За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » июнь 2013. Одно из дежурств


июнь 2013. Одно из дежурств

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Больница, ночь, дежурство. Экстренные вызовы.
Долго, муторно, ничего необычного.
Почти.

(Действие происходит где-то за месяц до основных событий).

0

2

Не то, чтобы Даниель так уж прям любит ночные смены. Ему похер, если на то пошло: дневные, ночные, на сутки остаться... Но Фишер так просил, так просил - аж пятился потом спиной вперед до двери в отделение, сшибая задницей зазевавшихся сестричек, когда Даниель согласился его подменить. Поломавшись, разумеется, что у него пойдут уже вторые сутки: а что - потом, когда ему понадобится подмена, с Фишером можно будет разговаривать уже… несколько иначе. Даниель ухмыляется, вытаскивает из кармана "Чупа-чупс" и отправляет за щеку. Подошвы неслышно ступают по свежеотдраенному полу – и что там Линда гнала на нового полотера? – лампы дневного света заливают коридор хирургии выхолощенным бездушным светом, а Даниель в очередной раз словно один дома: фрау Метцель блаженно спит в своей постели, зав отделением не встретишь на отделении в шестнадцать минут третьего утра – маленький сладкий бонус ночных смен.
Дверь в четвертую палату приоткрыта. Не то, чтобы Даниелю больше всех надо, и он даже не на обходе – так, просто отлить ходил… На секунду он замирает посреди коридора, вытаскивает "Чупа-чупс" из-за щеки и с мученическим вздохом толкает дверь.
Интереееесно девки пляшут…
Над пациентом, комкая наглой лапой историю болезни, склонился какой-то парень в зеленой униформе технической службы.
- И что тут у нас происходит?
Даниель взмахивает "Чупа-чупсом", как святой Михаил – мечом, и наставляет его на взвившегося к потолку парня.

0

3

Этому не учили в колледже. Определенно, нет. Эрик был уверен.
В колледже зазубривали наряду со всякой латынью, правила - помоги страждущему, не навреди действием либо бездействием. Но практика - на полотера мало кто обращал внимания и мало кто из врачей стеснялся,- говорила иное.
Что-то вроде: смотри на страховой полис ближнего своего.
Нет, бомжам не отказывали в помощи, но лишь в том минимальном объеме, что гарантировал, пациент не умрет прямо в палате и не испортит статистику.
Этого привезли заполночь, вдрызг пьяного мужика средних лет, без полиса и каких-либо еще документов. Эрик видел, что его наспех замазали бетадином, поскольку прибыл с ранами рук (порезался разбитой бутылкой, предположили дежурные). Уже останавливая кровь, делая последние стежки,рыжий толстяк Роберт заметил, мол, мужик не жилец.
Не из-за порезанных рук, конечно.
У него опухоль, сказал Роберт, и Эрик оглянулся оторвавшись от своих ведра и швабры, злокачественная скорее всего, еще не поздно удалить, но...
Напарница Роберта, Анна только пожала плечами. Бомжа увезли в палату, чтобы выпнуть утром.
Когда Эрик пришел, мужик спал. Эрик осторожно убрал покрывало, рассматривая крупное пятно на плече- цветом от черного до синего, неровное, с каплями крови, классическая картина меланомы.
Я могу просто убрать это, подумал Эрик, и словно завороженный потянулся к спящему.
Его прервали в самый ответственный момент - уже начал менять чужую ткань, и Эрик словно проснулся, испуганно оглянувшись:
- Ничего, сэр.

0

4

Ну разумеется. Ничего.
"Чупа-чупс" красиво летит через полпалаты и красиво приземляется в мусорную корзину в углу. Даниель в два шага оказывается у кровати.
Вот ведь блядство.
Эрик Сигель-Ванхофер. Можно сказать, постоянный клиент. Без определенного места жительства, запойный алкоголик. Выпив, лезет в драку, вследствие чего госпитализируется в ближайшую муниципальную больницу с  повреждениями различной степени тяжести, где в процессе оказания неотложной помощи зачастую пиздит тех, кто помощь ему оказывает. Проспавшись, складывает на все и вся семиэтажные матюги и сваливает восвоясьи до следующего раза, грозясь подать в суд за принудительную госпитализацию. Круговорот бомжа в больнице: такова жизнь, но Даниель не завидует тем, кому привалило счастье принимать Эрика. Спасибо, самого пронесло: в прошлый раз недостаточно налакавшийся, чтобы просто мирно отключиться говнюк его укусил, со всеми вытекающими. Даниель кидает быстрый взгляд на застывшего рядом парня: только не пой мне, детка, что водички попить хотел дать, Эрик водичку не пьет - и уже открывает рот, чтобы спросить, что тут за свидание во внеурочные часы, как...
Так, стоп.  A вот это уже что-то новенькое...
Меланома, поверхностно-распространяющаяся, судя по яркости пигментации, отсутствию кровоточивости и изъязвления - пока что в стадии радиального роста, но говорить о чем-то до гистологии рано. Но как могли проглядеть?.. Даниель хватает историю болезни, пролистывает назначения... Блядь. Да еще этот тут!..
"Этот" действительно тут. Стоит рядом, мнется... А куда ему деваться, спрашивается? Даниель наконец-то повнимательнее приглядывается к парню: да какой там парень, совсем мальчишка. Ребенок-ребенком, волосы светлые, глаза круглые, нос курносый... Ну и что вот такой здесь забыл, а?..
- Так, ладно, еще раз. Что ты тут делаешь? - Даниель так зол на то, что видит в истории болезни чертова Сигель-Ванхофера, точнее, на то, чего он там не видит, что пререкаться с младшим техперсоналом его ну вот вообще не вштыривает. - Слушай, парень, либо ты сейчас все объясняешь мне, либо нам с тобой придется прогуляться до охраны, - Даниель улыбается, стараясь как-то смягчить откровенную угрозу.
Ну давай, расскажи мне, в чем дело... Даниель смотрит на парня, по-прежнему улыбаясь, чувствуя, как справа в виске первым звоночком начинает постукивать, по лицевому нерву к челюсти и вверх, под волосы. Мигрень. А ночь так хорошо начиналась...

0

5

Эрик вспомнил этого мужика.
Один из хирургов, который, кстати, не так уж часто работал в ночную смену: он считался "высококвалифицированным", а таких не кидали на экстренников и прочую ночную шушару. Нет, конечно, существовала вероятность и что богатея какого-нибудь среди ночи привезут, но...
Все же это случалось реже, чем всякие бомжи, укурившиеся или обколовшиеся маргиналы, пьяные драки и прочие больнично-ночные будни.
Эрик почувствовал нечто странное. Как будто высунулись откуда-то черти, и сволочи такие, тянули его за язык. Он еще подумал, мол, бредятина какая-то, я выкладываю видяшки на ютубе, но там больше троллинга, собрать тыщупицот комментов про "как он это делает", и вообще - там речь идет о крысах, а не о больных людях.
Черти тянули за язык. Черти вооружились раскаленными щипцами. Метафорически выражаясь, но факт.
Мужик (его имени Эрик вспомнить не мог), смотрел на бомжа, на него, сунулся в историю болезни - это была именно она, желтая такая папочка, самого заскорузлого вида; город небольшой, пациентов не так уж много. Ну, относительно. И все равно, без полиса его лечить никто не будет.
Кроме Эрика, это опять вот черти тянули за язык.
- Я хочу спасти его,  - сказал он, вернее - будто кто-то заставил.
Воображаемые черти исполнили несколько фигур из брейк-данса. Вот блин, подумал Эрик, хлопая глазами.

0

6

- Как миииило... - тянет Даниель, щурясь на пацана. Боль в виске вспыхивает ярко, резко, словно там, в голове распускается прекрасный стальной цветок. - Ну что ж, если допустить, что у гениев мысли сходятся, а я, несомненно, гениален, и как раз думал: все, спасать пора, то, получается, ты - тоже гений. Поздравляю, парень, - Даниель улыбается, улыбка выходит привычно легко, но пальцы сами, помимо его желания уже трут висок. Как же накрыло-то...
- Не поделишься, и как же именно ты собирался его спасти?
Даниель снова разворачивается к смрадно дышащему перегаром пациенту - спасти, ну конечно, за идиота держишь, парень? - и резко забывает о мигрени.
- Какого?.. - перчатки в кармане: натянуть, привычно, в пару секунд, развернуть руку меланомой к свету, чтобы увидеть, как опухоль, вздуваясь и бугрясь, словно стягивается от краев к центру.
Какого черта?!
Даниель резко разворачивается, хватает за предплечье - аккурат там, где у Сигель-Ванхофера расположилась уже на треть уменьшившаяся меланома - мальчишку в зеленой униформе уборщика.
- Ты что натворил, спаситель?!

0

7

- Ничего.
Сам Эрик не знал, чего опасаться. Может, и проще - взять и рассказать. Может, выдадут ему Нобелевскую... хотя вряд ли. Он же не совершал никаких открытий. Он даже толком не знал, как именно это делает, просто делал и все, словно какой-нибудь долбанный укурившийся грибами и мочой койотов шаман.
Или кто там, хилеры эти... Филиппинские...
Черная магия, чушь, ерунда.
Я не буду рассказывать, думал Эрик, но черти по-прежнему тянули его за язык. Он таращился на мужика, имя которого так и не мог вспомнить.
И рассказывал. Как миленький.
- Убрал эту фигню, - пробормотал он, словно школьник, смазавший свечным парафином школьную доску. Интересно, какое наказание за подобный проступок? Не за доску... за то, что он делал.
Мужик схватил его за руку, точно собираясь выгнать из больницы.
Ко всем чертям. Не исключено, что так и сделает. Врачи  с дипломами не питают любви к народным целителям, нетрадиционным методам и...
О черт.
- Только не спрашивайте как, сэр. Боюсь, мне не так уж просто объяснить.
На верхней губе доктора он заметил каплю крови.
- У вас кровь, сэр.
Надеялся, что это отвлечет хирурга. А там... может, получится удрать, может, тот его забудет.
Ага, сейчас. Три раза.
Эрик порой мечтал о явно несбыточном.

0

8

- Ты просто... - Даниель запинается, пытаясь сквозь внезапную дурную боль в голове понять, что там бормочет мальчишка. - Убрал эту фигню?..
Даниель сам не знает, чего ждал, когда накинулся на пацана. Не понимает даже, с чего вообще решил, что вот он, этот пупсик-блондинчик - причина того, что у него на глазах... Да, б**дь, чудо творится! Смешно сказать. Еще смешнее - признаться, что всех мыслей было: мальчишку подослали, хрен знает кто, тайное-в кавычках-общество, и он вколол первому попавшемуся бомжу некое экспериментальное лекарство. Обхохочешься.
Я схожу с ума.
- Спасибо, - вырывается машинально, Даниель вытирает под носом рукавом халата. Ну да, кровь.
Да что тут творится?!
Он стягивает перчатки, отправляет их следом за "Чупа-чупсом", но мимо мусорной корзины промазывает примерно на метр. Полтора. В правом виске врубает отбойник, и Даниель понимает: он бесполезен. Перед глазами пляшут двое мальчишек, два Сигель-Ванхофера, две меланомы... Нет, стоп, меланомы... Нет никаких меланом. Нет, я не схожу с ума! Он пробует оценить риски: что бы ни случилось с Сигель-Ванхофером - подождет. Он сможет разобраться потом... утром. Даниель уверен, что уж до утра тот точно никуда не денется. И пацан тоже.
Нет, мне не показалось.
Потом... На х**, все завтра.

Потому что сейчас он - один из двух дежурных хирургов в больнице, потому что в любой момент на них могут вывалить хоть ДТП, хоть суицидника, и если Ян в скоровспомощном не справится... Даниель сглатывает, рот тут же снова наполняется холодной вязкой слюной.
- Так, парень... Ты когда-нибудь капельницы ставил?
Палата, вроде бы седьмая свободна, актовегин, раствор глюкозы... Черт, парень, надеюсь, руки у тебя не из жопы.

Отредактировано Даниель Лунд (2013-08-18 10:27:27)

0

9

"Ага. Взял и убрал".
Но Эрик ничего такого не ответил. Сам не зная, почему, собственно говоря - не съел бы его этот мужик, правда? Вот так всегда, на видео чувствуешь себя героем и готов хоть сейчас в бой, а как до дела доходит...
Ничего. Даже супергерои из комиксов вечно выряжались во всякие маски и трусы поверх трико. Чтоб никто не узнали.
Короче, сейчас Эрик просто пожал плечами, не зная как правильно ответить ошарашенному доктору.
- Я просто хотел помочь, - сказал он, хотя фраза даже звучала со стороны просто по-идиотски.
Тот выбрасывал перчатки. У него по губе ползла кровавая капля. Эрик отыскал  в кармане сухие салфетки и протянул хирургу:
- Возьмите, сэр. У вас кровь вот здесь, - он указал на собственную губу.
Перчатки лежали рядом с корзинок, словно пара выловленных из океана и высохших медуз.
Эрик покачал головой.
- Нет, сэр. Я просто... гм...
Ведро, швабра. Более, чем красноречиво. Рассказывать, что он  тупо завалил экзамены, а мог бы уже учиться ставить капельницы, не хотелось.
Эрику было стыдно.
Хотя вроде ничего плохого не сделал.

0

10

- Значит, придется научиться. Чай в больнице работаешь, - Даниель улыбается мальчишке, он надеется - ободряюще. Располагающе. Стимулирующе, б**, или как там - мотивирующе?
В виске стучит: больно, больно, больно...
- Пошли, - хорошо, что он так и не выпустил плечо парня. Проще тащить за собой, в седьмую палату. По дороге Даниель заруливает на пустой - Боже, благослови сплетниц! - сестринский пост, сует в руки мальчишки все необходимое, объясняя попутно, что тот должен будет сделать... Несмотря на мигрень, объясняет Даниель - словно агитирует за поступление на медицинский, хотя сам он в такие ночи, как сегодняшняя, всерьез задумывается, что зря не стал даже пытаться пробиться на юрфак.
В палате Даниель падает на койку, дрожащими пальцами закатывает рукав халата.
- Послушай, парень, у меня мигрень. В таком состоянии я не то, что оперировать не смогу - капельницу сам себе не поставлю. Так что придется тебе. Пока ничего по моей части не прилетело, нужно поставить меня на ноги. Давай, тащи сюда штатив, вон в углу... И главное, не бойся: дело не хитрое, справишься. Надеюсь, меня ты тоже не против спасти?

0

11

Эрик замотал головой, в смысле - нет, не против.
Но было страшно. Он готовился чисто... гм, теоретически, мол, надо перетянуть руку, надо нащупать вену, проследить, чтобы игла попала в нее; когда попадет - брызнет темной кровью. В общем-то, это даже не уровень врача.
Медсестры.
Но пока он умел только внутримышечные ставить (здесь вовсе ума не надо, про верхнюю четверть задницы-то запомнить). А вот капельница... серьезнее будет.
Хотелось сказать: может, не надо?
Может,позовете медсестру? Их же полно здесь, больница, как-никак.
Потом Эрик подумал: а если придет кто-то  еще, то возникнут вопросы, еще больше вопросов, чем у доктора по поводу внезапно излечившегося бомжа...
Вот черт.
- Сэр, я всего только... того, полы мою, - Эрик втянул голову в плечи. Но спирту на ватку все-таки вылил, предварительно простерилизовав собственные ладони. Вообще-то они были чистыми, но на всякий случай.
- А обязательно... вот так? Может... внутримышечно? 
Что за лекарство такое, только внутривенно, да еще и системой? Магнезия? Да нет, доктор молод для гипертоника.
Все-таки "шаманом" быть проще. Как той многоножке: пока не спрашивали, как ходит, она умела.

0

12

Даниель смотрит, как парень трет руки спиртом: небезнадежен. Смотреть больно, в глаза словно песка сыпанули, сразу пригоршню, Даниель щурится через силу. Долго он не продержится, а пацан мнется и блеет, и, чтобы не заорать, не наорать на этого незамутненного идиота, Даниель улыбается. Ободряюще, располагающе, стимулирующе и мотивирующе.
Парень, не беси... Давай уже, соберись!
- Знаешь, что такое "внутримышечно"... Уже неплохо для начала, - достаточно ободряюще, а? Даниель улыбается, улыбается как может располагающе, растягивая резиновые по ощущению губы. - Вот только внутримышечно нас не спасет, мигрень, чтоб ее... Кроме того, капать будем актовегин, он если внутремышечно - охрененно болезненный, паскуда.
Да помоги же, не стой столбом!
Даниель пошагово объясняет, как ставить капельницу, мальчишка пыхтит, старается: нет, не безнадежен. Тем лучше: даже сквозь дурноту мигрени вырисовывается понимание, что повозиться с ним еще придется... Спаситель, ага.
- Все отлично, парень. Ты молодец. Как тебя зовут? Я - Даниель Лунд, из хирургии, - снова улыбка, и зачем-то Даниель добавляет, -  Вторую неделю здесь.
Да, парень, кто ты такой? Давай, расскажи мне...

Отредактировано Даниель Лунд (2013-08-20 19:05:49)

0

13

Позже Эрик думал, что ему, наверное, помогали какие-то добрые духи. А может, это те самые черти, которые принесли хирурга в палату бомжа не вовремя, устыдились своего поведения  и решили помочь.
Потому что в вену он попал. Наверное, не очень удачно - доктору грозил синяк на сгибе, словно у заправского наркомана, однако не проткнул насквозь, не порвал, и не - тьфу-тьфу-тьфу, воздуху не напустил...
В общем, справился.
Только теперь Эрик рассмотрел, что тот бледный, как стенка, возле которой кровать стоит, даже с каким-то зеленоватым оттенком. Под цвет эриковой формы.
- Очень приятно, сэр, - отозвался он, запоминая имя. Просто так, на всякий случай. Больница большая, с этим Лундом пока не пересекались, но...
- Меня зовут Эрик, - добавил он и замолк, выжидающе. Некстати прихватившая Лунда головная боль должна бы уже пройти, а значит - последуют вопросы...
Вот все-таки странно. То мечтаешь о славе, то стремно делается...
"Здраствуйте, меня зовут Эрик Уоллес и я умею убирать меланомы руками. А еще делать из крыс неведомых монстриков".
- Я тоже недавно.

0

14

- Взаимно, Эрик, - мигрень притухает, и Даниель наконец может рассмотреть мальчишку получше. Впрочем, ничего нового он для себя не открывает: волосики светлые, глазки круглые, губки бантиком, общее выражение - наивно-невинное. Невинное настолько, что не будь Даниель сам спец по таким вот невинным глазкам, повелся б, гарантированно повелся. Даниель поднимает руку - надо же, практически не дрожит - тычет в стоящий у стены складной стул:
- Давай-ка, тащи сюда и садись. Расскажешь в подробностях, как Чип и Дейл спешат на помощь.
Мигрень - мигренью, но Даниель знает, что видел. Ему нужно объяснение, прямо сейчас: Даниель жопой чует, отпусти сейчас мальчишку - все, ничего от него потом не добьешься.

0

15

"Да блин..."
У Эрика успела появиться и, словно маленькая чахлая геранька в цветочном горшке, распустись до красных цветочков, надежда: отпустят. Забудут. Решит доктор Лунд, померещилось, голова болела, аж кровь носом пошла - еще и не то приглючится может...
Но фигу.
Герань завяла. Эрик даже представил эти дохлые желтые росточки и печально осыпавшиеся цветы.
И вздохнул, пододвигая стул по скользкому кафелю палаты. Из-за этого бело-синеватого кафеля здесь всегда было прохладно, что зимой, что летом. Он даже поежился.
- Ну... я...
Эрик вздохнул снова, чувствуя себя сущим идиотом. Эх, а он еще мечтал на телевидении выступить. Копперфильд  фигов.
- В общем, могу такие штуки делать, - очень умно продолжил Эрик.

0

16

- Какие - такие? - тут же уточняет Даниель. - Только не говори, что лечишь рак наложением рук.
Мальчишка опять мнется - переминается с ноги на ногу, словно ему в туалет приспичило, вроде и стул подтащил, а вроде и на дверь косит, тоскливо так. Даниель смотрит на него и пытается осознать, что стал свидетелем чуда.
Ну же, давай, рожай уже... Говори, парень!
Еще немного - и он не удержится, встряхнет мальчишку так, что зубы клацнут. Даниель чувствует, как вместе с глухим раздражением возвращается мигрень. Мысли снова начинают путаться: вероятность метастазирования - пять процентов, нужна биопсия, нужно проверить... Даниель понимает, еще немного - и ему станет не до пацана - Эрика, просто Эрика, так он представился. Ну же, парень, сколько можно? Говори ты уже!
Даниель так хочет понять, свидетелем чего только что стал, что и правда готов уже трясти парня как грушу.

Отредактировано Даниель Лунд (2013-08-23 02:02:57)

0

17

Ну, а что ему оставалось делать?
Отвечать "да, лечу рак" - ну, это было не совсем правильно; и скажем, Эрик не был уверен, что сумеет добраться до более глубокой опухоли. Допустим, вылечить рак легких или желудка.
Хотя, наверное, если бы пациента разрезали, а его подпустили - ха-ха, с голыми руками, - то сумел бы...
Почему-то Эрик чувствовал себя законченным идиотом, когда ответил.
- Да, сэр. То есть, не совсем. Я просто могу... менять живые ткани.
Живые - это было важно. Эрик когда-то пытался "работать" с куриными тушками, и только загубил продукт. В смысле, ничего не получилось.
- Я знаю, что это звучит глупо, сэр. Но это правда.

0

18

Не зря говорят: бойтесь своих желаний. Даниель хотел, чтоб Эрик наконец отелился - Даниель получил, что хотел. Сиди теперь, хлопай глазами, придумывай, как адекватно реагировать.
- Менять живые ткани, значит? - Даниель торопливо облизывает враз пересохшие губы, чувствует, как нижняя лопается под языком,  как рот наполняется холодной, вязкой слюной с медным кровяным привкусом. В детстве он не понимал выражения "вкус крови", был уверен, что у крови - "звук", медный, противно-тепловатый... Даниель моргает, часто-часто, в голову снова вступает, и он не находит ничего лучшего, кроме как озвучить как есть:
- А интересно было бы посмотреть... Ладно, слушай, то, что я видел, было типичной меланомой, в стадии радиального роста всего пять процентов, что пошли метастазы, но утром проверим. Так что считай, тезку своего ты так или иначе спас.
А ведь и правда, тоже ведь Эрик. Забавно. Даниель морщится, не выдерживает, сжимает ладонями виски. Он не собирается сообщать Эрику - который просто Эрик - что так и так отымел бы с утра девок в регистратуре: почему социальных не вызвали? Готовый клиент для них, б**.
Б**, как же больно!.. Да что ж такое-то...
- Слушай, Эрик, - Даниель шарит дрожащей рукой в кармане, выгребает горсть мятых бумажек. - Слушай, будь человеком, сгодяй до Макдака, а? Возьми нам штук пять чизбургеров, и колы, а то сдохну ведь. Нормальных людей выворачивает, а я мигрень зажираю... И прекрати сэркать, смешно...

0

19

- Тезку? - затупил Эрик.
Он понятия не имел, как звали того бомжа, и сейчас дошло о-очень не сразу - успел посмотреть, как у доктора кровь опять выступила, правда, на сей раз всего маленькая капелька на нижней губе.
К стыду добавилась неловкость. Вот так взял и порушил мир ни в чем не повинного человека. А этот Лунд - не троллота ютубная, которой только дай "гы, лол" выдать в комментах. Воспринял всерьез. Знал, что это все всерьез.
И почему-то Эрику теперь не так уж хотелось славы. Наверное, потому что публичных выступлений он не любил, хвастаться живым людям своими достижениями - тоже. Интернет - это совсем другое. Когда ты смотришь в веб-камеру, по сути, наедине с собой. И даже когда комменты читаешь, лиц не видно...
- Мне тоже показалось, что это... в общем, что нужно убрать, сэр.
"Показать".
Почему бы и нет? Только не сейчас. Эрик уставал от работы, его начинало пошатывать, как от длительной голодовки.
- Извините. То есть... гм, а как мне вас называть?  - еще один тупой вопрос.  Эрик решил, что лучше молчать, и сгреб скомканные банкноты. Где-то здесь неподалеку была круглосуточная забегаловка, правда, чизбургеры там, мягко говоря, качеством не блистали, но не один доктор Лунд восстанавливался жрачкой. Себе тоже можно прихватить. Чизбургер или рожок мороженого. Или пакет чипсов.
- Я сейчас.
А еще у него было минут десять-пятнадцать подумать обо всем том, что случилось.
Правда, вывод был короткий: вот блин.

0

20

- Ну вообще-то меня зовут Даниель, - на то, чтобы улыбнуться уже практически в спину выскакивающему из палаты мальчишке, его еще хватает.
Даниель откидывается назад, на комковато-жесткую больничную подушку. Он один, наконец можно отпустить себя, но что-то все-таки не дает застонать в голос, и он закусывает предплечье: рукав сразу намокает, пропитывается холодной слюной. "Я жалок", - думает Даниель, но ему плевать. Если серьезно, ему бы сейчас подумать об Эрике, просто Эрике, с его невинными голубыми глазами и волшебными руками, но такой вот чудо-Эрик пока не готов уложиться в и без того трещащей по всем швам голове Даниеля. Черт, если он сейчас будет думать об Эрике, о том, что можно сделать с его возможностями, если парень и впрямь говорит правду - он сойдет с ума. Поэтому Даниель думает о чизбургере. Представляет себе круглую "верхнюю" булочку - он ненавидит булки - такую, словно резиновую: кажется, ткни в нее пальцем, и она упруго восстановит свою идеально-круглую форму; перед глазами четко вырисовывается каждое зернышко кунжута - он ненавидит кунжут... Становится легче. Пробивает же на такую тошнотную жрачку... И куда там запропастился Эрик? Не торопится ни разу, а Даниель тут помирай без чизбургера!
Нет, Даниель не боится, что мальчишка сбежит. Не настолько ж он идиот, чтоб не понять: доктор Лунд его теперь из-под земли достанет. Да и что-то подсказывает Даниелю, что Эрик не откажется от возможности безнаказанно попробовать... То, что он там делает, чтобы он не делал. А ведь Даниель такую возможность ему подкинет, Даниель сейчас понимает, что, похоже, даже не одну. Еще он понимает, что не готов пока размышлять на тему "О Боже, что здесь происходит?"
Так что Даниель просто валяется под капельницей, надеясь, что никому его не приспичит вотпрямщас, и ждет свои чизбургеры. Он не думает об Эрике, но к его возвращению у Даниеля уже есть четкое понимание, как поступить с мальчишкой, и странная уверенность, что мальчишка не будет возражать.

0

21

Чизбургеры ему готовили, кажется, тысячу лет. Сонный парень мелькал в окошке, косясь на Эрика с явным недовольством: мол, принесли черти среди ночи. Эрик даже посочувствовал дежурному по кухне или как там у них в забегаловках это называется. Сама забегаловка, кстати, была закрыта, еду можно было только взять с собой.
Денег хватило на три штуки. Эрик сомневался, что мужик (то есть, Даниэль) осилит целых три чизбургера, но себе мороженое купил за личные деньги. Чужого, мол, не надо.
На обратном пути он боролся с искушением сожрать сразу все. И чужие чизбургеры, и собственное мороженое, но торопился; и брикет начал таять, когда Эрик вернулся в палату.
- Вот.
Он положил пакет на стул.  Мороженое забрал. Вообще-то хотелось унести его в уголок и там потихоньку съесть.
Словно какому-нибудь хищнику.
Но Эрик понимал, что вопросы только начинаются.
- Вам лучше? - спросил он отчасти потому что действительно немного беспокоился за странного доктора, а отчасти потому что надо было продолжать разговор. Чего Эрик не слишком любил. У них в семье всегда Алекс вел переговоры.

0

22

- Лучше, лучше, - Даниель улыбается, подталкивает один из чизбургеров к Эрику, сам вгрызается во второй. - А фейфас так фопфе фтанет луффе некуда.
Разговаривать с набитым ртом - некрасиво, зато так приятно! Чизбургер улетает мгновенно. Даниель снова улыбается, косится на последний, сиротливо лежащий на одеяле бургер.
- Отвратная жрачка, да? - сейчас, когда ему и впрямь лучше, Даниель улыбается так, что будь Эрик девчонкой, повелся б однозначно: не родилась еще девчонка, способная устоять, когда Даниель Лунд включает обаяшку. "Хорошо, что Эрик не девчонка", - думает Даниель. Лишних сложностей он не хочет, у них и без того будет - вагон и маленькая тележка сложностей.
- А колы нет? - разочарованно хмыкает он, надеясь, что Эрик сам вспомнит об автомате в холле. Впрочем, судя по тому, как он тут мялся и жался полчаса назад, мальчик - не скоростной: вспомнит, конечно... К утру. Даниель тихо вздыхает. Ему нужно задать вопрос, от ответа на который будет зависеть ой как много, так что кола подождет.
- Слушай, Эрик... А скажи, как так случилось, что ты работаешь полотером в больнице, а не, не знаю, на заправке там, или официантом?

0

23

У Эрика таяло мороженое. Поэтому чизбургер он оставил на потом. То еще сочетание - сначала приторный пломбир, потом уже начавший остывать бургер; мороженое текло по пальцам, несколько капель попало на форму. Эрик решил, что потом пойдет в туалет и  замоет, а пока - ну черт с ним. В конце концов, от полотеров особой стерильности не требовали... чистоты да, но не стерильности.
Вполглаза он наблюдал за своим "напарником" по поеданию странной еды среди ночи. Тот улыбался. Эрик поймал эту улыбку, как будто солнечного зайчика в горсть, и отвернулся, не очень представляя, что с ним, "зайчиком" этим дальше делать.
- Извините. Я забыл про колу, - половина мороженого еще оставалась, и было оно довольно... гм, жидкое. Он протянул:
- Хотите? Ну... вместо колы.
Ну а что такого? Молочный коктейль. Почти.
Мда-а, Алексу расскажешь - не поверит, что Эрик тут среди ночи недоеденным мороженым с доктором из клиники делился. Как-то на него прежде не очень обращали внимания.
С другой стороны, он... черт, отличился.
- Я хотел поступать в медколледж, - сказал Эрик. - Но завалил экзамены, - он смутился, отвернулся. - Решил, пока поработаю, может, практики нахватаюсь... на следующий год попробую снова.

0

24

- А давай, - Даниель улыбается, тянет руку. Подтаявшее мороженое - не мороженое даже, скорей уж какое-то молочное месиво - выглядит тошнотворно, и оно явно приторно-сладкое, и липкое... - То, что доктор прописал. Меня как мигрень, так на дешевую жрачку пробирает, аж до трясучки.
Даниель снова улыбается, раскисший вафельный рожок расползается в руке, и мороженое - действительно тепловато-липкое, жидкое - течет по запястью под рукав. Даниель не выдерживает, смеется, облизывает пальцы.
- У тебя вроде салфетки были? - Эрик, похоже, испугался, что его мороженое так оконфузило доктора, и Даниель улыбается ему снова, по-другому успокоить он не умеет. Машинально сграбастывает последний "ничейный" чизбургер, шуршит оберткой. - Ладно, слушай, насчет практики - уборщиком ты ее точно не нахватаешься, только плохих слов от докторья наберешься. Я поговорю завтра, куда тебя можно пристроить без медобразования, в лабораторию скорее, санитаром все-таки вряд ли... - Даниель снова улыбается Эрику, прикидывая, к кому ему будет проще подкатить со своим неожиданным протеже: напрямую к Рихарду в лаборатории, к Натали в кадрах, или вообще задействовать тяжелую артиллерию в лице маман. - Хотя санитаром бы, конечно, лучше, меньше вопросов будет, чего по отделению шаришься...
Даниель размышляет вслух, попутно приканчивая гамбургер. В общем-то, с Эриком все вырисовывается примерно так, как он и предполагал.
- Завтра часам к двум подгребай, поспать успеешь? Попробуем посмотреть, что ты с тезкой своим сотворил... Если не сбежит.
А вздумает опять кусаться - вот тебя и пусть кусает!

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » июнь 2013. Одно из дежурств


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC