За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 25.07.13. Переполох в столовой


25.07.13. Переполох в столовой

Сообщений 1 страница 30 из 54

1

Время: 25 июля. Обед

Место:столовая Центра

Участники: Том Вольски, Ниса Орине, Ари Йенссон, Эрвин фон Рейхсфрейгерр-Вартенслебен, представители силовых структур и другие подопытные и сотрудники Центра.

Вводная:
Сколько можно терпеть издевательства над собой?  Неужели следует смириться со всем происходящим? Конечно, нет, - решили некоторые подопытные и решили действовать. Путь на свободу преграждает лишь ошейник.... Но удастся ли им его снять и получить свободу, подарив ее и тем, кто окажется рядом?

0

2

Ричард был в отличном расположении духа. Вообще день, начавшийся еще вчера ночью, обещал быть отличным.
Он поставил свою зарплату на "Дохлую тещу" и эта лошадь  пришла первой, увеличив доход мужчины в 10 раз... Разве не отличное начало?
Да и на работе сегодня все было просто зашибись. Начальства не было видно, подопытные вели себя тихо, ученые не буйствовали, пытаясь доказать всем свою значимость, родственные ведомства не совали нос в его дела. Так что жизнь была прекрасна.. Но еще более она будет прекрасна после обеда..Кстати, обед - это вообще отдельная песня у охраны.
Сумел вовремя попасть в столовую - считай, что тебе повезло. Сумел нормально поесть, не растаскивая сцепившихся подопытных - так ты вообще счастливец.
Вот и сейчас Ричард добрался до пункта общепита вовремя... И даже больше - он пришел сюда за 10 минут до того, как официально начнется обед у его смены.
Так что пока там одни осматривают коридоры и стараются сделать вид бурной деятельности, он взял свою порцию и сел за стол. далеко не забивался. Его вполне устраивало место у окна. Тут и на окружающую обстановку можно смотреть, и за подопытными следить. Среди них между прочим, есть интересные варианты...
Вообще Ричард не был сторонником насилия и считал, что все должно быть по взаимному согласия. Но пока ему согласия никто не давал, он предпочитал следить за всеми со стороны. Хотя связь с подопытными, по его мнению, это самая идеальная связь. Никакой ответственности, никаких трат, а главное все можно делать на рабочем месте...Не отходя, как говориться, от кассы.
Пока же Ричард сидел, мечтательно смотрел в потолок, и ел жаркое, обильно политое соусом.

0

3

Настроение не было радостным. С чего бы ему быть хорошим? Он же в дурацкой тюрьме, вокруг эти люди в униформе, другие несчастные в ошейниках и вообще кругом какой-то бесконечный кошмар. К этому, казалось, невозможно было привыкнуть. Стоп. О чем я думаю. Не нужно привыкать. Это совершенно неестественная для меня среда обитания. Я вообще не должен находиться в подобных местах. Мое место – в родной стране, за работой, с близкими и родными. А не в чертовой Швейцарии среди каких-то психопатов и аморальных выродков. Скверное настроение, впрочем, у Хьюберта, казалось, уже дошло до мозга костей, он уже свыкся с ним. Во всяком случае, поводов гневаться и молчать с унылой физиономией у него было куда больше, чем веселиться. И ему очень хотелось послушать музыку.
Однако, видимо, здесь народ совершенно неоригинальный. Даже в столовой никто не включил телевизор, радио или магнитофон. Ну что за ерунда. Почему так сложно взять, подвесить где-нибудь колонку  у потолка и крутить через нее классику? Принимать пищу и сидеть со стаканчиком кофе станет намного приятнее! Изверги, одним словом.
Мысленные негодования и раздражения пришлось прервать на тот период, когда Хьюберт выбирал себе пищу. Мозг с трудом, но все-таки переключился с подборки негативных выражений в адрес администрации на оценку, что вкусно, а что – не очень. Англичанин начал кое-что понимать о себе в данной ситуации. Несмотря на то, что у него отобрали почти все, он понимал, что ему есть еще что терять. Свою жизнь. И свою человечность. Обе эти вещи ему казались важными. Даже такая жизнь, полная лишений и издевательств была лучше, чем просто небытие. И потому парень был уверен, что надо продолжать верить, а не заниматься какой-нибудь самоубийственной ерундой. С человечностью, правда, все не так однозначно. Мало ли, вдруг его поставят перед выбором – жить животным или умереть человеком. Вот здесь у Хьюберта будет определенная проблема, ибо животным становиться он совершенно не собирался.
Приходится верить, что если в мире есть элемент хаотичности и беспорядка, то требуется прикладывать усилия, чтобы сохранить порядок. А значит надо совершать действия, направленные в сторону порядка, а не в сторону хаоса. Тогда можно будет продолжать существовать, не опасаясь за свою судьбу. К такой глубокой мысли паренек пришел, пока наливал себе кофе. Вместе с подносом еды он проследовал практически до самого выхода, усевшись на столик, самый близкий к дверям. Все равно ассортимент мест был не особо велик и большинство не нравились параноику, сидящему в глубине сознания. Хьюберт неспешно принялся за  еду, часто довольно оглядываясь на других людей в помещении.

0

4

Переступив порог столовой, Рита в очередной раз поймала себя на мысли, что слишком часто бывает здесь - ради чашки кофе или легкого ощущения себя как части системы. В комнате, отведенной ей на время отпуска, она могла расслабиться, почитать, спрятать все чертовы раны, порезы и ушибы, но от себя там скрыться не удавалось. Ей нужно было работать. Дело даже не в скуке, а в негласном признании собственной бесполезности. В самом деле, сколько можно сидеть в изоляции?
Пожалуй, следовало бы подойти к Рейхсфрейгерр-Вартенслебену и попросить официального разрешения выйти в рейд. В самом Центре Рита была чужой и всякий раз терялась, глядя на подопытных. Нет, она не чувствовала себя виноватой в том, что все эти опасные твари здесь под замком - и частично благодаря ей. Просто сейчас она сама отчасти была ограничена в передвижениях, а потому невольно сравнивала себя с этими ублюдками. Что бы ей пришлось делать, если бы и у нее вдруг появились какие-то способности? Маргарита Эдель фон Егерштофф надеялась, что либо подобное было невозможно, либо дед пристрелил бы ее при первом намеке на необычность. А Рита верила, что ее сила помогла бы обществу. Но Рита была ничем, просто маленькой девочкой перед фрау Егерштофф, поэтому оставалось только игнорировать присутствие вокруг монстров и ждать выписки. Ведь каждый сверхъестественный гаденыш здесь - минус один к опасности внешнего мира.
Благо, людей здесь тоже хватает. Большинство подопытных - тоже люди, хотя бы внешне, а ошейник приравнивает их к таким, как Рита.
Она взяла чай - от вида кофе уже мутило - и устроилась за свободным столиком, наслаждаясь тем, что в столовой не так много народу. Не приходится рассредотачивать внимание.

+1

5

Рита Егерштофф
И все-таки мечтать долго не удавалось. Просто по той причине, что сам Ричард не мог долго думать о чем-то одном. Да и специфика охраны в том, что внимание должно быть рассеянным, чтобы успеть уловить опасные действия не менее опасных элементов..И симпатичных барышень.
Вообще в службе охраны с женским полом не было никаких проблем по той простой причине, что представительниц слабого пола в этом подведомстве не было..Да и работали в основном холостяки, либо те, кто уже успел развестись. Ну какая нормальная женщина способна выдержать такой ритм работы "крутых парней".  Так что нет ничего удивительного, что охранники начинали засматриваться на подопытных. И решать данный вопрос надо было на высоком уровне, привлекая в Центр симпатичненьких молодых незамужних барышень... Но, увы и ах, с барышнями в основном везло Службе поиска.
Кстати, вот как раз одна из их представительниц наметилась на горизонте. Говорят, что она здорово пострадала во время одного из последних задержаний, вот и проводит большую часть времени не в городе, а в научном центре. Так что грех не воспользоваться такой ситуацией. К тому же женщина действительно была аппетитной, несмотря на шрам. Хотя по мнению Ричарда, данный "вражеский след" ей очень даже шел. Так что мужчина считал, что прятать его не стоило.. Но женщины.. Ах, женщины... им разве это объяснишь.
Ричард вновь переместил свою посуду на поднос и быстро все это перенес на стол, за которым устроилась Рита.
- Привет! Не помешаю? - с улыбкой сказал, вновь освобождая поднос. Причем с такой скоростью, чтобы у девушки не возникло желания даже отправить его подальше...
Половина стола оказалась заставлена его тарелками. Так что одинокий стаканчик Егерштоф как-то одиноко смотрелся на фоне всего этого разнообразия.
- Нет аппетита? - поинтересовался он, всем своим видом показывая, что просто так от него не избавишься. - Или  эти медики прописали вам чайную диету. надеюсь, вы им сказали, что на одном чае мутантов не наловишься?
Он рассмеялся своей шутке заговорщески перегнулся через стол и прошептал.
- Быть может вам все-таки что-нибудь принести с раздачи. Кусочек тортика... Отметим им  нашу встречу.

0

6

Хьюберт Аддерли

Дел у Бладера значительно прибавилось после того, как он вступил в должность руководителя Отдела Науки. Исследователь ( по крайней мере он все еще считал себя им, несмотря на все иные регалии) буквально зашивался.К тому же создавалось ощущение , что в последние дни где-то прорвало какую-то дыру, вот и хлынули на город подопытные с уникальными способностями. Проблема состояла в том, что некоторые способности были настолько уникальны, что наличие их у подопытных еще надо было доказать и подвести под научную базу. Другая проблема заключалась в нехватке исследователей. Если узких специалистов было предостаточно, то вот тех, кто могу бы направлять работу разных отделов, анализируя результаты и составляя целостную картину, не было.

Да вообще с кадрами везде были проблемы. Даже в службе поиска. Надо же - дожили, затолкали туда тех, кому самое место - среди подопытных. Несмотря на директиву, Дэв не могу свыкнуться с мыслью, что по центру без ошейника разгуливает тот, кто способен не только считать его эмоции, но и навязать свои ему. А уж об этом ублюдке Сае вообще приходилось молчать.Лояльный, блин. Интересно, где была его лояльность, когда он делал Бладеру эту гребаную инъекцию.
Рассуждать на эту тему можно было много. Но вот только повлиять на ситуацию - невозможно. Так что приходилось работать в авральном режиме, выкрадывая у работы пару часов для сна и иногда вспоминая о том, что не мешало бы подкрепиться.

Вот и на этот раз Дэв, вспомнив, что давно не обедал/ужинал/завтракал, направился в столовую, надеясь побыстрее "заправиться" и вновь приняться за разбор дел.
Набрал несколько тарелок и отправился к столам. На этот раз времени было действительно в обрез, так что решил долго не искать места, а приземлился на первом попавшемся. Причем Бладера не смутило то, что за столом уже кто-то сидел. В конце концов парнишка выглядел вполне нелюдимо, так что можно было надеяться, что на этот раз обойдется без всяких там приставаний с требованием проводить несчастного в лабораторию/на полигон для разминки тела/души/способностей.
Хотя то, что паренек постоянно оглядывался, наводило на определенные мысли: либо параноик ( а такими , в принципе, становятся все, до кого так или иначе докапывалась охрана), либо малец что-то замышлял.

Но в связи с тем, что с обеденным набором много не сделаешь (ну если только им можно закидать тех, кто не успел спрятаться между столами),беспокоиться было не о чем. К тому же хоть самой дежурной охраны в столовой не было видно, камеры исправно работали, да и некоторые представители силовых структур, пусть и не при исполнении служебных обязанностей, но все-таки были здесь.
Так что бладер взял в руки пластиковую вилку и нож и приступил к еде, сказав лишь одну фразу своему соседу:
- Приятного аппетита!
Нет, все-таки общение со Стилом не прошло бесследно...

0

7

Хотел того Хьюберт или нет, но он начинал адаптироваться к местным порядкам, приноравливаться к такому образу жизни. Да, гнев жил где-то в глубине души, окрашивая все размышления паренька в мрачные цвета, но в самих мыслях появилась неторопливость, спокойствие. Один вывод медленно вытекал из другого, создавая цепочку. Однако подобная извращенная форма гармонии немного раздражала парня. Ибо он до сих пор осознавал свое бедственное положение и потому ему казалось, что надо бы паниковать, лихорадочно выстраивать какой-то план по освобождению. Но вот уже который день он тут, но все равно ничего толкового не выдумал. Да, есть идея касательно лояльного отношения к организации, но это очень неторопливые планы. Потому что вряд ли ему будут регулярно подкидывать возможности проявить себя с лучшей стороны и организовывать доказательства того, что он не психопат и не импульсивный хулиган, который будет чинить неприятности из-за обиды на данную организацию. Обида, впрочем, никуда не девалась, но при этом Хьюберт ставил рассудок выше эмоций.
Вот и сейчас он разглядывал различных людей, которые приходили в столовую безо всякого негатива, скорее с хладнокровным интересом. Анализировать, какие же взаимоотношения между охранниками, исследователями, людьми из службы поиска и рассуждать про себя, как же можно использовать те или иные аспекты отношений между персоналом, или задействовать при общении. Мало ли, может там окажется, что какой-нибудь отдел считается более уважаемым, чем остальные, и в результате этого стоит заводить знакомство с сотрудниками из этого отдела, чтобы потом этими хорошими отношениями нагло пользоваться при общении с представителями других отделов Центра. Однако пока мало что можно было выявить, к примеру, из того, как один охранник пытается познакомиться с какой-то девушкой.
Впрочем, неожиданно один из людей, получивших свою еду на поднос, пошел прямо к столику Хьюберта. Однако парня это ни капли не смутило. Человек выглядел более или менее нормально, хотя руки этот мужчина явно не берег. Какая разница, садится и садится. Мало ли, может человеку нравится есть не в одиночестве. Потому британец даже не сбился с такта поднимания и опускания вилки от тарелки до рта и обратно. Ел себе спокойно и ел.
-Приятного аппетита, мистер, - ответил Хьюберт. Тон был достаточно вежливым и одновременно весьма прохладным. Он как бы говорил «у меня нет никаких причин к вам хорошо относиться, но это совершенно не значит, что я грубиян и хам». Интересно, тут есть возможность узнать соответствие имен и лиц персонала? А то я к каждому буду обращаться «мистер» и «мисс». Надоест ведь.

0

8

Кайл вертел в руках пластиковую вилку, не торопясь приступать к еде. Окружающие люди его практически не интересовали, он лишь отметил, что в столовой собираются все — и подопытные, и работники. И кормят неплохо. Но вилка. Чертова вилка. Даже с пластиковой вилкой можно наковырять человеку повреждений несовместимых с жизнью. И эта мысль не давала покоя. Даже пожрать нормально не давала.
За несколько дней Кайл привык к ошейнику и почти привык к закрытым помещениям. Его никто не трогал, он никого не трогал. Ну, почти. Вот вынужденное бездействие, пожалуй, было хуже всего. Хуже даже молчащего дара. Отчаянно хотелось сделать... что-нибудь. И гребаная вилка словно провоцировала подтащить кого-нибудь сидящего ближе всего и выткнуть ему глаз. А потом второй. А потом еще что-нибудь.
Кайл осторожно отложил вилку в сторону и взялся за стаканчик с чаем (такой же пластиковый, кстати). В карцер не хотелось. Есть тоже уже не хотелось. Зато хотелось того, за что можно попасть в карцер, если верить лысому. Обычно это его не останавливало, но обычно он и не жил в условиях тотальной слежки, когда все, что ты делаешь, сразу — сразу! — становится известным наблюдателям. Если бы не камеры, Кайл бы в первые же дни, точнее в какую-то из первых ночей, сделал бы что-нибудь с соседом, а потом  сказал бы, что так и было. Впрочем, если так продлится еще несколько дней, он так и сделает и наплевать на карцер.
Рука снова легла на вилку. Можно попытаться ее отсюда вынести — на выходе вроде не обыскивают. А ночью потыкать в соседа. Сосед-инвалид, который не может толком сопротивляться даже раненому — тоже не облегчал существования. Уж лучше б соседом оказался какой-нибудь бугай, нападение на которого себе дороже.  А тут такой соблазн. А Кайл плохо умеет сопротивляться соблазнам. Если это Божье испытание, то это очень жестокое испытание.

+1

9

Рита следила за каждой мелочью, и поначалу удивилась, когда один из сотрудников службы охраны поднялся с места и сгрудил на поднос полные тарелки. Впрочем, когда он со всем этим богатством подошел к ней, удивления и след простыл - не могла же она не заметить, что он наблюдал за ней не менее сосредоточенно, чем она - за всеми остальными.
- Не имею ничего против хорошей компании, - благодушно улыбнулась Рита. Улыбаться она училась заново - от шрама сводило щеку, но в правилах вежливости свои оттенки, и лыбиться от уха до уха ее никто не просил. Так, дежурное действие, показывающее, что ей все равно, сидеть ли в одиночестве или с коллегами. Не с подопытными - и ладно.
А ведь собеседник каждый день их видит. Можно было бы поинтересоваться, как удается мириться со всем этим и насколько эти существа могут быть мирными, но Рита в очередной раз напомнила себе, что не останется здесь надолго. Ловить и отправлять с глаз подальше - одно дело, а следить за ними двадцать четыре часа в сутки, не ставя конкретной цели, а распыляясь сразу на весь список, значащийся в картотеке - совсем другое. В первом случае ты часть системы, во втором - участник и наблюдатель реалити-шоу, продолжающегося непрерывно годами и десятилетиями. Молодые и здоровые парни и девушки - преимущественно, парни - приходят сюда, чтобы трудиться на благо нормального мира, пожертвовав собственными семьями, временем и отношениями. А Рита просто могла бы сказать деду, что помогает ловить преступников - не уточняя ничего и появляясь дома достаточно часто, чтобы не пришлось выдумывать оправдания.
- Нет, какая тут диета, - невольно рассмеялась Рита. - Просто нечем себя занять. От торта, впрочем, не откажусь.
Есть не хотелось, тем более сладкого, но аппетит, как известно, приходит во время еды. Тем более если это повод завести знакомство с человеком, привычным к жизни в Центре.

0

10

Последний день - словно на пороховой бочке. После лаборатории, где им все-таки отключили ошейники, после того, как входе игры Нисе удалось выкачать из капсул все снотворное, она все время ждала, что придет охрана, чтобы заменить ставший непригодным элемент. Даже ночью спать не могла, все ожидала удушающего действия газа, как тогда, в камере. Но ничего такого не было.

Ей с трудом удавалось делать вид, что ничего не произошло, чтобы не оглядываться по сторонам, не бросить пугливый взгляд в сторону камер. Так ведут себя те, кто что-то замышляет. И хотя она как раз была в числе тех, кто что-то замышлял, главное, чтобы никто из сотрудников об этом не знал.

На следующий день они договорились встретиться в спортзале. Вроде бы ничего особенного, если учесть, что Ниса периодически и без того посещала эту комнату.
Обычная тренировка. Только на этот раз тренировалась не одна, а с Ари и Томасом. Втроем это делать оказалось намного интереснее. К тому же и охрана как-то быстро потеряла интерес к потным ребятам, которые бегали на дорожке, пытались нарастить мышечную массу на тренажерах, заходились в громком приступе смеха - спасибо за это Тому, который умел разрядить обстановку.
Они помогали друг другу завязывать на ногах эластичные бинты, чтобы не потянуть мышцы, прикрываясь от камеры и разрывая руками мягкий пластик взятых здесь же пластиковый стаканов, делая из него ленты. Они массажировали друг другу спину и шеи, заталкивая этот злополучный пластик под ошейник.
Они почти что одновременно ушли в душ, к частью, кабинки были раздельными. Хотя, кажется, на этот раз была та ситуацию, когда даже совместное принятие душа Нису не остановило. Чуть намочили волосы, стараясь сделать все, чтобы вода не затекла под ошейник.

А дальше дело оказалось за мелочью... ну да.. за мелочью.. Если пластик обнаружат под ошейников, дадут подзатыльник и отпустит, а вот если обнаружат то, что они собирались свистнуть из этой комнаты, за это одним пинком не отделаешься.

Они, смеясь, перевязали полотенцем шею, якобы спасая плечи от мокрых волос.

А дальше - ловкость рук и никакого мошенничества. Хотя глядя на то, как подобное вытворяет Томас, Ниса как раз о мошенничестве и подумала.
Маленький блины по 0, 5 кг быстро оказались спрятаны в узле связывающегося с шеи полотенца, под футболкой Нисы оказался тонкий гантельный диск, а крепители исчезли где-то в одежде Ари.

Осталось только глубоко выдохнуть, оповестить громко охрану о том, что они закончили и все за собой убрали, и медленным шагом, стараясь не бежать, отправились в столовую.

Время было как раз обеда. Это был тот период, когда одна смена заканчивала работать, а другая - только заступала. В результате внимание охраны ослабевало. Быть может именно это объяснялось такое везение подопытных.

К тому же обед - это возможность встретить в общественном корпусе тех, до кого в другой ситуации не доберешься. А ведь именно у них, если верить сведениям, находятся  дезактиваторы.

Ниса вошла в столовую, тряхнула своими влажными волосами, оглядываясь. Подопытные, исследователи, охрана - все были здесь. А еще здесь был тот, кто мог сделать их всех свободными...По крайней мере ее. Мог, но не сделал...

Девушка на некоторое время отошла от своих попутчиков, но после вернулась с подносом, уставленном несколькими стаканами с водой.
- Ну вы как? - спросила она у ребят, и махнув в сторону стола, где как раз сидели представители силовых структур, причем у одного из него из-под расстегнутого пиджака виднелась кобура с толь желанным оружием.

+2

11

В отличие от Нисы, Том почти не нервничал по мере приближения финального этапа всей этой затеи.
В эти дни он был даже более оживлён и весел, чем обычно; отрывался ли он таким образом напоследок, предчувствуя, что в случае неудачи повеселиться, вероятно, удастся ещё нескоро, или же и впрямь чувствовал некий душевный подъём в связи с предстоящим событием - сказать этого точно не смог бы и он сам.

И тем не менее, даже сейчас, в столовой, когда всё было готово, Том отчего-то очень чётко осознавал: вся их продуманность, вся их подготовка может оказаться совершенно бесполезной - если на их стороне не будет банальной удачи, причём в немалых количествах. Он хорошо понимал, что от простейшей случайности в их плане зависит слишком многое: рассчитывать приходилось исключительно на то, чем они располагали изначально - на собственные силы. Не больше и не меньше - но кто знает, будет ли этого достаточно?
Он понимал: если они попытаются и проиграют - они будут безумцами...

(Осязательную память его подстрекающе пощекотало фантомное ощущение черепицы чьей-то крыши под лапами и не менее фантомное дуновение ветра в лицо. Солёный запах моря, на побережье которого он как-то провёл целый день, ударил в нос. Там, за стенами этой благообразной тюрьмы... там ждала Жизнь.)

...но если не попытаются, то уж всяко будут глупцами. А слава безумца привлекала его куда как больше.
Том поднял взгляд на Нису, уже приметившую цель, и глаза его горели. Он понизил голос максимально, наклонившись к девушке ближе.
- Да. Только, - идея, вертевшаяся у него в голове, спрыгнула наконец на язык, и Кот усмехнулся уголком рта. - Нам нужно шоу, детка. Мы не возьмём их скоростью реакции, я полагаю. Но мы можем... немного их отвлечь. Да. Я попробую.
Он выпил залпом свой стакан воды, стараясь выглядеть непринуждённо и на остальных присутствующих в зале не глазеть.
"Музыка! Блин, отдал бы, кажется, что угодно за то, чтобы у нас была музыка! С музыкой любое представление особенно шикарно! Мы завладели бы их вниманием, как крутые фокусники, мы заставили бы их двигаться так, как нам удобно... но чего нет - того нет! Ну и ладно! Ты же профессионал, Томми. Профессионалы умеют обходиться без необходимой атрибутики, да. Дым и зеркала... мы сделаем их сами."
- Оружиеберунасебя, - выдохнул он скороговоркой, решившись, а Нисе стрельнул глазами в сторону Эрвина. - Пойди и поболтай с ним, кисонька, ладно? И - я надеюсь, если что, ты умеешь ловить всякие букетики на свадьбах. Букетики... и всякие тяжёлые штуки, которые неожиданно прилетают тебе в руки. Я надеюсь также, что Мистер Костюм букеты ловить не умеет.

Не дожидаясь ответа, он вдруг картинно уронил стакан на пол, расплескав остатки воды, обернулся к посетителям столовой, раскинув руки в стороны, и внезапно с совершенно блаженным выражением лица заорал во всю немалую мощь лёгких:
- Братья и сёстры! Граждане!!! Послушайте!!! Это невероятно!!! Я прозрел, Боже! Я прозрел! Я всё понял!
Выглядел он так, словно бы на него в этот момент действительно снизошло Озарение - или, во всяком случае, так, будто его ударили чем-то тяжёлым по голове, и там всё резко помутилось. Он подскочил к ближайшему столику, занятому каким-то незнакомым подопытным, начал душевно его обнимать и орал теперь уже на него, улыбаясь, как полудурок:
- Послушай! Ты, да, ты! Ты разве не понимаешь - мы все здесь одна семья! Ты - как брат мне! Я хочу любить всё человечество! Давай любить вместе! Мы должны пойти и обнять каждого здесь, слышишь! Мы должны подарить людям счастье! Объятия - это то, чего не хватает каждому здесь!
Он подбежал к другому подопытному - этот сидел в одиночестве и пожирал взглядом единственного глаза пластиковую вилку. Схватил его за руку, обнял тоже, невзирая на весь его опасный вид, и ловко отбежал уже дальше, продолжая проповедовать:
- Любовь! Любовь спасёт нас! Я был так жаден, так низок, я ничего не видел, кроме выгоды... Но всё позади! Я клянусь вам, люди! Мутанты! Прочие существа! Можно, я тебя обниму? - кто-то ещё попал под раздачу. - А тебя? Можно? Спасибо! Спасибо вам всем!
В порыве этой любви он по спирали приближался к столику, за которым сидели силовики - очевидно, совершенно не разбирая в наплыве чувств, к кому обращается.
Надежда, что в это представление поверят, впрочем, была довольно слабой.

Нет: надеялся он на другое.
Он надеялся, что его не станут останавливать и решат посмотреть на цирк с его участием до конца. Надеялся, что они подумают: "Да это же Вольски. Он всегда творит что-то подобное. Наверное, он что-то замыслил, потому что он всегда что-то замышляет - но, пожалуй, это связано с деньгами и махинациями. Разве может этот придурок замышлять что-то серьёзное?"

Отредактировано Томас Вольски (2014-10-20 22:26:56)

+3

12

Пожелание приятного аппетита Дэв воспринял с усмешкой. Уж что-то, а аппетит у него всегда был отменный и процесс поедания пищи почти всегда был приятным. Хотя бы по той причине, что был достаточно редким. И на фоне этого порой даже мельтешащиеся по столовой подопытные не мешали. Главное, чтобы опять не лезли со своими просьбами отправить их на полигон, на Майями, на свободу.. В противном случае единственные места, куда мог их отправить Дэв была чертова бабушка, лаборатория и морг. Причем два последних адреса иногда умудрялись находиться рядом.Но это уж в том случае, если подопытные отказывались идти по адресу номер 1.

Пожалуй, столовая - это было единственное место, где режим исследователя Дэв предпочитал отключать. Здесь он был просто человеком, который не вглядывается в лица, пытаясь прочитать скрытые мотивы собравшихся здесь, он не вспоминал имена тех, кто проходил мимо или, по воле случая, оказывался с ним за одним столом. Лишь иногда с коллегами мог обсудить какие-то дело, и то, если на ближайшие пару метров не было лишних ушей. Вот и сейчас перед ним сидел обычный паренек.. Ну, почти обычный.. Даже если Дэв не вспоминал его имя со всеми другими характеристиками,указанными в личной карте, для него этот носитель ошейника был подопытным. Но, в конце концов, вы же не будете обращать внимания на муху, которая сидит с вами на скамейке, или  на пса, примостившегося на краю. ПО крайней мере ровно до тех пор, пока эта живость не затронет вас. Ну а если затронет.. тут уж и вспомнится, как лучше грохнуть муху и как общаться с псами той или иной породы...

Кстати, о псах.. Точнее о их других четвероногих "приятелей". Вспоминать о Томасе не приходилось. Он сам всегда о себе напоминал. Как и сейчас, громкими криками, театральными жестами и абсолютной чушью.
Дэв сквозь челку посмотрел на процесс обнимашек Тома со своим соседом...
Что-то там про любовь? Про объятия?
Как правило, Дэв редко интересовался взаимоотношениями подопытных и силовиков. Лишь готовясь к очередному эксперименту, просматривал отчеты, чтобы понять психологию исследуемого. Но краем уха слышал, как охрана смеялась над мутантом, который прятал деньги, и как тому пришлось оплатить процесс обучения...Что за процесс - было и так понятно. А вот что за подопытный - Дэв даже и спрашивать не стал... С деньгами здесь не каждый день мутанта встретишь.

- Кажется, процесс общения с охраной не прошел для него бесследно, - заключил Бладер без доли иронии, когда Том наконец-то оставил парня в покое и тот смог вновь сесть за свое место за столом.

Но вот когда кот пошел обниматься  с силовиками, Дэв не удержался.. Он искренне верил, что силовики умеют держать свое оружие при себе, так что мысли о том, что подопытный отправился на охоту за огнестрелом, даже не было.... Было другое..
- Я бы на их месте крепче держал кошельки, - легкая улыбка искривила лицо.

0

13

Еда постепенно заканчивалась, ибо в молчании можно было довольно быстро доесть. Рука почти постоянно двигалась, ибо жевал Хьюберт довольно оперативно. Он вообще не привык тратить на смакование пищи большое количество времени. Навык быстро получить свою дозу витаминов, углеводов и прочих полезных элементов появился примерно одновременно с получением работы и там развился до небывалых высот. Так что Хьюберт уже начал спокойно пить кофе и разглядывать окружающих. Можно было осушить стаканчик парой нетерпеливых глотков, после чего покинуть помещение. Но почему-то хотелось посидеть и подумать. Все-таки было что-то такое в этом гаме и шуме общественного помещения, что настраивало на размышления определенного характера. На данный момент Хьюберт задался вопросами психологии людей в центре, в частности человека, сидящего напротив. На какого-то представителя различных силовых структур, в духе надзора, безопасности или поиска этот конкретный мужчина не походил, нет оружия и униформы, да и выправка не та. Для клерка он был слишком неаккуратен, да и клерки обычно руки не травмируют. Оставался медик или ученый вроде как, может еще какой-нибудь технический специалист. Хьюберт решил не мучиться догадками, а просто забить. В любом случае, человек явно знает, что к чему в этом центре – врачи и исследователи наверняка постоянно общались с подопытными. А про любых системщиков есть поговорка, что их легче убить, чем уволить – уж слишком много они всегда знают.
Итого, что мы имеем. Он, то есть они знают о том, что есть некоторые люди с какими-то мутациями и эти люди идут на опыты и там могут умереть. А этот персонал это видит и все равно работает. Ладно, дадим человечеству шанс и откинем вариант, что люди – клинические имбецилы, которые не понимают, что происходит. Хорошо. Значит, осознанно воспринимают, что каких-то людей рядом с ними отправляют на переработку, словно лабораторных крыс. Ладно, не будем обсуждать, что даже вот сейчас сидящий передо мной мужик может оказаться впоследствии мутантом и оказаться на моем месте. Наверно, он об этом мало думает. Неважно, интересно другое. Ведь по сути это чистой воды нацизм. Можно даже пройтись по списку признаков нацизма и убедиться, что он у большинства местных людей. Расизм? присутствует. Милитаризм? Присутствует. Работа во имя единого блага для всех, кого они считают за людей? Тоже есть. Вот только есть одна проблема – нацизм не является естественной формацией для здравомыслящего общества. Как и любая другая форма национализма. Любое критическое восприятие разрушает эту идеологию. Банальный вопрос «чем мы лучше?» ставит под сомнение всю идею расового высокомерия. Каждый из местных заключенных может достичь того же, что и обычный человек и не будет являться при этом выдающимся представителем своего вида. И соответственно все эти люди либо тупое быдло, либо имеют психические отклонения, либо подвержены интенсивной пропаганде. Довольно интересно.
Пока он выстраивал теорию о психике местного персонала, события продолжали раскручиваться. Уже знакомый Хьюберту подопытный начинал творить какую-то ерунду, говоря о любви во всем мире и прочей чепухе, относящейся к любителям покурить коноплю. Вот только британцу было наплевать, паясничает ли Томас или реально уверовал в идеи хиппи. Его не трогали и слава богу. А вот сосед за столиком видимо очень веселился от представления. Впрочем, Аддерли не удержался от комментария, который, на его взгляд, внес бы ясность в ситуацию с кошельками.
-Кража не имеет смысла, если он не собирается покидать пределов центра. При обнаружении пропажи его найдут и отберут украденное. Вряд ли клептомания настолько будет доминировать над здравым смыслом.

0

14

Совсем скоро ему разрешат выезжать в город и жить на своей квартире. Чистой, идеальной чистой и тихой квартире. А не в этом гадюшнике, называемом корпусом подопытных. А пока потребности организма никто не отменял, да и восстанавливаться после травм и операции приходилось - ему просто необходимы силы, чтобы начать полноценно работать наравне с остальными поисковиками.
И только он сел за свой обед - кальцинированный творог, пюре из овощей и мяса, желе из фруктов и чай с лимоном, только начал отстраненно жевать, думая о предстоящей тренировке у Бладера (он видел, что тот находится в столовой, ну и черт с ним, вроде бы все уладили, насколько это возможно), как шум сзади вырвал из спокойного состояния.
Сай даже головы не повернул, лишь раздраженно цыкнул и повел бровью, отпивая чай и слушая бред про любовь. Придурков среди подопытных и сотрудников было навалом, на каждого внимания обращать - времени на работу не хватит. Он уже собирался ставить чашку, как почувствовал движение воздуха, но среагировать не успел - над ухом раздались вопли, а чужие наверняка грязные и потные руки обняли, ввергая в состояние, близкое к ступору. Первоначальному, естественно. Моментально вспыхнувший яростью взгляд подопытный, казалось, не заметил, пошел дальше.
"Жертва аборта недоделанная..." - с холодным гневом подумал Сай, скрипнув зубами и вставая медленно. Не торопясь подошел сзади к мелкому сученышу (ну, как, мелкому... выше Сая точно) и пнул его под коленку, тут же разворачивая за волосы на затылке и впечатывая в свою тарелку с пюре.
- Еще раз так сделаешь - сам окажешься в пюре, мерзость ходячая...
Брезгливо поморщился, отпустил, вытер ладони о салфетку и пошел на выход, мыть руки.
Поел, называется.

0

15

Девушка его не прогнала.. Девушка улыбнулась и даже согласилась на кусочек торта... Так что Ричард не стал ждать долго, рванулся с места, побежал к раздаче и скоро вернулся с новым подносом, где стояли стаканчики с чаем и  тарелочки со сладкими кусочками пирога. Как большинство мужчин, предпочитающими есть в столовой (благо питание бесплатно и является приятным бонусом к этой работе), он не отличал пирог от торта. Для него все, что имеет сверху взбитые сливки и кусочек фрукта или ягоды - было тортом.. Ну а о том, что местный кондитер умело сочетал все эти десерты в одном, его как-то мало интересовало. Главное, чтобы все это было съедобно. Именно такой мысли придерживался охранник.

- Вот, - глубоко выдохнул он, будто за этим кусочком ему пришлось сразиться с целой группой аборигенов.
Некоторое время  мужчина глупо лыбился, стараясь придумать, как бы завести разговор.. нет, все-таки работа в этом месте отбивала все коммуникативные умения.
- Короче, - он почесал затылок, почесал нос.
- Мы это.. как-то уже долго вместе работаем в одном заведении, а так нормально и не познакомились...Поэтому я тут  подумал и решил... может встретимся как-нибудь после смены?
Последнее было произнесено на одном дыхании. Мужчина как-то даже ошалел от собственной наглости: не успели еще попробовать тортик, а он уже и на секс намекает... Не.. конечно, секс - не обязательно. Но это было бы приятно.. да...
Но не менее приятным было то, что девушка его слушала.
Он уже было вновь собрался с силами, чтобы выдавить из себя еще пару фраз, как кто-то наглым образом вмешался в их разговор, проповедуя любовь и семейные ценности.
В принципе, Ричард был не против всего этого. Наоборот, он бы с удовольствием бы сейчас тоже кое кого прижал, потискал, намекая на эти самые близкие отношения.
НО пока мешало слишком большое расстояние между этими двумя людьми. Поэтому Ричард быстро пересел поближе к Рите, якобы наблюдая за действиями Томаса, а заодно и за действиями нового Сотрдуничащего. С Саем у Ричарда были хорошие отношения: они не пересекались, даже фактически не разговаривали, так что.. нормальные такие, здоровые отношения работающих в одной организации людей.
- Это, котяра! - крикнул он Озаренному с просветлевшей под цвет пюре физиономией. - А со мной пообниматься не хочешь?
В принципе, кто подопытного спрашивал о том, что он хочет?
Кошака схватили за волосы, достал из своего кармана платок, махом стер остатки пюре.. ТО ли стер, то ли переместил с лица на волосы и со всего размаху прижали к своей груди носом. Правда, Ричард немного промахнулся и нос мутанта попал как раз где-то в область подмышки со всеми вытекающими оттуда запахами здорового мужского тела.
Продемонстрировав перед девушкой свою подобную лояльность и заботу о братьях наших меньших, мужчина отшвырнул мутанта, вновь усаживаясь с дамой на скамейку, стряхивая с себя частички пюре, и лучезарно улыбаясь, произнес...
- Им иногда так не хватает заботы... Как и нам, впрочем...
Вся его квадратная физиономия так и просила сочувствия у прекрасной дамы...
Правда, маленький колокольчик где-то внутри начинал тревожно стучать... Но Ричард отнес все это к волнениям от общения с девушкой.

0

16

Максимум, что себе позволял Эрвин в столовой, это достать из кармана сложенный вчетверо лист стандартной бумаги А4, чтобы быстро записать пришедшую на ум формулировку, намётку для  работы или просто какую-то мысль. Писал Эрвин быстро, с сокращениями, заметка занимала предельно мало места, зато потом это серьёзно помогало в работе. А вот карманные блокноты не любил.

было что-то низменное и плебейское в том, чтобы так совмещать столовую с работой, но Эрвин шёл на компромисс с самим собой. Возня вокруг его не напрягала, подопытные не раздражали, охранники и прочие сотрудники тем более. Заместитель Файза устроился в стороне от бурлящих своей повседневностью сотрапезников, спокойно ел, иногда отвлекался на заметки, но особо вступать в разговоры не собирался. Попутно Эрвин воспользовался моментом, чтобы просто понаблюдать за контингентом. Он мало общался с Пхен Ким Саем, хотя уже планировал серию тестов, на которые надеялся убедить поисковика. Вряд ли он отказал бы…

Вспышка гнева в исполнении Сая оказалась ожидаемой, Эрвин только бровь приподнял. на вопли неугомонного Вольски по-другому и нельзя было реагировать. Ведь видно невооружённым взглядом, что чудит на ровном месте. Что же, это неплохо, и охране размыться, и надзиратели лишний раз докажут, что не зря получают свою ставку.

Свернутый текст

Пардон за лаконичность.)

0

17

Откуда-то...

Обеденный перерыв — лучшее, что придумало трудовое законодательство! После заработной платы, конечно. Её, родимую, к слову, совсем недавно перечислили на карточку, и половина от заявленной суммы улетела в никуда в тот же день. Две трети этих денег ушло на выплаты по кредитам. Пять новеньких, хорошеньких шелестящих бумажек с портретом Рамю*, выплюнутых банкоматом, Дитрих безропотно вложил в ладонь экс-супруги. Чуть более чем полностью Зверь был уверен, что вся сумма быстро перекочует в кассу ближайшего ювелирного магазина. Дит заправил служебную машину, так как после продажи собственной он постоянно превышал лимит по ГСМ, выделенный руководством Центра. В счета за коммуналку Дитрих не смотрел — так, оплатил не глядя. Так что жрать Зверь пошёл в столовую. Не потому что больно вкусно, потому что бесплатно. И это "бесплатно" грело чёрную зверскую душу сильнее, чем тёплый Наиль под боком. Последний, между прочим, где-то шлялся, и Дит из вредности его не искал. Да и некогда было: только-только с задержания пришёл. Не успел и табельное оружие-то убрать, так как... Да сожрут же всё!
В первую очередь, сметали жаркое. Перспектива меланхолично жевать лист салата вместо полноценного обеда приводила Зверя в священный ужас. Так что Дитрих ввалился в столовую, зализывая на манер хищников сбитые костяшки на ладони, и огляделся.
Нису Орине он заметил сразу, наверное, потому что её милая белокурая головка выделялась светлым пятном в толпе. Зверь подошёл к девушке, беспардонно поймал её за талию и жадно притянул к себе.
— Нисочка... — нараспев протянул Дитрих. Как он не прощупал твёрдый гантельный диск, спрятанный под футболкой блондинки, оставалось загадкой. Должно быть, потрёпанный после задержания и не слишком внимательный к деталям, поисковик слишком алкал женского общества и, что ещё более вероятно, простых человеческих радостей в виде тарелки чего-нибудь пожирабельного. — Привет, крошка! Скучала? У меня прекрасное настроение и несколько свободных часов после обеда.
Слово "пр-рекр-р-расное" Зверь облёк в мягкие глубокие ноты подлинного удовольствия, и звук "р-р-р" в голосе звучал так полновесно, так бархатно, что было совершенно понятно: не врёт, Зверюга страшная.™
Дитрих потискал миленькую блондиночку, выпустил и подошёл к силовиком, сидящим за одним длинным столом. Что Пхен Ким Сая, что Риту Егерштофф, что своего ассистента Тило Эллера заместитель руководителя не удостоил персональным приветствием, просто в силу того что все были чем-то важным заняты. Но что может быть важнее, существенней, приятней, чем горячий обед? Зверь сел, с неудовольствием взял в руку пластиковую вилку и вонзил её прямо в середину сочного бифштекса. Поднял ко рту и... на этой плотоядной ноте коварный кусок мяса подло соскользнул с хлипкого пластика и шлёпнулся обратно в тарелку.
— Блядь, — многозначительно прокомментировал кульбит обеда Дитрих. Стол содрогнулся от хохота. — "Очень" смешно.
К счастью, эстафету позора перехватил Вольски, полезший обниматься — о, ужас! — к Саю. В последнем вспыхнуло концентрированное отвращение, такое прекрасное в своей чистоте, что Зверь "отодвинул" от себя это великолепие, чтобы оно аппетит не портило. Да-а-а, Пхен Ким Сай — далеко не лучший кандидат на проявление любви, которой вдруг ни с того ни с сего воспылал Том. Видимо, доктор Бладер или кто-нибудь там ещё поставил этой бестолковой кошатине целебную клизму доброты под хвост. Но вряд ли. Все знают, что Вольски ворует. Во-ру-ет.
— Я бы на их месте крепче держал кошельки, — только подтвердил его предположение Бладер. Это донеслось с его стороны, но Дитрих разобрал всё от и до.
— Вольс-с-ски... — процедил Зверь. Лыба на его лице носила характер откровенной угрозы, и если бы Том рискнул бы обнять Дита, то словил бы тяжёлый качественный кросс в челюсть. Определённо! — Ты, не иначе, опять решил нас обобрать? Смотри, поймаю — плохо тебе придётся. Я тебе по одному сломаю все пальцы и всё, что найду при тебе лишнего, запихаю тебе в задницу. Ректальная терапия клептомании, так сказать.
Но дрянной кошак и ухом не повёл. Зверь отвернулся и принялся с остервенением пилить детским ножичком кусок мяса, благо, Томом заинтересовалась ларсовская цепная кодла.

*На банкноте номиналом в 200 швейцарских франков изображён портрет Шарля Фердинанда Рамю.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2014-10-23 16:34:59)

+3

18

Когда в твоей голове полная мешанина из планов и желаний, когда ты вся, как натянутая струна, то любой козел, который попробует к этой струне прикоснуться, может получить и в лоб...
По крайней мере Ниса на автомате уже готова была заехать ногой нахалу в одно место, когда вовремя опомнилась. Точнее даже - вовремя услышала этот бархатный голосок. После него нос втянул знакомый аромат, а память услужливо подкинула картины того, что эти оба тела делали в борделе не так давно.
- Господин Шиллер!
Однако чувство самосохранения взяло свое и девушка подставила для обнимания лишь свой бок, прикоснувшись к паху силовика бедром. Так что не было ничего удивительного в том, что Дитрих не почувствовал, как под кофточкой скрывается часть спортивного снаряда.

Возможно, в другой ситуации она бы фыркнула на неприличное предложение Дитриха, но сейчас она могла позволить себе даже согласиться на него. В любом случае Ниса понимала, что ничего этого не будет: либо она окажется на свободе, либо в карцере, либо в морге. Хотя, конечно, ничто не мешает Дитриху найти ее в любом из этих мест и потребовать сатисфакцию.

Она проводила взглядом силовика, уловив краем уха идею Томаса. В принципе, то, что он говорил - дело. И вполне возможно при таком раскладе спортивные снаряды им не понадобятся. Вот только при всей ловкости рук юного мошенника вряд ли он сможет обобрать нескольких силовиков. И хотя один пистолет лучше, чем два, но вот упускать шанс завладеть еще одним оружием не стоило.

- Прикроем друг друга - если что, - сказала она, направляясь в сторону Дитриха со своим подносом.
- Не помешаю? - Ниса извиняющие улыбнулась, посмотрев на других силовиков, которые сидели за столом. Поставила поднос, но садиться не спешила.
Это в кино только героини умудрялись сразу придумать, что сказать своим жертвам, чтобы умело их облапошить. Ниса же не знала, как вообще ко всему этому подойти, а главное, как приблизиться к кобуре и как незаметно вытащить оттуда оружие.
А между тем Томас начинал активную пропаганду. Девушка даже позавидовала его умению импровизировать.

- Он, конечно, дурак, - вот так вот быстро сдала приятеля Орине. - Но его идея мне нравится.
Безумно краснея, неловко перепрыгивая через скамейку, она водрузила свой мягкий зад на мускулистые ноги силовика.
Вот только сев к нему на колени, она вновь смутилась, сложила ручки лодочкой на коленях.

- Вас давно не было видно, - прошептала она, - а я, кажется, так и не успела сказать вам спасибо за то, что вы тогда.. меня.. ну после туалета.
Она все-таки решилась и чмокнула его в колючую щеку, стараясь не обращать внимание, как за столом мужики начинали прятать свои улыбки.
Это было гнусно, это было противно. В конце концов Дитрих ничего плохого ей не сделал. Наоборот, помог.
"Да, помог. Помог - потому что это часть его работы и скорее всего таков был приказ. А бордель... Он же просто воспользовался тобой. Так что мешает тебе воспользоваться им?"
По всему выходило, что ничто не мешало.

Девушка поерзала на коленях Дитриха, усаживаясь поудобнее. В конце концов забрала у него вилку и нож.. Нет, свободные люди не научатся нормально пользоваться таким столовым прибором, пока полностью не откажутся от металлических изделий.
- Открываем ротик!
Она кормила мужчину, все время думая о том, как же добраться до его оружия... А между тем кобура доставляла ей не только моральные мучения, но и физические, так как постоянно терлась о бок...
- Что там у тебя?
Двушка вновь поерзала на коленях. Прижалась покрепче к мужчине, постаравшись, чтобы рукоятка пистолета оказалась где-то в районе собственной подмышки.
Одной рукой обняла Дитриха, а другой медленно, ужасно волнуясь, потянулась к заклепке на кобуре.

- А чем мы займемся после обеда? - спросила она, стараясь, чтобы голос не дрожал.
- Мы могли бы прогуляться по саду, - заклепка поддалась. Девушке казалось, что звук этот разнесся по всей столовой.
- Или подняться на крышу, - Она положила ладонь на рукоятку. Но как вытащить оружие? Параллельно встала другая проблема: если девушка сможет вытащить пистолет, то как уйти с ним. Можно, конечно, улыбнуться, превращая все это в шутку. Вот только с такой же сладкой улыбкой Дитрих вернет пистолет обратно. А это не выход.
Ее правая рука на время оставила оружие и потянулась к кофточке.
- Ты же не поведешь меня опять в бордель? Там мы уже были, - она театрально надула губки, чуть при подняла край кофточки, оголяя полоску кожи. Чуть подтянула живот. И, воспользовавшись тем, что резинка юбки перестала сдерживать диск, быстро его выхватила и толкнула в солнечное сплетение мужчины. После чего так же быстро вернула диск на место.
Пока Дитрих судорожно ловил воздух, вытащила его пистолет, произнесла "извини", и быстро соскочила с его колен, скрестив руки на груди и пряча между ними оружие.

+2

19

Том получал от своего выступления несказанное удовольствие, потому что одновременно паясничал, нарушал чужое личное пространство, обнимал тех, кто совсем этого не желал, находился в центре внимания - да ещё и при этом не забывал продвигаться к главной своей цели.
То, что его ещё и покормили попутно, послужило приятным бонусом. Не очень вежливо покормили, правда - но Том, как известно, придерживался принципа "бери, что дают", и ничуть не возражал против такого сумбурного и незапланированного приёма пищи, заключавшегося, в основном, в шустром слизывании пюре с лица.
Будь у него чуть больше времени для манёвров, он бы непременно развернул клоунаду и дальше - просто из общего желания поиграть на чужих нервах. Догнал бы белобрысого, заобнимал бы его просто назло - попутно измазав той же картошкой. Полез бы обниматься к зашипевшему на нему субъекту со стороны силовиков - хотя с последним, кажется, неплохо справилась и Ниса. Устроил бы, может, всеобщую драку едой, а потом, счастливо хохоча, ускакал бы в коридоры - и пусть бы его потом побили все те, кого он проявлениями своей горячей любви оскорбил и возмутил. По крайней мере, развлечение бы стоило того.

Но теперь - теперь у него была первостепенная цель, о которой нельзя было забывать.
Охранник, намеченный им как жертва с самого начала, был занят тем, что весьма очевидно подкатывал к какой-то дамочке - и, видимо, увлечённый этими брачными играми, совершенно неожиданно втянул Тома в объятия сам, без какой-либо подсказки. А ведь Том уже раздумывал было, как лучше к нему подойти и не уронить ли на него что-нибудь, чтобы по возможности продлить с ним контакт.
И вот - с его стороны даже усилий никаких не понадобилось. Пока Том делал вид, что задыхался - то ли от непревзойдённого счастья единения с ближним своим, то ли от того, что дышать в чужую подмышку и впрямь было несколько трудновато - ловкие руки вора сделали всё сами.
К тому моменту, когда охранник отшвырнул его и вернулся к своему флирту, пистолет уже был спрятан у Тома под футболкой - он прижимал руку к боку, будто бы ушибся.
Без труда перекувыркнувшись, Том вскочил на ноги - и, недолго думая, бросился к столу, за которым сидел Мистер Непроизносимая Фамилия.
Глаза Кота сделались совершенно шальными. Он, признаться, не ожидал, что на этом этапе добьётся такого головокружительного успеха.
"Я - лучший вор столетия! Официально! Даже если это звание мне присвоят теперь посмертно, хахаха!"
Разумеется, очень многое ещё могло пойти наперекосяк - но Том верил в свою удачу.
Он готов был выиграть.
И он готов был проиграть.
Сейчас, в данный конкретный момент, не существовало ничего, что способно было Тома испугать: адреналин, бегущий по венам, заставлял его чувствовать себя готовым абсолютно на всё, что бы ему Судьба ни преподнесла.

Ещё один прыжок - он перемахнул прямо через чей-то столик - и он оказался лицом к лицу с Эрвином.
- Ха, - он отдышался, улыбаясь ему широко и торжественно. - Ха... Герр Эрвин! А вы-то не хотите немного любви? Серьёзно, вы такой крутой. У меня к вам, знаете, имеется такой большой серьёзный разговор, - он заметил, как Ниса отошла от столика силовиков и направилась в его сторону. - У нас, точнее говоря, да. Я знаю, слышать это от человека, у которого лицо в картошке - довольно смешно, но что поделать.
Улыбаясь, как безумец, он плавно скользнул к Эрвину, всё ещё занятому чем-то своим, совсем близко - и приставил ему пистолет к виску. Прятаться и играть больше не имело смысла.
- Оч-чень серьёзный разговор, герр Эрвин, вы понимаете. Буквально вопрос жизни и смерти.

Отредактировано Томас Вольски (2014-10-24 16:04:45)

+2

20

— Не помешаю?
— Что ты! — выдал Дитрих. Недожёванный кусок мяса во рту совершенно не способствовал чёткой дикции, потому получилось у него реплика вроде "фто ты", невнятного, но откровенно довольного толка. Не каждый день красивая девушка сама к нему приходит. Те, которые льнут в дешёвых барах в надежде на бесплатную выпивку, не в счёт. — И парни не против.
— Он, конечно, дурак. Но его идея мне нравится, — прокомментировала манёвры бестолковой кошатины Ниса. Дит с неодобрением покосился через плечо на Тома, но промолчал. Сейчас были задачи поважней, чем сбрендивший оборотневидный мутант.
— Мгм-м-м... — неопределённо отозвался Зверь, сосредоточенно вытирая руки салфеткой. Безжалостно скомкал бумажный лоскут и всё только для того, чтобы следом облапать крошку Нису, пристроившую свой аппетитный зад ему прямо на колени. Дитрих был весь грязнущий после выхода в город, где он всё утро ловил ящера типа Грехема по трущобам. Рабочее камуфло украшали буроватые пятна засохшей крови, потому что Зверь терпеть не мог рептилоидов и отметелил добычу так, что сбил нафиг (!!) костяшки на руках. Но блондинка как-то не прониклась серьёзностью утреннего приключения, следы которого виднелись на Дите то здесь, то там.
— Вас давно не было видно, — тихо прощебетала она, — а я, кажется, так и не успела сказать вам спасибо за то, что вы тогда... меня... ну после туалета.
Челюсть Дитриха, наверное, клацнула в тарелку от удивления. Зверь-то и думать забыл о том, что вытащил её, всю мокрую и грязную, из туалета. Конечно, тогда он посетовал на девичью неблагодарность, но быстро списал всё на шок. Оказалось, девчонка не забыла. Ну, "спасибо!" постель согревать не положишь. А именно постельную благодарность Дит предпочитал всем остальным, вместе взятым. Ну, после денежной, естественно.
Дитрих провёл ладонью по хорошенькой круглой коленочке, заулыбался.
— Открываем ротик!
Зверь охотно позволил себя покормить с вилочки, стянул ломтик мяса зубами. Это, конечно, его компрометировало перед коллегами, но все они не первый год с ним работали. Зверюга страшная™ Шиллер — тот ещё кобель, это все знают, как и то, что Вольски — вороватая скотина.
— Что там у тебя?
— Где? — Дитрих забрал у девушки вилку. Свободной рукой потискал Нису, шалея от близости соблазнительного женского тела. Кокетка ёрзала на нём, тёрлась своими прелестями, от чего у Зверя быстро встало. Со стояком не пожрёшь особо, табун пошлых мыслей топочет в голове, оттаптывая всё то разумное, доброе, светлое, что называют здравым смыслом.
— А чем мы займемся после обеда?
— Догадайся, — бархатно мурлыкнул Дитрих, едва не укусив вместо сочного куска мяса не менее сочные груди, которые как назло колыхались прямо перед его лицом. Какой мужик устоит перед таким... Такими!
— Мы могли бы прогуляться по саду.
— Прогуляемся.
Конечно-конечно. До ближайшей лужайки или кусточков.
— Или подняться на крышу.
— Поднимемся.
Дит снова яростно протёр руки салфеткой. Смехуёчки за столом шелестели по всему периметру, от края до края. "От края до края небо в огне сгорает".© Вот только ни небо ни хрена, но это так, лирика.
Дитрих опрокинул в глотку стакан горячего сладкого чая, не различив ни единого оттенка вкуса. Только горло обварил, подышал, хватая прохладный воздух столовой.
— Ты же не поведешь меня опять в бордель? Там мы уже были.
— Ну, куда ты хочешь? — Зверь улыбнулся. В стылых глазах-ледышках, до краёв наполненных масляной липкой похотью, бликовало обожание. Вот конкретно в эту самую минуту он почти любил её... Девчонка волновалась слишком сильно для простого соблазнения, но возбуждённый её откровенными действиями Зверь не сообразил, что волнение Нисы окрашено в пёстрый оттенок истерики.
Агрессия полыхнула раскалённой вспышкой, полоснула по нервам. Понимание пришло на доли секунды раньше, чем в солнечное сплетение вписалось что-то твёрдое, тяжёлое и кра-а-айне не соответствующее сладковатому эротическому ладу. Дыхание, выбитое из груди женским посылом ненависти, подскочило куда-то под горло да там, видимо, и застряло. Запуталось в голосовых связках, затрепыхалось, как пойманный воробей. Красивая дрянь умыкнула табельный ствол, вспорхнула с колен и шарахнулась в сторону.
— С-с-сука... — выдавил Дитрих, вскочив на ноги. Скрежет его зубов, казалось, расслышали все. Все!™ Дит похватал воздух мелкими глотками, не в силах сделать более глубокий вдох после такого эффектного "солнышка". А чокнутая кошатина, которой, видимо, очень сильно захотелось в знаменитые пирожки с котятами, приставила пистолет к виску — на минуточку! — Эрвина. Вольски демонстрировал самоубийственную тупость, но иного от Тома ждать не приходилось. Поступок Нисы взбесил Зверя до белых глаз.
Дитрих мгновенно оценил ситуацию. Рядом с Эрвином были ещё безопасники, тогда как у воинственной девчонки была пушка. То, что это шиллеровская табельная пушка её руках, неиллюзорно доставляло злости. Дит огрел дурёху концентрированным бешенством в глазищах-ледышках. Тихо страшно рассмеялся.
— Ты неправильно держишь игрушку, девочка. Возьми рукоять в правую кисть — крепче, ну! — и направь дуло мне в голову. Нет, лучше в грудь. В голову промажешь, будет очень обидно. Чтобы сделать выстрел, сними пушку с предохранителя, — вкрадчиво проинструктировал Зверь.
Он блефовал. Ниса завладела Глоком — простой, надёжной "рабочей лошадкой", оснащённой автоматическим предохранителем. Сделать выстрел девчонка могла при соблюдении всего двух условий — наличия патронов в магазине плюс полного обхвата рукояти ладонью. Но достаточно крупный, тяжёлый для женской руки Глок 17 нелегко держать так, как он того требует. На это Дитрих сделал ставку, ва-банк. Так всегда бывает: когда кто-то пытается снять чужую пушку с предохранителя, владелец мгновенно восстанавливает права собственности. Зверь стремительно рванул вперёд в красивой попытке выхватить "игрушку", отловив идиотку, пока та не наделала глупостей.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2014-10-24 15:53:59)

+2

21

Наиль в столовую вообще-то пришёл поесть, а потом сам не заметил, как началась заварушка из тех, что очень плохо заканчиваются как минимум для одной из сторон. Он даже поднос для еды взял, когда началось.

Вообще-то началось не оно, началось не с заварушки, а с того, что Дитрих принялся включать кота перед Нисой. Эту девушку Наиль смутно помнил, и был готов голову на отсечение дать, что между ней и Дитрихом было не просто «что-то», а всё. Поэтому Наиль и не взял ничего из еды, тихо шагнул на территорию персонала и там замер. На него и внимания не обращали — наверное привыкли к тому, что целителям разрешается чуть больше, чем всем остальным. Да он и не мешал — наблюдал и прислушивался к себе. Ему было нужно разобраться, ревнует он или не ревнует. или это просто есть хочется. Потому что хватит уже!

Дитрих запрещал выходить из комнаты без ошейника, и Наиль пошёл на компромисс со страхом — перед выходом он надел ошейник, но застёгивать не стал, активировать тоже никого не попросил. Держалась ерунда неплохо, замок прекрасно маскировался длинными волосами. Это вообще не первый раз был, когда он так выходил, и ничего же не случилось — и он никого не съел, и никто не заметил этого нарушения, или просто внимания не обратили.

И вот теперь Дитрих кокетничал с Нисой, а Наиль наблюдал. Странные были ощущения, двойственные. Наиль даже улыбнулся и вроде немного отлегло от сердца — не так больно смотреть, как думал. Значит — не ревнует. Значит не любит. Слава богу, а то уже начал опасаться, что с ума сходит.

Внезапный поворот событий застал его врасплох, он не ждал, что Том неожиданно завладеет пистолетом и возьмёт под прицел заместителя Файза, и уж конечно не ждал, что Ниса попользуется Дитрихом в своих целях. Хм… как прозвучало-то!

Когда Шиллер кинулся на Нису, Наиль невольно выкрикнул:

— Дитрих, не надо!

И тут же зажал себе рот руками. Мозги в этом процессе не участвовали. Рефлекс — его Шиллер снова кого-то собирается бить. Наиль не собирался выбегать в столовую из своего укромного закоулка, ноги сами его вынесли. "Его Шиллер"?

0

22

Ей удалось. О боже! Ей удалось добыть оружие как раз в тот момент, когда такой же необходимой в их деле вещью завладел и Томас.

Единственное, о чем она сожалела, почему Дитрих не мог подольше посидеть на этой скамейке. Почему он так быстро восстановил дыхание. Или у этих силовиков такая установка: даже с пустыми легкими надо куда-то бежать и кого-то спасать? Обидно было, что спасать они готовы были кого угодно, только не их, не мутантов.

И вновь память услужливо нарисовала бордель. Только на этот раз в комнате были не они вдвоем, а пятеро человек, один из которых - избитый и окровавленный блондин.. Тот самый, которого спустя пару часов унесут с перерезанным горлом. Не важно, кто стал этому виной. Но для раненого человека бордель - не самое лучшее место.
- Сука!
Если бы ты знал, Дитрих, кем на самом деле она считала себя, если бы ты видел, какая боль появилась в глазах в ответ на твои слава, ты был бы более аккуратным в выражениях. Возможно тогда бы она остановилась, отдав тебе оружие и уткнувшись к тебе в плечо, как маленький нашкодивший ребенок.
Но ты сам прочертил границу.
Да, сука!
И еще корова.. А еще убийца. Тебе надо было это знать! Если раз обрек кого-то на смерть, пусть и невольно, то еще дополнительное количество мертвых тел ничего не решает.
- Сука!
И эта сука не могла отступать просто потому, что тогда она бы подвела своих товарищей.  А сейчас как раз дуло пистолета Томаса было направлено в висок Эрвина.

На них пока еще не обращали внимания. Быть может потому, что цирк Тома всем порядком надоел и многие постепенно возвращались к своим делам. А быть может причина была в том, что Эрвин, занимая стол почти что у стены, прикрывал частично мутанта и уж совсем скрывал его пистолет.

Ты неправильно держишь игрушку, девочка.
Она медленно обернулась. Очень медленно. Все движения были плавными. Так надо делать, если не хочешь получить пулю в лоб. Девушка была уверена, что ее выходка не прошла бесследно и сейчас все силовики повытаскивали свое оружие. Но на удивление, ничего подобного не было. Кажется, что время замерло и сейчас просто несколько глаз.. несколько(!) смотрят на нее с любопытством, как будто перед ними сейчас развернется сцена ссоры порядочного семейства.

Она медленно отходила назад, стараясь соблюдать с Дитрихом дистанцию. Назад.. к той самой стене, где уже был Том.
Ниса одними губами улыбнулась на советы Шиллера. Ох, уж эти европейцы. Знали бы они все особенности азиатской программы обучения. Курсы самозащиты, карате, дзюдо и т.п - это всего лишь цветочки.

Знаете, что является самым популярным аттракционом в воскресенском парке? Тиры... Множество разных тиров, где можно пострелять из любого оружия. Вы бы удивились, увидев, сколько молодых девушек покидает данные заведения в обнимку с плюшевыми игрушками...

-Спасибо! - она так же медленно вытащила оружие и хотело было последовать совету Дитриха, когда тот сделал непростительную глупость - рванулся с места.
Возможно, сработали нервы, возможно инстинкт самосохранения говорил о том, что либо сейчас - либо никогда, но она нажала на курок прежде, чем мужчина добежал до нее.
Однако несколько шагов, сделанных под действием отдачи, не смогли спасти ее от крови... От брызг крови, которые окатили ее, как только пуля пробила грудь.
В испуге она сделала еще несколько шагов назад, натыкаясь спиной на стену.
- Это всего лишь спектакль, - пыталась она убедить себя, находясь почти что на грани истерики. Хотелось бросить это оружие и кинуться к Дитриху, звать на помощь.. Но времени было слишком мало.
Секунда - и она направляет оружие на Эрвина. Она не стала приближаться к нему, так как сама знала достаточное количество способов, как обезвредить того, кто стоит на расстоянии вытянутой руки.

- Я бы на вашем месте, господа силовики, не трогалась с места, - в шею воткнулась игла. Видно, информацию уже "считали" те, кто сидел на пульте и решено было активировать снотворное.  Девушка мотнула головой. - Я еще раз повторяю. С места не трогаемся, оружие не достаем. Иначе мы можем с Томом занервничать и случайно  нажать на курок. Это было бы крайней неприятно, ведь так, герр фон Рейхсфрейгерр-Вартенслебен.

Она сама удивилась тому, как смогла без запинок в такой ситуации произнести его имя.

- Я не умею говорить так, как Том, но думаю, ситуация и так ясна. Мы хотим покинуть это заведение. Причем без ошейников.  Надеюсь, среди подопытных найдутся желающие присоединиться к нам. От помощи мы бы не отказались. Хотя бы для того, чтобы обезоружить охрану.
Она обвела взглядом столовую. Что ж.. им удалось шокировать всех. Не только охрану, но и мутантов, которые не спешили переходить на их сторону. Пока не спешили.

Дитрих был еще жив, но судя по тем хрипам, которые вырывались у него из груди, это состояние было временным.

- Фон... - она вздохнула. - Давайте я пока буду называть вас Эриком. А не то пока буду произносить ваше полное имя, один из ваших служащих умрет.

Наиль!
То, что она увидела того, о ком не так давно думала, было расценено как знак свыше.
- Тебя же ничто здесь не держит? Пойдем с нами?, - обратилась она к белокурому подопытному, но, не дождавшись ответа, вновь повернулась к Эрвину.

- Нам нужен ваш дезактиватор. Это для начала. Надеюсь, он с вами и вы сможете затребовать коды для снятия ошейника. И прошу вас..., Гер Эрвин, поторопитесь. Ведь пока Наиль не избавится от ошейника, он ... не сможет помочь... герру Шиллеру..
Она ловила каждый вздох Дитриха. Она делала паузы, чтобы в очередной раз убедиться, что он еще жив.. Она мысленно умоляда этого гада с труднопроизносимой фамилией удовлетворить ее требования.

+1

23

-Кража не имеет смысла, если он не собирается покидать пределов центра. При обнаружении пропажи его найдут и отберут украденное. Вряд ли клептомания настолько будет доминировать над здравым смыслом.
Подросток мыслил разумно. Деньги действительно подопытными были не нужны. Проблема в том, что разумность и Томас — кажется были антонимами. Зачем-то кошаку потребовалась валюта. Видимо, парень без приключений не может быть...

Черт. И ведь Дэв как в воду глядел!
Возможно он бы увидел раньше, что же там похитил Томас, если бы был любителем фокусов. Поэтому разобраться, в чем дело, он смог тогда, когда резкий хлопок выстрела оторвал его от приема пищи.
- Черт!
Окинул взглядом столовую, пока рука нащупывала в кармане телефон, пока пальцы на автомате набирали телефон пункта охраны.. Спят что ли они там все?
- Красный код, столовая.

Конечно, по инструкции до красного кода ситуация не дотягивала. Его включали лишь тогда, когда подопытные без ошейников покидали защищенные зоны. Такого еще не было. Такого ПОКА еще нет. Но не надо был провидцем, чтобы предугадать эти действия.
Стоило ли надеяться на охрану? Да, черт побери, если бы здесь были их начальники. А единственный начальник сейчас играет роль заложника.
- Ну и где эти чиповые мутанты и безошеенные выскочки?
Код не был включен. Действия, которые могли бы как-то спасти ситуацию, не были предприняты, время было упущено. Он не винил ребят. В конце концов многие из них —гражданские, которые не готовы порой взять на себя слишком много ответственности.

Если бы действовал лишь один человек, то его можно было бы запросто убрать. Один меткий выстрел — и террорист бы не успел даже нажать на курок. Но все усложняло то, что ребят было двое. Если убирать, то убирать двоих одновременно. Но в условиях столовой, где много тех, кто, возможно, через пару минут примкнет к ним, нереально. А значит, тот кто не будет сражен первым залпом, захватит с собой пару трупов.

И все-таки ребята очнулись. Судя по движениям Нисы, они активировали снотворное.
- Дурак!
Да, только сейчас он понял, какой он был дурак. Жидкости... Если гидрокинеты без проблем «промывали» сосуды, то уж промыть капсулу могли на раз-два. Причем промыть практически до стерильного состояния!

Дэв не был сумасшедшим, и героем не был. Бросаться под пули.. Спасибо покорно. Он свое боевое крещение, которое много раз чуть не стало боевым погребением, уже прошел, во время войны. Бладер внимательно выслушал Нису, пристально посмотрел на своего соседа.
- Ну что.. у тебя есть возможность отсюда выбраться. Не правда ли?

Томас в качестве террориста... Это было безумием. Но видимо жизнь без приключений действительно снесла парню крышу... или нет...
- Томас? - Бладер встал, медленно, выставив чуть в сторону руки, демонстрируя, что там ничего нет. - Ну поиграли, и ладно. Неужели мы не могли договориться более безопасными методами?
Вольски был азартным человеком, человеком, который никогда не упускал выгоду. Надо быть глупцом, чтобы надеяться, что данная их идея реализуется и они окажутся на свободе. А между тем Дэв мог бы предложить кошаку многое: и как исследователь, и как начальник отдела. Оставалось надеяться, что мутант не упустит своего и правильно расставит приоритеты.

У каждого человека должны быть свои причины для действий. Ну не может нормальный человек ни с того ни с сего стать серийным убийцей. И даже женщины — непредсказуемые создания, имели свои объяснения всем своим действиям.
Дэв мог понять желание подопытных бежать. Даже попытка завладеть оружием вполне вписывалась в данную ситуацию. Можно было допустить, что выстрел произошел случайно. Но, по логике вещей, по его чисто мужской логике, после этого должна была быть истерика и попытка оправдаться. Но ничего этого не было. Лишь легкое сожаление.. И то — возможно Бладеру это просто показалось.
Но воспользоваться ситуацией следовало, хотя Бладеру было далеко плевать на состояние Шиллера. Будем уж честны: ему было выгодно, если этот кобель сдохнет, что позволило бы исследователю вновь вернуть Наиля в лабораторию, освободив от этого похотливого извращенца, который в любой момент мог запретить их занятия.
- Ниса, я могу осмотреть раненого? Возможно, не все так плохо и я могу оказать ему помощь. Я же доктор, помнишь?
- Ты же не хочешь, чтобы он умер. В любом случае пулю надо достать.

А еще  надо поближе к ним передвинуться и оставаться надеяться, что мутанты не будут шерстить его карманы, где находится небольшой футляр со скальпелем.

+1

24

Хьюберт попивал кофе и разглядывал представление. Благо поглазеть было на что. У мутантов, видимо, сегодня день легальных наркотиков. Или  несерьезного поведения. В общем, создавалось впечатление, что все подопытные, кроме него, занимались чем угодно кроме непосредственно приема пищи. Вот один какой-то субъект приложил физиономию Томаса к содержимому своей тарелки. Видимо не одного у меня не хватает терпения выслушивать его раздражительно веселые речи. Однако становилось это далее все более и более странным. Больше походило на какое-то нарочитое паясничество ради отвлечения внимания.
И как-то все закрутилось в бешеной пляске, когда Томас добрался до Эрвина и достал оружие. Твою мать, вот же псих. Хьюберт выдохнул и начал в спешке думать. Что он мог сделать? Сидеть и не двигаться? Вариант неплохой, но какой-то слишком неоднозначный. Вариант честного присоединения к беглецу казался глупым. Ясно было, что ни к чему хорошему захват заложников не приведет. Рано или поздно их всех найдут и обратно притащат. Незачем думать о таком недальновидном варианте. Присоединиться к официальной организации казалось делом сложным. Тот же Эрвин говорил, что никто верить ему не будет и вообще мутантов никто не любит.
Вспоминай. Ты сам обдумывал идею торжества порядка. Насаждения принципов. Значит это твой шанс показать свою честность и правдивость. Вот только я обычный человек, который мало что может. Или все-таки сделать попытку поверить в то, что у меня есть все-таки что-то аномальное? Вроде как мне этот человек с непроизносимой фамилией говорил о том, что у меня способность очень хитрая? А что если пойти так?
Хьюберт быстро наклонился к соседу за столом и зашептал. События стремительно набирали оборот, к Томасу присоединилась какая-то барышня, которая сейчас целилась в какого-то охранника,  втирающего что-то о предохранителе пистолета.
-Мистер, моя способность по идее выключает чужие способности. Я могу к ним присоединиться и встать рядом, заблокировав их. Если хотите, я так сделаю, только предупредите охрану как-нибудь, пожалуйста. Убегать я не буду.
Дождавшись короткого кивка от незнакомого человека, Хьюберт медленно поднялся. Ситуацию усугубляло то, что пока он выговаривал все это, раздался выстрел и охранник получил соответствующую дырку в теле. Это, правда, не особо испугало парня, заставив его лишь вздрогнуть, покоситься на падающее тело, и вернуться к обращению. К мертвецам и умирающим он относился довольно спокойно – просто в голове стреляла мысль, что умирать не хочется, вот и все.
Шаг, другой, в сторону людей с оружием. Не нервничать, тебя они убивать не будут. Ты угрозы не представляешь. Выверни карманы и держи руки на виду. Вот так, умница, Хьюберт, левой и правой шагай вперед. Медленно, не таясь.
Облизнув губы, Хьюберт продолжал подходить. Старался не смотреть на человека, лежащего на полу в расплывающейся луже крови.  Встав на расстоянии чуть дальше вытянутой руки от Тома и незнакомой блондинки, парень остановился и повернулся спиной к беглецам для верности, словно показывая свое доверие к ним, позволяя делать что угодно вне его поля зрения. Однако все-таки глянул на Эрвина с некоторым прищуром. Надеюсь, вы мне не солгали, мистер зазнайка.
-Я хочу присоединиться к беглецам и вырубить эту вещь на моей шее - максимально спокойно проговорил он. Оставалось только надеяться, что способность, которую он никогда не контролировал, сама подействует, если этот ошейник выключат. Главное успокоиться и ни о чем не думать.  Парень даже чуть прикрыл глаза, чтобы максимально отстраниться от действительности.

0

25

Интересно, где всё это время носило Ларса Йоханссона? Может, у него выходной, а? Дитрих с самого начала был уверен, что если бы здесь оказалась эта светлоглазая ледышка в человеческом облике, этот придурок, помешанный на безопасности, спящий в обнимку с табельной береттой, ничего бы не произошло! Всё-таки безопасность — это его сфера деятельности, но, видимо, Зверь просто нащупал одно слабое место у Локи. Тот плавал в IT-среде, как рыба в воде, но допускал такие вот моменты, либо для безопасников наступили чёрные времена после аномального возгорания в городе, либо... А рассуждать, в общем-то, не приходилось. Про Стила Дитрих подумал в последнюю очередь, потому что очень хотел о нём забыть. Следы его развлечений только-только сходили со шкуры, штопанной по старинке — хирургической иглой и кетгутом. В сущности, хорошо, что Наиль этого не видел. Дит по-настоящему не любил выглядеть слабым или потрёпанным.
На этой уверенной ноте вся бравада Дитриха рассыпалась, как карточный домик. Причём иллюзорный карточный домик на деле оказался выстроенным из многотонных монолитных плит, которые рухнули в одночасье, похоронив под собой блистательный, но самоубийственный в сути своей план. Несмотря на то, что вся тактика Зверюги страшной™ Шиллера на открытой, условно сказать, местности была построена на молниеносных действиях и почти всегда активном аглиокинезе, позволяющим выдерживать тяжёлые ранения, на этот раз отработанная схема провалилась с треском. Девчонка выстрелила на короткое мгновение раньше, чем Зверь сгрёб её за руку, отнимая злополучный ствол.
Был ещё один способ остановить Нису. Хороший действенный способ, но гарантированно вскрывший бы паранормальную активность в той зоне, где её быть не могло. Аглиокинез. В общем и целом, Дитрих мог в короткий отрезок времени спроецировать блондинке такую ошеломительную боль, что она с воплями бы выронила пушку. Для этого обозлённому Диту не понадобилось бы тактильного контакта, но свой резерв Зверь вычерпал бы в две-три секунды. Бесконтактная техника — всегда самая сложная, требующая ещё и подключения эмпатии. Сплести некую болевую сеть и перебросить её буквально "по воздуху" — это, конечно, сильно. Сильно и... невыполнимо в сложившихся обстоятельствах.
Первое, что ощутил Дитрих — толчок в грудь. Следом внутри неё вспыхнула сверхновая, и чувство было такое — что она спалила всё к чёртовой матери. Короткий цепенящий всполох боли Дит встретил хриплым выходом. Обычно следом за травматическим шоком организм на автопилоте включал аглиокинез, как мобилизует защитные силы на восстановление. На этот раз способность повела себя, будто заглохшее двигло малолитражки — "зацепилась", но мгновенно сдала под натиском боли. Существует предел, в котором паранормальные таланты затухают. В поле зрения Зверь успел поймать Наиля, так некстати присутствующего в столовой.
Прошла ли пуля на вылет или осталась где-нибудь под рёбрами? Этого Дитрих не знал. Под плотной тканью камуфляжа, разодранного выстрелом, зияла дыра, обрамлённая "кольцом воздушного осаднения". Входной огнестрельной ране сопутствовало сильное кровотечение. Падения на пол Зверь не ощутил. Наверное, это было не очень-то красиво.

Отредактировано Дитрих Шиллер (2014-10-25 00:56:20)

0

26

Вообще-то, Сай уже свернул на лестницу, когда услышал выстрел позади.
"Твою ж мать!"
Мгновенно среагировало тело, присев и начиная красться обратно к двери в столовую. Только он не стал заходить через "парадный вход" - там уже толкалась растерянно охрана. Зато махнул одному из коллег - мол, пошли, - сделал знак "Тихо!" и "В обход", юркнул бесшумно в служебный вход со стороны мойки. Пара жестов, очень тихое объяснение, что он снайпер, и вот уже из окошка приема грязной посуды - "Кто-нибудь тут вообще прибирает нормально? Этот проем даже пахнет отвратительно!" - дуло служебного пистолета направлено на...
Кого первого? Девка кажется опаснее, потому что ни хрена не умеет обращаться с оружием, а глупые маленькие девочки-блондинки в таких случаях равнозначны как раз тем самым пресловутым макакам с гранатой. Но этот, рядом с начальством... ну, он рядом с начальством, а значит приоритет предельно ясен.
На все про все - меньше десяти секунд ушло, на самом деле, сейчас, главное, не промахнуться, но снайпер с почти двадцатилетним стажем вряд ли сделает такую глупость...
Мысли одного из подопытных, довольно ровные и логичные, вползали фоном в голову, тогда как мысли остальных были сплошной кашей.
"Почему остальные силовики маются дурью?" - позади Сая застыл какой-то служащий столовой, как был, со сковородой в руках, у него мысли были вообще а-ля "Ух ты! Как кино снимают!"
Два выстрела друг за другом прозвучали с разницей во времени всего в секунду. Первая пуля пробила сухожилие на запястье Вольски, отбросив пистолет от виска Рейхсфрейгерра, а затем и из руки парня, вторая прошила плечо блондинки, жаль, что так и не попал в нерв. То самое, в руке которого держала она оружие. И тут сзади на пол с диким грохотом упала из рук посудомойки сковорода, Сай вздрогнул, но взгляда от всей компашки не отвел.
"Может, надо было промахнуться и добить Шиллера?.." - вяло подумал Сай, глядя на то, как уже охрана бросилась на этого, который мордой отведал ранее его же пюре. Держа на мушке уже Орине, альбинос четко, но не очень громко, чтобы она слышала, "посоветовал":
- Оружие брось, дура... - очень ровным, равнодушным даже голосом и с взглядом того, кто нажмет на курок повторно, даже не почесавшись.

0

27

Ничего не могло случиться. Однако случилось, и сюрприз преподнесли те, от кого и не ждали. Скажите на милость, почему бы Эрвину этого ожидать, в столовой, где в принципе всегда и сейчас была прорва силовиков, стряслось нечто подобное.

Ха... Герр Эрвин! А вы-то не хотите немного любви? Серьёзно, вы такой крутой. У меня к вам, знаете, имеется такой большой серьёзный разговор. У нас, точнее говоря, да. Я знаю, слышать это от человека, у которого лицо в картошке - довольно смешно, но что поделать.

— Вольски, когда я узнаю, кто из персонала снабжает вас алкоголем, ему не поздоровится.

Эрвин был уверен, что такой вздор можно молоть только спьяну. Однако пистолета у виска он точно не ожидал. Испугался ли? Вообще-то да, получить сколько-то там граммов свинца в рабочий орган нейрохирург не планировал. Поэтому порыв вскочить закончился только тем, что он положил руки на стол ладонями вниз.

— Оч-чень серьёзный разговор, герр Эрвин, вы понимаете. Буквально вопрос жизни и смерти.

— Постарайтесь случайно не выстрелить, Вольски. Это была бы самая идиотская смерть в этих стенах.

Эрвин неторопливо оперся локтями на стол, положил подбородок на переплетённые в замок пальцы и внимательным ледяным взглядом обвёл присутствующих. Силовиков было достаточно, и, тем не менее, в руках подопытных оказалось две единицы огнестрельного оружия. Вопиющая халатность!

Я еще раз повторяю. С места не трогаемся, оружие не достаем. Иначе мы можем с Томом занервничать и случайно  нажать на курок. Это было бы крайней неприятно, ведь так, герр фон Рейхсфрейгерр-Вартенслебен.

— Опять вы? — Эрвин перевёл взгляд на Нису, лицо не дрогнуло ни единым мускулом. — Кто-то ничему не учится, не так ли, мисс Орине?

Эрвин был в ярости. Эта ярость ничем себя не показывала — начальная стадия. Главная претензия к блондинке была проста, как табурет — она подстрелила одного из тех, кого Эрвин не без оснований считал своим человеком. Как и любого из присутствующих.

— А я полагал, что досужие шовинистские анекдоты про блондинок это всего лишь надоевший штамп. Однако…

Нам нужен ваш дезактиватор. Это для начала. Надеюсь, он с вами и вы сможете затребовать коды для снятия ошейника. И прошу вас..., Гер Эрвин, поторопитесь. Ведь пока Наиль не избавится от ошейника, он ... не сможет помочь... герру Шиллеру…

— Карта со мной, — Эрвин не пошевелился. — Однако спешу вас разочаровать, Ниса. Незаменимых людей нет. Найти нейрохирурга не так сложно, как кажется, а грамотного управленца и того проще. Существуют правила, которые никто ради меня не нарушит. Герр Шиллер знает, что его работа опасна. Я знаю это о своей работе. Вы можете стрелять — моя карта согласно инструкции по безопасности уже недействительна. Никто не выпустит из Центра убийцу, это опасно для людей. Вот на полу лежит доказательство и истекает кровью. Ключ-карта лежит во внутреннем кармане пиджака, Вольски, вы можете её взять.

Эрвин усмехнулся. Он видел всех и каждого, отмечал детали, кто что делает. Аддерли ожидаемо примкнул к тем, кто намеревался бежать. Доктор Бладер действовал предсказуемо и верно. Однако возвращение Пхен Ким Сая оказалось неожиданным, вероятно, в первую очередь для заговорщиков.

«Рад вас видеть, Сай. Я не буду вам мешать необдуманными движениями, действуйте по обстоятельствам».

Вот она — эффективность и оптимальный расход резервов. Эрвин только глаза скосил в сторону, когда Сай начал стрелять — смотрел в ту сторону, где в висок упирался пистолет.

Количество силовиков оказалось обратно пропорционально качеству. Это было чертовски неприятным открытием. Неэффективность! Какой позор силовым отделам, и в первую очередь безопасникам и надзирателям. Отдел поиска подменил собой другие ведомства. Позорище.

— Доктор Бладер, — ровно проговорил Эрвин и взглядом указал на Шиллера. Одновременно поднялся со своего места, полагая, что всё уже закончилось.

+3

28

Выстрел всё перевернул с ног на голову. Наиль застыл, как вкопанный, когда увидел, что Дитрих падает. Взгляд затравленно заметался по столовой. В голове не укладывалось, просто не укладывалось в голове!

— Тебя же ничто здесь не держит? Пойдем с нами?

Наиль судорожно попытался вдохнуть, но воздух застрял в горле. В висках яростно застучала кровь.

«Ничто больше… не держит. Ничто. Никто?!»

Два выстрела из-за спины подействовали на Наиля, как удар кнута по спине. Он рванул с места, подбежал к доктору Бладеру, впилился в него всем телом, схватил за руку, умоляюще изломил брови и потащил за собой с силой, которой в себе даже не подозревал.

В голове не мелькнуло, что вообще-то его могут неправильно понять и подстрелить к чертям собачьим. Второй рукой Наиль сорвал с себя ошейник и отшвырнул в сторону. Правильно сделал, что надел только для проформы, не застёгнутым, не активированным.
Не настолько велика была столовая, чёрт бы её побрал.

Наиль тут же отпустил доктора Бладера и с размаху рухнул на колени рядом с Шиллером, вцепился в его одежду, распахивая. Что-то оторвал, затрещала ткань.

Входное отверстие от пули Наиль увидел сразу, приложил ладони, словно обнял рану пальцами, порывисто прижался щекой, внимательно вслушиваясь в процессы внутри, как будто рана могла ему нашептать. На щеке остался яркий красный след, волосы окунулись в кровь. Наиль растерянно заморгал, озираясь, как будто его могли оттащить.
Он перехватил кровавые потоки, заставляя тело Шиллера отзываться на свой дар, ладони закололо так, что пальцы затряслись.

— Доктор Бладер, — Наиль заикался, голос дрожал, — помогите. Я… пуля… там…

В глубоких серых глазах мелькнул ужас, быстро уступил место решимости. В два вдоха Наиль взял себя в руки, быстро перекрывая внутреннее кровотечение. Действовал по наитию, используя собственное тело как образец правильной работы всех внутренних систем. Это происходило интуитивно.

— Но я не знаю, что делать с пулей.

Он держал Шиллера, не давая ему умереть или истечь кровью. Он вообще не думал, что делает, в таком же состоянии он сюда и попал — не в силах вынести, что кто-то умирает перед ним. Да, только поэтому. Наверняка лишь поэтому.

— Вытащить её? Я знаю как. Я не знаю, что из этого будет. Не могу убрать руки, там… — Наиль сбивчиво попытался объяснить, что конкретно происходит там, где прошла пуля, но увяз в незнании терминов. Его потряхивало на грани задушенной истерики и ужасно хотелось на кого-нибудь накричать, а годный для этого объект был только один – Дитрих Шиллер. Но он вряд ли услышал бы.

Что происходил вокруг — это Наиля волновало мало. Да его сейчас вообще ничего не волновало, кроме этого скота на полу, который явно собирался тупо сдохнуть, и уж конечно только ему, Наилю, назло.

— Я тебя сначала вылечу, а потом убью нахрен своими руками, мудак злобный, — прошипел Наиль, наклонившись к лицу Дитриха, потом поднял взгляд на доктора Бладера. — Там сердце в таком мешке… он разорвался. Сердце нет, а мешок… Он… эээ… туда натекло крови от порванных сосудов, и она давит на сердце.

Пальцы Наиля ритмично вздрагивали, поддерживая сердце. Он растерялся, не понимая, как правильно сращивать и в каком порядке. Ему мешала паника и он, конечно, выглядел сейчас помешанным. Удерживать Шиллера в стабильном состоянии он мог очень долго, бессознательно вычёрпывая собственные силы. Едва он это осознал, как начал постепенно успокаиваться.

+3

29

За тем что происходило в столовой — кто там появлялся, откуда и что делал — Кайл не следил до тех пор пока кто-то не начал орать бред в духе сектантских проповедей. И ладно бы просто орать, оно принялось изливать на всех свои любовь и прозрение объятиями. И да, ему тоже досталось. От тычка злополучной вилкой все еще находящейся в руке, прозревшее существо спасла только скорость, с которой то ускакало дарить любовь следующей жертве. Последив за ним немного, Кайл все же попытался вернуться к обеду. Попытался, потому что аппетит пропал окончательно, а кипишь наводимый существом долбил по мозгам не хуже отбойного молотка. Потеряв терпение, он поднялся с целью поймать существо и познакомить его со столом пару раз, как давешний альбинос, только без мягкой подстилки в виде пюре, и тут события стали развиваться совсем в другом направлении, таком, что Кайл мягко говоря удивился.
В столовой отчетливо пахло кровью, существо с блондинкой предъявляли какие-то требования. Немного смахивает на галлюцинацию — здесь все эти несколько дней было очень тихо и оказалось довольно легко прийти к мысли, что тут всегда глухо и подобного произойти не может. Кайл подошел поближе к очагу кутерьмы, не торопясь объявлять о своем желании присоединиться к бунтарям. Нет, желание сбежать наличествует, но в то, что эта попытка обречена на провал можно было не сомневаться. Кто и откуда стрелял во второй раз он не заметил, зато заметил куда существо уронило оружие. Соблазны, кругом сплошные соблазны. Не удивительно, что в конце концов он перестал сопротивляться и подобрал пистолет до того, как это сделала охрана. Конечно, лучше бы это был хороший нож, но на безрыбье и таракан мясо, и наплевать, что стрелять не умеешь, трудно промахнуться с близкого расстояния. Кайл выстрелил в ближайшего охранника и навел пистолет на кучу-малу с существом в середине, растягивая губы в улыбке. Это существо виновато, что он тут нарушает запреты и поддается соблазнам. Виновато и должно ответить.

+1

30

Почему-то после объятий с Томасом на душе стало так легко, что Ричард грешным делом подумал, а не устраивать ли ему эти обнимашки с подопытными каждый день. Ему же сложно. Ага!
Вот только чувство это было недолгим.

Как только мужчина опустился на скамейку, он понял, от чего стало легко. Причем не на душе, а на боку... Оружие!
Секунды хватило на то, чтобы понять, что табельное умыкнул подопытный. А вот умственный процесс немного замедлился. И этому способствовало несколько фактов.
Во-первых, Рита. Ну как-то не по мужски было попадать перед ней в такую ситуацию. Причем о том, что скажут на это парни, он даже не подумал. Силовики любили подкалывать друг над другом. Шутки, как правило, были безобидные, даже если потом вся курилка над ними смеялась. Это была часть их работы. Небольшая плата за то, чтобы снимать напряжение.

Но больше всего Ричарда волновало другое - его работа! Блин, ведь за это могут выгнать. И поминай как звали...А место-то было хорошим, теплым... и денежным! Все-таки на скачках не всегда везет, а здесь зарплату даже без задержек выдают.. точнее перечисляют на карту.
Поэтому первым делом Ричард решил закончить все это дело мирным путем.

Ну, нет, неужели вы действительно думаете, что Томас решил реально использовать пушку.. Ну подурачится, поиграет и все... Отгребет оплеух - и все успокоятся.

Ричард шел за мутантом следом, надеясь, что Том просто выйдет из столовой и побежит, как все собаки, прятать кость. Надежды не оправдались. И Ричард замер буквально в двух столах от места основных действий.

- Том, идиот, верни оружие!
Дальше все завертелось, как в страшном сне.
Дитрих ранен, Эрвин под прицелом.
Выстрел.
Ричард даже не услышал его, а скорее почувствовал. Просто горячая дорожка пули чуть тронула щеку, прокладывая путь к запястью Тома. О том, что если бы снайпер промахнулся на миллиметр, Ричард был бы мертв, как-то тоже не думалось. ОН просто нырнул, пытаясь дотянуться до своего оружия, выпавшего из раненой руки мутанта. Но слишком много народу стягивалось сюда, образуя фактически живую стену. Шанс был потерян. Если не обезоружить подопытных сейчас, то дальше,чтобы до них пробраться, надо будет залповым огнем снимать всех, кто оказался здесь.
ОН нырнул, отталкивая локтем того, кто стоял впереди. Он нырнул... и нарвался на дуло собственного оружия, выплевывающего прямо в него пулю...
Он поймал.. не пистолет, но пулю. Не рукой, а грудью....

+1


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 25.07.13. Переполох в столовой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC