За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешбэк » [7 июня 2012 года] В погоне за иллюзией;


[7 июня 2012 года] В погоне за иллюзией;

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Аида Дюран и Гэбриэл Дюкро;
Место: город, клуб "Адам и Ева";
Дресскод: минимум одежды (или ее полной отсутствие). Единственное, что непременно должно скрывать лицо, это маска. У всех посетителей она одинаковая. Черная, практически наполовину закрывающая лицо. Узнать человека достаточно сложно, если только вы не знаете его повадки или голос.
Клуб гордится своей самой высокой безопасностью.

"Адам и Ева" это достаточно известный в своих кругах, но очень щепетильный в выборе контингента, клуб утех для любителей чего погорячее. Надо ли говорить, что общего у библейских героев и посетителей клуба почти ничего — разве что крошечные тряпицы вместо одежды. Адепты садомазо приходят в одно из самых крупных свинг-заведений не только на тематические вечеринки. Комната с крестом — еще одна отсылочка к Писанию. Тут слова о том, что «Бог страдал, терпел и нам велел» понимают буквально и немедленно приводят в исполнение.
К услугам гостей:

общая гостиная;

http://www.dilani.ru/images/_foto/est_objects/1052/1052_12151_1.jpg

комнаты с атрибутикой;

https://pp.vk.me/c629402/v629402915/2a801/gMocepzzB4Y.jpg
https://pp.vk.me/c625231/v625231954/40b2/Xze_-225V6E.jpg

спальни;

http://www.indom.su/sites/default/files/picture/ggg1.jpg

бар;

http://online-interiors.ru/common/htdocs/upload/thumbs/blog_medium/dizajjn_anglijjskogo_paba_5555fc.jpg

Отредактировано Аида Дюран (2016-04-22 19:21:24)

0

2

одета точнее раздета так + черная маска, скрывающая лицо;

http://i.huffpost.com/gen/267928/EVAN-RACHEL-WOOD.jpg

Приятный полумрак гостинной оставлял свой отпечаток. Гости быстро расслабились, умеренно пили и рассказывали друг другу самое сокровенное. А некоторые, даже показывали. Аида пока была скована, она не заводила скорых разговоров и не делала опрометчивых поступков. Для начала она всегда наблюдала. Ей было важно не ошибиться в партнере. А партнеры ей нравились властные, прямолинейные, собственники, которым будет не интересно смотреть на женщину тогда, когда на нее смотрят еще с дюжину глаз. А значит, она не будет раздеваться да гола тут, на публике. Но смотреть на то, как этим занимаются другие ведь никто не запрещал?
Аида вздрагивает от резкого хлопка.
- Советую тебе держаться уверенней, красавица, - вот что она слышит, стоя в просторной гостинной и глядя на то, как перед толпой любителей садо-мазо взрослый мужчина с идеальными пропорциями совсем не нежно хлестает молодую девушку кожаным арапником.
Каждое касание, черного наконечника к телу несчастной, отдается в воздухе звонким щелчком, а так же оставляет видимый багровый след на коже. Не будет сюрпризом, если на утро все тело девушки будет покрыто синяками. Но, кажется, ей нравилось. А раз так, то нравилось и всем остальным. Аида видела, какими жадными были глаза окружающих ее мужчин и женщин. Они упивались этим – приносящим кому-то боль и одновременно наслаждение, представляем.
Доминант зажимает между пальцев кусочек льда, который достал из ведерка, где стояло шампанское. Аида видит  как лед плавится от жара, источающего его пальцами. Она, затаив дыхание, смотрит как мужчина проводит мокрую дорожку льдинкой по разгоряченной спине своей "жертвы". Девушка стонет, но не смеет кричать, он снова заносит арапник и снова хлетский удар заполняет тишину комнаты.
Он не разрешал ей стонать. Звуки пропадают, девушка сжимает зубы что есть сил.
- А тебе кажется, что я не достаточно уверена в себе? – Ида не оборачивается, она чувствует на своей шее его дыхание, но только крепче хватается за бокал, зажатый между пальцев.
Бардовая жидкость в нем – вино. Оно придает уверенности и расслабляет. Аиде не хочется сейчас хоть о чем-то думать. Просто развлечься. Сегодня отец впервые заговорил о замужестве, а значит, что не ровен час – ее выдадут удачно замуж, или лишат финансирования. Второго Аида допустить не могла. А первого не хотела. Ведь если ее лишат денег и счетов, придется горбатиться на работе. Это последнее, чего хотелось бы от жизни. Ведь если можешь красиво и легко спускать на ветер чьи-то деньги, то почему не продолжать так делать, не задумываясь о последствиях?
- Мне кажется, что ты напряжена, твои плечи… - он опускает руки на правое и левое плечо, немного сжимает их, словно массируя, - они говорят об этом.
Еще немного и Ада закроет глаза, готовая почувствовать, как внутри нее все теплеет.
- Советую убрать руки, - не то чтобы ей не хотелось, в общем-то именно за этим она сегодня и пришла в клуб.
Просто не хотелось вот так.
Аида, пробираясь сквозь не очень густую толпу, оказалась у двери ведущей в сторону бара. Внутри было пусто, никого кроме бармена и ее самой. Все смотрели на сессию, никому и дела не было до одиночества или алкоголя.
Усаживаясь за стойку Ада закидывает ногу на ногу. Она выглядела соблазнительно в своем черном боди и чулках, а ее ноги смотрелись еще длинней в черных лодочках. Рыжие волосы подобранные наверх, открывали лицо, скрытое под маской – не узнать.
Вот бы и ей тоже выловить скучающую "жертву". Зеленые глаза хищно пробежались по силуэту бармена. Но нет, он вряд ли подходил. Так что Ада уже через мгновение глядела на него без интереса. Легкий вздох и она притягивает к себе новый бокал вина, делает маленький глоток, смотрит куда-то перед собой, словно и не видит ничего более.
Это был только первый акт вечера. Дальше все собирались предаться сумасшедшей оргии, в которой Ада участвовать совсем не хотела. Девушка надеялась, что к этому моменту подцепит кого-то достаточно презентабельного и укроется с ним в частных апартаментах. Ни свидетелей, ни глаз, ни ушей - никого лишнего. Только она и человек, способный пожелать приручить ее. Вот же новость.

+1

3

Дюкро был нечастым гостем в подобных заведениях развлекательного характера. И не потому, что что-то претило ему в пребывании в их стенах, он не обладал достаточным количеством времени на посещение. Его привлекала та атмосфера вседозволенности, когда можно практически ни в чём себе не отказывать, удовлетворять самые извращённые желания, а на утро не помнить партнёра, с кем провёл ночь, так как все лица скрыты масками, а все тайны останутся в пределах клуба.
Он припарковал автомобиль за углом. На мгновенье прикрыл глаза, предвкушая, как хорошо проведёт время в этом месте. Лицо артиста уже было скрыто маской, чёрной, как и прочее облачение, не считая одной детали – белого воротника, обхватывающего шею. С минуту Дюкро медлил, а после направился в клуб.
В помещении иллюзионист появился под сопровождение чьих-то надрывных стонов, доносящихся откуда-то из глубины, где собрались зрители, наблюдающие за действом. Можно даже не гадать, что именно там происходило. Одна из полуобнаженных девушек, стоявших недалеко от Дюкро, даже вздрагивала от звука хлёстких ударов по обнаженному телу участницы шоу.  Иллюзионист не разбирался в названиях и значении всей этой атрибутики для БДСМ; иногда использовал что-то из этих девайсов, но по неопытности обращения мог переусердствовать; по сути, будучи в какой-то степени садистом, просто любил подчинять и причинять боль. Однако ему нравилось, какие следы остаются на обнажённых телах «жертв», а многие из партнёров были очень даже не против получения таких отметин на себе. Можно сказать, полная взаимность, всё по согласию.
Нельзя сказать, что шоу ему так скоро наскучило, но после десяти минут наблюдения, отстранённым взглядом он стал изучать людей разной степени обнажённости, собравшихся в пределах этой комнаты. Некоторые привлекали внимание чуть больше, чем другие. Гэбриэл пока не определился, кого бы из них выбрал, и не столь важно, мужчина это будет или женщина, и насколько выбранный будет красив и интересен под маской. До конца вечера у него было достаточно времени. Сейчас он только наблюдал.
Изредка взгляд задерживался на фигуре молодой женщины, стоявшей поодаль. С такого расстояния он мог рассмотреть её целиком, оценивая всё изящество молодого тела, прикрытого откровенным нарядом. Может, тем и привлекло артиста, что было более прикрытым, чем у находящихся рядом дам. Будто скрывало какую-то тайну, от которой хотелось избавить посредством постепенного обнажения. Дюкро нравился процесс чужого разоблачения. Когда как сейчас он мог раздевать лишь взглядом, представляя, что окажется под одеждой, то, кто знает, через какое-то время могло случиться так, что раздевать будет самолично, или раздеваться будут перед ним; и именно тот, на кого он смотрел.
Стоило снова отвлечься на шоу, и в следующий момент, при взгляде в том же направлении, где стоял объект его внимания, там никого не оказалось. Расположились другие люди, но не тот, кто привлёк Дюкро. Только в последний момент он успел засечь знакомый силуэт, скрывшийся в соседнем помещении.  Фокусник подождал несколько минут и уверенно направился за молодой особой.
Сложно было бы отказать себе в таком желании следить за кем-то, кто его не видит, пока иллюзионист стоит возле прохода, изучая кого-то издалека, подобно хищнику добычу. И упускать её он не намеревался.
- Неужели зрелище вам так наскучило? – прозвучало приглушённым тоном за девичьей спиной. Мимолётно улыбнувшись, мужчина разместился на соседнем стуле, позволив себе такую наглость: не интересоваться возможностью составить девушке компанию. Её компания устроила бы его чуть более чем полностью. Осталось заказать что-нибудь, чтобы обозначить длительность своего присутствия здесь, возле стойки, рядом с ней.

+1

4

Она не смогла бы с вероятностью в сто процентов ответить, что ей наскучило. Просто по определенным причинам не хотелось больше находиться в душной комнате, где ароматы чужих парфюмов вводили в чувство, близкое с комой. Это все равно что оказаться в кресле самолета рядом со слишком сильно надушенной дамой, которая собирается сейчас пересечь с тобой Атлантический океан и отправиться в семичасовое путешествие на лайнере. То есть велика вероятность того, что тебя несколько раз стошнит от запахов...
Шаги позади себя она заслышала еще когда незнакомец вошел в помещение. Отсутствием слуха Аида не страдала. Так что не очень удивилась, когда он сел рядом с ней на высокий барный стул, как бы говоря все своим поведением: "Я буду тут сидеть, хочешь ты этого или нет." Мельком брошенный взгляд в сторону незнакомца был оценивающим его, да и свои, возможности.
- Скорее люди, чем зрелище, - ее губы двигаются, из движений складываются слова.
Она выталкивает их из себя, рождает на свет звуки. И голос ее кажется пустым, но взгляд выдает заинтересованность. Иде действительно интересно. Она коротко улыбается в своей манере, подносит к губам бокал, делает глоток.
Бармен послушно ставит заказ перед мужчиной, а сам удаляется на какие-то пол минуты в подсобное помещение, возвращается уже с сухим полотенцем и несколькими бутылками алкоголя - наверное на замену старым.
- А вы? Почему не смотрите на представление? Сегодня выступает сильный доминант, он знает, что делать, - последнее это "что делать" произнесено с таким неимоверным нажимом.
Этот мужчина, который сейчас третировал несчастную девушку в зале клуба, у него есть имя. Псевдоним, скорее всего - Борис Улье. Одни поговаривают, что он приезжай из России, другие - что он никогда и не покидал Швейцарии. Но все сплетни сходятся к тому, что с этим парнем лучше не шутить. Однажды до Аиды дошел слух, что Борис в порыве своих извращенных, но при этом сладостных утех, задушил насмерть свою жену.
Перетянул слишком удавку, ну она и задохнулась. И отмотал срок в местной колонии, а когда вышел, единственное место, куда его взяли на работу - этот клуб. Так что ни одна здравомыслящая женщина не желала оставаться наедине с садистом, который когда-то, даже если и просто по слухам, задушил свою женщину. Снаряд, говорят, в одну воронку не падает, но всегда бывают исключения. Лучше перестраховаться.
- Быть может было бы куда более интересно уединиться в каком-то тихом, достаточно закрытом месте, где никакие лишние взгляды не смогли бы помешать? - ярко-зеленые глаза заблестели от предвкушения, девушка улыбнулась, приподнимая уголки губ.
Тут совсем не намек, а, скорее, толстое такое предложение, чтобы не заметить которое надо быть либо слепым, либо глухим. Ну, а что? Аида чувствовала себя не то, чтобы хорошо. Ей было грустно, одиноко, отец вынес вердикт о том, что она выйдет замуж и точка. Так почему бы и не оторваться напоследок? Скажем так, до момента, когда на ее пальце начнет красоваться обручальное кольцо - она возьмет от жизни все.
И казалось бы, почему это самое "все" никогда не включает в себя какие-нибудь науки со сложными названиями, которые даже если и выговоришь - точно сломаешь язык. А включает в себя секс, наркотики и рок-н-ролл? Как-то не справедливо по отношению к ботаникам.
Аида поворачивается на стуле так, что ее коленки упираются в бедро незнакомого мужчины, чье имя она даже не удосужилась спросить. Но здесь нет имен. Есть только придуманные псевдонимы. Кем была Аида, спросите вы? Она называла себя Лилит. Первородной женщиной. Той, которая была до Евы, той, которую Бог создал Адаму в спутницы, но которая оказалась чрезмерно самоуверенной и упрямой, не подчинилась она воле первого мужчины и была свергнута им за это в бездну. Увидел Бог как тоскует Адам, сжалился над ним и создал тогда Еву, смиренную, добрую овечку.
Аида не была овечкой. Во всяком случае в то время, когда не хотела ей казаться она была очень даже хищницей. Но оставить все эти управленческие мотивы позади хотелось неимоверно. Она была готова отдаться в хорошие руки...И вдруг этими руками будет тот, кто сидит напротив?

+1

5

Мужчина улыбнулся и, прежде чем ответить,  принял от бармена свой заказ и отпил спиртного. Нельзя сказать, что зрелище ему столь быстро наскучило, скорее он просто не любил долго наблюдать, оставаясь в стороне. Шоу мужчина сейчас воспринимал не иначе как нечто, направленное подстегнуть зрителей приступить к тому, зачем все здесь собрались. А если не все, то большинство уж точно пришло не только лишь глазеть на содрогающиеся под плеткой обнажённые тела.
Звуки отдаленно всё ещё доносились, шоу продолжалось. Возможно, действующие лица сменили другие, чтобы и дальше развлекать зрителей, которые не спешили расходиться по углам.
- Сложно оставаться на месте и наблюдать за шоу, когда тебя всё время отвлекают соблазнительными формами и эротично-обтягивающим бельём, - губы разошлись в лукавой улыбке, когда мужчина обратил взгляд на молодую особу рядом, откровенно разглядывая те самые формы. Не то чтобы Дюкро банально решил сделать комплимент сидящей рядом  девушке, он практически вменял ей в вину, что, несомненно, это именно она оказалась так коварна, что помешала досмотреть эротический спектакль до конца и вынудила следовать за ней в поисках встречи. И он просто не мог упустить ту, кто привлёк его внимание в этот вечер, даже если жестоким образом пришлось бы задействовать способности. В сущности, такая мелочь, чтобы достигать своих целей и удовлетворять желания. Он не раз так поступал ради развлечения, ничто не мешало повторять этот фокус снова и снова, как на сцене, так и в жизни. Только если на сцене для придания эффекта, на восхищение публики, то вне её - исключительно в угоду себе любимому и безо всяких ограничений.
Она оказалась смелее, чем он думал. Впрочем, иных в это заведение не захаживало, но далеко не каждая оказывалась готова сделать первый шаг по соблазнению ради дальнейшего уединения в интимной обстановке с приглушённым освещением.
- Как вы смотрите на комнату в багровых тонах? – к концу фразы приглушил голос, придавая интимности интонации. По сути, было всё равно на оттенок стен и обстановки; он приглашал её в первое, попавшееся по пути пустующее помещение, где можно было приватно предаться сексуальным утехам. Для любителей игр пожёстче на стенах имелась соответствующая атрибутика и девайсы на любой вкус и цвет, отвечающих самым смелым запросам искушенных клиентов. А если его спутница будет против использования чего-нибудь из обширного арсенала, то Гэбриэл не станет настаивать и принуждать, или станет?  - он пока не был уверен, что вдруг захочется попробовать что-то из всего разнообразия «игрушек для взрослых».
Мужчина развернулся навстречу её движению, всё ещё с бокалом в руке и намерением осушить его. Пальцы мягко накрыли колено, обтянутое сетчатым чулком, и с нарочито деликатной ощупью прошлись до середины бедра, ровно до плотной резинки обхватывающей девичью ногу выше. Иллюзионисту нравился этот предмет женского одеяния, и ещё больше нравилось смотреть, как женщина сама постепенно раздевается, избавляясь от чулок, эротичным движением откидывая куда-то в сторону.
Краткую паузу прервали чьи-то голоса. Похоже, здесь они были больше не одни. Самое время покинуть бар и, как было предложено, уединиться. Ближе к делу – пожалуй, это ещё больше заинтересовало артиста. Соскочив со стула, Дюкро подал своей спутнице руку. По пути он немного пропустил рыжеволосую особу вперед, только чтобы рассмотреть со спины, задержал взгляд на линии покачивающихся бёдер, поднял выше по спине к ярким волосам. Было в них двоих что-то общее. И насколько мог бы оказаться верным стереотип, что рыжие люди, в частности женщины, очень страстные? Ни внешне, ни манерой  - обладательница изящной фигуры ничем не выдавала свой темперамент.
В полумраке поймал её запястье и обхватом руки за спину притянул к себе практически вплотную.
- Всегда интересно: как женщины с такой лёгкостью выпутываются из всего этого…великолепия?  - глухо прозвучало с долей усмешки. Дюкро никогда не интересовался классификацией женского белья, не разбирался в нём. Мужчине это было ни к чему. Чем меньше названий, тем меньше путаешься. Сейчас этот хитрый предмет интересовал исключительно как то, от чего хотелось избавить, или увидеть, как девушка избавляется сама. Подушечки пальцев прочертили по спине вдоль позвоночника снизу вверх, будто в поисках каких-то скрытых застёжек или молнии, которых могло там и не оказаться. С явным намёком на демонстрацию, даже если произойдёт не так скоро, что пробудит ещё больше желания.

+1

6

Он умел играть и Аида решила, что обязательно будет вторить этой игре. Ведь для чего еще они тут вдвоем? Да и не только они. Все посетители - кто-то мечтал о наслаждении через боль. Другие слонялись в поисках острых ощущений. Третьи хотели попробовать что-то новое. А для Аиды...для нее это была просто игра. Эротическая игра с пикантным продолжением и невозможностью сбежать раньше положенного срока. Особенно если учитывать, то желание сбежать может быть не просто наигранным, а даже очень сильно настоящим.
Глаза-изумруды сверкнули в блике одинокого светильника, творившего чудеса с баром - он погрузил его в сумрак, заставляя тени мягко вальсировать и отражаться в стеклянных поверхностях.
- Думаю, что она пришлась бы как раз кстати, - Аида мягко опускает вначале одну, а потом следом и вторую ногу, обутую в высоченную шпильку, на пол.
Ее пропускают вперед и девушка мягко покачивая бедрами, словно, ведет своего спутника. Шаг за шагом она мерно движется в сторону нужной комнаты, которая находится на втором этаже клуба. Поднимаясь по лестнице она в какой-то момент оглядывается, чтобы убедиться, что спутник поспевает, томная улыбка очерчивает изгиб губ.
Аида отворачивается и преодолевает остаток расстояния до комнаты, пока за ними не закрывается дверь и не защелкивается щеколда она напряжена, но как только они остаются наедине, это чувство напряжения спадает. Девушка от неожиданность вздрагивает, когда незнакомец в маске притягивает ее к себе, шарит теплыми ладонями по ткани ее одеяния.
Аида сдерживается, чтобы не заглянуть в его прошлое. Это будет так не правильно. Она ведь может узнать в нем кого-то знакомого. А зачем ей потом тягостные мысли?
- Хочешь увидеть как я его сниму? - она улыбается губами, но он не видит - может только чувствовать по ее интонации. - Так прикажи. Ведь ты тут  хозяин. Или хочешь, чтобы я? - Ида ловко поворачивается лицом к лицу и смотрит прямо в его глаза, которые угадываются за маской.
Кто он, этот мужчина? Что она знает о нем? В этом клубе встретить можно кого угодно. От мэра города и до представителей золотой молодежи, к коей Ида причисляла и себя. Всем не чужды мысли о порочном. А когда мысли могут стать реальностью...как тут можно удержаться?
Она тянется рукой к его запястью и как только пальцы сжимаются на учащенно пульсирующей вене, Аида не может себя сдержать, ибо видение само забирается в ее голову, она впускает его.

Первое что она видит - совершенную ночь. Темная улица какого-то города. Впрочем, все города похожи друг на друга. В свете скудно светящего по ту сторону дороги фонаря угадываются две фигуры. Громкий вопль девушки, короткие и рваные удары в живот, или грудь, мужчина рывком дергает руку куда-то вниз, зажимая рот жертвы второй рукой.
Картинка меняется. Теперь девушка лежит навзничь на асфальте и темное пятно, быстро растекающееся под хилым телом, явно, девушки, становится все больше. Еще немного и зальет собой часть тротуара.
Машин нет. Людей нет. Только эти две фигуры.
в следующий момент мужчина уже скоро тянет тело за собой в темное место, его руки перепачканы кровью, которая в этом свете кажется совсем черной. Словно это черно-белый фильм из которого выкачали все краски. Маленькая заточка отправляется в карман, руками он шарит по телу, выискивая документы, чтобы посмотреть, а потом спрятать к себе в карман.
Ни тени ужаса. Никакого укора. Лицо девушки застыло в гримасе боли и ужаса, глаза так и не были закрыты.

Аида, застыв на какие-то доли секунды, словно вернулась во собственное тело, часто заморгав она фокусируется на лице незнакомца, дорисовывая на месте маски недостающие фрагменты его лица.
Первая мысль - бежать. Надо было срочно найти предлог, чтобы убраться из этой комнаты. Так что Аида мягко отодвигается.
- Я кое что придумала, - начинает она кокетливо, качнув головой. - Но для этого мне просто необходимо спуститься вниз. Ты ведь подождешь меня тут? - склоняясь к его уху. - Я обещаю, что очень быстро вернусь.
Он не должен ничего заметить, не должен понять. Аида собиралась бежать и чем дальше и скорее, тем лучше.

0

7

Хотел ли он? О, чего ещё может желать мужчина, оказавшийся наедине с привлекательной женщиной в такой агрессивно-эротичной обстановке за запертой дверью. Дюкро буквально пожирал глазами стройные формы тела спутницы. В его фантазиях она уже была раздета, в ином положении и позах, осталось воплотить это наяву без лишних промедлений. Оба прекрасно осознавали, для чего здесь уединились.
Мужская ладонь обводит спину, медленно смещаясь ниже, пока владелица стройной фигуры вдруг не выскальзывает из объятий, похоже, намереваясь покинуть и его, и это помещение. Или она просто заигрывает с ним, дразнит, таким образом, мужчину? И Гэбриэл вполне был готов поддержать эту игру. Своего рода прелюдию, такое приятное дополнение, прежде чем приступить к главному занятию, что непременно должно произойти. В этот вечер, в этой комнате в багровых тонах, где даже к кровати прилагаются простыни красного оттенка, и светильники бликуют в тон им. И иллюзионист не мог позволить так просто покинуть это место, где всё располагает к интимным играм, одна мысль о которых будоражит. Нарушать свои планы мужчина был не намерен.
Несколько секунд вглядывался в маску, сквозь прорези которой едва угадываются глаза незнакомки, и покачал головой, прицокнув языком о нёбо. Нет, он и на минуту её отсюда не выпустит, какими бы уловками она не воспользовалась бы.
- Мне не хотелось бы лишаться твоего общества ни на секунду, - «даже интересно, что за сюрприз она там забыла», его голос прозвучал с долей иронии, а губы едва дёрнулись в улыбке. Не сводя с девушки взгляда, мужчина отходит к стене, увешанной разного рода девайсами, о предназначении некоторых из которых он и представлений не имеет, так как никогда не использовал. Их интересно разглядывать, вертеть в руках и откладывать в сторону за ненадобностью, если в воображении не возникает никакого отклика и не появляется интереса воспользоваться чем-либо из этого ассортимента, чтобы увидеть, как воздействие может отразиться на чужом теле.
- Уверен, здесь найдётся много всего подходящего случаю. Думаю, даже мини-бар, если кто-нибудь вдруг захочет пить, – пока говорил, Дюкро неторопливо прохаживался вдоль стены, иногда касаясь каких-то приспособлений, пальцами качнув свисающую с потолка цепь, и изредка бросая красноречивые взгляды в сторону спутницы, будто выбирая, что бы оказалось наиболее подходящим для применения по отношению именно к ней.
Если иллюзионист и выбирал, то уделил этому немного времени, не проявляя особой изощрённости и без фанатизма. Его рука сжала рукоять самого простого стека, с которым он развернулся к девушке. Дюкро не задерживал её, но, даже пока изучал предмет, вместе с тем не выпускал из вида, в любой момент, имея возможность пресечь любую попытку уйти, и даже не физическим способом. Воздействие гипнозом было всегда кстати.
- Так что? – теперь всё внимание было обращено к ней. Иллюзионист неспешно приближался, едва постукивая стеком по свободной ладони, и, к сожалению,  в тени маски сложно было заметить улыбки, по мере приближения всё больше растягивающей губы в почти хищный оскал.
- Я всё ещё хочу увидеть, как ты будешь его снимать, - не звучало как приказ, но интонация голоса была подчёркнуто настойчивой. По мановению руки фокусника стек мягко заскользил от колена по бедру, обтянутому в чулок, вверх, и к концу едва ударил по обнажённой части ноги, побуждая к немедленному действию.

+1

8

И как поступить в данной ситуации? Кричать и звать на помощь? Так никто не придет, по одной простой причине, это бдсм клуб и тут из любой комнаты могут орать о том, что насилуют или чтобы отпустили. Пока не сказано стоп-слово никто никому ничего не должен. К тому же тут нет камер. Тут нет охраны, расставленной у каждой двери и готовой прийти на помощь при первой же мольбе одного из посетителей. Идя сюда она как бы обещала себе самой, что присмотрит за собой. Не досмотрела.
Обаятельная улыбка застыла в уголках губ Аиды, она понимает, что ее не отпустят. Во всяком случае теперь не так просто отпустят. Фрау застыла на месте, боковым зрением наблюдая за мужчиной, решившем осмотреть "достопримечательности" комнаты. А тут было на что полюбоваться. Флоггеры, шлепалки, плетки, подвесы, даже Андреевский крест - все для любителей острых ощущений.
Только вот самой Аиде Дюран резко перехотелось. Так как сцена, всплывшая в сознании давала, если не четко, то определенно понять, что дело она имеет с психопатом, а может быть и с убийцей.
Милая Адочка, когда ты уже поймешь, что выбирать себе партнеров надо куда тщательней, чем просто построив глазки у барной стойки? Наверное, ее исправит только могила.
- Если ты просишь, - она улыбалась, но мозг судорожно думал.
Девушка пыталась представить каким образом ей удастся покинуть комнату. А пока думала - расстегивала пуговицы на кожаных перчатках, чтобы было проще стянуть их с тоненьких бледных рук. Когда одна перчатка была наполовину снята, Аида заговорила снова, время от времени поглядывая на незнакомца в маске через прорези своей собственной и улыбаясь карминными губами.
- Мы должны установить стоп-слово. - Она смотрела прямо в глаза мужчине, не чувствуя пока от него ничего, что было бы свойственно доминанту.
Нет, этот парень точно не знал, что собирается делать. Или читал только в теории, да порно насмотрелся Тематического. Только вот порно это одно...а реальный Сеанс это совсем другое.
- Предлагаю использовать слово "смерть". Кажется, его не очень высокая вероятность использовать просто так в разговоре, как считаешь? - Аида внимательно следила за реакцией своего случайного спутника.
Было важно все: как он смотрит (в глаза или избегает зрительного контакта), как сложены его губы, где находятся его руки, какое выражение его глаз, что он говорит, как двигает головой. Но более всего было важно - прикоснуться к нему и посмотреть еще что-то, что могло бы показать больше. Может быть..может быть ей просто показалось?
Может быть это был вовсе и не он. Может быть это просто игра ее больного воображения, которое в последнее время подкидывало ей крайне противоречивые для восприятия картины. Всякое может быть.
Фрау кинула одну из перчаток на пол, принявшись за вторую, и справилась с ней куда быстрей первой.
- Может быть тогда ты сам сходишь за льдом? Думаю, что в баре нам бы смогли помочь с этой маленькой проблемой, - сделала она ставку.
Если гора не хочет двигаться - заставь ее идти. Все просто. Как только этот мужчина спустится на первый этаж - Аида тут же соберет свои шмотки и скроется в неизвестном направлении - ищи ее потом. Свищи.
"Ничего личного парень, ты милый, но я тебя боюсь."
Она все так же обворожительно улыбалась и пальцев правой руки кокетливо поддела резинку своих чулок.
- Так что? Я могу подождать тебя тут, пока ты сходишь, - зеленые глаза смотрели прямо, Аида пыталась включить всю свою вежливость и обаятельность.
Интересно, насколько хорошо у нее это вышло?

Отредактировано Аида Хакел (2016-09-22 14:46:21)

+1


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешбэк » [7 июня 2012 года] В погоне за иллюзией;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC