За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешфорвард » 30.10.13 Когда добро оказывается с кулаками


30.10.13 Когда добро оказывается с кулаками

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

Время и дата: 30 июля 2013 года, вечер
Место: спортзал.
Участники: Дитрих Шиллер, Вэл Марено.
Краткое описание: после того как Дитрих поговорил со Стилом Бризом, Зверь решил немного потягать "железо".

Блиц-игра.

0

2

Дитрих уделял много внимания заботам о своей спортивной форме. Перспектива стать старым и немощным его неподдельно страшила, ведь это означало только одно: Зверь не сможет больше ловить подопытных, устраивать им сладкую жизнь и так далее и тому подобное. Дит, частный гость тренажёрного зала, не пропускал ни единой тренировки, за исключением тех случаев, когда его возвращали в Центр в разобранном виде. К счастью, таких случаев год от года становилось всё меньше. То ли Зверь основательно заматерел, приобрёл вагон осторожности, то ли просто эмпатия берегла его от внезапных нападений, то ли природная удачливость на руку играла.
Дитрих честно выполнил программу, рассчитанную на мышцы груди и трицепсы, с удовольствием потягал гантели-штанги и слегка устал. Содрал с торса футболку, ставшую влажной, и теперь с жадностью хватал чистую воду из пластиковой бутылки. Некоторое время он ещё обдумывал, не заставить ли Наиля посещать тренажёрку, но передумал: приятнее трогать щёлк, чем камни.

0

3

Если выражаться языком людей, помешанных на церкви, страдания тела усмиряют душу. Несмотря на то, что Вэл добрую половину жизни провёл именно в церкви, вторую половину жизни он провёл в пожарной части. Он, конечно, считал себя способным договориться с огнём, и в большинстве случаев именно договаривался, но субтильные хлопотуны о душе в пожарной части не ценились, поэтому спорту Вэл внимание уделял далеко не эфемерное.

Вот и сейчас, обнаружив тут спортзал, он сначала благонравно поинтересовался можно или нельзя, а потом с удовольствием начал проводить время именно здесь. А почему нет? После напряжённой тренировки спалось луче, как следует вымотавшись, Вэл становился более мирным и терпимым. В конечном итоге, священник был прав – это шло душе не пользу. Вот и сейчас, после тщательной разминки Вэл начал себя гонять. Правда, железо недолюбливал, предпочитая вес собственного тела.

Когда в спортзал подтянулся ещё один, Вэл даже внимания особого не обратил — кивнул в знак приветствия и продолжал размеренно качать пресс, потом ушёл на перекладину и подтягивался то прямым хватом, то обратным, то узким, то широким. Ему нравился монотонный темп, он никуда не торопился, предпочитая тратить время на правильную технику, чем на какие-то мифические «дохера повторов». На соседа по тренировке он скосил глаза только когда тот начал пить воду. Вэл машинально сглотнул, вспомнив, что сам воды не взял. Да как-то не подумал. Это фигня, можно потом сбегать и попить, а хоть из-под крана.

Сам он тоже давно разделся, оставив на себе только штаны, сейчас оставил в покое перекладину и пошёл забрать штангу, если этому она уже не нужна. Хороший тон в любой тренажёрке — спросить.

— Извините, вам штанга уже не нужна, или будете делать ещё подходы?

0

4

Главное правило на тренировке — "тренируйся". Не зевай, не клей спортивных фифочек, не пялься на сиськи и задницы. Тре-ни-руй-ся. Но естественно, полностью закрывать глаза на происходящее не будешь, особенно, когда окружающих раз, два и обчёлся. Так что Дитрих соседа заметил, хотя особого значения его присутствию не придал. Так, покосился синими глазами, оценил намечающийся рельеф да продолжил своё дело. Но вот теперь отдыхал, рассматривал и аккуратно трогал эмоциональную составляющую.
— Извините, вам штанга уже не нужна, или будете делать ещё подходы?
— Бери, — Дитрих мотнул головой. Помассировал пальцами мокрые виски. Почему он так с порога сорвался на "ты"? Да потому что мальчишке едва минуло лет двадцать. Зверь оценил его точёное молодое лицо, мысленно поименовав породистым. Красивые черты снискали в Дите потаённый интерес. Он сузил глаза, что в его исполнении значило сдержанное любопытство. Зверь отметил наличие блокатора на шее, что по определению развязывало руки. Дитрих, наученный горьким опытом, мысленно перебирал в памяти людей, которые могли записать незнакомца в свои протеже, однако ничей образ не торопился всплывать в памяти. Главное, этот фрукт не облюбован Стилом. Если повторно перейти ему дорогу, Змей гарантированно взбесится, и тогда Локи снесёт им головы. Обоим!
Дождавшись, пока мальчишка отойдёт и положит штангу на пол, Дитрих бесшумно поднялся и подошёл к Вэлу. Улучив минутку, он молча поймал вежливого паренька за талию и развернул к себе.
— Я бы сделал пару подходов. На твоих бёдрах, — вкрадчиво проговорил Зверь с самодовольной улыбкой. Отсутствие лишних соседей в зале только добавило ему уверенности.

0

5

— Бери.

— Спасибо, — Вэл улыбнулся и занялся штангой. Правда, поснимал лишний вес, этот был ему тяжеловат. Оставил минимум и начал приседать со штангой на плечах — отошёл на пару шагов, сосредоточился. Подход был короткий, пара десятков приседаний, положил штангу и выдохнул медленно, прикидывая, что в принципе всё сделал правильно.

Не привыкший к разного рода поползновениям, Вэл с готовностью повернулся, когда его развернули, поднял голову, вопросительно поднял брови. Был готов к тому, что ему просто укажут на ошибку в технике.

Я бы сделал пару подходов. На твоих бёдрах.

— На бёдрах? — переспросил он и озадачился. — Вы тяжёлый. Я вас не подниму, и это полбеды. Если у меня руки разожмутся под вашим весом и я рухну с перекладины, вы сломаете себе спину или сильно ушибётесь. Если хотите, я могу просто подстраховать вас на перекладине, придержать за ноги. Это тоже эффективно. Или уж наоборот, вы подтягиваетесь, а я пару подходов на ваших бёдрах.

Он говорил с искренней заботой, хотя и не без энтузиазма. Ничего, кроме тренировки, в голове и не было. Даже жестами себе помог, объясняя смысл своих слов. У Марено всегда было плохо с намёками.

0

6

Это оказалось очень приятным — прикасаться к незнакомому парню, с которым Зверь успел выразить намерение пообщаться более тесно и — телесно. Он не был ледяным, как Змей, или зеленоватым, как Наиль. Если на то пошло, он выглядел удивительно тёплым, равно и как на эмоциональном уровне ощущался таковым.
— Вы тяжёлый.
Килограмм девяносто будет, это верно. Но вес хороший, мышечный, так что Дитрих не огорчился.
— Я вас не подниму, и это полбеды. Если у меня руки разожмутся под вашим весом и я рухну с перекладины, вы сломаете себе спину или сильно ушибётесь. Если хотите, я могу просто подстраховать вас на перекладине, придержать за ноги. Это тоже эффективно. Или уж наоборот, вы подтягиваетесь, а я пару подходов на ваших бёдрах.
Зверь расхохотался.
— Спасибо, парень, я завершил тренировку. Но ты мне нравишься, ради тебя сделаю исключение.
На этой панибратской ноте Дитрих сцапал незнакомца за бёдра, стиснул в лапище крепкую ягодицу, и притянул добычу совсем близко. Не спрашивая, вовлёк в поцелуй. Точнее, Дит просто впился губами в чужие губы так быстро, что парень не успел среагировать, и почти мгновенно выпустил. Облизнулся на звериный манер.
— Как я люблю тех, кого ещё не успели основательно попользовать в борделе! — насмешливо проговорил он с широкой улыбкой. Происходящее ему нравилось. Наивность парнишки — ещё больше. Чем-то он отдалённо Эйдена напоминал, в последнем, правда, и веса больше, и искушённости. — Хочу тебя на вечер или на всю ночь.

0

7

Когда кто-то рядом смеётся, причём просто смеётся, без театрального злодейства в голосе, это заразительно. Вэл сам едва не рассмеялся, правда, это быстро прошло. Как-то даже очень тупой быстро поймёт в чём дело, если кто-то хватает за задницу и нагло лезет с поцелуями. Марено вспыхнул моментально, как порох. Ему не хватало огня, назойливо горящего на внутренней стороне век, и это неминуемо портило характер.

— Как я люблю тех, кого ещё не успели основательно попользовать в борделе! Хочу тебя на вечер или на всю ночь.

— А… — коротко прокомментировал Вэл. — Мне говорили про бордель, я помню. Извините, нет. Я не по этим делам. Я здесь отбываю пожизненное с обязательствами содействия научному прогрессу.

Объяснение показалось ему корректным и исчёрпывающим. В лицо бросилась кровь, Вэлу моментально стало удушающе жарко, как будто сейчас на самом деле запылает, обвитый языками огня. На вечер или всю ночь? Нет, пожалуй, больше не надо, хватит одной попытки.

Марено технично разорвал дистанцию — выставил руку локтем вперёд, как клин, чтобы не дать себя снова схватить, сделал шаг назад и в сторону. Взялся за штангу — всегда нужно возвращать снаряд в исходное состояние, когда попользовался, простейшее правило для тренажёрки.

Он не обижался на бесцеремонного мужика, уговаривал себя проявить понимание. Правда, руки начали дрожать и судорожно сжимались пальцы, порываясь сжаться в кулаки. Ну бывает, его предупреждали, что тут такое бывает. Отказ он получил, сейчас пойдёт искать кого-то более понятливого и сговорчивого, верно?

0

8

— Я не по этим делам.
Зато Дитрих был вполне по этим делам, особенно когда объекты не требовали долговременных поставок им цветов и конфет на основе течения пресловутого "конфетно-букетного периода".
— Я здесь отбываю пожизненное с обязательствами содействия научному прогрессу.
— Одно другому не мешает, — философски заметил Дитрих, пожав обнажёнными плечами.
Зверь действительно отцепился от паренька — на время. Позволил ему взять штангу и попробовать занять себя ею, однако зверское терпение, штука хрупкая и лимитированная, быстро истаяло, как утренний туман. Выгадав момент, когда собеседник поставит тяжёлую подругу-штангу на пол, Дит поймал Вэла за предплечье:
— То есть, это твоё "нет", красавчик, и лучше искать твоё имя в каталоге борделя? Почему ты думаешь, что его там нет? Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать. Когда найду, выберу для тебя самую унизительную позу и поделюсь видеозаписью со всем силовым корпусом. Так что подумай, я и по-хорошему умею.
Зверь с экстатическим чувством повторил кончиками пальцев рельеф живота мальчишки. Тот всё больше нравится ему. Эмоциональная компонента очень гармонично соответствовала происходящему, хотя и несколько отличалась от более привычной Диту реакции на откровенные домогательства.

0

9

Далеко не все люди тупы, как овцы — некоторые вот вполне понимают обыкновенное «нет». По мнению Вэла ненормальный тут же кинулся бы выкручивать ему руки. Этот не кинулся, значит не всё потеряно даже здесь. Правда, иллюзия растаяла быстрее, чем Вэл успел одобрить поведение собеседника — он его снова изловил, теперь за руку.

То есть, это твоё "нет", красавчик, и лучше искать твоё имя в каталоге борделя? Почему ты думаешь, что его там нет? Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать. Когда найду, выберу для тебя самую унизительную позу и поделюсь видеозаписью со всем силовым корпусом. Так что подумай, я и по-хорошему умею.

Оно есть в каталоге, — Вэл скосил глаза на чужие пальцы, скользящие по его животу, мышцы рефлекторно поджались. — Меня зовут Вэл Марено, так вам легче будет искать. Это единственное, что я могу для вас сделать по-хорошему. А теперь, вы уж извините, но вам придётся меня отпустить.

Он говорил терпеливо, вежливо, неторопливо и даже монотонно. Правда, в голове становилось жарко уже где-то внутри. Вэл искренне считал, что в ошейниках что-то недокручено, и хотя он не может вызвать огонь или повлиять на уже горящий, тихий шелест огненного озера изредка прорывался. Вот и теперь — огненный демон захохотал где-то внутри и начал подзуживать, подталкивать. Долготерпение Марено ещё не закончилось, и он даже пробормотал короткую молитву в попытке успокоиться, а кулак свободной руки уже впилился в крепкую породистую челюсть этого специалиста по сексуальным домогательствам. Причём Вэл сначала сделал, а потом испытал желание ударить. Вот второй удар коленом в живот он провёл уже осознанно.

0

10

— Меня зовут Вэл Марено, так вам легче будет искать.
Отличное имя, чёрт возьми. Нечто подобное Дитрих ему и приписывал. Этого человека вряд ли звали каким-нибудь Румпельштильцхеном.
— Это единственное, что я могу для вас сделать по-хорошему. А теперь, вы уж извините, но вам придётся меня отпустить.
Не тут-то было. Пальцы Дитриха скользили по животу парня, сам Зверь и не думал отпускать находку. Горячий норовистый брюнет ему нравился: приятное разнообразие после запуганного, покладистого Наиля. Однако что-то в этом парне было такое... особенное. Дит не успел различить агрессию, та запоздала на долю секунды. Ей предшествовал хороший, душевный удар, прилетевший в морду лица. Ничто не предвещало беды, как говорится.
Зубы клацнули друг об друга. Дитрих шарахнулся в сторону. Он провёл инвентаризацию числа зубов, пересчитав их языком. Убедился, что выплёвывать осколки пока рано. На счастье, удар коленом в живот Зверь встретил при полной боевой готовности. Мышцы пресса, каменные от многолетних спортивных нагрузок, напряглись моментально. Пробить такую защиту Вэлу не удалось. Дитрих весь подобрался, мгновенно перетекая в более удобную для рукопашного поединка позу, и контратаковал в солнечное сплетение. Зверь вложил в этот удар изрядную силу, однако с оглядкой на инерцию, то есть без излишнего замаха.
— Это зря.

0

11

Много и крепко битый Марено встретил удар под солнышко стоически. Конечно, пробило хорошо и качественно, в живот как будто кирпич с размаху вогнали, но Вэл не скорчился, чтобы мучительно подышать.

— Это зря.

— Всё в этой жизни бренно и всё зря, — поддержал беседу Вэл, принимая боевую стойку.

Он не защищался, несмотря на то, что не испытывал личной неприязни или адресной злобы. Нет. Он просто сейчас считал правильным бить того, кто не понимает слов, и даже искренне полагал это полезным для собеседника. Продышался он быстро, в рекордные сроки, страдальчески изломил брови — сейчас он вёл ожесточённый внутренний спор с огненным озером, которое доказывало ему, что слов мужик не поймёт, и лучше будет воздействовать силой.

— Вы не внушаете мне страха, — бесстрастно объяснил своё поведение Вэл, и тут же пошёл в атаку. Безукоризненная связка ударов — глаза, горло, живот — всё на хорошей скорости и без лишнего азарта, как будто Марено выполнял важную и полезную для общества работу.

« — Давай! Если ты не сможешь его отлупить, то можно списывать тебя в груз для морга!

— Может ты и прав… просто я не хочу снова влипать в плотские дела. Я имею право не хотеть?

Имеешь! Ты хотеть права не имеешь, так что всё верно!»

Отредактировано Вэл Марено (2015-03-27 00:22:54)

0

12

— Вы не внушаете мне страха.
— Ты просто меня не знаешь.
От посыла ненависти в лицо Зверь ушёл очень просто — шарахнулся назад, размыкая контакт. Следом его почти догнал удар в горло, чрезвычайно опасный в прямом попадании. К счастью, рука Вэла достигла его только на излёте. Пасс в живот Дитрих встретил всё тем же напряжением мышц, чтобы пробить его мальчишке явно недоставало опыта.
— Если бы ты знал, кто я, ты бы дал мне по щелчку пальцев! — глумливо бросил Зверь.
Теперь наступил его черёд показывать, что умеет. Дитрих провёл коронный кросс в челюсть, которым он, вроде, ещё Стила радовал. Он бы не стал портить такое привлекательное лицо, если бы парень сам не начал. Это был как раз тот случай, когда "он первый пришёл". Для полноты веса своих слов Дит выбросил ещё пару кроссов и припечатал эту комбинацию ударом по колену. Происходящее веселило его и немного злило. После вседозволенности над Наилем и Домиником сопротивление от подопытного оказалось сюрпризом.

0

13

— Ты просто меня не знаешь.

— Это не важно. Я всё равно никого здесь не знаю, — Вэл сконцентрировался на противнике. Это не мешало говорить, темп поединка позволял.

Этот хорошо уходил от ударов, но Марено не злился — тот факт, что часть ударов не находила цель или оказывалась неэффективной, прекрасно вписывался в его картину мира, где прежде чем достичь результата нужно не раз и не два удариться мордой об асфальт.

— Если бы ты знал, кто я, ты бы дал мне по щелчку пальцев!

— Возможно вы правы, — в голосе отчётливо прозвучало вежливое сомнение, и Вэл тут же пропустил прямой в челюсть. Максимум, что смог, это отшатнуться, но во рту тут же оказалось полно крови, поранил губу об собственные зубы.

Он моментально внёс поправку, следующие два кросса поймал на блок, но от удара по колену вскрикнул и едва не грохнулся. Показалось, что даже услышал хруст. Но раз падаешь — используй. Вэл пригнулся, выдал быструю связку ударов по корпусу и попытался поймать противника на апперкот.

Кровь из разбитой губы он машинально слизнул. Наверное, этот самоуверенный тип действительно привык всё получать по щелчку пальцев. Что же, Вэл был готов преподать ему урок. Проигрыш его не пугал — главное создать прецедент, а бог рано или поздно подсунет наглецу противника, который раскатает его в тонкий блинчик.

0

14

Один из ударов парня нашёл-таки цель. Зверю пребольно прилетело по боку, Дитрих рыкнул и сделал эффектную попытку контратаки. Однако тут его встретил апперкот во время неудачного прямого удара. Дит шарахнулся в сторону и произвёл мысленную переоценку строптивого юнца. Что-то всё это ему напоминало... А! Потасовку с Эйденом, всё верно.
— Возможно, вы правы.
— Я всегда прав!
Зверь ещё раз пнул мальчишку по колену, на этот раз позаботившись, чтобы не получить профилактический тычок по рёбрам. Дитриха отличала блестящая выучка, поэтому реагировал он на порядок быстрее, профессиональней. Кроме того, Дит располагал арсеналом приёмов не первой честности. Зверь не видел причин щадить строптивого щенка. Сделал подсечку и с размаху уронил Вэла на жёсткий пол, покрытый нескользящим прорезиненным покрытием.
Для проформы полагалось ещё добавить по рёбрам или вписать носок кроссовка в живот, но Дитрих этого не сделал.
— Может, передумаешь? В борделе отвертеться не получится!

0

15

— Я всегда прав!

— Гордыня, — осуждающе заметил Вэл, тут же получил ещё один сокрушительный удар по колену и от подсечки рухнул на пол. Дыхание вышибло, но он всё равно тут же ринулся отползать, чтобы не получить удар ногой в голову или по рёбрам. Странно, но победитель не торопился добивать.

— Может, передумаешь? В борделе отвертеться не получится!

— Нет! — Вэл рывком встал, но колено подломилось, и он снова бесславно оказался на полу. — Стоп…

Он сел, ощупал колено, потрогал ноющую челюсть и хмуро уставился на агрессора.

— Борделем пугать не надо. Мне это не грозит. Но драться я больше не могу — смысла нет, не дотягиваю. Между насилием и принуждением предпочитаю второй вариант, как проигравший. Кроме того, меня предупреждали, что так будет. Не поможете ли мне встать? Хочу поберечь колено.

Теперь оставалось найти что-то, примиряющее с действительностью. В пылу схватки Вэл потерял контакт с огненным озером, поэтому подначивать было некому.

— И? — Вэл испытующе смотрел снизу вверх. — Прямо здесь?

Пришлось изучать противника на предмет сексуальной привлекательности. Вэл прагматично подошёл к вопросу – могло не повезти куда круче, это мог бы оказаться какой-нибудь страхолюдный мудак, а тут хотя бы эстетически всё было в порядке. Наполовину. Мудак, но вполне привлекательный. Со вкусом у него, правда, полный аут, нашёл на кого польститься. Марено не очень ценил собственное тело, чтобы только из-за него поднимать скандал. Жертвой избиений он бывал часто, а вот жертвой насилия стать не случалось. По вполне понятным причинам, он и не стремился, но ведь дал себе зарок не делать трагедию из того, что являлось неизбежностью.

0

16

— Борделем пугать не надо. Мне это не грозит.
"Это почему это не грозит? Привилегированная особа? Вот будет катастрофа, если его Бладер подготовил для своих исследований. Рассвирепеет, напишет для Локи докладную на меня. Кошма-а-ар".
— Но драться я больше не могу — смысла нет, не дотягиваю. Между насилием и принуждением предпочитаю второй вариант, как проигравший.
— Мудрый выбор, — усмехнулся Дитрих. — Ты проиграл, это верно. Нечего руки распускать, это я ещё деликатно.
— Кроме того, меня предупреждали, что так будет. Не поможете ли мне встать? Хочу поберечь колено.
— Кто предупредил? Кто такой добрый?
Зверь не без интереса посмотрел на мальчишку сверху вниз, размышляя, не получит ли он коленом в пах, пока будет поднимать этого Вэла, безголового, но благоразумного.
— И? Прямо здесь?
— Тебя что-то смущает? — нахально осведомился Дит. Стремительно протянул ладонь, ухватил собеседника за руку и сноровисто поднял на ноги. Можно сказать, вздёрнул. Такое он проделывал не раз и не два.
Дитрих развернул Вэла к себе спиной, притиснул к стене и с удовольствием провёл свободной ладонью по боку парня.
— Как удачно, что ты снял лишнее, — прошептал Дит, щекоча горячим дыханием шею противника. Запустил ладонь в штаны, стиснул бедро. — Не придётся долго раздевать, чтобы трахнуть. Дай-ка догадаюсь, ты ещё никогда не был с мужчиной, так?

0

17

— Мудрый выбор. Ты проиграл, это верно. Нечего руки распускать, это я ещё деликатно.

— Я догадался.

Вэл отвечал сдержанно, хотя тут нечего было мучиться — он даже по весовой категории безнадёжно проигрывал, да и опыта было маловато.

— Кто предупредил? Кто такой добрый?

— Человек, который меня подстрелил, — Вэл философски вздохнул, потрогал разбитую губу кончиком языка. Больно, но не критично. — Он потом пришёл в медпункт, чтобы поговорить. Очень добрый человек.

Главу СБ Вэл действительно вспоминал, как доброго человека. Правда, тот умудрился промахнуться, ведь действительно хотел убить.

— Тебя что-то смущает?

Он взялся за протянутую ладонь, попутно оценивая крепость руки. Действительно, поднял с пола без усилий, удалось пощадить травмированное колено. Вэл с некоторым напряжением развернулся спиной к противнику, уткнулся лбом в стену и стиснул зубы. Откровенно пошлые прикосновения вызывали в нём бурю противоречивых эмоций. С одной стороны — да, проиграл и сделал осознанный выбор. С другой стороны, снова появилось желание сжать кулак и вмазать со своей дури. Вот дури как раз поддаваться не стоило, и Вэл расслабился.

— Мне будет неприятно, если кто-то войдёт в процессе.

— Дай-ка догадаюсь, ты ещё никогда не был с мужчиной, так?

— Был. На воле. Я был пьян и чуть не сжёг его, но всё уладилось без жертв, — он уже отдышался, и расслабленно поддавался каждому жесту мужчины сзади, принимая происходящее без истеричных капризов. — Не суть важно.

От натурализма высказываний безымянного собеседника — пока только собеседника — Вэл поморщился, но счёл это проявлением гордыни уже у себя. Ему даже в голову не пришло злорадствовать или ехидничать по поводу того, что надежды агрессора на его девственность не оправдались.

0

18

В тот день, когда горел город, Зверь валандался в другой его части. Кроме того, он почему-то не счёл паранормальное возгорание чем-то удивительным, достойным большого интереса с его стороны. О том, что это Ларс Йоханссон продырявил мальчишке плечо, Дитрих не знал. Кроме того, Дит считал Локи исключительно злобной фигурой. Определение "очень добрый человек" Ларсу не подходило в принципе. Так что личность загадочного благодетеля так и осталась тайной. Зверь не допытывался.
С Вэлом оказалось интересно. Живой, щедрый на эмоции, экс-противник вызывал в Дитрихе желание провоцировать его, дразнить, чтобы праздник чувственности не стихал.
— Мне будет неприятно, если кто-то войдёт в процессе.
— То есть, против всего остального ты ничего не имеешь?
— Был. На воле. Я был пьян и чуть не сжёг его, но всё уладилось без жертв.
— Пирокинетик, — удивлённо присвистнул Дит. — Редкая птица. Да ещё и порченая ягода. Я удивлён.
Вот и разгадка таинственной сговорчивости парнишки. Он в курсе, как это бывает, и что он испытает, если будет сильно ерепениться.
— Ну, и как? Понравилось? — полюбопытствовал Зверь. Он медленно вёл кончиками пальцев от поясницы вниз, по ложбинке между ягодиц. — Я поражён вдвойне. Мне подсунули порченый фрукт, который кто-то надкусил до меня. Сжечь меня тебе не грозит, благодаря игрушке на шее, так что разрешаю проявить немного участия в процессе. Плачущие и стонущие надоели сверх меры.
Дитрих перехватил Вэла поперёк груди, влажно поцеловал в шею. Увлечённо отдавшись процессу, он, казалось, вообще не испытывал никакого дискомфорта от мысли, что кто-нибудь сюда запросто войдёт.

0

19

— То есть, против всего остального ты ничего не имеешь?

— Я же сказал, что проиграл. Победитель решает, проигравший подчиняется, — спокойно пояснил Вэл. Он приноравливался к этой немудрёной ласке, которую получал, и ему становилось неудобно от собственной вынужденной безучастности.

— Ну, и как? Понравилось?

Я сам хотел, — он признался так просто, хотя первый опыт стоил больших треволнений. — Тот, кого я пытался поцеловать до этого, чуть меня не убил.

— Я поражён вдвойне. Мне подсунули порченый фрукт, который кто-то надкусил до меня. Сжечь меня тебе не грозит, благодаря игрушке на шее, так что разрешаю проявить немного участия в процессе. Плачущие и стонущие надоели сверх меры.

Вэл только плечами пожал. Он сам считал себя порченным, хотя и по другому поводу. Наверное, этот имел в виду не девственность. Что тут поделаешь, сам поди не первый раз, так чего  теперь кобениться.

— Да, ошейник почти нормально работает, я проверял, — Вэл со вздохом поставил шею для поцелуя, накрыл чужую руку своей.

Он понятия не имел, чем может в такой позе проявлять участие в процессе, поэтому попытался хотя бы повернуть голову к нему. Ему пришло в голову, что возможно он сам сможет получить какое-то удовольствие, поэтому не дёргался. Чисто инстинктивно вжался ягодицами в пах мужчины сзади, глубоко вдохнул — в груди заломило, последствия удара. Медленно выдохнул сквозь зубы. Колено болело, Вэл практически стоял на одной ноге. Он всё же дотянулся до смазанного поцелуя через плечо, скользнул губами по виску, по чужой влажной коже. При этом лениво подумал, что в любой следующий раз всё равно будет драться, и так будет до тех пор, пока он не сможет выйти победителем.

0

20

Из офиса СБ

Если кто-то думал, что об угодившем в стены Центра пирокинетике все забыли, то этот кто-то ошибался. Ларс Йоханссон тайно наблюдал за Вэлом. Он стал чаще смотреть в камеры наблюдения, отмечая маршруты Марено, не доверяя бесстрастным операторам своего отдела. Кроме того, Ларсом руководил праздный интерес. Ему вдруг стало любопытно, как этот человек, обуреваемый чувством вины, поведёт себя в жёстких условиях ограниченного пространства. Говоря не прозой, но лирикой, Локи стал Вэлу персональным ангелом-хранителем — с перерывом на обед. Ведь Ларс не мог день и ночь следить за парнем, равно как и ограничить работу учёного состава с ним. Но вот ограничить поползновения любвеобильных дебилов типа Шиллера — запросто! Признаться, Локи неприятно удивил сам факт того, что Дитрих не в курсе. Но если так подумать, Ларс никому и не рассказывал, что курирует парнишку лично. Он и себе-то в этом не признался!
В общем, когда несносный Шиллер в наглую полез лапать мутанта, Локи недолго наблюдал за спектаклем беспристрастно. Собрал свои документы в папки, пригасил мониторы и вышел, направляясь в сторону спортивного зала. Застав там откровенную картину, Ларс сперва замер, как охотничья собака, почуявшая дичь. Потом тихо притворил дверь, подошёл к паре и холодно процедил:
— Герр Шиллер, вы совсем чувство меры потеряли? Отпустите подопытного немедленно. Для удовлетворения ваших потребностей существует бордель, или что, заработную плату вам теперь не начисляют?
Кобелина поисковая, высший сорт! Товар сертифицирован.
— Я поговорю с Ди Келайно о депремировании на основании вашего возмутительного поведения, подрывающего авторитет службы поиска. Попрошу вас впредь больше так не делать, в противном случае служебное взыскание не заставит себя долго ждать. Можете быть свободы, герр Шиллер.

0

21

— Да, ошейник почти нормально работает, я проверял.
— В каком смысле "нормально"? Блокаторы функционируют идеально. Как швейцарские часы! — не поверил Зверь. Беседа не помешала ему творить, что душе угодно. Как то водить горячими ладонями по телу парня, получая удовольствие от близости и тепла его кожи.
Дитриху всё нравилось в этом Вэле Марено, и в первую очередь то, что парень не стал превращать всё происходящее в откровенное насилие. Так поступило бы девяносто процентов подопытных, но только не этот молодой человек. Видимо, привлекательность внешняя ещё не означает запредельной тупости, как Дит полагал долгое время. Так бы он думал и дальше, если бы случай не свёл его с одной милой особой, которая не верещала, как дура, и с первых аккордов опасной партии мгновенно присоединилась к ней ведущей скрипкой. Зверь потом ещё некоторое время за ней ухлёстывал, пока барышню не выкупили. Тиффани. Почти как бриллиантовое колье. Та ещё штучка!
В качестве благодарности за сговорчивость Дит вкрадчиво поотключал для Вэла основные очаги его боли. Тому, должно быть, значительно полегчало. Откровенные движения вызвали в Дитрихе волну сладкого возбуждения. Он хотел было переместить экс-оппонента ближе к душевым кабинкам, где можно потрахаться всласть и без лишних свидетелей, как вдруг...
— Герр Шиллер, вы совсем чувство меры потеряли?
Зверь дёрнулся и медленно повернул голову к источнику звука. Чувство возникло такое, словно температура воздуха в помещении мгновенно упала на несколько градусов. Этот ледяной голос Дитрих различил бы из сотен, из тысяч! Всё потому, что справедливо опасался носителя.
— Отпустите подопытного немедленно.
— Так точно, — Дит расцепил хватку, убрал руки, продемонстрировав, что мол, всё-всё.
— Для удовлетворения ваших потребностей существует бордель, или что, заработную плату вам теперь не начисляют?
"Забыл сказать "низменных". Моих низменных потребностей. Ах, да, я и забыл. Ты не испытываешь эмоций и не даёшь оценочных характеристик. В общем, бесчувственный, жадный на эмоции сухарь. Чёрт тебя принёс!"
— Виноват, сэр, — Дитрих покаянно опустил глаза. В сочетании с их синим цветом этот простой, но действенный приём работал безотказно. Но видимо, Локи так просто не обмануть.
— Я поговорю с Ди Келайно о депремировании на основании вашего возмутительного поведения, подрывающего авторитет службы поиска.
"Ну вот", — Зверь мысленно вздохнул. Он не верил, что Ди вот так ни с хера сократит финансирование, тем более, что в постели Дитрих его отрабатывал на все сто, но мало ли!..
— Попрошу вас впредь больше так не делать, в противном случае служебное взыскание не заставит себя долго ждать.
— Так точно, — повторил Дитрих. Если третий раз сказать "так точно", начальство гарантированно взбесится. Принимают за насмешку.
— Можете быть свободы, герр Шиллер.
Зверь коротко, на армейский манер кивнул и очень быстро покинул спортзал. Можно сказать, кубарем выкатился, едва не сверзившись с лестницы. Кто же знал, что Локи принесёт сюда свою начальственную задницу!..

0

22

В каком смысле "нормально"? Блокаторы функционируют идеально. Как швейцарские часы!

Вэл скептически хмыкнул. Наверное, здесь было достаточно того, чтобы он ничего не мог сделать. А что огонь сделает с ним самим, это никого не интересовало. Наверное, он не выгорит изнутри, но огненное озеро гарантированно сведёт его с ума и станет причиной дурных проявлений его характера. Вот это было печально.

— Герр Шиллер, вы совсем чувство меры потеряли? Отпустите подопытного немедленно.

— Так точно.

Вэл снова опёрся об стену и мысленно чертыхнулся. Почему не раньше? Всего несчастные две минуты назад он не выглядел таким порочным, а теперь герр Йоханссон с полным правом решит что-нибудь неприятное… Марено не стал суетливо подтягивать штаны или шарахаться в сторону, он просто повернулся к начальнику СБ лицом, оперся на стену плечом. Сильнее заныло едва отпустившее колено, стена тут была как нельзя кстати. Вэл снова слизнул кровь с разбитой губы. Он не знал, как правильно расценивать появление Ларса, но не сдержал длинный вздох облегчения, когда этот, кого назвали Шиллером, вышел. Даже не попытался протестовать.

— Здравствуйте, герр Йоханссон.

Оправдываться? Не оправдываться? Вэл вытер лицо ладонью, аккуратно подтянул низко сидящие на бёдрах штаны повыше, потёр сбитые костяшки пальцев.

— Спасибо. Это избавит меня от очередного припадка самоуничижения сегодня ночью. Вы… случайно зашли?

Вэл был рад его видеть. Был бы рад видеть даже если бы не ситуация с Шиллером. Он хотел бы посоветоваться с ним, спросить о том, что тревожило, и ему было неловко отвлекать главу СБ от его дел. Марено прекрасно понимал, что герр Йоханссон не записывался ему в няньки, несмотря на свою доброту. А сейчас Вэл не мог даже с ноги на ногу переступить, как обычно делал в минуты смущения, потому что вторая нога не слушалась и явно начала отекать.

Я хочу с вами поговорить могу для вас что-нибудь сделать? Мне так вас не хватало бывает трудно определить, что правильно, а что нет. Если вы только что-нибудь хотите, скажите мне, скажете, в чём я ошибся, это было бы замечательно.

Он улыбнулся. Без заискивания, стараясь не очень демонстрировать свою радость от встречи.

Отредактировано Вэл Марено (2015-03-27 23:43:08)

0

23

— Здравствуйте, герр Йоханссон.
— Здравствуйте, герр Марено, — тон в тон поприветствовал Ларс. Это могло показаться насмешкой, если бы не предельно ровный тон, не окрашенный никакими эмоциями. Точнее, чувства-то были, Йоханссон просто не демонстрировал ничего лишнего. Его умение контролировать внешние проявления вплотную приблизилось к нескромному уровню "бог".
— Спасибо. Это избавит меня от очередного припадка самоуничижения сегодня ночью. Вы... случайно зашли?
— Не стоит благодарности, я поступил так, как поступил бы любой охранник на моём месте, — ровно проговорил Локи. Тут он покривил душой: не любой. Шиллер пользовался авторитетом как профессионал и лидер, Лидер с большой буквы. Его животная харизма оправдывала многие косяки. Пора с этим что-нибудь делать!
— Не совсем. Через полчаса у меня тренировка, — отделался полуправдой Йоханссон. Это было немного лучше, чем откровенная ложь, и намного лучше, чем непритязательная истина. В самом деле, не говорить же подопытному, что руководитель службы безопасности нанялся ему в личные секьюрити!
— Я могу для вас что-нибудь сделать?
Ларс как-то странно посмотрел на собеседника. За вежливыми словами Вэла проглядывал некий подтекст, словно тот хотел сказать что-то другое, более прямое, честное.
— Мне бывает трудно определить, что правильно, а что нет. Если вы скажете, в чём я ошибся, это было бы замечательно.
— Это Дитрих Шиллер, — Локи кивнул в сторону двери. — Поисковик-профессионал, специалист своего дела. Хороший боец, однако его моральные качества оставляют желать лучшего. Не следовало вообще с ним связываться: тут нет никаких шансов на успех, если, конечно, не располагаешь более широким арсеналом опыта. И подлости. Я за ним наблюдал, рыцарские манеры — не по его честь. С вами всё в порядке? Или мне проводить вас в медпункт, Вэл?
Йоханссон подошёл на расстояние вытянутой руки и подал ладонь, чтобы Марено мог на неё опереться.
— Мне жаль, что всё так получилось. Он давно кошмарит подопытных, но в последнее время совсем обнаглел... — уголок губ Ларса дрогнул в неприязни, — не знает меры. У вас случилась небольшая потасовка. Больше не повторяйте этой ошибки: не связывайтесь с ним.

0

24

Значит, он действительно зашёл случайно. Можно считать, что повезло, Вэл слушал голос Ларса, как музыку — он говорил так спокойно и размеренно, что слушал бы и слушал. Без осуждения, без менторских ноток в голосе. Без давления и нажима.

— Дитрих Шиллер, — Вэл покосился на дверь, имя запомнил. Было бы сложно не запомнить, а на память Марено вообще никогда не жаловался. — Я ударил его раньше, чем успел подумать об этом. А что шансов не было, это было изначально понятно.

— С вами всё в порядке? Или мне проводить вас в медпункт, Вэл?

— Бывало и хуже, — философски заметил Вэл, но на протянутую руку оперся, чтобы сделать пару шагов и попробовать травмированную ногу. Это было не просто больно — колено подламывалось и вполне возможно, что до медпункта он дойдёт, серьёзно усугубив проблему. Что же, Марено был готов вообще не использовать эту ногу, если будет такая возможность. Допрыгать до врачей на одной ноге? Мелочи!

Я постараюсь не попадаться ему на глаза, — задумчиво проговорил Вэл и вполголоса добавил совсем не в тему. — Мне предложили шпионить здесь в интересах третьего лица оттуда, снаружи. Я хотел прийти к вам посоветоваться, но не мог подобрать слова. Герр Йоханссон, вы же руководите службой безопасности. К кому мне ещё с этим идти? Центр… убирает оттуда, — он кивнул куда-то в сторону города, — таких как я. Я осознаю, что опасен.

Вэл сильнее сжал пальцами ладонь Ларса, колеблясь и не понимая, правильно ли поступает.

— Видимо, таких как я много.

+1

25

— Бывало и хуже.
Безопасник не стал допытываться. По одной только непрофессиональной оценке Вэлу требовалось помощь квалифицированных медиков. Он прихрамывал, видимо, Дитрих использовал на нём простой, но действенный приём — подлый удар в колено.
— Я постараюсь не попадаться ему на глаза.
— Это правильно.
— Мне предложили шпионить здесь в интересах третьего лица оттуда, снаружи.
Ларс удивлённо вскинул брови. Первой мыслью было немедленно перетрясти все ведомства от начальства до рядовых, чтобы выяснить, кто посмел выдвинуть такое предложение подопытному! Второй — что это гости борделя суют свой нос не в тот вопрос. В общем, в доли секунды интриган Локи передумал несколько взаимоисключающих вариантов и подобрал пути решения проблемы. После чего решил вытянуть детали из Вэла, тем более, что молодой человек сам не против поделиться.
— Я хотел прийти к вам посоветоваться, но не мог подобрать слова. Герр Йоханссон, вы же руководите службой безопасности. К кому мне ещё с этим идти? Центр... убирает оттуда таких как я. Я осознаю, что опасен.
— Во-первых, вы со мной пройдёте в медпункт, — тоном, не терпящим возражений обрисовал перспективы Ларс. — Во-вторых, по дороге вы обязательно расскажете мне, кто это у нас такой смелый, что вербует вас в персональные шпионы за бесплатно. Или не за бесплатно? Что вам обещали в обмен?
— Видимо, таких как я много.
— Вот прямо таких, как вы, — обладающих пирокинезом, — очень мало. Это редкая способность. По правде говоря, я удивлён, что вас добавили в каталог борделя. Обычно учёные из-за носителей "стихийных" талантов конфликтуют. Я имею в виду, за право вовлечь в исследования. Далеко не всем нравится исследовать более простые в механике способности, хотя никто пока не может похвастать тем, что взломал генетический код хотя бы регенерации.
Локи увлёк Вэла к выходу. Через некоторые время пришлось подставить ему плечо, что Ларс и сделал.
— Излагайте, Вэл. При каких обстоятельствах вы получили столь сомнительное предложение, и кто вам его выдвинул? Я бы хотел услышать эту историю в деталях, пока сопровождаю вас.

0

26

Несмотря на то, что они ещё очень мало общались, Вэл смутно догадывался, что вот эта реакция, появившаяся на лице Ларса — он вскинул брови в удивлении — примерно равносильна вспышке изумления в шекспировском стиле и заламыванием рук у обычного человека. Он не ставил себе целью удивлять Ларса, но всё же получилось.

Во-первых, вы со мной пройдёте в медпункт. Во-вторых, по дороге вы обязательно расскажете мне, кто это у нас такой смелый, что вербует вас в персональные шпионы за бесплатно. Или не за бесплатно? Что вам обещали в обмен?

Отказываться от помощи медиков Вэл и не думал. Это ещё счастье, что тут всегда готовы предоставить медицинскую помощь. Поэтому он послушно похромал к выходу, и уже через пять шагов понял, что его дела хотя и плохи, но не критично. Боль пронизывала ногу полностью, колено адски горело. Так что на подставленное плечо Вэл почти повис, пробормотав сбивчивые извинения по поводу своей беспомощности.

— Излагайте, Вэл. При каких обстоятельствах вы получили столь сомнительное предложение, и кто вам его выдвинул? Я бы хотел услышать эту историю в деталях, пока сопровождаю вас.

— Всё это очень странно, герр Йоханссон, — задумчиво протянул Вэл. — Нет, я и раньше знал, что есть организация, которая воюет с Центром, но я не могу утверждать, что он в этой организации состоит. Доказать обратное тоже не могу. Его зовут Пауль, а вот знал ли я его фамилию, мне стоит вспомнить. Мы познакомились незадолго до пожара, но предложение мне поступило во время его визита в бордель. Он пообещал взамен свободу. Но не мне. И я, честно признаться, склонен согласиться, потому что видеть Еву в неволе мне больно. Я разрываюсь, с одной стороны, если она здесь, значит опасна. Но она так красива и женственна… и она пострадала при пожаре, я чувствую себя виноватым. Я не знаю, как её зовут на самом деле.

Каждый следующий шаг давался Вэлу тяжелее предыдущего, хотя он изо всех сил старался держаться и не кривить губы.

— Надо же, даже по голове толком не получил, а всё равно кружится. Простите, — он остановился, чтобы проморгаться. — Пауль странный. Он был странным с самого начала. То, что я сейчас говорю, можно расценить как предательство, но я не клялся ему в верности. Я верен в первую очередь себе. Что ему нужно — я не знаю, это его личные интересы или та организация, как их… абнормалы.

Он повторил термин с запинкой и приготовился хромать дальше.

— А что за меня конфликтовать… я буду рад сотрудничать с учёными.

0

27

— Нет, я и раньше знал, что есть организация, которая воюет с Центром...
— Откуда?
—... но я не могу утверждать, что он в этой организации состоит. Доказать обратное тоже не могу.
— Мы проверим.
— Его зовут Пауль, а вот знал ли я его фамилию, мне стоит вспомнить. Мы познакомились незадолго до пожара, но предложение мне поступило во время его визита в бордель.
"Пауль, Пауль... что-то знакомое. Как будто совсем недавно это имя вертелось на слуху".
— Он пообещал взамен свободу. Но не мне. И я, честно признаться, склонен согласиться, потому что видеть Еву в неволе мне больно.
— Кого?
— Я разрываюсь, с одной стороны, если она здесь, значит опасна. Но она так красива и женственна... и она пострадала при пожаре, я чувствую себя виноватым.
— Как её имя, вы говорите?
— Я не знаю, как её зовут на самом деле.
— Это и не требуется. Я проверю информацию. Визиты всех посетителей фиксируются. Достаточно поднять записи борделя. Спасибо за эти ценные сведения, Вэл. Я признателен вам за то, что вы не промолчали.
— Надо же, даже по голове толком не получил, а всё равно кружится. Простите.
Ларс остановился, потому что замер Вэл. Локи охотно проявил терпение в этом вопросе, тем более что подопытный совсем недавно получил ранение, не самое приятное.
— Пауль странный. Он был странным с самого начала.
— Вы подозреваете за ним наличие сверхспособностей?
— То, что я сейчас говорю, можно расценить как предательство, но я не клялся ему в верности. Я верен в первую очередь себе. Что ему нужно — я не знаю, это его личные интересы или та организация, как их... абнормалы.
Ларс понял, что паренёк окончательно его запутал. Все сведения необходимо тщательно проверить и свести в одно целое. Информационная канва наполнилась всё новыми стежками, что-то вырисовывалось. Крайне любопытное что-то. Локи вспомнил, где видел это имя: Паулю звонила его новый, вынужденный секретарь, мисс Андре. Но тот ли это Пауль?
— А что за меня конфликтовать... я буду рад сотрудничать с учёными.
— Зато они не готовы делить ценный экземпляр друг с другом, — усмехнулся Йоханссон, толкнув дверь медпункта.
Он поручил Вэла заботам врачей, сам же занял глубокое мягкое кресло в приёмной. Ему хотелось задать Марено ещё несколько вопросов, но это могло чуть-чуть подождать. На крайний случай, Ларс просто уйдёт и вызовет подопытного к себе немного позже.

Отредактировано Ларс Йоханссон (2015-03-29 21:55:14)

0

28

Вопросы Ларс выплёвывал, как пули из… Вэл задумался над формулировкой, откуда именно вылетают пули. Из дула? Задумался и потерял нить рассуждения. Наверное, оно было ненужным.

— Откуда?

— Если бы я не сошёл с ума и не сжёг половину города, возможно, я попал бы к ним. Меня позвали. Позвал… один человек.

Жалел ли Марено о своём грехопадении? Нет, он обещал не жалеть об этом. Но только об этом и не жалел. Зато когда думал о своей импульсивности и о том, что творил, ему становилось не по себе.

— Спасибо за эти ценные сведения, Вэл. Я признателен вам за то, что вы не промолчали.

— Я не видел повода молчать, — рассудительно заметил он. — Тем более, что когда угрожают, это не способствует налаживанию коммуникации.

— Вы подозреваете за ним наличие сверхспособностей?

— Нет, — Вэл с недоумением пожал плечами. — Но я не специалист. Я и за Евой ничего такого не подозревал. А что у неё, кстати?

— Зато они не готовы делить ценный экземпляр друг с другом.

Вэл улыбнулся в ответ на его усмешку и уже виновато улыбался медсестре, потом обернулся к Ларсу.

Ничего, меня хватит на всех. Я никуда не денусь, умирать не планирую.

Он терпеливо и без лишних звуков перенёс малоприятные манипуляции. С коленом не стряслось ничего ужасного, трещину Вэл посчитал ерундой, а когда на колено надели какую-то пластиковую фигню типа фиксатора, он только вздохнул. Придётся перекроить все тренировки, а прекращать их он не собирался.

Он вышел, придерживаясь за стену, и с досадой прищёлкнул языком.

— Придётся похромать, — увидел Ларса и тут же расцвёл улыбкой. — Хорошо, что вы не ушли. Вы скажите мне, что делать-то, если он придёт ещё раз и начнёт задавать вопросы. Я же буду должен что-то ему сказать. Признаться, мне не улыбается получить порцию побоев только за молчание, хотя… бить, скорее всего, тоже будут не меня. И это намного хуже для меня.

0

29

Локи сел в кресле более удобно, так лучше думалось. По всему выходило, что Сопротивление в городе набрало некоторую силу. То, что это без пяти минут движение ещё дышит, — не их заслуга, но крупная недоработка безопасников. Ларс дал себе слово немедленно заняться этой проблемой, как только график станет более свободным. Это будет смешно, но логично — заполучить Вэла в союзники с подпольной структурой, представляющие интересы, по идее тождественные его собственным.
— Придётся похромать.
— Придётся, — меланхолично согласился Ларс, обдумывая, не поселить ли Вэла ещё на пару дней в медицинский блок. После того, как парень оттуда вышел, не случилось ничего положительного.
— Хорошо, что вы не ушли. Вы скажите мне, что делать-то, если он придёт ещё раз и начнёт задавать вопросы.
— Кто? Дитрих? Ах, вы про этого... Пауля.
— Я же буду должен что-то ему сказать. Признаться, мне не улыбается получить порцию побоев только за молчание, хотя... бить, скорее всего, тоже будут не меня. И это намного хуже для меня.
— Врите, — спокойно посоветовал Йоханссон таким тоном, словно не сказал ничего предосудительного. — Не говорите всей правды. Подмечайте несущественные детали. Описывайте медицинские исследования в простых деталях, ссылайтесь на недостаток информированности. Прикиньтесь слабоумным. Как угодно. А лучше просто последуйте моему совету: найдите учёного-куратора, который избавит вас от бордельной занятости. Исследователи располагают такой возможностью.
Ларс покинул облюбованное им кресло, выпрямился.
— С Дитрихом я поговорю, — пообещал он. — Лично. Проводить вас до крыла подопытных?

0

30

Хромота Вэла не пугала. Это пройдёт, и довольно быстро, на нём вообще всё заживало, как на собаке. Кроме того, здесь, как он успел понять, его могут поставить на ноги, в буквальном смысле слова, ещё быстрее.

— Врать? — с некоторым недоумением переспросил он. — Хорошо…

Он задумался, пытаясь сообразить, что конкретно сможет сказать. Вэл хорошо себя знал, с ложью у него вообще были натянутые отношения.

Что до Дитриха Шиллера, то не думаю, что он ещё раз попытается что-то сделать. А даже если и… я не боюсь.

В конце концов, можно будет снова подраться. Правда, сейчас он не в форме, но что-то подсказывало ему, что  после появления Ларса Йоханссона этот Шиллер предпочтёт не рисковать второй раз.

— Проводить вас до крыла подопытных?

— Вы очень добры, — вздохнул Вэл. — Я в полном порядке. Признаться, я бы уже и рад сам пойти и пристать к любому учёному. Безделье меня угнетает, мне нечем заняться, и только спортзал не даёт хандрить. Может тут есть какая-то работа для таких, как я? — он тронул ошейник. — Праздность развращает.

Он шёл неторопливо, пробуя свои уменьшившиеся физические возможности. Нога мешала. Трости ему не дали, и по здравому размышлению Вэл понимал, почему не дали. Каждому давать трость, скоро начнутся потасовки, ведь тростью можно и по башке кому-то засветить.

И не то, чтобы я рвался «поиграть в шпионов», но вы подумайте, герр Йоханссон… Может я смогу быть полезным.

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Флешфорвард » 30.10.13 Когда добро оказывается с кулаками


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC