За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 30.07.13, вечер. Огонь и воздух


30.07.13, вечер. Огонь и воздух

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Ларс Йоханссон, Вэл Марено.
Холл борделя.
Прошёл небольшой промежуток времени после данных событий.

Блиц-игра.

0

2

Ларс пришёл в бордель, чтобы повидать Марту Грант. Причина заключалась в том, что подопытный Вэл Марено не успел обзавестись научным куратором, его добавили в каталог борделя, и Локи в силу некоторых личных причин это не нравилось. Причины оказались настолько личными, что решать вопрос по-деловому Йоханссон не захотел. Марту он никаким образом не задевал, в силу чего ждал от неё ответной любезности. Это вполне в её власти — скрыть Вэла или отодвинуть в глубину каталога, чтобы только наиболее дотошные и въедливые дошли в просмотре до его кандидатуры. Ларс не вполне определился, зачем оказывает парнишке такую услугу, но душевные метания вполне могут подождать. Голова думает, руки делают.
К сожалению, Марта отсутствовала. Причём ушла буквально за три минуты до его появления. Обидно. Но когда Йоханссон развернулся к выходу, он едва нос к носу не столкнулся... с Вэлом.
— Это вы, — обронил Ларс.
Тут Локи сообразил, как он — да всё это! — выглядит. Вот тут, в этом самом холле, вот этого самого, такого однозначного заведения.
— Я по вашему вопросу, — начал аэрокинетик.
Чёрт, двусмысленно.
— Я хотел сказать, — пояснил он, — что устанавливаю подробности вашего последнего визита сюда. Этот человек, который навязывал вам сотрудничество, вербовал на работу. Что здесь делаете вы?

0

3

Неизвестно, насколько часто подопытные приходили в бордель в таком философском настроении, как Вэл Марено. Его не приходилось тащить, он не слишком рвался демонстрировать непримиримость собственной натуры, хотя с ходу изобрёл несколько вариантов, которые позволили бы избежать этой повинности. Однако по здравому размышлению пришёл к выводу, что стоит съесть лягушку. Этот психологический приём позволяет быстрее справиться с проблемой — просто нужно сделать неприятное как можно быстрее. Так что, когда за ним прислали из борделя, Марено пожал плечами и пошёл, не потрудившись даже причесаться.

Наткнувшись на Ларса Йоханссона, Вэл растерянно улыбнулся.

— Это вы.

— Это вы?..

На миг мелькнула надежда, что это заказчик. Глупо, конечно, но лучше бы с тем, кто вызывает вполне объяснимые положительные эмоции, чем невесть с кем. Но Ларс почему-то начал оправдываться, и Вэл сделал простой вывод — не он.

— Я хотел сказать, что устанавливаю подробности вашего последнего визита сюда. Этот человек, который навязывал вам сотрудничество, вербовал на работу.

— О… да. Вопросы безопасности, — эхом отозвался Вэл.

— Что здесь делаете вы?

Интересно, что ожидал услышать Ларс? И как вообще принято отвечать на вопросы такого рода? Вэл отвёл глаза и подчёркнуто жизнерадостно улыбнулся.

— Я просто зашёл повидать знакомую девушку, она здесь горничная… — улыбка вымученно увяла. — Похоже на правду? Вызвали. Я пришёл. Ничего страшного, переживу.

0

4

— Похоже на правду?
— Нет. Совсем нет.
— Вызвали. Я пришёл.
Ларс кивнул.
— Ничего страшного, переживу.
— Да я понял, почему вас вызвали. Ведь я-то здесь по вашему вопросу и успел прояснить ситуацию.
Успел, всё верно. Некоторое время он говорил на тему Марено с лицом, Марту заменяющим. Но лицо отказалось проявить понимание, ушло в глухую оборону, и Локи очень подозревал, что человек просто не хочет иметь дело лично с ним. Слишком громкая репутация у Йоханссона в этих стенах. Но Вэла всё-таки вызвали. Ведь это о нём пошла речь. Всегда проще отделаться малой кровью, сунув под нос безопасникам подопытного, чем вступать в дискуссии, во многом неудобные. Ларс мог, например, и наехать, мол, как так ценного пирокинетика с порога да в бордель. Лаборатории пустуют! Мелко, конечно, но чего не надумаешь с перепугу.
— Ну раз такое дело, — Локи состроил лукавые глаза, — то и буду я вашим клиентом. Вроде, днём вы были не против.

0

5

— Да я понял, почему вас вызвали. Ведь я-то здесь по вашему вопросу и успел прояснить ситуацию.

Вот это уже было интересно. Кроме того, Вэл был далёк от мысли серьёзно переживать на тему неприкосновенности собственного тела — как бы парадоксально это ни звучало, но церковное воспитание давало свои плоды. Что такое тело? Прах, который всего лишь временно выдан в пользование душе. Так есть ли смысл так переживать по поводу горстки праха?

Правда, высказывать эти соображения Ларсу вэл не собирался. Потому что тут был один серьёзный пробел — принадлежащий Ларсу комплект будущего праха вызывал у Вэла неконтролируемо учащённое дыхание, так что вся теория летела к чёрту.

Ну раз такое дело, то и буду я вашим клиентом. Вроде, днём вы были не против.

Лукавое выражение лица почему-то невероятно шло Ларсу, и Вэл помимо воли почувствовал, что лицо начинает заливать жаром.

— Если вы цените неподдельный энтузиазм больше, чем опыт, — голос оказался сдавленным от смущения, — то это… здорово.

Он помялся. В борделе Вэл ориентировался плохо, поэтому поискал взглядом одну из вездесущих девиц, чтобы они взяли на себя миссию проводника и вообще помогли перестать топтаться на месте и ещё больше заливаться краской.

+1

6

— Опыт — явление наживное, — ободряюще улыбнулся Ларс. — Но ваш энтузиазм бесконечно радует меня.
Он вдруг вспомнил, что определение личности таинственного нанимателя — это последнее дело, которое запланировано на сегодня, и весь остаток вечера можно посвятить чему угодно. Насколько это "что угодно" будет лёгким и приятным, тоже зависело от него. Локи и часы отдыха иногда жертвовал на пользу общего дела.
Йоханссон мягко тронул Вэла за плечо и показал глазами на дверь. Стандартный бордельный вип-номер, без всяких там специфических заморочек типа крюков, натыканных вдоль стен, или клеток от потолка до пола. Всё происходило по обоюдному желанию, так к чему эти дисциплинарные страшилки?
Мимо проследовала очаровательная горничная, и Ларс поймал её утвердительный взгляд, мол, это свободный номер. Больше ему и не требовалось.
— Сюда, — Локи пропустил спутника и тихо закрыл за собой дверь.
В номере он молча стянул с Вэла футболку и с интересом воззрился на его плечо.
— Хочу удостовериться, что всё в порядке, — вполголоса пояснил он. — Хочу посмотреть на деяние рук своих, точнее, пули. Если всё происходящее поможет вам... тебе испытывать меньше вины, приступай искупать её прямо сейчас. Ты выбрал хороший способ.

0

7

В этом было много прагматизма и мало романтики, но романтики Вэл, кажется, пережрал в своё время. Поэтому сейчас ободряющая и одобрительная улыбка Ларса ему подходила больше всего. Он шагнул через порог, куда он его подтолкнул, окинул комнату быстрым взглядом и безропотно отдал футболку, когда Ларс начал её стягивать. Тем более что объяснения были более чем логичными.

— Здесь хорошо лечат, — Вэл охотно продемонстрировал, что в принципе может нормально двигать руками. — Слегка тянет, но не более того. Даже нога уже почти не болит. На мне всё быстро и легко заживает, сами посмотрите.

Он протянул вперёд руки, демонстрируя шрамы, оставленные огнём. Их было много, особенно заметно в этом освещении — отметины щедро покрывали руки, грудь, живот. Вэлу было не страшно, Ларс как-то интересно себя вёл, как будто поощрял продолжать то безрассудное поползновение, которое Марено предпринял у него в кабинете как раз перед кофе. Или после? Не суть важно.

В роли соблазнителя ему как-то не доводилось выступать, по крайней мере осознанно, поэтому Вэл просто продолжил с того места, на котором и закончил – прижал ладонь к груди Ларса, замер. Как будто удерживал на расстоянии протянутой руки. Но это было ненадолго. Сам шагнул вперёд, скользнул ладонями по плечам Ларса, целоваться не полез — показалось неуместным и пошлым. А вот к шее губами прижался и захлебнулся внезапно взбесившимся возбуждением, даже не чисто сексуальным — он затруднялся объяснить это даже себе. Ларс был выше ростом, как раз удобно прихватывать губами кожу на шее. Удобно. Ужасно греховно, но захватывающе.

0

8

Нога? Ах, да, нога. Ублюдок Шиллер со своими чисто силовыми приёмами. Как будто нельзя соблазнить как-то иначе! С другой стороны, что бы он, Ларс, делал, если бы Дитрих всё-таки завладел симпатией Вэла, опередив его? Это была не самая приятная мысль на свете.
Йоханссон без нажима провёл пальцами вдоль нескольких отметин, скорее, отмечая их наличие, чем исследуя детально.
— Хорошо, я не спорю. Особенно, когда в игру вступают сотрудничающие целители. Есть у нас и такой контингент, — с полуулыбкой пояснил Локи. — Я рад, что я тебя не убил. Люди, подобные тебе, не должны уходить преждевременно. Это нарушает некий естественный баланс, уж я-то знаю.
Почувствовав прикосновение, Ларс замер. У него тоже мурашки по коже бежали от близости и доступности. Слишком давно он не позволял себе никаких вольностей, ничего простого, человеческого.
— Сейчас я лично проверю, что там и где ещё не зажило, — с неожиданной жадностью прошептал Йоханссон, зажмурившись от прикосновения тёплых губ.
Повторил ладонями изгиб спины, рвано выдохнул.
— Потом сниму с тебя ошейник и проверю, так ли много в тебе огня, как утверждают наши учёные.
Провокация чистой воды, основанная на страхах конкретного подопытного. Другие бы согласились с радостью, этот — боится, как... огня?
Ларс принялся расстёгивать пуговицы на своей рубашке. Почти торопился снять с себя лишнюю одежду и опрокинуть на кровать человека, одного из немногих, кто действовал по своей воле. Всё, что происходило по принуждению, злило Локи своей линейностью.

0

9

О целителях Вэл был уже наслышан, даже успел битых полчаса пофантазировать на тему того, каким бы чудесным стал бы мир, если бы вместо больниц и хосписов были просто чудесные люди, способные словно по волшебству прекратить болезни и страдания. Это попахивало провидением, неким благословением свыше. За это стоило благодарить Бога.

Ларс его не отталкивал, не устраивал воплей на тему извращенца, не пытался его ударить, наоборот. Это было так здорово, что Вэл заподозрил, что коньяк до сих пор бродит где-то в крови, время от времени ударяя в голову. И вот интересно — Ларс в него стрелял, не отрицал, что собирался убить. его бы ненавидеть, но за что? Ненависть – месть труса за испытанный им страх. Эту фразу он слышал где-то и долго над ней думал.

— Сейчас я тоже рад, что вы меня не убили, — шёпот в шею показался своеобразной эротической игрой, Вэл неторопливо провёл кончиком языка по шее Ларса снизу вверх, к мочке уха.

— Потом сниму с тебя ошейник и проверю, так ли много в тебе огня, как утверждают наши учёные.

Хорошо, — с готовностью согласился Вэл, с полным вниманием отдаваясь более интересному процессу. Тут Ларс рубашку расстёгивал, и каждый участок обнажающейся кожи притягивал к себе, чем Вэл и пользовался, раз можно — скользил по коже губами и языком, как будто намеревался снимать пробу.

— Только не здесь, — он немного протрезвел и поднял взгляд на Ларса, улыбнулся и снова вернулся к своему увлекательному занятию. — Здесь много горючих материалов. Нужно огнеупорное помещение, немного времени на переговоры, и вы не останетесь со мной.

Он ставил условия, руководствуясь соображениями безопасности. Не своей. А в качестве извинений предпочитал помогать Ларсу раздеваться, пока он не передумал.

0

10

— В огнеупорном не интересно. Переговариваться в постели — глупо. В ней лучше заниматься чем-то более захватывающим и приятным, чем переговоры.
Ларс выпутался из джинсов, спохватился и начал раздевать Вэла. Увиденное ему нравилось. Увиденное вполне соответствовало его интимным предпочтениям. Да что там! Увиденное чертовски заводило, будоражило воображение. Провоцировало на сладкие безумства.
— Как прекрасно, что ничего не надо объяснять, — полушёпотом обронил Локи.
Мягко увлёк Вэла на простыни, так же деликатно поцеловал, несмотря на вспыхнувшую страсть. Он был не чужд насилия в постели, в своё время перепробовал всё, что только можно, благо, бордель ни в чём его не ограничивал. Но когда отсутствовало принуждение, вся суть насильственного терялась.
Йоханссон нашёл тюбик лубриканта, но Вэлу его не доверил. Предпочёл всё взять в свои руки и контролировать самостоятельно. В этом таилась особенная прелесть —  заставить изнемогать от желания. В сравнении с Вэлом у Ларса имелось маленькое преимущество: своё телесное напряжение он успел скинуть днём в душе и легко управлял чувственностью. Ну, хорошо. Относительно легко.
Слов не требовалось. Локи молча провёл ладонью между бёдрами Вэла, обозначив намерения. Выдавил на пальцы немного прозрачного геля и принялся аккуратно готовить Марено к близости. Опыта ему хватило с лихвой, на двоих. Плавно выглаживая анус партнёра изнутри пальцами, Ларс последовательно добавил второй и третий.

0

11

— В огнеупорном не интересно. Переговариваться в постели — глупо.

Марено рассмеялся. Легкомысленная фраза Ларса могла быть только шуткой и ничем больше — он же безопасник, что может быть интересного в том, чтобы нарушать любые требования техники безопасности?

— Как прекрасно, что ничего не надо объяснять.

С этим Марено был полностью согласен. Пожалуй, где-то в глубине души, очень глубоко, он опасался, что это какая-то идиотская ловушка, повод посмеяться. Или может что-то сорвётся. Или что-то ещё. Всегда сложно поверить в такую вещь, как взаимность. А теперь Вэл всего лишь катился по наклонной плоскости, да ещё и радовался этому. Послушно молчал, пользуясь на всю катушку тем, что Ларс позволял. Позволял он на самом деле не так много, но Вэлу было более чем достаточно, он благодарно отзывался на ласку, немного лихорадочно и хаотично. Голодно ответил на поцелуй, до боли зажмурился и приоткрыл рот, когда скользкий от лубриканта палец скользнул в анус.

Терпения ему не хватало, отвлекать себя от ощущений он не научился, поэтому быстро дошёл до точки, за которой уже мало что соображал. Бесшабашно порывистый, Вэл мало думал о том, как выглядит и что там о нём подумает Ларс. Даже не подумал, что не стоит так очертя голову сразу насаживаться на пальцы. Себя не трогал, это было не нужно, и без того рванул сразу куда-то за грань, едва не кончив только от этого. Дышал тяжело, лихорадочно покрывая поцелуями всё, что подворачивалось под губы — шею, плечи. Сейчас, пожалуй, пожелай Ларс снять с него ошейник, даже бровью не повёл бы, забыв о собственном страхе.

0

12

Тело у парня было что надо. По крайней мере, Ларсу очень нравились такие, как он сам: скорее худощавые, чем перекаченные. Чем бы там ни увлекались его коллеги, Локи всегда ставил ловкость выше грубой физической силы, причём ловкость не только телесную, но и душевную. То самое, что подпитывает смекалку, интуицию — лучшие качества человеческого ума.
Провокация по части безопасности не возымела никакого эффекта: Вэл ему не верил. Ларс сам себе не верил, что он на такое способен. Зато целенаправленно дразнить партнёра, водить по граням возбуждения, — вот это он умел и любил. Йоханссон с удовольствием подставлялся под горячие губы и дарил поцелуи в ответ.
Целовать подопытного — здесь безопасник не видел ничего зазорного. Ларс деликатно накрыл губы Вэла, скользнул языком ему в рот. Целовал он всегда мягко, без агрессии, если только зашкаливающая страсть не диктовала свои условия. Локи пока блестяще себя контролировал, несмотря на то, что ему не терпелось взять Вэла.
Отдельно радовало, что тот не переживал на счёт боли, не зажимался. Ларс мог и хотел сделать всё приятно для двоих. Не преследовал цели наслаждаться в одиночку, чем грешили многие его коллеги младшего звания.
Аккуратист до неприличия, Йоханссон распечатал презерватив, быстро раскатал по стволу тонкий латекс. Ларс устроился сбоку: эта поза наиболее располагала к бережному, чувственному сексу. Уверенно приподнял Вэла, удерживая под коленом, мазнул головкой члена по увлажнённому анусу и медленно толкнулся вперёд. Своё возбуждение Локи выдохнул в плечо партнёра, легко провёл губами.
— Всё хорошо? — тихо уточнил он сорванным голосом, в котором легко угадывалась похоть.
Это был как раз тот случай, когда отрицательный ответ изменил хотя бы что-нибудь. Ларс поменял бы позу или помедлил, позволив Вэлу привыкнуть. Он качнул бёдрами назад и снова вперёд, проникая в тесную глубину, цепенея от восторга. Парень оказался таким, каким Локи себе его представлял: горячим, как стихия, в нём дремлющая.

0

13

А ещё Ларс Йоханссон потрясающе целовался. Вэл успевал только захлёбываться воздухом и отвечать на ласку. К наличию презерватива он отнёсся более чем доброжелательно, всячески одобрил, только изнывал от этой небольшой, но такой необходимой паузы. И всё тут же понеслось к чертям.

Проникновение было плавным, но Вэл всё равно сорвано задышал, понимая, что дрожит всем телом, и это ничерта не от страха.
— Всё хорошо?
По плечу прошлось горячее дыхание, сорванный бархатистый голос вцепился в нервы, Вэл замер, цепляясь за покрывало, на котором валялся.

— Всё… о боже да, только умоляю, не нужно ничего говорить больше!

Как объяснить, что от дыхания, ложащегося на шею, и от звука этого голоса где-то в горле зарождался взволнованный стон? Тут бы Ларсу  замереть, дать ему немного времени, чтобы остыть, но он вместо этого начал двигаться, и Вэла буквально заколотило. Он перевозбудился, не мог держать себя в руках, понятия не имел, как это остановить. Натянутая кожа на напряжённом члене ныла, к ней вообще не нужно было прикасаться, и так до черноты в глазах пытался сдержаться  не кончить сразу, от первой же пары толчков… да что там от.. До! Только от голоса.

0

14

Ну нет так нет, Локи сам не испытывал острой потребности в общении. Скорее наоборот, был рад заткнуться, потому что беседовать, когда экстатическое чувство вырывает из горла стоны, — та ещё задачка. Поговорить успеется и потом. Честно сказать, эти двое только и делали, что трепались, по делу и не очень.
Ларс подумал, что он многое упустил бы, оставив симпатию Вэла без внимания. По крайней мере, он сэкономил много нервов: вопли протеста и попытки врезать давно надоели ему до лени. Йоханссону не нравились лавры насильника. Это не соответствовало его мировоззрению, требованиям техники безопасности в конце концов!
Локи замер. Медленно подался назад, потом снова вперёд. Повторил томительно плавный, тягучий, сладкий манёвр, поддразнивая возбуждение Марено. Моментально стало жарко, словно он вступил в связь с первобытной стихией. Пламя немыслимо без воздуха. Давно, давно Ларс не испытывал ничего подобного, и чувство единения расплескало под кожей жидкого огня. Головокружительно.
Йоханссон перехватил Вэла под грудью, сильнее притянул к себе и перешёл на достаточно энергичные движения. Он не пересёк грань, всё ещё контролируя себя до последнего вдоха, но беззастенчиво получал наслаждение от предоставленного ему в полное распоряжение тела. Не привыкший к знакам внимания, утонувший в рутине, Ларс потом удивится, насколько просто это произошло. Ведь он не сексуальный объект, он — штатная единица. Один из многих, пусть не винтик, пусть ключевой узел, но...
Локи послал к чертям собачьим это самое "но", отвлекающее и привносящее некий диссонанс. Потом. Он обдумает это потом, возможно, составит несколько схем.
— Вэл, — задыхаясь, шепнул он, жадно лаская соблазнительное тело.
Ларс плавно двигал бёдрами, не меняя угла проникновения, и казалось, добивался только одного — оргазма партнёра. Это всегда имело для него первоочередную ценность как некое подтверждение собственной состоятельности как любовника. Впрочем, отодвинуть разрядку он тоже пока не пытался, и возбуждение постепенно нарастало томной волной.

0

15

Как же всё было просто. Настолько просто, что взъерошенный рассудок Марено не в силах был разобраться в этой простоте, поэтому метался сейчас, как укушенный. Вэл недолго пытался сдержаться, единственное, что у него получилось отвоевать, это краткую, почти незаметную паузу, буквально поймал себя на полувздохе, а потом легко подстроился под движения Ларса. Очень просто. Даже сам удивился.

Он с длинными трепетными вздохами откликался на каждый толчок встречным движением, стонал, и кажется даже глаза закатывал, быстрой мысленной скороговоркой благодаря бога и чёрта за то, что Ларс сейчас не видит его лицо. Цеплялся за его руку, набрался наглости лапнуть за бедро… Много ли нужно для счастья тому, кто изголодался? Но не только в этом было дело. Вэл приходил одновременно в ужас и в какой-то дикий восторг от того, что его тянет к тому, кто в него стрелял. Как будто это добавляло Ларсу каких-то неведомых бонусов привлекательности. В этом была такая бездна абсолютно тупой нелогичности, что оставалось только молиться за собственный рассудок и нравственность. Хотя о какой нравственности может быть речь — он, между прочим, в борделе, и даже не на правах посетителя.

— Вэл.

Ведь просил же помолчать! От этого жаркого шёпота Марено только судорожно выдохнул что-то похожее на невнятную молитву, вытянулся, запрокинув голову. Всё тело повело в сладкой тягучей судороге, сопротивляться которой Вэл не мог и не хотел. Всё было слишком просто. Сухое медицинское слово «оргазм» выражало слишком мало. Склонный преувеличивать собственные переживания, Вэл не смог бы подобрать этому название.

0

16

Локи куда меньше переживал по тому поводу, что конкретно в этого человека стрелял несколько дней назад. Он выполнял свой долг, он не мог поступить по-другому. Хотя факт того, что счастливое стечение обстоятельств вырвало мальчишку у Её величества Смерти, и причинял временами странное чувство сродни беспокойству.
На финальном проникновении, особенно глубоком и чувственном, Ларс ощутил, как сжимается вокруг него партнёр. Это было не просто чисто физически приятно, это ещё и погладило его самолюбие. Далеко не всякого получается довести до разрядки вот так и с первого акта. Йоханссон рвано выдохнул, почувствовав, как наконец ускользает самоконтроль. Опасное состояние для него, предательское... В такие моменты его выдавал запах озона, разливающийся в воздухе, и Локи ничего не мог с этим поделать. Он кончил спустя мгновение с коротким стоном на выдохе, стискивая желанное тело, и медленно, неловко отпустил наконец бедро парня. Лёгкая сладкая дрожь, блуждающая по телу, по кожей, в кровотоке, сделала его ленивым. Ларс разомкнул объятия и вытянулся на постели, с упоением хватая особенно чистый воздух. Остаётся только надеяться, что Марено не заметит такую вот странную особенность любовных игр с ним.
— Как ощущения? — спустя какое-то время поинтересовался Локи.
Приподнялся на локте, лёг на бок, рассматривая Вэла ровным открытым взглядом.

0

17

Чтобы понять очевидное Вэлу понадобилось немного времени, а когда дошло, что этот стон в шею был финальным, Марено невольно заулыбался, чувствуя себя совершеннейшим идиотом. Ему было хорошо, хотя он немного смущался от того, что кончил почти сразу. Но хорошо было настолько, что даже дышалось легче.

Вэл расслабленно повернулся на живот, поулыбался в подушку, а потом наконец посмотрел на Ларса. И то, что он увидел, ему понравилось.

— Как ощущения?

— Мне хорошо, — признался Вэл с обезоруживающей честностью и придвинулся чуть ближе.

Он не прижимался к Ларсу, просто лежал рядом и смаковал момент абсолютной расслабленности. Чудесное было чувство, почти забытое. Ощущение абсолютной безопасности и счастливой уверенности в том, что рядом есть кто-то умный, сильный и берущий ответственность на себя. Пусть и ненадолго. Вэл любил это чувство только за то, что оно проявлялось редко и ненадолго.

Ему хотелось выпалить вслух ворох бессвязного бреда о том, как ему хорош, как хорош Ларс, как всё было замечательно и как он ему нравится. Вместо этого он приподнялся, опираясь на локти и прогнувшись в пояснице, с коротким выдохом быстро прижался губами к плечу Ларса.

— Если найдёте время… Приходите ко мне ещё?

0

18

Ларс успел легко мазнуть по ускользающим губам, когда они так же легко коснулись его плеча. Это была его ответная благодарность за подаренное удовольствие. Несмотря на лживую природу, Йоханссон в противовес и парадокс умел быть благодарным. На этом держалось многое в его ведомстве. Не интригой единой.
Украдкой избавившись от резинки, Локи лёг обратно. Пока ему доставляло удовольствие просто расслабленно валяться на постели, выравнивая дыхание и унимая послеоргазменную дрожь.
— Если найдёте время... Приходите ко мне ещё?
— Время, — рассеянно повторил Йоханссон, — у меня его пока хватает. Или ты больше не хочешь?
Он медленно провёл ладонью по красивой спине, размышляя о том, что получится из этого парня после года хороших физических нагрузок. Наверное, тот стал бы неплохим силовиком, если бы не одно "но", очень существенное. Эта директива, которую так некстати спустили сверху, запрещала сотрудничество стихийников. Не обеспечив Йоханссону ничего, кроме лишних нервов, она не отменила ничего, и в случае неудачи он вылетит из офиса СБ с волчьим билетом. Несмотря на все его заслуги и блестящий порядок, в который он, Ларс, привёл охранное подразделение. Это всё чаще снилось ему в кошмарах.
— Я думал, ты порадуешь меня какой-нибудь импровизацией, — вкрадчиво проговорил Локи.
На его губах обозначилась полуулыбка.
— Я не против посадить тебя к себе на бёдра. Ч-чёрт, это звучит вульгарно. Но так давно никто не делал. Хочешь попробовать? — Ларс опять погладил соблазнительную спину. Она привлекала больше всего внимания. Потом скосил взгляд вниз, облапал глазами крепкую задницу.

0

19

— Или ты больше не хочешь?

Он ещё  шутит! Вэл чуть не рехнулся от радости, когда понял, что Ларс ещё не уходит. Как раз переживал собственные ощущения от того, что по спине скользит крепкая ладонь. Приятно.

— Я думал, ты порадуешь меня какой-нибудь импровизацией.

Главное было не наделать глупостей. Поэтому Вэл машинально покусал губы, стараясь хотя бы не открывать рот. Что же, импровизацией он мог, неизвестно, правда, насколько Ларс ей порадуется, но мог.

— Я не против посадить тебя к себе на бёдра. Ч-чёрт, это звучит вульгарно. Но так давно никто не делал. Хочешь попробовать?

— Хочу.

Решительность, граничащая с идиотизмом. Едва не спросил что-то вроде «А можно?!» — с него сталось бы. Вэл снова прилёг лицом в покрывало. Нужно было просто набраться смелости, ведь дали, разрешили, вот что теперь-то? Марено не считал, что он получает какие-то особенные права из-за того, что занялся с Ларсом сексом, поэтому сейчас будто заново собирался что-то предпринять по этому поводу.

Размышления ещё продолжались, Вэл всё ещё колебался, хотя тело уже всё решило за него. Он с жадным и одновременно застенчивым вниманием исследовал тело Ларса, в основном руками и губами. А когда навис над ним, то только губам и языком. Пробовать его на вкус оказалось ещё увлекательнее, особенно когда спустился к его бёдрам. При всей своей застенчивости и нерешительности Марено не устраивал спектакли с трепетным «ой, а вот и пенис, что же делать теперь скромному мне» — он обхватил член губами и начал мерно выглаживал головку языком.

0

20

Когда Ларс говорил про бёдра, он не намекал на оральные ласки. Вот ни капли! Такие вещи были для него сродни чему-то доверительно личному, тогда как человек по имени Ларс Йоханссон не доверял никому, кроме себя. Тому были свои причины, интриган Локи привык выстраивать свою жизнь в соответствии с доктриной тотального подозрения в адрес всех и вся. При этом Ларс не был параноиком, но это совсем другая история. То, что произошло следом за ответом Вэла, стало для Локи полнейшей неожиданностью. Настолько внезапно, что Йоханссон не успел определиться со своим отношением к происходящему. Санитарные нормы секса с незнакомцами эти двое нарушили, но минет в презервативе — полная ху...
Исследование его тела Локи воспринял благосклонно, только наблюдал из-под ресниц за действиями парня. Но вот когда тот решил приласкать его губами и языком, мужчина просто не поверил в происходящее.
Ларс беспомощно охнул, против воли выгнувшись на простынях от острого, пронзительно сладкого чувства. Рефлекторно подался вперёд бёдрами, навстречу томительно ласковым движениям. Неосознанно протянул руку и вплёл пальцы в тёмные волосы Марено, с лёгким нажимом помассировал затылок.
Огонь разливался в его венах. Самый настоящий живой огонь. Пламя блуждало под кожей, постепенно поглощая всё, до последней клеточки тела, и в этом сладострастном безумии не осталось места для здравого смысла. Никто давно не баловал Локи минетом. Сам он предпочитал решать свои проблемы с помощью быстрого перепихона или того проще. Ларс лет так сто не занимался любовью в чувственном, плотском смысле слова. Интрига как таковая не терпит забитой похотью головой, а Локи тщательно следил за своим психическим здоровьем. Так что эротическая проделка Вэла застала его врасплох по всем фронтам. Он вслепую стиснул свободной рукой первое, до чего дотянулся — плечо любовника, — и не сдержал предательского стона. Если это была прелюдия, то определённо, лучшая из всех, что могла сегодня произойти.

0

21

Ну хоть это он понял правильно — сложно было неверно понять стон, дрожь и лёгкие поощрительные движения. Хотя и это было не очень нужно, Вэл самозабвенно и чувственно скользил губами по напряжённому члену, он знал, что это приятно, так почему не продолжить? Отклик Ларса туманил голову, Вэл сжимал губы плотнее, тщательно следил за зубами, чтобы не оцарапать, и в какой-то момент выпустил член изо рта, хватанул воздуха. Он с жадным стоном потёрся щекой об живот Ларса, быстро и хищно подхватил его под бедро, рывком навис над ним…

Под полузакрытыми от жадной страсти веками вовсю полыхало хохочущее пламя. В таком состоянии можно легко преступить любые человеческие и божьи законы, но остатков разума Вэлу хватило хотя бы на то, чтобы взглянуть Ларсу в лицо. Это всё расставило по местам, и вместо того, чтобы сделать бесплодную попытку овладеть им, Марено дотянулся до той тумбочки, из которой Ларс доставал тогда презерватив. Вытащил один, быстро надорвал упаковку. Наверное, на собственный член его проще надеть, однако никаких сложностей не возникло — Вэл действовал аккуратно, хотя и нетерпеливо. Раскатывание тонкого латекса по напряжённому члену Ларса воспринималось им как эротическая игра.

Только после этого Вэл перевёл дыхание, выполняя то, что Ларс обозначил как вульгарное, но желаемое. Он сел на его бёдра, плавно качнулся, медленно приподнялся и опустился, насаживаясь на член. Это было неловко и — да, вульгарно… И очень возбуждающе.

0

22

Ларс засомневался в том, что Вэл настолько неопытен, насколько говорит. Действовал парень потрясающе, либо сам Локи отвык от близости, и теперь всё для него представлялось в обновлённых красках. Или ещё вариант: ему нравился Вэл Марено. Очень нравился. Со всей его молодой горячностью, искренностью — в общем, всем тем, что было недоступно самому Йоханссону. Секс по взаимной симпатии всегда ярче, чем просто механический перепихон.
Самообладания Ларса хватило только на то, чтобы не стонать во весь голос. По природе своей сдержанный, он почти стеснялся подобных проявлений страсти. Но Локи ничего не мог поделать с дыханием, реакциями тела, простыми, физиологичными, говорящими. Да и не требовалось.
Чувственный старательный минет подхлестнул возбуждение. Аккуратность Марено в таком деликатном вопросе как безопасность Йоханссон оценил, помощь парню не потребовалось.
Когда тот всё-таки принял предложенную Ларсом соблазнительную позу, это оказалось ещё восхитительней, чем Локи себе представлял. От одного только возбуждающего вида, который ему открылся, Йоханссон едва не потерял голову. Особенно это сводящее с ума зрелище — как плавно проникает в тесное тело парня член — вот это было сильно, дурманно сладко. Вожделение — огонь и сахар — пульсировало под кожей, расходилось от паха по всему телу.
Ларс подался вверх, глубже проникнув в тело Вэла, поймал его за бёдра и насадил на себя. Удержал так, заставив прочувствовать это ощущение заполненности, до предела тесной близости. Хитро улыбнулся парню, рассматривая его лицо снизу вверх. Потом убрал ладони, правой с удовольствием провёл по животу Марено, считая наметившиеся "кубики" пресса.
— Наклонись ко мне, — шепнул он с таинственной полуулыбкой.

0

23

Волнение мешало ему расслабиться, всё тело было напряжено, и Вэл с усилием дышал сквозь зубы, чувствуя, как медленно растягиваются мышцы. Однако отклик Ларса искупал всё — Марено сходил с ума, глядя на его лицо, на то, как еле уловимо подёргиваются дымкой глаза, как напрягается его шея при вдохе. Подчиняясь крепким рукам, Вэл поддался и замер, хватая губам воздух. Ощущения были непередаваемы, адская смесь возбуждения и неловкости только добавляла жара.

— Наклонись ко мне.

Вряд ли дело было в каком-то оригинальном сюрпризе, несмотря на таинственность. Вэл медленно наклонился, ему было неудобно признавать, что он вообще задавался вопросом, а удастся ли наклониться вообще? Он еле заметно покачивался, с трудом удерживаясь от смутного желания начать двигаться, поднимаясь и опускаясь, насаживаясь на член. Выгибаясь в пояснице, Вэл наклонился, в попытке сорвать смазанный поцелуй подался вперёд, слабо застонал. Каждое движение, едва заметное, соблазняло его.

В конце концов, он с облегчением пришёл к выводу, что если сделает что-то не то, если Ларсу захочется внести какие-то коррективы, то он скажет, что-нибудь сделает, перехватит инициативу, словом — всё исправит. Поэтому Вэл всё же подался вперёд, с признательностью прижался поцелуем к губам Ларса, тут же отпрянул, виновато моргнул и тут же рывком до упора насадился на член. Дыхание выбило сразу, он не умел справляться с возбуждением, поэтому действовал немного беспорядочно.

0

24

Ларс успел оставить на губах Вэла короткий огненный поцелуй. Он хотел поцеловать мягче, деликатней, более глубоко и чувственно, но сам Марено не позволил ему этого: выпрямился. Конечно, рассматривать молодое тело в таком ракурсе — пикантное дополнение к сексу как таковому, только добавляющее страсти, но Йоханссон стремился к другому. Сделать близость близостью, уйти от механического траха к более осознанному соитию... Вот это было приятно, хотя и противоречило обыденной манере Ларса. Нередко он и шмотки-то не снимал перед сексом и совсем редко — баловал партнёра лаской.
— Всё в порядке, — приободрил Локи партнёра, с полуулыбкой наблюдая за его действиями.
Он умудрился поймать темп фрикций и подаваться бёдрами навстречу движению, почти управляя процессом снизу. Это требовало недюжинной сноровки и выносливости, но физическая подготовка Ларс позволяла ему вытворять и не такое.
Взгляд Локи зацепился за ошейника-блокатор, и где-то в глубине сознания промелькнул колючий опасный интерес. Как этот парень будет выглядеть без сомнительного украшения, и как Вэл повёл бы себя, если бы они встретились при других обстоятельствах?
Поймав момент, Ларс взял Вэла за руки и плавно, но уверенно потянул вниз, почти уложив грудью и животом на себя. Положив ладони на поясницу, Йоханссон опять перенял инициативу, сократив активность до минимума. Только медленно двигал бёдрами сам, целиком отдавшись томному сладкому удовольствию.

0

25

Ларс Йоханссон, человек, который в него стрелял, сейчас давал Вэлу то, что ему больше всего было нужно. Одобрение, поддержка, ласка. Взаимное влечение. Неловкий от волнения, Марено шалым взглядом жадно обшаривал тело Ларса, от горячего поцелуя и заверения, что всё в порядке, захлебнулся следующим же вдохом. У него в горле всё дрожало от желания застонать в голос, но это казалось чрезмерным.

Ему всегда казалось, что быть сверху сложнее, он казался себе смешным и глупым, но не сейчас. Сейчас он снова наклонился, когда Ларс потянул его за руки, почти лёг. Приноровился, двигаясь навстречу плавным толчкам. В конце концов, Вэл сжал пальцы на плечах Ларса, так ему было проще. Он держался, время от времени тёрся об его грудь, содрогаясь от возбуждения. Не удержался и начал жадно целовать, не разбирая — шея, подбородок. Вот теперь, дорвавшись и получив одобрение, Вэл начал постанывать. Ему было жарко и немного безумно, в глазах полыхал вселенский пожар, богатое воображение всегда было его проклятьем.

Привычка вечно держать огонь за горло что-то надорвала в его психике, он всё ещё держал, хотя не было такой необходимости, и из-за этого сверхнапряжения, возможно, казался немного сумасшедшим. Не привыкший к ошейнику, Вэл мучительно закусил губу, пытаясь сохранить контроль над пламенем — он был никому не нужен, это контроль, ничего бы не случилось, но заставить себя в это поверить было невероятно сложно. Ошейник создавал иллюзию, что ему удаётся справиться самому, это окрыляло. Удовольствие яростно металось под кожей, заставляло дрожать всем телом. В попытке продлить эту чарующую близость Вэл замирал, сбиваясь с ритма, не понимал, что этим только мучает себя, поэтому снова прижимался губами к шее Ларса, как будто пытался им надышаться. От подступающей развязки его заколотило так, что едва не вцепился зубами в плечо любовника, пришлось с силой сжать челюсти и не давать себе совсем свихнуться.

0

26

Локи ловил мягкие горячие губы, когда те прикасались к его губам. Когда губы Вэла целовали шею и плечи — целовал сам, куда придётся. Он не думал о том, что целовать подопытного несколько противоречит социальному статусу, который Йоханссон носил в этом маленьком тесном мирке под названием Центр. Если Ларс занимался сексом, то он вообще не терзался никакими условностями. Творил и вытворял, что заблагорассудится. Целовал. Несмотря на клокочущую под кожей похоть, ласкал в противовес мягко, ни разу не позволив себе вульгарных укусов. Не ставил засосов, не стремился как-то иначе оставить на теле Вэла следы разрушительной страсти. Дырки от пули хватило с лихвой, теперь Ларс не хотел вредить.
Локи провёл ладонью по спине Вэла, положил руки ему на бёдра, помогая им двоим любить друг друга так, как хотелось. Ларс чувствовал, как плавно и вкрадчиво подступает оргазм, томительной волной разливается по телу сладость. Как всегда, Йоханссону хотелось, чтобы первым кончил Вэл. Он сделал попытку отдалить развязку, но приятные ощущения свели на нет все усилия Локи. В этом было много близости — вот так прижимать к себе парня, чувствуя под ладонями молодое сильное тело.
Непосредственно перед финалом Ларс снова перешёл в ленивый размеренный ритм, наслаждаясь последними аккордами и стараясь продлить соитие, но потерпел фиаско. Жарко задышав Вэлу в шею, Ларс кончил с тихим, но безгранично удовлетворённым стоном. В воздухе опять разлился озоновый флёр, и в глазах Локи появилось потаённое беспокойство. Он неохотно отпустил Марено, позволив ему выпрямиться.

0

27

Попытка задержаться на пике ощущений ни к чему не привела. Из пересохшего горла вырывались какие-то хриплые стоны, Вэл успел только дёрнуться, бестолково ткнуться лицом в плечо Ларса, и кончил ему на живот. Почему-то от этого смутился дичайшее, только торопливо целовал и шептал:

— Прости… прости…

Отпустил его плечи и медленно выпрямился, когда уловил, что уже всё. Рука сама метнулась вверх — закрыть лицо ладонью. Не донёс, устал. Самое трудное теперь было лечь рядом, переживая неловкость момента. Это казалось неэстетичным, нужно было приподняться, с горем пополам умудриться не оставить в себе презерватив — маленькие унизительные премудрости слишком мнительного и впечатлительного неопытного юноши.

А ещё с непривычки адски тянуло ноги, их оказалось трудно свести вместе. Вэл обессилено распластался рядом с Ларсом и молча спрятал улыбку, вжавшись лицом в его плечо. Ему было неловко, немного стыдно, но бессовестно хорошо.

— Если найдёте время, приходите ко мне ещё, — повторил он ту же просьбу. — Пожалуйста.

Он перешёл снова на «вы». Ему казалось это правильным. Только голос срывался из-за ещё не успокоившегося дыхания.

0

28

Зато Йоханссон не смутился от слова совсем, воспринимая такие моменты с философским равнодушием. Локи потянул на себя край простыни и вытер ею живот. После сокрушительно сладкого оргазма у него руки с трудом слушались головы, так что получилось не очень. Ларс успел мазнуть пальцами по бедру сползшего с него Вэла и не заметил, куда тот пристроил использованный презерватив. Его вообще мало волновали житейско-бытейские мелочи. Лениво поцеловал Марено куда-то в скулу перед тем, как тот спрятал лицо, и ровно, размеренно дышал безумно чистым воздухом, какой бывает только в горах.
Ч-чёрт, это становилось опасным. Навязчивой привычкой, бесконтрольным проявлением его способности. Надо было обязательно понять, как предотвратить подобные щекотливые моменты, потому что ситуация накренилась к опасному горизонту. К такому как потеря должности и свободы, если хоть одна живая душа вздумает его шантажировать или рассказать научному составу. К счастью, Ларс не имел обыкновения трепать себе нервы по поводу того, что ещё не случилось и могло не произойти вообще.
— Если найдёте время, приходите ко мне ещё. Пожалуйста.
— Если найду время, — зеркалом отозвался Локи, устроив ладонь на крепком бедре парня. — С тобой хорошо.
Он ещё полежал минут пять, машинально поглаживая разгорячённую кожу любовника, потом с неохотой поднялся, разыскивая взглядом свои вещи.

0

29

Он был очень занят. Вэл это знал ещё до того, как вообще заболел Ларсом Йоханссоном. На что он рассчитывал? Прелесть ситуации заключалась в том, что Вэл Марено не рассчитывал ни на что. Вообще. Никогда. Он не надеялся на приятный для себя результат, чем бы он ни занимался, и это спасало от смертельных разочарований. Но он мог мечтать, отдавая себе отчёт в том, что мечты остаются мечтами, лишь иногда, очень редко, сбываясь.

Поэтому ленивый поцелуй в скулу его обрадовал — Вэл его не ждал. Лежать рядом было хорошо, особенно приятными были поглаживания. А главное — Ларс сказал, что ему было хорошо. С ним. Что ещё нужно? от хорошего не бегут, раз ему было хорошо, то может быть он снова придёт. А ещё у Марено есть повод самому наведаться в отдел безопасности, ведь документы всё ещё у него.

Ларс вставал, собирал свою одежду, а Вэл на него смотрел, стараясь насмотреться впрок. Он лежал так расслабленно, как будто его убили, и спохватился только когда понял, что ещё немного, и ему предложат встать и одеться. С кровати Марено сорвался так, как будто прозвучал сигнал тревоги и нужно через минуту уже присутствовать в машине,  желательно не в костюме Адама. Он ужасно хотел снова прилипнуть к Ларсу, но отдавал себе отчёт, что это может вызвать только раздражение, поэтому только бросал на него жадные короткие взгляды, когда ему казалось, что он не видит, улыбался мечтательно и наконец с огромным опозданием признался.

— И мне тоже. В смысле, не время, а с вами. Хорошо. Вы… замечательный, — угловатые слова не передавали всего, что он хотел донести до Ларса. А ещё Вэл не мог определиться, одеться ему или всё же сначала в душ, а потом одеться. Кто их знает, когда тут положено выгонять на место… обслуживающий клиентов персонал.

0

30

Да, это было неплохо. Чёрт подери, это было шикарно! Почему он раньше этого не сделал? Ведь он на хорошем счету у начальства, почему бы не позволить себе расслабиться?
"Ну, во-первых, потому у тебя много работы, — ехидно проговорил внутренний голос. — Во-вторых, ты не спишь с подопытными, это для тебя слишком просто и доступно. В-третьих, ты считаешь ниже своего достоинства пользовать тех, кто не ответит тебе отказом в силу собственной подневольности. Так, моралист?"
Ларс мысленно кивнул, соглашаясь с доводами альтер эго. Всё верно, но время от времени же можно?
Локи успел натянуть штаны, накинуть рубашку, когда услышал:
— И мне тоже. В смысле, не время, а с вами. Хорошо. Вы... замечательный.
Ларс поднял голову, внимательно посмотрел на Вэла. Он помолчал несколько секунд, в течение которых поймал мальчишку за талию и вовлёк в горячий страстный поцелуй... мысленно. Йоханссон ничего этого не сделал. К нему медленно возвращалась прохладная рассудительность, в которой нет места слишком ярким проявлениям симпатии. Тепло ещё поблёскивало на дне его серо-голубых глаз, но Ларс вновь надел самую удобную из своих масок. Руководителя службы безопасности Центра. Напоследок улыбнувшись Вэлу, Локи вышел. Дела требовали его внимания, самого цепкого и пристального.

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 30.07.13, вечер. Огонь и воздух


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC