За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 31.07.13 Будни дурной химеры


31.07.13 Будни дурной химеры

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Экспромт, блиц.

Стил Бриз и Дитрих Шиллер.

Комната Шиллера.

31 июля, вечер.

После спонтанного заключения пакта о ненападении, на следующий день после кладбища.

0

2

Ни с кем иным Стил не мог сравнить себя с Шиллером, если рассматривать именно в плане союза — любого союза, а хоть бы и делового. Если соединить Зверя и Змея, то получится именно химера. Ситуация получилась странная и двусмысленная, действительно, всё сбудется, стоит только расхотеть. По здравому размышлению, Стил решил проигнорировать брошенное Дитрихом предложение на тему попробовать ужиться. Ему дали по голове, в ушибленной башке только чушь и могла зародиться — о чём тут было размышлять-то? Но в процессе работы с документами Стил сначала наткнулся на какую-то претензию от технического отдела в адрес Шиллера — всего-то служебная записка, но ведь подсунула же какая-то сволочь её именно Бризу?

Дитриха где-то носили таинственные зверские черти, поэтому когда он появился к вечеру, Стил уже успел уладить это внезапное разногласие с техниками. наверное, со стороны это выглядело забавно — змей, озадаченно потирая висок, деликатно выясняет у техника, в чём конкретно дело, а потом так же деликатно улаживает вопрос отправки автомобиля в чистку салона, чтобы там специалисты окончательно убрали следы его крови с сидений. Абсурд? Абсурд.

Сваливаться как снег на голову Змей не стал. Он дал Шиллеру время, позвонил на мобильный, предупредил, что сейчас зайдёт, и даже не задержит. Стил тщательно контролировал тон и мог бы дать руку на отсечение, что был вполне дружелюбен.

В дверь он постучал, как порядочный человек, дождался пока Шиллер откроет и сразу предупредил:

— Я ненадолго. Ты не занят? — он переступил порог и с беззлобным коротким смешком протянул ему погашенную служебную записку. — Вот, держи. Забавно получилось, но я думаю, что техотдел на тебя больше не в обиде. Что ты говорил там под капотом у служебного рыдвана?

0

3

Дитрих чувствовал себя эмоционально выгоревшим, словно все свои чувства потратил на то, чтобы не оторвать беглому Наилю голову. Чтобы не помять слишком сильно Аргетиса, который хотя и отдавался, делал это с оглядкой на целителя. Чтобы не взвыть по-звериному от мысли о том, сколько работы скопилось на завтра. Там ещё было много причин, чтобы злиться и скрежетать зубами, Дит предпочёл спустить всё на тормозах.
Он ещё не вполне обдумал происшествие на кладбище и подозревал, что за Стилом водятся тёмные делишки. Такие как окончательно избавиться от бесившего его коллеги по смежному ведомству. Но зачем тогда вытащил? В общем, та ещё головоломка. Вариант "совесть заела" Зверь отмёл, как только придумал. Потому что не было у Стила Бриза совести! Стил, должно быть, придерживался о поисковике подобного мнения.
Зверь попробовал было сдать позиции по всем фронтам, но со Змеем это не возымело никакого эффекта. Причина такого поведения со стороны Дитриха крылась в так невовремя взыгравшем инстинкте самосохранения. Если это Стил стоит за толпами гопарей во главе с чокнутой бабёнкой — то плохи дела звериные. Дит никогда не умел противостоять женщинам. Особенно, когда те прикидывались мужчинами.
В общем, Зверь совсем запутался. Так что когда экс-босс уведомил, что несёт к нему свою начальственную задницу, насторожился. Что ещё могло стрястись за неполные сутки?! Но делать-то нечего. Не покажешь же Стилу на дверь: несолидно. Да и договорённость со стороны Дитриха оставалась в силе. Змей рулил — он, Зверь, выполнял. Всё просто.
— Я ненадолго. Ты не занят?
— Нет, — ответил Дит.
Он буквально облапал собеседника в эмоциональном плане. Хорошо, что Стил никак не воспринимал беспардонное вторжение в чувственную сферу. С Аргетисом такой фокус не сработает. Точнее, сработает, но Зверь избегал навязчиво трогать Ди. Тот слишком остро чувствовал подобного рода действия.
— Вот, держи. Забавно получилось, но я думаю, что техотдел на тебя больше не в обиде. Что ты говорил там под капотом у служебного рыдвана?
— Двигло от Феррари, — машинально повторил Дитрих, посторонившись, чтобы Змей не маячил на пороге. — Ба, ты отвадил от меня этих троглодитов из технического! Спасибо. Бываешь ты иногда полезным, нечего сказать. Но чего стоит твоя доброта — это вопрос. Как с Локи. Тот делает, но потом не радостно от его ценных услуг. Чем обязан?

0

4

Несмотря на всю здравую настороженность – Стил разумно не доверял Дитриху — он всё равно попал в ловушку собственного шаблона. Сделал в адрес Шиллера то, что обычно делал для своих людей.

— Феррари? — Бриз поднял бровь, потом покаянно развёл руками. — Нельзя разбираться во всём в мире. О Феррари я знаю только что это дорого и технически хорошо. Буду считать, что это круто. Техник пошутил что-то про оксид азота, который нужно добавить в систему твоей машины, и кажется был не впечатлён тем, что я не засмеялся. Признаться, шутку я не понял, буду рад, если ты объяснишь. Чем обязан?

Вопрос поставил Стила в тупик. Он озадачено покусал губы, пытаясь понять логическую связку между своим визитом и этим вопросом, потом передёрнул плечами и коротко фыркнул.

Служебную записку за каким-то хреном направили ко мне. То ли кто-то стебётся, то ли обычная ошибка. Тебя не было, я сделал, это нормально. У меня есть дурная привычка ограждать своих людей от досадных мелочей.

Бриз с некоторым недоумением смотрел на шрам, невесть откуда появившийся на лице Шиллера. Вчера его не было, сегодня появился, и вполне заживший.

— Что случилось?

0

5

Дитрих отмахнулся от вопроса касательно технического оснащения автомобиля, который считал своим. После того как он продал новенький Ягуар, приходилось довольствоваться малым. Это малое оказалось довольно-таки приличным по ТТХ, но совершенно непотребным внешне. Машина выглядела как рыдван. Однако она не являлась таковым в принципе. Подумаешь, одно крыло где-то потерял и кое-где ещё помял, поцарапал краску. Так вот пусть техники и решают, их забота!
— Не торчи на пороге, — Зверь беспардонно взял Стила за плечо и увлёк внутрь комнаты.
Поисковик закрыл дверь. Ему не нравилось общаться под камерами. Не нравилось от слова совсем, всюду мерещился Локи, потирающий свои белые лапки. Дитрих не боялся, нет. Он просто предпринимал контрмеры против неуёмного любопытства Йоханссона. Простые, но действенные.
— Служебную записку за каким-то хреном направили ко мне. То ли кто-то стебётся, то ли обычная ошибка.
— Хреновые какие-то шутки.
— Тебя не было, я сделал, это нормально. У меня есть дурная привычка ограждать своих людей от досадных мелочей.
Значит, соглашение всё-таки в силе. Договорённость действует. Но Дитрих всё равно удивлённо приподнял бровь. Левую.
— Что случилось?
Зверь спохватился, сделал короткое движение, словно хотел закрыть лицо. Так же быстро сообразил, что Стил успел разглядеть уродливую отметину в деталях.
— Это мелкий, — нехотя пояснил Дитрих. — Вспомнил, что он не только лечить умеет. Хрен с ним, сведу. Ты, вроде, хотел привлечь сучёныша к работе медблока? Смотри, какой из него работник золотой. Пришьёт кого-нибудь как пить дать. Отвечать кто будет? Пра-а-авильно, владелец. Дитрих Шиллер, знаешь такого сотрудника? Так вот, этот тип ещё хочет спокойно пожить, без лишних смертей.
Дит махнул рукой, мол, не хочет он обсуждать нюансы происшествия. Впрочем, если бы Стил настоял — пришлось бы вдаваться в подробности, временами крайне неприятные и выдающие тот самый непрофессионализм, который Змей люто порицал в коллегах.
— Я всё думаю о той бабе, которая выступила приманкой на кладбище. Знаешь, она мастер перевоплощения. Если бы не её характерный эмоциональный почерк, я бы не разобрался. Плюс, её планы на мои кости — один в один с твоими. Я не верю в совпадения, но всё-таки не отказался бы потолковать с ней лично. Жаль, что теперь её ищи-свищи, но у меня острое подозрение, что какой-то паранормальной хернёй эта тварь вооружена. Было нечто странное на кладбище. Нечто, не вписывающееся в обыденные рамки. И поверь моему опыту, это оно.

0

6

Хватка за плечо только неведомым чудом не выплеснулась на лицо Бриза крайним недоумением, разбавленным хорошей дозой возмущения. Фаза «как ты смеешь» буквально вертелась на кончике языка, но вообще-то он сам слишком много позволил Дитриху, вот этот и обнаглел до крайности. Но опять же, что было позволено своему Шиллеру, то было не позволено постороннему Шиллеру. Стил с хорошей долей озадаченности перебирал собственные ощущения и умозаключения по данному поводу. Он раньше даже не давал себе труда перечислить мысленно, что именно можно своим из того, что нельзя чужим.

Ты, вроде, хотел привлечь сучёныша к работе медблока? Смотри, какой из него работник золотой.

Наиль Наис, — Стил с пониманием расслабился. Что бы там Дит ни говорил, а у «мелкого» было множество поводов убить своего владельца, так чему же удивляться?

— Я всё думаю о той бабе, которая выступила приманкой на кладбище. Знаешь, она мастер перевоплощения. Если бы не её характерный эмоциональный почерк, я бы не разобрался. Плюс, её планы на мои кости — один в один с твоими.

— Мне досадно, что я оказался до такой степени неоригинальным, — Стил поморщился. — Но ты сам посуди, фраза «я тебе все кости переломаю» одна из самых распространённых угроз. Разница лишь в том, что немногие планируют претворять эту угрозу в жизнь. Опыту — верю… Я её не рассмотрел, Дитрих, но тебе не приходило в голову, что она родственница Наиса? Комплекция похожа, повод к мести имеет место быть.

«К тому же ты оставил своего блондинчика бегать по городу без присмотра, имел все возможности сообщить кому следует что он жив, несчастен, и несчастен благодаря одному мудаку по имени Дитрих Шиллер».

Я бы сам не прочь с ней побеседовать, — Стил всё ещё сомневался, что она исполнительница его заказа. — Особенно теперь.

0

7

— Не думал, — отрицательно махнул головой Дитрих. — Внешне я не успел её толком разглядеть, но эмоциональный фон другой. Совсем другой. Да, у меня новая сумасшедшая теория о том, что родственники в чувственном плане могут совпадать друг с другом и при прочих равных условиях оставлять идентичные эмоциональные почерки. Согласен, звучит бредово, да и справедливо это только в отношении очень близких друг другу людей. Да чушь. Полная. Но я всё-таки не думаю, что она как-то связана с мелким. Ведь тот как бы... пропал без вести. За ним следили, контактировал он только со случайными лицами. Он не дурак, вычислил, что дома его будут искать в первую очередь.
— Я бы сам не прочь с ней побеседовать, особенно теперь.
— Что значит "особенно теперь"? — сердито фыркнул Зверь. — Это потому что она обвела меня вокруг пальца? Так она готовилась, такую свору нагнала, что страшно сказать! Ты бы тоже купился, поверь мне. Или что, я должен был как-то по-другому поблагодарить тебя за спасение?
Он посверкал в сторону Змея глазищами-ледышками, мол, ну ты вообще, босс! Слова Стила ударили по самолюбию. Дитрих и так не слишком легко перенёс тот факт, что его позорно обставила баба. Так ещё и поймали, прикрутили к чёртовой каменюке! Считай, не справился с какой-то неорганизованной стаей.

0

8

—  Да, у меня новая сумасшедшая теория о том, что родственники в чувственном плане могут совпадать друг с другом и при прочих равных условиях оставлять идентичные эмоциональные почерки. Согласен, звучит бредово, да и справедливо это только в отношении очень близких друг другу людей.

— Ты проверял это? — Бриз даже придвинулся ближе к Шиллеру. Живой интерес был вызван, скорее, профессиональными соображениями. Он не мог сказать, по какому принципу в нём срабатывает интерес к разным способностям, поскольку исследователем не был даже по натуре. Стил иронично причислял себя к бездушным потреблядям — его в первую очередь интересовала польза, практическая ли, метафорическая ли, но всё же польза. То, что не доставляло хотя бы эстетического наслаждения не имело в глазах Бриза никакой ценности. А вот соображения по поводу идентичности эмоциональных отпечатков встраивались в его систему ценностей, как интересная тема.

— Что значит "особенно теперь"?

Шиллер сердился. Бриз усмехнулся.

— Это потому что она обвела меня вокруг пальца?

— Целого эмпата, — улыбка стала отчётливее, но Стил легко отмахнулся. — Не поэтому. Хотя вот сначала — да, я бы ей с чувством пожал бы руку… — он немного подумал и озадачено пожал плечами. — Зависит от образа, если бы, как ты сказал, она была бы в образе мужчины, то пожал бы руку. Даме в платье я предпочту руку поцеловать. Сейчас же мой интерес обусловлен более приземлёнными соображениями. Проблемы моих людей — мои проблемы. Не напрягайся, я всё ещё пытаюсь привыкнуть и всё ещё не доверяю тебе, но привычка…

0

9

— Прекращай, — оборвал поток откровений Дитрих. — Я бы посмотрел на тебя в подобной ситуации. Ты действительно уверен, что справился бы лучше?
Дит прислонился плечом к стене. Он пытался понять, к чему клонит Стил, и очень внимательно трогал его — в эмоциональном спектре. Но тот ничего интересного не выдавал: Змей был спокоен, собран, более-менее миролюбиво настроен. Это становилось опасным. Насколько босс не верил, что Зверь отступился от своих планов, настолько Дитрих платил ему той же монетой.
— Проблемы моих людей — мои проблемы. Не напрягайся, я всё ещё пытаюсь привыкнуть и всё ещё не доверяю тебе, но привычка...
— Договаривай. Твоих? Я понял. Что взамен? Или что, такое благо как твоя протекция даётся просто за красивые глаза? Я польщён. У тебя есть какие-нибудь мысли, как найти эту бабу? Не могу же я шерстить весь в город в поисках этой суки. Плюс, у моего ведомства есть дела, куда более актуальные. Моё подозрение может и не подтвердиться.
Зверь пожал плечами.
— Да, ещё. Твой целитель умеет убирать шрамы из состояния "как есть"? Я не хочу снова трогать лицо, вариант "порезать и нарастить здоровое" мне не подходит: больно. Считай проявлением малодушия, если угодно, но я чертовски устал от этого простого, бесхитростного чувства. Если умеет, то я буду тебе очень признателен... Микродермобразия и другая традиционная медицина мне нахрен не сдалась, долго всё. С Наиса я теперь ошейник снимать не планирую: он обещал меня убить.

0

10

— Я бы посмотрел на тебя в подобной ситуации. Ты действительно уверен, что справился бы лучше?

— Ты видел меня в подобной ситуации, да и я помню, как я справился. Прямо скажем, никак не справился, поэтому не нужно на меня так смотреть.

— Договаривай. Твоих? Я понял. Что взамен? Или что, такое благо как твоя протекция даётся просто за красивые глаза? Я польщён.

— Договариваю — я сам удивлён тому, что начал действовать раньше, чем смог тебе доверять. И смогу ли — честно, не знаю. А взамен — ничего сверхъестественного, Дитрих. Мне достаточно будет знать, что к тебе можно поворачиваться спиной, и получать время от времени симметричный ответ. Неужели ты не сделаешь для меня того же, что я делаю для тебя? — Стил был уверен, что не сделает. Доверие слишком хрупкая и труднодобываемая вещь, но прежде чем что-то ожидать, нужно вложиться самому, этот закон работал всегда. — По крайней мере, я надеюсь, что ты не пройдёшь мимо, если увидишь, как меня убивают где-то на кладбище. Хотя бы из чувства цеховой солидарности и ради сохранения этого права за собой. Теперь о насущном: да, мой может. За малодушие не сочту, я вообще не понимаю, зачем терпеть боль, если она не доставляет удовольствия.

Бриз прижал пальцем гарнитуру внутренней связи, запрашивая дежурку. Он говорил с дежурным спокойным и ровным тоном, уточнил, где именно сейчас его целитель и чем занят, а потом попросил направить его в комнату Дитриха Шиллера, подчеркнув, что ждёт его именно здесь. Целитель был занят по самые уши, но в этом и заключалась прелесть обладания — Стил знал, что ради него он отложит свои дела, даже интимного характера.

— У тебя только лицо, или что-то ещё? — Бриз оставил в покое гарнитуру. — Что до обещания убить, я не удивлён. Но полагаю, что это не моё дело, твоя частная жизнь меня не касается. Кроме того, Наиль Наис надоел мне ещё во время нашего последнего интимного свидания.

Стил пытался ненавязчиво обрисовать Шиллеру границы допустимого в их хрупком договоре, причём великодушно начинал с себя, показывая, что не намерен влезать в жизнь Дитриха сверх необходимого. Пожалуй, это было искренне.

— Ах да, что касается твоей таинственной леди икс… Я узнаю у своих, что они знают. Можешь что-то добавить по толпе нападавших? Что заметил существенного?

0

11

— Мне достаточно будет знать, что к тебе можно поворачиваться спиной, и получать время от времени симметричный ответ. Неужели ты не сделаешь для меня того же, что я делаю для тебя?
"Боится", — тихо прошептал внутренний голос. Зверь прислушался к себе и понял, что альтер эго не врёт. Скорее всего, Стил в силу каких-то личных причин пытался обезопасить себя, опять выбрав самый трудный путь. Он так и не понял, что со зверьём не работают общечеловеческие условности. Видимо, сделал ставку на то, что в Дитрихе есть какая-никакая совесть. Нельзя бесконечно портить жизнь тому, кто улучшает её тебе. Бриз проявлял редкое миролюбие! Настолько редкое, что Зверь невольно проникся уважением.
— По крайней мере, я надеюсь, что ты не пройдёшь мимо, если увидишь, как меня убивают где-то на кладбище. Хотя бы из чувства цеховой солидарности и ради сохранения этого права за собой.
— Я бы так и так не прошёл, — с недовольством отозвался Дит. — Если ты не заметил, в живом виде ты мне больше интересен.
— Теперь о насущном: да, мой может. За малодушие не сочту, я вообще не понимаю, зачем терпеть боль, если она не доставляет удовольствия.
У Дитриха имелись кое-какие веские причины терпеть боль. Кроме того, он ставил свою способность терпеть перманентную боль выше, чем выносливость Стила на краткий промежуток времени. То, от чего он, Зверь, потерял бы сознание и довольно быстро, Змей вынес и умудрился прочувствовать всё. Но вытерпел бы тот постоянную многолетнюю мигрень, которая едва поддавалась снятию таблетками? Вопрос открытый.
— У тебя только лицо, или что-то ещё?
— На теле. Сучёныш поработал на славу. Но это не так критично, в конце концов, я не разгуливаю прилюдно голым.
— Что до обещания убить, я не удивлён. Но полагаю, что это не моё дело, твоя частная жизнь меня не касается. Кроме того, Наиль Наис надоел мне ещё во время нашего последнего интимного свидания.
— "Нашего" — это какого? — не понял Дит. — Ты что, спал с ним?
Дитрих кивнул в сторону кухни.
— Частная! — проворчал он. — Моя частная жизнь последнее время — достояние общественности. Общественность хихикает и шушукается, но по пустым поводам. Твои подвиги покрывает Локи, мои — Аргетис. Всё честно. Как ты добился этого, Стил? Как ты завоевал расположение въедливого придурка? Чем ты с ним расплачиваешься? Ведь он тебе ничем не обязан, ничего не должен. Он в курсе паранормальных способностей? Твоих, моих?
— Ах да, что касается твоей таинственной леди икс... Я узнаю у своих, что они знают. Можешь что-то добавить по толпе нападавших? Что заметил существенного?
— Одного я убил, — со вздохом признался Дитрих. — Когда меня загнали в угол, я защищался, наплевав на пресловутые пределы необходимой самообороны. Не знаю, где его прикопают, но это труп. Ещё одному на ноги упала каменная плита. Я своротил надгробие, сукину сыну просто не повезло. Так что в какую-то больничку обязательно привезут человека вот с такой страшной травмой. Один из нападающий — нарк. Скорее всего, опиаты. Но я не специалист, с такими вопросами к Мэлу. Хотя это самая бесполезная информация из всего: в городе толпы наркоманов. Баба командовала. Те, вроде как, подчинялись. Вроде всё. Я не разглядывал, ей-богу. Там бы унести свою шкуру, живым, здоровым и не по частям.

0

12

— Я бы так и так не прошёл. Если ты не заметил, в живом виде ты мне больше интересен.

— Я надеюсь, что ты простишь мои сомнения по данному поводу. Если бы у тебя не закончились патроны, ты бы выстрелил.

Бриз не испытывал ни малейших иллюзий по данному поводу, однако испытал что-то вроде слабого удовольствия от слов Дитриха. Он не отдавал себе отчёта в корнях собственного поведения, хотя каждый раз давал себе обещание докопаться до истины.

— На теле. Сучёныш поработал на славу. Но это не так критично, в конце концов, я не разгуливаю прилюдно голым.

— Оставлю это на твоё усмотрение, твоё тело — твоё дело. Но, судя по шраму на лице, раны он прихватывал наскоро, как будто сдерживался и не хотел убивать.

— "Нашего" — это какого? Ты что, спал с ним?

На это Стил даже отвечать не стал на этот бред, только рассмеялся в голос и выразительно постучал указательным пальцем по виску, давая понять Шиллеру, что он не в своём уме.

— Моя частная жизнь последнее время — достояние общественности.

— Добро пожаловать в клуб, — со смешком прокомментировал Стил Его частная жизнь давно стала поводом для сладострастных сплетен.

— Твои подвиги покрывает Локи, мои — Аргетис. Всё честно. Как ты добился этого, Стил? Как ты завоевал расположение въедливого придурка? Чем ты с ним расплачиваешься? Ведь он тебе ничем не обязан, ничего не должен. Он в курсе паранормальных способностей? Твоих, моих?

— Локи мне ничем не обязан, ты прав. С другой стороны, когда он отсутствует, я сносно выполняю его обязанности. Пожалуй, тяжелее всего было когда я тащил все три ведомства, но это так, частное. Другой вопрос, чем я буду с ним рассчитываться… — Стил неуютно повёл плечами и помрачнел. Боже, как давно он не говорил о своих проблемах вот так, а сейчас… и с кем? Дитриха хотелось расцеловать хотя бы за то, что он задаёт эти вопросы. — Он оставил этот вопрос открытым и чётко обозначил, что когда будет нужно, я буду ему  должен. И не могу сказать, что я испытываю по этому поводу энтузиазм, но я с ним рассчитаюсь так или иначе. И за себя, и за тебя. Что до способностей, то у меня есть основания думать, что он подозревает, но пока молчит. Почему — не знаю, Дитрих.

Объяснения по поводу нападавших он выслушал, кивнул, когда Шиллер упомянул о возможном обращении в больницу и сделал мысленную отметку обратиться с запросом об этой травме.

— Что-то ещё? У нас в городе есть банда байкеров, они были?

В дверь деликатно постучали, Стил обернулся, но открыть предоставил Шиллеру. Беспокойный ощупывающий взгляд целителя Бриз принял с успокаивающим жестом, давая понять, что он цел, невредим и вполне здоров. Потом кивком показал ему на Шиллера, мол, лечить нужно будет его. И тут же с лёгким удивлением увидел, как его личный целитель, мягкий и приятный молодой человек, резко ощетинивается.

— Нет.

Отрывистый отказ удивил, хотя Бриз быстро понял причины, и даже получил от этого удовольствие. Его целитель не собирался лечить того, кто причинил вред Стилу. Это была забота, он заботился как умел. Да и были ли причины у него относиться к поисковику с приязнью?

— О… — Бриз мягко, но настойчиво положил ладонь на плечо целителя. — Я понимаю. Но всё же…

— Я не буду его лечить, — упрямо хмурился целитель.

И смех и грех. Стил с трудом удерживал улыбку. Он искренне любил, когда о нём заботятся, и ради этого ощущения был готов выкладываться даже в ущерб себе.

— Он вполне здоров. Я просто хочу убрать вот этот шрам, — Стил указал на лицо Дитриха.

— Не здоров, — буркнул целитель, бесцеремонно осматривая Шиллера.

— И, тем не менее, это и всё, что мне нужно. Мне. Просто убрать шрам.

Это меняло ситуацию. Целитель помедлил, морщинка на переносице разгладилась. Если это было нужно Бризу, он сделает то, что ему нужно.

— Дитрих, сядь, пожалуйста. И не напрягайся. Он не обладает способностью убивать.

+1

13

— Что до способностей, то у меня есть основания думать, что он подозревает, но пока молчит. Почему — не знаю, Дитрих.
Дитрих ощутил, как противной холодок прополз от шеи до поясницы. Мысль о том, что такой неприятный человек как Йоханссон знает о нём всю подноготную, оказалась внезапной, как падающий с верхотуры кирпич. То есть, конечно, Зверь и раньше подозревал, что Локи в курсе да помалкивает, но в полной мере глубину бедствия осознал только сейчас. Он сообразил, что Ларс постоянно пялится в камеры, или за него это делают другие, — то, о чём предупредил в своё время Стил. Намекнул, чтобы он, Зверюга страшная, не размахивал своим аглиокинезом направо и налево. Благо, эмпатию засечь не так-то просто. Те сканеры, которые есть в поисковой, знают о талантах босса. Знают, но молчат, и тому есть свои причины.
— Что-то ещё? У нас в городе есть банда байкеров, они были?
Дит задумчиво поскрёб щетину на подбородке.
— Слушай, я не пом... Да, вроде, я слышал рёв мотоциклов и несколько типов были не совсем гопниками в обыденном смысле слова. Честно сказать, когда постоянно перемещаешься, чтобы не зажали в угол, не до созерцания окрестностей и тонкого анализа внешности нападающих.
Зверь хотел ещё добавить, что все агрессоры для него на одно лицо, но в дверь постучали. Дитрих на короткое мгновение весь подобрался, словно к нему явились те самые байкеры, потом сообразил, что это целитель Стила. Подошёл к двери, открыл её, впустил гостя.
Лезть с просьбами Дитрих не стал, опять подпёр плечом стену, чтобы та, болезная, не упала ненароком.
— Нет.
Отказ паренёк сопроводил таким эмоциональным всплеском, что Зверь заулыбался. Причём понимающую улыбку адресовал не Стилу и тем более не носителю чувств — только себе, своей удивительной способности распознавать в людях эмоциональную составляющая. Она действительно давала в жизни очень многое. Больше, чем пресловутая телепатия или коварный гипноз.
— Я понимаю.
— Он не хочет, Стил, — Дитрих поднял глаза-ледышки, в которым вопреки обыкновению бликовал смех. — Он меня побить готов. Я догадываюсь, почему. Он в курсе, что, зачем и почему, не так ли?
— Но всё же...
— Я не буду его лечить.
Дитрих посмотрел из-под ресниц. В его случае это приравнивалось к острому вниманию в адрес чувственного спектра. Того самого, по которому он формировал первое впечатление. Так вот, этот человек испытывал к нему негатив небезосновательно. Дит списал чувство на солидарность с бедным Наилем, но вскоре понял, что здесь имеет место быть нечто более серьёзное. Такое, например, как дитриховы рисунки на плече экс-босса.
— Он вполне здоров. Я просто хочу убрать вот этот шрам.
— Не здоров.
— И, тем не менее, это и всё, что мне нужно. Мне. Просто убрать шрам.
— Оставь его, — вмешался Зверь. — Не хочет, пусть идёт. Я его понимаю. Кроме того, я не хочу себе лишних шрамов.
— Дитрих, сядь, пожалуйста. И не напрягайся. Он не обладает способностью убивать.
— Да? Я и забыл, что не все целители обладают обратным талантам. Если так подумать, Наис мог стать квалифицированным хирургом. Лучшим в своём деле.
Зверь расслабленно устроился в кресле. Что к нему чувствует паренёк, перестало его беспокоить, как только Стил указал на неспособность причинить ему вред. То есть, конечно, он мог бахнуть обидчика светильником по башке, но Дитрих располагал хорошей реакцией, да и подходящих светильников в комнате не наблюдалось.

0

14

Вот в этом и заключалась вся разница. Казалось бы — оба владеют целителями, но какие они разные. Принадлежащий Стилу мутант мог отказаться окончательно, и Бриз ничего бы ему не сделал, лишь потому, что понимал причины отказа и признавал за ним право на отказ. Что прилетело бы Наису за подобное? Вот именно.

Он меня побить готов. Я догадываюсь, почему. Он в курсе, что, зачем и почему, не так ли?

Мне любезно пересказали сплетню, Дитрих. Она куда более развесиста, чем правда, и изобилует кровавыми подробностями. По мнению некоторых мне пришлось пришивать руки и ноги, а кое-кто уверят, что царь не настоящий, Бриза убили, и вместо меня сейчас пост занимает мой злой брат-близнец.

Пока Шиллер устраивался в кресле, Стил уделил полное внимание своему взъерошенному протеже. Он любил свою маленькую свиту, отдавая себе отчёт в том, что банально заменил ими отсутствующую семью. Не меньше он любил наблюдать за тем, как действуют целители. Вот и сейчас Стил вместе с целителем склонился к лицу Шиллера, смотрел, как он прикладывает тонкие пальцы к шраму. Это заняло не так много времени, но работа была на самом деле ювелирная. Конечно, быстрее было бы срезать шрам и зарастить рану, а сейчас он просто аккуратно выталкивал соединительную ткань нараставшими новыми клетками. Шрам приподнимался над кожей, ссыхался и наконец просто отвалился, как ороговевшая полоска старой мозоли.

— Проще только чаю выпить, — неприязненно хмыкнул целитель и убрал руку. — Это всё?

Стил провёл пальцами по лицу Дитриха там, где только что был шрам. Там осталась полоска новой кожи, светлая, такая появляется после зажившей ссадины. Скоро этот след пропадёт сам по себе.

— Прекрасная работа, — с нескрываемой гордостью прошептал змей. — Спасибо. Дитрих, что-то ещё?

0

15

— Пришивать руки и ноги? — подавился хохотом Дитрих. — У страха глаза велики. Знаешь, чем дольше тут работаю, тем больше думаю, что здесь две трети штата — трусливое шакальё, и значительная часть этого позорного контингента числится в надзорке.
Дальше он благоразумно заткнулся, чтобы не мешать целителю делать свою работу. Любопытство Зверя выплеснулось в эмпатии. Дит перебирал эмоции этой странной пары, как гитарные струны, и размышлял над тем, как в данной ситуации поступил бы Аргетис. С него сталось бы внушить целителю почти искреннюю любовь к своей персоне только для того, чтобы не терпеть негатив. Дитрих такого не умел. Пока не умел. Но помнил странный всплеск бесконтрольной жути на кладбище. Что это было? Значит ли это, что он бессознательно перенимает у Ди основы эмпатического внушения?
Змей склонился над ним, проявляя любопытство. Не сказать чтобы Дитрих приветствовал это, но хочет — пусть смотрит. Плевать. Он видел коллегу и в более откровенные моменты.
От паранормального воздействия стало тепло, словно циркуляция крови в травмированной области усилилась. Живое тепло пульсировало под кожей, покалывающие ощущения нарастали. Потом стало кошмарно чесаться, как на заживающих ранах, только во много раз сильнее. Дитрих едва руки при себе удержал, чтобы не почесать зудящее место. Действовал целитель аккуратно, но клубок негатива, который представлял собой его эмоциональный фон, был настолько близок, что от него не удалось абстрагироваться. Равно как и неуёмное змеиное любопытство маячило совсем рядом.
— Проще только чаю выпить. Это всё?
Следом за Стилом Дитрих потрогал поджившее место. Поискал глазами зеркало — не нашёл. Поверил на слово, что всё в порядке.
— Прекрасная работа. Спасибо. Дитрих, что-то ещё?
— Ничего. Никогда меня ещё не лечили с такой неприязнью на эмоциональном уровне. Потрясающе. Спасибо, — кивнул Дит, "забыв" добавить, что у него под водолазкой море всяких мелких шрамов.
Фактор злости №1 ему убрали, этого достаточно. Ведь шрам на лице — не только чисто косметический дефект. Это, говоря языком криминальных сводок, особые приметы. Такие вещи мешают работать. Зверь не хотел выделяться, становиться заметнее, чем обычно. Его холодные глаза безупречно синего цвета и так запоминались слишком часто и слишком многим.
— Ты и правда собрал достойную с-с-виту, Змей команду, — признал Дитрих. — Но я всё равно не последую твоему примеру. Моя дорога — путь одиночки. Поздно что-то менять. Я попробовал, и вот, что из этого получилось. Помнишь, что я тебе сказал на счёт отношений? Я не умею ни с кем обращаться, ни с женщинами, ни с мужчинами. Чистая правда. Пусть идёт. Я ему не слишком приятен.
Он поднялся на ноги.
— Аргетис предположил, что я смогу аннулировать сделку купли-продажи Наиса. У тебя есть какие-нибудь мысли по этому поводу? Он сам готов купить у меня живую вещичку, но я не хочу ему его продавать. Догадываешься почему? Правильно. Мелкий слишком много знает. Я не хочу, чтобы это узнал и Аргетис. Лишнее оно.

0

16

Недосказанное про трусливое шакальё Стил уловил — на память он никогда не жаловался, поэтому только еле слышно шмыкнул. Шиллер во многом был не прав, кроме того, уж кто-кто, а сам Бриз не отличался трусостью и недолюбливал её у своих подчинённых, с терпеливостью параноика выпалывая неугодные кадры из штата. В конце концов, неудавшийся надзиратель всегда прекрасно приживался в нижних чинах охраны, выполняя, по сути, функции вахтёра при какой-нибудь каморке с швабрами и тряпками.

— Чувствуешь себя как? — Стил мягко приобнял целителя за плечи, привычно потрогал его руки. Пальцы были тёплыми, значит не устал, но спросить всё равно стоило.

— Ты и правда собрал достойную команду. Но я всё равно не последую твоему примеру.

— У тебя и не получится, Дит, — Стил не рисовался, он действительно так считал. — Я успел выхватить лучшее, что мог добыть твой отдел на протяжении последних лет. Во всех отношениях лучшее. И вложил в них бездны времени и усилий. Но тебе и не нужно меня копировать, упаси бог.

С этими словами Бриз проводил целителя до двери, на миг быстро прижался губами к его виску. Эта почти родственная ласка доставляла удовольствие обоим, выдавая степень привязанности. Он запер дверь за целителем, обернулся к Шиллеру, снова с удовольствием оценил работу целителя.

— Да, я помню, Дитрих. Отношения не твой конёк, но ты становишься почти милым, если не претендовать на эти самые отношения. Что касается Наиса, то я не вижу препятствий. Юноше потребуется реабилитация у психиатра или полулегальная психокоррекция от диктатора, — в этот момент Бриз прикусил язык и с неохотой добавил. — Ди Келайно может, я проверял… Но ты, как мне кажется, напрасно осторожничаешь. Если он захочет что-то узнать от Наиса, то не поможет даже утилизация твоего незадачливого приобретения через крематорий. Если бы я хотел узнать от него какую-то информацию, я бы изыскал возможность её получить — гипноз для живого, общение с мёртвыми для покойника, сыворотка правды для тех, кто не хочет использовать паранормальные способности. А что такого он, кстати знает? — запоздало поинтересовался Бриз.

Странный получился визит, на протяжении всего времени Бриз ни разу не присел, при этом чувствуя себя вполне комфортно. Он непринуждённо стоял рядом с Шиллером, не испытывая ни малейших неудобств, меланхолично размышлял, потом добавил:

— Хотя да, мне было бы неприятно, если бы Наис начал рассказывать направо и налево а вот хотя бы о своём визите в изолятор… с мешком на голове. Вернее, о моём посильном участии в этом событии. Просто верни его на место, Марта проведёт расторжение договора. Или продай его мне, я возьму.

В глазах Бриза запрыгали насмешливые черти. Он был уверен в том, что Шиллер скорее накрутит из бедного блондина колбасы, чем продаст именно ему.

0

17

— Но тебе и не нужно меня копировать, упаси бог.
— Знаешь, в чём твоя слабость, Стил? Ты слишком привык доверять команде. Это ошибка номер один во всей твоей стратегии, временами выверенной до миллиметра. Временами — блестящей. Но вот эту уязвимость, которую я тебе обозначил, ты ничем не в силах закрыть. Ты тратишь непоправимо много времени на приручение, обучение — как угодно. Я инвестирую в себя. Эгоистично? Наверное. Зато я лидер команды, состоящей из способных автономно действовать единиц. Никто в поисковой не ляпнет, что Шиллер задирает нос. Такой вот психоанализ, доктор Фрейд. Ладно, закроем тему. Я не сторонник меряться хуями: у меня всё равно больше!
Он жизнерадостно хохотнул своей плоской шутке. С утратой шрама к Зверю вернулась частица его обыкновенного оптимизма и пошлости. На проявления стиловой ласки в дверях он непроизвольно скривил морду лица, поймал себя на ревности и едва не рассвирипел. Когда это он, Дитрих, кого-то ревновал! Особенно, Стила. Особенно, к Дэву. Блять!
— Да, я помню, Дитрих. Отношения не твой конёк, но ты становишься почти милым, если не претендовать на эти самые отношения.
— Я польщён, — фыркнул Дит.
— Что касается Наиса, то я не вижу препятствий. Юноше потребуется реабилитация у психиатра или полулегальная психокоррекция от диктатора.
— Ничего ему не потребуется. У него такая гибкая психика — лопатой не пришибёшь. Ты, я, кто угодно — сломается. Этот — отряхнётся и дальше побежит. Просто он молод, и это его защищает. Ублюдковость добавляет прочности, но не выносливости, сам знаешь. Я не трогал его после побега, не бил.
— Ди Келайно может, я проверял...
Дитрих напрягся.
— Но ты, как мне кажется, напрасно осторожничаешь. Если он захочет что-то узнать от Наиса, то не поможет даже утилизация твоего незадачливого приобретения через крематорий. Если бы я хотел узнать от него какую-то информацию, я бы изыскал возможность её получить — гипноз для живого, общение с мёртвыми для покойника, сыворотка правды для тех, кто не хочет использовать паранормальные способности. А что такого он, кстати знает?
— Многое. Ты не понимаешь... Ты просто не способен понимать, прости за прямоту. Потому что это такой спектр, в котором ты слеп. Эмоции, чувственная компонента. Никогда не задумывался, на чём держится взаимопонимание в твоей команде? Эмоциональное родство, благоприобретённое. Так вот, Аргетису достаточно тщательно просканировать Наиля, чтобы узнать обо мне больше, чем родная мать! Я уязвим перед ним больше, чем ты, потому что тоже оперирую этой материей. Мне это не нравится, отчаянно не нравится. Трезвость чувств — вот, что меня беспокоит в отношениях с новым руководителем поисковой. Я бы не хотел ничего лишнего, навязанного. Так вот, Наиль — это сейчас такой себе ключ. Открытая книга для него. Дневник последних событий, происходивших не только с ним, но и со мной.
— Хотя да, мне было бы неприятно, если бы Наис начал рассказывать направо и налево а вот хотя бы о своём визите в изолятор... с мешком на голове. Вернее, о моём посильном участии в этом событии.
— Не напоминай, — скривился как от зубной боли Зверь.
— Просто верни его на место, Марта проведёт расторжение договора. Или продай его мне, я возьму.
Дитрих не поднимал глаз на собеседника. Ощутить веселье Стила ему позволила всё та же эмпатия. Когда ощутил — поднял-таки взгляд, улыбнулся в ответ.
— Тебе не продам. Сам знаешь почему. Но как-то хреново всё это получилось, ей-богу. Нет, стабильные отношения — это точно не для меня. Буду в нестабильных одноразовых белым и пушистым и оч-чень милым. Одно радует: ты вскоре утратишь ко мне всякий интерес. Нет сопротивления и конфронтации — нет любопытства. Я тебя раскусил, босс.

+1

18

Небольшая лекция на тему уязвимости и пользы инвестирования усилий в себя вызвала у Стила только усмешку, а идиотская шутка в конце даже рассмешила. Настроиться на одну волну с быдлом Стил как раз умел, любил и практиковал. В принципе, это входило в арсенал приручения всяких разных личностей, и на Шиллере Бриз бессознательно пробовал разные приёмы.

— Инвестиции в других не отменяют инвестиций в себя… а вообще знаешь, всё зависит от количества инвестируемых средств, — Бриз сделал нарочито серьёзное лицо. — Один евро куда не пихай, много дивидендов не сострижёшь. Но да, у тебя член больше. Я помню.

Такой резкий поворот тональности высказанного был вполне в духе Стила.

— Ты просто не способен понимать, прости за прямоту. Потому что это такой спектр, в котором ты слеп. Эмоции, чувственная компонента. Никогда не задумывался, на чём держится взаимопонимание в твоей команде? Эмоциональное родство, благоприобретённое.

Долбанул по больному. Бриз судорожно выдохнул сквозь стиснутые зубы. Он всю сознательную жизнь до дрожи хотел чувствовать чужие эмоции, долбился в эту стену с настойчивостью, достойной лучшего применения. Он работал над собой и буквально изнасиловал себя, но научился чувствовать настрой находящихся рядом людей с полоборота. Для не-эмпата Бриз обладал высокой степенью чуткости и чувствительности к восприятию чужих эмоций и чувств, но он был слабее даже весьма посредственного эмпата и неумолимо проигрывал в этом вопросе Шиллеру. Хотя, если включить философию, Бриз смог бы доказать, что и Шиллер хреновый эмпат, хотя в этом было бы много иезуитства и демагогии.

— Так вот, Аргетису достаточно тщательно просканировать Наиля, чтобы узнать обо мне больше, чем родная мать! Я уязвим перед ним больше, чем ты, потому что тоже оперирую этой материей. Мне это не нравится, отчаянно не нравится. Трезвость чувств — вот, что меня беспокоит в отношениях с новым руководителем поисковой. Я бы не хотел ничего лишнего, навязанного.

Стил слушал внимательно. Пожалуй, даже дорогой психоаналитик не смог бы быть таким внимательным и сопереживающим — прочувствованно, без оттенка жалости или брезгливости. Бриз просто поставил себя на место Шиллера и представил, как бы он себя чувствовал, если бы подозревал, что некий коварный (хотя и красивый, как смертный грех) начальник заставил себя хотеть. Почему-то не было даже злорадства.

— Я бы свихнулся, — честно признался Бриз. — И ты знаешь, я…

Осенило змея внезапно, и он заткнулся, оборвав фразу недосказанной, уставился куда-то сквозь Дитриха и яростно укусил себя за нижнюю губу.

— А… так вот что он сделал… — Стил до такой степени рухнул в себя, что прошёл мимо Шиллера куда-то в ту сторону, где логичной была бы ванная комната, и нашёл её именно там. Открутил кран посильнее, плеснул в лицо ледяной воды и засмеялся. Нервный смех оборвался так же быстро, как начался.

— Какая кретинская ситуация, — наконец сдавленно выдохнул Стил. — Я так часто говорил о том, что могу это сделать… да вот тебе и говорил, но никогда… Никогда не делал этого и не собирался!

«Спокойно, ничего ужасного не стряслось, так может быть даже лучше, а вот какого чёрта я до такой степени потерялся перед Шиллером, это другой вопрос».

— Дитрих, я прихожу к выводу, что спокойный разговор с тобой чрезвычайно полезен. Просто катастрофически полезен. Не претендую на лавры доктора Хауза из известного сериала, но спасибо тебе…

В душе смешивалась злость со здоровым восхищением, уровень мастерства Келайно поражал, с другой стороны — он не сделал бы то, что сделал, без просьбы со стороны Доминика.

— Вот прохвосты, — задумчиво протянул Стил.

0

19

— Какая кретинская ситуация. Я так часто говорил о том, что могу это сделать... да вот тебе и говорил, но никогда Никогда... не делал этого и не собирался!
— Я тебя не понимаю, Стил, — вкрадчиво проговорил Дитрих, наблюдая за перемещениями экс-босса.
— Дитрих, я прихожу к выводу, что спокойный разговор с тобой чрезвычайно полезен. Просто катастрофически полезен. Не претендую на лавры доктора Хауза из известного сериала, но спасибо тебе...
— Не за что, — без тени иронии ответил Зверь.
Он действительно сказал больше, чем мог позволить себе озвучить. Более того, он обрисовал ситуацию максимально просто, оперируя терминами, понятными людям, далёким от эмпатии.
— Откровенность за откровенность, услуга за услугу, откровенность за услугу. Вполне себе уравнение.
— Вот прохвосты.
— Ты ничего не хочешь мне рассказать?
Зверь сделал шаг в сторону минибара, но это предполагало разорвать зрительный контакт со Стилом, выпустить его из поля зрения. Невежливо, если только сам Змей не последует за ним. От произошедшего, услышанного, увиденного, прочувствованного и обговоренного хотелось выпить чашечку кофе как минимум. Как максимум — литр кофе и литр коньяка!
— Я не знаю, что делать с Наилем. Отпускать его в свободное плавание опасно и неприятно для меня. Если только кто-то не выполощет ему голову от воспоминаний, мыслей, ассоциативного ряда — вообще всего, что так или иначе связано с моей личностью. Но это плохое воздействие, грубое. Грубое по определению, самый аккуратный пси-диктатор не проделает подобное без появления в голове "пациента" информационной дыры, пробелов. Так себе перспективы, правда? Да, на счёт Марты... Она скорее выцарапает мне глаза, чем пойдёт навстречу. Покувыркавшись с твоим протеже, я заработал себе в её лице врага номер один. Вспомнив ту бестию на кладбище, я заранее в ужасе. Нет, правда. Твои фокусы ничто по сравнению с местью обозлённой женщины, Стил. Я не вижу в женском поведении здравого смысла, и мне страшно.
Он рассмеялся. С какой стороны подступиться к Марте — это вопрос открытый. Хотя говоря про слабый пол, Зверь сгустил краски до состояния желе, он действительно слабо ориентировался в тонкостях такого странного, таинственного явления как женская логика.

0

20

— Я тебя не понимаю, Стил.

И не должен. Иначе я заподозрил бы в тебе телепата.

— Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Стил как привязанный пошёл за ним, стоило Шиллеру только шагнуть. Он бессознательно отзеркаливал его передвижения, это создавало для Змея сладостную иллюзию близкого общения. Этот невинный самообман часто давал ему умиротворение, и сейчас к нему примешивалось слабое недоверчивое удивление, ведь с Шиллером это по умолчанию было невозможно.

— И так проговорился, можно сказать. Давно не чувствовал себя таким идиотом. Хотя… почему же? Я ведь чувствовал, что что-то не так.

К счастью, Дитрих не ждал ответа, и продолжил говорить о своих проблемах, при этом удивительным образом встраиваясь в тему беседы.

— Но это плохое воздействие, грубое. Грубое по определению, самый аккуратный пси-диктатор не проделает подобное без появления в голове "пациента" информационной дыры, пробелов. Так себе перспективы, правда?

Абсурд крепчал. Стил с подозрением прищурился, рассматривая Шиллера, потом пришёл к выводу, что Келайно мудро промолчал и не стал посвящать любовника в детали своего визита в комнаты Бриза.

— Аккуратность тут не при чём, Дитрих. Тебя не нужно забывать, достаточно изящно сменить спектр эмоций и ощущений, придать воспоминаниям, связанным с тобой, оттенок полузабытости, неважности. Проще говоря, диктатор смещает акцент важности на что-то другое. Это помогает жертве избавиться от ощущения втоптанности в грязь, от навязчивой жалости к себе и от мрачных мыслей о суициде. Но на это не каждый способен. Мой — нет. А вот Ди Келайно… — Стил многозначительно покачал головой. — Что до Марты, то ты сам виноват. Ей и так тяжело, после отъезда Лина и Рау на неё свалилось такое беспокойное хозяйство, как бордель. И все как сговорились её утопить. Я не удивлюсь, если она подаст Файзу заявление об увольнении.

Бриз с осуждением сдвинул брови к переносице, прикидывая, как можно уладить этот конфликт, причём таким манером, чтобы подлечить раненое самолюбие Марты и, возможно, обзавестись таким полезным сотрудничающим кадром, как освобождённый от Шиллера Наис.

— Учти, подаренная побрякушка не поможет.

0

21

— Ты, наверное, меня не понял, Стил, — терпеливо начал втолковывать Дитрих. — Воспоминания необходимо стереть полностью, до нуля. В противном случае любой эмпат-телепат считает их, сопоставит два плюс два и поймёт, где собака порылась. Приглушить, забыть — всё это не подходит. Не. Под-хо-дит. Точка невозврата, информационное окно — вот при каких условиях я готов с ним расстаться безболезненно. К несчастью, такое вмешательство не проходит бесследно для психики. Впрочем, когда это переживал за сохранность чужой психики!
— Что до Марты, то ты сам виноват. Ей и так тяжело, после отъезда Лина и Рау на неё свалилось такое беспокойное хозяйство, как бордель. И все как сговорились её утопить. Я не удивлюсь, если она подаст Файзу заявление об увольнении.
— Да, я перестарался. Но ты косвенно виноват в случившемся. Ты веселился, играл мне на нервах, я сорвался. Спроецировать твой образ на него было просто, очень просто. Вы похожи не только внешне, но и... присутствует некое эмоциональное родство, на этот раз, скорее всего, врождённое. Да, не удивляйся. Вы неплохо дополняете друг друга, и кто, кроме меня, тебе бы это сказал? Теперь забудь о том, что я тебе сказал и что это я сказал тебе это.
Дитрих сыпанул в кофемашину немного зерён из пачки и сварил для стакана крепкого кофе. Один из них бухнул перед Бризом: не бог весть что, но на порядок лучше, чем дрянной сублимированный. Достал начатую бутылку коньяка и без спроса подлил в оба стакана по чуть-чуть, для вкуса.
— Ну, и что мне с ней делать? Есть, конечно, одна идея.
— Учти, подаренная побрякушка не поможет, — словно прочитал его мысли собеседник.
— Плохо, — вздохнул Дитрих. — У меня есть для неё шикарное бриллиантовое колье. Картье, не меньше.
Зверь умолчал, при каких обстоятельствах достал дорогое украшение. Что снял его с мёртвого тела года три назад под Лозанной, когда следовавший в Берн поезд наполовину слетел в реку. По этому маршруту поисковик преследовал одного мутанта, однако не преуспел. Дит хорошо помнил мёртвую девчонку, с бледно-синей шеи которой сдёрнул цацку. Позже оказалась — певица, оперная дива... В некоторых вопросах животная мораль Дитриха не поддавалась человеческому мерилу нормальности. Здравая мысль о том, что аморально трогать побрякушки трупов, просто не коснулась его сознания. Таков был Зверюга страшная™ Шиллер.
— Задачка, блин. Я боюсь появляться перед грозны мартины очи. Страшнее только Локи по утру, ференсова ломка и Эрвин во сне. Ну, ты в курсе, да, как он спит? — рассмеялся Дитрих.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2015-06-03 09:24:01)

0

22

— Ты, наверное, меня не понял, Стил.

Объяснения Бриз выслушал и в конце концов кивнул.

— Да, я действительно не понял. По давней привычке я думал о том, кто слабее, а не о тебе. Так-то с точки зрения твоей безопасности… Классическое «он слишком много знал». Надеюсь, что я не слишком много о тебе знаю. Не хотелось бы в один прекрасный день проснуться со вскрытым черепом.

Он благосклонно принял кофе, не возразил против коньяка. Горячий напиток прекрасно согревал, Стил несколько успокаивался. разговор плавно перешёл в категорию беседы сообщников, спасибо что не заговорщиков.

— У меня есть для неё шикарное бриллиантовое колье. Картье, не меньше.

— Если ты подаришь ей колье спустя неделю-другую после окончательного примирения, это не будет выглядеть попыткой глупого подкупа и внесёт на твой счёт несколько бонусных очков. В сущности, я сохранил главное — он будет танцевать, а не рыдать в углу или строить планы мести. Марта остынет, ведь ты оплатил всё, что был должен борделю, — Бриз поднял на Шиллера глаза, поколебался, но уточнил. — Ты ведь оплатил? Ну вот. А если ты изловишь кого-то очаровательного внешне и в кои-то веки доставишь с не испорченным лицом и телом, она это учтёт. Кроме того, нет ничего более обезоруживающего женщину, чем признание своей вины. Дитрих…

Бриз очень мягко дотронулся до его руки, добиваясь повышенного внимания к своим словам.

— Если ты дашь ей понять, что ты на её стороне, она тебя простит. Я знаю, почему злится Марта — ты обесценил её усилия и сломал её планы. Бусами это не поправить, даже от Картье. Ты ведь не один устраиваешь ей вырванные годы, таких как ты буянов — полный отдел поиска. Надзиратели, за одним идиотским исключением с твоей подачи, туда не шляются именно по этой причине, это моя личная просьба. Пока она не наладит работу своей части Центра, было бы подло ставить ей палки в колёса. Не помогаешь — так хоть не мешай.

Он почти уговаривал, буквально упрашивал. Можно сказать, увещевал. Возможно, это выглядело странно и непривычно, у Шиллера Стил никогда и ничего не просил — обычно он приказывал или просто распоряжался. Даже когда находился в самом невыгодном для себя положении.

— Страшнее только Локи по утру, ференсова ломка и Эрвин во сне. Ну, ты в курсе, да, как он спит?

— Дитрих! — Стил на всякий случай перекрестился. — Надеюсь, что я никогда не увижу Локки поутру… не хватало проснуться рядом, напророчишь ещё. А Эрвин — Елена рассказывала, я сам не видел. Думаю, что никто не видел, это только мы тут интрижки крутим, небожителям не до этого.

Отредактировано Стил Бриз (2015-06-03 01:19:12)

0

23

—... В сущности, я сохранил главное — он будет танцевать, а не рыдать в углу или строить планы мести.
— Танцующий мужик, пф-ф! Меня удивляет, до какой степени трогательно ты оберегаешь одних, но достаёшь других, — проворчал Зверь, явно имея в виду себя.
Он всё ещё не простил Стилу развлечений в подвале, несмотря на то, что проделал с ним много не менее болезненных вещей. Видимо, оскорблённое самолюбие оказалось сильнее боли.
— Марта остынет, ведь ты оплатил всё, что был должен борделю.
Зверь глотнул из своего стакана, обжёг горло, сделал страшные глаза.
— Ты ведь оплатил?
Дитрих только покивал, не в силах пока ничего толкового сказать. В глотку словно плеснули расплавленного олова.
— Ну вот.  А если ты изловишь кого-то очаровательного внешне и в кои-то веки доставишь с не испорченным лицом и телом, она это учтёт.
— С неиспорченным? — наконец отдышался после кипятка поисковик. — Это проблема. Смотря что понимать под неиспорченностью. Это плюс моей работы, знаешь ли — шанс поиметь кого-то безнаказанно ещё до того, как этот кто-то попадёт в каталог и в лаборатории. Безнаказанно — и бесплатно! Я жадный.
— Кроме того, нет ничего более обезоруживающего женщину, чем признание своей вины. Дитрих...
Зверь рефлекторно вздрогнул от прикосновения, но тут же расслабился. Пока от Стила не тянуло агрессией или похотью, любое его движение вписывалось в обыденные рамки.
— Если ты дашь ей понять, что ты на её стороне, она тебя простит. Я знаю, почему злится Марта — ты обесценил её усилия и сломал её планы. Бусами это не поправить, даже от Картье. Ты ведь не один устраиваешь ей вырванные годы, таких как ты буянов — полный отдел поиска. Надзиратели, за одним идиотским исключением с твоей подачи, туда не шляются именно по этой причине, это моя личная просьба.
— Что значит с моей?! Он сам пришёл! Он был рад составить мне компанию и, если хочешь знать, это он приволок туда твоё национальное достояние! Я говорил, что ты будешь против. Он сообщил, что тебе плевать, и был убедителен как никто, вашу мать! — эмоционально высказался Дитрих. — Так что про Марту?
— Пока она не наладит работу своей части Центра, было бы подло ставить ей палки в колёса. Не помогаешь — так хоть не мешай.
— Так ты меня вообще интима лишишь, — с недовольством проговорил Дит. — Ладно, понял. Попробую. Вообще с красотой в городе напряжёнка. Одни уроды остались типа рептилий. Не понимаю, что ты в них находишь.
—... Думаю, что никто не видел, это только мы тут интрижки крутим, небожителям не до этого.
— Кстати, о небожителях и Локи, не к ночи будь помянут. Я тут попытался подкатить к некому Вэлу Марено, который спалил полгорода к едрени фени, и что ты думаешь? Йоханссон в последний момент вмешался. Знаешь, что он чувствовал? Холодную подавленную злобу. Что у него с этим пироманьяком? Роман?

Отредактировано Дитрих Шиллер (2015-06-03 13:45:33)

0

24

— Танцующий мужик, пф-ф! Меня удивляет, до какой степени трогательно ты оберегаешь одних, но достаёшь других.

— О вкусах не спорят, — Стил не отказал себе в удовольствии припомнить, как именно выглядит в танце предмет обсуждения.

Это было эстетическое наслаждение высшего порядка, в то время как представить Шиллера танцующим… Бриз оценивающе посмотрел на него и неохотой признал, что, пожалуй, посмотрел бы, как Дитрих танцует. Вот только ради всего святого не танец живота — не будем скатываться до абсурда.

— Безнаказанно — и бесплатно! Я жадный.

— Сотрудники платят только за использование помещений борделя, но не за тела. Не прибедняйся, Дит, не настолько это дорого. Да и свинство заставлять вкалывать персонал, прибирая за «спасибо» тот бардак, что оставляют после себя наши. Девочки и так не разгибаются.

— Я говорил, что ты будешь против. Он сообщил, что тебе плевать, и был убедителен как никто, вашу мать!

— Брось. Тебя невозможно убедить, если ты сам чего-то не хочешь. Что до рептилий, Дитрих, боюсь, что тебе не понять. У них совершенно другая психология, холодная, агрессивная и расчётливая. Они опасны просто в силу природы, а не испорченности характера. А впрочем, не вникай, это тебе ни к чему, а у меня есть дурная привычка слишком много думать и наслаждаться тем, от чего нормальные люди бегут, теряя тапки.

Бриз неторопливо пил кофе, поэтому счастливо избежал ожогов ротовой полости, хотя и мельком успел посочувствовать Шиллеру, который едва не подавился кипятком. С другой стороны, он управляет болью, ничего, не рассыплется.

Было что-то извращённое в том, чтобы обсуждать с Шиллером его интимные похождения. Стил даже с неудовольствием ощутил что-то похожее на ревность, но тут же безжалостно задавил это чувство ядовитым сарказмом по своему же адресу. Ревность не приживалась в его мире, она была ненужным атавизмом.

— У Локи роман с подопытным? Кхм… Дитрих, мне кажется, что ты всё же ошибаешься, — Стил был сам не уверен в том, что говорит. Ярость от Локи? По спине ощутимо продрало морозцем, стоило только припомнить, как начальник СБ умеет гневаться. — Я не думаю, что он способен на роман, но это моё неавторитетное мнение. Пирокинеты редки, тем более что это его добыча, не так часто у нас СБ выбирается на охоту за мутантами. Может охотничий азарт взыграл?

0

25

— У Локи роман с подопытным? Кхм... Дитрих, мне кажется, что ты всё же ошибаешься. Я не думаю, что он способен на роман, но это моё неавторитетное мнение. Пирокинеты редки, тем более что это его добыча, не так часто у нас СБ выбирается на охоту за мутантами. Может охотничий азарт взыграл?
— Чёрт его разберёт. Знаешь, в чём конёк моей эмпатии? Я слабо внушаю, но очень остро воспринимаю. Так вот, в тот момент он испытывал злость, поверь мне. Не исключаю, что это лично я вызываю у него такую реакцию, но обычно реагирует он куда проще. Прохладное отвращение, густо окрашенное терпением. Он, так сказать, мирится с моим присутствием. Видимо, просто не находит, кем меня заменить, но это так, лирика. О чём я? В тот момент, когда Локи пришёл отнимать у меня Марено, он злился. Я предпочёл ретироваться, потому что он был в своём праве. Предполагаю, что он сам решил поразвлечься и рассвирепел от того, что я едва не опередил его. Ты прав: о романе пока говорить рано. Вообще вся эта история с аномальным возгоранием тёмная. Нахрена он — он! — туда почесал? Ему лень зад из кресла вытащить, из офиса почти не вылезает. А тут на тебе, вертолёт целый подняли. С его задницей на борту. Внимание, вопрос! Зачем? Насколько я знаю Локи, он предпочитает следить за деятельностью подотчётных ведомств на расстоянии. Докопайся до сути, Стил.
Договорив, поисковик одним большим глотком прикончил кофе.
— Быть кому-то обязанным не в твоих правилах, босс. Бьюсь об заклад, ты ищешь повод рассчитаться с Йоханссоном, пока он не начислил пеню на твои долги. Есть какие-нибудь мысли? И что конкретно знает Локи, кроме того, что мы с тобой витиевато потрахались?
Помолчав, Зверь добавил:
— Жаль, жаль. Мальчишка хорош. Потеплее Наиля. Готов защищаться. Это так... заводит.
Дитрих потянулся, невольно демонстрируя Стилу всю ширину своего плечевого пояса.
— Сколько людей знают о том, что ты владеешь чёрной волей? — спросил он. — Что ты будешь делать, если Йоханссон раскусит твои секрет? Ведь проделать это — как два пальца об асфальт. Я думаю, он всё знает. Но молчит в силу каких-то личных причин, тем более что директива отменила что для меня, что для тебя неминуемый ошейник. Мы оба лояльные, лояльней некуда. Лояльность... Меня бесит эта формулировка. Она — синоним долгого, чувственного вылизывания начальственных задниц. Не лояльности ли ты в своё время от меня добивался? Ну и как, удалось?
Он провёл ладонью по лицу, старая улыбку. Лёгкий градус алкоголя в крови сделал Зверя ещё пошлее, чем обычно.

0

26

— О, нет. Я не полезу в этот квест с пожаром. Единственное, могу тебя перенаправить с этим вопросом к Келайно — это он вызвал Локи, и пожалуй, это был его последний шанс не облажаться. При таких масштабах и я бы трезвонил, куда бы только мог. Повезло твоему начальнику, только пришёл, и таким кирпичом по голове.

— Быть кому-то обязанным не в твоих правилах, босс. Бьюсь об заклад, ты ищешь повод рассчитаться с Йоханссоном, пока он не начислил пеню на твои долги. Есть какие-нибудь мысли? И что конкретно знает Локи, кроме того, что мы с тобой витиевато потрахались?

Стил тут же чрезвычайно заинтересовался остатками своего кофе, внутренне про себя посмеиваясь. Забавно было понимать, что нейтральное выражение лица тут не работает.

— Не ищу, — он беззаботно тряхнул головой. — Просто жду. Можно попытаться подстроить платёж побыстрее, но Локи знает обо мне слишком много, он раскусит подставу. Что конкретно, что конкретно… Он знает всё, Дит, я тебе уже говорил. И в курсе, кто именно подставил Дэва, чтобы открепить Наиса от его лаборатории и продать его тебе.

Метод избавления от тревоги Стил выработал давным-давно. Нужно всего лишь предположить худшее и разработать план действий на этот случай. Это вселяет уверенность, избавляет от слепой паники, когда всё начинает рушиться. Все худшие варианты, связанные с Ларсом, Стил уже просчитал. Все планы были готовы и только оттачивались, прорабатывались мелочи. Змей старался по максимуму обезопасить себя, понимая, что как бы ни был хорош Ларс, он не господь бог и не всемогущее нечто. Даже если предположить за ним какие-то сверхъестественные способности… ну что же, он и сам не покурить вышел.

— Сколько людей знают о том, что ты владеешь чёрной волей? Что ты будешь делать, если Йоханссон раскусит твой секрет? Ведь проделать это — как два пальца об асфальт.

— Несколько, — Стил невозбранно скользил тёплым от коньяка взглядом по шее и плечам Шиллера, раз уж он принялся так любезно демонстрировать тут своё тело. — Ты вот знаешь. Если Ларс заявит, что он знает, то это, скорее всего, будет означать, что ему что-то нужно. Тогда я ему это дам. И дам со всем старанием и тщанием, поверь… пожалуй, даже с искренним восторгом.

Последняя фраза приобрела шипящие нотки от ядовитой самоиронии. Стил допил кофе, тщательно выцеживая последние капли таким образом, чтобы не наглотаться предполагаемой гущи со дна чашки, с тихим вздохом удовлетворения отставил посуду в сторону. Он не испытывал неудобств от того, что пил кофе стоя, сейчас всего лишь оперся об стол, почти присел на край столешницы.

— Лояльность... Меня бесит эта формулировка. Она — синоним долгого, чувственного вылизывания начальственных задниц. Не лояльности ли ты в своё время от меня добивался? Ну и как, удалось?

У тебя какое-то извращённое понятие лояльности, — Стил прищурился. — С другой стороны, среди начальства есть такие задницы, которые порой хочется не только лизнуть. Твою лояльность мне получить пока не удалось. Тот факт, что ты не пытаешься меня задушить сейчас, пока ни о чём не свидетельствует, но мне нравится, Дитрих. А если ты мне нальёшь ещё, то понравится ещё больше.

0

27

— Мне он не нравится, — Дитрих сделал такой жест, словно стряхивал с ладоней капли воды. — Мне не нравится его тактика, уверенное, решительное... нет, не действие. Бездействие. Он наблюдает, просто наблюдает. Как невидимая рука убирает с шахматной доски фигуры. Твой совет по поводу Ди толковый, я ему последую. Воспользуюсь его хорошим отношением, чтобы пролить свет на эту историю, как бы подло это ни звучало. В конце концов, это просто профессиональное стремление быть в курсе, не так ли?
Зверь убрал свой стакан в посудомоечную машину.
— У тебя какое-то извращённое понятие лояльности. С другой стороны, среди начальства есть такие задницы, которые порой хочется не только лизнуть. Твою лояльность мне получить пока не удалось. Тот факт, что ты не пытаешься меня задушить сейчас, пока ни о чём не свидетельствует, но мне нравится, Дитрих. А если ты мне нальёшь ещё, то понравится ещё больше.
Дит рассмеялся. Молча достал рюмку, бутылку, налил коньяка и придвинул к Стилу. Мол, пей. На поддон кофемашины брякнул чистый стакан, свалил ещё эспрессо.
— Как дела с недотрогой, босс? Да, я про твоё драгоценное сокровище, которое ничего не умеет, кроме того, что плясать и красиво сверкать глазами. Слушай, я поделился с тобой подробностями личной жизни. Я любопытный, я хочу фото... Видео. Эротическую сказку на ночь! Любопытство — вот то, что толкает на всякого рода сексуальные безумства. Вначале я хотел сравнить тебя и некроманта, но очень скоро — просто выместить на нём своё бешенство. Он просто попал под горячую руку. Это ты её нагрел, понял? Мне не по душе, что ты упрямо винишь меня в произошедшем, но не видишь очевидного. Истина всегда где-то рядом, да? Ты косвенным образом виноват в мучениях парнишки. Будь честен хотя бы сам с собой! Я как эмпат обойдусь без твоей правды.
Говорил Зверь с улыбкой, придающей некий флёр расслабленности, несерьёзности беседе.
— Радуйся, что я не попросил целителя свести твой инициал с моей спины, Стил. Думаю, он был подохренел от увиденного. Да, твои художества всё ещё на месте, веришь нет? Правильно, что не веришь.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2015-06-03 13:45:06)

0

28

— Мне он не нравится. Мне не нравится его тактика, уверенное, решительное... нет, ней действие. Бездействие. Он наблюдает, просто наблюдает. Как невидимая рука убирает с шахматной доски фигуры.

Стил только проникновенно прикрыл глаза. Ларс ему нравился, причём нравился именно этой тактикой, плюс отчётливым флёром власти. Ему вообще нравились люди, наделённые властью большей, чем имелась у него. За ними хотелось тянуться, их хотелось догнать и превзойти. Если для этого нужно было свернуть им шею, то Стил только получал больше удовольствия. Свернуть в метафорическом плане, разумеется, физически устранять Ларса Стил не собирался. Это не отвечало его эстетическим устремлениям.

Он взялся за любезно предложенный коньяк, лениво пригубил.

— Как дела с недотрогой, босс? Да, я про твоё драгоценное сокровище, которое ничего не умеет, кроме того, что плясать и красиво сверкать глазами.

— Весьма многообещающе, Дитрих, — туманно ответил Стил, не собираясь углубляться в тему.

— Слушай, я поделился с тобой подробностями личной жизни. Я любопытный, я хочу фото... Видео. Эротическую сказку на ночь!

А вот это было уже слишком. Стил рассмеялся искренне, хохотал, прикрывая лицо ладонью. Были причины веселиться, а лёгкий хмель подталкивал, и Бриз ему поддался. Он отсмеялся и с преувеличенной готовностью уточнил:

— Фото и видео с кем? Боже мой, Дитрих, откуда вдруг? Я не пылаю страстью документировать свою интимную жизнь. Компромат, опять же, — как назло тут же вспыхнуло яркое желание устроить эффектную фотосессию с обнажёнкой… пожалуй, всё же в объятиях ящера. Он знал, как это выглядит, изучал в зеркале. Это было красиво и ужасно одновременно. Шиллера бы стопроцентно пришлось бы после такого зрелища лечить лошадиными дозами виагры.

— Дитрих, у тебя не получится свалить всю вину на меня. Да, признаю, я тебя взвинтил. Но в насилии виноват всегда насильник, а не какой-то там злой гений, подбросивший в полночь чёрную кошку к его порогу. У тебя был выбор не делать то, что ты сделал. Ты свой выбор сделал, как и я. Жизнь устроена очень интересно — рано или поздно за свой выбор платят все. И Дитрих Шиллер, и Стил Бриз, — он снова отпил глоток коньяка, подхватил кончиком языка едва не сбежавшую каплю. — И Аргетис Ди Келайно, я полагаю, многое мог бы рассказать о расплатах за сделанный выбор.

Стил с удовольствием покусал губы, припомнив довольно фривольные публикации в жёлтой прессе. Если уж рассматривать первенство Центра по количеству сплетен на персону, то корона принадлежала Аргетису.

— Радуйся, что я не попросил целителя свести твой инициал с моей спины, Стил. Думаю, он был подохренел от увиденного. Да, твои художества всё ещё на месте, веришь нет? Правильно, что не веришь.

Хватит с него зрелища твоих инициалов на моей спине, — Бриз только бровью повёл. — К счастью, я этого не помню, но подозреваю, что уж он-то прочитал буквы и сложил два и два. И — ты прав… я тебе не верю, Дитрих. Кроме того, в свою защиту скажу, что я был ювелирно аккуратен. У меня нет склонности к гигантомании. Мне жаль, что я не видел готовый результат, — он допил коньяк, качнул в сторону Шиллера пустой рюмкой. — Покажи, Дит.

0

29

—... И Аргетис Ди Келайно, я полагаю, многое мог бы рассказать о расплатах за сделанный выбор.
— На что ты намекаешь? — Дитрих с опасливым интересом посмотрел на Стила.
Согласно мировоззрению Зверя, Аргетис вращался на его орбите. Или заставил Дитриха так думать, что само по себе достойно восхищения. Восхищения — и защиты. Как и Бриз, Шиллер покрывал своих людей, независимо от занимаемой ими социальной ниши. Просто Стилу знать об этом не требовалось.
— Я никак не компрометировал его, — твердо проговорил Дит. — Дела поисковиков пришли в относительный порядок с его появлением. По крайней мере, я прилагаю все усилия к этому. Как заместитель, оставим в стороне мою личную заинтересованность в его успехе. Ты сообщил мне, что повышение мне не светило. Хрен с ним. Я нашёл способ сохранить всё как есть, вернув себе максимальную степень свободы. Как по мне, так пусть эту должность занимает Аргетис, чем ты или Йоханссон.
Зверь никак не мог разобрать, к чему сейчас относятся странные чувства Стила. Согретый алкоголем Змей выдавал причудливую картину, обилие фигурирующих в разговоре лиц мешало соотносить эмоции с предметами диалога.
— Хватит с него зрелища твоих инициалов на моей спине.
— Ах, да. Ты всё свёл.
— К счастью, я этого не помню, но подозреваю, что уж он-то прочитал буквы и сложил два и два.
— Скучно с тобой, Стил. Я честно носил на спине следы твоего веселья после подвала. Не сказать чтобы это было приятно. Порезы после расчётной постели. Инициал, в конце концов.
— И — ты прав... я тебе не верю, Дитрих. Кроме того, в свою защиту скажу, что я был ювелирно аккуратен. У меня нет склонности к гигантомании. Мне жаль, что я не видел готовый результат. Покажи, Дит.
— Нашёл, на что смотреть, — скривился Дитрих. — Я на спине не вижу, значит, этого нет. Хотя надо убрать, пока никто не рассмотрел с лупой этот позор. Всё упирается в боль, не хочу ощущать её лишнюю. На, любуйся.
Он развернулся к собеседнику спиной, оттянул вниз джинсы, показав Стилу поясницу.
— Что дальше? — повернув на Бриза только голову, спросил Дитрих. — Польщён? Не радуйся слишком долго. Найду неболтливого целителя — и прости-прощай, красота неземная. Это компромат, как ты говоришь. Кстати, никаких других сюрпризом вроде идиотских колец по всему телу у меня нет.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2015-06-03 15:37:55)

0

30

— На что ты намекаешь?

— Ни на что, — Стил легкомысленно пожал плечами. — Кроме работы на посту начальника службы поиска, Ди ещё и светская личность со своеобразной репутацией. Журналисты, как ты понимаешь, в восторге и рады накопать чего поновее.

— Я никак не компрометировал его.

Бриз только одобрительно отсалютовал ему пустой рюмкой.

— Ах, да. Ты всё свёл.

Это был не я. Когда я пришёл в сознание, на мне уже не было ни одного пореза, — Стил наконец отставил в покое рюмку. — Между прочим, я не вспарывал тебе мышцы на спине.

— Нашёл, на что смотреть. На, любуйся.

Бриз легко шагнул вперёд и осторожно провёл пальцем по изогнутой чёрной линии. Тонкая и вытянутая, она напоминала S только при достаточной доле пространственного воображения.

Что дальше? Польщён? Не радуйся слишком долго. Найду неболтливого целителя — и прости-прощай, красота неземная.

— Уязвлён, — ответил Стил. — Меня бы больше устроила твоя злость и стремление как можно быстрее избавиться от этого компромата, чем такое показательное равнодушие. Неболтливый целитель только что был тут, почему не воспользовался? Он будет молчать гарантированно… С другой стороны, — Бриз снова погладил отметину, — я устал от бессмысленной физической боли,  мне требуется передышка. Возможно, мне стоит радоваться твоему равнодушию. Дит, перестань меня дёргать с этими кольцами. Я и так из-за тебя потерял прекрасный шрам ювелирной работы. Был бы в сознании, не разрешил бы трогать.

Он одумался и одёрнул пальцы, сообразил, что совсем забылся и уже неприкрыто ласкал спину Шиллера.

Мммм… извини, Дитрих. У меня было несколько тяжёлых дней, и коньяк снял меня с тормоза. А ведь я обещал, что не задержу тебя, — Стил легко отстранился на безопасную дистанцию. безопасную для Шиллера от его посягательств. В конце концов, он обязан проявить понимание! — Пойду, пожалуй. Если понадобится помощь — дай мне знать, хорошо?

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 31.07.13 Будни дурной химеры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC