала? Хотя, если так подумать, ничего странного в том, что у Никта проснулась эмпатия, нет. Он понимал животных, общение которых происходило порой на волнах, которое не улавливает человеческое ухо. Он отмечал их настроение по сигналам, которые так же не замечает порой человеческий глаз. Эмоции, если верить исследованию доктора Экмана, отражаются в микро-движениях. Но знание этих движений позволяет правильно установить истинность эмоции в 90%. Потому что всегда есть те, кто слишком хорошо владеет собой. И тогда речь идет об эмоциональном фоне — таким же незримым для человека, как и многие средства общения животных. По всему, Никт просто перешел на новый уровень развития своей способности. Поэтому было бы вполне логично, что именно его выбрали для нового эксперимента, который не только позволял бы ему считывать настроение людей, как это делает любая кошка, например, но и улавливать звуки на длительные расстояния,  чувствовать колебания земли в другом полушарии.
- Я, смотрю, у вас с господином Ди Келайно сложились неплохие отношения, - заметил доктор. Доверием к кому бы то ни было из сотрудников подопытные особо не страдали. А тут вдруг такая просьба. Понятно, что Ди Келайно — эмпат. Однако ученые вполне могли бы пригласить и другого эмпата для контроля. И все же Никт выражал доверие именно к руководителю службы поиска.
- В соответствии с законодательством, твоя подпись не требуется, - прояснил ситуацию Бладер. - Ты выкуплен. К тому же ты несовершеннолетний. Так что все решения имеет право принимать лишь твой хозяин. Так что от тебя будет вполне достаточно устного согласия. Другое дело — твой хозяин.
Бладер вытащил из папки лист, протянул его Никту.
- Адрес, который указан здесь, соответствует тому, где проживает герр Палладио? И в какое примерно время его можно будет застать дома. Мы направим к нему курьеру с документами, которые он должен будет подписать, если, конечно, он поддержит наше с тобой желание и даст тебе разрешение на участие в эксперименте, Дэв сделал паузу, позволяя Никту сверить данные. - Эксперимент можем провести на следующий же день, как будет получена подпись
Конечно, хотелось бы верить, что все эти формальности будут улажены быстро, но никогда не стоит забывать, что хозяин бывшего подопытного может и быть против всей этой работы. И тогда, возможно, придется потратить месяца на то, чтобы его убедить в необходимости подобного эксперимента.

+1

12

На то ли вопрос, то ли утверждение про Аргетиса Никт лишь усилием воли не покраснел до ушей. Так, слегка порозовел, ну, а что тут скажешь? Что еще в борделе сложились? Он просто кивнул согласно и слушал дальше. Взяв бумаги, прочитал адрес.
- Да, все верно.
Стоит ли говорить об особенностях графика Альдо, особенно в последнее время? Наверное, нет.
- Ну, я не могу сказать о точном времени, но я могу позвонить, как только поговорю с ним, и он будет точно дома.
Пожалуй, это самый оптимальный вариант, а то итальянец и правда в последнее время весьма непредсказуемо уезжал из дома на довольно долгое время. Это беспокоило домашних, но Никт почему-то был уверен, что все хорошо - Альдо приезжал домой... спокойный что ли, уставший, вымотанный, но у нем чувствовалось то спокойствие, которого не было за все время их с Шу знакомства.
В общем-то, на сегодня было закончено все, поэтому он, закончив с тестами после беседы с доком, поехал домой. Жутко расстроился, узнав, что Рин уехал в Японию - родители забрали его буквально за пару часов до того, как он вернулся. Ладно, хоть удалось позвонить, застать друга и любимого до посадки в самолет. Рин чуть не плакал, но Шу его успокоил, улыбаясь в трубку, чтобы тот чувствовал - Шу его не забудет. Причину, в общем-то, выяснил уже позже - кто-то из богатых родственников умер и Рин теперь наследник - надо было улаживать бумажные дела и учиться именно в Японии.
Что ж, наверное, теперь и ему самому пришла пора сосредоточиться на учебе, и не только школьной. Развитие способности и грядущий эксперимент отнимут много сил и времени. Разговор с Альдо был нелегким, но Никт заверил его, что понимает риск и то, на что идет. Попросил не волноваться - врачи Центра знают, что делают. К тому же, Шон МакКенник уже переехал к ним, стало фактически тесно в одной квартире, Шу все чаще ночевал у Рина, и теперь... ну, по меньше мере неделю он проведет в Центре, наверное. В итоге, согласие на подпись было получено, он позвонил доктору Бладеру и сообщил, что можно присылать курьера.
"И чего я так волнуюсь?" - глядя на подпись, которую поставил Альдо, Никт действительно разволновался. - "Они же лишь хотят посмотреть, не скрыто ли еще что-то в моих генах... уж лучше вовремя выявить и под наблюдением, чем я буду потом с неконтролируемой способностью ходить по городу..."

В общем, через сутки после появления в доме курьера, он попрощался с Альдо, Шоном, Моранном и Че, обещал держать связь и сообщать о своем состоянии. Служебная машина его забрала аж от подъезда, с собой у него была лишь игровая консоль и телефон с наушниками. Документы отвезли в Центр еще до этого.
Рин... ну, Рина он накануне по скайпу успокаивал долго и упорно, действительно понимая его обеспокоенность и переживания. Однако, искренние три слова - и вот рыжее солнышко уже расцветает улыбкой и говорит "Береги себя!", получая в ответ обещание беречь. И именно эту улыбку он вспоминал, проходя санобработку перед экспериментом - в душ сходил и переоделся в местную "форму" подопытных. Огляделся: лаборатория походила на процедурный кабинет, где ему когда-то давно в средней школе еще, делали прививки. Только вместо кушетки - кровать, тоже больничная, а стены зачем-то обиты мягким.
"Нет, это больше на палату похоже... светлые стены и минимум мебели. Но медицинский запах и столики эти с лекарствами и инструментами."
Дверь в палату открылась, пока медсестра измеряла ему давление, он улыбнулся вошедшему, вдруг почувствовав, как колотится сердце.
- Давление чуть повышенное, но не критично: 130/80, и тахикардия 86, - отчиталась медсестра доктору Бладеру. - Температура в норме, данные анализов - тоже.
- Доброе утро, доктор Бладер! - он улыбнулся и поднял свободную руку в приветствии, сконфуженно пожал плечами на "отчет" о его давлении и пульсе. - Я просто волнуюсь. Немного.

0

13

О том, что нужная подпись от хозяина Никта получена, Дэву сообщили накануне. Это было хорошая новость. Новость, ради которой пришлось немного изменить свой график, чтобы освободить время.
Конечно, вся процедура не требовала нахождения Дэва постоянно рядом с подопытным. Но первые несколько часов после введения препарата это необходимо, чтобы исключить возможной опасности для организма. Как говорят исследователи, если пациент не умер сразу после ввода препарата, то дальше, если внимательно следить за всеми изменениями в его организме и оперативно на них реагировать, то летального исхода может не быть.
На приветствие лишь коротко махнул головой, принимая из рук медсестры карту пациента.
- Я просто волнуюсь. Немного.
Что ж, для обычного осмотра это было бы вполне нормой. Однако сейчас любое отклонение могло сыграть злую шутку. А значит, нужно вернуть показания в норму, чтобы в случае чрезвычайной ситуации было больше времени для реагирования. А на вопрос, что проще: оживить мертвеца или остановить несущийся поезд, Бладер знал: проще первое. Что ни говори, а заряд иногда обладает живительной силой, что уже доказал Франкенштейн. Пусть и в литературе, но реальность в данном случае не намного от него отходила.
- Дайте ему персил. И проверяйте его давление.
Никта в это время подключали к приборам.
- Чтобы тебя не пугали наши действия, - начал доктор, пока медсестра доставала лекарства и протягивала их Никту вместе со стаканом воды, - сразу объясню. Тебя привяжут к кушетке. Это не потому, что мы чего-то боимся, а просто таков порядок действия при тестировании подобных препаратов. По периметру комнаты есть силовое поле и мы его включим. Так что если почувствуешь прилив сил, не бойся. Мыши, крысы и другая живность к тебе не прибегут, так как твой сигнал за пределы этого помещения не выйдет. Еще тебе наденут ошейник. Он будет в выключенном состоянии, но если мы почувствует, что что-то идет не так и способность угрожает твоей жизни, то мы его включим. Далее разберемся в ситуации и сделаем так, чтобы отсюда ты вышел без него. Но надеюсь, что всех этих экстренных ситуаций у нас не будет. Обо всем, что чувствуешь — сообщай.. словами. Некоторое время ты будешь подключен к статичными приборам. Затем к телу прикрепим датчики, наподобие тех, которые у вас были на полигоне.
Дэв ждал, когда подействует препарат и  показания Никта станут идентичными тем, которые для него считается нормой. Для этих целей пришлось поднять его старую карту.
- Если все понятно, то можешь немного отдохнуть, придти, так сказать в норму. И тогда начнем.

+1

14

Услышав про привязывание к кушетке, он не очень уверенно, но кивнул - в конце-концов, черт знает, действительно, что там с этой сывороткой будет вытворять организм? Может, судороги какие начнутся еще? Вновь мелькнула мысль, а не делает ли он великую глупость сейчас, но отступать как-то очень поздно, на его помощь надеются ученые, а многие ученые и на себе сами испытывали свои.. изобретения. И не вина конкретно этих ученых, что среди них не оказалось человека со способностями. Слово "мутанты" Никт упорно не желал применять к себе или другим одаренным - он себя чувствует вполне человеком, а что уж там думают другие, на их совести.
- Ага, ладно. Хорошо.
Кивал он на пояснения доктора Бладера и уже выпивал жидкую сладкую микстуру, видимо, успокоительное. Выпив и воды немного, чтобы не оставалось привкуса во рту, забрался на довольно высокую кушетку и подождал, пока на шее защелкнут ошейник. Не слишком приятное чувство, если честно, и как-то он надеялся его больше не испытать никогда, но та кон хотя бы тоже уверен, что если способность новая (или старая) "взбрыкнёт", то ученые смогут тут же отключить ее.
- Да все норм, док, - он показал ему знак "ок" и даже улыбнулся. - Я правда в норме. Только это... ну... - он явно смутился, быстро бросил взгляд на камеру в углу помещения, вздохнул и все же выдал просьбу, - если что-то пойдет не так, мой... хозяин, Альдо Палладио, просил ему позвонить. Я ему по идее должен позвонить через сутки - максимум.  В общем, он там волнуется тоже, так что оповестите его о моем состоянии, если я сам буду не очень чтобы разговорчив, хех... Я готов, в общем.
Он лег и, теперь уже вполне искренне улыбнувшись Бладеру, уставился с любопытством на то, что делала подоспевшая с датчиками лаборантка. Даже спросил пару раз, для чего те или иные нужны - ну, та ки спокойнее, и время не тянется так медленно. Еще какое-то время он просто лежал, слушая тишину и прислушиваясь к ощущениям. Вроде все норм. Даже интересно, что даст ему эта искусственная способность.
"Надеюсь, не научусь плеваться космической слизью... в человека-ящера тоже не хотелось бы превратиться случайно..."
Мысль вызвала едва сдерживаемую улыбку, и даже когда, наконец, подошел лаборант с шприцем, он действительно был на удивление спокоен. Кажется, подействовало то лекарство...
Укол был почти незаметный, вводили вещество медленно, очень медленно - видимо, следили за реакцией. А затем стало жарко. Так жарко, что на лбу проступила испарина.
- Эммм... кажется, у меня температура. Очень жарко...
Его же просили говорить вслух, так? Впрочем, то, что его тело выгнуло в судороге дугой, и лишь ремни-вязки не дали ему упасть от этого, он уже не почувствовал - больно не было, но сознание полностью затуманилось, оставляя лишь жар и какие-то размытые пятна. А еще, жутко чесались зубы ("А они могут так?"), пальцы и голова там, где волосы на макушке. Да и вообще, он словно был здесь и не был одновременно, не чувствуя боли, но лишь отдельные органы чувств ощущая, как свои. Зрение, запахи, вкус и слух словно отрубились. Остались тактильные и  мышечные ощущения.

0

15

Парень просил сообщить его хозяину, если что-то пойдет не так. Если что-то пойдет не так…
Бладер надеялся, что всего этого удастся избежать. Потому что инвесторам нужны результаты, и потому что говорить с Палладио он не хотел. Те времена, когда он родителям сообщали, что их дети умерли и врачи ничего не смогли сделать — уже давно прошли. Во время службы это  вообще не входило в круг обязанностей военного хирурга. Так что хотелось все же, чтобы подобных неприятностей не было и здесь.
- Через сутки ты сам сможешь ему позвонить, - успокоил исследователь. Держать парня в изоляции здесь никто не планировал. Всего лишь наблюдение. А это наблюдение можно было осуществить как путем его сопровождения, так и дистанционно — благо все заведение просто понатыкано камерами.

Дэв был в соседней комнате, которая соединялась с той, где был Никт, большим окном, когда тому стал вводить препараты. Пока особых изменений не было, но данное спокойствие было не долгим.
Сначала он услышал голос парня, и лишь затем, оторвав взгляд от бумаг, изучением которых был занят, посмотрел на мониторы.
Реакция пошла. Хорошо это или плохо — покажет время. Сейчас это как минимум было необычно — по крайней мере у животных такие судороги не наблюдались. Но тут надо помнить, что мутанты хоть и не люди, но имеют с ними слишком много общего.
- У него белая лихорадка. Введите дибазол, - Дэв скинул с Никта одеяла, осматривал и пальпирая его тело.
- Температура 39. Пульс  120. Гематокрит 50.
Приборы пищали, указывая параметры, выходящие за пределы нормы.
Правая сторона припухшая. Бладер пропальпировал участок, схватил у лаборантов перчатки и натянул на руки.
- У него односторонний пневматорикс. Кровь на газы и рентген.
К счастью, всего этого долго ждать не пришлось. Вот в этом и было преимущество работы в Центре. Здесь все делалось быстро. Можно было даже сказать моментально.
- Делаю дренаж.
- Анестезию?
На мгновение Бладер замер со скальпелем в руке, посмотрев на медика, как на идиота.
Анестезия при подобном исследовании ни к чему. Данные препараты входят в группу, не совместимую с той инъекцией, которую ввели Никту. Нет, пациент бы не умер, но исследование было бы прервано. А пока еще ситуация не была насколько критической, чтобы идти на такой шаг.
- Он не чувствует боли!
В доказательство своих слов Бладер ущипнул мальчишку. Ничего. Ни рефлекс не сработал, ни показания не изменились. Можно был бы говорить о парализации, если бы тело так активно не двигалось в судорогах. А значит, мышцы работали.
Бладер сделал пункцию и поставил дренаж.
Дыхание пациента восстановилось. Температура упала, но незначительно. Конечностям вернулось тепло. А вот гемотокрит повышался. Но не только это не нравилось Бладеру. Небольшие отклонения, выявленные на рентгене, говорили о патологии, которая возникла недавно.
- Мне нужно его полное ультразвуковое сканирование.
Доктор наклонился над пациентом, изучая то, что привлекло его внимание. Расширенные поры по линии роста волос. Он провел рукой по шевелюре больного, наблюдая, как часть волос осталась на перчатке. Бладер повторил трюк, отмечая, что потеря растительности наблюдается лишь в некоторых зонах.
Еще раз внимательно осмотрел его голову, уши, скулы.
Отмечая, что где-то пахнет кровью, доктор почти вплотную приблизил свое лицо к физиономии подопытного. Кровью пахло изо рта.
Бладер отогнул пальцем губу Никта… Десны кровоточили.

+1

16

С самого начала этот эксперимент вообще был под большим вопросом, но Тауно упорно подавал запросы и высылал сотни отчетов на тему возможности штамповать мутантов и без помощи матушки-природы. То, что можно взрастить, в итоге, можно и убрать - станет ли результат сегодняшнего опыта, в итоге, своеобразным "лекарством" от мутаций, вызывающих развитие паранормальных способностей, покажет время, но упускать возможность он просто не имел право. Какой еще идиот согласится добровольно на подобное? Ему одновременно хотелось и остановить мальчишку, почти равного с его собственным сыном по возрасту, и довести дело до конца - в успехе эксперимента он не сомневался.
Может быть поэтому, когда приборы начали вопить о ненормальных отклонениях в жизненно важных системах, генетик не стал на этих  показаниях зацикливаться - это работа медиков. А вот постоянный генетический анализ крови мальчишки радовал так, что поневоле заулыбаешься. Есть! Процесс действительно пошел! Самое интересное, что он ускорялся - отсюда и температура у подопытного, и захлебывающийся кровью организм. Да, точно, даже объем крови увеличился - гипергемопоэз говорил о том, что организм старается восполнить появившийся новый функционал дополнительными ресурсами. Впрочем, излишки быстро распределялись по депо крови, а датчики уже не столь истошно верещали.
"Отлично", - Тауно оторвал распечатку с цифрами и рванул в лабораторию, к Бладеру.
- Доктор Бладер, - радостные нотки в голосе он едва сдерживал, но тут уж и так понятно главное, - у нас получилось. Транслокация почти полная. При этом, базовые хромосомы не задеты, соматически он здоров, - глядя в глаза коллеги, он усмехнулся, когда ассистентка выдала результаты сканирования доку. Полюбопытствовал тоже, сразу углядев в томографии зачатки соматических изменений. - Что ж, поздравляю нас. У нас получилась рукотворная эволюция. Правда, что будет с потомством у этого парня - вопрос отдельный. Но крайне меня интересующий.
Он надел перчатки и тоже осмотрел волосистую часть головы, просто чтобы убедиться - процесс изменений идет полным ходом. Дойдут ли соматические изменения до физиологии - еще предстоит узнать, но...
- Скачки температуры будут на каждом витке новой транслокации. Еще несколько раз, - он показал прогнозируемый график Дэву, кивнул на подопытного. - Каждые два часа, пока не завершится процесс. Но это, все же, грандиозно!
Он уже отошел, чтобы внести корректировки в дозы препаратов, которые необходимо вводить на основе полученных данных. Все же, организму, так резко подвергнувшемуся воздействию мутагена, поддержка необходима и весьма солидная.[NIC]Тауно Халонен[/NIC][STA]генетик[/STA][AVA]http://storage4.static.itmages.ru/i/16/1214/h_1481704613_8452715_9349dd7f3d.jpg[/AVA][SGN]Одежда: синий хирургический костюм, поверх него надет белый халат.[/SGN]

0

17

Правду сказать, он испугался, когда перестал чувствовать. ноль. Пустота. При этом, он осознавал себя, все еще плыл в темноте, но только вот не знал, что происходит с его телом - ни боли, ни тепла или холода, ни того жуткого зуда. что терзал его перед этой "отключкой"... словно накрыли колпаком, который лишает чувств, а ты сам плывешь вне времени и пространства. Может, такое оно, бессознательное состояние?
Когда начали возвращаться чувства, мир сначала взорвался звуками: от тихого шороха вентиляции до казавшегося оглушающим стука сердца, а писк мониторов вообще заставил вскрикнуть и зажать уши... вернее, попытаться. Слишком дезориентирован был Шу, чтобы понять, где у него вообще уши. То, что он уже не был привязан, он понял следующим - вернулась тактильная и мышечная чувствительность, хоть какая-то координация. Запахи, вкус, свет даже сквозь веки резанул по сетчатке. Тихо застонав, парень перевернулся на бок и накрыл рукой глаза, тихо выругавшись. Очень тихо - потому что в горле будто наждачной бумагой прошлись.
- Свет... сделайте потише, пожалуйста... - по ощущениям, он теперь был уже не в форме, а в чем-то, как в больнице - такая рубашка длинная, как она там называется? - И пить... очень хочется пить, - он машинально почесал то место, что ужасно зудело на голове. Почесал и тут же замер, поняв, что пальцы наткнулись на... - Что за...
Сел он также резко, как возвращались чувства - разом и слишком быстро, аж голова закружилась. Все еще прикрывая глаза ладонью, второй рукой он ощупывал нечто, напоминавшее, кажется, уши. Он даже мог ими пошевелить.
- Ой... дооок? - голос дрогнул, еще не паника, надо взять себя в руки, может, это все временно? Кажется, дверь в палате открылась, кто-то вошел, но это его не волновало - он знал, что в безопасности. просто как-то не очень удобно сидеть с хвостом. Кажется, хвостом. Который от волнения дернулся пару раз туда-сюда, хлестанув по бедру. - Док, это Вы? Я не уверен, но это точно так должно быть?
А еще все также хотелось пить. Очень хотелось.

0

18

Дэв только пришел на рабочее место, когда в его лабораторию влетел Тауно, который просто сиял. Однако все это личные эмоции, которые порой затмевают разум и не дают объективно оценить реальность. К счастью, результаты были поданы не только на словах, но и в качестве распечатки.
- Да, - ответил Бладер на высказывание о эволюции, - если только со временем у парня не поедет крыша и не случится рукотворный суицид.
У многих подростков на фоне гормональных сбоев, проснувшихся способностей и без того с психикой сложновато выходит, а тут не просто гормональный сбой…
- Так в чем же дело? - удивленно посмотрел на коллегу ученый. - Вручи ему журналы и баночку — заодно проверим, не затронул ли эксперимент его репродуктивную способность. Возраст его вполне допускает мастурбацию.
Все это было сказано на ходу, так как Бладеру предстояло познакомиться воочию с тем, что продемонстрировала томография.
Дэв немного задержался в помещении, чтобы еще раз все проверить, пока Тауно вносил коррективы.
Поэтому и оказалось, что исследователь был первым, кто застал пробуждение подопытного (и плевать, что официально у него теперь иной статус, пока он лежал в этой комнате под наблюдением, пока в него вводили препараты — он является подопытным).
Бладер щелкнул выключателями, оставив лишь дежурный свет, отошел к стене, где на столике стоял график с водой и налил стакан.
Вопрос парня позабавил. Конечно, в ходе подготовки к эксперименту ученые о многом умолчали. НО не факт, что они готовы и сейчас открывать все секреты.
Так что Бладер, вручив парню стакан, пододвинул к койке стул и сел.
- Пока не могу сказать точно. Данные еще не до конца собраны. К тому же здесь все зависит от того, что ты чувствуешь, как ощущаешь себя в... новом статусе.
Дэва мало беспокоило то, как сейчас выглядел парень. Главное было то, привились ли ему новые «свойства», потому что именно это было целью эксперимента. А хвост, уши — это так.. побочка, которая есть всегда и борьба с которой — лишь следующий этап исследования.

+1

19

За значительно убавленный уровень освещения Никт был чертовски благодарен, как и за воду. Впрочем, стакана было явно мало - он готов был выдуть целый графин. Или канистру. Или… много, в общем, смог бы выпить. А внезапные уши все также зудели. И уж точно его волнует то, как он выглядит теперь! Домой-то как явиться теперь?!
- А… это… ну, немного зудит кожа около ушей… будто заживает рана. Такие же ощущения. Даже не кожа, а под ней, - он снова почесал там, где начинались уши с мягкой-мягкой, словно кошачьей шерстью - явно не волосы. Чуть нервно облизав губы, Шу заметил еще одно "новшество" в теле - едва заметно, совсем немного выпирали клыки. Тоже непривычно, хотя вроде и не мешает прикусу. - А так… ну, вроде бы неплохо, только жажда сильная, жарко очень и пульс бешеный. И все… ну… еще я чувствую запахи сильнее, к свету вроде бы уже привыкаю. Спасибо, что убавили его, док. Я… - он посмотрел на Бладера, вновь неконтролируемо дернул хвостом, - это же временно, да? Мне же еще домой возвращаться на днях…
Альдо его вообще больше никуда не отпустит, если увидит эти уши-хвост-зубы. И тут он вспомнил про Рина, жутко покраснел и издал звук, весьма странный и несколько сдавленный. Бульканье какое-то получилось. Вот уж кто точно обрадуется этом зоопарку! Ни в коем случае нельзя ему показываться в таком виде! Еще захочет такие же и припрется в "Центр"...
Вошедший медбрат застал его за этими раздумьями, спросил про самочувствие, представился. Оказывается, он доктор и отвечал именно за генетику.
- Эээ… а что с этим делать? - ну, закрытая баночка явно предполагала, видимо, сдачу мочи на анализ, - Кхм… мне сюда по…
"Помочиться", хотел сказать он, но вместо этого подавился словами.
- Да, правильно! Нам надо проверить твою сперму, поэтому, вот, наслаждайся, как закончите с доктором беседу, - на кушетку рядом лег журнал с весьма однозначными фотографиями на обложке. Никт стал цвета спелого помидора, даже шея покраснела.
- Эй! Я не могу! -  жутко смущенный, он в шоке и с надеждой на поддержк упосмотрел на Бладера. - Док! Тут же камеры везде! И… я не могу вот так… ну… в смысле… кх… при всех…
Ежу понятно, что тут с десяток человек наблюдает как по камерам, так и за стеклом у стены напротив.
- Может, можно как-то иначе? - он отвел взгляд, сглотнул и как-то слишком остро осознал, что на нем только эта больничная рубашка до колена, и та задирается из-за хвоста периодически. - Эмм… а можно мне в туалет? Тут же есть, да?

0

20

В целом, Джек в данном эксперименте выступал в роли наблюдателя. Он не имел к этому эксперименту особого отношения, но как человек, интересующийся способностями и их развитием у подопытных, не мог пропустить такое.
Моррис не вмешивался. Большую часть времени он скромно сидел в уголочке и записывал все то, что мог услышать. У него на коленях лежал тонкий черный блокнот, а в руке он держал карандаш.
В сущности…эксперимент был любопытным. Хотя Джек и не особо понимал связи между эмпатией и умением контактировать с животными. В теории, Моррис не представлял подобной взаимосвязи и оттого, то, что приглашенный подопытный (забавное сочетание) совмещал в себе именно этих два дара, лишний раз подтвердило теорию Морриса о том, как мало они вообще знают о том, что изучают.
А потом все стало еще интереснее.
Как в причудливой детской сказке, где у мальчика за плохое поведение появляются кошачьи уши и хвост. Не сказать, что поведение Никта было плохим, но в сказках такие дары обычно носили характер отнюдь не положительный. Джек на секунду снял очки и потер переносицу пальцами. Хотелось бы знать, чем этот эксперимент должен закончиться…или какие задачи ставили перед собой коллеги-ученые?
В любом случае…это не мой эксперимент. Смысл задаваться такими глубокомысленными вопросами?
А вот со сдачей анализов у мальчика возникли проблемы. Джек задумчиво погрыз кончик карандаша и задумался еще больше. Нет, не на тему внезапно взыгравшей скоромности и наличия оной у подопытных в целом…здесь скорее Моррис задался вопросом- а не пообщаться ли с подопытным лично?
Это явно не последняя их встреча. И если уж Джек хочет записывать свои наблюдения максимально подробно, разве не полезно будет пообщаться с ребенком лично? Да и едва ли это навредит эксперименту в целом.
Джек неслышно поднялся и вошел в камеру прямо в тот момент, когда из нее выходил медбрат. Моррис механически поправил очки и вошел в помещение.
- Добрый день, Никт. Я могу обращаться к тебе так?- Джек вежливо улыбнулся и осмотрелся по сторонам. В целом, комната выглядела…минимально уютно, если можно было так выразиться. Никаких излишеств, но и без привычных Центру орудий устрашения, которые кричали бы всем своим видом «сейчас тебе будет очень-очень больно». Моррис провел рукой по одной из стен и продолжил,- Меня зовут Джек Моррис. И я…выразил желание понаблюдать за данным экспериментом.
Фраза «надеюсь, ты не против» повисла в воздухе. Потому что это не имело значения и, даже если малец будет против, это не сыграет никакой роли. Джек все равно продолжит вести свои наблюдения.
- Я так понимаю, что у тебя возникли проблемы…деликатного характера.- Моррис встал напротив кровати, пристально уставившись на Никта. Он не стал подходить ближе, чтобы не нервировать ребенка, но и зрительный контакт разрывать не спешил.- Смею тебя уверить, эта просьба не имеет под собой никакого сексуального характера. Пойми меня правильно, никто не умаляет твоих достоинств и привлекательности, но…как люди исключительно научного склада ума, конкретно в данной ситуации, эта просьба несет в себе характер сбора необходимых анализов. Ты же не станешь смущаться, если я…ну скажем, попрошу у тебя кровь на анализ?- Джек пожал плечами, как бы подтверждая всю абсурдность подобной ситуации. 
Хотя, здесь он конечно приврал. В целом, научное сообщество хоть и оставалось научным, но в тоже время, каким-то негласным правилом, не видело ничего плохого в том, чтобы немного поиздеваться над подопытными. А с учетом того, что все это записывалось на камеры наблюдения…в общем, не нужно быть гением, чтобы догадаться, какого характера порно регулярно просматривала охрана Центра.
- Касательно туалета…полагаю, я мог бы тебя проводить. Если эта необходимость не продиктована тем, что ты собираешься уединиться из-за анализа спермы. Это тоже часть эксперимента…

0

21

Дэв удивлено посмотрел на парня, но потом спрятал взгляд, уставившись в документы. Иногда все же он забывал, что перед ним не подопытный и что тому действительно надо будет рано или поздно вернуться домой. Но в этом случае рано или поздно — понятие относительное. Так что пользуясь поправкой в документах, написанных мелким шрифтом, врачи имели  возможность оставить Никта здесь на более долгий срок. А уж если его хозяин и захочет проверить свою собственность, то — тут уж ничего не поделаешь — мешать никто не будет.

Вот странные эти подопытные существа. Как в своих палатах или в борделе оголяться и развлекаться — так они всегда пожалуйста. А сейчас в научных целях «спустить» никак не могут.

И все же пришлось вздохнуть и благосклонно разрешить Никту воспользоваться туалетом.
- Конечно, есть. Как сделаешь, позовешь кого-нибудь из персонала, - доктор кивнул куда-то в сторону. Видимо, увидев его жест, молодой исследователь решил войти в помещение и взять все в свои руки.
- Отлично. Тогда оставляю вас двоих.
Вручив коллеге историю «болезни», Бладер покинул помещение.

>>>куда-то

0

22

Только он выдохнул с облегчением, что док разрешил все это в туалете делать, как тут же, уже от другого дока выяснилось, что черта с два - в туалет можно было лишь сходить по малой нужде. На то, как уходил Бладер, оставляя его на совершенно незнакомого ученого, Никт посмотрел ошалело и даже с тревогой: он же думал, что Дэв будет вести этот эксперимент от и до… С другой стороны, может, он пошел как раз за стекло - наблюдать себе дальше?
"Ага, за очередным этапом исследования... " - пальцы сжали емкость в руках чуть сильнее, пока он с явным румянцем на щеках слушал доктора Морриса.
- Да Вы…. Вы не поняли, все не так! В смысле, у меня просто не станет, когда я знаю, что тут на меня пялятся все, кому не лень, - вскинулся он поначалу и тут же сдулся, пробурчал в сторону, отводя взгляд от испытующего взгляда ученого, - это дурацкое сравнение - чтобы кровь сдавать, не придется… ну, блин, я хотя бы могу это… простыней накрыться, что ли?
Хоть какая-то иллюзия уединения, блин! Красный, как рак, Шу полез под простынь, благо, тут была полутьма, а ткань и вовсе превратила ее в поздние сумерки, почти ночь. Признаться, он не знал, о чем думать или о ком, чтобы все получилось. Не было ни намека на возбуждение, даже когда он, все же, залез рукой под подол больничной рубашки и коснулся себя. В голове были лишь мысли о собственном ушасто-хвостатом состоянии, поэтому сосредоточиться на, в общем-то, обычном для подростка деле, не выходило. А уж как не помогало процессу знание, что на тебя смотрит мало того, что вся научная братия здесь, так еще и дежурные охранники наверняка веселятся.
И еще….
- Док, Вы так и будете тут стоять? Я же слышу, Вы тут… - он вздохнул, помолчал с минуту, плюнул на попытки хоть что-то сделать с последствиями стресса и тихо, смущенно попросил, - позовите, пожалуйста, Аргетиса Ди Келайно… Ну, если он не занят…
Как же стыдно-то! Мало ему ушей и хвоста с зубами, так еще и не встает. А елси это теперь навсегда? Вот тут он уже не на шутку испугался. Как бы ни храбрился он, но как-то не улыбалось стать импотентом в юности. Он невольно мысленно потянулся к источнику одних из самых сильных своих эмоциональных переживаний недавнего прошлого, пока что плохо контролируемой эмпатией пытаясь нащупать… но нет, стены-то изолируют не хуже ошейника на нем.
- И… и можно выключить… ошейник?

0

23

Многократно перепроверять все данные давно вошло у Карлоса в привычку. Равно, как и верить только тому, к чему лично приложил руку и расчеты. Но этот эксперимент был слишком "вкусным" и настолько многообещающим, что вряд ли надо сетовать на то, что он возможен лишь с участием целой группы коллег. Да, пожалуй, термин "рукотворная эволюция", это лучшее, что доводилось слышать за последнее время. То, во что природа вкладывала миллионы лет, ученые мужи "Центра" научились сотворять здесь и сейчас. Так и есть. Вызов Всевышнему брошен, так стоит ли останавливаться в самом начале пути?
Гурадо смущало лишь одно. Подопытный, на котором испытывали вакцину, был уже не подопытным. По скромному мнению генетика бывших образцов для исследования не бывает, уж если кому-то не повезло однажды, то это навсегда. Если что случится с мальчишкой - вони потом будет знатно. Потраченные на выкуп деньги, часто становились причиной  склок и разбирательств - в итоге, если что-то пойдет не так, придется отвечать за испорченный материал. Впрочем... Совсем не это сейчас волновало Гурадо.
Он предпочел не отсвечивать свое присутствие на эксперименте, наблюдая за процессом вакцинации и за ее последствиями через стекло. Народу и без этого было достаточно, а со стороны делать выводы намного удобнее. Карлос вносил в блокнот личные пометки, тщательно наблюдая за происходящим и фиксируя время.
Телодвижения Никта в попытке как следует ощупать и исследовать новоприобретенные анатомические элементы, Карлоса забавляли. Впрочем, он и сам не прочь был осмотреть эти фенотипические проявления мутаций. Конечно, научник был в курсе всех особенностей подростка. Но каким образом можно будет использовать новые свойства, которые получил организм, вот о чем нужно думать. Вот, что сейчас занимало мозг Гурадо.
Карлос коротким кивком попрощался с Бладером, покидающим палату Никта, и снова устремил долгий немигающий взгляд за стекло. Мальчишку, скорее всего, скоро оставят в покое. Парень достаточно много перенес за последнее время, чтобы заслужить право на отдых. Лишь бы скорее он покончил со сдачей генного материала. Глянуть, как сможет повести себя Никт в смене поколений на Земле. Или же он останется бесплодным.
Хм, пора бы уж начать объяснять подопытным, даже если они и бывшие подопытные, что в Центре надо в первую очередь забывать не только о надежде на свободу, но и о стеснительности.

Отредактировано Карлос Гурадо (2017-04-24 15:26:13)

0

24

---- позвали, пришёл

В любой другой момент Аргетис, пожалуй, возмутился бы просьбой. нет, он сразу дал понять вездесущему Бладеру, что лояльно относится к его желанию изучить его в лаборатории... да пожалуйста. Что сложного. Но выполнять роль сестры милосердия в красных чулочках — это  было довольно странно. Особенно если учесть выражения, в которых ему это передали. Это были даже не выражения, это было невнятное бормотание, охранник явно не очень понимал, какого чёрта, пытался быть деликатным, но у него это получалось анекдотически, в стиле «сиротка, возьми конфетку». Во всём этом был один единственный отчётливый довод «за» — речь шла о Никте, а уж его-то Аргетис не мог оставить один на один с коновалами, особенно если он попросил поддержки.

Так что в лабораторию Аргетис пришёл быстро, на ходу вникая в курс дела и сохраняя невозмутимо приветливое выражение лица. Боже мой, неужели нельзя получить сперму каким-то щадящим для психики способом? Некоторые сотрудники Центра просто напрашиваются на лоботомию и тщательную проверку у психиатра — исключительно ради подтверждения прогрессирующей психопатии.

Снабжённый белым халатом и почти стерильный, Аргетис присел на край койки и аккуратно приобнял Никта за плечи.

— Привет. Успокойся, всё будет хорошо...

Свои эмоции по поводу оригинальных изменений во внешности юноши он успешно придержал при себе, так что даже если вокруг него сейчас отплясывала бы вечеринка эмпатов, никто не догадался бы, что начальник службы Поиска испытывает гнев. Как будто тут было мало полуживотных, зачем так старательно лепить химеру из мальчишки?!

Аргетис аккуратно взял Никта за подбородок, заглянул ему в глаза. Нда, было от чего прятаться под простынёй. Пальцы были прохладными, но не ледяными, а Никту явно только что сбивали температуру.

— Публичность некоторых проявлений может свести на нет любые начинания. Эти люди в белых халатах...

Никт ему доверял, иначе не позвал бы. Аргетис спокойно и даже привычно «причёсывал» его взъерошенные чувства, щедро делился спокойствием и уверенностью, что всё будет хорошо. Аккуратно развернул к себе спиной и устроил в объятиях так, чтобы не мешать ему заниматься рукоблудием, раз уж учёные персоны до такой степени заинтересованы в соблюдениях этого дикого условия. Он закрыл Никту глаза ладонью и начал тихо шептать на ухо:

— Вот и всё. Это очень старый приём, который может спасти от обилия ненужных людей вокруг. Его знают все дети... Я не вижу их, значит они не видят меня. Как маленькая тёмная комната.

Размеренное тёплое дыхание на ухо, аккуратная инъекция необходимых для возбуждения эмоций — медленно, как будто капельницу поставили. Второй рукой Аргетис размеренно поглаживал шею Никта. Навязать неиспорченному молодому человеку желание банально подрочить, «пока никто не видит», проще, чем отнять у ребёнка конфету.

Отредактировано Аргетис Ди Келайно (2017-04-24 16:05:03)

+1

25

Ошейник ему все же отключили - ровно в тот момент, когда экранированное помещение лаборатории переступил тот, кому он точно мог выдать все, что накопилось без опаски, что это "всё" взорвет эмпату мозг. На Аргетиса обрушились одна за другой волны благодарности, страха, облегчения, смятения, ужаса и все это было приправлено желанием, едва зародившимся при воспоминании о той самой ночи. Но сильнее всех были стыд и внезапный, совершенно иррациональный в данной ситуации страх ранней импотенции. Вот уж он не думал, что его такое волновать будет. С другой стороны - а кого не будет?! Дрожа, Никт прильнул к Ди Келайно и уткнулся ему в плечо лицом, вдыхая запах - теперь он различал такие оттенки знакомого запаха кожи, что голова кругом пошла. С порцией спокойствия, которое он сейчас почувствовал от Аргетиса, пришло осознание того, насколько все это выглядит… впрочем, ему было уже почти все равно… почти.
- Да… - он кивнул, глядя в глаза поисковику, даже улыбнуться получилось, не заметил даже, что показал и клыки. И как-то слишком удобны оказались объятия: он оперся спиной на грудь Аргетиса, прерывисто выдохнул и чуть расслабился, наконец-то выпустив из судорожно сжатых пальцев простыни.
Прохладная ладонь накрыла горевшие веки, давая такое облегчение, какое не принесла бы и разрядка - он почти всхлипнул от того, насколько это было прекрасно. И правда, все равно тут никого нет, даже Аргетис стал отдаленно напоминать очень приятную грёзу, будто Шу где-то дома, у себя в постели и, вспоминая действительно незабываемое, тянется к паху под простынь рукой, дыша уже явно возбужденно, жарко выдыхая имя любовника, который оставил одно из самых сильных сексуальных и чувственных впечатлений в его жизни. Он, кажется, что-то говорил про доктора, оставшегося и не желавшего отвернуться хотя бы? Какого доктора? Сейчас Никт сожалел лишь о том, что не может поцеловать это воспоминание. Это ведь лишь фантазия, да? Наверное, опять будет стыдно за это перед почти учителем, когда встретятся в следующий раз, ибо шепот и горячее дыхание над ухом Шу слишком ярко представляются, руки, обнимающие в воображении - слишком уверены и умелы, а запах… Он теперь Аргетиса узнает с завязанными глазами. Да.
Тихий стон сорвался с губ, про лежавшую на простынях емкость он, естественно, позабыл, сжимая в ладони член. Может, ему это сниться? Но и обманывать он себя никогда не мог - Аргетис нравился не только, как красивый и восхитительный человек, даже несмотря на то, что давно перешел в разряд друзей, что был почти учителем, тренером, что…
Едва коснувшись и тут же рассеявшись, мелькнула мысль о Рине, тенью сожаления пробежала перед вспышкой удовольствия. Кажется, он что-то забыл, но сейчас Никту было слишком хорошо, чтобы думать о чем-то конструктивно и связно.
- Аргетис… - тело было пустым и легким, как и голова. Он расслабленно обмяк в теплых объятиях, прерывисто выдохнул и вновь задышал приятным знакомым запахом, зарываясь в шелк волос и куда-то в шею. Кажется, он засыпал, хотя надо было бы в душ… наверное.

0

26

Моррис был предельно собран и спокоен.
На самом деле, мысли его были где-то очень далеко. На лице застыло вежливое, почти участливое выражение, полное понимания и спокойствия. Он так задумался, что почти пропустил реплику Никта про простыню. Успел лишь кивнуть, давая свое согласие.
Джек задумался. Так ли сильно могла помешать простыня при проведении подобного эксперимента? Да и не эксперимента вовсе, а скорее при взятии анализа. С одной стороны, Моррис понимал, что юноша испытывает некоторый дискомфорт, связанный с присутствием научного персонала в помещении. А с другой стороны, сам Джек воспринимал подобную процедуру исключительно с технической точки зрения, абсолютно не привязываясь к таким эмоциям как «мне неудобно» или «мне стыдно». Он отошел от кровати и предпочел сесть в углу- неплохой компромисс. Да и бывший подопытный должен быть доволен. Разве нет?
А дальше требования посыпались одно за другим.  И ошейник отключи, и человека позови…Джек на секунду позволил себе нахмуриться, прикидывая в голове- не перебор ли это? В смысле…такие трудности, все лишь из-за одного несчастного анализа. В голове промелькнула шальная мысль, что проще было накачать мальчишку возбудителями и тогда таких проблем не возникло бы. Но возникала проблема этического характера и Джек эту мысль отмел. Слишком много проблем…
Он поднял голову, нашел взглядом камеру и весьма четко кивнул, давая свое согласие. Товарищи ученые наверняка все слышали, так что не было необходимости перебегать с места на место, чтобы передать им такую простейшую информацию.
А потом пришел Аргетис. Джек мало эмоционально отреагировал на его вторжение- лишь кивнул головой, в знак приветствия. В конце концов, он был здесь не из-за Джека, а из-за смущающегося паренька под простыней. Длительные приветствия- совсем не то, что им нужно сейчас.
Джек предпочел разыграть из себя ( до поры до времени, разумеется) молчаливую тумбочку и попросту не мешать этим двоим.
Но недовольное «эти люди в белых халатах» все же уловил. Внутренне, даже посмеялся немного. Вот уж правда- все зло именно от них. От «этих». В белых халатах.
Моррис позволил себе вмешаться, лишь спустя четко выверенное время. Подошел ближе, почти неслышно. Чтобы не мешать, хотя все это, в его представлении, все еще не выходило за рамки обычного эксперимента. Излишняя щепетильность никогда  не была его сильной стороной.
- Господин Арегетис…позволю себе напомнить про емкость для…анализа. Не думаю, что Вы могли забыть о том, что все это происходит лишь в рамках эксперимента и ради одной-единственной цели.

0

27

Пробовали ли вы когда-нибудь подавать кому-то на стол восхитительный ароматный стейк с гарниром из свежайших хрустящих салатных листьев и сочных красных помидоров, при этом выдержав длительный период голодовки? Аргетис не был зациклен на еде, но сейчас, временно лишённый элементарных плотских радостей, чувствовал себя униженным. Как будто тайком облизал чужую тарелку. Он подключился к сладкому фону Никта, украдкой наслаждаясь его возбуждением, как своим собственным, так что беспардонное вмешательство одного из коновалов было потрясающе некстати.

Ди томно повёл в его сторону чуть хмельным взглядом эмпата, погружённого в собственные и чужие переживания. Чёрт возьми, только его сейчас не хватало, особенно этот почти интимный полушёпот — боже мой, какая похвальная попытка побыть деликатным.

— Позвольте, позвольте, — поощрительно выдохнул Аргетис и усмехнулся точно так же, как это сделал собеседник внутренне, вот только сам прятать усмешку не стал. За кого этот доктор его вообще принимает?!

Ди занимался именно тем, зачем его позвали, при этом не позволяя себе ничего, сохраняя максимальную пристойность происходящего при всех непристойных предпосылках... впрочем, кто тут вообще умеет держать себя в руках в присутствии эмпата? Никто, кроме самого эмпата. Хочешь себе деликатного отношения — додай его себе сам. Во всяком случае, своё законное возмущение Аргетис успешно оставил при себе — в отличие от остальных присутствующих, он прекрасно понимал, что рядом с ним тоже эмпат, которому вот именно сейчас чужие эмоции нахрен не нужны. Нужно ему совсем другое.

Он медленно потянул носом запах разгорячённой кожи Никта, провёл по шее кончиком языка за ухо. Всё ещё не убирал ладонь с его глаз, но другой свободной рукой подставил баночку для сбора спермы и большую часть успешно «поймал». Так, совсем немного попало на пальцы. Ничего страшного, нежные души медиков как-то выдержат утерю ценного биоматериала. Аргетис не глядя сунул неделикатному суфлёру то, ради чего он так обеспокоился, и обнял обмякшего Никта. Стоило впитать хотя бы это волшебное ощущение сытого расслабления. Впрочем, Ди целомудренно подтянул простыню, чтобы прикрыть Никта, и уже вполне разумными глазами обвёл присутствующих, критически подняв бровь. Словно спрашивал «ну-с, господа, чем будете расплачиваться за мою помощь?»

0

28

Кто-то что-то говорил рядом, но Никт даже в смысл слов не смог вникнуть. Он-то искренне считал, что смог выкинуть из головы то теплое, бесконечно доверчивое чувство, что испытал в первый раз с Аргетисом, что тот остался другом, пусть и весьма таким неоднозначным, но, все же, другом. Он всегда считал (так уж его учили), что любить можно лишь кого-то одного, и чувство к Рину до этого самым сильным из того, что он испытывал. Но вот стоило Аргетису обнять его не просто, как старого знакомого, а с весьма определенной целью, с вложенными в эти объятия искренними эмоциями, далекими от "давай дружить", как вновь накатило. Он вспомнил и то, как тосковал потом, будучи подопытным, как испугался, увидев Аргетиса в ошейнике, как хорошо было с ним там, в борделе…
И то, что он кончил почти сразу, стоило лишь Ди Келайно накрыть не только его глаза тьмой, бархатно-мягкой и приятной, теплой, было лишним тому подтверждением. Уже было все равно, прикрыт ли он, а вот отпускать мужчину из объятий не хотелось точно. Все еще тяжело дыша, он вцепился рукой, не испачканной в семени, в предплечье эмпата и, повернув голову, уткнулся носом в плечо поисковика, обдавая его чувством облегчения и благодарности в сильной смеси того самого теплого чувства.
- Мне в душ надо… наверное. Но спать хочется…
Никт зевнул, хвост и уши дернулись, последние, кажется, из-за этого мазнули мехом по щеке или скуле Ди Келайно. Шу сонно улыбнулся и почти сразу провалился в глубокую дрему.

*****

Спустя 12 часов.

Он спал довольно долго. Если не считать каких-то невнятных побудок на справить нужду в состоянии зомби или в таком же сонном состоянии дать взять у себя анализы или измерить какие-то параметры жизненно важных функций, Шу отсыпался, восстанавливая организм после тяжелой, как оказалось, трансформации. Отсутствие блокировки способностей сыграло свою роль - регенерация была ускоренной, пусть и не настолько, как у мутантов с этим даром, а потому Никт проснулся бодрым, отдохнувшим и с чувством, что выспался на неделю вперед.
Сев на кушетке, стянул с плеч одеяло, спустил с края сидения ноги и прислушался к телу. Вроде бы все норм. Поэтому он улыбнулся ученым за стеклом и помахал им в приветствии рукой, тут же показав вверх большой палец - мол, все хорошо. Кто бы там ни дежурил, наверное, сейчас будут снова анализы брать или беседовать о самочувствии. Или что там по плану-то?
Хвост уже даже слушался, если приложить мысленные усилия, как в случае с руками, скажем.

+1

29

И всё-таки, ему мальчик  казался  странным.  Доброжелательным, даже после всех трансформаций, после вторжения в его геном. Карлос отметил это про себя, мимоходом, заходя  в бокс и присаживаясь  на краешек кушетки,  Черные  глаза внимательно глядели  на Никта.
-  Как самочувствие?   - рука мужчины перехватила тонкое запястье Никта, нащупывая пульс. -  Позволь, я осмотрю тебя.
Карлос с трудом сдерживал волнение. Одно дело, тщательно выстроенные предположения и теоретические расчеты, долгий ряд попыток и предварительные выводы, сомнения и желания проникнуть в суть, а  другое -  наглядный результат проведенного эксперимента. Новый виток эволюции сидел напротив и выглядел вполне бодро.
Ученый приподнялся, чтобы как следует рассмотреть новообразования на голове. Погладил  по -кошачьему мягкие уши.
-  Не зудят?   Боль, дискомфорт не беспокоят ?
Со звериными ушами, торчащими из-под обычной человеческой шевелюры, мальчишка выглядел странно.  Градус странности добавляли заостренные клыки. Карлос приподнял губу Никта, проведя пальцем по деснам. С одной стороны, вполне искренняя научная любознательность, с другой, так осматривают специалисты ротовую полость животных. Собак или, допустим, лошадей. Впрочем, подростка теперь можно было назвать человеком с большой натяжкой.
- Так, кровотечения нет. -  Он удовлетворенно кивнул. -  Посмотрим, как это приобретение изменит твои пищевые привычки.
Очередь дошла до хвоста.  Гурадо откинул покрывало, осмотрел хвост, потом взял его в руки.
- Что там по ощущениям? Надеюсь, они не причиняют неудобства?
Вопросы, вопросы, бесконечная череда вопросов. Кем бы там формально не стал Шу, сейчас он оставался в глазах ученого подопытным. А как еще назвать такого добровольца, отдавшего себя на заклание науки?  Ведь всё могло пойти  не так, как  предполагалось.

+1

30

Шу даже немного успокоился - доктор Гурадо вроде знал, что делает, вполне себе уверенно осматривал его и задавал вопросы, которые были… ну, в общем, нормальными, как на любом медосмотре.
- Да вроде нормально, только сонно немного. Я долго спал, да? - он спокойно перенес осмотр ушей а вот на поглажку автоматически сунулся под теплую руку, не сразу осознав, насколько по-кошачьи выглядит этот жест. Просто было приятно, когда гладят, да и у основания ушей чесалось тогда меньше. Смутившись, он самостоятельно почесал там, где начинались новообретенные мягкие дополнительные… ээээ… в общем, да.
- Не, не больно, но жутко чешется, будто под кожей. Как когда рана заживает. Мммм.. также чесалось под гипсом, когда я руку сломал в средней школе, - он послушно открыл рот, дал осмотреть зубы. Чувствовалось, что нижние клыки будто уменьшились или вовсе вдвинулись в челюсть, чтобы верхние не мешали. Было… странно. И хвост тоже ощущался с непривычки пятой конечностью, с которой не совсем понятно, что делать.
- Я бы вот с удовольствием захомячил гамбургер, но вряд ли мне позволят сгонять в Макдак, да? - ну, он пытался шутить, что тут скажешь? Улыбаясь, подождал окончания осмотра хвоста, вздохнул на вопрос дока. - Не знаю… странно как-то ощущать его, сидеть… ну, не то, чтобы неудобно, но очень непривычно. Как и то, что он сам по себе будто живет - не всегда получается им двигать сознательно. Ну и в принципе странно ощущать что-то там… кхм… сзади. И… можно убавить свет, все же? - он все также щурился на вроде бы мягкое свечение. - Уже не так ярко, как когда очнулся, но все равно немного не очень, глаза будто сухие. И еще… - уши уже собственные дернулись вместе с теми, что были на голове, - я слышу, как у Вас сердце бьется. Это нормально? - почему-то шепотом спросил он.

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 20-25.08.13. По следам Дженнера


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC