За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 12.08.2013. Следствие ведут не знатоки


12.08.2013. Следствие ведут не знатоки

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

Время и дата: 12.08.13, вечер, после событий тут
Место: Квартира Каико, потом - где-то в городе
Участники: Ичиго Рин Каико, Ян Венстра, Андерш Энстрём
Краткое описание: Пропал мальчик зовут Дядя Фёдор, рост метр двадцать..., и пропажу надо найти.

Отредактировано Ян Венстра (2016-06-03 17:27:30)

+1

2

Наверное, после вчерашнего ему следовало бы отлежаться. Побыть немного дома, никуда не выходя, и как следует восстановиться. И уж точно, пожалуй, не стоило пока снова выходить из дома в сумерках, раз темнота так неудержимо влекла к нему разные неприятности. Это было бы попросту разумно.
Но Ян... чувствовал себя странно в последнее время. Он чувствовал, что внешний мир, старательно им отчуждаемый, так и норовит теперь захватить его, интегрировать его в себя. Он чувствовал, как ускоряется и наполняется его жизнь, до приезда в этот город протекавшая так пусто и медленно. События и люди, одинаково странные для тихого домашнего мальчика (без учёта, конечно, криминальной истории этого "домашнего мальчика"), каким он был раньше, поочерёдно брали его за руку и куда-то вели. Куда и зачем - этого он не знал.
И всё это - он не мог не заметить - вело к тому, что глубоко внутри у него начинались непонятные, незримые пока перемены.

Весь день после пробуждения его мысли так или иначе возвращались к человеку, встреченному им вчера. Он вспоминал руку, протянутую ему в помощь, и вспоминал сочувствие, звучавшее в чужом голосе. Мысли эти, путём несложных ассоциаций, мало-помалу перетекли к Рину, про которого Ян не мог думать без теплоты и грусти. И если вчерашние события легли ещё только на простенький карандашный набросок, завершать который у Яна не было пока сил, то портрет Рина был закончен уже пару дней как. Ян вытащил этот портрет из ящика своего стола и долго на него смотрел: рыжий мальчик был изображён там в образе Бальдра, от которого в заполненный кошмарами мир (внимательный глаз мог различить среди чёрного месива искажённых безумием лиц холёный силуэт доктора Хакела) исходили лучи света. Рисунок вызывал у Яна ещё одно непривычное ощущение: он вдруг понял, что очень хочет Рина увидеть. Желательно, как можно скорее. Он... кажется, он действительно скучал по нему, и это было тем удивительнее, что раньше за собой Ян подобных привязанностей не замечал.
Тут, надо сказать, он столкнулся с некоторой проблемой: оказалось, что ему не знаком протокол поведения для подобных ситуаций. Что же делают нормальные люди, когда им хочется увидеться с кем-то конкретным? Наверное, зовут их погулять? Но как это делается? И чем принято заниматься во время таких прогулок? А если Рин окажется занят или просто не захочет гулять? Да и это солнце, которое делало буквально каждый выход на улицу для Яна с его белой кожей и с его здоровьем похожим на пытку...
Как ходят в гости, Ян тоже не знал. Это простейшее действие казалось ему с непривычки очень сложным. Рин, вроде бы, даже приглашал его, и адрес называл, но... неужели можно просто так взять - и придти к кому-то?
В результате Ян достиг с собой некого компромисса. Вечером он снова выскользнул из дома - благо, Пауль за ним особо и не следил, когда не нуждался в нём в клинике - и отправился бродить по улицам, не в силах сидеть взаперти, наедине со своими новыми переживаниями. Рисунок он взял с собой. Ещё неделю назад Ян не стал бы этот рисунок даже показывать Рину, но теперь ему отчего-то захотелось преподнести его ему в подарок: если тому не понравится и он вернёт портрет - ничего страшного. По крайней мере, тогда Яну удастся на него посмотреть, а на большее он и не рассчитывал.

Окольными путями подойдя к дому Рина, Ян прижал к себе папку с рисунками - сгибать портрет и класть его в карман казалось почти кощунственным - и засомневался в своей идее снова. Взял телефон, набрал номер Рина, который тот тоже дал ему сам. Неуверенно, будто сам себе удивляясь, сказал в трубку:
- Мм. Рин? Привет?
И сразу добавил, не давая себе времени передумать:
- Если ты дома сейчас... можно, я зайду к тебе? Я бы хотел тебе... отдать подарок.

Отредактировано Ян Венстра (2016-03-24 19:53:30)

+1

3

Рин весело болтал ногами, листая журнал на кровати. Его волосы были еще мокрыми после душа, да и одет он был в легкую футболку и домашние шорты. На щеках еще оставался легкий румянец, а глаза счастливо блестели. Все произошедшее было интересным для его пытливого ума, к тому же это был новый опыт, и довольно приятный опыт.
Когда телефон зазвонил, парнишка ответил на звонок, подумав, что это Никт. Но голос Яна тоже был воспринят очень даже радостно. Он не видел этого человека с того самого дня, как ушел из клиники Хакела. И даже вспоминал о нем пару раз, но Рина постоянно что-то отвлекало, и он так и не позвонил. И теперь был очень рад его слышать.
- Придешь? Сейчас? Да, конечно приходи! Я дома.
Он уже соскочил с кровати, слегка поморщившись, и пошел на кухню, ставить чайник. В холодильнике были пирожные, на столе как всегда стояла вазочка с конфетами. А с верхней полки нужно было достать печенье, а то закончилось в вазочке. Рин любил гостей. И сладкое он тоже любил. Потому всегда радовался гостям, и с удовольствием поил их чаем, ведь это лишний повод поесть сладкого. Не то, чтобы ему запрещали, но ведь куда веселее это делать с друзьями.
- Подарок? Какой подарок? Ян, ты мне хочешь что-то подарить?! Я люблю подарки. – Рин как всегда болтал без умолку, даже по телефону. – А ты когда придешь? Ты далеко? Я тоже хочу тебе что-нибудь подарить. Что же придумать… Надо посмотреть в комнате… Приходи скорей, чайник почти закипел. А ты пирожные любишь с вишенкой или с клубничкой?
В трубке можно было услышать, как тихо позвякивает посуда, рыжик уже вовсю расставлял чашки на стол. Достал из холодильника пирожные, поставил на стол и достал ложечки, раскладывая возле чашек. Потом полез в шкафчик, выбирая чай.
- Ты какой чай любишь? Есть зеленый, черный, с травами, и белый. Белый вкусный, его маме откуда-то привезли… Я не помню уже. И с травами вкусный. А ты чай с сахаром пьешь? Так ты далеко?
Рассматривая коробочки с чаем, он все же заткнулся, заметив на верхней полке зефир. Потянулся за ним, но достать не смог, потому пришлось идти за стулом. Это дало немного времени Яну, чтобы попытаться ответить хоть на один из потока вопросов, вываленных на него рыжим другом. Достав, наконец, заветную коробку, Рин радостно улыбнулся и взялся за ручку шкафа, чтобы его закрыть.  Металлическая ручка пропустила через себя легкий заряд, мальчишка одернул руку и пошатнулся и, тихо ойкнув, с грохотом  свалился со стула. Телефон тоже коротнуло, да и он отлетел в сторону. Рин сидел на полу и потирал ушибленный локоть и попу.
- Ну, хотя бы зефир не пострадал. – заключил мальчишка, поднимаясь и отправляя коробку на стол.

0

4

Ян выдохнул с долей облегчения, когда всё-таки получил от Рина приглашение войти: удивительное дело, но пока что план "позвонить и зайти", кажется, вполне себе работал - уже неплохо. Он шагнул к подъезду.
- Хорошо, тогда я...
И тут его с того конца трубки чуть не снесло волной вопросов. Вообще говоря, с Рином это было, пожалуй, ожидаемо, но Ян за то время, пока они не виделись, успел уже отвыкнуть от такой плотности и скорости словесного потока - да и не то чтобы у него вообще было время привыкнуть. Протоколов поведения для общения с Рином тоже не существовало - Ян замешкался, не зная, на какой именно вопрос ему отвечать и в какой последовательности, и остановил своё продвижение к дому, растерянно моргая. Выражение его лица в этот момент можно было, наверное, описать со стороны как "ваш запрос обрабатывается, пожалуйста, подождите, это может занять несколько минут".
- Я... я недалеко, - наконец выдал он несколько заторможенно, уловив паузу в репликах Рина. Что он спрашивал, помимо этого? Что-то про чай, про какие-то пирожные... - Ничего не надо, я только отдать подарок, ненадолго, не...
Он хотел сказать "не стоит беспокоиться", но тут в трубке и вовсе что-то непонятное началось: звуки были такие, как будто Рин откуда-то упал, а потом телефон драматически захрипел - и резко прервал звонок. Ян ошарашенно уставился на трубку.
Да что там случилось?
Он нахмурился, волнуясь за того, кто искренне называл его своим другом. Попытался перезвонить - абонент оказался недоступен. Зато, во всяком случае, это мигом вытрясло из Яна стеснительность - он вбежал в подъезд, и бросился бы по лестнице пешком, если бы не тот факт, что жил Рин на девятом этаже, а физкультура для Яна была ну просто крайне не полезна: если там, в самом деле, требовалась его помощь, то он должен был в состоянии её оказать.
Пока он ехал в лифте наверх, он нервно заламывал пальцы и мысленно поторапливал механизм ехать быстрее. Благо, хотя бы времени на поиски нужной квартиры тратить не пришлось - она попалась Яну почти сразу при выходе на этаж. Но ту ли он квартиру вообще запомнил? Тот ли дом?..
Снова схватив приступ нерешительности, он позвонил в нужную дверь, неловко топчась на месте от беспокойства.

Отредактировано Ян Венстра (2016-03-24 23:24:36)

+1

5

Подняв и поставив стул на место, Рин открыл коробку с зефиром и разложил его на небольшую тарелку. Вспомнив про телефон, он подобрал его и посмотрел на экранчик. Тот был выключен. Вздохнув, парень попытался включить мобильник, но он не реагировал. Расстроенный, Рин потряс мобильный, как будто это могло помочь, потом стал открывать крышку, проверить батарею.
Робкий звонок в дверь отвлек Ичиго от увлекательного занятия, и тот бросился открывать, вспомнив, что он вообще-то гостей ждет.  Встретив Яна радостной сияющей улыбкой, он пропустил его в квартиру.
- Привет! Проходи, чай уже готов. Прости, я тут немного с табуретки упал, и кажется сломал телефон. – Рин хихикнул и смущенно показал разобранный таки телефон. – Но ты проходи. Там конфеты есть, и зефир, и пироженки.
Поймав Яна за руку, рыжик потащил его на кухню, где уже все было готово для приема гостей. Только чай оставалось заварить. Достав с полки первую попавшуюся коробочку, сыпанул в заварник и залил кипятком. Обратно на полку отправился тот самый белый чай, который откуда-то там привезли матери. Рин на это не обратил внимания, уже вовсю жуя конфету, которую стянул из вазочки.
- Я так рад, что ты пришел! Как твои дела? Доктор Хакел себя хорошо чувствует? А мы с друзьями в дельфинарий ходили. Всем классом! Там было так здорово. Ты ешь конфеты, они вкусные. Чай сейчас заварится. Тебе сколько сахара положить?
Кухня была уютной, оформленной в теплых приятных тонах. Светлой и приветливой. Было видно, что хозяева улыбчивые и теплые люди, хотя по Рину это было заметно и невооруженным глазом, даже если бы все вокруг было в черных тонах. Улыбчивый, с блестящими озорством глазами, он как всегда сиял и распространял вокруг себя ауру позитива и счастья.
Рин суетился рядом, усадив Яна за стол. Рыжие волосы уже подсохли, и теперь падали на плечи, чуть прикрывая лопатки. Если не замечать, что он иногда слегка морщится, и не скажешь, что еще совсем недавно это чудо свалилось с табурета с таким грохотом, будто собралось своей рыжей головушкой проломить пол к соседям. Он и правда был искренне рад другу. Ян не часто баловал его своим присутствием. Да что там, он вообще впервые сегодня позвонил, и пришел в гости.
- Почему ты раньше не заходил? Тебя так сильно нагружают? Ты наверное помогаешь доктору Хакелу. Это конечно, замечательно, но тебе нужно не забывать, что детство бывает только раз в жизни, и не стоит этим пренебрегать. Так мой папа всегда говорит. Так что приходи чаще, мы будем вместе проживать свое детство! – он светло улыбнулся парню, взяв чайничек и разливая пахучий напиток в чашки.

0

6

С табуретки упал?.. Так вот что это был за грохот. Ян перевёл дыхание: воображение его, привыкшее рисовать всё в мрачных тонах, успело подкинуть ему множество куда более зловещих вариантов. Хорошо, что в итоге ни один из этих вариантов не оказался правдой.
- Ты не ушибся?
Спрашивал он не только из участия - Ян предполагал, что, если Рин, упав с табуретки, умудрился себе что-нибудь расшибить, что он может попробовать тут помочь: в конце концов, он уже пробовал на себе избавляться от кровоподтёков при помощи своей силы. Правда, он не пробовал убирать синяки там, где их не было видно - только на лице, где это было проще всего. Его больше не беспокоила перспектива раскрытия своей силы перед Рином - он-то о его способностях (правда, только предполагаемых Паулем) уже знал. И Рин дарил ему свою дружбу, и пригласил его в свой дом... в картине мира Яна это означало, что он теперь Рину должен сделать что-нибудь столь же значительное в ответ. Или, по крайней мере, отдавать долг постепенно, хотя бы маленькими порциями.
А Рин уже протащил его внутрь квартиры, и Ян даже сказать ничего толком не успел. Оно и к лучшему - а то так и мялся бы на пороге.
Его усадили за стол, огорошили свежим наплывом вопросов и облучили ударной дозой дружелюбия. Ян сидел, по-прежнему прижимая к себе папку, о которой пока и думать и забыл - и чувствовал, что тоже начинает улыбаться. Всё-таки с Рином было хорошо находиться рядом - это было похоже на солнечный день после долгой тёмной зимы.
Ян, в своей серой водолазке, со своими белыми волосами и со своей тихой робостью посреди этой светлой кухни напоминал тонкий осколок мартовской льдинки, попавшей под активные солнечные лучи.
Ему нравилось тихое ощущение умиротворения, разливавшееся от всего этого внутри.
- Да, доктор чувствует себя хорошо. Я... тоже, наверное. Три ложки, если тебе не сложно.
Он потянулся за предложенной конфетой, достаточно осмелев для того, чтобы пробовать угощения. Но так конфету и не развернул: Рин вдруг заговорил о детстве, и Ян вскинул на него странный, непонимающий взгляд, оставив конфету лежать на столе.
Он смотрел на Рина - сияющего, беспечного - и думал о том, что их разделяют даже не три года разницы. Их разделяла целая жизнь. Бесконечная пропасть между цветущими летними пастбищами и темнотой городских трущоб, в которых обитали кошмары.
Его детство кончилось лет в одиннадцать - да и до этого было не слишком на это самое детство похоже. А детство Рина... может быть, при определённом везении, они могло бы продолжаться хоть всю жизнь.
Но имело ли это значение? Здесь было хорошо. И ему разрешили приходить чаще.
- Хорошо, - прошелестел он, наклонив голову. - Я буду приходить. Спасибо за приглашение.
Он вынул из папки портрет, который хотел преподнести, и протянул его Рину:
- Вот... подарок. Если не понравится, я заберу, попробую нарисовать новый.

0

7

Часы мерно тикали на полке между баночкой с печеньем и вазочкой с декоративными цветами. Рин улыбался своим мыслям, отсыпая три ложки сахара в чашку с рисунком веселого мишки с букетом цветов.  Себе он положил столько же, потом подумал и положил еще одну ложечку, неполную. Перемешав сахар в обоих чашках, позволяя ему раствориться, рыжик задумался. Непривычные несколько минут тишины в компании этого создания, дали возможность Яну сказать то, за чем он, собственно, и пришел. Поставив чашки на стол, одну перед Яном, вторую рядом с собой, парнишка удивленно смотрел на подарок.
Взяв в руки рисунок, Рин скользил взглядом по линиям, рассматривал каждый штрих, охватывал взглядом картину в целом. Ему никто еще не дарил таких подарков. Не понравится… Да как подобное может не понравиться? Подавшись вперед, рыжик крепко обнял друга и поцеловал его в щеку. Но, смутившись внезапному порыву и ощущению трепетного счастья внутри, отстранился, отводя взгляд и снова глядя на рисунок в руках.
- Спасибо… Мне нравится… Очень. – Рин поспешно вышел из комнаты, отправляясь к себе.
Он бережно и аккуратно поставил ровный прямоугольник бумаги на полку над своей кроватью, устраивая его между игрушками, фигурками и аккуратными ровными рядами манги. Полюбовавшись на получившуюся картину, удовлетворенно кивнул и улыбнулся. Он уже немного успокоился, в его душе эмоции сменялись безумным калейдоскопом, казалось, ни на мгновение не останавливаясь, постоянно циркулируя внутри вместе с кровью. Потому, вернувшись к Яну, рыжик уже выглядел как обычно. Улыбка не сходила с его лица, подарок ему очень понравился. Не зная, чем порадовать друга в ответ, Рин снял один из браслетов, которые постоянно таскал на запястьях, и протянул ему. Сплетенные вместе три серебристых цепочки, украшенные голубой лентой, от которых отделялись и свободно свисали несколько птичек, ключик, замочек, крылышки… Обычное украшение, какие любят таскать подростки, особенно склада характера Рина. Разве что выглядит не так дешево, как простые безделушки, но и действительно дорогим его назвать сложно.
- Ты мой самый лучший друг, Ян!– улыбнулся он, застегивая браслет на руке парня. – Он принесет тебе удачу. Как приносил мне.
Рин без сожаления расставался с любимой вещью. И действительно считал парня напротив, другом. Лучшим. Ведь Никт… Он всегда был больше, чем друг. С детства Рин считал его почти братом. А теперь и подавно. Улыбнувшись про себя, рыжик поднял сияющие глаза на Яна.
- Давай пить чай, а то он так совсем остынет. Угощайся. – пододвинул ему пирожные, сам обхватывая ладошками чашку, словно греясь об нее, сделал глоток. – Скоро Никт придет. Вместе с Феликсом. Я тебя познакомлю. Феликс такой замечательный! Тебе точно понравится.

+1

8

Только что Ян воплощал собой задумчивую меланхолию и походил на скорбную тень - и тут Рин снова с лёгкостью его из этого состояния выбил своей непосредственностью. Глаза Яна изумлённо расширились: он не ожидал, конечно, ни объятия, ни, тем более, поцелуя. Он замер, ошеломлённый такой бурной реакцией на свой подарок, но робко обнял Рина в ответ, чувствуя, как передаётся ему его радость.
Растерянный и польщённый, он коснулся своей щеки в месте поцелуя, будто не до конца понимая, что это сейчас было, и остался на месте, пока Рин уходил с рисунком куда-то к себе.
Затем он улыбнулся. В груди было тепло и легко.
"Если Пауль снова решит проверять его способности, как тогда, и если вздумает причинить ему вред... Я не позволю ему. Больше нет. Никогда. И не только Паулю... никому."
И Яном было принято некое решение. Он всегда сложно сходился с людьми - но его преданность, если он кому решался довериться, могла бы поразить своей глубиной и своей внезапностью. Если он привязывался к кому-то - то, возможно, делал это и не слишком обоснованно и рационально, зато - накрепко.
В этот момент Рин для Яна, сам того не зная, встал где-то наравне с Вэлом, с Огненным Божеством, за которого Ян готов был отдать жизнь. Или, если уж на то пошло - отнять чужую: у него были своеобразные представления о дружбе и верности.
Когда Рин вернулся и вручил ему браслет, это только укрепило Яна в его решении окончательно. Он взглянул на браслет, улыбнулся Рину в ответ и прижал руку с браслетом другой рукой к груди, на мгновение по-настоящему расцветая, как подснежник.
- Спасибо...
Он принялся за чай и пирожные - уже бодрее, чем несколькими минутами ранее. Его даже почти не огорчило известие о том, что кто-то ещё собирался придти и нарушить их идиллию своим вторжением. Ну, почти: для него всё-таки больше двух человек в компании было уже слишком много.

+1

9

Рин весело болтал. Что-то спрашивал, рассказывал о чем-то своем, болтал ногами и подливал чая, в чашку Яну. Ему нравилось быть рядом с ним. Он был таким спокойным, просто удивительно для самого Рина. В рыжем жизнь бурлила и переливалась, плескалась, казалось, у самой маковки и готова была выплеснуться на остальных. Но с Яном было спокойно.  Он был взрослым. Это чувствовалось, даже не смотря на внешность и некоторую зажатость парня. Сейчас он казался Рину сильным и надежным. И от этого хотелось быть к нему еще ближе.
Никт его баловал. Всегда баловал и оберегал. Раньше это чувствовалось особенно. Но эти два года врозь многое изменили. Изменили Рина, и самого Никта. Теперь у него есть обязанности семьи. Они всегда были, но рядом с Нии-чаном это не замечалось. А теперь… Рин продолжал цепляться за детство, продолжал жить полной жизнью и не замечать… Но все изменилось.
А вот рядом с Яном он снова почувствовал то спокойствие и защищенность, как когда-то в детстве. И это приводило в восторг, заставляло тянуться к нему. Опасность? Какая может быть опасность, когда рядом его друг? Нет, в его мире не бывает опасностей. Его мир наполнен теплом, солнцем и друзьями. С которыми легко и безопасно.
Передавая ему очередную конфету, Рин скользнул кончиками пальцев по руке парня. Как всегда приподнятое настроение было сейчас на пике, чему способствовали некоторые факторы, и Ян в числе них. Рыжий балансировал на грани некоторой эйфории от общения с ним. И это не замедлило отразиться на окружающем. Легкие искорки с неслышным для человеческого уха потянулись к открытой коже, не больно, но ощутимо встряхивая руки обоих. Одернув руку, Рин посмотрел на друга. Потом виновато улыбнулся.
- Наверное, статическое электричество. – он слегка смутился, задумавшись, где успел нахвататься. В голову ничего не приходило. – Вот так и телефон я тоже уронил. И с табурета из-за него упал…
Несколько неловко рассмеявшись, Рин поймал ускользающую мысль. Телефон. А ведь и правда, его телефон теперь не работал. И Никт не сможет ему теперь позвонить. Да и он сам… Нахмурившись, рыжик взял в руки разобранный телефон и посмотрел на него. Перевел задумчивый взгляд на часы на полочке.
- Он не сможет позвонить… Как же так…
Собрав части, Рин защелкнул крышечку и попытался включить аппарат. Тот включаться отказывался. Он снова и снова давил на кнопку, но дисплей так и остался пустым и темным. За окном тоже заметно стемнело. Беспокойство внутри зашевелилось, поднимая голову. Рин беспомощно посмотрел на друга, все еще машинально пытаясь реанимировать телефон в своей руке, и не понимаю, почему тот отказывается работать.

0

10

Ян откровенно грелся, словно Снегурочка, решившая ради разнообразия не таять по весне, а приспосабливаться к новому миру. Он не знал, пользовался ли Рин сейчас своей способностью - если Пауль эту способность вообще правильно угадал - но это было и не важно.
Он удивлённо вздрогнул, когда по руке пробежала от пальцев Рина искра. Только что никакого статического электричества не было и в помине, но, возможно, Рин где-то успел схватиться за шерсть или ещё там за что с эффектом накопления, мало ли.
Потом Рин что-то вспомнил - и загрустил. Ян молча наблюдал за ним, поняв только, что звонок, который не поступит теперь на сломанный телефон, должен был быть очень для Рина важным.
- Если ты помнишь номер... может, позвонишь с моего?
С этими словами Ян протянул ему свой телефон: он без малейших сомнений хоть навсегда бы его отдал, лишь бы Рин перестал расстраиваться. Беспомощный взгляд друга Яна беспокоил: ему хотелось как-нибудь его утешить или, лучше, просто исправить ситуацию, которая была для такого взгляда причиной - но он не особо знал, как сделать хотя бы что-то из этого.

0

11

Рин расстроился. С ним творилось что-то странное. Хотя ничего необычного за собой он не чувствовал. Приподнятое настроение, радостное возбуждение. Это для него обычные  ощущения. Разве что сейчас они чуть выше нормы. Но и этому есть несколько причин. Но все же что-то было не так.
Предложенный Яном выход, заставил рыжика тепло улыбнуться. Как хорошо иметь друзей. Они всегда выручат в трудную минуту и поддержат, когда это необходимо. Так как и натолкнуть, пусть и случайно, на хорошую мысль.
- Я могу позвонить с домашнего. Спасибо, Ян. – рыжик снова был веселым, он нашел решение проблемы, потому поводов грустить не было больше.
Подлив другу чаю и пододвинув вкусности, он отправился в коридор, чтобы взять трубку домашнего телефона. Набирая номер Никта, Рин вернулся на кухню и сел на свой стул. Гудки, долгие гудки, бесконечно долгие. Рыжик обеспокоенно посмотрел на Яна. Сбросив звонок, он опустил руку  и растерянно посмотрел на телефон.
- Может, он занят и не услышал? Перезвоню позже, или он позвонит…
Отложив трубку на стол, Рин пододвинул к себе чашку с недопитым чаем. Взял конфету, разворачивая ее, повертел в руках. Потом тряхнул головой и снова улыбнулся. Чего бы ему переживать, Никт не маленький, да и у него дела могут быть. Обещал позвонить, как освободится. Вот и переживать не стоит.
Настроение вернулось к обычному приподнятому, рыжик улыбнулся. Отправив все же конфету в рот, он стал складывать из фантика самолетик.
- Доктор Хакел больше не собирается исследовать мою способность? Наверное, она совсем бесполезная. Жалко, ну да ладно. – он тряхнул рыжими волосами и рассмеялся. – Я читал тут про эти самые… эндорфины. Как-то все неоднозначно.
Слова доктора про возможную способность Рина, не давали ему покоя. Он перебрал всю информацию по этой части, какую только смог найти. Но понятнее не стало. Что он умеет? Заряжать людей позитивом? Дарить радость? Так называемый гормон счастья снижал боль, помогал справляться со стрессом. Многие ошибочно считали, что он вызывает эйфорию, хотя влияние эндорфина на этот процесс не так уж и велик. В общем, для самого Рина было это все пока слишком сложно. И он не до конца понимал, чем вообще может помогать людям с такой вот способностью. Но разобраться хотелось.

0

12

Его телефон Рину всё-таки не понадобился, и Ян убрал его обратно в карман. Рин позвонил с домашнего - но, видимо, результатов всё равно не получил. Ян продолжал фиксировать волнение, отражавшееся на лице друга, и мельком пожалел, что он сам не выделяет эндорфины или что-то похожее, чтобы можно было успокоить Рина простым внешним воздействием.
- А кто должен позвонить? - спросил он всё ещё робко, не будучи уверенным, что это его дело. - Тот, кто должен придти сейчас?
Вроде бы, про Никта Рин даже рассказывал что-то, и про Феликса тоже, потому что имена звучали смутно знакомыми - да только поди теперь вспомни: Яну было стыдно за это, но извечный щебет Рина он мало воспринимал в информативном смысле, только впитывал в себя интонации и чужую радость, чтобы потом перебирать их в памяти, как блестящие диковинные безделушки. Впредь, подумалось ему, надо бы внимательнее относиться к его словам. Раз уж они друзья. У него ведь теперь даже браслет был.
- Доктор Хакел... - смена темы оказалась довольно неожиданной, хотя Ян и начинал понемногу привыкать к тому, как легко Рин может перескакивать с одной мысли на другую. - Я не знаю. Он не говорит мне ничего о тебе, и о других его исследованиях я почти не знаю. Но мне кажется, что он про тебя не забыл... и не забудет. Твоя способность очень интересная, я думаю, - он поколебался, но затем улыбнулся стеснительно и предложил: - А хочешь, я покажу тебе свою?

0

13

Рин то и дело поглядывал на телефон, словно ожидая, что тот вот-вот зазвонит. Но он молчал. Отвлекшись на разговор с Яном, рыжик зажевал еще одну конфету.
- Да, Никт... обещал зайти позже. Ему нужно было купить еды для Феликса. Но до магазина не так далеко, должен был бы уже вернуться… - в пальцах замелькала еще одна конфета, пока что не развернутая. - Он живет парой этажей ниже. Мы с детского сада дружим.
Дружат. Почти братья. А теперь еще ближе… Рин улыбнулся воспоминаниям, слегка краснея, почесал нос и отправил в рот конфету. Настроение снова поднялось, думать о друзьях Ичиго нравилось. А Никт был особенным. Он всегда был не таким как все для рыжего, но теперь Рин понял всю полноту особенности Шу для него лично.
Перемена темы отвлекла Рина от мыслей о Никте. Значит, доктору Хакелу не так уж и интересна способность Ичиго. Ну да, ведь ничего особенного с практической точки зрения, она не представляла. Ну да и ладно, самого парня это нисколько не огорчало. Какая бы она не была, его способность, она у него была, и отличала от других. Это было интересно и волнующе. Он сам разберется с этим, и сам поймет, как использовать ее с пользой.
- Свою? У тебя тоже есть способность? – глаза Рина буквально заблестели интересом, он даже конфету отложил и подался ближе к Яну. – Покажи, если это можно, конечно.
Ичиго помнил слова Никта, и понимал, что такое каждому встречному не рассказывают. И тем более не показывают. Ян сделал для него исключение, и это было приятно и волнующе. Парень даже забыл на время и о докторе, и о задерживающемся Никте.

0

14

Когда Рин говорил о Никте, сердце его начинало биться быстрее. Это был простой и ни к чему не обязывающий, но, тем не менее, факт. Так что лёгкий румянец, покрывший щёки Рина, выдавал его куда меньше, чем его пульс.
Ян не слишком разбирался в человеческих взаимоотношениях: его картина мира во многом была искривлённой. Но интуитивно, как человек, ко всему вокруг себя очень внимательно прислушивающийся и присматривающийся - словно холст, впитывавший в себя и краски, и даже сам окружающий воздух - интуитивно он понимал, что это значит. Для него лично, в частности, это означало следующее: если он хотел видеть Рина счастливым (а он хотел, потому что тогда ему становилось легче и самому), то Никта, кем бы он ни был, тоже стоило беречь по мере сил - тот был важен.
- Вот как, - сказал он, и кивнул, будто джинн, составлявший список тех, о ком должен позаботиться во имя блага хозяина волшебной лампы. Так в зоне риска оказалась ещё одна персона. - Понятно... Но ты не волнуйся. Может быть, он где-то задержался?
И затем Рин разрешил ему показать свою силу. Глаза Яна тоже радостно блеснули в ответ. Он ужасно хотел ещё кому-нибудь довериться - как вчера доверился тому человеку, для которого устроил своё представление.
Он не собирался, конечно, демонстрировать способность на самом Рине. Выскользнув из-за стола, Ян обошёл Рина, чтобы взять с подставки примеченный им кухонный ножик - смыкая пальцы на рукояти, он вопросительно оглянулся на Рина, как бы спрашивая разрешения. Пугать новоприобретённого друга так же не входило в его намерения, и потому он только слегка уколол себе указательный палец вместо того, чтобы делать глубокий порез.
Капля крови, сорвавшаяся было с пальца, не долетела до пола - Ян сосредоточился, и эта капля, заложив вираж в такт жесту его руки, упала на стол перед Рином, после чего расцвела там крохотным алым цветком с заострёнными лепестками - и мгновенно высохла. Наверное, оставлять такие следы было не слишком вежливо по отношению к родителям Рина, но Яну хотелось оставить ему что-то на память, кроме портрета.
- Вот...

0

15

Задержался. Да, наверное. Такое тоже может быть. Или отвлекли. Рин вот часто отвлекается. И Никт наверное отвлекся. Может кота кормит. Или с Альдо разговаривает. Нужно как-нибудь пригласить его к себе с ночевкой. Болтать до утра, трескать чипсы и конфеты и делиться мечтами, как раньше. Или… Рыжий тряхнул головой, но улыбку согнать с лица так и не смог.
Хотя действия Яна заставили его слегка напрячься. Зачем ему нож?  Он будет как в фильмах, резать себя и залечивать? Это классная способность, уметь залечить свои раны. Интересно, а чужие он тоже может залечивать? Но спросить Рин не успел. Завороженно наблюдая за каплей, он с восторгом следил, как на его столе распускается цветок. Осторожно, словно боясь спугнуть волшебство, парнишка выдохну.
- Здорово…
Это и правда было здорово. Казалось почти волшебным. Ему так никогда не сделать. Да и что он может со своими эндорфинами? Поднять настроение окружающим. Но и то, если научиться контролировать способность. А  как этому учиться? И на ком? Сам Рин  90% времени своего бодрствования веселый и радостный. А ставить эксперименты над друзьями… это казалось рыжику слишком неправильным. Вздохнув, он посмотрел на Яна.
- А его трогать можно? – он снова посмотрел на цветок.
Вообще как сын медиков, Рин знал, что кровь довольно заразная вещь. Но ведь это кровь друга. А ему Ичиго верил. И хотел сохранить эту частичку, словно бы это было материальное подтверждение доверия. Если этот хрупкий на вид цветок можно будет перенести в комнату, то Рин будет хранить его как дорогое сокровище.
- Удивительная способность. И ты можешь делать все-все, что захочешь? И кровь останавливать? Раны лечить? А болезни распознавать? – тут же завалил его вопросами, как только слегка отошел от очарования таким волшебством.

0

16

Кажется, Рину нравилось. И он определённо не был напуган - это Яна радовало. Рин вообще, кажется, не боялся по жизни совершенно ничего, и какая-то часть Яна уверена была, что это Рину до сих пор просто везло ещё укрощать встречающиеся на пути опасности.
Но в основном это бесстрашие уже почти его не удивляло. Это же Бальдр. Он несёт весну в мир. Разве может он чего-то бояться? Страх - не слишком подходящее ему чувство.
- Можно, - отозвался Ян, улыбаясь. - Трогай, конечно... он уже высох, не сотрётся так просто... И я всегда могу сделать тебе ещё один. Или не один... столько, сколько ты захочешь. У меня много крови.
Он вернулся за стол и стал пить свой чай, на редкость довольный собой и жизнью в данный конкретный момент времени. Теперь Рин знал, и ничего страшного не случилось. Он не стал просить держать это в секрете, уверенный, что Рин сам примет правильное решение относительно его тайны. Вряд ли о своей способности Рин много рассказывал посторонним.
- Всё-всё? Нет... наверное, нет. Но могу останавливать, да. Могу управлять, в теле или вне его. Раны... разве что затянуть корочкой, но не залечить. И болезни могу увидеть тоже не все, только те, которые напрямую связаны с кровеносной системой. Наверное, я смогу распознавать больше, когда буду учиться на врача, как доктор Хакел хочет.

Отредактировано Ян Венстра (2016-04-19 22:22:34)

0

17

Рин осторожно потрогал цветок пальцем. Все же, тот был очень красивым. Но слова Яна заставили рыжика нахмуриться. Внимательно посмотрев на него, он строго поджал губы, как это обычно делал его отец, когда объяснял сыну, что так делать нельзя.
- Одного хватит. Нельзя так беспечно тратить свою кровь. Ты можешь умереть! – он поднялся и подошел к парню, погладил его по волосам. – Я очень расстроюсь, если с тобой что-то случится. Так что пообещай, что никаких глупостей со своей способностью делать не будешь. Тебе нужно быть осторожным. Ты мой друг, и я не хочу тебя потерять.
В этот момент Рин жалел, что не может так же контролировать свою способность. Ему хотелось, чтобы Ян почувствовал тепло и радость, которые чувствует и сам рыжий, когда видит друга. Он хотел поделиться этой радостью. Но не умел. Как и не мог понять, как действует его умение и действует ли вообще. Может доктор Хакел вообще ошибся, и нет у Рина никаких способностей.
Все же Ян был удивительным. Как и Никт. Только немного по-другому. Улыбнувшись этой мысли, Рин снова посмотрел на телефон. Никт так и не позвонил. Немного поколебавшись, он взял телефон и стал набирать знакомый номер. Гудок. Второй. Легкий разряд уколол пальцы,  когда Ичиго коснулся металлической ручки чайника, чтобы добавить кипятка. Ощутимо вздрогнув, скорее от неожиданности, чем от боли, парень услышал тихий треск, и трубка выскользнула из пальцев, отправляясь навстречу кафельному полу кухни. Растерянно посмотрев на отлетевшую крышечку батареи на полу, Рин медленно опустился на пол и сам.
- И что это со мной весь вечер… Все роняю, все разбиваю, все током бьется… - вздохнув, он собрал телефон и посмотрел на Яна. – И Никт не отвечает. А теперь ему и позвонить некуда. Может, лучше пойти его поискать? А то, что-то я волнуюсь. Еще и телефоны все переломал.
Парень выглядел очень расстроенным, то ли из-за своего запаздывающего друга, то ли из-за мелких проблем весь вечер, или из-за обоих причин сразу.

Отредактировано Ичиго Рин Каико (2016-04-19 22:59:16)

0

18

Ян склонил голову, как любопытная птичка, с непониманием глядя на Рина. Он... сказал что-то не то? Но разве друзья не готовы на всё друг для друга? Яну казалось это совершенно естественным. Несмотря на все эти изменения, которые произошли с его жизнью за последний месяц, он всё ещё уверен был, что бесполезен для окружающих сам по себе, если только не будет стараться что-нибудь для них сделать: ему так часто говорили и намекали в детстве, что он - ошибка и лишний на свете человек, что теперь он в порывах благодарности за проявленные к нему добрые чувства готов был хоть всего себя отдать. Готов был сделать всё, чтобы только порадовать выбранного им человека - тогда, казалось ему, его будут любить ещё больше.
Он никак не мог уяснить, что некоторые вещи - например, дружба - предлагаются не как условие или награда за какие-то конкретные поступки, а просто потому, что он может быть кому-то интересен.
- Прости, - он опустил голову. - Я не хочу тебя расстраивать. Я буду осторожным, обещаю.
Правда, вот только рамки понятия "осторожность" у него и Рина наверняка различались. Но Яну действительно не хотелось огорчать своего первого в жизни друга, так что он со всей серьёзностью принял это замечание Рина к сведению: ему было волнительно и радостно от того, что кого-то, оказывается, не оставит равнодушным его смерть, если таковая случится.

Рин тем временем продолжал ломать телефоны и вздрагивать без видимой причины - наверное, снова статическое электричество. Ян,допив чай, встал из-за стола, подошёл к сидящему на полу Рину и, присев рядом, робко погладил его по плечу:
- Не переживай... Пойдём поищем, раз ты так говоришь. Можем пойти в магазин, если он там,то вы встретитесь, если нет - то спросим продавцов...

0

19

Пойти поискать Никта. Идея Рину понравилась. И, пожалуй, сам бы он давно уже пошел искать друга. Почему-то вспомнились его рассказы про Центр. И как людей ловили и отправляли туда на исследования. Как крыс подопытных. Рину очень не хотелось, чтобы Никта снова поймали и отправили в этот ужасный центр. Хотя, он вроде говорил, что теперь там работает. Не могли же они поймать собственного работника.
Особенно порадовало то, что Ян собрался идти с ним. Рыжий немного боялся выходить так поздно один. Родители не разрешали ему гулять по ночам. Но сегодня они были заняты своими делами и предупредили Рина, что не вернуться на ночь. Мальчик к такому уже привык, не маленький все таки. Потому-то он и хотел чтобы Никт остался у него с ночевкой. Только его все не было.
- Ты поможешь мне найти Никта? Ян, ты настоящий друг. – Рин порывисто обнял парня и чмокнул его в щеку. – Тогда я пойду переоденусь. А ты допивай чай. И возьми еще конфет. Они вкусные.
Снова скрывшись в своей комнате, Рин быстро переоделся, сменив домашние шорты и футболку на оранжевые штаны и футболку с длинным рукавом. В такую же рыжую полоску. Дополнив картину светло серой безрукавкой, скорее для вида чем из практических целей, Рин вернулся к другу.
- Знаешь, я подумал, надо бы зайти к Никто домой. Может он вернулся, а я тут зря волнуюсь. Он живет парой этажей ниже, так что это по пути.

Спустившись на этаж Шу, Рин позвонил в знакомую дверь. Но ему никто не ответил. Расстроенно, он попробовал еще раз привлечь внимание. Но недовольный мявк Феликса сообщил, что дома никого нет. Иначе чего бы ему так орать. Видимо Никт действительно еще не вернулся. И Рин беспокоится не зря.
- Никого. Пойдем к магазину, может его что-то задержало. – Ичиго вернулся к Яну заметно расстроенный. – И Феликс голодный. Надо будет купить ему что-нибудь. Хотя как я его покормлю, если ключей у меня нет. Надо найти Никта.
Спустившись вниз, Рин вышел на улицу. Был поздний вечер, и рыжик поежился, оглядываясь вокруг. Темноту он не любил. И даже побаивался. Потому вдвойне обрадовался, что рядом с ним Ян. Поймав его за руку, постарался быть как можно ближе, вцепившись в конечность друга словно в спасательный круг.
- Магазин в той стороне. – наигранно бодро сообщил он, указывая нужное направление.

Отредактировано Ичиго Рин Каико (2016-04-27 01:10:47)

0

20

Тепла, за которым Ян пришёл сюда в этот вечер, он получал в избытке. Рин выражал свои эмоции так бурно и так непосредственно, что к этому никак не получалось привыкнуть: столько прикосновений и объятий, сколько Ян получил за один этот вечер, он, наверное, не получал за всю свою жизнь. Люди обычно... не проявляли такой энтузиазм по отношению к нему.
Но Ян был рад. Рад, что он мог хоть как-то помочь, и рад, что Рин такой искренний в проявлении чувств. И рад, что ответственность, возложенную на него званием друга, он пока, похоже, оправдывал. Значит, что-то в своей жизни он мог делать правильно, и это приносило ему вполне естественное удовлетворение: не так уж много поводов для гордости собой у него случалось обычно.
Он допил чай, взял себе в карман несколько конфет, чтобы не обидеть Рина, и вышел с ним из квартиры.
За дверью, в которую позвонил Рин, не оказалось, по всей видимости, никого, кроме кота. Ян снова погладил расстроившегося Рина по плечу, молчаливо согласный на всё, что бы Рин ни решил - и ждать Никта прямо здесь, и идти за ним. Вряд ли Пауль заметит его отсутствие дома - так что до рассвета Ян никуда не спешил.
Но на улице с Рином стало твориться что-то странное. Его пульс участился, он как-то вдруг напрягся, и Ян не без удивления понял, что тот чего-то боится - это казалось почти невероятным. Неужели тот самый Рин, который без всякого страха назвал его своим другом и легко принял его пугающую способность - неужели этот мальчик мог чего-то опасаться здесь, на улице?
- Не бойся, - сказал ему Ян, чуть сжав его ладонь и доверительно заглянув другу в глаза. Каким-то образом сам Ян в ночной темноте смотрелся куда более гармонично, чем в светлой и уютной кухне. - На нас никто не нападёт по пути. Никто не причинит тебе вред. Никто, пока я рядом.
С этими словами он мягко потянул его в указанную сторону, к магазину.

0

21

Рин и не думал о нападениях. Честно признаться, он никогда даже не удосуживался подумать о том, что все эти нападения и убийства в ночных переулках города действительно реальны.  Родители предупреждали его не гулять по ночам, и, как послушный сын, Рин всегда выполнял их желание. Кроме сегодняшнего дня. Но у него была серьезная причина нарушить запрет родителей. К тому же с ним был Ян. Хотя доверчивый и все еще наивный парнишка все равно не воспринимал ночные угрозы в лице других людей как реальную опасность. Как говорится, пока нос к носу не столкнешься, не поверишь.
Зато Рин боялся темноты. Он читал, что страх темноты, это психологическое. Будто в темноте человек не может видеть и потому контролировать ситуацию. Рин никогда не стремился к контролю, потому сомневался, что его страх именно такой. Страх вызывала не сама по себе темнота, как явление, а скорее иррациональная ассоциация ее со смертью. Когда-то давно он вычитал в книге, что ночью спускается на землю бог смерти и забирает души. Это так впечатлило юного открывателя окружающего мира, что невольно породило страх оставаться наедине с ночью. Особенно это касалось закрытых помещений. Рин просто паталогически не выносил оставаться один ночью в квартире. Паника захватывала сознание рыжего мальчишки, постоянно казалось, что если он закроет глаза, то больше никогда не откроет их и не увидит солнца, родителей и друзей. Уже позже, работая с психологом, к которому его записали родители, он понял, что это все придумано им самим, и бояться нечего. Но страх все равно не покидал его, хотя и немного ослабил свои тиски.
Доверчив кивнув другу, Рин крепко держал его за руку, идя рядом. До магазина было не так уж и далеко, но ни по пути, ни в самом здании Никта не нашлось. Продавцы сказали, что мальчик, похожий по описанию, заходил к ним не так давно, но уже ушел. Рин растерянно стоял на улице возле магазина и озирался по сторонам. Он взволнованно посмотрел на Яна, ища у него поддержки.
- Наверное, с ним что-то случилось? И Альдо дома нет… - Ичиго нервно теребил край свей футболки. – О, можно позвонить Моррану. Он же полицейский, он поможет… Только я не знаю его телефон. Да и мой сломан. – рыжик расстроенно вздохнул, опуская голову. Он не знал, как ему стоит поступить и где искать Никта.
- Ян, что нам делать, а? Вдруг он попал к плохим людям. – Рин помнил, что обещал не рассказывать о Центре, и хотя Ян его друг, сначала следовало спросить разрешения у Никта, которого не было. – Его надо спасти, Ян!
Мальчик старался не паниковать и лихорадочно придумывал план действий. Можно было поехать к доктору Хакелу. Он знает о Центре, и он взрослый. Он мог бы помочь. Только вот вряд ли док сейчас был в клинике, а домашнего адреса Рин не знал. Правда Ян был знаком с Паулем. Мальчик посмотрел на друга с надеждой.
- Ян, давай позвоним доктору Хакелу? У тебя же есть его номер? Он взрослый, он нам поможет. - воспоминания о рассказе Никта о Центре выглядывали из глубин памяти, Шу был тогда очень напуган и так отчаянно просил Рина никогда не говорить и тем более не попадать в это место, ято рыжий теперь не на шутку испугался за друга. - Его надо найти. И спасти. Ян!

0

22

В голове, честно сказать, полный был сумбур. Сходил он для очистки совести на пару собеседований, но как-то то ли с работой было кисло, то ли он уже твердо настроился работать в этом странном месте... В общем, он бродил по городу, засунув руки в карманы, бесцельно ловил один запах за другим, подставлял лицо (и лысину) солнцу, потихоньку запоминал местные рынки, кафе, магазинчики, лопал местную выпечку на скамейках в парке, стряхивал голубям крошки с колен, прикрывал глаза и вспоминал этого забавного чувака, с которым они то ли просто душевно выпили, то ли чуть не обручились, и то и другое его вполне устраивало. Но вот вчерашняя встреча придала его мыслям новое направление. Пожалуй, завтра он позвонит в этот загадочный Центр прямо с утра - может, разумнее будет на какое-то время оказаться за городом. Но это на самом деле было неважно. Важно было то, что он увидел другого человека, наделенного даром, и дар этот был красивым и чудовищным одновременно. Пах этот парень так, как, наверно, ангелы пахнут. Но через труп человека Андерш перешагивал впервые. Если бы не Мэл, утром он, наверное, подхватил вещи и уехал из города, несмотря на все свое любопытство.  Но вместо этого он делал новые записи, выискивал новые рецепты, запоминал новые запахи... В этот вечер он пришел рано, и вдруг совсем уже почти ночью понял, что не может сидеть на месте. Его распирали то тревога, то счастье, в соседнем номере кто-то смотрел ночное шоу, в номере напротив кто-то кого-то физически любил, и чем дальше, тем больше звуки и запахи начинали раздражать его. А наедине со всоими мыслями лучше ходить, чем сидеть. И к тому же ему вдруг безумно захотелось яблоко - большое, зеленое, с толстой глянцевой шкуркой, что так сочно хрустит и застревает на зубах. На шкурке у него должны быть еле заметные бело-золотистые точки, уходящие в глубину, а во вкусе - легкая, аскетичная горчинка. Ну как тут усидеть на месте?
Круглосуточных магазинов в городке было всего два - провинция. Но, уже подходя к магазину, он вдруг уловил знакомый запах. Но вот что странно - тогда, когда этого маленького человека били, он казался даже как-то спокойнее, чем сейчас. А вот и сам, стоит рядом с таким же взъерошенным мелким воробьем, только рыжим. Что-то у них стряслось. Рыжий пах странно, не так странно, но все-таки необычно - китайский молочный ирис с кунжутом, тот, что завернут в рисовую, пресно-солоноватую, тающую на языке бумажку. Но параллельно с этим от него бешено несло озоном, как после грозы. Эти два запаха оба как будто дрожали, вибрировали, и Андерш определил это про себя как тревогу.
Магазин был круглосуточный, яблоко могло подождать. Немножко.
- Эй, - он обернулся к ним, уже стоя под козырьком магазина. - Стряслось чего?
Будь оба паренька ему не знакомы, он прошел бы мимо. Обычно люди пугались, если он с ними заговаривал в темное время суток.

+3

23

В магазине Никта не обнаружилось, хотя он определённо там побывал. И Яну, в общем, этот факт не показался бы сколько-нибудь ужасным - мало ли, куда этот Никт мог направиться из магазина, может, он тоже был из любителей побродить в одиночестве по ночным улицам - если бы не Рин.
Рин волновался. Его беспокойство нарастало вокруг него по стремительно расширяющейся спирали - и резонировало в Яне, который был словно чувствительной антенной в человеческий рост и ощущал окружающий мир чересчур остро, чересчур восприимчиво. Рин говорил требовательно, повторял на разные лады - "его надо спасти", и звал Яна по имени, как будто тот мог что-то с этим поделать, и смотрел на него так, словно он мог, обязан был помочь; но Ян не знал, как спасать, не знал, как ищут пропавших людей, чужая кровь не пела для него на расстоянии, и его снова накрыло ужасное ощущение полной беспомощности.
Одно дело - когда речь идёт о его собственной жизни и когда можно думать над тем, надо ли вообще что-то предпринимать, или можно оставить всё на прихоти судьбы.
И совсем другое - когда сделать он (как ему казалось) что-то был обязан, но не мог.
Рин назвал его своим другом, а он даже не мог его успокоить. Не мог сделать так, чтобы было хорошо, чтобы Никт нашёлся. Значит ли это, что он не справляется со своими новыми обязанностями? Вот так сразу же, в первый же день после того, как эти обязанности он получил? На лице Яна явно начала проступать паника.
Он не очень-то верил в то, что доктор Хакел тут сможет чем-то пригодиться. Не пошёл же Никт в клинику? Но это было лучше, чем звонить в полицию, и Ян послушно достал телефон, чтобы набрать номер.
И тут - он услышал голос. Это был тот же самый голос, который вчера помешал тем парням безнаказанно избивать его. Он обернулся: и правда - тот же человек. Сквозь подступающую панику губы Яна сами собой сложились в улыбку.
Он думал об этом человеке вчера и сегодня, весь день до того, как он затеял этот поход в гости к Рину. И он был рад его видеть.
Потому что даже сейчас, когда у человека появилась возможность осмыслить произошедшее, когда он после ночи раздумий мог придти к каким угодно выводам насчёт того кровавого пиршества и насчёт Яна в частности... даже сейчас, он не прошёл мимо, не притворился, что ничего не видел. И всё ещё не боялся приближаться к нему.
- Да, - ответил Ян прежде, чем успел хорошенько подумать об этом, но подробностей выдавать не стал. Оглянулся на Рина, пояснил: - Этот человек... помог мне вчера.
И вновь уставился на подошедшего во все глаза. Если он помог ему, то, вероятно, мог помочь и Рину? Ян оставил другу право решать, рассказывать незнакомцу о Никте или нет.

Отредактировано Ян Венстра (2016-05-03 23:34:45)

+2

24

Тени сгущались. Почему-то с новой ясностью вспомнился тот рассказ из детства. Рин посмотрел на небо, такое темное, почти лишенное звезд из-за яркого света фонарей и витрин магазина. Будто хотел рассмотреть того ангела смерти, что летит над городом и собирает души. Рин сейчас с Яном. Ему ничего не угрожает. А ведь Никт один. Совсем один.
Следом за одним воспоминанием пришло следующее. Слова Шу снова и снова повторяли, как опасен Центр. А вдруг его снова поймали. Ведь один раз уже такое было. И может повториться. Рин перевел обеспокоенный взгляд медовых глаз на Яна. Тот тоже заметно волновался. Это показалось странным, ведь они с Никтом, насколько знал Рин, были незнакомы. Наверное, у парня были свои причины переживать. Погладив Яна по руке, Ичиго виновато заглянул в лицо друга.
- Прости, тебе наверное домой уже надо. А тут я со своими проблемами. – Рин опустил голову, закусив губу. Он очень не хотел, чтобы Ян уходил. Рыжему становилось плохо от одной только мысли, что он останется один в этой темноте. Да, здесь, возле магазина светло, но пройти пару шагов… Рина передернуло от этой мысли, и он только теснее прижался к Яну. – Ты же меня не бросишь, правда?
Голос постороннего человека отвлек внимание рыжего от мыслей о темноте, привлекая к себе. Повернув голову, Ичиго с интересом осмотрел довольно высокого и явно не слабого мужчину. Пожалуй, встретить такого ночью было бы не самым счастливым случаем в жизни. Хотя Рин людей не боялся. К тому же, этот человек хоть и выглядел довольно необычно, не казался ему таким уж страшным, да и говорил вполне спокойно. Если бы это был бандит, о которых предупреждали его родители, то он бы точно вел себя как-то иначе. Как точно, Рин не знал, но точно не так.
К тому же Ян его кажется знал. И сказал, что он может помочь. Что дало дополнительную уверенность, этот мужчина не опасен. Да и выглядел он достаточно взрослым, чтобы быть в состоянии помочь. Внутренний измеритель настроения Рина заметно покачнулся и покатился в противоположную сторону, отмечая «ясную погоду». Светло улыбнувшись новому знакомому, который по факту был еще незнаком парню, Ичиго активно закивал.
- У меня друг пропал. Я волнуюсь очень. Просто он… мог попасть к плохим людям. – Рин хоть и был болтливым существом, выдававшим потом слов даже быстрее собственных мыслей, но все же знал, когда стоило быть посдержанней. Да и умел хранить секреты. Если Никт сказал нельзя, значит нельзя.
Рин с надеждой в медовых глазах посмотрел на мужчину, все так же крепко сжимая ладонь Яна и прижимаясь к нему, будто тот был спасательным кругом в этом море темноты за островком света фонаря.

+1

25

Про себя Андерш усмехнулся. Вот это была ирония. Он мог помочь этим пацанам (приглядевшись поближе, он чуть не сказал про себя - "детишкам"). Вопрос только в том, как бы им помочь так, чтобы они ничего не заподозрили. Вряд ли они носят с собой его ношеную майку, но может хоть что-то есть...
- А почему вы ищете его здесь?
Мда, магазин. Сотни людей каждый день, вонь портящихся продуктов (человек с нормаьным нюхом назвал бы это "ну, как обычно в магазине", но сейчас Андерш невольно включил обоняние, и ему расхотелось туда заходить. Даже за яблоками). Нужна хоть какая-то наводка.
Второй, тот, что пах озоном и ирисками, на вид был совсем мальчуганом, и одет был как ребенок из приличной семьи, который зачем-то выбежал из дома вечером. Точно не из тех, что ошиваются по улицам. Значит, что-то заставило их обоих нервничать.
- Телефон не отвечает? А родителям звонить не пробовали?
Но в полицию они не пошли. Почему?

+2

26

Ян погладил Рина по голове, как ребёнка: способ был проверенный и надёжный, и, кроме того, других методов утешения Ян не знал.
- Нет, я могу гулять столько, сколько захочу, так что не переживай, - рыжая голова была старательно поглажена снова. - Конечно, не брошу, Рин. Я ведь твой друг. Не бойся.
Может, его надо было обнять ещё? С объятиями у Яна обычно проблем не возникало, они тоже были жестом понятным и нейтральным. Так что Ян сомкнул вокруг Рина руки в некоторой неловкости, подержал так несколько секунд и разомкнул, не слишком уверенный, что это вообще принесёт пользу. У него не было трудностей с теми прикосновениями, что исходили не от его инициативы, тогда он мог просто подстраиваться под другого человека, но с выражением собственных эмоций - особенно, когда он был искренним - возникали порой загвоздки. Заодно он попробовал успокоить Рина тем единственным способом, который он знал: немного - совсем чуть-чуть - замедлил его сердце, действуя по обратной аналогии с тем, как он разжигал когда-то злость в Пауле.
Он вновь взглянул из-под ресниц на Андерша.
- Он сюда пошёл, - ответил он, и повернулся к Рину, словно ища одобрения: правильно он сказал? Или ошибся? Или ему вообще не стоит вмешиваться, и Рин скажет всё сам?
Затем он протянул Рину свой телефон, так и не набрав доктора Хакела.
- Правда, позвони ещё раз? Может, сейчас он возьмёт трубку?

Отредактировано Ян Венстра (2016-05-04 03:06:23)

+1

27

Рин был совсем не против, чтобы его гладили и обнимали. Правда у Яна выходило это как-то… механически. Будто он боялся или не знал, как это делается. В другой ситуации, Рин бы пожалуй попытался выяснить причины такого поведения, но сейчас были более серьезные причины. Ведь Ян не умрет без разговора, а Никту может грозить опасность.
- Никт в магазин пошел. И потом обещал позвонить. Только не позвонил. А он всегда выполняет обещания. А у меня телефон сломался. И я с табуретки упал. А потом Ян пришел. И мы чай пили. А Никт все не звонил. И я второй телефон сломал. И потом мы пошли его искать. А Альдо дома нет. И Моррана тоже. А я не знаю его телефон. И мы пошли поискать Никта. А на улице темно. Я боюсь темноты. И Ян со мной пошел. Ян хороший. Только Никта все равно нигде нету. – воспоминания вернули прошедшую было тревогу, Рин снова расстроился, под конец своего рассказа даже всхлипнув от волнения.
Ичиго снова прижался к Яну, благодарно и доверчиво глядя на него, шмыгнул носом и неуверенно улыбнулся. Ян был рядом, и он его не бросит. А то там дальше так темно. И домой идти страшно. А еще Никта найти надо.
- Янчик, ты такой хороший, просто самый замечательный. – повис у него на шее, крепко обнимая и успокаиваясь, по крайней мере он не останется один в этой темноте. Взяв телефон друга, Рин по памяти набрал номер Никта и стал считать гудки. Но уже на третьем растерянно посмотрел на Яна. – Кажется, у меня галлюцинации от нервного расстройства и стресса. Телефон играет. Как у него.  Ох, Ян, наверное, мне нужно было выпить дома успокоительное, прежде чем выходить. У тебя конфетки нету?
Сладкое всегда помогало Рину успокоиться и собраться с мыслями. Да, если задуматься, для него сладкое было всеобщей панацеей. Главное не увлекаться, а то родители расстроятся. А расстраивать их Рин очень не хотел. Он любил родителей. Снова поднеся трубку к уху, рыжик нахмурился.
- Трубку не берет. – вздохнул он. – И все таки, какая знакомая мелодия. Точно отец говорил, при стрессах люди начинают принимать желаемое за действительное. У меня стресс.
Он посмотрел на магазин. Там точно был шоколад. Правда, Рин, когда выбежал из дома, кроме ключей ничего с собой не взял. Вспомнив об этом, рыжик только грустно вздохнул, но решил, что и так сегодня съел достаточно сладкого, потому хорошо, что искушать его бесполезно.

0

28

Андерш прислушался.
- У тебя не стресс, пацан. Оно тут где-то звонит.
Мало того, оно там где-то еще и светилось. По крайней мере, когда Андерш шагнул в проулок, он приметил за углом мусорного ящика затухающий свет маленького экрана.
- А ну-ка идите-ка сюда, зайцы. Кажется, вы не зря волновались.
Первое, что он увидел возле телефона, была лужа молока и выводок котят, прыснувших врассыпную, задрав свечками тонкие хвосты. Брошенный пакет с едой из магазина - чего уж тут веселого? Но главное - здесь была мобилка, а, значит, можно было взять след.
Он подцепил телефон с земли и поднес к лицу, сделав вид, что рассматривает. Пришлось отсеять запах помойного бака и сосисок, нопотом начал потихоньку проявляться и запах владельца. Этот пах чем-то вроде мятного сиропа из супермаркета, второй нотой шел почему-то запах окалины - ну-ну, разгулялось же воображение, третий странный запах за сегодня, а финальной нотой почему-то привиделась речная тина. Но искать стоило по самой яркой.
- В службу спасения он не звонил, - сообщил Андерш, отдавая телефон Яну как старшему. - Но может стоит спросить в магазине?
Итак, что ты здесь делал, мой маленький мятный друг?
Пришлось напрячься, какое-то время прошло, хоть и небольшое. Он вышел из магазина, он завернул за угол, он остановился вот тут вот, но что было дальше? Нда, полицейская собака из тебя пока так, на тройку с плюсом.Но ясно было одно - четкого следа, как вот он шел из магазина, дальше почти не было. Вкупе с брошенным пакетом очень походило на то, что его тут затолкали в машину. Вопрос - кто?
Он встал на одно колено, чтобы взглянуть, не обронил ли мятный пацан еще что-то кроме пакета. Да тут куча народу потопталась. Он настроился на запах... Да, как в тюрьме было удобно! - сделал пару шагов, и запах вывел его из проулка - и оборвался едкой бензиновой вонью, щедро перемешаной с запахом застарелой мочи. Так могло пахнуть... ну кто у нас еще катает бомжей?
Ну что ж, тогда проблем нет, забрали его почему-то в обезьянник...
Теперь осталось как-то объяснить это детям.
- Слушай... - он встал на ноги, отряхнул колени. Обращался он к Яну как к старшему. - Я тут какое-то время назад видел полицейскую машину. Давай я им позвоню на всякий случай?
По его опыту, к звонкам мужским голосом в полиции относились чуток посерьезнее.

Отредактировано Андерш Энстрём (2016-05-05 08:09:44)

+3

29

Доза общения с Рином постепенно приближалась для непривычного к такому Яна к опасной. Потому как Рин продолжал со всей своей непосредственностью Яна дезориентировать, а дезориентированный Ян был не самым надёжным спутником.
Рин говорил, что он хороший. Вот так просто - взял и сказал, словно это было, ну, нормально. Для других людей, наверное, так и было.
Но Ян, которого за этот вечер заласкали уже просто всевозможными путями - и сладким накормили, и заобнимали в таких количествах, в которых ему и не снилось, и другом назвали, и браслет подарили - начинал понемногу от всего этого теряться. И когда Рин два раза подряд назвал его хорошим, Ян просто - застыл. Паника, в которой он и так уже пребывал, плескалась внутри и билась об стенки черепа, как волна в шторм.
Он верил словам. Или, вернее, верил людям, которые эти слова произносили. Он верил, когда ему говорили, что он плохой и ненужный - а вот поверить в то, что он "замечательный", как сказал Рин, оказалось почему-то сложнее.
На его растерянность откликнулась кровь в обоих телах рядом: вероятно, и Рин, и этот человек могли это даже почувствовать, но Ян этого не заметил.
Рин, что называется, просто напрочь рвал ему все шаблоны и схемы.
Он покраснел, переводя ошарашенный взгляд с Рина на старшего мужчину. Ему тоже чудилось, будто где-то неподалёку звонил телефон, но он ни в чём уже не был уверен. И испытал прилив облегчения, когда другой человек подтвердил, что телефон действительно где-то тут. Не чудится, значит. Значит, он не схватил очередной несвоевременный приступ... радости. Хорошо: это было бы опасно, а меньше всего на свете Ян хотел причинить вред этим двоим людям рядом с ним.
Наверное, наиболее сознательным из них двоих с Рином Яна в этот момент назвать было нельзя. Потому что, хотя он и прошёл к мусорным бакам по указанию мужчины, ничего толкового Ян предпринять по-прежнему не мог. Он автоматически передал вручённый ему телефон Рину, вместе со всеми конфетами, которые взял в квартире, раз уж Рин просил. Не смог даже вразумительного ответа дать относительно звонка в полицию. Пробормотал только:
- Может, лучше не надо?..
Но пробормотал так робко и неуверенно, словно сам старался, чтобы его не услышали: он понимал, что решать тут - Рину. Никт был его другом. И Рин имел право искать его так, как посчитает нужным, даже если это потребует вмешательств полиции.
Мельком, желая хоть на что-то отвлечься от всего этого, Ян "просветил" вчерашнего - и нынешнего, надо же - спасителя другим зрением, чтобы посмотреть, как поживает тот порез на груди и его рёбра.
И обнаружил, что в области головы кровь двигалась как-то... очень уж активно. Особенно, почему-то, где-то в районе носа. Странно - но Ян просто отложил это в памяти, чтобы подумать об этом позже.

Отредактировано Ян Венстра (2016-05-08 23:43:04)

+2

30

Конфеты быстро подняли настроение  Рину. У него вообще не было проблем с долгими обидами и расстройствами. Любая мелочь, достойная его внимания, могла отвлечь парня и вернуть в хорошее расположение духа. А уж сладкое вообще было его слабостью, действующей безотказно.
Рин отправил в рот конфету, пропустив часть слов мужчины. Он разворачивал следующую, послушно следуя за Яном, которого все так же побаивался отпускать. Телефон он уже вернул, чтобы освободить руки для сладкого. А вот появление телефона Никта его снова расстроило и заставило волноваться. Значит, он не зря волновался. И Шу уже может быть где угодно, в подвалах или лабораториях Центра, а может даже снова в том ужасном месте… 
Рин не заметил, как от волнения и страха за друга отправил в рот сразу две конфеты. Его волосы медленно приподнялись, будто сильно наэлектризованные статическим электричеством. На кончиках даже мелькнуло пару-тройку искорок. Но парнишка и этого не заметил. Как только в его руки попал телефон Никта раздался тихий треск, если бы не ночь и тишина, и не слышный бы. Ойкнув, Рин выронил телефон, экран которого только мигнул и потух.
- Третий… - растерянно выдохнул парень, виновато посмотрев на Яна. – Никт сильно расстроится.
Внимание привлек мужчина, предложивший позвонить в полицию. Идея была так себе. Рин смутно догадывался, что таким как они с полицией связываться не стоит. Как он объяснит, почему Никту грозит опасность? Да и поверят ли они. И вообще… Ян был против. И Рин покачал головой.
- Если бы я только мог найти Моррана. Он бы помог. Только где его искать? Обзванивать все участки? Еще посадят за мелкое хулиганство до утра. И так время потеряли. А все из-за меня. Надо было раньше ему позвонить. Вообще не надо было отпускать на ночь глядя. Теперь с ним сделают что-то ужасное... – Ичиго был сильно расстроен, разворачивая последнюю конфету и отправляя ее в рот. Присев, он осторожно взял телефон Никта и вздохнул. – Как же мне теперь найти тебя, Нии-чан…
Парень уже достаточно успокоился, искры перестали мелькать в рыжих волосах, хотя они и оставались наэлектризованными. Рин рассеянно пригладил рукой лезущие в глаза волосы и снова посмотрел на Яна, растерянно и с надеждой. Потом перевел взгляд на мужчину.
- А без нее никак? Мы только время потеряем, а искать они вряд ли начнут.

+1


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 12.08.2013. Следствие ведут не знатоки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC