За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 27.07. 13. Хроники третьей выволочки


27.07. 13. Хроники третьей выволочки

Сообщений 1 страница 30 из 44

1

Не нарушай правила, Фрэнк! Нельзя нарушать правила.©

Дитрих Шиллер, Стил Бриз.
Где-то на окраинах города.
Пять суток спустя после происшествия в подвале борделя.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2014-11-11 17:21:42)

0

2

Даже несмотря на злость и страстное желание устроить кое-кому не просто вырванные из жизни годы, а их полное списание под ноль, работу ещё никто не отменял. Равно как и дела, не связанные ни с работой, ни с личной местью, ни с личной жизнью. Стил предпринял все, по его мнению, достаточные меры по безопасности, чтобы по возвращении найти себя на прежней должности, а Доминика в той комплектации, в которой оставил под охраной. Он уже был на выходе, когда смутное беспокойство заставило его снова водворить Грехема в карцер, на этот раз ради его же собственной безопасности. Обжегшись на молоке начнёшь дуть на воду — под личное размещение никто не полез бы, разве что исследователи дёрнут, но это дело рутинное.

Было предусмотрено несколько встреч, часть из которых возможно строго порицалась бы Ларсом, но куда деваться. В этот район города соваться вообще никому не следовало, особенно в одиночку, но Стил чувствовал себя здесь… не как рыба в воде, возможно, но как змея в соответствующей местности. Он нанёс визит вежливости по финансовым делам в центре, а потом свернул ближе к тем районам, где поисковики ногу сломят. Усмехнулся — можно было оставить машину в центре, взять четырёхколёсную развалюху напрокат, но тогда в случае разбирательства это будет лишний довод против него.

Стил игнорировал все правила шпионского боевика — не маскировался, не надевал чёрные очки, и даже волосы не собрал в хвост, демонстрируя абсолютное равнодушие к собственной безопасности. Правда, при этом Змей был неплохо вооружён. Нет, он не носил тяжёлых гаубиц, которые так любил Дитрих Шиллер, предпочитал более изящные модели. Иногда чёрной воли всё же недостаточно.

Шиллер. Снова всплыл в памяти, когда уже утонет, сволочь такая. Стил поморщился, вошёл в подъезд старого покосившегося дома, тут же сорвался на беззвучную пробежку по тёмному коридору, проскользнул в едва заметную узкую трещину, прошёл, пригнувшись, спустился по осыпающемуся проходу. Ехидно улыбнулся, когда встретил взглядом подорвавшихся генетических мутантов. Рептилии всегда его очаровывали.

— Вы всё ещё здесь, — Стил стряхнул мокрую каменную крошку с рукава. — Это последнее предупреждение, и я даже явился лично. Вы должны были уйти отсюда ещё вчера. Сегодня я не дам за вашу безопасность ломанного гроша, и ваш сын на этот раз вряд ли сумеет что-то сделать.

— Грехем… ещё жив?

Стил изобразил удивление.

— Я обещал. Разумеется, он жив, и даже весьма избалован, — он достал из кармана написанную Грехемом записку и отдал ящеру. Тот пристально смотрел, следил, но Стил не одёрнул руку, когда прикоснулся к чешуйчатой коже. Бриз подождал, пока ящер прочитает, лёгким движением отнял записку, щёлкнул зажигалкой. Листок бумаги быстро превратился в пепел.

— Безопасность. Я всё сказал. Уходите, или вы скоро увидитесь с сыном. Я не думаю, что он будет рад встрече, видеть отца в ошейнике неприятно. Это всё, что я могу для вас сделать.

Мы можем оставить вас в качестве заложника, — прошипел ящер.

— Не поможет, — Стил повернулся к нему спиной, изучая стены. — Служба поиска будет счастлива случайно убить меня при вашем задержании.

Он вышел не прощаясь, воспользовался другой трещиной и поднялся наверх в совершенно другом доме. Таких лазеек здесь было много, Стил и то знал не все, несмотря на то, что в своё время исследовал многие на свой страх и риск. Закончив с рептилиями, Змей неторопливо обошёл квартал, остановился на углу и с наслаждением закурил.

0

3

Откуда-то...

Между тем, служба поиска действительно прикончила бы Стила Бриза при задержании без малейшего угрызения совести. По крайней мере, та её часть, которую составлял человек, по заслугам своим прозванный Зверюгой страшной™.
После кровавой расправы над Домиником Дитрих ожидал появления Стила буквально с минуты на минуту, однако ни ночью, ни на следующий день змей не приполз. На третий день у Дита отлегло от сердца и задницы, Зверь перестал прятать её в кустах, дневать и ночевать в городе. Вернулся в Центр, успел хорошенько намозолить Стилу глаза, но тот молчал. Молчал да полыхал очами-золотом, зная, что эмпата такое поведение не обманет.
Дитрих чувствовал, что в глубине души Змей нёс густую злобу, причём нёс её так аккуратно, чтобы не расплескать ни капли.
Дит ждал вызова — в кабинет, в подвалы, на ковёр к Эрвину, куда угодно! Но ничего такого. Полное игнорирование, доводившее Зверя до агрессии. Чуть-чуть его попустило лишь в стиптиз-клубе, но потом задавленная тревога всколыхнулась с новой силой. Дитрих прошерстил последние наводки, взял новый Баррет М107 и свалил в сторону трущоб. Поисковик располагал информацией, что именно здесь засекли мутантов-рептилоидов.
В магазин винтовки он поместил только боевые крупнокалиберные патроны. Ни парализатора, ни снотворного, ни-че-го. Ничего, кроме 12,7-миллиметровых, пробивающих шлакобетонную кладку метровой толщины. А причина была проста: Дитрих Шиллер ненавидел рептилоидов и не считал необходимым поставлять Центру генетический мусор. 
Трущобы "радовали" аварийными высотками, грозящими погрести под обломками не в меру любопытных искателей приключений. По современным реалиям — среднеэтажная застройка, которая изначально-то не была рассчитана на обеспеченные слои населения. Дитрих неплохо знал историю этого квартала, не столько из любопытства, погубившего не одну сотню кошек, сколько из чисто практической надобности. Однако знать — не значит любить.
Наполовину пустующие дома, расселённые лишь частично из-за недостатка финансирования, и это-то в богатейшей Швейцарии — такое надо ещё поискать! Но что есть, то это. Однако именно эти блошиные подвалы, квартиры, обнесённые разномастным ворьём до последней половицы, да прочее ветхое великолепие привлекало генетических мутантов. Видимо, с чешуей те наследовали любовь ко всякого рода медвежьим углам, откуда никто не посмеет их выкурить. Никто, кроме службы поиска Центра.
Зверь вышел на охоту. Долгое время он просто наблюдал в оптику, медитативно поглаживая прохладный ствол, словно бедро любимой женщины. Да-а-а, хороша пушка, но явно не для городских условий. Несмотря на интегрированный глушитель, эта детка не отличалась тихим кротким нравом. Плюс, её дальнобойность поражала воображение. Дит чувствовал, что настолько мощной винтовке тут попросту тесно. Попадание тяжёлого патрона, несущего колоссальную энергию на выходе, скорее всего, убьёт. Но если вспомнить, что Дитрих и не собирался щадить, то это понимание грело душу. Каково же было удивление, если не сказать охуевание Зверя, когда на углу он поймал в прицел Его холоднокровное величество Стила Бриза. Судя по всему, подобное притягивает подобное, или что ему вообще здесь делать? Дитрих присвистнул. Было, было желание приласкать спусковой крючок, но... Дит покусал губу, сложил сошки винтовки и улизнул с пушкой в обнимку с мансарды. У него появилась мысль получше.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2014-11-12 14:45:58)

0

4

Стил надеялся, что это давно утратилось, атрофировалось за ненадобностью, а вот поди ж ты. Стоило засечь краем глаза блеск, подозрительно похожий на отблеск снайперской оптики, как Стил внутренне подобрался, начал мысленно перебирать виденный перед отъездом список назначений для каждой группы, отправившейся в город. Он был уверен, что в этот район никого не посылали, следовательно, он не соврал рептилиям. Быстро прикинул местонахождение снайпера и плавным движением поднёс к губам сигарету, рассеяно глянул на часы и аккуратно ушёл с расчётной линии обстрела. Вовремя подвернулся киоск с мелочёвкой. Когда-то на этом месте продавали прессу, сейчас газеты тут никому не были нужны, зато лоток с разнородной ерундой по запредельно низкой цене был тут на месте. Стил неторопливо перебирал мелочи одной рукой, купил какую-то чушь, взял в руку дешёвое зеркальце, украшенное наклейками, спросил цену. Поднял и быстро проверил улицу в отражении. Наверное всё же бдительность воспалилась. Сказывалось взвинченное сотсояние.

Стил отошёл от прилавка, оставив зеркальце там, вытянул ещё одну сигарету. Ощущение недосказанного беспокойства всё ещё тянуло нервы, и Змей решил, что шкура не зря чует. Он быстро обошёл квартал, подмечая мелочи, выискивая несовпадения, и на одном месте остановился, словно запнулся. Выбросил окурок, сделал шаг назад, сильно выдохнул, снова сделал шаг вперёд и плавно потянул носом воздух. Ещё раз. С трудом подавил желание прикоснуться к воздуху кончиком языка — прозвища иногда налагаю свои особенности.

Всё просто — в воздухе отчётливой исчезающей ноткой поймался запах, хорошо знакомый тому, кто этот запах буквально слизывал с кожи владельца. Стил тут же почувствовал, как всё тело напрягается, рука сама скользнула за оружием, но пока он себя удержал. Стоило отыскать этого подонка, что бы он ни делал. Прекрасный повод, прекрасное место, прекрасный шанс свалить всё на рептилий. Ради этого Стил был готов нарушить своё обещание о безопасности для них — сначала скормить Шиллера ящерам, потом убить ящеров, потом вызвать Ларса и прочую кавалерию. И можно идти заказывать трогательный венок «Дитриху Шиллеру от коллег и безутешного начальства».

«С белыми лилиями. О да, определённо с лилиями. Нет. я даже сам составлю композицию, над которой обрыдаются девочки из борделя».

— И где же ты спрятался?

+1

5

"Что же привело тебя сюда, змеюка подколодная?" — мысленно спрашивал Дитрих, пока следовал по коридору, меняя место дислокации своего снайперского расчёта. В целом, он был не очень хорошим стрелком из такого рода винтовок, хотя любил их, в первую очередь, за привлекательный внешний вид. Это была сила, Сила с большой буквы. Кто умел обращаться с ними, так это Ларс Йоханссон. Впрочем, с такого малого расстояния Зверь бы попал в Стила Бриза обязательно. Но Дитрих понимал, что подобный "несчастный случай" он ничем не покроет. Невозможно "случайно" попасть из Barret M107 в "случайно" подвернувшегося в зоне поражения коллегу. Что Стил прибыл сюда только ради живописных урбанистических пейзажей, Дит не верил. Будем честны: на короткое мгновение ему стало не по себе. Жутковато за свою шкуру, особенно, когда змей каким-то чудом рассмотрел, что на территории работает снайпер. Сейчас Зверь собирался удрать — просто и без прикрас, не пересекаясь со змеем. Потом можно будет аккуратно разузнать, какого хрена, собственно!
Право слово, оперативно перемещать по этажам себя и тяжеленную Лайт Фифти с длинным стволом оказалось не самой лёгкой задачей. Хотя Дитрих изначально знал, что весит игрушка ого-го, поисковик не рассчитывал, что ему на хвост упадёт экс-босс. К сожалению, в списке талантов Зверюги страшной™ Шиллера не числилось предвидения, зато умение наживать неприятности на свою голову, временами совершенную пустую, отличалось паранормальной остротой. Не хотелось верить, что змей заполз в эти щели только для того, чтобы отомстить за полудохлого некроманта. Тем более, что того спасли, брюхо подлатали, шрам убрали. Зря старался, называется. Если бы патлатое недоразумение красиво агонизировало на выхоложенном полу подвала, Дит бы только злорадство испытал. А так — пустота, будто целый день гонялся по городу за миражом, плодом деятельности иллюзиониста.
Так или иначе, Дитрих попытался убраться отсюда, пока у него ещё было преимущество в незаметности. Но неожиданно для самого себя заплутал в лабиринтах старой застройки, гораздо более вычурной планировки, чем архитектура современности. Все чувства обострились до предела, и казалось, он воспринимает эмоции от грязных сырых подвалов до самой крыши. Ложное чувство — тропою ложных солнц. Но информационный круг, обрисованный эмпатическим восприятиям, был у него намного шире, чем у обыкновенных людей. Потому приближение Стила Дитрих почувствовал. У того имелись специфические эмоциональные черты, свойственные только ему и никому более.
Дит бережно спустил с плеча пушку. Положил её на землю. Вытянул из кобуры Glock 19 Pro — "семнадцатый", кстати, у него изъяли, приложив к обвинительному заключению мятежной Нисы — и прильнул к стене. Аккуратно подсоединил глушитель: ни к чему тут шуметь. Дитрих замер, контролируя всё от и до. Внезапность, скорее всего, сыграет ему на руку. Главное, не убить, потому что прятать труп здесь — самоубийственная затея. Ещё более важно не попасть под раздачу. Если Стил засечёт его раньше, включит свою чёртову способность и завладеет контролем над ситуацией — быть беде. Если же прострелить ему, скажем, колено, можно почти спокойно подобрать Баррет и отчалить отсюда, отправив за недоумком ларсовскую цепную свору. Вряд ли змей будет потом чесать языком на тему, кто его подстрелил.

0

6

Сейчас Стил себе локти готов был кусать. Это же надо было мирозданию подложить ему такую свинью! Если не могло обойтись вообще без способности, которую он, между прочим, не выпрашивал у судьбы, то почему не отсыпало от щедрот чего-то восхитительно сканирующего — да ту же эмпатию. Что там ещё помогает определить местонахождение объекта, испытывающего эмоции, хотя бы с приблизительной точностью… А вот Шиллер был эмпатом, и это осложняло ситуацию.

Наверное, раньше Стил реагировал бы более бурно. Ещё какой-то месяц назад он в сходной ситуации фонтанировал бы азартной злостью. Сейчас злость тоже была, но по адресу Дитриха он тщательно учился сдержанности. Злость была спокойно вязкой, чёрной, как и его воля, наполняла Стила до краёв и даже не вскипала. Она лишь подрагивала, подстерегая момент, чтобы взвиться и наброситься на того, кто стал объектом его навязчивого состояния.

Хорошее знание района помогало, Стил занял выгодную позицию, чтобы Дитрих в попытке смыться гарантированно попал бы в поле зрения. И даже оружие не тревожил, привычно достал мобильный. Подумал и перевёл его в беззвучный режим, чтобы случайный звонок не стал звуковым сигналом для Шиллера. Медленно провёл пальцами по корпусу мобильного, стараясь сосредоточиться и успокоиться. Было два варианта наличия Шиллера тут: задание и самодеятельность. Он был уверен, что задания не было. Впрочем, был прекрасный способ проверить, и Стил набрал номер… Аргетиса. А почему нет? С начальником службы поиска у него пока складывались ровные и дружелюбные отношения, он вполне отвечал эстетическому видению Бриза, и Змей вообще не видел причин, почему бы начальник службы поиска отказался оказать ему содействие.

— Бриз беспокоит, — очень спокойно и тихо проговорил Стил в телефон. — Нет, это не служебный и неофициальный звонок. Хочу выяснить местоположение Дитриха Шиллера. Но если он на задании…

Он выслушал ответ, усмехнулся. Значит, прямого назначения на задание не было, Шиллер умотал куда-то, скорее всего, воспользовавшись наводкой. Самое идиотское было в том, что часть наводок, отправленных в отдел поиска, были авторства Бриза — не зря же он наводил самые причудливые связи с местными кандидатами в ошейник.

— А конкретнее? — настойчиво надавил Стил, но получил мягкий отказ в рамках приличий. Что же, его устроил и такой вариант. Пусть Аргетис не подтвердил наличие Шиллера в этой районе, но он его и не опроверг. Для Змея это сейчас было равносильно подтверждению.

— Спасибо, — с улыбкой поблагодарил он, дал отбой и сразу набрал номер Шиллера. Вызов шёл, звука не было. Стил пожал плечами. Конечно, он перевёл мобильный в беззвучный режим, только клинический идиот оставил бы активную звонилку в кармане, собираясь скорчить из себя снайпера. Но мало ли, вдруг он что-то упустил в Шиллере, вдруг он действительно клинический идиот? Оказалось — нет.

Звук вибровызова был бы слышен, если бы Шиллер находился где-то совсем рядом, буквально впритык.

— Раз-два-три-четыре-пять, я иду искать, — с усмешкой прошипел Стил, мысленно вычеркнув из места вероятного расположения Дитриха ближайший радиус. Можно было вызвонить своих недавних собеседников и заставить их сыграть роль загонщиков — выгнать Шиллера на него или, как вариант, заставить его стрелять. Поразмыслив, Стил решил отказаться от этого варианта. Пока отказаться. Если Дитрих будет дальше прятаться, то его личное нетерпение может оказаться слишком большим, и он всё же вызовет на помощь всех, кто захочет оказать ему услугу. А ведь захотят… Жить-то всем хочется.

Нужно было взять с собой хотя бы телепата…

Не взял бы. Просто не захотел бы рисковать жизнью ценного мутанта. Стил пожал плечами, повёл носом, пытаясь всё же определить место, куда делся Шиллер, но запах рассеялся, и теперь можно было бросить полагаться на обоняние. Ну-с, зато теперь Шиллер гарантированно знал, что Змей его ищет.

Возможно, Дитрих и испытывал какие-то иллюзии по поводу Стила, но сам он никогда не забывал о том, что прошёл соответствующую службу.

— Дитрих, брось играть в войну и выходи, — Стил передвигался грамотно, учитывая, что этот вольтанутый может действительно его подстрелить.

Пришлось всё ж таки вытащить пистолет, проверить обойму и снять с предохранителя. Двигался Стил почти беззвучно, проверяя все возможные места, где мог уместиться Шиллер, а уж габариты его тела он знал, как никто. Пусть для эмпата он был заметен хотя бы в силу того, что не мог не испытывать эмоции, пусть и сглаженные, но сам Стил полагался на слух, интуицию, абсолютное знание местности. Он остановился в месте, недалеко от которого находилась идеальная позиция для засады. Не мог Шиллер упустить это место, и по расчётам Стила должен был пройти тут. Следовательно, просто-таки обязан был его выбрать. А место было хорошее, Стил сам бы его занял. И пространство простреливалось прекрасно, высовываться опасно. Бриз беззвучно наклонился, поднял обломок кирпича, выбрал место и прицельно щвырнул его в сторону и вверх, чтобы рикошетом отскочило, задело расшатанную штукатурку и… словом, Шиллер обязан был либо выстрелить, либо раскрыть себя каком-то другим образом, а если у него нервы стальные, что тоже не исключено, это дало бы время Стилу занять другую, не менее удобную позицию.

«Нет. Нужно вызывать кого-нибудь из тех, кого не жаль положить. А хотя бы и ящеров».

0

7

Дитрих стоял у стены, чувствуя спиной, как от прогретых солнцем кирпичей исходит ровный сухой жар. Это ощущение неожиданно успокоило его, перебив здоровый страх, который он испытывал перед змеем. Зверь ничуть не стыдился этого чувства: природа подарила Стилу весомое преимущество в боеспособности. Если так подумать, Бриз мог не посещать спортзал и ни черта не смыслить ни в огнестрельном, ни в холодном, ни в любом другом традиционном вооружении, при этом являясь полноценной боевой единицей. Альтернативное оружие делало его на голову выше, чем просто человека с огнестрелом.
Дистанционные атаки по-прежнему оставались не самой развитой стороной талантов Дитриха. Кое-что он умел, но это что-то было катастрофически далеко от умений того же Аргетиса поглощать, выплёскивать, проецировать в чувственный план те или иные эмоции. Было бы неплохо, если бы Стил, подчиняясь навязанному страху, убежал отсюда с воплями ужаса. Зверь имел на вооружении Её величество Первобытную жуть, инстинктивно понимал, как её применить, но умений не хватило. Так что эмоциональный фон помещения оставался свободным от искусственных вливаний.
Другое дело — аглиокинез в бесконтактной технике. Энергозатратно, исчерпаемо на единицу времени, но оч-чень действенно. Не раз выручало, хоть Дит не любил применять это на практике. После таких упражнений мгновенно вспыхивает мигрень, с которой ничто не справляется, кроме всё того аглиокинеза. В результате замкнутый круг и мучение на пару суток.
"Чёрт его сюда принёс!"
Дитрих перестал дышать. К комнате, в которой он устроил засаду, подплыло эмоциональное пятно со специфическими чертами, свойственными Стилу Бризу и никому более. Двигался змей очень, очень тихо. На пределе слышимости не удалось засечь его приближение, и только эмпатия безошибочно подсказывала местоположение противника.
Пятно остановилось, мелко подрагивая, пульсируя, и казалось, носитель эмоций решает, что делать. Зверь отлип от стены, корректируя направление стрельбы. Три, два, один — шарах! Кусок кирпича или булыжник тяжко грохнул в старую кладку, провоцируя цепную реакцию мелких обрушений. Если бы Дитрих точно не знал, где засел Стил — он бы купился. Однако экс-босса выдавали все они же, чувства. Напряжение, ожидание, настороженность — на короткое мгновение концентрация стиловых эмоций подскочила на порядок. Это равносильно тому, чтобы расшаркаться со сниманием шляпы и шумно, с патетикой отрекомендоваться почтенной публике. Общественность, впрочем, собралась неблагодарная: шмальнула из Глока в то место, куда указывала эмпатия. Громкий хлопок вспорол сухой воздух, пересыпанный меловой пылью. Из дула вылетела пуля, несущая в себе ранение или смерть неудачливому хитрецу.
Дитрих шарахнулся в сторону, в другой закуток, отделяя себя от перследователя лишними метрами. Он не знал, как далеко распространяется влияние чёрной воли, потому стремился обезопасить голову от чужого вмешательства любыми способами. Медленно выдохнул, уверенно вдохнул. Говорить со Стилом он и не думал, намереваясь стрелять до тех пор, пока не наделает в обидчике хороших, качественных дыр, благо промышленный размах помещения допускал манёвры. Должны же быть мозги у этого придурка, ну! Ловить того, кто чувствует его на расстоянии и кто отлично стреляет, твою мать!

0

8

Если бы Стил знал, что Дитрих считает его обидчиком, то, возможно, посмеялся бы. Но банальная поговорка «хорошо смеётся тот, кто смеётся последним» тут приобретала самый что ни на есть буквальный характер. На манёвр с кирпичом большой надежды не было — Стил прекрасно понимал, что с эмпатом любые приёмы так или иначе обречены на провал просто в силу того, что эта сволочь чувствует его. Неважно, как он будет маскировать эмоции — а Стил быстро учился удерживать их в узде и ставить защиту именно от эмпатов, вынуждая их сомневаться в истинности считываемого — но какой-то фон всё равно будет его выдавать.

В ответ на выстрел Стил заученным движением рухнул на пол. Это случилось вообще без участия мозга, сработали инстинкты – если не знаешь, откуда в тебя стреляют, ложись. Но и падая Стил всё равно обращал внимание не на себя, а на Дитриха — упал, откатился в сторону, застыл на полу под защитой стены, и слушал внимательно. Да, Шиллер был от него далековато, и обзор был серьёзно ограничен. В этом и заключалась проблема. На таком расстоянии он достал бы его чёрной волей, но для этого желательно было видеть объект. Как конкретно работала способность — этого Бриз не знал, выясняя пределы собственных возможностей только опытным путём. Он сосредоточился, пытаясь сцапать его наугад, но только мысленно чертыхнулся. Не всесилен, ну что же.

По плечу медленно разливалось горячее, Стил внимательно ощупал кожу и пришёл к выводу, что ничего серьёзного, хотя пулей его всё же зацепило. По касательной, кость не задета, ранение не проникающее, но неприятно, что начал терять кровь. Он усмехнулся — да, действительно, Шиллер хорошо стрелял. Кто бы сомневался. Змей неторопливо провёл языком по губам, поморщился, почувствовав вкус цементной крошки, подумал, достал мобильный и тихо включил диктофон на запись. Убрал мобильный обратно в карман.

— Дитрих, почему ты стреляешь? — спросил Стил достаточно громко, чтобы эта скотина услышала его, а чувствительный диктофон исправно записывал всё. — Не говори, что перепутал меня с кандидатом в подопытные, всё равно не поверю. Ты прекрасно знаешь, что это я, тем не менее, открыл огонь по руководителю одного из силовых ведомств Центра. Ты хоть понимаешь, какую яму себе сейчас копаешь? Я в тебя не стрелял, как самозащиту это не классифицируют, так какого ж чёрта? Или мне придётся вызывать подкрепление и переводить всё в разряд официальной проблемы со свихнувшимся сотрудником службы поиска? Сам понимаешь, что Ларс по голове не погладит.

Он запретил себе злиться, запретил себе эмоционировать, медленно выстраивал тот спектр эмоций, который казался ему подходящим для решения простейшей технической задач: вот есть объект, объект нужно вытащить из той дыры, в которую объект забился. Дальше — по обстоятельствам. Стил на время отодвинул в сторону свои намерения относительно Шиллера, выделив для исполнения лишь ближайшую задачу. Оружие он держал наготове, дал Шиллеру время на обдумывание, мягко выключил диктофон и добавил с шипящими змеиными нотками:

Не вынуждай меня прибегать к шантажу, Дитрих, у меня есть чем, поверь на слово, ты меня знаешь.

Диктофон снова оказался включен. Стил неторопливо дышал, приводя себя в состояние равновесия. Он примерно засёк направление, в котором забился Шиллер, и теперь предстояло решить, что с этим мало пригодным знанием делать.

Ну не устраивать же перестрелку в духе вестерна? — снова подал голос Стил. — Взвесь ситуацию, Дитрих. Стреляешь ты действительно хорошо, мне с тобой не сравниться, — он потёр плечо и поморщился. — Но шансов выйти сухим из воды у тебя нет.

Считать выстрелы Шиллера не было смысла — стандартный магазин Глока 17 патронов, но кто сказал, что у него одна обойма или один ствол?

А вот злиться сейчас было нельзя, и это бесило неиллюзорно.

Сдаться не желаешь? — насмешливо спросил Стил и коротким рывком выглянул из-за угла, сразу отпрянул обратно — помещение словно сфотографировал.

+1

9

— Дитрих, почему ты стреляешь?
Коварства Стилу не занимать. Ни дать ни взять, змеюка подколодная. Дит хотел было проорать что-нибудь в ответ, объясняя своё плохое поведение, но вспомнил, что никакие оправдания его не спасут от расправы. Если проебать момент — возможно, очень скорой. Кроме того, имелось ещё кое-что, удержавшее Дитриха от необдуманных слов и слов вообще. Привычка Стила документировать происходящее с ним. Это Зверю случайно выдал Аргетис, когда обронил, что видеозапись развлечений экс-босса в подвале "случайно" просочилась во внутренний доступ. Ларс, видимо, в силу каких-то личных причин не подтёр за Стилом лужу. Всё-таки в хороших отношениях два этих ублюдочных ублюдка, нечего сказать.
— Не говори, что перепутал меня с кандидатом в подопытные, всё равно не поверю.
— Тебе там самое место, — мысленно огрызнулся Дитрих, раздумывая, что бы ещё предпринять. В голове вновь и вновь всплывала идиллическая картина, где он пинает экс-босса армейскими берцами по рёбрам. Вот этими самыми берцами! По тем вон рёбрам, владелец которых совсем не переживает за целостность костей!
— Ты прекрасно знаешь, что это я, тем не менее, открыл огонь по руководителю одного из силовых ведомств Центра. Ты хоть понимаешь, какую яму себе сейчас копаешь? Я в тебя не стрелял, как самозащиту это не классифицируют, так какого ж чёрта?
— Скажу, что ты за каким-то хуем шляешься по кварталу, кишащему рептилоидиами. Почему-то ни одного ещё не пристукнул, любитель экзотики. Что! Блядь! Ты! Тут! Вообще! Делаешь!
— Или мне придётся вызывать подкрепление и переводить всё в разряд официальной проблемы со свихнувшимся сотрудником службы поиска? Сам понимаешь, что Ларс по голове не погладит.
Ларс, ну да, Ларс.
На этой радостной ноте Дит прекратил слушать чушь, которую Стил нёс в индифферентные к "политике" массы.
— Не вынуждай меня прибегать к шантажу, Дитрих, у меня есть чем, поверь на слово, ты меня знаешь.
— Зато ты меня не знаешь, — Зверь облизнул сухие, как наждак, губы и аккуратно извлёк светошумовую гранату Irritationskörper Rheinmetall-NICO, — совсем не знаешь, Стил. Думаешь, если я подставил задницу по своим причинам, так будет всегда, и что ты можешь диктовать мне свои условия. Чёрта с два!
— Ну не устраивать же перестрелку в духе вестерна? Взвесь ситуацию, Дитрих. Стреляешь ты действительно хорошо, мне с тобой не сравниться.
— Значит, попал, — Дит мстительно ухмыльнулся. Взвесил в руке гранату, прощупал ноосферу на эмоциональную составляющую.
—... Но шансов выйти сухим из воды у тебя нет. Сдаться не желаешь?
— Если бы мне это что-нибудь дало!.. — Зверь отлип от стены. Дёрнул чеку и, говоря языком судебных протоколов, доставил подарочек к противнику путём ручного броска. Спустя заявленные производителей полторы секунды граната сработала... Дитрих едва-едва успел прихлопнуть уши ладонями, выронив Глок, но его самого капитально оглушило.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2014-11-25 11:18:38)

+2

10

Ждать оставалось недолго, должны же быть у Дитриха мозги, ну хоть какие-то. Стил терпеливо улыбнулся. Улыбка вышла весьма и весьма формальная. Конечно, можно было предположить, что Шиллер закусил удила и начнёт валять глупость за глупостью,  но не самоубийца же он, в конце-то концов.

Стил судил по себе. Что бы он сделал сейчас на месте Шиллера? Выслушал бы, взвесил все доводы, и вышел бы сдаваться. Как в хорошей шахматной партии — пожертвовать мелкой фигурой ради выигранной партии. Он и предположить не мог, что Шиллер, образно выражаясь, не станет продумывать дальнейший ход в партии, а схватит доску, смахнёт с неё фигуры, и со всей дури долбанёт противника по голове этой самой доской.

Когда прямо перед ним упало нечто, явно брошенное рукой Дитриха, Стил только поморщился. И в следующий миг понял, что промахнулся по всем фронтам, потому что грохот и вспышка от светошумовой гранаты, разорвавшейся прямо перед ним, моментально выключили нормальное восприятие окружающего мира. Бриз рефлекторно отшатнулся, закрывая руками голову, но это мало помогло.

Мир глухо покачивался и пульсировал, Стил очень медленно провёл рукой по лицу, понимая, что его слегка посекло мелкими камешками, возможно, осколками гранаты. Память заторможенно подсунула всё, что он вообще знал о светошумовых, но вот воспринять эти сведения сил не хватило. Как будто выключили способность реагировать и воспринимать любые внешние и внутренние раздражители. Стил попытался встать, но только мучительно сжал ладонями голову, которая явно пыталась развалиться на части. Звуков не было, только кровь в виски стучала. Перед глазами как будто вывесили мелкую сетку, занавесив декорации.

— Кретин, — с трудом выговорил Стил, отчасти обласкав и себя, хотя большая часть эпитета относилась к Шиллеру. А может это был вовсе не Шиллер? Может зацикленность затмила мозг, а на самом деле тут совсем левый идиот носится? Стил напрягал глаза в попытке хоть что-то увидеть, но видел пока только неясные серые пятна на чёрном фоне. Нужно было убираться отсюда. Он с горем пополам встал, опираясь на стену. Голова тут же закружилась, путая все ориентиры. Один единственный шаг, придерживаясь рукой за стену, дался тяжело, да Стил и понятия не имел, в какую сторону идти, вслепую это было тяжело.

+2

11

Мать-перемать! Вся округа, наверное, узнала, что два придурка выясняют отношения. Дитрих зло мотнул головой, пытаясь унять острый звон в ушах. Чувство было такое, словно туда натолкали кучу маленьких колокольчиков и стекловаты, и всё это великолепие распирает внутреннее ухо. Но если такое выпало Зверю, что тогда досталось его противнику? Дит рыкнул в стиснутые зубы, ещё помахал головой, отгоняя морок. Попытался причесать встрёпанные чувства аглиокинезом, но боли почти не испытывал, так что фокус не прокатил. Только ошалевшее восприятие пялилось на него хрустальными глазами. Мол, это что вообще было?
Дитрих подобрал пистолет, вынырнул из своего укрытия.
"Надеюсь, тебе не оторвало этой гранатой голову, — с неожиданной злобой подумал Зверь, едва ли не вслепую пересекая помещение. В воздухе, пересыпанном меловой пылью, казалось, стоит тончайший звон. Так могут гудеть высоковольтные провода, но те — в более низкой тональности. — Хуже нет, чем транспортировать голову отдельно от тела и потом отчитываться за такого неудобного жмурика, как ты, босс. Чёрт тебя принёс в эти трущобы! Ни за что не поверю, что ты шаришься тут по чистой случайности. Хотел меня видеть? Получай".
В паре десятков шагов Дит обнаружил Стила. Выглядел тот не лучшим образом. Да что там, откровенно плохо. Так, должно быть, выглядит улитка с раздавленной раковиной в глазах своих соплеменников.
Дитрих уверенно приблизился к змею, ухватил его за шиворот и впечатал мордой лица в стену. Типовые наручники пришлись очень кстати: Зверь отточенным движением застегнул поочерёдно браслеты на запястьях Стила. Достал ошейник, которым украсил шею змея, активировал на полное подавление. Всё молча — ни он сам, ни тем более Стил не могли воспринимать какие-то лишние звуки, так что красивые речи пришлось отложить на потом. Дит сделал подсечку и медленно опустил противника на грязный пол.
Было бы время — полюбовался бы на то, как живописно струятся чёрные пропылённые волосы по бетонному полу, усыпанному обломками кирпича, какой-то арматуры и ещё Бог знает чего. Однако ситуация требовала от Зверя активных действий, насколько это было возможно в том обдолбанном взрывом состоянии, в который выбросила Дита его выходка с гранатой. Выбирать не приходилось... Или приходилось? Зверь всерьёз обдумывал, не порешить ли обидчика прямо на месте и не списать ли это на криминогенную ситуацию спального — по сути, умирающего, — района.
Оставив Стила на месте, он вернулся в закуток, где припрятал Баррет. Аккуратно поднял тяжёлое оружие, немного постоял с ним, воплощая каноны гипсового соцреализма, только вместо весла была полутораметровая снайперская винтовка, а вместо девушки — вполне себе яйца. Дитрих подошёл к оглушённому змею, склонился над ним и принялся методично обыскивать. Оказалось, что ничего интересного в карманах герр, мать его, Бриз не носил. Посмотрев на экран мобильника, Зверь присвистнул: трубка записывала всё происходящее на диктофон. Предположение оказалось правдой, и Дит мысленно поблагодарил Аргетиса, вложившего экс-босса с его привычкой к сбору компромата. Поддев пластиковую крышку ногтем, Дитрих бестрепетно вытащил из смартфона обе симки. После этого бросил трубу на пол и несколько раз с силой наступил на телефон берцем. Удостоверившись в том, что мобильник не подаёт признаков жизни, Зверь пошарил по карманам брюк змея и вытащил оттуда бумажник. Цинично открыл и пересчитал наличность — негусто, но и не настолько пусто, как у него самого. Ключи и нож не снискали у Дитриха никакого любопытства: вытащив их, Зверь распихал добро обратно по карманам.
Требовать от Стила сколько-нибудь внятной реакции было пока рано. Оставаться здесь — опасно. Взрыв, скорее всего, перебудил не только всё местное вороньё, но и более неприятных субъектов, здесь обитающих. Потому Дит силой вздёрнул противника на ноги и спровадил вниз, где погрузил в серый VW Passat образца 2006 года.
— Рыпнешься — пристрелю, — "вежливо" предупредил Дитрих, повернув в замке ключ зажигания.
Ни крыла, ни отсутствующей фары автомобиль так и не приобрёл. Честно сказать, Зверю было попросту недосуг сдавать тачку в сервис. Самому нужна, причём в любом виде. Лишь бы ездила.

+2

12

Ему было до такой степени плохо, что это даже толком не ощущалось. Как будто на голову надели бесформенное «ничто», и намертво примотали. Абсолютно дезориентированный, ослепший и оглохший, Стил едва уловил, что его без особой деликатности вздёрнули за шиворот, зато неприветливое приветствие стены в лицо ощутил в полной мере. Наверное, он вскрикнул. Вполне возможно, ему сейчас было не до фасона. Зато ощущение застёгивающихся наручников он распознал очень хорошо, как и почти моментально захвативший шею ошейник вырвал сдавленное проклятье, процеженное сквозь зубы. Зато он получил безмолвное подтверждение тому, что этот уебан со светошумовой гранатой действительно Шиллер. Больше некому!

А раз это действительно Шиллер, то с него сталось бы начать отыгрываться прямо сейчас. Стил тут же перешёл на крайне экономный режим дыхания. Кто знает этого ушибленного, получить привет под рёбра сейчас было бы невесело, хотя и вполне логично. Стил бы сам так сделал, не отказав себе в удовольствии пнуть того, кого смертельно хочется пнуть. Кстати, если ему не изменяет память, он уже пинал Дитриха Шиллера прямо на лаконичном сером ковре своего кабинета. Как бы хреново сейчас Бризу ни было, но на губах всё равно скользнула бледная улыбка, отчётливо злорадная и понимающая.

Он выдержал обыск молча, сосредоточившись на том, чтобы как можно быстрее прийти в себя, но увы — он даже приказать себе этого не мог. Вернее, приказать-то мог, а вот выполнить приказ заблокированной чёрной воли — увы. Стил напряжённо прислушивался, пытаясь вычленить из надсадного стука пульса в висках хоть что-то, напоминающее звуки внешнего мира, но смог поймать только неясный скрежет. Он так и не понял, что с этим невыразительным звуком приказал долго жить его мобильник.

На конвоирование, а если точнее — на практически перетаскивание в неизвестном направлении Стил отреагировал на удивление сговорчиво. Приоритетом было восстановление зрения и слуха, сейчас брыкания ни к чему не привели бы, всё равно со скованными за спиной руками, слепой и глухой, он никуда бы не делся. Хотя, может и делся бы, но в этот коллоквиум радостно вписался тяжёлый медный набат где-то внутри черепной коробки.

К чести Дитриха, пока избиения не последовало. Стил нервно покусал губы, пока его волокли куда-то на улицу. Ну хоть обоняние не отшибло — на улицу, а не в подвал или ещё какой-то клоповник. А потом в машину.

— Рыпнешься — пристрелю.

Голос донёсся откуда-то из плотного глухого звона. Стил рефлекторно повернул голову на голос, попытался хоть что-то увидеть, но эта попытка лишь отозвалась болью. Казалось, что глазные яблоки кто-то не очень умный решил сварить в кипящем масле.

— Если ты будешь говорить чуть громче и отчётливее, тогда я тебя точно услышу.

Собственный голос отдавался где-то внутри многострадальной головы. Стил безотчётно принял отсутствующий и несколько надменный вид, откинул голову назад, на подголовник, немного передвинул руки, чтобы не было так неудобно сидеть, и медленно закрыл глаза. Стоило дать им отдохнуть.

Ловок, — Стил усмехнулся, тщательно анализируя ситуацию и свои шансы всё вывернуть в свою пользу. — Мои комплименты, Дитрих. И моё сочувствие. Не стоило делать меня своим врагом. Я предупреждал.

+1

13

— Мои комплименты, Дитрих. И моё сочувствие. Не стоило делать меня своим врагом. Я предупреждал.
— Если бы ты убивал меня столько, сколько раз я это слышал, я давно был бы мёртв. Раз сто! — проворчал Дит, не слишком переживая, что Стил не расслышит. Только подрихтовать экс-боссу мордашку захотелось ещё сильнее. Слишком надменное, спесивое выражение лица та держала, словно маску.
Змей пока не осознавал всей серьёзности ситуации. Зверь видел пистолет, телефон, слышал то, что противник говорил ему, пытаясь вывести и тем самым спровоцировать на ошибки. Но Дит оказался хитрее, опытнее. Если в стенах Центра Стил был королем, то на местности Дитрих обставил его. Ничего особенного, профессиональная выучка, не более. На секунду Зверю стало смешно: вот этот человек вздумал ловить рыбу в её естественной среде обитания. Зверьё в городской местности, там, где оно и обретается 90% рабочего времени.
Злое веселье отразилось в ледяных глазах Дита стальным блеском. Он притопил педаль, заставив установленное под капотом двигло от спорткара рычать, как гоночный болид. Здесь, на окраине, можно было позволить себе и не такое, тем более, что поисковик инстинктивно пытался миновать опасный квартал как можно быстрее. Волновало его не столько возможное появление копов, сколько местных обитателей. Те вполне могли пожаловать с проверкой, что за незваные гости хозяйничают на их территории, да ещё и учинили безобразный шум.
Некоторое время спустя Дитрих свернул с асфальтированной дороги в зелёный массив, поросший чахлым леском. Здесь пришлось в разы сбросить скорость, так как просёлочная дорога никак не способствует гонкам. Воспользовавшись тем, что он так и не вернул ключи от дома Ференсу, Дит планировал заключить там Стила. Временно, конечно. Что-то с ним надо сделать, чтобы окончательно расставить точки на "и". Если убить — так хоть медленно и потом прикопать где-нибудь в лесу.
Заглушив мотор, Дитрих загнал машину в гараж. Вытащил ключи из замка зажигания и положил их в джинсы. Никогда его не отличала такая беспечность, как оставление ключей там, где им быть не следовало. Дит обошёл авто, открыл дверцу, бесцеремонно выволок змея и вздёрнул на ноги.
— Приехали, — хмыкнул он, не пытаясь, впрочем, донести до собеседника смысл фразы или говорить хоть немного громче. Слух ещё не скоро вернётся к Стилу в полном объёме. Травма требовала вмешательства целителя, но приглашать сюда кого-то из лояльных надзирателям подопытных было смерти подобно. Присутствия Наиля Дитрих сам не желал, тем более, что за мелким надо ехать. Честно говоря, Дит не был уверен, что ему это надо — здоровье возможного трупа. Стил записал его во враги, Зверь ответил тем же. Обоюдная запись в расстрельные списки случилась не сегодня и не вчера. Может быть, задолго до первого подвала, когда Дитрих впервые проявил неподчинение.
Всё-таки дом у Ференса был прекрасным, и это-то за те умеренные деньги, которые он — если не соврал — за него отдал. Зверь и сам бы приобрёл нечто подобное, если бы у него водилась наличка. Бумажник Стила перекочевал в карман Дитриха, но и этого не хватило бы на ближайшие две недели. Впору было устраиваться в такси — развозить подгулявший офисный планктон. Или занимать, что равносильно новому кредиту. Если только открыть беспроцентный кредит у Аргетиса... Аргетис... Р-р-р! Зверь вздохнул, вымел из головы развратные картины с участием ласкового, послушного Ди и с неприязнью посмотрел на Стила. Что делать с ним, если желание только одно под самой глоткой плещется — медленно, со вкусом запытать ублюдка!
Дитрих отконвоировал змея на кухню, усадил на софу и принялся зализывать раны, которые причинил ему марш-бросок по старому зданию. Похватал воду прямо из-под крана, большущими глотками, как измученный жаждой хищник. Поплескал в лицо, смывая пылюку, и обернулся, окатив Стила холодным равнодушием во взгляде. Теперь, когда он победил, Дит не знал, что делать с человеком, записавшим его во враги. С врагами у Зверя диалог был короток: придушить и прикопать. Чтобы поступить так с начальником службы надзирателей, требовалось алиби. Дитрих таким алиби не располагал.
— Что ты ищешь, Стил? — Зверь насмешливо сузил глаза. — Телефон? А-а-а, ты и не сообразил. Нет у тебя больше телефона. Совсем нет.

0

14

Раз уж пришлось временно остаться без зрения и слуха, не стоило тратить душевные силы на попытки услышать или увидеть Шиллера. Стил не в первый раз оставался без части чувств, это бывало и раньше, хотя и не от шумовой гранаты. Что до полученных повреждений, он хорошо знал, что страх и паника только усугубляют дело. Время в машине Стил потратил на сосредоточение, ему было нужно не просто успокоиться, но и обрести ясность мышления. Разумеется, сейчас было бы намного легче, если бы рядом имелся целитель. Стил невольно представил себе такое привычное прикосновение к плечам, от которого тело моментально успокаивается, останавливается кровь, медленно растворяется боль. Что же, оставалось только уповать на то, что это плацебо сработает хотя бы в психологическом плане.

Было время на анализ, и Стил разбирал собственный маршрут и поступки поэтапно, высчитывая, где именно промахнулся. По всему выходило, что он ошибся на самом старте, когда полагал, что имеет дело с кем-то достаточно разумным. Снова Шиллер обставил его своим звериным нутром, даже рядом с которым не пробегал рассудок. Это драконы, кхалиси, их нельзя приручить. Впору было предаваться самоуничижению — Стил саркастически поздравил себя с тем, что устроил из Шиллера фактически культ карго — одушевлял то, что не просто не стоило одушевлять, но и обращаться следовало именно по природе. Всё равно что с шаманским бубном плясать вокруг пожара и уговаривать его не полыхать, вместо того, чтобы тупо взять огнетушитель и задавить это проявление в корне.

«Стоп, успокойся. Всему есть объяснение. А суть промашки в том, что у силовиков проблемы с кадрами. Когда выберусь, нужно подать докладную по этому поводу: шиллеры и прочие психопаты почувствовали себя незаменимыми, а это всегда действует расхолаживающее. Хм… А ведь признаки психопатии налицо. Где были мои глаза? То же мне. профессионал, прозевал самое элементарное».

Причину неприязни Шиллера к собственной персоне Стил довольно долго искал, опять же руководствуясь чем-то рассудочным, но сейчас пришёл к выводу, что это не имеет ничего общего с нормой. Шиллер его ненавидел просто потому, что ненавидел. Объяснения не нужны, их нет. Так есть ли смысл мучиться? Он был уверен, что выберется, потому что быть уверенным в чём-то другом считал напрасной тратой душевных сил.

По дороге Стил несколько раз приоткрывал глаза, проверяя зрение, но ничего не видел, поэтому держал веки опущенными. Не стоило травмировать даже обычным светом. Машина остановилась, Стил спокойно ждал, пока прекратится ощущение движения. Слух явно восстанавливался быстрее, чем зрение. Ему было лень искать этому объяснения. Потом как-нибудь, когда не будет так отчаянно чесаться между лопатками, и не будет ныть простреленное плечо.

Он без сопротивления позволил вытащить себя из машины, но и не был ватной куклой. Всего пара шагов понадобилась на то, чтобы приноровиться к движениям Шиллера и не собирать углы. Был бы бабой — стал бы прекрасной партнёршей хоть в вальсе, хоть в танго, Стил умел подстраиваться под ведущего. Сел, куда усадили, машинально втянул носом запах, определив кухню. Даже у очень чистой кухни всегда будет специфический запах помещения, в котором иногда что-то готовят, или хотя бы готовили давно, но тем не менее.

Стил медленно открыл глаза, опустив голову так, чтобы волосы прикрыли его лицо. так он хотя бы точно знал, что должен увидеть — свои колени. Мозг обязан будет адаптироваться под ожидаемую картинку, и глазам станет легче. Что же, смутно, но колени он увидел. Это было неплохим началом. Он поднял голову в попытке оглядеться, но несмотря на то, что довольно верно определил местонахождение Дитриха, взгляд не задерживаясь скользнул по нему, сквозь него, пошёл дальше, сканируя пространство.

Стил снова повёл плечами, поморщился — от кожи неприятно отлепилась намокшая в крови ткань, снова прилипла.

— Что ты ищешь, Стил? Телефон? А-а-а, ты и не сообразил. Нет у тебя больше телефона. Совсем нет.

Он прислушивался без напряжения, но внимательно, стараясь не перенапрягать слух. Понял, несколько изменил положение тела, как будто проверил, что лежит в карманах.

— Ты оставил телефон там, — Стил не спрашивал, он утверждал. — Разбил о стену или как-то ещё, — он смотрел сквозь Дитриха расфокусированным взглядом, несмотря на то, что в принципе уже имел возможность видеть его если не нормально, то сносно.

Дай мне воды, — попросил он. Именно попросил, хотя и не сказал «пожалуйста».

Стил железной хваткой вцепился в контроль собственного выражения лица и сейчас жестоко увязывал собственные эмоции в единый тугой узел. Пришлось снова прикрыть глаза, их запекло от напряжения. Стил опустил голову снова, и не удержался от злой улыбки. Он не раз и не два тестировал разные схемы событий, туда же входила и утеря телефона примерно таким методом. То, что выглядело как простейший кнопочный телефон, на самом деле было очень многофункциональным устройством, за которое Стил отдал солидную сумму.

— Куда ты меня привёз и зачем? — тон Стила оставался показательно ровным, интонация «начальник беседует с подчинённым». Беседует. Спокойно, вежливо, в строгих рамках служебной субординации.

Ему было интересно, что задумал Шиллер, но до того момента, пока он не в состоянии влиять как-то более результативно, чем вербально, не было смысла задавать такие вопросы. Стил снова с трудом удержал улыбку, упёрто выбирающуюся на губы. судя по всему, да и по простейшей логике, там в заброшенном доме остались обломки его телефона. Это было ему на руку, хотя безумно жалко пары заметок.

— Излагай, Дитрих. Торговаться будем?

+1

15

— Ты оставил телефон там. Разбил о стену или как-то ещё.
— Сообразительный, — прошелестел Дитрих. На Стила он не смотрел, умывался и разговаривал больше с собой, с кухонным гарнитуром, со стенами — с кем угодно, только не со змеем. Змей его не видел — змей не представлял опасности. Следовательно, можно расслабиться и позволить себе повернуться к врагу спину. К врагу, да, это так. Теперь, смешно сказать, официально задекларированному врагу.
Зверь ощутил зверское™ желание залезть под кран целиком и качественно вымыться. От побелки и грязи у него прямо-таки шкура зудела, но где наша не пропадала! Не мыться три дня и более, шляться по городу, не спать двое суток подряд — всё это, можно сказать, реалии службы поиска. Ведомства, которое Стил ни в хуй собачий не ставит. По крайней мере, Дит так думал.
Дитрих успел выкрутить вентиль, когда услышал просьбу.
— Дай мне воды.
Зверь обернулся, смерил змея оценивающим взглядом. Понял, что Стил видит его, хотя и неотчётливо. Значит, довольно быстро оправляется от последствий взаимодействия со светошумовой гранатой. Дит ещё подумал, наливать ли без пяти минут смертнику пресловутой воды. Мотнул головой, отгоняя саркастичное "перебьёшься". Протянув руку, Дитрих взял первый попавшийся бокал — тот оказался расписанной сиреневыми цветочками фаянсовой посудиной с небольшой щербинкой — и налил в него воды из-под крана. Поставил бокал перед Стилом, не спеша освобождать того из наручников, поить лично или как-то ещё облегчать ему жизнь.
Змей почему-то улыбался с оттенком весёлой злости. Дит перебрал его эмоции и не нашёл в них страха, зато какой-то идиотской надежды непонятно на что различил с лихвой. К чему относилось это чувство?
— Куда ты меня привёз и зачем?
Вопрос повис в воздухе. Зверь деловито открыл чужой холодильник и нашёл в нём лишь банку дрянного тушняка, майонез, скорее всего, протухший, и кастрюльку чего-то вонючего, покрытого слоем многовековой плесени. Испугавшись, что новая цивилизация вот-вот протянет к нему щупальца и утянет в своё алюминиевое княжество, Дитрих торопливо захлопнул крышку. Видимо, Ференс нечасто бывал дома. Можно сказать, вообще не бывал. Помнится, в прошлый визит обитель надзирателя ещё радовала наличием лапши быстрого приготовления и каких-то полуфабрикатов по типу "разморозь–свари–сожри". Дит с величайшим унынием на лице достал тушёнку, торжественно поставил её на стол и достал из кармана Викторинокс. Поддев ногтем кромку ножа для консервов, Дитрих получил довольно удобный инструмент, с помощью которого быстро распотрошил банку.
— Сам-то как думаешь? — наконец ответил вопросом на вопрос он. — Убивать тебя буду. "Враг навсегда остается врагом, Не дели с ним хлеб, не зови его в дом".© Ты не у меня дома, это точно. Если бывал здесь раньше, может, и узнаешь, что за место. Благо, владелец территории знаком тебе не понаслышке.
Зверь опять умолк, казалось, больше заинтересованный в содержимом банки, чем в казни пленника. Бухнул на плиту чайник, щёлкнул зажигалкой и, обернувшись на Стила, ещё раз внимательно оценил его внешний вид.
Он его ранил... Кровь успела пропитать ткань одежды. Дит приблизился к змею: проверить рану. Сжал пальцы на плече Стила, чтобы не дёргался, оттянул намокшую ткань.
"Так, царапина. Хотя кровотечение есть".
— Излагай, Дитрих. Торговаться будем?
— А у тебя есть, что мне предложить? — Зверь выпустил Стила из рук. — Ты какого хуя там делал, м? Это случайность, да? У меня другая теория. Ты пришёл поквитаться со мной, отомстить за некроманта, Стил. Пришёл оторвать мне башку и всё, что к ней причитается. Медленно, со вкусом. Плавали, знаем. Месть — это твой конёк. У меня ещё твои прошлые... упражнения на спине зудят. Ну, давай, предложи мне что-нибудь! Как только ты вернёшься в Центр, за моё здоровье никто ломаного евроцента не даст. Пошёл бы ты на три весёлых буквы, босс.
Дит поднёс бокал воды к губам собеседника:
— Пей.

+1

16

— Сообразительный.

Это Стил едва услышал, поэтому и поморщился. Нарушения слуха ему мешали больше, чем проблемы со зрением. Они раздражали, вызывали яростное желание немедленно взять, и отменить проблему. Как будто это было в его власти.

Теоретически, Дитрих мог запросто отказать ему в воде, но почему-то налил. Пусть из-под крана. Где-то в голове Стила непрерывно выстраивался график под названием «Дитрих Шиллер», и сейчас красная линия медленно дёрнулась вверх — Шиллер получил пару очков в карму после сокрушительного обвала. Ему не нужно было об этом знать, да Стил и не собирался ему рассказывать. Не на приёме у психоаналитика.

Сейчас его больше интересовало, сработает ли встроенный в телефон датчик. Очень теоретически сломанная машинка должна была отправлять сигнал тревоги. Очень теоретически. Стил не проверял эту функцию, для проверки нужно было разбить аппарат. Экспериментальная фигня, этого добра было много вокруг. Дитрих открыл холодильник и Стил страдальчески наморщил нос, с трудом удержался от излишне эмоциональной просьбы «Христа ради, закрой! Закрой и сожги!»

Сам-то как думаешь? Убивать тебя буду. "Враг навсегда остается врагом, Не дели с ним хлеб, не зови его в дом".© Ты не у меня дома, это точно. Если бывал здесь раньше, может, и узнаешь, что за место. Благо, владелец территории знаком тебе не понаслышке.

— Ах вот как, — глубокомысленно заметил Стил, пытаясь переварить сказанное. Пока что местность он не узнавал, но надеялся, что это из-за проблем со зрением. Будничное «убивать буду» вносило диссонанс — между интонацией и смыслом сказанного была пропасть. Стил даже с некоторым удивлением прислушивался к себе. Наверное, ему следовало бояться. Нормальный человек боится смерти. наконец он нащупал какое-то неприятное подсасывающее ощущение чуть ниже солнечного сплетения, но это, возможно, был банальный голод.

В ответ на схватку за раненую руку Стил айкнул. От неожиданности. Не ожидал, что Шиллер будет настолько неаккуратным.

— А у тебя есть, что мне предложить?

— Конечно, — спокойно ответил Стил, но в подробности пока не вникал.

— Ты какого хуя там делал, м? Это случайность, да? У меня другая теория. Ты пришёл поквитаться со мной, отомстить за некроманта, Стил. Пришёл оторвать мне башку и всё, что к ней причитается. Медленно, со вкусом. Плавали, знаем. Месть — это твой конёк. У меня ещё твои прошлые... упражнения на спине зудят. Ну, давай, предложи мне что-нибудь! Как только ты вернёшься в Центр, за моё здоровье никто ломаного евроцента не даст. Пошёл бы ты на три весёлых буквы, босс.

Он с некоторым удивлением поднял бровь, с усилием задавив всё ту же полуулыбку, которая так и лезла на губы.

— Пей.

Стил без кривляний припал губами к краю чашки, или что там Дитрих поднёс к губам, и начал быстро глотать воду. Нет, всё же удовлетворение простейших желаний приносит ни с чем не сравнимое удовольствие. Ощущение, как прохладная вода прокатывается по пересохшему горлу, Стил воспринимал с подчёркнутым наслаждением. Напившись, он с признательностью выдохнул:

— Спасибо, — перевёл дыхание. — Дитрих, ты меня удивляешь. Когда ты договаривался со мной на тему моего сотрудничества в отбивании Наиля Наиса у Дэва Бладера… — Стил неожиданно для самого себя почувствовал лёгко дрогнувшее нечто под кожей только из-за того, что проговорил имя Дэва, поэтому сбился и сделал паузу. — Так вот… Когда ты договаривался со мной, то видел, что я звонил… кому следует, чтобы обеспечить тебе алиби. Ты ведь не думаешь, что неофициальные связи со скрывающимися мутантами не нуждаются в поддержке, а прилагаются сами по себе. Разумеется, мне нужно было время от времени навещать тех, кто гораздо полезнее живым и на воле, чем мёртвым или в ошейнике. У тебя мания величия, я не знал, что ты там, и был раздосадован твоим наличием. что до мести — не буду лгать, да, действительно. Когда я тебя там засёк, я сначала решил, что мне мерещится, слишком много я о тебе думал последнее время. Потом решил проверить, и если действительно ты — воспользоваться подсунутым шансом. По собственному усмотрению. Кстати, если я НЕ вернусь в Центр, за твоё здоровье, свободу и жизнь дадут куда меньше ломанного евроцента. Боюсь, что даже сраного сомалийского шиллинга будет многовато. Предлагаю тебе подумать, с какого это хера я так уверен. И да — а что тебя так удивляет? Представь, что я то же самое сделал с твоей белокурой зверюшкой. Неужели ты сказал бы «Ну, окей, бывает»? Нет, Дитрих. Ты мне заплатишь за всё, так или иначе, и поверь, я даже посмертно с тебя долг стребую. А сейчас — не усугубляй своё положение и освободи мне руки. От чая я тоже не откажусь. Предлагаю тебе начать торговаться и включить мозги.

Боялся ли Стил? Возможно. Но его страхи, воспитанные и выпестованные, не имели ничего общего с банальным инстинктом самосохранения. Хотя и этот был не чужд. Просто у Стила ещё остались козыри, и он намеревался их использовать. Что бы там не думали некоторые альтернативно одарённые особи, а жить хотелось. И желательно не покалеченным.

0

17

Зверь давно и с интересом сканировал эмоции Стила, не желая пропустить ключевой момент, когда в обидчике заговорит страх. Дит понимал: страх придёт не сразу. Иногда ужас — такая многогранная эмоция, которой необходимо зародиться, вызреть и только потом разлить под кожей сладковатый яд. Цветок первобытной жути — самая изысканная форма страха. Вырастает она только из безысходности. Судя по всему, змей думал, что его спасут. Достанут отсюда раньше, чем Дитрих распустит его на тонкие ленты и наплетёт из них хороших годных ремней.
Когда Стил назвал имя доктора Бладера, Дит с потаённым неудовольствием различил... ну очень странное чувство в адрес Черноглазой науки. Что это было?
— Так вот... Когда ты договаривался со мной, то видел, что я звонил... кому следует, чтобы обеспечить тебе алиби. Ты ведь не думаешь, что неофициальные связи со скрывающимися мутантами не нуждаются в поддержке, а прилагаются сами по себе. Разумеется, мне нужно было время от времени навещать тех, кто гораздо полезнее живым и на воле, чем мёртвым или в ошейнике.
Сказать, что Дитрих удивился — не сказать ничего. Он и думать не мог, что Стил поддерживает контакты с мутантами на свободе. Это не просто не входило ни в какие рамки, куда там! Это не влезало туда с чудовищным скрежетом! Что скажет Йоханссон, если узнает о стиловых подвигах? Или... Или он знает? Мысль об этом опрокинула Зверю бадью холодной воды за шиворот. Он вздрогнул и облизнул губы. Дело могло принять скверный оборот: вывернуться кверху брюхом и, можно сказать, вывернуть наизнанку его самого. Если Локи в курсе, единственным дураком в этой истории остаётся Дитрих Шиллер и только.
— У тебя мания величия, я не знал, что ты там, и был раздосадован твоим наличием. что до мести — не буду лгать, да, действительно. Когда я тебя там засёк...
— Интересно, что меня выдало? То, что выдаёт снайперов со времён появления оптического прицела. Блик оптики, видимо. Если бы я работал в паре с наводчиком, этого можно было избежать. Да вот только кто мне откроет лицензию на отстрел рептилоидов, если я должен их ловить. Ловить, блядь! Ловить бродячий чемодан зубов в крокодиловой коже, которую время от времени не берут мелкокалиберные пули.
—... я сначала решил, что мне мерещится, слишком много я о тебе думал последнее время. Потом решил проверить, и если действительно ты — воспользоваться подсунутым шансом. По собственному усмотрению.
— Ты очень самонадеян, босс.
— Кстати, если я НЕ вернусь в Центр, за твоё здоровье, свободу и жизнь дадут куда меньше ломанного евроцента. Боюсь, что даже сраного сомалийского шиллинга будет многовато. Предлагаю тебе подумать, с какого это хера я так уверен.
— Угрозы, угрозы... — Дитрих прекратил рассматривать Стила ледяными, как жидкий азот, глазищами, в которых только слепой не углядел бы холодный расчёт. Слепой и Стил.
— И да — а что тебя так удивляет? Представь, что я то же самое сделал с твоей белокурой зверюшкой. Неужели ты сказал бы "Ну, окей, бывает"?
— А ты бы смог? Вот так, ни с хуёв, м? Он, вроде, тебе доверяет. Блондин, блондинка, что поделать. А ты бы смог проделать это из соображений мести, Стил? С перспективным целителем, которого ты планировал задействовать в штате? Не думаю. Силёнок не хватит. Не физических, нет. Душевных. У тебя всё в порядке с головой, ты, можно сказать, удручающе нормален. Так что платить мне нечем, понимаешь?
— Нет, Дитрих. Ты мне заплатишь за всё, так или иначе, и поверь, я даже посмертно с тебя долг стребую. А сейчас — не усугубляй своё положение и освободи мне руки. От чая я тоже не откажусь. Предлагаю тебе начать торговаться и включить мозги.
Дитрих тихо страшно рассмеялся. Оставил в покое банку, подошёл к Стилу и молча взял его за горло. Медленно стиснул ладонь, перекрывая змею доступ кислорода.
— Ты идиот, Стил. Подумай о том, какие условия ты мне ставишь! Ты обещаешь мне кары небесные за своего некроманта в сахаре. Примерно тот же расклад мне светит, если я тебя прикопаю где-нибудь в лесу. Ты хоть понимаешь, о чём говоришь? Загнанное в угол зверьё бывает очень, очень опасным. Какой смысл мне тебя отпускать в целости, сохранности и не по частям, если это не принесёт мне ничего, кроме новых мучений?
С удовольствием понаблюдав, как Стил задыхается, Зверь с силой огладил горло врага напоследок и расцепил хватку. Отошёл от змея, выкрутил конфорку на плитке. Молча налил себе бурды, цветом отдалённо напоминающей чай и сточные воды Рейна.
— Я не знаю, почему ты уверен в справедливом возмездии, которое — несомненно! — рухнет на мою грешную голову после твоей смерти. Два момента, Стил, два! Первый — это то, что ты умрёшь раньше, чем насладишься триумфом. Второй... Это будет очень медленная смерть, обещаю. Так что предложи мне что-то более ценное, чем наступление скорейшего пиздеца. Проблем у меня и так по самую глотку, без твоей помощи.
Зверь хлебнул бурды, подсыпал в бокал ещё сахара и равнодушно уточнил:
— Ну что, хочешь пить, Стил? Кстати, что у тебя с Бладером? Можешь не брехать, что ничего, если, конечно, не умеешь обманывать эмпатов. Он в курсе, что именно с твоего пособничества ценный кадр покинул лаборатории? Может, мне ему сказать? Кроме того, наша припадочная наука вложит тебя без малейших угрызений совести, если узнает про твои "неофициальные контакты". Дэв фанатик. Таких людей я сам немного боюсь.
Выдвинул ящик со столовыми приборами, Дит начал перебирать ножи один за другим, выбирая поострее. Он не собирался пачкать собственный нож кровью Стила, потому что после этого от оружия пришлось бы избавиться. Потягивая горячую бурду, Зверь размышлял о том, что если залить труп кислотой и растворить, превентивная мера убережёт его от крайне неприятной необходимости где-нибудь закапывать обезображенное тело. Нету тела — нету дела, таков принцип работы копов. Держиморды редко ему изменяют.
— До тебя некроманта поимел некто Аресто Норд Сопор. Потом это сделал я. Тебе досталось порченое яблоко, босс. Буквально обкусанное со всех сторон! Ты неудачник, Стил. Просто неудачник. Единственное, что ты умеешь, это волшебно делать минет. Я тебе ещё кое-что скажу, босс... В том, что произошло с некромантом, виноват только ты. Изучая его черты, я видел только твоё лицо. Тебя представлял, когда убивал его. Подумай об этом, пока есть время. Его не так много тебе осталось. Requiem aeternam dona eis, Domine, et lux perpetua luceat eis.*

*(лат.) "Вечный покой даруй им, Господи, и да сияет им свет вечный". Дитрих цитирует первую строку католической молитвы об усопших.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2014-12-02 15:28:45)

+1

18

— Ты очень самонадеян, босс.

Стил только кивнул. Действительно, не без того. Он на самом деле был самонадеянным, и знал за собой этот недостаток. Более того — прилагал все усилия, чтобы эта самонадеянность не была безосновательной.

— А ты бы смог? Вот так, ни с хуёв, м? Он, вроде, тебе доверяет. Блондин, блондинка, что поделать. А ты бы смог проделать это из соображений мести, Стил? С перспективным целителем, которого ты планировал задействовать в штате? Не думаю. Силёнок не хватит. Не физических, нет. Душевных. У тебя всё в порядке с головой, ты, можно сказать, удручающе нормален. Так что платить мне нечем, понимаешь?

— У меня не настолько бедная фантазия, — Стил поморщился. — Грубая физическая сила — не мой стиль.

Кажется, он всё же довёл Дитриха до следующего задвига, и успел только вдохнуть, прежде чем доступ к воздуху оказался перекрыт. Удушение — очень тонкая материя, Стил даже в чём-то любил это ощущение, но сейчас ему было больно. Дитрих слишком грубо схватил за едва подживший шов на шее, а инстинктивная попытка высвободится только причинила больше боли. Зато Стил получил неожиданный бонус, будто Дитрих подкрутил какие-то тонкие настройки в организме — зрение стало на порядок лучше, и теперь змей слишком явно видел его лицо.

Но любое наслаждение асфиксией очень недолго может длиться, Стил задыхался, а когда Дитрих разжал наконец пальцы, чуть не раскашлялся. А тот как нарочно снова надавил на шов. Но он не знал, не мог видеть — Стил и без того любил носить вместо рубашек джемпера и водолазки с высоким горлом, а теперь ворот надёжно скрывал повязку.

Ты идиот, Стил. Подумай о том, какие условия ты мне ставишь! Ты обещаешь мне кары небесные за своего некроманта в сахаре. Примерно тот же расклад мне светит, если я тебя прикопаю где-нибудь в лесу. Ты хоть понимаешь, о чём говоришь? Загнанное в угол зверьё бывает очень, очень опасным. Какой смысл мне тебя отпускать в целости, сохранности и не по частям, если это не принесёт мне ничего, кроме новых мучений?

Я-то понимаю, — сдавленно выговорил Стил, едва отдышавшись. — И ты ещё не в углу. Сейчас загоню.

— Я не знаю, почему ты уверен в справедливом возмездии, которое — несомненно! — рухнет на мою грешную голову после твоей смерти.

Значит, он не догадался. Ну что же… Ему и не положено было.

— Так что предложи мне что-то более ценное, чем наступление скорейшего пиздеца. Проблем у меня и так по самую глотку, без твоей помощи.

— Ты останешься жив, на твоей шее не появится ошейник и ты сохранишь место службы. Подходит такой расклад? Остальное ты переживёшь, — Стил элегантно пожал плечами. — Могу предложить ещё и денег, если это тебя утешит. Нет, этот напиток оставь себе, пахнет ужасно.

— Кстати, что у тебя с Бладером? Можешь не брехать, что ничего, если, конечно, не умеешь обманывать эмпатов.

А вот это было подло. Стил легко удержал безмятежное выражение лица, но ничего не смог поделать с томным ощущением сладкой беспомощности, которое пережил с Дэвом.

— Моя личная жизнь тебя не касается, — сухо отрезал Стил.

— Он в курсе, что именно с твоего пособничества ценный кадр покинул лаборатории? Может, мне ему сказать? Кроме того, наша припадочная наука вложит тебя без малейших угрызений совести, если узнает про твои "неофициальные контакты". Дэв фанатик. Таких людей я сам немного боюсь.

А это было ещё подлее. Стил отвернулся, всё же не удержав лицо. Он не мог не думать о том, что будет, если Дэв узнает. И дело было даже не в том, что Бладер его «вложит». Стил бы удивился, если бы Дэв оставил это секретом или промолчал ради него, но это бы его… порадовало? Пожалуй, неверный термин. Змей растерянно провёл кончиком языка по губам и даже на время отключился от текущей ситуации.

Свои неофициальные контакты я смогу объяснить, и не только Дэву, — сердце тихо стукнуло и замерло. Стил понял, что боится этого. Боится, что Дэв узнает, но вовсе не о неофициальных контактах, а о его афёре с Наилем и о чёрной воле.

До тебя некроманта поимел некто Аресто Норд Сопор. Потом это сделал я. Тебе досталось порченое яблоко, босс. Буквально обкусанное со всех сторон! Ты неудачник, Стил. Просто неудачник.

— Ты располагаешь неполной информацией, — досадливо поморщился Стил, — но меряться с тобой длиной пениса я не собираюсь.

— Я тебе ещё кое-что скажу, босс... В том, что произошло с некромантом, виноват только ты. Изучая его черты, я видел только твоё лицо. Тебя представлял, когда убивал его. Подумай об этом, пока есть время. Его не так много тебе осталось. Requiem aeternam dona eis, Domine, et lux perpetua luceat eis.

— Ты слишком далеко зашёл, Дитрих, — тон Стила оказался ледяным. — И перестань сбивать меня с мысли. Я предлагаю тебе сделку, Дитрих. Ты оставляешь свои фантазии о моей скорой кончине, снимаешь с меня наручники и ошейник, возвращаешь мне свободу и навсегда забываешь о Доминике. И Дэв никогда не узнает ни о моей способности, ни о нашей авантюре. Тогда я обещаю тебе, что ты останешься жив и не в ошейнике, а это немало. Кроме того, я выплачу твои долги. Пусть это будет моим подарком, я могу себе это позволить. И за тобой не будет охотиться Служба Поиска и Служба Безопасности. Ставкой в сделке будет аудиофайл с записью нашего небольшого заговора против Дэва Бладера. Разумеется, немного подкорректированный. Он станет прекрасным поводом закопать тебя глубоко и надолго, если ты закопаешь меня. Если я не вернусь в Центр, а останусь гнить где-то в лесу, файл получит не только Ларс. Файл получит и Георг Файз. Раз уж я к тому времени буду трупом, на собственную репутацию мне будет плевать с горы высокой, но и твоя жизнь станет недолгой и неприятной. Кроме того, тебя очень не любят те самые неофициальные контакты, поэтому помощи у них ты не дождёшься. Думай, Дитрих.

Стил резко встал, постоял, унимая головокружение и пошёл к окну. Нужно же понять, где он находится, чёрт возьми.

+2

19

— Ты располагаешь неполной информацией, но меряться с тобой длиной пениса я не собираюсь.
"Что, кто-то ещё ему присунул? Когда успели? А-а-а, Ференс ещё. Интересно, что ты сделал Ференсу, твоему подчинённому, ублюдок".
Дитрих с азартом перебирал ножи, когда нашёл в самой глубине ящика устрашающее нечто. Топорик для мяса, покрытый зазубринами и ржавчиной, внушал священный трепет... перед риском инфицирования столбняком. Дит благоговейно потрогал затупленную кромку ногтем, топорик вытащил и положил его в раковину, от Стила подальше. Несмотря на то, что руки экс-босса сковывали всё те же наручники, которые Дитрих не планировал снимать, Зверь свято верил в то, что змей способен на любую глупость.
—... перестань сбивать меня с мысли.
"Значит, проняло", — самодовольно подытожил Дит.
— Я предлагаю тебе сделку, Дитрих. Ты оставляешь свои фантазии о моей скорой кончине, снимаешь с меня наручники и ошейник, возвращаешь мне свободу и навсегда забываешь о Доминике.
— Честно? — обернулся Зверь. — Я забыл о нём, как только вышел из подвала. Ничего особенного в нём нет, кроме длинных волос и некоторого эмоционального сходства с тобой. Да, представь себе.
— И Дэв никогда не узнает ни о моей способности, ни о нашей авантюре. Тогда я обещаю тебе, что ты останешься жив и не в ошейнике, а это немало.
— Значит, он всё-таки важен для тебя. Что между вами произошло?
— Кроме того, я выплачу твои долги. Пусть это будет моим подарком, я могу себе это позволить.
— Какой именно мой долг ты выплатишь? Мой кредит банку или мои долги самому себе? — иронично переспросил Зверь, крутанув в руке наиболее острый из обнаруженных у Ференса ножей. Для себя Дит решил, что оставит владельцу территории компенсацию за тушёнку и потери в столовых приборах. Доза GHB, оставшаяся с момента соблазнения Эйдена, будет очень кстати. — Что-нибудь ещё поставишь на кон?
— И за тобой не будет охотиться Служба Поиска и Служба Безопасности. Ставкой в сделке будет аудиофайл с записью нашего небольшого заговора против Дэва Бладера. Разумеется, немного подкорректированный. Он станет прекрасным поводом закопать тебя глубоко и надолго, если ты закопаешь меня. Если я не вернусь в Центр, а останусь гнить где-то в лесу, файл получит не только Ларс. Файл получит и Георг Файз.
— Каким образом? — Зверь коротко хохотнул. Это ублюдочное подобие добропорядочного гражданина по имени Ларс Андерс Йоханссон, по его мнению, обладало феноменальной способностью распознавать подделки. Дитрих верил, что Ларс знает, почему погибла Диана, принцесса Уэльская, и как попала в накопитель на крыше печально знаменитого отеля "Сэсил" канадская туристка Элиза Лэм. Больше опасений Дитрих испытывал только в адрес Георга Файза, который заправлял в Центре всем. К несчастью, его имя тоже прозвучало.
— Раз уж я к тому времени буду трупом, на собственную репутацию мне будет плевать с горы высокой, но и твоя жизнь станет недолгой и неприятной. Кроме того, тебя очень не любят те самые неофициальные контакты, поэтому помощи у них ты не дождёшься. Думай, Дитрих.
— Охуел что ли? — вконец развеселился Зверь. В этом веселье проглядывало много подавленной нервозности. Он сбрасывал тревогу в ноль, пользуясь только эмпатией. Подобные фокусы редко проходят бесследно для психики. — Я не собираюсь больше подставлять ни спину под нож, ни задницу под член, ни репутацию под сомнение. Ты всё портишь мне, Стил, из пустых соображений мифической честности. Ты купил некроманта? Нет! Я имел право пользовать его так, как мне заблагорассудится. Своим росчерком ножа на моей коже ты освободил меня от обещаний, следовательно, разрешил всё. Что такого ценного в этой патлатой дохлости, что ты готов меня прикончить из-за него, м? Ференс-то жив-здоров гуляет! Я знаю, что ты в курсе групповухи в подвале.
Стил подошёл к окну. Жаль только, что висящие на нём жалюзи существенно ограничивали обзор. Можно сказать, сводили в ноль все попытки посмотреть вниз, вперёд, куда угодно. Дитрих шагнул следом, поймал змея за скованные руки и резко подал вверх, вынудив Стила опуститься чуть ли не лицом на грязный пол. Выворачивание рук всегда даёт простой и прекрасный результат, который продемонстрировал вот совсем недавно Эйден. Зверь хладнокровно наступил на встрёпанные длинные пряди, красиво ниспадающие на пол, чтобы отбить у собеседника всякую охоту дёргаться.
— Послушай, босс, а что мешает мне сейчас отметелить тебя до полусмерти и силой заставить отвалить от меня? Ведь это ты явился ко мне, чтобы навалять мне. И это ты поплатился за свою тупость. Я без крайней нужды гранатами не бросаюсь, они подотчётные, если помнишь. Я вполне справедливо заключил тебя в наручники, потому что ты напал на сотрудника службы поиска при исполнении. Это ты чокнулся с точки зрения безопасников. Не я! Некромант мне нахуй не сдался, долги я выплачу сам. Всё, что мне надо, это чтобы ты отцепился от меня и Наиля. Не люблю боль, ни свою, ни его, когда не сам причиняю. Свои домыслы о том, что я переживу, что нет, засунь себе... Запись... Запись ты удалишь. Ты меня понял? Ты удалишь запись, и Дэв ничего не узнает о нашей с тобой афере. Разойдёмся полюбовно, Стил. В конце концов, некромант не сдох, его подлатали вдоль и поперёк, ещё танцевать будет — засмотришься.
На этой обнадёживающей ноте Зверь убрал ногу и Стила вздёрнул на ноги. Развернул к себе лицом и спросил очень спокойно, открыто, без подтекста:
— Неужели тебе настолько плевать на свою жизнь? Другой такой не будет. Ты хорошо понимаешь, что будешь умирать долго и мучительно? Это равнозначная цена мести?
От Дитриха не укрылась реакция змея на хватку за шею. Для этого ему требовалось не быть эмпатом и не быть аглиокинетиком. Зверь успешно сочетал целых две способности, что объясняло его сверхчувствительность к колебаниям настроения и самочувствия окружающих. В нём, должно быть, погиб величайший медик современности: сердцем Дита владели Любовь и Война, обе в извращённой, уродливой форме. Дитрих оттянул ворот джемпера, который Стил нацепил, несмотря на жарищу, и с изумлением обнаружил едва подживший шов. Ранка сочилась сукровицей, видимо, Зверь потревожил её в жёсткой хватке за горло.
— Откуда у тебя это? Раны ножом оставляют другие следы.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2014-12-02 21:11:25)

+1

20

Дитриха пробило на редкостное красноречие, а значит зацепило. Такая многословность была ему не свойственна, и Стил мысленно это отметил.

— Я забыл о нём, как только вышел из подвала. Ничего особенного в нём нет, кроме длинных волос и некоторого эмоционального сходства с тобой.

— Тебе следовало забыть о нём ДО того, как ты вошёл с ним в подвал в компании Ференса. И я не приглашал тебя выяснять, что в нём такого особенного.

Стил начал терять терпение. Что же, это было извинительно в его ситуации. Он без пяти минут покойник, можно не миндальничать.

— Ты всё портишь мне, Стил, из пустых соображений мифической честности. Ты купил некроманта? Нет! Я имел право пользовать его так, как мне заблагорассудится. Своим росчерком ножа на моей коже ты освободил меня от обещаний, следовательно, разрешил всё. Что такого ценного в этой патлатой дохлости, что ты готов меня прикончить из-за него, м? Ференс-то жив-здоров гуляет! Я знаю, что ты в курсе групповухи в подвале.

— Ты не имел на это права даже если рассматривать только нашу договорённость, Дитрих. Это я ещё не упомянул правила внутреннего распорядка Центра, согласно которому тебя ожидает волчий билет и запрет на визиты в бордель. Мы заключили договор. Я свои обязательства выполнил в полной мере? В полной. Ты свои не просто нарушил — ты начал искать способы не выплачивать долг сразу, как только он на тебе повис, я с тебя и половины не взял. А потом сознательно нарушил договор. Мне наплевать на твои «следовательно» и бредовые умозаключения. Если ты нарушил договор в одностороннем порядке, то я вообще мог считать себя свободным от любых обязательств, и отыграть обратно, а возможности для этого у меня есть. Как бы ты ни пыжился и не желал обратного? Честность? Тебе не мешало бы поучиться этой честности!

Заканчивал этот монолог Стил уже на коленях, практически лицом в пол. Эта униженная поза не только не привела к смирению, но взвинтила его до крайности. И главным образом вовсе не из-за неприятной близости пола, далёкого от чистоты, а из-за наглости, с которой Шиллер наступил на его волосы.

Дальше Дитрих понёс такой вздор, что Стил коротко рассмеялся. Смех вышел злым и непримиримым.

— Даже поверхностное служебное расследование моментально докажет, что я на тебя не нападал. Я сразу назвал себя и предостерёг от стрельбы. Ты выстрелил первым, Дитрих. Зная, в кого стреляешь. Мои мотивы? Ты думаешь, что тебе поверят? А я, будучи трупом, не опровергну. Что до моих намерений, их к делу не пришьёшь, намерения недоказуемы. Даже если при расследовании задействуют мутантов, а насколько я знаю дотошность наших специалистов, их задействуют, и прибегнут к общению с мёртвыми, в моих действиях не найдут криминала, а в твоих — с лихвой. А тебе бы побеспокоиться о том, что скажут те же подопытные при изучении твоей персоны в рамках расследования. Эмпат и аглиокинетик не в ошейнике. Обычное изучение видеозаписи докажет, что имел дело аглиокинез, и это ещё до приглашения сканера, который подтвердит, что по тебе рыдает ошейник. А Пхен Ким Сай с удовольствием и полным правом взломает твою голову и вытащит наружу все твои мысли, и вот это к делу пришивается просто превосходно!

Стил с трудом удержался от стона, когда снова оказался на ногах. Это было ещё тяжеловато, такая «гимнастика» вела голову кругом и вызывала мучительный звон в голове. Мешала откровенная злость, от которой темнело в глазах.

Запись... Запись ты удалишь. Ты меня понял? Ты удалишь запись, и Дэв ничего не узнает о нашей с тобой афере. Разойдёмся полюбовно, Стил. В конце концов, некромант не сдох, его подлатали вдоль и поперёк, ещё танцевать будет — засмотришься.

— Наглец, — сквозь зубы процедил Стил. — И тупица. Я здесь, а запись там, где ты её не достанешь. Как я её удалю? Это не полюбовно, ты предлагаешь мне пойти на попятную и молча проглотить оскорбление.

— Неужели тебе настолько плевать на свою жизнь? Другой такой не будет. Ты хорошо понимаешь, что будешь умирать долго и мучительно? Это равнозначная цена мести?

— А тебе? Ты готов закончить свои дни на лабораторном столе? Не исключено, что исследовать тебя будет именно Дэв Бладер, который с удовольствием заберёт обратно Наиля в качестве нагрузки к твоей персоне. Ты готов умирать в ошейнике? А я тебе гарантирую долгую и мучительную смерть, Дитрих. Это равнозначная цена твоему удовольствию прикончить меня? Из трусости, Дитрих, — Стил вложил в улыбку столько презрения, что хватило бы утопить пару не самых слабых подопытных и любого рандомного поисковика средней паршивости. — Я тебе предложил хорошее соглашение — тебе останется жизнь, свобода и твоё нынешнее положение. Ты предлагаешь неравноценный обмен. Спустить тебе с рук твоё демонстративное наплевательство? У меня есть свои соображения, по которым я не могу себе позволить не отплатить тебе равноценно. Сделать то, что я сочту равноценным! Оставь свою драгоценную задницу себе, в ней нет ничего такого, что я не мог бы найти у кого-то другого! И раз ты решил, что ты вправе мстить мне, то схуяли я буду таким благородным и благочестивым? Нет! Или иди до конца и будь Зверюгой Страшной, или ты просто шакал. Падальщик. Потому что только падальщик может жаловаться на то, что ему не перепало небольших преференций, которые положены моим людям! Людям, которые подчинены мне! — Стил в яростном запале вообще забыл, что это он сейчас скован и в ошейнике, и зло подался навстречу Дитриху, с откровенной ненавистью высказывая ему в лицо на повышенных тонах всё, что думал по этому поводу. — Ференс мой, до мозга костей! Он принадлежит мне и не предаст меня, потому что знает, что я за него горло перегрызу кому угодно, а потом скажу, что так и было! Я вытащил его из такой бездны, в которую тебе по малолетству заглядывать рановато! А если мои люди сдуру делают ошибку, то я наказываю, я же и прощаю! Но я наказываю быстро, а прощаю бесповоротно, и Ференс об этом знает! Ни попрёков, ни потыканий! А ты разнылся, что тебе не полагается такое спускание с рук, как Ференсу?! Да кто ты мне такой?? Он — мой человек! А ты быть моим отказался, но не просто оказался, а с вывертом, намеренно и с удовольствием нагадив под дверь! Только мои люди имеют право делать мне гадости, это включено в их картину мира! Ты мне никто! Ты сам… отказался…

Такой вспышки у Стила не было давно, и такого он себе не позволял уже много лет. Отключение чёрной воли сняло и те ограничения, которые Стил накладывал на себя, разладило прекрасно отработанный механизм. То, что началось как презрительный и холодный монолог, ближе к середине уже набрало накал, к концу речи Стил уже кипел и буквально выкрикивал в породистую морду Шиллера злобные слова, но при этом удивительным образом не срывался на истерику. Он чётко проговаривал все фразы, не мялся, подбирая слова, и только на последней фразе почувствовал блаженное опустошение и слабость. Если бы Дитрих не держал (наверное опасался, что внезапно разъярившийся Стил его укусит), то мог бы просто сползти на пол. Вместо этого Змей только тяжело переводил дыхание, поймав что-то типа слабого экстаза. Такое извращённое наслаждение испытывают люди, которые долго сдерживались и наконец дали себе волю. А какая разница без пяти минут трупу, что там случится в трепетной душе палача?

— Откуда у тебя это? Раны ножом оставляют другие следы.

— Это? — голос оказался слабым и осипшим, и Стил неуверенно кашлянул, не размыкая губ. — Какая тебе разница, Дит. Хотя, если хочешь, можешь посмотреть фото в телефоне, такой красивой раны ты не видел. Даже я не видел, а я повидал многое. Это от…

Он поймал себя на том, что рассказывает чувственно, как делился бы эротическим переживанием. Да так и было. Выплеск эмоций, чрезмерных для него, оказался оглушающим, как огромная порция алкоголя, и Стил просто утратил бдительность.

— Это от скальпеля, — медленно проговорил он, пытаясь вернуться в нормальное состояние. — Отпусти. Да… фото ты вряд ли увидишь, ты же разбил телефон.

Стил отшатнулся, сделал шаг назад. У него было лицо человека, неожиданно очнувшегося от припадка, какой-то амок случился, не иначе.

+1

21

—... А Пхен Ким Сай с удовольствием и полным правом взломает твою голову и вытащит наружу все твои мысли, и вот это к делу пришивается просто превосходно!
— Ну, пусть попробует, — мысленно хмыкнул Дитрих. Сильной чертой Дита в маскировке способностей оставалось умение не думать о них. Эмпатия действовала так, как работают глаза, уши и другие органы чувств, Зверь не прилагал усилий, чтобы подключить её к анализу окружающей действительности. Аглиокинезом он владел в той мере, чтобы задействовать его без мучительной концентрации на своих внутренних резервах, перебрасывая одно к другому и наоборот. Кроме того, Дитрих слишком часто делал то, что вызывало в Сае тошноту — думал о сексе. Причём обдумывал развратные сцены настолько графично и сладострастно, что коллега очень быстро стал избегать близкого контакта с мысленным блядством Зверя. Достаточно было вообразить, как он рыча пялит на столе того же Наиля, как Сай бледнел, зеленел, синел и кипел от с трудом подавленной злости. Отвращение Дит воспринимал очень хорошо, и это чувство в отношении секса веселило Зверя сверх меры. Так что, случилось это самое расследование, Дитрих бы потрепыхался ещё. Тем более, Стил вряд ли предоставил бы какие-нибудь внятные доказательство, что нападение было. А не то, что это пригрезилось ему во сне.
— Ты готов закончить свои дни на лабораторном столе? Не исключено, что исследовать тебя будет именно Дэв Бладер, который с удовольствием заберёт обратно Наиля в качестве нагрузки к твоей персоне.
Оказаться на лабораторном столе Дитрих не хотел. Тем более, в лаборатории под руководством доктора Бладера, который неоднократно выказывал желание работать с данными Зверя. Дит благодарил Господа, что Дэв не знает масштаба бедствия — глубины и степени развития паранормальных талантов Дитриха. Право слово, Зверь не горел желанием сотрудничать и был искренне не готов провести остаток своих дней в лабораториях. Но боялся ли? Нет, скорее всего. Просто Дитрих хорошо знал, что в ошейнике долго не проживёт. Как и говорил доктору Бладеру, он быстро найдёт способ убить себя, прихватив на тот свет пару-тройку научных фанатиков. У Зверя имелось больше шансов убить себя, чем у рядового подопытного. Слишком много дружеских связей он поддерживал в рядах силовиков. Кто-то из них вполне мог пустить ему пулю в лоб или "недоглядеть" за табельным оружием.
— Ты готов умирать в ошейнике?
— Нет, — твёрдо отмёл перспективу Дит.
— А я тебе гарантирую долгую и мучительную смерть, Дитрих. Это равнозначная цена твоему удовольствию прикончить меня? Из трусости, Дитрих.
Презрительную улыбку с губ Стила хотелось стереть коротким сильным ударом. Зверь едва-едва удержал себя от расправы над скованным врагом. Это далось ему титаническим усилием воли.
— Я тебе предложил хорошее соглашение — тебе останется жизнь, свобода и твоё нынешнее положение.
— Это жалкое соглашение! Я не хочу ещё раз оказаться под кнутом, ножом или ещё чем-нибудь, Стил. В другой раз на моей шее, определённо, будет ошейник. Так что оставь меня в покое, больше никаких постельных радостей ты от меня не дождёшься.
— Ты предлагаешь неравноценный обмен. Спустить тебе с рук твоё демонстративное наплевательство? У меня есть свои соображения, по которым я не могу себе позволить не отплатить тебе равноценно. Сделать то, что я сочту равноценным!
— И что же? — тихо поинтересовался Дитрих, но услышан не был. Змея несло по волнам бесконечной злобы, которую он слишком долго копил в себе.
— Оставь свою драгоценную задницу себе, в ней нет ничего такого, что я не мог бы найти у кого-то другого! И раз ты решил, что ты вправе мстить мне, то схуяли я буду таким благородным и благочестивым? Нет! Или иди до конца и будь Зверюгой Страшной, или ты просто шакал. Падальщик. Потому что только падальщик может жаловаться на то, что ему не перепало небольших преференций, которые положены моим людям! Людям, которые подчинены мне!
"Шакал", "падальщик". Так его никто пока не называл, равно как никто не пробовал выяснить, что за хищник — персона, известная в узких кругах как Зверь. Носитель прозвища сам затруднялся с идентификацией.
Дальше последовала короткая, но яростная, прочувствованная до последнего слова пламенная речь в адрес профессиональной солидарности. Дитрих набрал в лёгкие воздуха, чтобы поинтересоваться, чем отделался Ференс за то непотребство, которое учинил над Домиником. Но Стил так рассвирепел, что подостывший после стычки Дит не успел вставить ни единого словечка.
— Он — мой человек! А ты быть моим отказался, но не просто оказался, а с вывертом, намеренно и с удовольствием нагадив под дверь! Только мои люди имеют право делать мне гадости, это включено в их картину мира! Ты мне никто! Ты сам... отказался...
Успокаивать взбесившегося змея пришлось с короткого замаха и — в челюсть. Зубы Стила красиво клацнули друг о друга, Дитрих ухмыльнулся. Тряхнул собеседника, приводя его в чувства.
— Я тебе никто, это верно. Просто забудь о той мысли, что я могу быть твоим. Не могу. Я сам по себе. Советую тебе это запомнить.
Ответ Стила касательно возникновения странной раны Зверь выслушал с интересом. Он и подумать не мог, что его афера с Наилем принесёт такие плоды бонусом. Как применить это знание, Дитрих пока не придумал, хотя одну нить нащупать успел: Стил испытывал страх перед угрозой раскрытия его дел... любовнику? Под каким другим соусом подать это неожиданное блюдо с десертом в виде "красивых" ран! Красивые раны! С ума сойти.
Зверь расцепил хватку и просто отступил, озадаченный услышанным и неожиданной вспышкой гнева со стороны змея. Шаблон трещал по швам: Стил и не думал его бояться. Наступал в ответ, угрожал всё новыми бедами, и не сказать чтобы его слова выглядели горячечным бредом полутрупа.
Дитрих побултыхал бурую жижу в бокале, сделал ещё одну эффектную попытку выпить, но гадость оказалось настолько гадостью, что помутнение рассудка нашло на самого Дита. Он вскинулся, метнулся к раковине и выплеснул в неё грязеобразную бурду.
— Вернёмся к равноценному. То есть, к тому, что ты сделаешь со мной, как только окажешься вне этих стен, наручников и блокатора, Стил. Если ты думаешь, что это так приятно, когда со спины спускают ровные красивые ленты кожи, я могу тебе это организовать, и посмотрим, как ты запоёшь. Почему я должен отпустить тебя, если могу просто грохнуть и прикопать тело? Поскольку сейчас сила на моей стороне, я предложил тебе достойную сделку. Твоё "благодушие и благочестие" в обмен на твою жизнь. Всего-то! Но ты не согласился, босс. Я тоже сделал свой выбор. Так что ты умрёшь.
Зверь подошёл к Стилу, бестрепетно запустил пальцы в волосы и потянул на себя. Намотал пряди на кулак, заставив змея сильно вскинуть голову.
— Но перед этим я сделаю то, о чём думаю с момента твоих упражнений с кнутом в подвале. Я тебя выебу, просто и без прикрас. Умрёшь с грустным пониманием того, что это я тебя отодрал без смазки. Не наоборот! Должна же быть справедливость в этом мире, Стил. Хоть какая-нибудь, если должность руководителя службы поиска тоже уплыла у меня из-под носа. Но там хоть потерять не жалко, Аргетис ласковый, отзывчивый... Если ты не будешь лежать, как бревно, я убью тебя быстро. Заодно и потрахаешься по-человечески перед смертью, — Дит коротко хохотнул, выпуская волосы. — Я тебя даже в душ отпущу, только не жди, что будешь там в гордом уединении.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2014-12-09 17:15:49)

0

22

Удар по лицу несколько отрезвил, но удовольствия не убавил. Стил вообще чертовски давно ни на кого не орал, не позволял себе таких выплесков эмоций. Он думал, что Дитрих тогда, в комнате, довёл его? Это казалось. Довёл он его сейчас. Довёл до ручки. Это непередаваемо, когда наконец позволяешь себе то, что не мог.

— Я тебе никто, это верно. Просто забудь о той мысли, что я могу быть твоим. Не могу. Я сам по себе. Советую тебе это запомнить.

Уже не актуально, — Стил озадачено потрогал кончиком языка губу, которая кровила от удара. Наверное, поранился о кромку зубов. — А раз ты мне никто, то и поблажек тебе не полагается, хватит ныть.

Бриз проследил за тем, как Дитрих выливает в раковину содержимое своей чашки и неспешно пожал плечами:

— Слава богу. Меня подташнивало от мысли, что ты собираешься ЭТО пить.

Что же, Дитрих либо не понял, либо пропустил мимо ушей всё, что Стил говорил. А может его оглушило, чёрт поймёт этого Шиллера. А ещё Стил никак не мог перестать кривить губы в высокомерной презрительной усмешке. В этом было что-то нервное, всё же в то, что у Шиллера хватит безголовости его тут прикопать, Змей вполне верил.

— Если ты думаешь, что это так приятно, когда со спины спускают ровные красивые ленты кожи, я могу тебе это организовать, и посмотрим, как ты запоёшь.

— Что? — Стил растерянно подумал, что наверное пропустил половину фразы, сбился с мысли и задержал дыхание. — Со спины, да? Я…

Когда с живого тела неспешно срезают ровные ленты кожи. Приятно ли это? Стил невольно покусал губы, пытаясь выровнять неожиданно сбившееся дыхание. Он мог бы многое рассказать о потрясающих ощущениях, когда с тела срезают кожу, но подозревал, что не знает и половины. Да, со спины Дэв ничего не срезал. Зато он делал много других вещей, странных и очень, очень будоражащих. От одного воспоминания голова шла кругом, что-то сжималось в груди. Как он тогда испугался, действительно испугался, и Дэв это почувствовал, сразу предложил отменить близкое знакомство с ножом.

— Но ты не согласился, босс. Я тоже сделал свой выбор. Так что ты умрёшь.

Стил пропустил момент и рефлекторно запрокинул голову. Из-за жёсткой хватки за волосы воспоминания получили ещё один бонус и Бриз с трудом попытался взять себя в руки.

— Значит ты тоже умрёшь, только и всего, — он всё же вспыхнул негодованием в ответ на описание перспектив. — Ты всё же идиот, Дит. Если пошевелишь мозгами, то поймёшь, возможно, постфактум. Что, Дитрих? Что ты хотел от меня услышать?! Что я согласен всё забыть и покорно проглотить это? И ты поверил бы? Мне? Я даже если захочу, я не смогу это просто спустить тебе с рук, а унижаться глупой и трусливой ложью эмпату я не собираюсь. Поэтому выбор у тебя и впрямь незавидный — ты либо убиваешь меня  и едешь умирать на лабораторный стол, либо отпускаешь меня и живёшь дальше, зная, что я буду искать возможность отомстить. Я бы выбрал второе, люблю шахматы. Что до душа — пожалуй, я был бы благодарен. Приговорённому полагается последнее желание. Рану на плече чем-то перетяни, она меня злит. Что до «потрахаться по-человечески»…

Стил внимательно изучил лицо Шиллера, пытаясь понять, в чём будет заключаться это действо. А впрочем, он сам облегчил ему размышления.

— Так по-человечески или выебешь без прикрас? Это две огромные разницы. Потому что изображать из себя страстную одалиску в ответ на примитивные возвратно-поступательные движения — прости, я себя не на помойке нашёл,
— Стил неприязненно повёл плечами, показывая, что это «прости» ничего общего с извинениями не имеет. — А душ я всё же предпочитаю принимать в одиночестве.

С момента, когда он последний раз обнажённым показывался Дитриху, Стил обзавёлся пирсингом с лёгкой руки Дэва. Действительно с лёгкой руки — проколы почти не болели. Бриз потом провёл некоторое время перед зеркалом, с болезненным любопытством изучая своё тело. Эти три кольца его изменили. Он поймал себя на чём-то очень похожем на самолюбование нарцисса. Ему нравилось смотреть на эти кольца и трогать их. Показывать свои украшения Дитриху не хотелось — глумливые комментарии были просто обеспечены, а Змей не был готов их слушать.

— Если тебя беспокоит только неприкосновенность собственного тела, то я могу пообещать, что если ты меня отпустишь, то я не буду пытаться снимать с тебя кожу ножом или кнутом. Устраивает такой расклад? Разумеется, я дам тебе послушать запись. Если желаешь. Там в конце очень интересные комментарии по поводу твоих способностей и предположения по поводу твоих служебных злоупотреблений. В частности — преднамеренные убийства потенциальных подопытных, саботаж и так далее.

Стил насмешливо облизал губы и рассмеялся. Смех оборвал так же резко, как и начал.

— Не подумай, что я не боюсь смерти. Я же не идиот… Просто я не собираюсь умирать, Дитрих. И не советую тебе меня убивать. 

Он отвернулся  спокойно пошёл искать ванную комнату. Это было несколько затруднительно — Стила ещё покачивало, скованные руки мешали. Но он из упрямства держал спину прямой. Чёрт возьми, ему умирать через несколько минут, можно позволить себе роскошь быть гордым.

+1

23

Рана на плече его "злила", ха! Дитрих перевёл взгляд на эту самую рану, ему самому кажущуюся мелкой царапиной. Потом посмотрел в глаза Стила, маслено чёрные в установившемся освещении. Бросил короткий взгляд на губы. Он никогда не замечал, какие у этого человека красивые, пропорциональные губы. Особенно это странно для азиата. Дит почему-то думал, что этой расе свойственны тонкие губы. Зверь неосознанно высунул кончик языка, потрогал уголок своих губ. Он несколько растерялся от вспышки бешенства со стороны змея, потому что ожидал совсем другое. Но самообладание быстро вернулось к Диту. Обрабатывать рану по требованию он и не подумал. Какой смысл для почти мертвеца? То-то некромант ликовать будет! Если, конечно, ошейник снимут. Интересно, что он сделает с этим телом и не чужда ли ему некрофилия.
— Так по-человечески или выебешь без прикрас? Это две огромные разницы. Потому что изображать из себя страстную одалиску в ответ на примитивные возвратно-поступательные движения — прости, я себя не на помойке нашёл.
— Сколько спеси!
— А душ я всё же предпочитаю принимать в одиночестве.
— Тебя я ещё не спрашивал, — огрызнулся Дитрих. Положил в рот кусок мяса из банки и принялся его жевать. Пока со Стилом игрались в войнушку — Зверь не успел пожрать.
— Если тебя беспокоит только неприкосновенность собственного тела, то я могу пообещать, что если ты меня отпустишь, то я не буду пытаться снимать с тебя кожу ножом или кнутом. Устраивает такой расклад? Разумеется, я дам тебе послушать запись. Если желаешь. Там в конце очень интересные комментарии по поводу твоих способностей и предположения по поводу твоих служебных злоупотреблений. В частности — преднамеренные убийства потенциальных подопытных, саботаж и так далее.
— Ерунда, — не слишком испугался Дит. Здесь, на отдалении от Центра, ему было удивительно спокойно. Зверь почти завидовал Ференсу, в собственности которого числилось уединённое домовладение. Должно быть, надо было покупать не мелкого. Дом выглядел куда более заманчивым вложением капиталов. Тем более чем самоубийственная страсть в адрес Наиля, заставляющая Дитриха творить безумные вещи, медленно, но верно сходила на нет. Зверь ловил себя на том, что жалеет мелкого, избегает причинять ему слишком сильную боль, по-своему оберегает от посягательств. Того же Бладера, например.
— Не подумай, что я не боюсь смерти. Я же не идиот... Просто я не собираюсь умирать, Дитрих. И не советую тебе меня убивать.
— Меня веселит твоя уверенность, — честно признался Дитрих, отправляя банку в мусорное ведро. — Но ты зря мне не веришь. Хотя твоё предложение оставить в покое мою шкуру довольно заманчивое, ты слишком опасен, Стил.
Змей развернулся и пополз из кухни. Дит расхохотался ему в спину, которую экс-босс держал так прямо, словно ему в глотку загнали дрын. Метнулся следом и поймал Стила за шиворот, как нашкодившего щенка.
— Ты будешь делать то, что я говорю, скользкая мразь. Ты долго диктовал мне свои условия. Довольно! Это я тут решаю, как тебя трахать — нежно, душевно или как шлюху. На твоё счастье, я бываю очень благодарным. Временами. На твоё горе, я помню всё. Ещё инициал со шкуры не сошёл! Хочешь такой же? Будет.
Подтолкнув змея в сторону ванной, Дитрих открыл дверь и втащил в помещение Стила. Попутно он умудрился щёлкнуть включателем. Но раздеть змея, когда у того были скованы руки, было непростой задачей. Срезать с него шмотьё — как-то глупо: ну вот что он сделает? Без своей-то чёрной воли? Дитрих сформировал в себе блестящие навыки рукопашного боя. Кроме того, был чисто физически сильнее. Но прежде чем отомкнуть наручники, Дит бестрепетно вытащил из карманов экс-босса нож и ключи. Да-а-а, он помнил, что оставил эту шелуху Стилу, и сейчас это могло сыграть со Зверем дурную шутку. Богатства змея перекочевали в карманы Дитриха. Сняв со змея наручники, Дит бросил:
— Поживее, босс.
Не дожидаясь реакции, Зверь поймал Стила за руку, ловко развернул, чтобы следом вытряхнуть собеседника из джемпера.
— Эт-то ещё что? — офонарел Дитрих, уставившись на стиловы побрякушки. — Блядь, ты ёбнутый. Вы оба ёбнутые. Я нацепил на мелкого серёжку, потому что он подневольный и по определению не может мне сопротивляться. Потому что он охуенно делает минет... Но ты-то! С утра, вроде, свободным числился. Мог бы не цеплять на себя колец. Занавеску будешь вешать? Извраще-е-енец, уважаю. Сколько у тебя этой радости? Металлоискатель пищать будет?
Картина доставляла. Дит воровато мазнул по серёжке в соске пальцами и запоздало сообразил, что Стил позволил Дэву бесконечно много. Это понимание оказалось слишком сильным, почти обидным. Его, Дитриха, змей и поцелуями-то не баловал, не то что...
— Не хватает ещё татухи с именем Дэв где-нибудь на жопе! — фыркнул Дитрих. В самой глубине его глаз бликовало что-то предательское, похожее на больную ревность. — Ну давай, снимай шмотьё. Я хочу посмотреть, что у тебя ещё там есть. В тебе, на тебе. Пояс верности?

0

24

— Сколько спеси!

— Мне по штату положено, — парировал Стил, и бровью не повёл на подколку.

Дитрих огрызался, это было по-своему интересно, а Стил постепенно успокаивался. У дома была в принципе типовая планировка, не так много вокруг зданий, где проектировщик ради одной оригинальности готов установить унитаз в центре гостиной.

Но ты зря мне не веришь. Хотя твоё предложение оставить в покое мою шкуру довольно заманчивое, ты слишком опасен, Стил.

Дитрих ошибался — Стил ему вполне верил. В намерение убить уж точно верил. Но это не мешало ему строить планы на будущее, которого, по мнению Шиллера, у него не было. В ясной голове Змея это укладывалось. Что там с головой у Шиллера — кто знает. Признание, что он опасен, почти польстило. Что же, по крайней мере он это признаёт и не корчит из себя совершенно бесстрашного идиота. Не боятся только клинические психопаты.

Дитрих тут же подтвердил, что он не психопат — кинулся следом и сгрёб за шиворот. Как будто ещё слегка оглушённый пленник со скованными за спиной руками может зайти за угол и раствориться в пространстве.

Очень странно, но в этот короткий миг Стил успел подумать о том, что стоило бы поучиться у рептилий умению быстро сливаться с окружающим пейзажем. Стоит этим заняться. Были бы свободны руки — чиркнул бы в записной книжке.

— Ты будешь делать то, что я говорю, скользкая мразь. Ты долго диктовал мне свои условия. Довольно! Это я тут решаю, как тебя трахать — нежно, душевно или как шлюху. На твоё счастье, я бываю очень благодарным. Временами. На твоё горе, я помню всё.

— Сколько спеси, Дитрих, — ехидно отозвался Стил, процитировав его же высказывание.

Его неиллюзорно бесило собственная беспомощность, и тут хорошую подлянку подбрасывало простое аналитическое мышление. Нет, конечно, можно было вписать с ноги по лицу… или по яйцам. Но, во-первых, Стил трезво оценивать подготовку Дитриха, и прекрасно понимал, что тот настороже, не расслаблен, и если моментом и упивается, то не настолько, чтобы пропустить очевиднейший удар. А во-вторых, это просто привело бы к тому, что Шиллер взбеленился бы, и вот тогда уверенности в собственном выживании у Стиля явно поубавилось бы. Да и шансы… Ну что это даст? Даже морального удовлетворения не получить. А прилагать сверх-усилия ради отсутствующей цели Змей не привык.

Нет, конечно, можно пафосно сказать что-то типа «подороже продать свою жизнь»… Стил бросил на Дитриха короткий острый взгляд, когда освободился от наручников и заодно от содержимого карманов.

— Поживее, босс.

Вместо того, чтобы раздеваться, Стил помассировал запястья. Да и плечи болели, неудобно было со скованными за спиной руками. Дитрих, правда. терпением не отличался, поэтому Стил моментально лишился джемпера и оказался, что называется, топлесс. Реакция последовала моментально, и Змей не ошибся, предполагая, что это будет попытка поглумиться. По какой загадочной причине Шиллер решил, что пирсинг есть символ невольника? Этого Стил не знал, а переубеждать не собирался.

— Избавь меня от подробностей твоей интимной жизни, — Стил поморщился, потянул воздух сквозь зубы, когда почувствовал, что Дитрих всё же дотронулся до серьги. — Что я делаю со своим телом — это только моё дело и моя забота. Если помнишь, ты только что сказал, что ты сам по себе. Так какого ж чёрта?

Стил тряхнул головой, провёл пальцами по волосам, разделяя их на пряди и чётко ощущая на них пыль, какое-то бетонное крошево. Это раздражало, его бесили грязные волосы.

— Не хватает ещё татухи с именем Дэв где-нибудь на жопе!

— Боже мой, какой вздор…

— Ну давай, снимай шмотьё. Я хочу посмотреть, что у тебя ещё там есть. В тебе, на тебе. Пояс верности?

Стил оглядел ванную комнату, примерно прикидывая, что может использовать в качестве оружия. Не то, чтобы совсем пусто, было что взять. Обычная зубная щётка, зажатая в кулаке, это уже неплохо, прекрасно работает в качестве явары. Любой предмет в тряпке, а хоть бутылка шампуня в полотенце – это уже оружие. Дитрих кажется забыл, что имеет дело не с подопытным и не с запуганным Наилем. И не с кабинетной крысой. Но спешка это тоже плохо.

Вместо этого Стил дотронулся до ошейника, осторожно его поправил, чтобы не давил на шов на шее, озадачено потрогал плечо и счёл, что злило его прикосновение мокрой от крови ткани. Неторопливо провёл пальцами по серьге в соске, словно стирая прикосновение Дитриха. Чёрт, это было всё равно приятно.

Мог и не цеплять, но предпочёл оставить, как и это, — Стил косо посмотрел в зеркало на свою шею.

Он разулся, расстегнул брюки, повернулся к Дитриху боком, мельком указав на ещё одно кольцо на боку, чуть ниже рёбер, а третье на бедре и так стало видно, когда Стил разделся. Он по недавно приобретённой привычке коротко прикоснулся к кольцу на  бедре, так же привычно поймал короткое ощущение слабого удовлетворения, и только после этого вскинул голову, глядя на Дитриха с несколько озадаченным вопросом в глазах. Если бы это был не Шиллер, Стил сказал бы, что стоящий напротив мужчина ревнует. Но Дитрих точно не стал бы, да и с чего бы вдруг?

— Ты загораживаешь мне дорогу, — Дитрих стоял между Стилом и душем. — Отойди.

Он снова провёл рукой по привычному пути: отвести от лица прядь волос, пропустив её между пальцами, опуская руку, прикоснуться к серьгам. По очереди, сверху вниз. Наверное, не стоило, но это уже выходило неосознанно. Стоять обнажённым перед одетым Дитрихом — это было что-то новое. Своеобразное ощущение. Стил внимательно окинул взглядом фигуру Дитриха. На предмет оружия, разумеется. При этом прекрасно осознавал, что нагота создаёт обманчивое ощущение уязвимости. Вот и сейчас — стоило об этом подумать, как рефлекторно напряглись и поджались мышцы на животе.

— Всё? Неистовое изумление прошло? — Стил усмехнулся, припомнив «пояс верности». Нет, пожалуй, пояс верности на него пока никто не умудрился надеть. — Пока я моюсь, может объяснишь, с чего вдруг такая бурная реакция... и почему ты решил, что это именно Дэв сделал? И что он, по твоему, вообще сделал?

0

25

— Ты загораживаешь мне дорогу. Отойди.
"Ковровую дорожку тебе не постелить к душу, принцесса Мулан?"
Зверь профессионально цепким взглядом окинул фигуру Стила, вновь и вновь анализируя, не прихватил ли тот что-нибудь, что можно использовать в качестве оружия. Змей, по его мнению, был из той скользкой породы, которая способна материализовать нож из воздуха или носить тюремную заточку в волосах. Благо, пряди сейчас свободно ниспадали по плечам, не мешая их рассматривать, трогать, прощупывать. Некоторое время Дитриха забавляла мысль отсечь всё это смоляное великолепие, но он вскоре пришёл к выводу, что за волосы держать приятнее. Да и вообще, без своих длинных, неудобных в поединке патл, Стил не Стил.
Дит отошёл чуть в сторону, впиваясь плотоядным взглядом в чёртовы кольца.
— Всё? Неистовое изумление прошло? Пока я моюсь, может объяснишь, с чего вдруг такая бурная реакция... и почему ты решил, что это именно Дэв сделал? И что он, по твоему, вообще сделал?
— Не знаю, — помолчав, честно признался Дитрих. — Просто это единственная мысль, которая пришла мне в голову. Это не так? Ответь мне. Если ты лжёшь мне, я почувствую это мгновенно. Как ты сам знаешь, лгать эмпату — та ещё проблема.
Зверь дождался, пока Стил шагнёт в кабинку и придержал створку, которую тот по инерции пытался захлопнуть. Создавать видимость приватной зоны для экс-босса он не хотел, и тому были свои причины. Например, та одноразовая бритва на полке. Наверняка тупая, как и любая одноцентовая дребедень, но при желании оружием может стать всё, что угодно. Сверху полилась вода, скорее всего, не первой теплоты. Дит против такого душа не возражал от слова совсем, потому что сам по себе был по-звериному горячим. Но вот змей с его стремлением льнуть к тёплому и горячему — Дитриху, например! — мог и возмутиться. Однако другого загородный дом мог и не предложить незваным гостям. А почему незваным? Да потому что Ференсу Зверь на этот счёт не сказал ни слова! Он вообще намеревался проучить здесь щенка Блэра, но с тем всё как-то само собой получилось, что потрахались в роскошном номере.
— На счёт траха... — Дитрих коротко хохотнул. — Не переживай, тебе понравится. Правда, я наставлю тебе резаных ран, как ты это проделал со мной, но судя по следам на твоём теле, это совершенно не пугает тебя. Похвальная смелость. Или пустоголовость, не знаю. Давай живее, если хочешь, чтобы я тоже побывал в душе. Мне-то похуй, чистюля, это тебе трахаться с грязным мужиком!
На последнем слове Зверь подло заржал. Более привычный к городским реалиям и непритязательный к собственному внешнему виду, он почти не испытывал дискомфорта, связанного с пропылёнными волосами, кожей, вещами.
— Снимай свои железки, босс. Меня они не возбуждают, — обронил Дитрих. Это было похоже одновременно на просьбу, приказ и ещё что-то. То что Стил не вытащил колец, после того как они с Бладером — ведь с Бладером же! — наигрались, неожиданно рассердило его. Зверь слишком привык думать, что Стил испытывает к нему, Дитриху, привязанность, и вот теперь вдруг оказалось, что Дэв обставил его по всем фронтам. Да как лихо! Мог ли Дит вообще представить, что змей позволит любовнику пускать себе кровь и навешивать на себя всякую хероту!
Зверь достал викторинокс, поддел короткое, но удивительно острое лезвие, которое он лично перетачивал не раз и не два. Подходило ли оно для того, чтобы вырезать побрякушки? Да, подходило. Правда, Стилу будет кра-а-айне неприятно. Как-никак, это всего лишь складной нож, ни капли не скальпель.

0

26

По крайней мере Дит не стал устраивать дешёвый быдло-аттракцион в стиле «ну я если не пропущу?» — Стил всё ещё продолжал выстраивать мысленный график.

— Не знаю. Просто это единственная мысль, которая пришла мне в голову. Это не так? Ответь мне. Если ты лжёшь мне, я почувствую это мгновенно. Как ты сам знаешь, лгать эмпату — та ещё проблема.

Стил усмехнулся, шагнул в душевую кабинку, в принципе мирно отнёсся к тому, что Шиллер не дал ему закрыться. Вода оказалась, что называется, «комнатной температуры».

— Ты так говоришь, как будто на меня некому польститься. Но — да. Я оставляю на теле следы только от тех, на кого мне не плевать. По крайней мере на некоторое время оставляю. Ты в курсе, что в моей свите есть талантливый целитель, верно? Ну вот. Да, эти кольца мне достались от Дэва. Рана на шее – тоже от него. Остальное тебя не касается.

А глубокая рана на бедре, на которую Дитрих когда-то в постели обратил внимание, досталась от Грехема. И Стил сейчас с трудом унял непрошенный трепет памяти. Ящер бывал опасным при всей его покорности. Даже жаль, что ему нельзя было доверять до конца, но зато после Грехема Стилу долго ничего не хотелось. Змей придирчиво понюхал подвернувшийся шампунь, поморщился, но начал энергично намыливать голову и промывать волосы. Его действительно бесило ощущение бетонной крошки на голове.

— На счёт траха... Не переживай, тебе понравится.

Стил встал под поток воды, с прищуром всматривался в Дитриха, и вдруг понял, что не сможет не сравнивать. Да, наверное, это в чём-то унизительно для Шиллера, но это было неподконтрольно рассудку. Сравнивать — с Дэвом, с Грехемом, с…

«Да, у меня не самая насыщенная интимная жизнь, но и абсолютно пустой её не назовёшь».

— Правда, я наставлю тебе резаных ран, как ты это проделал со мной, но судя по следам на твоём теле, это совершенно не пугает тебя. Похвальная смелость. Или пустоголовость, не знаю.

Бриз повёл плечами, изогнулся, стараясь намылить и спину тоже. Он не думал об абсурде ситуации и мылся скорее для себя, а не для Шиллера. Тем более что, насколько он успел его узнать, Дит был не брезглив в этом отношении. Хотя Стил подозревал, что Дитриха заклинит и перекосит куда сильнее, если он узнает бы о его отношениях с Грехемом. Или увидит. Это действительно было бы забавно, скорее всего Шиллера тошнило бы примерно так же, как Сая тошнило от самого Шиллера.

— У меня есть серьёзные опасения по поводу твоей квалификации в оставлении резаных ран, Дитрих. Уж не обессудь, видел твою работу. Некрасиво.

— Давай живее, если хочешь, чтобы я тоже побывал в душе. Мне-то похуй, чистюля, это тебе трахаться с грязным мужиком! Снимай свои железки, босс. Меня они не возбуждают.

У этого хватило бы дури просто выбрать с мясом или вырезать, появившийся в руке Дитриха нож как-то очень буднично подтверждал это. Стил никогда не цеплялся за материальные свидетельства чего-либо, несмотря на то, что ими приятно было владеть. Поэтому он помедлил, в ответ на движение Дитриха навстречу рефлекторно выставил руку:

— Не надо. Уже снимаю, — Стил осторожно начал снимать кольцо, пробившее сосок, поморщился от неприятных ощущений. Жаль, кольцо было не надеть на палец, но и меньше браслета. Змей бережно снимал пирсинг, но заботился не о кольцах, а о себе.

— Удивительно, ведь я был на тебе буквально помешан, — Стил снял кольцо с бедра, протянул руку и положил все три кольца под зеркало, металл тихо звякнул. — Да ты это и сам знаешь. Такое влечение нездорово. Пообещай ты мне этот трах неделю назад…

Змей отвернулся от Дитриха, предоставив ему пялиться на спину и задницу, промывал волосы, разбирая их пальцами на пряди. Да, всего неделю с небольшим назад змей, пожалуй, был бы счастлив тем незамутнённым счастьем, которое бывает у людей от внезапной «сбычи мечт». Сейчас же этот вожделенный секс преподносился всего лишь как способ унизить и отомстить. Какая жалкая подмена, как это досадно. Стил, только что инертно промывающий волосы, строптиво фыркнул, перекрыл воду и вышел из душевой кабинки, сцапал полотенце и начал сушить волосы. Мотнул головой в сторону душевой:

— Иди, мойся.  Если не боишься, что ударюсь в бега. Только голышом по лесам я не бегал.

0

27

— Удивительно, ведь я был на тебе буквально помешан. Да ты это и сам знаешь. Такое влечение нездорово. Пообещай ты мне этот трах неделю назад...
— Я заметил, — хмыкнул Дитрих. — Если бы я знал, что ты только и мечтаешь о том, чтобы подставить мне задницу, я бы мгновенно выполнил свои... должностные обязанности.
Зверь протянул руку, подобрал с полки одно кольцо. С интересом покрутил в пальцах и попробовал его сломать. Не получилось, видимо, Дит имел дело с медицинской сталью. Или слишком маленькая площадь. Ломать монеты всегда труднее, чем подковы.
Пока суть да дело, Стил повернулся к Дитриху спиной, предоставив тому право спокойно разглядывать свои... тылы. Весьма-таки привлекательные тылы. Грех переводить за просто так такую роскошную задницу, не выебав в неё напоследок. Вряд ли, конечно, змей расщедрится на минет. Это если Зверь найдёт что-нибудь типа распорки. Присунуть обидчику в рот без подстраховки Дитрих не рискнул бы. Так что оставалось пока только пялиться на ягодицы Стила да фантазировать на тему того, что произойдёт следом.
— Иди, мойся.  Если не боишься, что ударюсь в бега. Только голышом по лесам я не бегал.
— Ты можешь всё, что угодно, — отрезал Зверь без тени смеха, тщательно сканируя эмоции собеседника. Именно они могли выдать готовящееся нападение. Момент просто обязывал попробовать двинуть противника по башке чем-нибудь тяжёленьким — вон той миниатюрной канистрочкой одеколона, например — и смыться. Или установить контроль над ситуацией, разумеется.
Чтобы обезопасить себя от покушений, Дитрих отконвоировал пленника в спальню. Молча толкнул в сторону постели, достал наручники и приковал экс-босса к спинке кровати. Ференс, судя по всему, тот ещё затейник, если в спальне такая удобная кровать, просто созданная для затейливого траха.
— Так-то лучше, Стил. Лежи тихо и будь хорошим... исполнителем. Не забывай, мы в гостях! Веди себя хорошо и, может быть, я разыщу что-нибудь типа смазки. Или саму её, кто знает, что тут припасено. Я не любитель шастать по чужим шкафам, но успел нарушить это правило, — Зверь насмешливо потрепал Стила по щеке. — Но ты не обольщайся, что это будет только в кровати. У меня грандиозные планы! Говорят, тут прекрасный подвал. Подвал, босс. Всё повторяется, не так ли?
Дитрих развернулся и вышел. Вода в душевой оказалась чуть тёплой, как он и предполагал. Наверное, мерзлявый змей на кровати совсем окоченеет, ожидая его в обнажённом, да ещё и в мокром виде. Самого Дита температура воды не смутила. Он довольно вертелся под душем, энергично намыливаясь и смывая пену, пока наконец не смыл пылюку с потом. Дёрнув со стены второе полотенце, Зверь промокнул короткие жёсткие волосы. Наскоро прошёл махровой тканью по коже, собирая капли воды, встряхнулся и почувствовал себя живым и оч-чень бодрым. Словно и не было всей этой беготни с перестрелкой. Перед тем как покинуть ванную, Дитрих сгрёб так раздражающие его кольца в ладонь и отправил в мусорную корзину. Там им самое место!
Некоторое время Дитрих потратил на то, чтобы найти лубрикант или что-то подобное. Принципиально не верилось, что у такого кадра как Ференс нет в запасе тонны-другой смазки для качественного траха. Нашёл в ванной, на полочке рядом с дешёвенькой бритвой.
— Заждался? Замёрз? Ничего, сейчас я тебя согрею, — Дит нарисовался в дверном проёме. Из одежды на нём было всё то же полотенце, обёрнутое вокруг бёдер. — Слушай, у меня тут есть доза бутирата. Думаю, я не против заполучить в постель развратную и ненасытную тварь вместо надменной ледышки. Может, ты и отдаваться толком не умеешь, всё время только берёшь. Кто из вас был сверху, Стил? Ты или Бладер? Или менялись местами в процессе?
Дитрих сел на постель рядом, положил на живот Стила тюбик смазки.
— Вот, для тебя старался. Весь дом перерыл, от крыши до самого угольного погреба. Шучу, ничего такого тут нет. Чудеса электрификации! Так что сделалось Ференсу за то, что он выебал некроманта? Я так хочу это услышать! Не одному же мне страдать!
В голосе Дитриха всё уверенней звучала бархатная глубокая хрипотца вожделения. Пока он только рассматривал змея, время от времени касаясь его то здесь, то там. Зверь поймал себя на мысли, что взвинченный соседством с опасным противником, он никогда не успевал толком изучить его тело в мельчайших деталях. Шанс выпал один на миллион и последний. Наигравшись, Дит пристрелит обидчика. Стоило взять максимум от финальной близости. Другой такой не будет. Так что Дитрих не спешил, медленно водя горячими ладонями по телу.
— Разведи ноги, — коротко скомандовал Зверь. Увлажнил пальцы лубрикантом, обвёл сжатый проход и медленно запустил пальцы один за другим. Третий пока входил только на фалангу, но Дит не планировал долго готовить Стила к контакту. В конце концов, перед ним был далеко не девственник. Если вспомнить, что Зверь решил грохнуть любовника следом, лишние телодвижения вообще смотрелись пустой тратой времени.
— Скажи мне, что Бладер натянул тебя с резинкой, босс. У меня нет с собой презервативов, твоя с-с-свита далеко. Подцепить от Бладера через тебя бытовой триппер ой как не хочется. Что? У него нет триппера? Не верю. Блудник от науки собирался трахать моего Наиля в лабораториях, теперь вот обещает, что не станет. Оч-чень надеюсь на это, потому что в противном случае... Я не знаю, что я с ним сделаю! Ну, довольно научных изысканий. Я тут на днях просил Наиля подвигаться на моём члене самостоятельно... Чёрта с два! Наверное, я плохо уговаривал. Но фантазия осталась, Стил. Жаль только, не могу позволить себе роскоши освободить тебя: ты придушишь меня. Ну, я бы так сделал.
Дитрих встал, отомкнул наручники. Поднял и Стила, но только для того, чтобы сковать наручниками его руки — теперь за спиной, так безопаснее. Уложил змея на бок, сам лёг рядом и потянул вынужденного любовника на себя, медленно насадил на член и почти сразу задвигался, впрочем, довольно плавно. Растягивал удовольствие и — змея под себя.

+1

28

— Если бы я знал, что ты только и мечтаешь о том, чтобы подставить мне задницу, я бы мгновенно выполнил свои... должностные обязанности.

«Эмпат ничего не заметил. Такая идиотская ложь, что даже смешно».

— Ты можешь всё, что угодно.

Стил поднял бровь, бросив на Дитриха недоверчивый взгляд. Однако тот, кажется, не шутил и не ёрничал. Что же, это было верно. даже польстило. За Бризом не заржавело бы непринуждённо прогуляться в костюме Адама до любой местности, лишь бы результат был достойный. А тут результатом маячило ни много, ни мало, а выживание. Что его останавливало от немедленного нападения? Пожалуй, самочувствие и трезвая оценка этого самочувствия. Стил был не в форме, а всё из-за свето-шумовой гранаты. Спасибо, что зрение вернулось, хотя время от времени мелькала мысль, подозрительно похожая на «глаза б мои не глядели». Вообще не стоит такими фразами швыряться, даже мысленно. Чревато.

Оказавшись прикованным к кровати, в гордом одиночестве, Змей тут же развил бурную деятельность. Насколько это было вообще возможно. Он обшарил всё окружающее пространство, куда только мог дотянуться, проверил даже в постели — иногда люди очень странные создания, а сидеть и ворон считать в счастливом неведении с набором отмычек под подушкой, это было бы лоховство высшей марки. Однако то ли владелец дома был редкостным аскетом, то ли Стилу просто катастрофически не везло, но ничего даже приблизительно полезного поблизости не оказалось. Так что достойная ролика на ютубе эквилибристика не принесла никаких плодов. Крайне раздосадованный Стил лёг на место и со злостью рванул на себя наручники. Он уже изучил спинку кровати на предмет хлипкости. Непруха продолжалась. Змей нервно хохотнул — впору было рассылать мысленные обещания всех благ земных за своё спасение. Мало ли, вдруг где-то мимо будет пробегать сильный телепат? Как показывал опыт Стила, это было не так уж и невероятно.

К возвращению Дитриха Стил уже успокоился, успел расслабиться и даже отдохнуть. Он лежал и спокойно приводил в порядок растрёпанные нервы, уговаривая себя не горячиться и не спешить. Хватит, уже пошёл на поводу у минутного порыва,  в результате оказался здесь. В какой именно момент всё пошло не так? Видимо в тот, когда он вообще пошёл на сделку с таким ненадёжным партнёром.

— Заждался? Замёрз? Ничего, сейчас я тебя согрею.

— Замёрз, — согласился Стил, не погрешив против истины.

— Слушай, у меня тут есть доза бутирата. Думаю, я не против заполучить в постель развратную и ненасытную тварь вместо надменной ледышки. Может, ты и отдаваться толком не умеешь, всё время только берёшь.

— Хорошая мысль, — Стил усмехнулся. — Можешь принять дозу сам. Мне лично допинг не требуется, но я был бы не против получить… как ты сказал? Развратную и ненасытную тварь?

— Кто из вас был сверху, Стил? Ты или Бладер? Или менялись местами в процессе?

— Не твоё дело, Дит, — спокойно ответил он. — Я не хочу обсуждать с тобой свою интимную жизнь. Даже несмотря на то, что ты претендуешь на близкие отношения.

— Так что сделалось Ференсу за то, что он выебал некроманта? Я так хочу это услышать! Не одному же мне страдать!

Стил выдохнул, когда на живот упал тюбик лубриканта. Что же, это уже неплохо. Дитрих проявлял вполне понятное любопытство, и Стил не мог на это не реагировать. Ядовито подумал, что примерно этого и хотел, а теперь так удобно получилось — вся ответственность лежит на Шиллере, почему бы не плюнуть на мораль? Тем более что эта самая мораль, как таковая, интересовала его достаточно редко.

— Я его наказал, разумеется, — Стил пристально смотрел в глаза Дитриха, как будто пытался его загипнотизировать. — Я его запер в карцере. Не спеши пренебрежительно фыркать — наркотическая ломка очень действенный карательный инструмент. Я не хотел бы на его место даже сейчас.

Он помедлил, но ноги раздвинул, пытаясь сохранить спокойное выражение лица. Правда, его хватило ненадолго. Стилу действительно не нужен был бутират, пришлось с силой стиснуть зубы и закрыть глаза. Дело было даже не в физических ощущениях, он потом подумает на досуге, что за механизм приводит к возбуждению в таких ситуациях. Дитрих, правда, всё попытался испортить и Стил с хорошо различимым раздражением обрубил этот поток откровений:

— Объясни мне, что в этой постели делают Ференс Мэл, Дэв Бладер и Наиль Наис? тебе что, захотелось пооткровенничать? Обсудить сокровенное? Не дёргайся, мы на равных — я тоже опасаюсь, что ты заразишь меня чем-то вроде СПИДа — лечение слишком дорогое, а с иммунитетом шутки плохи. Что до гипотетического триппера, то переживёшь. Он лечится.

— Жаль только, не могу позволить себе роскоши освободить тебя: ты придушишь меня. Ну, я бы так сделал.

— Правильно, не рискуй, Дитрих, — Стил гневно вырвал из хватки свои руки, пока Шиллер сковывал их наручниками за спиной, потерпел поражение и добавил. — Риск дело благородное, тебе не знакомое. Это не для таких, как ты. И избавь меня от возможного обиженного монолога, я прекрасно понимаю, что это обвинение в адрес поисковика несостоятельно. Однако я имею право на некоторую нервозность, как и на предвзятость по отношению к своему палачу.

На этом, к счастью, Шиллер предпочёл остановиться, и Стил даже с некоторым облегчением принял эту позу — сейчас он не хотел, чтобы Дит смотрел ему в лицо. И медленное довольно плавное начало его удивило, хотя и подняло рейтинг Дитриха ещё на несколько пунктов. Стил не стал дёргаться и выкручиваться, первую пару толчков оставался инертным бревном, привыкая больше к осознанию, чем к ощущениям, а потом медленны и текучим змеиным движением прогнулся в пояснице и приоткрыл рот. Он медленно дышал, чрезвычайно занятый собственными ощущениями, чтобы продолжать высказываться в уничижительном тоне. Ему мешали наручники, и в то же время добавляли некоторой пикантности. Стил прекрасно понимал, что он сумасшедший придурок, но только возбуждённо покусал губы, понимая, что ему пока всё нравится. Он быстро приноровился к ленивым движениям Дитриха и начал двигаться навстречу. Разногласия и попытки убить ещё не повод, чтобы отказывать себе в чувственном удовольствии.

— Неудобно, — Стил слегка повернулся и выгнулся ещё сильнее, судорожно сглотнул.

Так было лучше. Ещё лучше было бы забыть о том, что Шиллер собрался его убить, но этого нельзя было делать. Пока Дит двигался медленно, у Стила ещё оставалась возможность думать об отвлечённом, но мысли уверенно выметались из головы по мере того, как росло возбуждение. Змей даже нашёл себе оправдание — он слишком долго хотел Шиллера, отказывая себе в этом, стараясь заменить чем-то. Не позволяла гордость. А теперь… а теперь было уже наплевать.

0

29

Неудобно ему! Да кто спрашивает-то? Зверь только хмыкнул, наращивая темп. Он оставил Стилу на шее след от болезненного поцелуя-укуса, стиснул его бёдра и принялся бешено работать своими, отнимая у змея всё, что не смог получить ранее самостоятельно. Парадокс всего происходящего заключался в том, что Стил сам хотел отдать, вот только Дитрих в своё время получить не посмел. А теперь развлекался, как мог, потому что всё контролировал сам. Всё, до жадных подчиняющих толчков. Притянул любовника, лишив его последней свободы движений, и продолжил в том же темпе. Ему нравилось. Сейчас было не до мыслей, но если Дит думал, то только о том, почему он не сделал этого раньше. Ведь чувствовал, чувствовал же, что Стил сам вожделеет. Может быть, сильнее, чем сам Зверь!
Стил оказался хорошим партнёром — ведомым, отзывчивым. Несмотря на то, что Дитрих не баловал его лишними ласками, возбуждение росло быстро. В это безумие плавно вплыл и Зверь, окунувшись в него, словно в густой кисель. Поддавшись похоти, Дит не сумел освободиться. Да и не захотел, насаживая экс-босса так, как мечтал проделать последние несколько недель. На глубокое плавное движение вперёд приходилось второе такое же назад. Поза располагала к нежности. Дитрих свёл всё к довольно энергичному сексу, но не поверхностному, как это бывает в динамике. Он просто брал так, как умел.
Зверь приподнял змея за бедро, добившись более глубокого проникновения и снова задвигался, время от времени склоняя голову вниз, чтобы видеть происходящее.
— Надо было... отодрать тебя... ещё до этого, — сбивчиво прошептал Дитрих больше для себя, чем для Стила. Кто же знал, что для секса с бывшим руководителем в актив-роли придётся забросать его гранатами нахуй! Кто-то у надзирательской сволоты ходит в активах, это Зверь понимал. Этот кто-то был не Дитрихом Шиллером.
Под конец Дит отпустил бедро, в результате чего обхват стал плотнее, и на этой сладкой волне улетел, излившись глубоко внутри ненавистного и обожаемого врага. Замер, тяжело дыша в шею Стила. Потом неловко сгрёб влажные волосы, намотал на кулак и потянул на себя. Садистки медленно, но неумолимо, вынудив его сильно запрокинуть голову.
— Мне будет жаль тебя убивать, босс. Трахаешься ты сказочно. Лучше, чем управляешь, — восхищённо признал Зверь.
Вытянувшись на постели во всю длину своего сильного тела, он размеренно дышал, мечтая о сигарете. После такого траха сам Бог велел покурить, хотя Зверь этим себя не баловал. Вредно оно, потом вот за такими Бризами хрен угонишься.
Дитрих провёл ребром ладони по ложбинке между ягодиц змея.
— Знаешь, в карцере закрыть наркушу, привычного к ломке, это хрень. Что готовил мне ты, я просто боюсь спрашивать. Хотя нет, спрошу. Что это было, Стил? Опять спущенная шкура? Иголки под ногти? Изнасилование? Я хочу знать, от чего теперь избавлен, и ради чего я отправлю тебя к праотцам.
Выпрямившись на кровати, Зверь поискал в карманах складной нож Стила. По его расчётам, этот клинок больше соответствовал определению "острый". С лёгким металлическим щелчком лезвие раскрылось, обнажая идеально отточенную кромку. Видимо, змей следил за оружием очень тщательно. Неплохо, если подумать, что он не самый лучший боец. Но отличный политик, чего не отнять, того не отнять.
Дитрих с силой надавил на плечо собеседника рукой.
— Как думаешь, подходит этот нож... — Зверь поднёс клинок к лицу обидчика, — чтобы начертить на твоём плече буковку "Д", как у Наиля? Шучу, или по крайней мере, это произойдёт не сейчас. Я хочу, чтобы ты сел мне на бёдра и поработал сам.

0

30

Стил прекрасно понимал, что происходит. Он вообще не любил смутно понятных ощущение, предпочитал разобраться в подноготной собственных заскоков. Так вот это ощущение он прекрасно знал — по привкусу, по едва уловимому аромату. Но не по вкусу. Он никогда не пробовал это. Отсутствие выбора и свободы воли.

Теперь  не пробовал — насильно начали кормить.
Ему не понравилось.
Ему понравилось.

Это не поддавалось классификации. Стил беззвучно застонал, когда Дитрих его наградил кусачим поцелуем в шею. Это было не так пронизывающе больно, как от клыков, но чувствительно, как обещание. Словом, всё было как надо — для старта. Стилу не на что было жаловаться, он прерывисто судорожно дышал, чтобы выбить из него стоны в голос, нужно было нечто большее, но всё искупала невозможность пошевелиться, скованные за спиной руки. И искренние глубокие толчки, от которых дыхание выбивало. Если можно было применить к этому такой эпитет, как «полновесные», Стил бы это сделал. Если бы мог сейчас думать, а он не мог. Он совершенно бессовестным образом потерялся в похоти и захлебнулся в ней.

— Надо было... отодрать тебя... ещё до этого.

Стил не подтвердил явно, но издал невнятный горловой звук, который можно было расценить только как одобрительное согласие с высказанным. Он был рад тому, что Дитрих сейчас его не видит — этот невыносимый гад лопнул бы от самодовольства. Шиллер даже кончал так, как Стил хотел и мог себе представить – жадно. Чёрт бы его побрал! Он совершенно сказочно дышал в шею, горячо, тяжело, почти с надрывом. Змей даже получил какое-то тянущее предвкушением удовольствие именно от этого, плюс ещё от осознания. И от наглой хватки за волосы, Стила это даже восхитило. Он медленно запрокидывал голову вслед за тем, как Дит тянул его за волосы, оскалился от тянущей боли.

— Мне будет жаль тебя убивать, босс. Трахаешься ты сказочно. Лучше, чем управляешь.

— Если это всё, то я тебя убью. И мне будет тебя не жаль, — голос у Стила оказался задыхающийся, прерывистый. — И откуда тебе знать? Мы ещё не начинали толком.

На этом запал у Стила закончился, он погрузился в краткое сладкое состояние абсолютного расслабленного довольства окружающим миром  собственным положением в этом мире. Ему было тепло, томно, он привалился к Дитриху боком и валялся на животе, совершенно не оскорблённый тем, что получил не полноценный оргазм, а что-то вроде лёгкого аперитива. Он снисходительно и расслабленно отреагировал на грубоватую ласку, усмехнулся в простыню.

— Дитрих, ты не совсем прав. Ты не знаешь Ференса, грани его зависимости и пределы моей фантазии. Я сказал тебе то, что тебе следует знать, остальное — извини, это мои фирменные специи. Что же до твоей судьбы… Я редко составляю подробные планы. Иголки под ногти, старая добрая классика, это годно для другого. Шкура — уже спускал. Насилие — банально, Дитрих. Мои планы относительно тебя ограничивались намерением захватить, остальное я обдумывал бы после захвата. Не исключено, что я просто сломал бы тебе кости, — Стил мечтательно улыбнулся. — Все. Ты знаешь, сколько костей в человеческом организме?

Он действительно мог это сделать, и обдумывал такую возможность. Вряд ли Дитрих мог себе представить метод переламывания костей, но это ему было ни к чему. Зато Стил получил возможность рассмотреть нож, и одобрительно улыбнуться тому, что он здесь и в порядке. Так улыбаются старым знакомым.

Это мой нож. Он подходит для всего, — Стил сделал движение, чтобы пожать плечам, несмотря на то, что Дитрих больно давил на него. — Мне всё равно, что ты будешь вырезать на моём трупе. Ни в чём себе не отказывай. 

Я хочу, чтобы ты сел мне на бёдра и поработал сам.

— Мммм? — Стил лениво повернул голову, рассматривая Дитриха сквозь тонкую прядь волос. — Ты рискнёшь освободить мне руки, Дитрих?

Он потянулся всем телом, с болезненным удовольствием ощущая, как тихо ноют мышцы, как слегка трётся кожа об тело Дитриха.

— Ты когда рылся в моих карманах не нашёл сигареты? У меня оставалось ещё полпачки. Так как? Ты освободишь мне руки, Дитрих?

Стил поднял голову, глядя на Дитриха, повернулся на бок, подтянул колено. Улыбнулся коротко и без ненужного кокетства, но и ответа не стал дожидаться.

— Ты прав. Для этого руки не обязательны. Но тебе придётся мне помочь.

Он быстрым сильным движением поднялся на колени, легко перекинул ногу через бёдра Дитриха. Пришлось тряхнуть головой, чтобы волосы не лезли в лицо. Стил с силой сжал коленями бёдра Дитриха. Он был похож на хорошего коня с дурным характером. Стил любил время от времени выехать верхом и выбирал жеребцов с характером. Впрочем, он быстро перестал демонстрировать возможности натренированных мышц и начал медленно и ритмично покачиваться, притираясь промежностью к члену Шиллера.

Смотрел сверху вниз, рассматривая его, потом запрокинул голову и закрыл глаза. Движения становились резче и откровеннее по мере того, как член Дитриха твердел. Стил приподнялся, снова прижался, наклонился, выпрямился. Он не пытался «танцевать», это было нечто иное, движения гипнотизировали его самого.

— Руки, Дитрих. Ты же сказал «поработай сам», разве нет? — голос Стила понизился до хрипловатого шёпота. — Так что?

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 27.07. 13. Хроники третьей выволочки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC