За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 3.08.2013 г. И был он тихий, но помешанный


3.08.2013 г. И был он тихий, но помешанный

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время и дата: 3 августа, утро

Место: Медицинский корпус, палата для сотрудников Центра

Участники: Дэв Бладер, Стил Бриз

Дополнительно:Отношения Стила  Бриза и Дитриха Шиллера все еще остаются напряженными. Попытка убить начальника службы надзора осталась безнаказанной. И вот после очередной встречи с поисковиком Стил оказывается в медицинском блоке...

0

2

Дэв отправился в медицинский блок. И впервые цель его путешествия — не устройство разгона медицинскому персоналу, который из-за мелкого пореза на носу подопытного освобождает его от участия в эксперименте. Вообще такая практика хоть и была редка, но встречалась. Превышение служебных полномочий — вот как это называлось.
Бладер шел проведать коллегу - того еще идиота, которые не внял его советам и вновь напоролся на больного поисковика, которому самое место либо в тюрьме, либо в больнице. Для умалишенных. Но вместо этого Шиллер все еще разгуливал на свободе и даже числился в числе сотрудников Центра, а Бриз отлеживался в медицинском блоке, все еще не приходя в сознание.
Местные врачи давать исследователю отчеты о состоянии больного не стали, так что Дэву пришлось идти и самолично убедиться, все ли в порядке и не нужна ли помощь... коллеге.
Около двери притормозил, по привычке доставая личную карту, чтобы вставить в считывающее устройство. С удивлением заметил, что здесь такого нет.
Да, это был медицинский блок — не его обитель. И несмотря на все эти регалии и многолетний опыт медицинской практики, здесь он обычный посетитель.
В этой роли приходилось быть чуть ли не в первые. Бладер помялся у двери, вспоминая, что вроде есть какие-то правила, предписывающие посещение больного с определенными атрибутами.
Итак, что там по плану.
Цветы…
От этого пришлось отказаться. В Центре цветы если и были, то только в горшочках, а идти в закрытый сад и обрывать то, что по идее должно радовать подопытных, это уже акт садизма и вандализма. Тем более как врач Бладер понимал, что цветам не место в палате больного.
Конфеты…
С добычей этих сладостей в Центре проблем не было. Ими награждали мутантов за оказанные услуги. И именно поэтому дарить шоколад тому, кто не-мутанат.. разве это не оскорбление?
В общем, после некоторых раздумий Дэв плюнул на все, логично предположив, что если человек находится без сознания, то какая ему разница, что ему принесли.
Набор лекарств, оформленных в стиле икебаны, и то полезнее будет. Или набор подопытных для восстановления душевных и физических сил - этакие пацаненки, перевязанные подарочной лентой. Но для того, чтобы все это подготовить, надо все-таки выяснить, что случилось.
Итак, дверь! Кровать! И Бриз, к которому прилагалось белоснежное лицо, одеяло, натянутое почти до подбородка, и капельница.
Пользуясь тем, что врач отвернулся, Дэв схватил историю болезни, пробежался по мелким загогулинам, оставленным рукой местного эскулапа.
В общем, ничего страшного. По крайней мере физическому здоровью коллеги ничего не угрожало. Но судя по заметкам, есть опасение за психологическое здоровье. Видимо, тесное общение с тем гребаным эмпатом не прошло для Бриза бесследно.
Дэв встал над больным, слабо представляя, что теперь делать. Ну пришел. Увидел. Убедился, что врачи все делают правильно. А дальше что?
Наверное, надо было что-то сказать по типу «привет», «это я», «как дела». Вместо этого лишь крякнул, откашлялся, чем привлек внимания врача.
- Доктор Бладер!
Бладер кивнул головой, то ли в знак приветствия, то ли обозначая, что местный персонал не ошибся с его идентификацией.
- Мы сделали все, что от нас зависит. Теперь все в его руках, - из его рук Бладера мягко забрали историю болезни Стила.

0

3

В беспамятстве есть своя особенная прелесть. Перед тем, как окончательно отключиться, Стил испытал огромное облегчение — от него больше ничего не зависело, пусть мир провалится к чёрту. Вот только выбраться из блаженного ничто как-то не очень получалось, даже когда он снова начал ощущать, что может думать. Ощутить себя лишённым тела — в этом есть что-то очень странное. Стил пытался открыть глаза, но не преуспел. Руки не двигались, пальцы не шевелились, зато получилось приоткрыть рот.

«Весьма и весьма забавно. Однако надо всё-таки выбираться».

Он слышал врачей, но искажённо, слабо понимал, что говорят. Видел, как светят в глаза, проверяя реакцию зрачков. К исходу третьего или четвёртого часа научился сам открывать глаза, вот только сфокусировать взгляд не мог. Глаза сами закатывались куда-то вверх, так что жутковато поблескивали белки. От этого Стил уставал, приходилось закрывать глаза и отдыхать. Ещё через пару часов он смог оформить шёпотом слово «пить», но почему-то никто не услышал.

Впору было удариться в панику, но это как раз тот случай, когда паника никому и ничем не поможет. Тем более, что стравить пар физическим методом не получится — не помечешься по комнате, даже стену не пнёшь.

— Доктор Бладер!

На знакомое буквосочетание Стил отреагировал максимально бурно. Правда, только мысленно, да горло напряглось в попытке хоть что-то сказать. Есть что-то ущербное в том, что даже улыбнуться нет возможности.

Бриз начал медленно отстукивать размеренный ритм кончиком пальца по простыне. ну как отстукивать. Он просто приблизительно понимал, что увеличивает и уменьшает нажим на чёртову простыню, как будто пытается отсчитывать такты в песне или слог в стихотворении. В принципе, это мысль, когда-то он читал, что рифмоплётством успешно лечится заикание. Или не заикание? Может быть, шизофрения?

— Мы сделали все, что от нас зависит. Теперь все в его руках.

«Ну, предположим, не всё. Можно было бы пустить ко мне моих мальчиков, кто-то из них непременно достучался бы. Как минимум, телепат прекрасно мог бы прочитать мои мысли, и вообще поработать секретарём, пока я тут продавливаю своим телом больничную койку».

— Бред, — неожиданно для себя выдохнул Стил, сам чрезвычайно удивился и попытался сесть. Чугунное тело и не шевельнулось, только снова блеснули белки глаз из-под дрогнувших ресниц. Да и слово спорхнуло невыразительно и блекло, без артикуляции.

Совет, — сделал ещё одну попытку Стил, но опять получилось что попало.

Мне кажется, что он рифмует слова, — ту же прокомментировал врач. — Вероятно, это способ выбраться из протокоматозного состояния.

— Нет, — чувство глубочайшего отвращения к окружающему миру не помогло окрасить это слово заметными эмоциями.

— Балет, — с энтузиазмом подхватил медбрат, и Стил с отчаянием подумал, что обязательно задушит этого дебила-энтузиаста, для этого нужно только очнуться и встать на ноги.

— Бред
Совет
Нет
Балет
… Может в этом зашифровано какое-то послание?
— не унимался медбрат, моментально забыв о том, что выступил соавтором этого гениального стихотворения.

Стил судорожно вздохнул (и это получилось), на шее напряглись жилы, как будто он пытался сдвинуть придавившую его надгробную плиту. Он не мог заставить себя нормально говорить, но отстукиваемые пальцем по простыне слоги вполне удачно рифмовались, и вот их получалось выдрать из горла. С каждым слогом Стил чувствовал, что погружается куда-то в состояние лихорадочного бреда. От перенапряжения поднялась температура.

— Цветы.
Прекрасные цветы,
Мой милый,
Увижу на твоей могиле.

Вообще Стил хотел сообщить идиоту из младшего медперсонала, что убьёт его, если тот не заткнётся.

— Это точно зашифрованное послание.

Он ничего не понял!

— Доктор Бладер, может это он вам?

Если бы Стил мог, он бы уже с размаху закрыл бы себе лицо ладонью.

— Мне сложно с вами говорить нормально.
И хоть я вовсе не поэт,
Рифмую не оригинально,
И зол, как сволочь на весь свет,
Но если Дэв убьёт кретина,
Меня порадует картина.

Эта длинная тирада вымотала его, во рту снова чувствовался привкус крови. Веки стали тяжёлыми, свинцовыми. Их было тяжело держать поднятыми, и Стил закрыл глаза. Всё равно ничего не видел с закатившимися зрачками.

— Может быть, вам стоит поговорить с ним? — аккуратно отметил врач, пытаясь выгнать медбрата из палаты. — В том же стиле. Помогает. Наверное, это какой-то авторский метод!

+2

4

- Бред.
Бладер не сразу понял, кому принадлежит это высказывание. Но он с ним был полностью согласен. Не был Бриз похож на того, кто решил свести счеты с бытием. Уж у кого-кого, а жажда жизни у коллеги была на уровне. Другое дело, что постороннее вмешательство в сознание иногда может иметь неприятные последствия.
- Я думаю мне стоит забрать герра Бриза в исследовательский корпус.
И как бы в подтверждении его слов Стил произнес еще одно слово ("совет"), чем Бладер не преминул воспользоваться, дабы убедить врача.
- Я считаю, что нынешнее состояние вашего пациента — результат воздействия мутанта. А данная сфера — это наша юрисдикция.
- Мне кажется, что он рифмует слова. Вероятно, это способ выбраться из протокоматозного состояния.
Дэв хотел бы указать, куда врачу стоит пойти с такими предположениями, но Стил, пусть даже находящийся в состоянии несознания, сказал все лучше него:
- Нет.
Однако медицинские работники не унимались.
Балет, - вставил медбрат рифму.
Дэв посмотрел на этих двоих: видимо, работа в Центре наложила на них свой отпечаток… Так что идти по одному адресу надо будет не только врачу, но и его медбрату.
- А почему балет тогда? - строго спросил ученый, не понимая, какое отношение это искусство имеет к тому, что здесь происходит.
— Бред
Совет
Нет..

- Тогда уж лучше диабет, - подхватил он. После чего мотнул головой, отгоняя глупые мысли. В конце концов, что за идиотизм: поэзию Бладер не любил и воспринимал лишь те стихи, которые потом успешно ложились на музыку. На великую музыка тяжелого металла.
- Может в этом зашифровано какое-то послание
- Ясно, - Бладер с опаской посмотрел на дверь, думая, сможет ли он побыстрее сбежать из этого дурдома. Смысл сказанного пациентом и так был ясен: Стил понимает, что врачи ничего не сделают, поэтому ему нужен совет исследователей. Точка. И если докторишки этого не понимают, то у ученого есть возможность перепрыгнуть через их головы и требовать перевода Бриза в исследовательский корпус.
- Я пойду, наверное,- выдавил из себя улыбку, - посмотрю, может НЛО прилетело и, - боже, что за бред, - через Стила послание передает.
Бладер шагнул к двери, когда услышал тяжелый вздох Бриза, увидел его не менее тяжелое дыхание. Все это заставило задержаться у кровати и коснулся руки коллеги.
— Цветы.
Прекрасные цветы,
Мой милый,
Увижу на твоей могиле.

Нет, что Стил способен читать стили, Бладер вполне мог предположить. Мужчине нравилось все красивое, а стихи, наверное, это как раз то, что соответствует его чувствам прекрасного.
— Доктор Бладер, может это он вам?
Доктор Бладер паранойей не страдал, так что соотнести себя и могилу никак не мог. В общем, как и не мог примерить на себе обращение «мой милый». Тем, кто хоть немного знал Бриза, было известно, что такой оборот использовался в отношении лиц, которых хотят как минимум ужалить.. И интонация для этого подбирается соответствующая, схожая с шипением змеи. А с учетом того, что Бриза за глаза называют Змеем, то ничего удивительного здесь не было.
- Я не люблю цветы. Так что скорее всего это про вас, - парировал Дэв, мимикой передавая то, что не мог передать словами.

— Мне сложно с вами говорить нормально.
И хоть я вовсе не поэт,
Рифмую не оригинально,
И зол, как сволочь на весь свет,
Но если Дэв убьёт кретина,
Меня порадует картина.

Видимо, здорово Бриза приложил поисковик. Спрашивается: к чему длинные слова, выстраиваемые в рифмованные строки, когда можно было бы просто сказать: «Заткнись, отстань» Даже если в промежутках между этими словами вставить нецензурную лексику — и то сил будет затрачено меньше. И по крайней мере у Дэва у самого не возникло бы желания всех стукнуть по головам.
С другой стороны, явление действительно было уникальным.
— Может быть, вам стоит поговорить с ним? В том же стиле. Помогает. Наверное, это какой-то авторский метод!
- Что?
Врач вместе с братом быстренько направились к двери.
-Его на МРТ надо, - крикнул он им вдогонку, поторопившись преодолеть расстояние до спасительной двери.
Но опоздал. Дверь закрыли. На ключ.
Можно было бы, конечно, связаться с охраной по телефону и потребовать, чтобы его выпустили. Но беспокоить покой Бриза, которому нужен отдых, совершенно не хотелось.
Поэтому Бладеру пришлось сесть у кровати, накрыть пальцы Стила, выбивающие дробь, своей рукой.
Бриз молчал. Возможно, это было хорошо. Но быть может это было плохо.
Что там говорил врач? Продолжить в том же духе.
- Эм, - глубокомысленно начал Бладер.
- Хмм, - откашлялся усследователь, пытаясь вспомнить хоть какую-то рифму. Вспоминалась лишь стандартная «любовь, морковь, кровь». Если проводить параллели, то все это было в стихах Стила.. Была и любовь, была и кровь, только вместо моркови были цветы.
Бладер еще раз крякнул, почесал свою щетину.

-В общем так…
Твоя любовь,
Убежала жрать морковь.
Если он вернется вновь,
Будет кровь.

- И вообще, - Дэв наклонился к уху Бриза, надеясь, что так достучаться будет проще.
- Ты где там, Стил?
Ты б в сознание приходил.
Может хватит прохлаждаться
и стихами забавляться?
Уж вставать давно пора,
в общем.. да…

Бладер застыл, пытаясь оценить теперь свое состояние. Не то, что рифмование так уж было неприятно. Скорее занятно, если, конечно, забыть, что его любовник сейчас лежит, несет что-то в бреду и никак не может вернуться в эту реальность. А он, находящийся в этой реальности, имеющий медицинское образование и соответствующие сертификаты,  тоже несетбред. И кто после этого из них  больной?
Видимо, Бриз реально начал на него оказывать влияние. И если так дальше пойдет, то Бладер скоро может и живописью будет наслаждаться (а не только разводами крови на живых людях) или танцами (а не наблюдениями за дерганьем привязанных к стульям подопытных во время экспериментов).
В общем, в полку сумасшедших эстетов, прибыло.

+1

5

*стихотворная перепалка отыграна в скайпе

По крайней мере это был уже какой-то определённый прогресс: лежать кипящим изнутри бревном было куда противнее, а тут хотя бы какое-то подобие коммуникации, пусть и ущербное. Рифмовать помогал отстукиваемый пальцем по простыне ритм, но, положа руку на сердце, Стил первым закидал бы камнями такого «поэта», в которого сейчас пришлось воплотиться. Стишата были убогими, но практичными – они передавали суть, которую хотелось донести до собеседника. Правда, ответных поэм не требовалось, со слухом было всё в порядке, но Стил оценил старания доктора Бладера. В какой-то момент даже порадовался, что физически не может засмеяться и даже улыбнуться, а тянуло заржать в голос, когда Дэв перешёл на «высокий штиль» общения.

В этом было что-то трогательное — он старался, не для себя. Бриз ценил это отношение, особенно если учесть, что Дэв делал что-то совершенно ему не свойственное. Когда свихнувшийся медбрат испарился из помещения, кажется, вместе с врачом, стало легче, о чём Стил и постарался сообщить:

— Спасибо, Дэв, что выгнал идиота.
Ты обалденный. Это что-то.

— А ты - больной на все мозги.
Вот разболтался.....
Лучше спи!

Заботится. Если бы Стил мог, он бы прослезился от умиления.

— И как тебя понять?
То ты велишь вставать,
То хватит спать,
То вдруг молчать и спать.
Где логика? А между прочим,
Мне точно легче.

Тоска не жмёт на плечи,
И от стихов избавлюсь к ночи.

— ... от них повешусь, между прочим.

Ты идиот, дебил, кретин.
тебе я вроде говорил,
да ты и сам все это знал:
не первый раз Дита встречал.

Он же опасен, был и есть.
Ему б ошейничек надеть.
Тогда бы здесь средь бела дня,
стихи не мучили б меня.

Внезапно навестивший больничную палату дух поэзии явно перестарался. Бриз с горем пополам смог настроить и сфокусировать взгляд, чтобы зрачки не уплывали куда-то под веки, и даже увидел Бладера, который явно сражался с прилипчивой музой.

— Если сквозь логику взглянуть,
То ты, конечно прав.
У Шиллера премерзкий нрав,
Ему только в ошейник путь.
Но в данном случае вина на мне.
И да, он косвенно виновен.

Стил замялся, подбирая рифму, это уже само по себе было неплохим симптомом – сказать успел раньше, чем смог срифмовать.

«Однако если так пойдёт и дальше, то я стихи не смогу слышать как минимум год, или буду неадекватно на них реагировать, даже на самые замечательные»

— Его вина вполне прямая,
И оправданьям места нет.
И обвинения снимая
С него, ты ставишь в деле крест.

Чтоб дело разрешить успешно,
Нужно свидетельство твое.
Не то Аргетис, эмпат мерзкий,
Покроет шалости его.

Общение с музами явно пошло Дэву на пользу. Стил неторопливо перехватил его руку и несильно сжал. Это был явный прогресс.

— А ведь эмоции-то к делу не пришьёшь. Когда психуешь, пишешь, ждёшь и злишься, то было бы неплохо учесть такой аспект, как бюрократия. Она не принимает обвинений в стиле: «Он хам, наглец и обалдуй, а расстрелять его немедля».

Рифма ещё проскальзывала, но уже была не такой явной. Кажется, Бриз перешёл на следующий уровень, который обычно претенциозно называют «белый стих».

— Да проще киллера нанять,
Хоть это противозаконно.
Зато не нужно сочинять…

Бриз напрягся и договорил:

— Как убрать это из поля зрения с гарантией.

«Боже мой, да мне психиатр нужен»…

Отредактировано Стил Бриз (2015-11-27 17:04:42)

+1

6

Дэв, конечно слышал, о том, что рифмование заразно. Так, были случаи, когда люди, начитавшись Шекспира, начинали говорить его стилем.
Проблема была лишь в том, что Бладер стихи не читал, а просто подстраивался под Бриза. Вот уж никогда он не мог подумать о себе, что его так легко подобным «соблазнить».
Хотя…
Исследователь изучающе посмотрел на лежащего на койке больного, отмечая, что этому телу уже однажды его удалось сбить с пути истинного. И даже не однажды.
— Спасибо, Дэв, что выгнал идиота.
Ты обалденный. Это что-то.

Признание, даже сказанное в стихах, было приятным. А главное, приятно было, что мужчина угадал «скрытое послание» Стила.
Так что даже без задней мысли Бладер дал Стилу совет. В стихах. Причем с более-менее приличной рифмой, без мелькания разных «овощей и кровей.»
Тьфу!
Дэв в сердцах плюнул, начиная замечать, что даже мысли стали рифмованными.
- Тоска не жмёт на плечи,
И от стихов избавлюсь к ночи.

— ... от них повешусь, между прочим.

Он не хотел этого говорить вслух. Но вырвалось. Оставалось надеяться, что данное явление — временное. И вскоре Стил будет обычным Стилом, а не рифмоплетом. И вообще кто говорил, что он должен был отвечать стихами?
- Слушай, Стил,- начал Дэв, надеясь подобрать слова так, чтобы Бриз даже в своем состоянии понял и оценил ситуацию, а также опасность дальнейшей политики невмешательства.
Сначала интриги — бог с ними, они есть всегда и будут везде. Полностью от них избавиться не удается. Такие ситуации, держащие соратников в напряжении, иногда даже бывают полезны. Они организовывают.
Но когда интриги сменяются попыткой убийства, а теперь еще и психологическим воздействием — это было уже что-то с чем-то.
К сожалению, слова не подбирались. Тем более  мешали чувства, которые возникали в ответ на подобную ситуацию с Шиллером.
- Ты идиот, дебил, кретин.
Список Дэв мог бы продолжить, не особо  заботясь, как эти слова могут выглядеть в устах ученого мужа. Хотя мужи — тоже люди и ничего человеческое и нецензурное им не чуждо.
Вот только дальше возникли проблемы. Слишком много мыслей о Дите и всем, с ним связанном, и слишком много слов, в которые это мысли можно вовлечь. Тоже нецензурных, между прочим.
Так что, пожалуй, впервые Дэв осознанно перешел на стихи.
- тебе я вроде говорил,
да ты и сам все это знал:
не первый раз Дита встречал.
Он же опасен, был и есть.
Ему б ошейничек надеть.
Тогда бы здесь средь бела дня,
стихи не мучили б меня.

Он сказал об этом вслух? Да, наверное именно так и получилось. Слова выскочили раньше, чем Дэв смог это осознать.
Вгляделся в лицо Стила, чтобы убедиться, что расстроенное сознание коллеги не сильно пострадало после таких признаний. И чтобы исправиться, продолжил излагать свой взгляд на проблемы и свою просьбу вновь в стихах.
— Да проще киллера нанять,
Хоть это противозаконно. 
Зато не нужно сочинять…

Нет, конечно, стихи Дэву порядком остопиз…. Надоели.. но идти на убийство ради этого!
- Ты совсем охренел?
Совсем не в рифму восликнул Бладер.
- Какого киллера? - чуть тише произнес он, вспоминая, что вроде в медицинском блоке камеры тоже звук пишут.
- Таких тараканов киллеры не убивают. Их морить надо.
Дэв был против убийства. Вообще он не  считал, что убийство ради убийства имеет право на существование. И даже если речь шла о том, чтобы вычеркнуть из списка живых такую занозу, как Шиллер, то есть и другие меры.
- Аргетисом все не заканчивается. Не смотря на все его рекомендации, он всего лишь бывший подопытный.
Нет, не о том он ведет речь. Не о том разговаривает с тем, кто находится в таком положении.
- Может ты все-таки объяснишь, что случилось у вас там? И желательно в прозе.

0

7

— Ты совсем охренел?

Боже мой, вот бы сейчас рассмеяться! Смех застрял в горле и мешал дышать.

- Какого киллера?

Всё ещё пытаясь совладать с неуместным приступом веселья, Стил попытался в меру своих способностей изобразить, какого именно киллера. Внешне это выражалось в том, что лицо дрогнуло в попытке стать суровее, да взгляд сделался пристальным, как будто Бриз смотрел через оптический прицел. В остальном изображаемый киллер мало чем отличался от бревна, маскирующегося под белой простынёй.

- Таких тараканов киллеры не убивают. Их морить надо.

Пристальный взгляд растерял суровость и с вселенской нежностью обласкал лицо любовника. Да, Дэв не был писаным красавцем. Но ради бога, кто бы не принялся таять, если бы условная половинка (какой пафос, подумать только!) принялась ругать того, кто сделал плохо тому человеку, к которому, кажется, имеются чувства. Ну хоть какие-нибудь чувства, Стилу этого в жизни просто критически не хватало. А тут — внезапный пир.

- Аргетисом все не заканчивается. Несмотря на все его рекомендации, он всего лишь бывший подопытный.

— И один из основателей этой богадельни, и делец довольно опытный, — подсказал Стил, предлагая любовнику самостоятельно увязывать два и два. Но подсказал, опять-таки, в рифму.

- Может ты все-таки объяснишь, что случилось у вас там? И желательно в прозе.

Вопрос озадачил. В памяти плавали какие-то размытые пятна. Определённо, случилось что-то из ряда вон выходящее, но в какой момент всё пошло не так?

— Он меня раздражает. Специально, — Стил вымучено улыбнулся. — И давит морально. В этот раз я всего лишь невовремя на него наткнулся и…

«Оооо… и я в него стрелял. Какая прелесть. Ну не в него, в зеркало. Но следующая пуля имела все шансы проведать ту прямую извилину, которая у Дита в голове отвечает за инстинкт самосохранения».

— И мы поговорили. Вернее, говорил больше я. Не знаю, что на меня нашло, — Стил с сомнением поднял бровь. — Вернее, знаю. Я тогда всё ещё не остыл от этой авантюры с якобы выкупом Доминика. Кроме того, меня взбесила сцена с попыткой убийства танцора. Не знаю, выжил ли после этого Наиль, и что конкретно нужно было сделать с мальчиком, чтобы он попытался убить своего соседа по комнате. Пусть и бывшего. Стокгольмский синдром? Мне кажется, Дэв, что просто гуманизма ради мальчика стоит показать психиатру. И мне заранее плевать, что он пока ещё собственность Шиллера. Если он не в состоянии контролировать свою собственность, которая представляет собой опасность для подопечных Центра, то пусть не удивляется, что я вмешаюсь. В конце концов, я надзиратель, а не добрая тётушка из столовой, которая с улыбкой стельной коровы подкладывает ему на тарелку кусок мяса побольше.

Бриз заметил, что с силой сжал пальцы, да так, что он побелели. А между тем этими пальцами он как раз держал Дэва за руку. Дышал гневно, пока по знакомым ощущениям не понял, что снова пошла носом кровь.

— Разожми, пожалуйста, — Стил обессилено откинулся на подушку, с которой приподнялся во время своей короткой речи, и скосил глаза, пытаясь увидеть торчащую возле кровати тумбочку. — Там есть коробка бумажных салфеток, дай, пожалуйста, пару. А кровь — это ерунда. У меня бывает… Вот как я здесь очутился, и что написано в диагнозе — это вопрос.

Он снова гневно сверкнул глазами, не в силах поднять руку, но потом спохватился и поднял — не усилием мышц, а приказом чёрной воли. Что же, тело слушалось. А значит, ошейника на нём не было, уже неплохо.

0

8

У Стила дернулось лицо и Дэву пришлось склониться к нему, надеясь определить, что же пациент хочет. Но Бриз продолжал лежать без движений, так что на какое-то время исследователь решил, что все ему лишь причудилось и он желаемое принял за реальное.
— И один из основателей этой богадельни .
Бладер облегченно вздохнул, провел рукой по вспотевшему лбу. Все-таки рифмование хоть и было занятным, но лишало его сил. И сейчас, сидя рядом с Бризом, он опасался, что тот вновь перейдет на рифму, заставляя в ответ сделать тоже. Зачем отвечать тем же? Вряд ли Дэв думал об этом. Просто хотел сделать Бризу приятное, просто хотел , чтобы тот побыстрее пришел в себя. И если уж на то пошло: он готов был тут целовать пол и делать колесо, ходить на руках и бегать в клоунском колпаке в случае, если все эти действия помогут мужчине встать с постели, а не загонят его в могилу.
- .. и делец довольно опытный,
«Черт
Итак, рифмы еще не закончились, по крайней мере даже Дэв смог соединить последнее слово своего высказывания и то, что сказал Бриз.
Дэв встал. На месте сидеть уже не было никакой возможности. Во всей этой обстановке бесило все, и самое главное — неспособность хоть как-то влиять на ситуацию. И кто сказал, что его попытка подыграть Бризу будет успешной? Повесить того надо. Здесь. На лампочку. Верх ногами.
Дэв действительно забыл про все регалии Аргетиса. А ведь они создавали настоящие проблемы. Можно, конечно, попробовать провернуть это дело в обход поисковиков, заручившись поддержкой Георга или Эрвина. Тогда для того, чтобы задействовать свои связи, Аргетису придется хорошенько потрудиться. Возможно, в результате выйдет еще одно положение как дополнение к постановлению о сотрудничающих. И включать оно будет правила, согласно которым сотрудник Центра не может быть заключен в ошейник даже при наличии способности. Но пока все это пройдет утверждение, Дитрих уже ощутит на своей шкуре, что такое быть подопытным. Но стоит ли овчинка выделки?
— Он меня раздражает. Специально, И давит морально. В этот раз я всего лишь невовремя на него наткнулся и…
Эти слова застали Дэва у окна. Резко повернулся, не веря своим ушам, а потом и глазам.
Стил улыбался! Не просто лежал бревном, демонстрируя слабые попытки выразить определенные эмоции, а конкретно так улыбался, с соответствующими складками в уголках  губ. И пусть эту улыбку нельзя было отнести к счастливой и скорее она напоминала усмешку, для начала и этого было вполне достаточно.
И мы поговорили. Вернее, говорил больше я. Не знаю, что на меня нашло. Вернее, знаю. Я тогда всё ещё не остыл от этой авантюры с якобы выкупом Доминика. Кроме того, меня взбесила сцена с попыткой убийства танцора.
Доминик. Дэв действительно помог тогда Бризу, прикрепив парнишку к своей лаборатории, вот только он относился к тем, кто не верит в простую благотворительность. А интерес  Бриза явно выходил за пределы должностных обязанностей. И это приходилось принять. Так же как и попытку Бриза вновь и вновь возвращаться к своему мучителю. Для чего? Для разговоров, чтобы наладить отношения? Вновь здесь было слишком много личного. И вот с этим тоже приходилось мириться, запрятав инстинкт собственника куда подальше.
- Не знаю, выжил ли после этого Наиль, и что конкретно нужно было сделать с мальчиком, чтобы он попытался убить своего соседа по комнате. Пусть и бывшего. Стокгольмский синдром? Мне кажется, Дэв, что просто гуманизма ради мальчика стоит показать психиатру. И мне заранее плевать, что он пока ещё собственность Шиллера. Если он не в состоянии контролировать свою собственность, которая представляет собой опасность для подопечных Центра, то пусть не удивляется, что я вмешаюсь. В конце концов, я надзиратель, а не добрая тётушка из столовой, которая с улыбкой стельной коровы подкладывает ему на тарелку кусок мяса побольше.
- Покажем, - достаточно сухо произнес Бладер, не будучи в восторге от всего этого кавардака.
Бриз был идиотом. Ему бы думать о себе и о том, как побыстрее восстановиться, а он про какого-то подопытного речи ведет.
Дэв накрыл руку Бриза своей, просунув палец под ладонь. И в ответ на эти действия Стил сжал руку, да так, что Бладер был уверен — раздробит ему пальцы ко всем чертям.
Правда, через какое-то мгновение не только о пальцах стал думать исследователь. Дыхание Стила стало частым, рваным. Ухудшила ситуация и кровь из носа. С этим явно надо было делать, и не только то, что просил Бриз.
Расцепить пальцы — не так сложно, как, впрочем, и достать из трубочки салфетки.
- И как часто у тебя такое бывает?
Дотянулся через бортик кровати, чтобы вновь взять в руки историю болезни. Прошелся еще раз по страницам, исписанным мелким почерком. Врач, осматривающий Стила, поставил предварительный диагноз: синдром да Коста. Из положительного: внутренние органы не задеты и не представляют опасности. Из отрицательного: психологические проблемы сложнее решать, чем физиологические. Но для того, чтобы диагноз подтвердился, врачу придется провести опрос больного, когда тот придет в себя окончательно.
Бладер помог Стилу сесть поудобнее и приветствовал его открытые глаза сдержанной улыбкой.
- Если врач подтвердит свой диагноз, у тебя могут быть проблемы с допуском к работе,- скрывать этого от Бриза не имело никакого смысла. Как и не имело смысла скрывать свое отношение ко всему этому: терять коллегу не хотелось.

0

9

— У тебя есть удивительный талант сердиться, не показывая это мимикой.

Сил благодарно взял салфетки, радуясь самой возможности протянуть руку и что-то взять.

— Есть что-то ущербное в том, чтобы ясно мыслить, но при этом не иметь возможности даже глаза открыть самостоятельно. Если меня захотят обследовать, заподозрив, что это побочный эффект злоупотребления талантами целителя, я даже брыкаться не стану.

— И как часто у тебя такое бывает?

— Не так часто, чтобы я начал беспокоиться. Время от времени, в результате перенапряжения. Последний раз было в прошедшем году, зимой, как раз перед Новым годом. Не хочу даже вспоминать, сколько дней я провёл без сна на кофеине и стимуляторах.

Пока Дэв изучал его историю болезни, Стил позволил себе до сопливости романтически поглаживать его по бедру. Раз уж дотянулся. Он бы и сам сунул любопытный нос в документы, но лишь затем, чтобы проверить, не написано ли там что-то типа «подозревается в мутации, кандидат в ошейники».

— Если врач подтвердит свой диагноз, у тебя могут быть проблемы с допуском к работе.

— Они ничего не смогут доказать, — Стил быстро процитировал один из голливудских блокбастеров, повторив заезженный штамп, и уверено улыбнулся. — У меня не будет проблем с допуском к работе. Скажу больше, я даже не стану сейчас пытаться вернуться в рабочий кабинет. Думаю, что прекрасно смогу управлять службой надзора отсюда — мои служебные дела в идеальном порядке, так что отсутствие заместителя меня не убьёт. В крайнем случае сброшу дела на начальника СБ, он прекрасно меня продублирует. Я же тащил на себе все три службы в своё время, и не умер.

Вообще-то, чуть не умер, но до медков это не докатилось, а что не задокументировано, то не существует для широкой общественности. Взаимозаменяемость силовиков кроме адской головной боли приносила ещё и некоторые дивиденды. Можно было с абсолютно чистой совестью загреметь в больницу, и знать, что в случае чего Ларс где надо кулаком по столу грохнет, людей перенаправит, и Аргетис, несмотря на свои романтические сдвиги, найдёт резерв, чтобы поддержать параллельное ведомство.

В ответ на искреннюю заботу, Стил даже попытался сделать поползновение и прихватить под шумок ещё немного романтики, но на это не хватило окаянства.

— Я могу даже пообещать тебе, что не стану пользоваться услугами целителя, чтобы раньше срока выйти из этой палаты.

И Бриз был вполне настроен сдержать данное слово. Если даст. Кроме того, ему никто не сможет запретить плюнуть на медиков и выйти недолеченым.

— Как хорошо, что ты пришёл. Не дай бог этот поэтический припадок случился бы со мной в компании этого психопата в белом халате… поклонника балета.

0

10

- Есть что-то ущербное в том, чтобы ясно мыслить, но при этом не иметь возможности даже глаза открыть самостоятельно
Этот человек еще жалуется? Дэв строго посмотрел на Стила, нахмурился, наблюдая, как тот, пользуясь салфеткой, вытирает кровь.
- А ты бы предпочел лежать с открытыми глазами и потерять возможность мыслить совсем?
Бладер все еще стоял у кровати, стараясь придерживаться определенной дистанции. Причем делал это скорее подсознательно, чем осознанно. Привычка не подпускать к себе близко никого сыграла и здесь. Да и никто не знает, когда эти олухи в белых халатах решат проведать своего больного.
-Если меня захотят обследовать, заподозрив, что это побочный эффект злоупотребления талантами целителя, я даже брыкаться не стану.
- Таланты целителя действительно могут быть опасны.
Просто сообщил свое мнение. К сожалению, пока у Дэва не было возможности тщательно проработать данный вопрос: в исследовательском отделе нехватка кадров. Так что приходилось сначала уделят внимание основным, прописанным в должностных положениях обязанностям, а уж потом заниматься тем, что интересно самому. На последнее совсем не хватало времени. А процедура включения этих задач в список задач отдела — слишком длительная. Так что тут Бладер должен был признать: доказательств, что целитель, залечивающий физические повреждения, может повлиять и на мозговую деятельность пациента, нет.
- Я бы тебя проверил, - озвучил свое желания Бладер, при этом утаив, что интересовать его будут не последствия целительства, а нечто совершенно иное.
- Не так часто, чтобы я начал беспокоиться. Время от времени, в результате перенапряжения. Последний раз было в прошедшем году, зимой, как раз перед Новым годом. Не хочу даже вспоминать, сколько дней я провёл без сна на кофеине и стимуляторах.
Признание трудоголика. Такого же, как и сам Дэв. Быть может именно это и сблизило данных людей, не имеющих ни возможности из-за своей работы выйти куда-то за пределы Центра, ни желания. Разница заключалась лишь в том, что Дэв понимал, чем грозит кофеин и стимуляторы, поэтому и избегал их. А вот Бриз, судя по всему, не гнушался никаких средств, чтобы повысить работоспособность.
Промолчал на подобное высказывание Бриза. В конце концов Стил не маленький. Должен понимать, к чему подобное злоупотребление приведет. Поэтому лишь многозначительно посмотрел на коллегу.
- Три крепких кофе, пачка сигарет.
И стимуляторов  я горсть отправлю в глотку.
И если смерть не скажет мне «привет»…

Дэв тряхнул головой, отгоняя пришедшие на язык слова какого-то старого стихотворения времен своей молодости.
Прикосновения к бедру отвлекли и не позволили произнести то, что на самом деле Дэв думал по поводу всего этого.
-В крайнем случае сброшу дела на начальника СБ, он прекрасно меня продублирует. Я же тащил на себе все три службы в своё время, и не умер.
- Вот и сделай это. Отдых в течение недели-другой тебе точно не повредит. Причем желательно подальше от всех этих мест.
«И от Шиллера», - последнее не озвучил, решив, что не стоит вновь маъать этим именем перед Бризом.
Я могу даже пообещать тебе, что не стану пользоваться услугами целителя, чтобы раньше срока выйти из этой палаты.
- А толк в этих обещаниях? - Бладер стряхнул челку и присел на кровать коллеги. - Когда тебя в очередной раз порежут, у тебя не слишком большой будет выбор: либо отправиться к праотцам, либо обращаться к помощи целителей. Причем последнее вообще могут сделать без твоего ведома.
Да он сам первым вызовет целителей, если на кону будет стоять жизнь Стила. Вот так вот просто буквально за одну неделю Дев пересмотрел свое отношение к подобным вещам. Однако это совсем не означало, что сам он для себя готов был вызывать подобных мутантов. Изменения этой сферы пока еще не коснулись.
-Не дай бог этот поэтический припадок случился бы со мной в компании этого психопата в белом халате… поклонника балета.
Да уж. Психопат был отменным.
- Он все равно рано или поздно вернется, - Бладер опустил руку на ноги Стила, чуть посильнее сжал, делая вид, что хозяин сам не знает, что его рука делает.
- Я бы предложил тебе подписать заявление о переводе в наш отдел. Отдельная палату  у нас есть.. Так что если тебя не смущает отдых в палате, предназначенной для подопытного, то милости просим.
По крайней мере там Бладер может получше присмотреть за этим вездесущим начальником, которому не сидится на месте.

0

11

— А ты бы предпочел лежать с открытыми глазами и потерять возможность мыслить совсем?

— При таком раскладе я хотя бы не мучился. Нет мышления — нет терзаний. Впрочем, я могу ошибаться.

Стил даже задумался, а действительно ли при невозможности думать отсутствуют страдания, и ни к какому выводу не пришёл. Это было слишком много для него сейчас.

— Таланты целителя действительно могут быть опасны. Я бы тебя проверил.

— Сделайте такое одолжение, доктор,
— с безграничным смирением отозвался Стил. В голове даже приблизительно не мелькнуло, что Дэв, вероятно, может всерьёз рассматривать его как объект исследований. Хотя об этом как раз и стоило бы подумать. Переходить в категорию подопытных Стил не желал, но искренне полагал, что даже если его раскроют, он сумеет выкрутиться и перейти в категорию сотрудничающих. При этом даже сохранив должность. А что? Если начальник службы поиска бывший подопытный, что мешает ему так и не перейти в эту угнетаемую касту?

— Три крепких кофе, пачка сигарет.
И стимуляторов  я горсть отправлю в глотку.
И если смерть не скажет мне «привет»…

Стил едва рот не открыл, от изумления. Ну ладно, Дэв пошл на поводу у его пэтческого психоза, старательно рифмовал, пусть и не Артюр Рембо, но вполне удачно. А тут вдруг, без всякого нажма извне…

— Вот и сделай это. Отдых в течение недели-другой тебе точно не повредит. Причем желательно подальше от всех этих мест.

— Иногда я фантазирую, что действительно уеду куда-нибудь в Финляндию, чтобы отдохнуть. Но я там сойду с ума, думая, что во время моего отсутствия тут будет твориться бедлам.

—  Когда тебя в очередной раз порежут, у тебя не слишком большой будет выбор: либо отправиться к праотцам, либо обращаться к помощи целителей. Причем последнее вообще могут сделать без твоего ведома.

— Если кто-то рискнёт пробраться в больничную палату, чтобы меня тут порезать, у меня будет прекрасный повод предъявить претензию Ларсу Йоханссону. Он безопасник, он отвечает за безопасность, и если он не в состоянии обеспечить безопасность сотрудника Центра, мирно выздоравливающего в медблоке, то у него большие проблемы со служебным соответствием. И я полагаю, что он это понимает.

— Я бы предложил тебе подписать заявление о переводе в наш отдел. Отдельная палата  у нас есть. Так что, если тебя не смущает отдых в палате, предназначенной для подопытного, то милости просим.

— Где подписать? — Бриз вполне серьёзно воспринял предложение. — Палата не смущает, может до меня на этой койке лежал избитый форсажник, я не узнавал. Ничего, простыни сменили, и я вполне комфортно отлёживаю бока.

Ради него собираются немного злоупотребить служебным положением? Боже мой, но ведь это же прекрано! Дурак откажется! А Стил себя дураком не считал, несмотря на цветистые эпитеты, которыми Дэв сгоряча его наградил.

0

12

— При таком раскладе я хотя бы не мучился. Нет мышления — нет терзаний. Впрочем, я могу ошибаться.
Бладер улыбнулся таким наивным рассуждениям. Улыбнулся, как умел — чуть скосив рот в левую сторону.  Но комментировать это не стал. На Стила и без того в этот раз много чего навалилось, так что лучше  тему страданий и мучений оставить на другой раз.
-Сделайте такое одолжение, доктор.
То, что коллега не возражал против исследования, несказанно радовало. Дэв в первую очередь беспокоился о том, какие повреждения могли принести проникновения в голову Биза эмпата. О том, что Стил мог сам обладать какой-то способностью — даже не думал.
Не могло такого быть!
Конечно, в Центре поговаривали, что среди сотрудников есть те, кому самое место в ошейниках. Но как-то не мог Бладер даже в кошмарных снах представить Бриза подопытным.  Относящийся с пренебрежением ко всем, кто обладает сверхъестественными талантами, Дэв не мог даже допустить, что злодейка-судьба подкинет ему такую свинью.
— Иногда я фантазирую, что действительно уеду куда-нибудь в Финляндию, чтобы отдохнуть. Но я там сойду с ума, думая, что во время моего отсутствия тут будет твориться бедлам.
- Не будет, поверь мне.
Вряд ли Стил, который работал в Центре с момента открытия данного заведения, так уж и поверил бы Бладеру. Но опыт врача подсказывал, даже заядлые трудоголики забывали о работе, если появлялись новые увлечения.
Конечно, Бладер не считал себя достойной заменой работе, но все-таки решил предложить:
- Могли бы отправиться туда вместе.
— Если кто-то рискнёт пробраться в больничную палату, чтобы меня тут порезать, у меня будет прекрасный повод предъявить претензию Ларсу Йоханссону. 
Что ж, пока мысли Стила были посвящены конкретно медицинскому блоку. И это было хорошо: значит, некоторое время удастся все-таки удержать его на постельном режиме. Проблема заключалась в том, что Шиллер чуть не убил Стила не в Центре, а когда тот мирно прогуливался по городу. И если один инцидент подобного рода уже был, то что мешает ему повториться. И вот это вызывало опасения.
-Палата не смущает, может до меня на этой койке лежал избитый форсажник, я не узнавал. Ничего, простыни сменили, и я вполне комфортно отлёживаю бока.
Дэв серьезно посмотрел на пациента. По сути — разрешение дано. Осталось только уладить всякие формальности, в числе которых согласование это с лечащим Бриза врачом и с руководством Центра. Но исследователь был уверен — проблем быть не должно. Главное подогнать нормальное объяснение для подобных действий.
- Хорошо. Тогда, чтобы тебе долго не пришлось здесь лежать, займусь этим прямо сейчас, пока Файз еще на месте.
Приподнялся с кровати, подумал, что быть может стоит поцеловать на прощание. В конце концов решил, что это лишнее, поэтому просто  сдержанно кивнул.
И лишь у двери остановился, обернулся, чтобы сказать:
- Не скучай, я скоро вернусь за тобой.

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 3.08.2013 г. И был он тихий, но помешанный


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC