За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 5.08.2013 - Под крылышком зеленого змия


5.08.2013 - Под крылышком зеленого змия

Сообщений 31 страница 55 из 55

31

Что бы там себе ни думал Андерш, а Ференс неожиданно почувствовал себя как дурак на именинах. Руку и не подумал забрать, а сидел, пытаясь соперничать по цвету лица с помидором, и млел, как последний лошпет. Это всё было как-то очень непривычно, особенно когда Андерш брякнул, что он, Ференс, счастливый! Ну, оно-то понятно, предупредил же, что пьяный, и будет нести бред. Вот он, бред, не заставил себя долго ждать. Счастье, чистейшее и незамутнённое, Ференс испытывал примерно через миг после дозы. И почему-то вот сейчас — краснел и размягчался костями. Рука у Андерша была большая, тёплая, под такую и подлез бы, как драный кот, чтобы погладили. И это Ференс Мэл, с которым предпочитали не связываться, потому что себе дороже.

Андерш рассказывал про дачу, Ференс слушал, рука пряталась под ладонью Андерша, как мышь под веником. А потом он руку убрал, и вот очень жаль. Ну хоть кровь перестала так бросаться в лицо, напоминая о каких-то очень приятных вещах. Если бы мог, Ференс сейчас руками развёл бы. Нет, ну что делать, он угодил вот в такой переплёт, ему нравится мужик, который, кстати, только что признался, что был не женат, а жил с другим мужиком. Бери и беги, когда ещё так подфартит? Вот только Андерш как-то не был похож на того, кого можно сунуть в карман.

— А варенье из розы я ел, кстати. Лепестки прозрачные и смешно скрипят на зубах. Или его не так надо есть? — Мэл озадачено почесал щёку. — Зима — да нормальная зима. Снега хорошо так, пушисто, морозы не изуверские. От ветра прикрывает горная гряда, поэтому и аэропорт тут вот открыли, там. А вообще знаешь, я не в курсе. За всю прошлую зиму я на улице был от силы пять раз, и то не помню зачем. Тяжёлая была зима.

Он махнул рукой в сторону аэропорта, как всегда безбожно переврав направление. Ну не было у него компаса в голове, с этим ничего не поделаешь.

— Давай за садоводство, чтобы всё росло вкусное, большое и спело, — тост был вполне корявый, но с него никто и не требовал шедевров. — Для меня вообще всегда было загадкой, как оно всё растёт. Не сочти совсем дебилом, я в школе учился и биологию помню, но всё равно тайна.

Они засиделись, но вечер получился уж больно хорошим. Не без идиотизма, куда без этого, но всё равно хорошим. Ференс прямо шкурой ощущал блаженное довольство, покой и какую-то примитивную радость. Он очень постарался незаметно для Андерша подмигнуть официанту, вроде получилось, и тот принёс счёт. Ференс не глядя вложил в кожаную папочку свою банковскую карту и отдал. Он же пригласил, а кто сказал «приглашаю», тот и платит. У него вообще были весьма своеобразные взгляды на этикет, это абсолютно не мешало ему избивать кого-то просто потому, что настроение плохое, а под руку подвернулся очередной оболтус в ошейнике.

Кстати, о них. Может быть, стоит кого-то подобрать, такого, чтобы сонно-уютный, чтобы лежал в кровати и тихо сопел в подушку? И бутерброд мазал бы утром. Правда, тогда его нельзя трогать, а то вместо бутерброда получу вскрытое от уха до уха горло. Вот же жизнь собачья, даже спать лечь не с кем.

— Сейчас по разгонной накатим, и можно уходить, — Ференс налил и себе, и Андершу, мимолётно удивился тому, что съели, кажется, всё что заказали. — Обещаю вести себя культурно, не выслеживать, в номер мотеля не ломиться. Надо же когда-то быть цивилизованным человеком. Обменялись телефонами, культурные люди!

Официант принёс назад его карточку, Ференс сунул её в карман и очень искренне заулыбался ему.

— Спасибо. Всё было очень вкусно, буду мечтать о следующем вот таком ужине. Каждый раз так радуете! Андерш, идём?

Отредактировано Ференс Мэл (2016-05-05 21:36:55)

+1

32

Андерш было тыркнулся расплатиться, но Ференс успел быстрее, и Андершу осталось только оставить чаевые.
— Обещаю вести себя культурно, не выслеживать, в номер мотеля не ломиться. Надо же когда-то быть цивилизованным человеком. Андерш, идём?
- А чего меня выслеживать? - добродушно отозвался он, поднимаясь. - Тут и мотелей-то раз-два и обчелся.
Чтобы бы он сделал, обнаружив на пороге своего номера резко передумавшего быть культурным Мэла? А, все равно бы спать легли.
Надо было расходиться по домам. У каждого праздника есть свои законы, и нарушать их не следует, ведь так? И вот за ними хлопнула тяжелая дверь с цветными стеклами, и Андерш увидел, что уже, в общем, ночь на дворе. Ему нравилось, как здесь сейчас пахло - старым камнем, землей и петуниями в кадках у входа.
- Ну что, прогуляемся до угла Фридрихштрассе? Там стоянка такси, посажу тебя - и домой.
Становилось прохладно, пожалуй, слишком прохладно для поисков Медведицы. Они шли бок о бок, и чем дальше, тем больше Андерш понимал, что что-то его тревожит, не дает ему покоя. Как будто вот сейчас хлопнет за ним дверца машины, и случится что-то неправильное, совсем не то, что должно было случиться, что все, что они тут настроили на пьяную голову, распадется, как карточный домик, останутся какие-то невнятные циферки в телефоне, уже не связанные с этим сочным и шальным голосом.
Хотелось сделать что-то, и он не знал, что именно.
В тени у поворота на освещенную улицу он остановился.
- Знаешь... Дальше там уже светло будет. Ты не против если я тебя обниму, а?
И, не дождавшись ответа, он осторожно притянул к себе своего нового знакомца, спрятал его у себя на груди, в кольце рук, как в раковине, еще раз вдохнул запах - резкая химия немного ослабла, коктейльная бешеная вишня стала пьяной и томной, смешалась с ароматами приправ, солений и прочей "мужской еды" и, благо рост позволял, дружески коснулся щекой его волос. Сердце застучало глухо и часто, он несколько раз погладил Мэла по спине.
А то кто его знает, как там дальше обернется.

+1

33

Чаевые Ференс заметил, но не стал лезть в бутылку. Наверное, так действительно лучше, а что такое неловкость по поводу «боже мой, за меня заплатили» он вполне мог себе представить.

— Да уж, при желании кого угодно можно и из-под земли достать. В прямом и в переносном смысле слова.

Ференс легкомысленно поржал, представив, как он обстоятельно обходит недорогие отели и спрашивает, не остановился ли у них здоровенный татуированный шкаф. «Вы знаете, здоровый такой, как бронированный сейф, обаятельный такой». Какой бред…

Прогуливаться под луной едва ли не под ручку — это слишком мило для них двоих. До ужаса наивно и забавно. Поэтому Ференс и согласился, когда ещё выпадет возможность побыть милым, наивным и забавным идиотом?

— Да уж, за руль мне сейчас не стоит садиться, первый же столб мой.

И шли себе, как порядочные, Ференс себя школьником чувствовал, вот только вместо девочки-одноклассницы рядом топал здоровенный бронированный сейф, способный готовить всякие фигурные вкусности. И вопрос, а можно ли его обнять, прозвучал потрясающе наивно. Прямо под ложечкой засосало, когда понял, что вот такое спугнуть — проще пареной репы.

— Там дальше слишком светло, — пробубнил Ференс уже куда-то в шею Андерша, руки сами поднялись обнять. Он и не колебался, скорее выдохнул с облегчением. Слишком привык хватать всё и быстро жрать, глотать не жуя, не успев попробовать, не задумываясь, вкусно или не очень, и так было во всём, не только в еде. Быстрее схватить, пока не отняли, быстрее забрать, давясь и захлёбываясь.

Его по спине не гладили никогда. Иногда хлопали, чаще били. Привычки бездомного драного кошака впитались в Мэла намертво, поэтому сейчас он только ошалело жмурился, дышал Андершу в шею, обнимал так, как будто тот вот-вот кинется вырываться и кричать что-то типа «не надо». Дышать показалось мало, и он начал быстро и жадно сцеловывать с его кожи ещё не совсем пропавшие ароматы закончившегося вечера. Успокаивал, как умел, тоже начал гладить по спине, по пояснице.

— Поехали ко мне, а? Или хотя бы давай отойдём вон туда, — Ференс покосился в сторону, где кромешной темнотой манил какой-то закоулок.

Да отпусти ты его. Отпусти. Себе же хуже сделаешь, начнёшь метаться, в глаза Богу заглядывать, спрашивать «А почему бы и нет?» и так далее… Ну отведи его в этот закоулок, прижми к стене, возьми сколько сможешь и радуйся, что хоть что-то получил.

— Андерш, — он снова быстро и даже как-то воровски оставил жадный поцелуй за его ухом. — Ты ведь не против? Или против?

0

34

В голове вспыхнула яркая лампочка - точнее, плафон, только вместо "вход" или "выход" на ней было написано "секс". Или даже нет - СЕКС. А потом, как в телевикторине, зажглись три варианта ответа. Первый - "Тебя сняли, отрабатывай". Второй - "Воу, прощай, воздержание, щас как у меня будет секс!". Третий зажегся чуть позже, и долго не мог сложиться в слова, и наконец оформился в целомудренное "Нам будет хорошо". И замигал разноцветными лампочками по краю - ответ верный, вы переходите на следующий уровень.
В закоулке, конечно, кто-то слился в экстазе с природой, и не один раз, но сейчас его это не слишком волновало. Не лучшее место для первого поцелуя, но когда тебя уже целуют, выбирать не приходится. Так что вместо ответа он шагнул в проулок, потянул за собой Ференса, и, развернув за плечи, притиснул его всем телом к кирпичной кладке. Может, и стоило поехать к нему? Но таблички с правильным ответом не было, зато был живой, теплый и восхитительный чувак, прямо вот тут, рядом, и да, что-то он такое спрашивал?
- Ты не представляешь, как я за! - ответил он абсолютно честно, хотя пару минут назад так же честно собирался проводить его до такси и помахать ручкой, и как тогда это было ясно и логично, так теперь так же ясно было то, что делать этого было совсем не надо, потому что... потому что Ференс Мэл, и этим все сказано. Убойный довод. Тем более что каждое прикосновение губ к шее отзывалось эмммм... ну, патетически это называют "во всем теле", но на самом деле совсем даже не во всем, а очень даже там, где надо.
Он пьяный... я пьяный. Он мне нравится... я ему нравлюсь, - проносилось в голове благостно-бессвязно.
Он наклонился, потянулся губами к его губам, и чуть не рассмеялся - хренов Дисней со своей Белоснежкой, вечно лезет в голову всякая чушь. Жирные голубые птички держат в клювиках невидимую вуаль, а где-то на заднем плане умильные щекастые кролики... и судя по запаху, ссут, сволочи! Хренов Дисней, а!
И поцелуй вышел нежный, но сбивчиво-неловкий.
Пить меньше надо!
Но это было неправдой. По трезвяку он бы на такое не решился, и так и прошел бы мимо такого замечательного человека.

0

35

Широкая душа, дурная голова. Ференс вообще не понимал полумер, плавная постепенность вызывала у него детское удивление, поэтому сейчас он мысленно орал что-то типа «Наконец-то!». Правда, закоулок оказался не самым приятным местом, но не отказываться же от поцелуя из-за такой ерунды?

Ференс не целовался давно. Это не вписывалось в стандартные жизненные ситуации. Ну не целуют надзирателей, чего их целовать-то?! Их бояться надо, надзиратель — это не добрая тётушка, это объект ненависти и страха, у него такая работа! И он эту работу делает идеально! Но это всё потом, а сейчас Ференс просто с немалым изумлением целовался — неловко и даже, пожалуй, неумело.

— Офигеть, — выдохнул Ференс в губы Андерша. — Но отсюда надо сваливать, определённо. Вот как же получается, чистый туалет в «Рогах» мы забраковали, но тут вообще аут.

Он не отказал себе в удовольствии хохотнуть куда-то в плечо Андерша и потащил его дальше по закоулку во внутренний дворик. Проход был заперт на решётку, но Ференс в принципе не собирался упускать такую замечательную возможность из-за какой-то хлипкой решётки, закрученной на проволоку и вынес её пинком. По крайней мере, тут не было ощущения помойки при сортире.

Ференс полагал, что он сделал больше, чем мог бы. Серьёзно. Где-то там дают советы про простыни, выпивку, а то и, не дай бог, свечи. Выпивка — была. Желание — ого! Ференс развёл руками, понимая, что он идиот, но идиот счастливый. Зато здесь можно было куда свободнее обниматься и – да, целоваться. Второй поцелуй по мнению Ференса удался куда приличнее. Он прихватывал губами губы Андерша, трогал их кончиком языка, как будто собирался снимать пробу. Окончательно обнаглев, расстегнул его джинсы. Ну а что? Татуировок там нет. что давних, что свежих, трогай сколько влезет!

+1

36

- В туалете в "Рогах" мы еще не были так хорошо знакомы, - благостно ответил Андерш. Он от души веселился, глядя, как Ференс метким профессиональным пинком организует любовное гнёздышко. Его сейчас устраивало практически любое развитие событий... По крайней мере он так думал, но жизнь, как говорится, вносит свои коррективы.
Не успел он любовно залапить своего нового знакомца за задницу и как следует ответить на поцелуй, как во дворике над подъездом вспыхнула лампочка.
Грянул истошный многоголосый лай, а еще через мгновение дверь распахнулась, и оттуда выкатилась под ноги Ференса и Андерша волна мелких собачонок - преимущественно шпицы, болонка, пара скотчтерьеров, а сзади в эту толпу с ходу врезался свирепого вида мопс. Следом из двери, перекрывая лай, понеслась бешеная старушечья ругань, и на порог, теряя бигуди и потрясая хорошей ортопедической тростью, выскочила мелкая старушенция в розовом халатике поверх пижамы.
Местный диалект Андерш понимал не весь, да и с дикцией у бабули было неважно. Но истошное "Швуле!*" говорило о том, что видела старушка неплохо, и выдать Ференса за даму сердца уже не получится - особенно после того как дама с ноги вынесла калитку ("швуле" - груб. нем. "педераст"). Кажется, надо было покидать уютный закоулок, причем срочно. Андерш схватил Ференса за руку - и рванул через калитку обратно по проулку.
Поле боя осталась за бабулей, шпицы, заливаясь лаем, приплясывали у калитки, а вот мопса Андершу пришлось в середине проулка стряхивать со штанины. Наверху вспыхнуло еще одно окно, и сочный мужской голос начал костерить уже бабулю с ее волкодавами, но так, привычно, по-соседски.
Наконец они выбрались на улицу. Андерш выдохнул, посмотрел на Ференса, потом на свою расстегнутую ширинку, потянул вверх молнию - и его прорвало. Он прислонился к стене и сполз вниз, давясь от смеха.
- Из... извини... я сейчас. Господи... тебя не покусали?
Наконец он перевел дух, костяшкой пальца стер слезинку из угла глаза, глянул на Ференса сверху вниз и гладящим движением тронул его за коленку.
- Уффф... прости, сто лет так не смеялся. Поехали ко мне, а то еще чуток - и придется нам этим делом заниматься в обезьяннике.

Отредактировано Андерш Энстрём (2016-05-14 01:14:03)

+1

37

Как же хорошо, когда никто не орёт и не выворачивается из рук. Можно трогать везде, и даже довольно нагло. Правда, внезапная иллюминация с кордебалетом и с пожилой фрау в роле примы Ференсу не понравилось. Как любопытно действует спиртное в сочетании с хорошей едой и абсолютной взаимностью по мелочам! Неделей раньше бабке не поздоровилось бы просто за то, что помешала — джентльменом Мэл бывал крайне редко, трепета перед сединами не испытывал. Ну бить бы не стал, но напугал бы до потери пульса. Сейчас почему-то просто стало до упора смешно, особенно когда под ноги внезапно выплеснулась микро-свора забавных псяк. Самый злобный, похожий на меховой пельмень, отважно вцепился в штаны Андерша, и эти штаны попытались покорно сползти с задницы. Ещё бы, штаны-то были уже практически расстёгнуты.

Спасаться бегством после такого отважного отпора было просто данью справедливости. Ференс бежал и ржал, как невменяемый, кажется, даже подвывал от смеха, время от времени повторяя:

— Андерш, осторожно, наступишь! Андерш, погоди! Ан… аааааа! Этот меховой пельмень тебя сожрёт, и это будет первый в истории случай, когда пельмень сожрал повара! 

Что же, по крайней мере ему удалось столкнуть сползающего по стенке Андерша на более-менее чистое место, и самому плюхнуться на случившийся рядом газон. При этом, конечно, под спиной Ференса погибла какая-то трепетная петунья, или как там назывался этот кустик. Но это было не так важно — Ференса по-настоящему крючило от смеха, причём настолько, что он даже вдохнуть не мог, чтобы как следует проржаться.

— А говорят, — с трудом выдохнул Ференс и снова зашёлся в корчах. — Говорят, что секс и смех несовместимы! А тут похохотали, и баиньки! Поехали. Я не хочу в обезьянник, да полагаю, и ты тоже не горишь желанием туда загреметь.

Если человек не боится показаться смешным или глупым, это что-то да значит. Ференс накрыл рукой пальцы Андерша, так уютно поглаживающие его по колену. Однако, надо было отсюда убираться.

— Не буду к тебе приставать на улице, я уже вижу, чем это может закончиться, — сказал, но всё равно с намёком руку протянул. Поднялся наконец с многострадального газона и вопросительно уставился. — В какую сторону идти-то?

+2

38

Вот не надо было про пельмени... На то, чтобы отсмеяться, потребовалась еще пара минут.
-Уфффф... Пельмень, чтоб его. Ну ты скажешь...
Поднимаясь с земли, он принял историческое решение:
- Буду постарше, заведу мопса, назову Пельмень. Буду сниматься с ним во всяких шоу.
Они вышли наконец на улицу посветлее, и Андерш поймал такси, пропахшее табаком пополам с освежителем "морская волна", и в такси их еще раз проняло насчет пельменя, и таксист, введенный в курс дела, пояснил, что бабулю эту тут каждый знает и все давно от нее вешаются, и надо ж было вам к ней вломиться, но когда он начал выяснять зачем, тут-то они и приехали. Конечно, Андерш всю дорогу тайком поглаживал Мэла повыше колена, но в основном они ржали. Вылезая из машины, он понял, что где-то даже благодарен этой даме с ее шпицами.
И вот, после короткой возни с ключом, они ввалились в номер, и, уже притискивая Ференса к стене возле двери, Андерш подумал было, что где-то там была табличка "не беспокоить", но кто сюда полезет на ночь глядя, в конце концов?
За стеной так и смотрели шоу, кажется, какую-то лотерею, визгливый голос ведущей прерывали то аплодисменты, то короткая назойливая музычка, и Андерш мельком подумал, что можно будет особо не шифроваться в плане звуков, никто тут их постельный концерт не услышит - ну разве что если Ференс случайно саданет его по ребрам.

Отредактировано Андерш Энстрём (2016-05-17 10:05:19)

0

39

Мопс. Маленькая жирненькая собачка — наверное, это шикарный вариант для повара.
У тебя будет личный дегустатор всяких кулинарных шедевров, только не закорми бедную псяку до потери пульса.

Ференс был вполне доволен развитием событий, а рассказ таксиста всё расставил по своим местам. Нет, пожилая фрау наверняка была в курсе, что её дворик крайне привлекателен в качестве такого уединённого уголка. Небось ждала и радовалась, поджидая очередных посетителей, старая перечница!

Номер у Андерша был небольшим, но Ференс других и не видел. Он с удовольствием и жадностью шарил руками по его телу, наконец, забрался под футболку, нащупал бинты и хмыкнул:

— Нормальный ход событий. У меня рёбра отбиты, у тебя тоже похожий аксессуар.

Когда сам выгребаешь хороших качественных трендюлин, учишься быть внимательным к похожим проблемам других людей. Ференс хотя и слыл одним из самых злобных надзирателей, но он никогда не калечил подопытных. Бил, да, но расчётливо, без непоправимых последствий. А сейчас был достаточно осторожен, хотя и настойчив. По крайней мере, штаны Андершу снова расстегнул. Здесь хоть никуда не придётся удирать.

Отредактировано Ференс Мэл (2016-05-21 19:34:31)

0

40

— Нормальный ход событий. У меня рёбра отбиты, у тебя тоже похожий аксессуар.
- Ох ты господи, а я-то тебя к стенке приложил - забыл, - огорчился Андерш и мельком подумал, что потом, если не забудет, надо бы этому красавцу бока Вольтареном смазать. Неплохо бы на самом деле нарисовать йодовую сеточку вокруг всего Ференса, но он вовремя себя одернул - это было бы уже как-то слишком по-семейному, тут уже только на одно колено становиться и блеять насчет новой ячейки общества. И потом, сейчас у них были более насущные задачи.
- Ну, тогда будет нам с тобой сегодня Кама-сутра для пенсионеров, - рассмеялся он, потихоньку освобождая его от одежды, по крайней мере сверху. Мда, синяки были о-го-го, но через мгновение Андерш забыл и о них, и о своих ребрах - окутанный теплом тела, запах Мэла раскрывался теперь по-новому, задорный миндаль приобрел медовые нотки, горьковатый такой мед, темный, легкий остаточный налет виски выписывал вокруг этакие лихие вензеля, где-то издали подмигивал лосьон для бритья, но главное - жесткий, волнующий аромат возбуждения. Даже если бы это был случайный парень из гей-бара, на такой запах - вишня, темный мед и будущий охуенный секс - у него все равно встал бы на раз.
Кое-какие формальности надо было выяснить, но Андерш махнул про себя рукой и решил, что сообразят по ходу. Он притянул его к себе поближе, наклонился, ткнувшись лицом в основание шеи, прихватил губами мочку уха, в это же время осторожно провел рукой по его животу, спустился чуть ниже - и накрыл ладонью уже довольно явственный бугор, и провел несколько раз пальцами, лаская его сквозь ткань. И явственно вспомнил запах клубники на рынке - поздней, смуглой, сладкой, уже подвяленной солнцем, и почему-то вслед за этим твердо решил, что да, попробует он свои силы в этой мутной Ференсовой конторе, и даже не из-за этого дивного мужика, а просто потому что клубника,  и это был довод, он не мог понять почему, но это был довод. Ну на пьяную-то голову, да еще когда кровь от мозга отливает, это Юхан его вечно дразнил из-за его размеров, мол, весь мозг в стояк уходит, ну ему виднее, он-то был умный, а вот Андерш - не очень, и он даже особо не переживал насчет этого, потому что... потому что вишня, стояк и темный мед.

0

41

Андерш был слишком славным, а для Ференса ещё и удивительным. Так расстроился из-за чужих синяков — странный, но офигенный. С ним было легко, спокойно, какой-то вот большой и спокойный, где таких делают, а главное — зачем? Ференс этот мир видел в довольно мрачных красках, поэтому таких людей как Андерш не понимал, хотя очень пытался. Инопланетяне какие-то, куда страннее, чем мутанты.

А синяки…
— Да фиг с ними, с синяками, я привык уже. Накамасутрим, — он довольно поднял руки, давая стянуть с себя футболку, примерно таким же манером, но осторожно, стянул с Андерша куртку и футболку. Всё-таки Ференс со знанием дела портил человеческие тела, и прекрасно понимал, что рёбра бинтуют не из кокетства — в лучшем случае трещина, в худшем – перелом. Судя по тому, как бодро Андерш удирал от микро-собак и прыгал, отцепляя с штанины мопса, это вряд ли были суровые переломы.

А ещё он млел, как последний идиот, от всех этих немудрёных ласк, переступал с ноги на ногу и тихо охнул. Ну не гладили его так, всё обычно бывало куда проще и пошлее. При этом у Ференса даже мысли не мелькнуло озаботиться вопросом, а кто, собственно, сверху. Не тот случай, ему вообще было пофигу. Сейчас Ференсу было куда интереснее другое. Он даже целовал Андерша бережно, чтобы не перепугать до потери пульса — аккуратно прихватил его губы поцелуем. Правда, руками действовало куда целенаправленнее — сразу под бельё пальцами скользнул и огладил член Андерша по всей длине, довольно вздохнул.

Сейчас можно было бы просто оторваться, присесть на корточки и сразу поймать член губами — тогда точно никуда бы Андерш не делся, но ведь, блин, всё должно быть необычно и правильно, поэтому Ференс приседать-то начал, но не закончил. По шее мазнул губами, перешёл на грудь и лизнул плоский сосок, понял, что неудобно и себя тут же обделил. Чертыхнулся и снова выпрямился, заодно приспустил штаны Андерша, чтобы удобнее было, заодно дошло, что стояк у него не только крепкий, но и внушительный по размерам.

0

42

Ловкие пальцы делали ему так хорошо... Однако в ногах правды нет, да и рассмотреть Мэла без одежды хотелось более обстоятельно. Если бы не ребра, провернул бы он сейчас свой привычный номер "в охапку и в постель".
- Давай-ка я тебя совсем раздену, - сладко шепнул на ухо, высвободил его член из трусов, несколько раз любовно огладил, обхватив ладонью, и умилися, увидев и там, внизу, светлые завитки - потемнее, но те же. Ему пришлось наклониться, чтобы спустить ему джинсы, и он, в свою очередь, испытал искушение - встать на одно колено, подмигнуть снизу вверх и таки да, положить кое-что в рот!
Но было у него и еще одно искушение, и вот с этим было уже сложнее.
Не то чтобы все 4 года в тюрьме он соблюдал строгую сексуальную диету - там были ребята, которые были  не прочь свести знакомство с его причиндалом, кто из любопытства, кто - рассчитывая на защиту от других, менее деликатных кавалеров. Но в таком специфическом коллективе как тюрьма, пусть даже шведская, было несколько недальновидно признаваться, что со всеми своими мускулами, ростом и татуировками тебе иногда хочется положить что-нибудь не только в рот. И сейчас он колебался, между осторожным и правильным "ну что, как насчет 69?" (или "ну что, рискнешь? Я буду осторожен") и сладко-беспомощным - "выеби меня, а?". Если бы встреча была случайной, он не раздумывая выбрал бы второй вариант... Но черт. Он же идет работать в тюрьму. Он не был нижнимпо жизни, и весьма уважал славные сочные задницы, если кто был готов рискнуть, но вот именно сейчас... Блин, да как же все сложно в этой жизни!
- Ну что, айда в постель как белые люди? - подмигнул он, выпутываясь из джинсов и помогая Ференсу сделать то же самое. - Мммм... - он взял его за плечи и окинул его взглядом сверху вниз, - да ты хорош!
Он взял его голову в ладони, прижал лоб ко лбу
- Хорошо, что ты мне попался, Ференс Мэл. Правда.
Пафос был слегка подпорчен тем, что он параллельно ткнул его членом в бедро, но так всегда бывает с патетическими моментами - вечно какая-то дурь случается.

0

43

Самое дурацкое в таких ситуациях, это пытаться избавиться от джинсов, при этом не забыв хотя бы выпрыгнуть из кроссовок. Так что Ференс очень серьёзно озаботился тем, чтобы проделать этот цирковой номер без комического эффекта, и это почти удалось. По крайней мере, он не свалился Андершу на голову, и на том спасибо. А вообще он придерживался простой идеи, что картинно-красивый секс, конечно, бывает, честь и хвала тем, кто умеет, но на то она и картинка, чтобы не жрать её каждый божий день. Иными словами: чёрная икра это, конечно,хорошо и изысканно, но бутерброд… кстати, о бутербродах.

— Идём в кровать, м? — Ференс как-то по-домашнему взял Андерша за член и едва так и не повёл. В последний момент спохватился, прямо через улыбку сорвал смазанный поцелуй и на кровать утащил, благо тут тащить было недалеко.

Нет, всё же кровать — это лучшее, что можно придумать. Стоя так не получится, только в кровати можно прижаться всем телом, а Андерш горячий, как печка, большой и сильный. Ференс даже и не думал ни о чём, не ставил перед собой сложных вопросов — а нафига всё усложнять? Он просто навалился сверху, пощадив, однако, забинтованные рёбра, коленом раздвинул ноги Андерша, притёрся стояком к его члену и судорожно выдохнул. Хорошо-то как, а… Никого не надо уламывать или вынуждать, вся ночь впереди, а там глядишь, и кусок дня можно прихватить.

— Это ещё вопрос, кто кому попался.

Ференс рассудил просто: не настолько он пьян, чтобы не расслышать возражения, не настолько Андерш слаб, чтобы не донести эти возражения до него в максимально простой и доходчивой форме. Идеальный баланс! Так что для начала он решил попробовать его член на вкус, всё равно собирался. Ференс скользнул ниже, устроился удобно и сразу обхватил губами головку, втянул в рот. Бровью только дёрнул вместо озвученного «ого», и начал медленно без спешки сосать.

0

44

Ну вот! Только он собирался словить ладонью оба члена и устроить легкий освежающий фроттаж, как Мэл взял и коварно уполз, и о господи... о господи-господи-господи... уфффф...
Дыхание перехватило, и в тело как будто воткнулись тысячи тонких иголок, в основном в район ступней и паха.
Нет, за эти 4 года у него был секс, и местами даже вполне вменяемый, но тут не то, тут была заявка на снос крыши, а это, простите, уже другой соус провансаль.
Так что же ему было делать? Расслабиться, ловить кайф и пустить все идти как идет, или это пока слишком большая роскошь? Пожалуй что так.
Он выдохнул и положил ладонь на курчавую макушку Мэла.
- Ээээййй... Куда-то ты совсем уполз. А мне хотелось бы узнать тебя поближе... со всех сторон, так что давай разворачивайся, я тоже хочу положить что-нибудь в рот! - он приподнялся на локтях и подмигнул. - Да и такая классная жопа как-то прошла мимо меня.
И он рассмеялся так же негромко, но душевно.
- Так что, золотко, хуй в студию!
Нет, у них определенно выходит что-то семейное! Может, потому, что он по этому так скучал?

Отредактировано Андерш Энстрём (2016-06-01 19:32:19)

0

45

— Не отвлекай, — Ференс снова едва не заржал. — Ты что, не знаешь, что с набитым ртом разговаривать неприлично? Вообще-то моя задница как раз не прошла мимо, но не буду говорить за неё.

Он покладисто переполз в позицию «валетом», проворчав что-то по поводу того, что теперь будет нихрена не видно, какое лицо Андерш делает, когда кончает, но спешить уж точно было некуда. Вместо идиотской спешки Ференс устроился на боку, опираясь на локоть, приобнял Андерша за бедро и провокационно облизал мошонку, снова взял в рот.

Пусть разглядывает, в принципе, чего б нет-то. Надо же ему ближе познакомиться с членом, который непременно почувствует в себе. Не то, чтобы Ференсом владел спортивный интерес — вовсе нет! Просто этот мужик вызывал у него нелогичные желания. Его хотелось то вылизать, то выебать, то одеялом укрыть и сидеть рядом курить, таращась, как он спит. Вообще-то, рядом с Ференсом никто не рисковал спать, и правильно делали. Впрочем, он и сам не рисковал это делать.

Вместо философских размышлений Ференс выдохнул носом и всосал его член так, что головка в горло упёрлась. А длину оценил и одобрительно заворчал горлом. Наверное, это было приятно.

+2

46

Идея дать этому мужику казалась все более заманчивой. А что он вытворял ртом! Когда Мэл взял по-полной, Андерш, охнув, уткнулся лицом ему в сгиб бедра, крепко стиснул его ягодицу и судорожно вдохнул головокружительный, терпкий запах, усиленный возбуждением. Так, возьми себя в руки... и посмотрим, что нам принес Санта Клаус.
Андерш провел ладонью по спине Ференса, огладил бок, бедро, задницу - пальцы так приятно скользили по коже, хотелось исследовать каждый уголок его тела - пальцами, губами, языком(да, не забыть выяснить, как он относится к щекотке!), но это потом, потом, если будет это самое потом.
Мягким, расслабленным языком провел по его члену вверх-вниз, пока не задевая головку, почувствовал, как тот еще чуть напрягся, дрогнул. Ласково усмехнулся в предвкушении - сто лет не брал в рот, наверное, и оговорка-то эта тогда проскочила. А ему, ну... нравилось это дело. Ох, господи, что он творит-то? Таким же мягким движением прошелся вокруг головки, не спеша забрал в рот, поглаживая в такт внутреннюю сторону его бедра. Сосредоточиться все равно не очень получалось, ну, пока получалось, но он чувствовал, что если этот мужик полезет трогать его дальше, его просто накроет с головой,поэтому сейчас стоило не терять времени, и да, куда он засунул презервативы? Нельзя же забывать о манерах, в конце концов.

+1

47

Донежничался до состояния блаженной зефирной тряпки. Ференс надеялся, что эта сенсация не всплывёт в прессе, потому что нежничать ему по штатному расписанию было не положено, но с другой-то стороны — а вот нахуя тогда человеку выходные? Чтобы взять в рот у первого встречного, который не унёсся в закатную даль с воплями «бля-бля-бля». Андерш вообще оказался отзывчивым на ласку, и Ференс уже специально принялся экспериментировать — как он вот отреагирует, если лизнуть тут, сжать губами вот так, а потом вообще распоясаться. И почему во время минета сами собой издаются такие пошлые чмокающие звуки?

Мысли бродили ленивые, вязкие, какие-то медовые, обволакивали и топили рассудок. Ференс мечтательно закатил глаза, когда вокруг головки члена сомкнулись губы Андерша. Почему этот гад постоянно вызывал какие-то кулинарные ассоциации? Вот такими губами только какой-то десерт пробовать, и непременно с серебряной ложки. Втягивать в себя, чтобы попало на язык… Черти бы забрали всех кулинаров мира, уж черти-то точно знают, что с ними делать — Ференс нетерпеливо подался бёдрами вперёд, чтобы войти глубже в жаркий рот, ненадолго прервался и выдохнул:

— Презерватив есть? — проза жизни неумолимо вторгалась в интим. — А лучше не один.

Он довольно обхватил ладонями ягодицы Андерша и красноречиво потрогал кончиком языка плотно сжатый анус, облизал палец и мягко толкнул внутрь, снова забирая член в рот.

+2

48

Что?.. А.. Ойгосподибожемой!
Мда, свой отсос Андерш позорно слил - не до того оказалось, от первого прикосновения там все тело как током прошибло... и да, коллекция синяков Мэла, кажется, пополнилась отпечатками пальцев Андерша на заднице. Он откинул голову назад и резко вдохнул, и его бы совсем унесло в грёбаные розовые дали, но тут Ференс задал простой, логичный и понятный вопрос - и Андерш в ответ тихо рассмеялся, уткнувшись горящим лицом ему в бедро.
Все так просто, все оказалось так просто... Тебя просто взяли... то есть взяли и поставили перед фактом - мужик, сегодня ты снизу. И... всё. Никакого стыда или сомнений. Какой же он классный, а. Уфффф... Оу. Даже так?
- Ммммм... Ну если ты вытащишь палец из моей жопы, солнышко, я пойду и его поищу, - и закончил легким дружеским поцелуем в колено - ну, куда достал.
Соскользнув с постели, он выдвинул один из ящиков комода. Теперь он стоял на коленях спиной к Ференсу, и можно было во всех деталях рассмотреть татуировку у него на загривке: внушительные псевдокельтские загогулины и между них самым агрессивным шрифтом выбитая надпись - Kiss the Cook.
- Так, есть... И даже не просрочены...
Он обернулся через плечо и подмигнул:
- Правда, есть одна проблема.
И через плечо показал упаковку с внушительной крупной надписью - XXL.
И да, в животе определенно были бабочки. Они блаженно бултыхались в вискаре и, кажется, даже пытались заказать официанту десерт.  Но самая крупная бабочка лупила крыльями где-то в районе грудной клетки, с левой стороны. Так, что хотелось погладить ее ладонью и сказать - шшш, тише, тише...

Отредактировано Андерш Энстрём (2016-06-23 15:49:52)

+1

49

Говорят, что в сексе места для смеха нет. Ну, это они просто с Андершем не были знакомы — вот, смеётся, и не стесняется вообще ничего. Даже того, что у него от смеха весь интим дрожит. Правда, Ференс сам коротко ржанул, когда услышал невероятно ласковое предложение высунуть палец из жопы. Куда пришлось, туда и заржал — прямо в микрофон.

Пришлось подчиниться — Ференс смирно залёг на кровати, как фашист за бруствером, и уставился на демонстрируемую спину и задницу. Особенно инструкция понравилась, сразу почувствовал, что начал всё правильно. Куда написано, туда и поцеловал. И не только.

— Проблема, — протянул Ференс и критично опустил взгляд на собственный член. — Это не мой размерчик, это твой размерчик. Намёк понял, но давай уж лучше второй серией по размеру, потому что…

Тут у него так голодно свело челюсти, что аж зубами клацнул. Этот здоровяк вообще не понимал, как выглядит! Его же сперва вылизать, а потом жарить, жарить, жарить, перевернуть, ткнуть носом в подушку, и снова жарить до готовности!

— Я на бантик завяжу, — пообещал Ференс. — Чтобы не потерять.

Вообще, по мнению Ференса, презерватив был лишним, он давно не таскался по притонам, ну, кроме той истории со смородиной, не трахался с кем попало, а количеством медосмотров в Центре заманали всех. Однако политес требовал заботы о ближнем.

— Иди сюда, а? Я тебя хочу до такой степени, что сейчас лопну.

Он потянулся к коробке, а вместо неё сцапал Андерша за плечо, потянул к себе, снова полез целовать. От него по-хорошему подрывало крышу, поэтому Ференса и понесло по кочкам сумасшедшей романтики.

— И смазку! — спохватился он. – Хотя у меня от тебя голодная слюна такая капает, что и её может хватить.

+2

50

- Тааак... Погоди-ка-погоди, - выдохнул Андерш, уже наощупь выискивая смазку. - Вот, держи...
Баллончик смазки шлепнулся на простыню - и с делами было покончено, теперь можно было забросить чепчик за мельницу и... [/Господи, четыре года без нормального секса!
Он запустил пальцы в волосы Мэла на затылке, господи, такие славные у него вот эти вот... Такое славное у него ВСЁ! - горячо целуя его губы, Андерш уже не утруждал себя точными формулировками. Постепенно он развернулся к нему всем телом, и так они пару минут и стояли на коленях на полу, прижавшись друг к другу и жадно елозя ладонями по спине, по заднице, по плечам - моё, и это моё, и все мне, вау, джекпот! Но определенно хотелось дальше, ну как минимум палец обратно в жопу или что-то в этом роде.
Вынырнув из поцелуя, он скользнул губами по щеке Ференса и выдохнул ему на ухо:
- Выеби меня, солнышко. Чтоб я полдня сидеть не мог.
Кама-Сутра для пенсионеров? А, нахуй.
Тело блаженно ныло в ожидании бешеной звериной случки. Эту сторону своей сексуальности он обнаружил довольно рано - попробуй тут не заметь очевидный факт, когда там пальцем чуток прошелся - и все, пробки вышибает. Ну и тут ведь еще какое дело: когда ты сверху, с таким-то размером волей-неволей приходится малёк осторожничать. А когда ты не Тарзан, а Джейн, можно спустить это дело на тормозах и ловить чистый кайф... Хотя один раз Юхан чуть-таки не получил пяткой по зубам.

+1

51

— Чего творишь-то? — тихо охнул Ференс. Снова всё «заверте...»™ — и что с ним делать вот с таким? Андерш тут же внёс ясность, что конкретно делать. Как в поддых сунул с размаху. Ференс быстро сглотнул и потащил свой приз на кровать. Заботился, потому что рёбра ж у него, не надо ему на твёрдом полу.

— Знал бы ты, — сипло выдохнул он. Вот тут только в сантименты осталось скатиться. сообщить: «Ты знаешь, Андерш, ты погоди, давай я тебе сперва расскажу. Вот ты сказал «выеби меня», а ведь мне таких слов никто никогда не говорил!». Так себе признание, на троечку. 

Вместо этого Ференс только отфыркнулся от этого бреда, как конь, с горем пополам разобрался с презервативом, попутно порадовавшись тому, что не так уж себя и недооценивал.

— У меня такой длинной прелюдии знаешь сколько не было? — всё-таки сообщил Ференс, но в куда более парламенских выражениях. Вместо сантиментов и ухаживаний устроился между ног Андерша. Вот как-то подумал, что с его спиной и затылком ещё успеется пообщаться, а всё-таки хотелось и лицо видеть. Он потратил ещё несколько минут на джентльменский отсос и манипуляции со смазкой, и чуть не съехал крышей от того, каким Андерш был жарким.

У Ференса первый раз в жизни отпало желание идиотски пошутить что-то типа «приветствуем вас на борту авиалайнера». Он просто наконец дорвался. Он всё сделал правильно. Он вроде ничего не запорол, в отличие от обыкновения. Он наконец сжимал в объятиях отзывчивого мужика, который не брыкается и не орёт, а вовсе наоборот. И шумно дышал, наконец-то толкаясь в тугой зад — постепенно, короткими толчками, пока не загнал до самых яиц.

— Зашибись, — восторженно протянул он, подаваясь назад только для того, чтобы вогнать ещё, и тут же жадно обсыпал Андерша поцелуями, куда дотянулся — шею, плечи, лицо. Подхватил под колено, ошалело лапнул за ягодицу и закатил глаза. Всё, ну всё просто идеально! Вот только сдержаться — нет. Он и не хотел сдерживаться, едва понял, что можно, как начал с оттяжкой вбиваться в его зад, с трудом придерживая язык на привязи.

+2

52

В последний раз его пробило на хи-хи, когда Ференс поволок его на кровать - уж больно он в этот момент напоминал упорного муравья, который тащит в муравейник неповоротливую тушку ночной бабочки. Не слишком эстетичное сравнение, но оно почему-то вызвало в нем прилив умиления. Ему казалось, что Ференс, явно не слишком по жизни доверчивый человек, как будто трогает его усиками, как муравей, серьезно, увлеченно, как будто спрашивая - что ты? кто ты? зачем ты? И в ответ хотелось раскинуть руки и завсетиться, как самое большое солнце, чтобы всем-всем стало хорошо... неловкий какой-то ход мыслей, но вот только так получалось, спьяну-то. Просто чтоб было хорошо, просто чтоб было хорошо.
-Знал бы ты...
Ничего... Не знает сейчас - узнает потом. Что-то ему уже начало подсказывать, что видятся они с этим мужиком не в последний раз... Ах, ну да, им же вместе работать. Действительно, почему бы и не...
Но тут... тут в ход пошла смазка, и мысли Андерша потеряли связность окончательно. Он поймал ладонью перекладину на спинке кровати, чувствуя, как внутрь проскальзывают пальцы Мэла, а губы вновь обхватывают его член, и слегка подался навстречу пальцам, уже где-то на задворках сознания понимая, что да, давненько не брал он в руки шашек и что этому славному чуваку там внутри может оказаться чуток тесновато. Ну, задница все-таки.
Первые пара толчков отозвались болью, он зажмурился и сделал глубокий, неторопливый вдох, чтобы расслабиться, и дальше дело пошло полегче. Он откинул голову назад и ласково глянул на Ференса из-под полуприкрытых век, и блаженно подставил лицо под град беспорядочных поцелуев, перехватил губами несколько из них, ласково провел свободной ладонью по его загривку - и тут он вошел в него еще раз, уже резче, увереннее, и Андерш одними губами выдохнул - oh, käre.
- Зашибись...
Что есть то есть... Это было круто, это было ну вот вообще то что доктор прописал! Андерш смотрел в его лицо в полутьме и улыбался, и этот парень казался ему таким прекрасным, и он собрался ему об этом сказать, и понял, что собрался-то по-шведски, и Ференс его не поймет, а как еще сказать - забыл, и вместо этого снова потянул к себе поцеловать, и, тяжело дыша, смотрел на него во все глаза, как на чудо какое, и то, что Ференс не очень с ним сейчас церемонился, было вот самое оно, и хотелось еще, и он знал, что будет еще, и
- Давай, шэре.... Загони меня на небо...
В боку, где трещина, пару раз кольнуло - ну так, дежурно.

+2

53

Что он говорил, почему так говорил, какая разница, что он говорил... Ференс не понял восклицания, и только каким-то отделом спинного мозга смог установить простую логическую цепочку: акцент — другой язык. Но Андерш мог говорить хоть на суахили, это не изменило бы ровным счётом ничего, потому что Ференс слушал интонации. Он с ума сходил вот именно поэтому интонации, когда любовник даёт понять, что он всё делает правильно, так, как надо, как хочется. Само слово «любовник» вызывало глупое хихиканье на подкорке, оно не отображало ровным счётом ничего.

Небо. Небо, чёрт возьми. Приветствуем вас на борту нашего авиалайнера, пристегните ремни...

Ференс чуть не взвыл, до такой степени голодно отозвался этот ласковый голос. А прибедняться было самой тупой привычкой во все времена. Ему сейчас было до одури хорошо, он старался не слишком разгоняться, но это получалось из рук вон плохо, потому что хочется его просто... сожрать. Другой аналогии не придумывалось. И Ференс жрал. Как с голодухи. Очумело вдалбливался, то наклоняясь ниже, то чуть отстраняясь. Выбирая и пробуя. В конце концов просто привстал на колени, подхватил Андерша под задницу, приподнимая и стискивая со всей дури, разобрался, что это, кажется, именно то, потому что у него начал судорожно дёргаться член от каждого толчка.

— Держись, — посоветовал он, сморгнул крупную каплю пота. С оттяжкой трахал, жадными рывками в тесную жаркую задницу, свихивался от того, какой же он офигительно отзывчивый и щедрый. Снова отпустил, навалившись так, чтобы его член тёрся об живот. В голове было абсолютно пусто, блаженно пусто и хорошо. Раньше такое случалось только по хорошему приходу, сейчас — ну чудо, с непотревоженными венами улететь. Он жадно широко лизнул его в шею, ровно посередине, по горлу, застонал, уткнувшись лицом в одуряюще пахнущую кожу. Как мало нужно для счастья.

+1

54

Мысли, закрутившись, бодро унеслись как вода в водосток, остались голые эмоции, и удержать их в себе было непросто, учитывая что шеф Энстрём не особенно-то и старался. Добрая часть, правда, была на шведском. И Herre Gud, господибожемой, этот мужик вытворял такое, что искры из глаз сыпались, и глубокие хриплые стоны, которые поначалу срывались с губ Андерша, превратились под конец в какое-то совершенно неприличное подвывание, а там и вовсе в дамские ахи-охи хорошим баритоном, но это было пофиг, его в конце концов ебут, а не в консерваторию прослушивают.
А потом и это - смыло, остались - ощущения, острые до боли, горячие как угли. Ухватив покрепче перекладину изголовья, он выгибался, подставляясь под удары, подаваясь навстречу, пока этот славный хулиган-забияка раздалбывал членом его задницу, и да, у него тоже был не маленький, если уж на то пошло. Пару раз, приоткрыв глаза, он видел его лицо в полутьме - бешено, блаженно-сосредоточенное, и завиток волос прилип к мокрому лбу, и коротким щелчком проскочила в голове мысль, что происходит с ними двумя что-то важное. Промелькнула - и пропала, потому что... огосподи-дааа!
Долгое влажное прикосновение заставило сладко вздрогнуть. Вообще-то он уже скользил почти на грани, но эта передышка обрадовала его.  Андерш отпустил перекладину и прижал Мэла к себе одной рукой. Влажная кожа заскользила под ладонью, он повернул голову и поцеловал его куда достал - в скулу. Ресницы Мэла щекотали шею, оба тяжело дышали, за стенкой включили телевикторину. Идеально. Идеально.

Отредактировано Андерш Энстрём (2016-08-10 18:29:58)

0

55

Отзывчивость бывает разная. Такую Ференс пробовал едва ли не в первый раз. Да ладно, ему просто было бессовестно хорошо, и половина удовольствия заключалась в том, что Андерш не брыкался, не шипел о том, как его ненавидит и, кажется, собирался успеть первым! И ведь успел же! Ференс несолидно всхлипнул и зажмурился до радужных кругов, как будто кто-то в попытке привлечь его на сторону ЛГБТ со всей дури мотылял у него перед носом клятым радужным флагом. Чего там привлекать-то, куда уж глубже. Ференс со всей дури вжался в Андерша, забыв напрочь про объединявшие их покалеченные рёбра. Этот мужик просто выжимал из него оргазм, с каждой его судорогой Ференс едва не подвывал.

— Если я сейчас сдохну, я сдохну счастливым.

Комплименты Ференс не очень умел говорить, поэтому предпочитал заниматься какой-то кретинской животной вознёй. Во всяком случае, когда выяснил, что шестой или седьмой раз целует его в шею, время от времени порываясь прихватить губами за мочку уха, от чего по зубам звякает серьга, он не смутился, а только искренне добавил:

— Я бы тебя съел.

По мнению Ференса это был лучший комплимент для повара. Да, или нет? Так или иначе, он умудрился сползти на бок и устроиться рядом, не прекращая своих поползновений. Если бы Андерша можно было упаковать в карман и унести с собой, Ференс его даже и спрашивать бы не стал — у него случился достаточно редкий припадок безоблачного счастья, которое в отсутствии наркоты в крови было чем-то уж совсем из ряда вон выходящим.

/офф: за задержку дико извиняюсь, готов ждать ответа вечно/

+1


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 5.08.2013 - Под крылышком зеленого змия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC