За закрытыми дверьми...

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 27.07-28.07.2013. Побочный эффект (не закончен)


27.07-28.07.2013. Побочный эффект (не закончен)

Сообщений 1 страница 30 из 144

1

Является разрушенной и затопленной частью старой канализации. На планах отсутствует, знают о существовании разве что градостроители. Входы были либо завалены, либо замурованы много лет. Но к настоящему времени открылись небольшие проходы, точное количество которых неизвестно. Точно есть выходы в общую современную канализацию, в городской парк,  к церкви Святого Серафима и кладбищу. Входы снаружи, не зная о них, обнаружить практически невозможно. Изнутри представляют собой частью лазы среди обвалов, частью еще сохранившиеся старые коридоры, частично затопленные.
Само убежище – расширение в одном из коридоров, с несколькими закутками, на удивление более сухое, чем остальные коридоры. 
Кроме того, существует «перекресток», зал в месте схождения нескольких коридоров.

27.07-28.07.

Отредактировано Отто Келлер (2013-08-07 15:23:59)

0

2

В людях не было ничего хорошего. Наивно полагать, что примерка убогой личины на себя не одарит чем-нибудь «этаким».
     Носовая кость в прямом смысле распадалась, и можно было чувствовать движение под кожей. Движение, в мать его, собственных костях. Прямо внутри. Нижняя часть лобной кости, проклятая носовая кость, носовая часть верхней челюсти, даже скулы, глазницы, и там отдавалось. Первое время удавалось сдерживаться и не трогать лицо. Но прошло время, и сдерживаться стало невозможно. Если поначалу неудобство было ненавязчивым, то теперь зудело все глубоко внутри. А еще волосы…волосы, они не выпадали нет, они как будто врастали в кожу, и это было нихрена не смешно. Они были жесткими, жесткими и грубыми, и создавали полное ощущение роста внутри черепной коробки. Прямо, мать их, в мозги.
  Чесались десна, как у хренова младенца. А потом зубы стали расти, принимать прежнюю форму. А вот человеческая челюсть преобразовывалась в челюсть прежнюю медленнее.
  Настолько медленнее, что в один момент зубы стали упираться в щеки изнутри.
Отто бы с радостью почесал всю голову изнутри и, честно, у него даже возникала шальная мысль – расхерачить себя способностью, чтобы дотянуться внутрь.
  Чтобы отвлечься, Отто ходил по старым коллекторам, иногда даже без света. Несколько раз он ловил себя на том, что расчесывает лицо. Странно, все шло ровно, а потом настала, кажется, ночь с третьего на четвертый день без корректировки лица. И вот тогда началось это.
  Тогда, к утру (кажется), Отто смог нащупать торчащие зубы из рваной кожи на щеке.
Алекс слал смски, сухо интересовался как дела. Отто поначалу отвечал «ок.» с точкой.
  Зато возвращалась и способность стрекотать – пока не полностью. Но Отто и такой был рад, и темные коридоры то и дело наполнялись очень низким глухим стрекотанием. 
   После того, как зубы порвали кожу и на другой стороне лица, Отто перестал ставить точку в ответных смс – на нее не хватало терпения.
  С терпением все было…плохо. Когда ты бродишь по коридорам, чтобы не счесать к чертовой матери лицо, или не отожрать кусок каменной стены от боли, очень трудно быть терпеливым. Отто чаще обливал руки дезинфицирующим составом, но с лицом не делал ничего. Пусть, пройдет. Должно само.
  Спать не помогало, обезболивающие – тоже. Да и к черту обезболивающие, думал он. Зубы чесались. Было зло. Отчаянно-дико и зло. На рожу эту человеческую. На Центр. На себя. Из близнецов на Алекса. На Эрика Отто не злился. Эрик может ЭТО поправить.
  В этот раз Отто тоже ходил по коллекторам. Перебирал горсть мелких камней, чтобы занять руки. Ходил и стрекотал. Знаете, выпускаемый через рот воздух очень странно двигал рваную кожу, и в этом было что-то приятное. Хоть что-то приятное во всей этой срани.

Отредактировано Отто Келлер (2013-08-06 21:11:21)

+4

3

Алекс себе места не находил все эти несколько дней.
Было очень трудно сдерживаться и не слать смс-ки Отто каждый час, и выдерживать сухой тон. Он, будто школьник, не расставался с мобилой, и время от времени таращился на ответные "ок", как будто надеялся прочитать за ними что-то, помимо двух этих букв. Да, они договорились "большеникогда", и Алекс говорил себе, что это просто забота, как о... старшем товарище, ведь если с Отто что-то произойдет (обезумеет от боли и трансформации, выйдет убивать, нарвется на охотников) что будет с ним и Эриком?
Эрик, кстати, сам прыгал на жопе, и все порывался идти вниз, проверить. От смс-ок, демонстрируемый Алексом, отмахивался, мол, ты что же думаешь, он напишет, что ему больно?
Алекс не думал. Он сам еле удерживался от того, чтобы не спуститься вниз. Потом удерживал Эрика.
Потом... потом в смсках пропали точки.
- Эрик, - Алекс сунул ему под нос телефон. - Дело совсем плохо.

Отредактировано Александр Уоллес (2013-08-06 21:16:05)

+1

4

Чистота эксперимента требовала, чтобы Эрик не вмешивался.
Они договорились. Они решили, что Отто будет общаться смсками с Алексом, но при этом сами они с братом в канализацию проверять не полезут.
Отто был прав: нельзя же всю жизнь зависеть от чужих способностей  и постоянно подправлять "сделанное" лицо.
Каждый живет отдельно.
Все ждут. Обмениваются смсками. Не больше.
Если не случится чего-нибудь совсем уж непредвиденного.
Когда Алекс сунул под нос короткое "ок" - именно так, без точки, Эрик только головой мотнул.
- Поехали.
К черту "эксперимент". Ладно, может, он и сдался. Но  - к черту.

В канализацию спускались как обычно, переодевшись в защитную одежду, и вообще Эрика накрыло дежа-вю - они сто раз,кажется, уже так спускались. Обычно Отто выныривал из-за угла, норовя напугать. Или посмеяться.
Но в этот раз ничего не было - тишина, пугающая и мертвая. Внезапно Эрика посетила тошнотворная мысль, что если Отто стало по-настоящему плохо, ему никто, кроме них - кроме него, - не мог помочь.
Даже "скорую" не вызовешь.  Не попросишь помощи у случайного прохожего на улице. Вообще больше ни к кому не обратишься.
Стряхнув наваждение ужаса, Эрик окликнул:
- Отто? Ты здесь?
Тупой вопрос, но другой пришел на ум - "ты живой", а его Эрик побоялся задавать. Он переглянулся с Алексом, который выглядел встревоженным  и бледным даже в темноте.
Да, они решили - "эксперимент". Но по-настоящему никто не знал, что вообще может случиться.
Что угодно, на самом деле.

+1

5

  Голоса? Или послышалось?
Мысли на грани сознания, Отто просто пошел дальше, тихо стукались друг о друга камни в ладонях. Внезапное озарение – могли припереться эти двое. Но озарение не словами, пониманием не оформленным даже в мысленную речь.
   Отто задумчиво прожевал кусок кожи, попавший между зубов.
Развернулся. В темноте, только по голосу и по памяти пошел.
Ну да, свет, свет, свет, двигающийся по стенам, отсветы на двух фигурах. Слишком ярко после долгой темноты, в темноте лучше.
  А что если не откликнуться? Тогда они уйдут?
Нет, не уйдут. Выкинут какую-нибудь тупость. Люди же.
Можно написать смс «валите». А…нет, нельзя, здесь не ловит телефон, это надо ближе к выходу быть.

  Недовольный стрекот.
-   Валите, - между зубов снова попала кожа, на этот раз прожевать ее пришлось. Случайность. Отто с нездоровым весельем подумал о том, что сожрать себя – это очень красивая идея. И метафорично – говоришь с людьми, пожираешь себя. Красиво.
  Он стоял за уступом обвалившейся в одной части стены. Если эти двое увидят лицо, начнут бегать, вопить. И Отто не мог ручаться, что не разобьет им головы о стены здесь же.
Все хорошо, просто идите нахер.
Опять…постарался не смыкать зубы до конца. Когда эта чертова челюсть станет нормального размера?
Очень большое искушение схватить Эрика на горло и заставить прекратить это сейчас же. Но хрен там, зря столько терпел? Нееееет...он доведет это до конца....до конца.

Отредактировано Отто Келлер (2013-08-06 22:04:42)

+1

6

Честно, Алекс успел себе представить, что Отто загибается где-нибудь в глухом уголке канализации, что изменения, которые запустил Эрик, имели какой-нибудь жуткий побочный эффект, и теперь все совсем-совсем плохо... и когда тот все-таки отозвался, не смог удержать облегченного выдоха. Да какое там выдохнуть, он бы на шею к Отто кинулся, если бы не...
Тот стоял в темноте, и луч фонарей, направленных в ту сторону, высвечивал только ногу и часть плеча. Остальное - в тени. И говорил он тоже глухо, как будто во рту была земля, а сам он был... каким-нибудь поднятым зомби.
Да что ж за херь такая!
Но от тона Отто и его приказа "валить" по спине побежали мурашки.
На секунду Алекс успел представить, как они поворачиваются и идут обратно, а тот догоняет их, валит в грязь, а потом хрустят позвонки под зубами...
Да что за бля!
- Отто, мы... - бешеный стук сердца почти заглушает собственный голос. - Мы волновались. Я тебе принес... вот.
Из рюкзака Алекс достал пакет с мясом - две вырезки, купили в маркете, по дороге.
- Выйди, а? Мы ж не зря сюда тащились...

0

7

Эрик ждал чего-то похожего. Ждал - и сам предупреждал Отто, "будет больно", и все-таки в момент, когда тот выступил из темноты - не до конца, словно какой-нибудь долговязый и очень недовольный призрак, побеспокоенный в фамильном склепе, вздрогнул.
Голос у него был глухой, чужой.
Эрик не видел пока лица - и не решался поднять фонарик, хотя тянуть было глупо. Он чуть не рассмеялся нервно, когда Алекс стал приманивать Отто мясом, словно больную собаку или кошку.
А потом просто подошел ближе.
Ладно, тот мог вцепиться и перегрызть горло. Собственно, с приблизительно этого они и начали свое знакомство. Вот только за себя Эрику сейчас страшно не было.
- Так, - сказал Эрик, все-таки поднимая свой фонарик повыше.
Очень трудно было не передернуться. Его словно хлестнули мокрой тряпкой.
Эрик ждал чего-то похожего; одно дело просто менять одно человеческое лицо на иное, а другое - проводить столь глобальные изменения.
Когда он впервые увидел Отто, тот напоминал марсианина.
Сейчас - скорее гниющего зомби, или больного проказой в последней стадии.
Шикарные волосы, гордость Эрика, втянулись, а зубы продырявили щеки. Истончившаяся до почти "изначального" состояния плоть висела клоками, в дырках поблескивали снова разросшиеся зубы. Остатки носа почти оползли - на лице еще остался уродливый вырост. Глаза поблескивали почти  безумно.
Эрик надеялся: почти.
- Никуда  мы не уедем, - объявил он, стараясь не... жалеть, наверное. Только не жалость. Отто его придушит за жалость, сейчас или потом, когда изменения закончатся - и будет прав. - Я должен тебя проверить. И понаблюдать. Если хочешь, ничего... вмешиваться не буду, но наблюдать все равно должен.
Черт, подумалось Эрику, эти дыры. И клочья. Он откусывает собственную кожу и мясо. Лишь бы некроз не начался.

0

8

Отто успел пожалеть о том, что откликнулся, меньше чем через минуту.
Мясо. Они принесли мясо.  Вот этот пакетик. Да, сейчас, он будет есть, конечно. Нет, он дождется своего лица и поест нормально. Нормальной, человеческой еды. Можно было и способностью по этому пакету ударить, да в нынешнем состоянии точности можно не ждать, и вместе с мясом ненавистным разрезало бы и Алекса. Прискорбно.
  В тот момент, когда Эрик оказался рядом и поднял фонарик, Отто ослепило светом. Слишком ярко.  Слать близнеца ко всем чертям лишний раз не хотелось – говорить больно.
  Они никуда не уйдут. Не уйдут. Сволочи. Нравится наблюдать, хотели бы поприсутствовать, а? На арене, наверное, понравилось бы. Сопереживать поверженным и съеденным. Только он-то живой, откуда это сопли вокруг? Волновались они.
  Камни выпали из рук, ударились о пол, часть скатилась в воду.
  Отто шагнул вперед, сжимая пальцы на шее Эрика, и просто продолжил движение. Пошел к  центру убежища, там где чище всего и там, где есть свет. Рявкнул со всей дури назад, откусил еще часть кожи:
- Не подходи!
Ну хорошо, понаблюдать. Хорошо.
  Отто все так же не отпускал шею Эрика, и тому приходилось идти спиной вперед. Отто негромко стрекотал, еще не по-прежнему, и иногда глухо рычал. Боль-болью, но силы и дури в нем не поубавилось.
Он – чтобы не подходил. Скажи, - Эрику, не громко, сквозь зубы.
   Дошел до убежища, отпустил и сразу же отошел, выливая на руки остатки дезинфицирующего средства.

Отредактировано Отто Келлер (2013-08-07 09:41:29)

+2

9

Да, Алекс прекрасно помнил про волшебное слово "вали отсюда". И про то, что за этим может последовать - вот только уйти не мог. И Эрика увести - тоже, потому что Эрик, засранец, еще упрямей самого Алекса, прямо-таки железобетонно упрям. И если сказал "останусь, буду наблюдать" - он останется, можно тащить за руки и за ноги.
И что с того, что страшно.
Зрелище, представшее взгляду Алекса, когда Эрик поднял свой фонарь, было... жутким. В общем, когда Алекс заочно сравнил Отто с зомби, не был так уж неправ. Слезающая клочьями кожа на щеках, как после ожога или буйства какого-нибудь маньяка. Торчащие сквозь дыры зубы (ага, можешь засунуть себе притащенную еду в одно место, как этим всем жевать?!). Но как, это же невозможно, почему дыры, почему все так страшно?!
А потом Отто схватил Эрика за горло.
Алекс сам не понял, как рванул вперед - да, против Отто он все равно как слепой котенок, тот отшвырнет одной рукой, если не разрежет на лапшу - не мог оставить брата, надо оттолкнуть Отто, заставить выпустить... Но тот просто рявкнул в его сторону, и Алекс остановился, как будто налетев на невидимую стену, как будто Отто уже использовал свою способность.
"Нечестно".
Почему ему - и не подходить?!
Обезболивающее и еще одна бутыль антисептика - в рюкзаке за спиной. Не подходить. Почему?!
- Я не буду мешать, - тихо сказал Алекс. - Честно.

0

10

Когда Эрика схватили за горло, он подумал: это нечестно, я хотел помочь.
Рука была прохладная и влажноватая - от пота, а может, от воды, потому что Эрик помнил, что у Отто иначе устроены в том числе потовые железы, и мокрым как мышь он не бывает.
Забавно, даже сейчас продолжал... ставить диагнозы.
Мелькнула мысль: если он меня придушит, я пострадаю за медицину. За Гиппократову клятву, можно сказать, а эти уроды в колледже завалили меня на сраной фармакологии. И на физиологии тоже.
Теперь Эрик мог рассказать много интересного и нового о... физиологии.
Но Отто не душил его, только потащил - все в той же позе, удерживая за горло. У него отваливалась кусками кожа вместе с потемневшим мясом. Отмирающие ткани напоминали коллоидные рубцы.
Он откусывал это. Словно нервничал и грыз ногти.
"Не подходи", - но Алекс и сам сообразил, не маленький.
Отто притащил его туда, где было светлее. Эрик зачем-то подумал, что все еще держит фонарь.
- Надо удалить, - сказал он. - Лишнее. Это не вмешательство. Ты сам это делаешь. Я просто сделаю быстрее.
Эрик сравнил бы с обдиранием обгоревшей кожи - вот только сомневался, что Отто когда-либо загорал на пляже, а потом "шелушился".
- Скажешь, если больно.

0

11

Не трогай мое лицо, - прошипел сквозь зубы.
Отто помнил, Эрик говорил, что все изменения из его собственного тела. Убрать лишнее, значит убрать куски его собственного, настоящего тела. И Отто скорее Эрику что-нибудь лишнее уберет. Например, опять переломает пальцы. О чем он тут же предупредил:
Тронешь, сломаю пальцы.
Он отошел от Эрика, скинул обувь, уселся на лежанку, к свету ближе. И так же, не разжимая зубов, проговорил:
Изучай, смотри, записывай, не трогай.
Челюсть ломило, Отто даже приоткрыл рот, чтобы потянуть мышцы – они перерастали дальше, рот расширялся до привычных размеров. Странное ощущение – не было откровенной боли, было это чувство, что ты растешь. Как кактус какой-нибудь, или гриб. Или бамбук – быстро-быстро. Кожа на щеках уже не чувствовалась, и к таким ощущениям можно привыкнуть.
Осталось мало. Сутки, -  наверное. Да, по ощущениям оставалось всего двадцать четыре часа. Почему-то Отто был уверен в этом. Хотя стала меняться челюсть. А это последнее кардинальное изменение. Забавно, он беспокоился за нос, но с ним проблем практически не было.
  Когда Эрик подошел снова, сам подался ему навстречу, близко, почти нос к носу,  уже прежними глазами всматриваясь в лицо человечка.
Присутствие Алекса не укладывалось в голове, на дополнительную реакцию надо было затратить слишком много сосредоточенности и терпения. Этого у Отто в запасе не было.

0

12

Отто снова изъяснялся отрывисто и резко, как в первую их встречу, но тогда у Алекса было ощущение, что он говорит так, потому что отвык от общения, сейчас же - от боли.
Теперь у Эрика с Отто была "своя атмосфера", а Алекс оказался не нужен. Задвинули в угол - в прямом смысле, чтобы не мешать, он пристроился на камне у стены, - и там сидел, как бедный родственник, пока Эрик рассматривал лицо Отто, возвращающееся к своей прежней форме.
Удивительно, но сам Алекс не испытывал ни страха, ни отвращения - только обидно было, что Эрика допустили в свое личное пространство, а его - нет. А может, от него тоже была бы польза. Например, рассказать что-нибудь, чтобы отвлечь Отто от мерзкого ощущения меняющегося лица (а что оно мерзкое - Алекс не сомневался, сам маялся, когда у него рос зуб мудрости, несколько ночей не спал, и температура поднялась). Но сейчас начать что-нибудь говорить почти стопроцентно означало нарваться на противодействие, и хорошо, если словесное, а не физическое.
Какое-то время Алекс сидел, уныло ковыряя носком ботинка пол, потом не выдержал, встал и подошел к уединившейся парочке.
- Антисептик возьми, - буркнул он брату, протягивая бутыль.

0

13

- Как скажешь, - отозвался Эрик.
Он потом как-нибудь объяснит, что регенерация происходит - у любого живого существа по принципу "выкинем старое, построим новое", и отмершие кусочки ткани все равно не пригодятся.
Вот волосы... которые становились зубами - другое дело, похоже.
Записывать? Эрик не взял с собой ни блокнота, ни ручки. Можно было забрать у Алекса планшет и набирать на нем, но он не видел в этом никакого смысла. Достаточно - наблюдать.
- Спасибо, - сказал он брату, и забрал антисептик, не очень понимая, для чего именно, раз уж Отто не разрешал себя трогать.
Смотреть на него все еще было тяжело.
- Можешь сказать, что ты чувствуешь? И что было? - попросил он. Сил у того хватало - Эрик убедился по хватке за горло, синяк, наверное, останется. А вот от... процессов лучше всего отвлечь.  Хотя бы чесанием языка.
Какой-то каламбур выходил.
Эрик пожалел, что Алекс молчит. Болтать у того лучше получалось, и заговаривать зубы - тоже.
Опять каламбур. Зубы тускло поблескивали в дырах.
- Если тяжело отвечать, я буду задавать вопросы, а ты кивай - да или нет. С дыханием проблемы были?

0

14

Отто глухо зарычал. Предложение говорить вызвало волну агрессии внутри. Это явно не лучшая мысль. Лучшая мысль – быстро провести осмотр и оставить его здесь одного. Или хотя бы не трогать до рассвета.
  Отрицательно мотнул головой на вопрос о проблемах с дыханием.
-   Я тебе сочинение напишу. Потом.
Я ем себя, когда много говорю.
И тут мысль о самопоедании показалась действительно заманчивой. Отто много кого пробовал, но не пробовал себя.  А ведь он – особенные, куда сильнее людей, куда...совершенней. Хотя мясо у себя наверняка жесткое и не вкусное. Но почему бы и нет? Попробовать не то, что слезает сейчас с лица, а здоровое. А Эрик…а Эрик отрастит потом. Он же может? Надо спросить.
  Отто отвернулся, запустил руку под надувной матрас с краю – там лежало еще несколько округлых камней. Вернулся на место и снова стал перебирать, крутить в пальцах. Вот это – отвлекало. Не разговоры. Прикосновения к чему-либо.
  Подумав, Отто все-таки выдал, снова почти не размыкая губ:
-  Нужно убийство, - сжал камни в руках, демонстрируя. – После – выйду на охоту.

0

15

Алекса, все еще сидевшего тихо, как мышка, пробрала дрожь, когда он услышал глухое рычание Отто, схожее с рычанием разъяренного зверя. А Эрик стоит так близко к нему, так опасно близко...
Только сейчас он понял, что брат действительно мог волноваться за него, когда требовал не приближаться к "марсианину". Отто чуть двинул челюстью, и в дырах на щеках сдвинулись зубы.
Острые - вспомнил Алекс. И тогда понял еще кое-что.
- Эрик, ты дебил, - сердито заявил он, поднимаясь. - Ему же говорить больно!
Подошел почти вплотную, пристально глядя на Отто.
- Значит, так, - заявил он прежним уверенным тоном, - нужно что-то положить тебе под щеки, чтобы зубы не резали кожу. У меня... - он проворно опустился на одно колено, вытащил из рюкзака полупустую бутылку минералки, - есть это. Эрик, дай нож. Смотри, - он раздраженно откинул лезущие в глаза волосы, - я сейчас вырежу пластины из бутылки. Оплавим чем-нибудь, чтобы не кромсало изнутри... и поставим. И не надо на меня так смотреть! - по правде говоря, Алекс опасался Отто в таком состоянии, но и оставить наедине с болью, пусть тот и говорит про убийство - нет. - Здесь... - торопясь достать нужное, он вывернул рюкзак на матрас, оттуда высыпались ключи, монеты, та-самая-пачка-леденцов, упаковка шприцов, и, наконец, нужная коробочка, - мы взяли обезболивающее. Катадалон. Довольно сильная штука... вроде бы.
Они действительно запаслись лекарством, хоть Эрик и выражал сомнение, что мол, вдруг не подействует на их "марсианина". Но... хоть что-то.
- Даже если не особо сработает, должна хоть немного снять боль. - Алекс положил ладонь на кисть Отто, ту самую, которая сжимала камни, не решаясь без позволения хозяина закатать рукав свитера. - Дай сделать тебе укол. Это не вмешательство... ты бы сам сделал, если бы знал, что и как. Можно?

0

16

"Блин, мне надо знать, с чем имею дело, прежде чем..."
Впрочем, не выйдет. Эрик ведь хотел на хирурга учиться, ну так вперед, вон оно - пациент не торопится общаться, а еще...
Того гляди набросится. Зубы уже достаточно отросли.
На самом деле, они с Алексом подумали  об этом, прихватили обезболивающее и всякие инструменты, и сейчас, когда тот предложил решение, Эрик благодарно улыбнулся брату.
- Я должен был понять, - буркнул все-таки, но кивнул, мол, потом разберемся. Потом поймет. Сначала действовать.
- Займись... эм, бутылкой. Я пока поставлю укол.
Страшно по-прежнему не было.
То есть, за себя.
А вообще-то Эрик паниковал, что было совершенно - мягко говоря, непрофессионально... но весь его "профессионализм" пока заканчивался дежурством в качестве подай-принеси.
Принимать решения ему не приходилось.
И стоило признать, у Алекса это лучше получалось.
Зато он забрал у брата стекляшку-ампулу для инъекций. Они сунули всего две - все, что отыскали; обезболивающее им вручили еще в больнице, в день, когда Отто сломал Эрику пальцы. Шприцы были того же происхождения.
И отдал нож.
"А все-таки мне нужно узнать все. Дурацкая была идея, оставить его одного".
Думать о том, как повлияет лекарство на Отто - с его отличающейся от обычной физиологией, - не хотелось.

0

17

Отто нашел силы закатить глаза на «ему больно».
Ему на зубы собирались положить опаленный пластик? Отто внезапно почувствовал себя собакой, очень отчетливо. И не сказать, чтобы ощущение понравилось. Что примечательно, в одиночестве он никогда не чувствовал ничего подобного. Но приходят люди со своими спасительными идеями, даже за благое дело, вуаля, и ты уже собака. Или крыса.
Будто прочитав мысли (а скорее прочитав по лицу), Алекс добавил:
И не надо на меня так смотреть!
Отто недоверчиво сощурился.
И проскрежетал:
- если я Засну, вам обоим головы поотрываю.
Чему жизнь научила, так это тому, что в критические моменты лучше не спать, если дело не совсем плохо. Сейчас Отто не считал подходящим моментом.
- Я не могу достать лекарства, - в обычной жизни. Это сложнее чем вам кажется, - Так что вмешательство.
  Отто перевел пристальный взгляд на Алекса. Сбросил его ладонь со своей руки.
Не надо со мной нянчиться, - не надо за меня переживать. Херня какая-то. За себя бы переживали. Тупицы.Ставьте и валите.
  Сам укол на фоне остальных ощущений Отто не ощутил.

Отредактировано Отто Келлер (2013-08-07 19:27:52)

+1

18

Долбаный одинокий рейнджер.
У Алекса аж руки тряслись от негодования, пока он резал бутылку, пока оплавливал спичками края.
- В первый раз всегда больно, - не удержался, чтобы не сморозить двусмысленность, - потом уже сечешь, что надо делать. Если сейчас мы определимся, - это уже серьезно, - что тебе нужно для такого случая, то можно купить лекарств, сделать запас, и этих штук... - Алекс кивнул на не совсем ровные куски пластика, которые он сполоснул сначала оставшейся водой, а затем еще и залил антисептиком. - Нормальных. Не из бутылки нарезанных. Если бы ты собирался заниматься дайвингом, полез бы без акваланга, мол, привыкну под водой дышать? Так что нифига не вмешательство.
Отто, хоть и рычал, и смотрел на них с братом волком, укол поставить дал. "Прокладки", недолго подумав, Алекс вручил ему. А то ведь полезешь рукой ему в рот - без этой самой руки останешься.

0

19

"Нянчиться".
Вообще-то это называется по-другому. Это называется: бросить одного.
Эрик сделал Отто в конце концов, эту чертову рожу - человеческую рожу, о которой тот сам попросил.
Под свою ответственность. Наверное, поэтому не было страшно, что тот чего-нибудь вытворит с самим Эриком. Я сделал, мне и отвечать, вот как это называлось.
Кстати, сработало. Пластиковые "насадки" на зубы Отто вставил практически сам, с небольшой помощью Алекса (тот,кажется, вылил остатки антисептика, что было несколько преждевременно); со стороны это немного напоминало резиновые зажимы, которые вкладывают эпилептикам, чтобы не откусили собственный язык.
Вот только ни единому эпилептику не снились подобные зубы.
Эрик хотел поправить - в паре мест неровно получилось, но не решился.
"Нянчиться".
- Алекс прав., - сказал, наконец, после добавив. - Ну, теперь ты уже знаешь, чего ждать. Просто будешь следующий раз готов... в случае чего.  От нас это никак не зависит.
Уходить не собирался, но отступил.

0

20

Быстрый взгляд на Алекса. Он ему устроит больно в первый раз. Так устроит, что мало не покажется. Юморист хренов.
-  Не акваланг, котенок.
Голос с этой фигней во рту звучал отвратительно, и Отто сразу заткнулся. Провел языком по пластику. Так и хотелось разжевать.
Все, спите, - все-таки пробурчал, но еле различимо. Мало того, что собака, так еще и картавая теперь. – Дождусь утро.
  В очередной раз подавив желание коснуться лица, Отто вытянулся на лежанке, закинув руки за затылок. Нормальный лысый затылок.
  Забота от Алекса раздражала особенно. Эрик – док, это уже решено. Но Алекс…мог бы и не приходить, подумал с раздражением.

0

21

Ага, спите. Разбежался, щас.
Сначала напугал до полусмерти своим рычанием, теперь "спите". Алекс только фыркнул, правда, больше Отто они не трогали, ушли в другой угол, там устроились на своих матрасах и спальниках. Эрик, правда, еще покрутился чуток, поспрашивал, мол, как самочувствие, кивни, если нормально... но потом убрался сам.
Сначала близнецы просто повалялись, погрызли хлебцы, из того запаса, что притащил Алекс, дожрали леденцы. Потом Эрик задремал, и под его ровное сопение Алекс и сам прикрыл глаза...
...чтобы открыть их почти сразу.
Сам бы не смог сказать, в чем дело, просто в один момент слетел сон, как слетал последние несколько дней, стоило лечь в постель. Вот с того самого момента, как он залез в сон к Кайлу - и не получалось нормально уснуть. Алекс думал, что это все потому, что он беспокоится за Отто, но вот он, Отто, подлатанный... или ладно, не совсем, но по крайней мере, они убедились, что все с ним... относильно в норме. Лежит вроде бы с закрытыми глазами. Хотя не разглядеть отсюда. По крайней мере, не шевелится.
Спустя еще час беспомощных кручений с боку на бок Алексу хотелось пойти постучать головой о стену. Эрик сквозь сон пробурчал что-то вроде "хорош вертеться", и тут же захрапел, а Алекс так и таращился в темноту сухими воспаленными глазами - как песка насыпали. Потом осторожно поднялся, отошел к стене, сел на надувную подушку. Включил телефон, надеясь занять себя хоть игрушкой.
Отличная ночка, что и говорить.

0

22

Отто лежал с закрытыми глазами и почти не шевелился – только поглаживал лысый висок, еле двигая кончиками пальцев, успокаивая себя. Кто-то из близнецов шевелился, потом вовсе поднялся посреди ночи, и сел поодаль. Отто даже не пытался понять кто это – нос запахи не чуял, а в темноте не разглядеть.
  Под утро ему и самому удалось задремать на некоторое время. То ли действия обезболивающего хоть как-то дошло до плохо восприимчивого к таким вещам мутанта, то ли изменения и правда подходили к концу…
Только проснулся он от того, что во рту что-то мерзкое, от неожиданности сжал челюсти и только потом понял, что это было. Пластиковые держатели.
Повернулся, выплюнул на пол, помогая себе пальцами. Мерзость, теперь еще и мятая.
В челюсти ощущался зуд, но совершенно терпимый. Провел языком по зубам изнутри – они, родимые, целые и все такие же прекрасные, как прежде.
  Тихо, довольно застрекотал, щурясь.
Лысая голова, прежняя челюсть – ну чем жизнь не рай? Вот оно. Значит самое сложное – переждать около двух суток, когда меняется основной каркас. Все остальное – мелочи.
  Один из близнецов все сидел на прежнем месте, в стороне. И Отто все так же не мог понять, кто это, и какого черта сидит.
Они что, решили посменное дежурство тут устроить?
- Какого хрена не спишь? – хрипло спросил у кого-то, закончив стрекотанием. Да, именно этого ему не хватало, возможности издавать полный спектр звуков, не ограничиваясь человеческими.

0

23

У Алекса уже не было сил как-то реагировать на звуки, издаваемые Отто. Вон он, мистер Цикада, полюбуйтесь.
Сам он так и не уснул, пару раз пытался подремать хотя бы сидя, зная, что если ляжет на матрас к близнецу, снова разбудит. Не вышло. Ночь тянулась медленно и муторно, как тонущая в сиропе муха.
- Не спится, - сухо ответил он и закашлялся, горло запершило. Зажал рот ладонью, чтобы не потревожить Эрика, потом, когда спазм отпустил, с трудом отдышался. - А ты как?
Судя по тому, что Отто разговаривал, как прежде, изменения завершились. Подойти бы, посмотреть, но... Алекс не был уверен, что сможет подняться. После приступа кашля кружилась голова. А, фигня. Главное - до дома дойти. А там он наглотается таблеток и выспится.

0

24

Всю ночь? – Отто с интересом послушал, как близнец кашляет. Очень занимательно. По голосу – Алекс. Или интуитивно – он. Потому что от Эрика  при любом, сколько угодно коротком общении, оставалось другое ощущение.
  Вопрос про собственное самочувствие Отто благополучно проигнорировал.
Когда у меня спрашивает о самочувствии кашляющий человек, я удивляюсь. Хватай вещи и езжай домой, в нормальные условия. Или хватай Эрика и делай то же самое.
Люди спят, когда болеют. Не спят они тогда, когда…когда? В жар. В горячку? Нет, такие вещи Отто про людей не знал, не приходилось встречаться. А человеческие болезни в планы не входили.
- Еще болеть нам не хватало.
Иные причины в голову не пришли, да и какой там, мысли до сих пор в разброде, и хочется почесать лицо.

0

25

- А тебя часто спрашивают о самочувствии? Боже мой, да я не первый. Расстройство всей жизни. - Алекс изобразил бесконечное удивление. Но в общем, на этом запал поерничать иссяк, и он завозился, ища в карманах завалявшуюся карамельку. Нашел, что удивительно, правда, оказалась она наполовину развернувшейся, и на бочок наверняка налипла какая-нибудь хрень из кармана, вроде шерстинок и мелких ниточек, которые вечно оказываются в таких местах. Но в темноте очищать леденец Алекс не стал, потому просто сунул в рот и какое-то время тихонько хрустел.
- Эрик спит, - наконец тихо сказал он, - и я его будить не собираюсь. И оставлять тут - тоже. А не сплю я уже... - Алекс попробовал прикинуть, равнодушно пожал плечами, - три дня. Вчера напился какой-то дряни, вроде помогло. Расслабься, я в норме, болеть не собираюсь. Я завтра выходной, отосплюсь дома.
Грызла досада. От холодного тона Отто, оттого, что тот проснулся в неожиданном общительном настроении. Что, так сложно оставить его в покое?

0

26

Детка иронизирует, как мило.
Все-таки почесал подбородок, содрав какую-то сухую пленку. Отто бы и дальше ковырялся с этими пленками (их что, много на лице?), да Алекс сказал то, что сказал. Три дня он не спит. Это Отто мог «три дня не спал», а коренастый волосатый белокожий не мог.
- Вроде помогло… с чем?
Думать жопой, очевидно. Этого Отто вслух не сказал. Вместо того молча врубил верхний свет, поднялся с лежанки и направился к спящему Эрику. Последние секунды спокойного сна были прерваны не мягкой посадкой Отто рядом. Келлер тряхнул спящего за плечо несколько раз:
Просыпайся, пташка, солнце встало. Просыпайся, родимый, - сжал подбородок человечка. – Давай-давай. Вот так. Проснулся?
Повернулся к Алексу и рявкнул:
А теперь объясните мне ОБА, какого хера Алекс не спит три ночи, и это считается нормальным? Рожа с меня сходит, а ополоумели вы?!
  Эрику, мягче:
Прости, родимый, не хотел будить, да еще так. А, нет…хотел. Но мне очень жаль.
Поднялся на ноги, почесал щеку, выпалил:
Давай, Алекс, объясни, какого хера сноходец не спит три ночи и три дня, и жрет «какую-то дрянь», чтобы стало легче, а не поинтересуется у своего брата-медика, мать вашу? За три дня случилось что-то, что перевернуло основы вашего мировосприятия, и я об этом не знаю? Ну?

Отредактировано Отто Келлер (2013-08-07 23:40:26)

0

27

Эй, ну нафига?
Когда Отто включил верхний свет, Алекс торопливо заслонился ладонью - глаза резало, как ножом, а потом только захлопал ими, тупо, как лемур - "нафига?! Эрика будить нафига?" Тот только таращился, явно не осознавая, что происходит.
- Да что случилось-то? - возмутился Алекс, но возмущение вышло каким-то вялым. - Ну подумаешь, не спал! Извини, за тебя волновался, хоть тебе и похеру!
Говорить тоже было как-то влом. Алекс тронул языком карамельку, от которой остался один маленький осколок.
- Я не хотел говорить Эрику, - все-таки признался нехотя, так и держа ладонь козырьком ко лбу. - Сначала думал - из-за тебя. Потом просто пошел напился таблеток, из тех, что Эрик оставлял, он все равно был на дежурстве. И ты же сам говорил попробовать, проверить, чтобы побочки не было! А сегодня, наверное... - нервно повел плечами, - из-за всего этого, с твоим лицом. И зачем орать?

0

28

Эрик не спал.
Он просто умел лежать тихо, и делать вид, что спит - очень убедительно.
А вообще-то он злился на себя. Злился, потому что "затупил" и сначала растерялся, не зная что делать. Злился, что Алекс и тот сообразил - вот эти насадки на зубы придумал... черт, но Эрик пытался действовать "правильно", собрать полную симптоматику, а потом уже лечить...
Тьфу ты. Отто бы не понравилось слово "лечить".
Потом его мысли возвращались к тому моменту, когда Отто схватил за горло. Эрик ведь не испугался, ничуть нет - наверное, это было неправильно.
Неужели он больше не считал Отто опасным?
Да нет, считал. Вот только тот был рационален, презирал людей за эмоциональность и себя исключал не в последнюю очередь по этой причине из людского племени. Одним словом, столько убеждал в своем превосходстве, что Эрик поверил ему.
А что было на самом деле?
"Ему больно, вот и все".
Как любому другому.
Эрик слышал разговор. Сначала - ничего нового (интересно, хоть кто-то о нем беспокоился в жизни? Ну должен был... хотя бы во младенчестве!), потом...
- Алекс, ты долбодятел. Не смей почем зря жрать таблетки. Мы же договорились, что это на крайний случай. Ты хочешь превратиться в овощ? Кстати, - Эрик сел ,как ни в чем не бывало, - Отто, никаких побочных эффектов от обезболивающего? Извини, если задолбал, но я должен знать.

0

29

Отто снова сдержанно зарычал в ответ Алексу. Волновался он.
- Не телепат, твою мать, не телепат, а мутант. И Эрик не телапат, и если дело касается отсутствия сна у чертового сноходца – это не только твое, но общее дело. Что из этого непонятно?
  Волновался он, ага. Волновался. Десять раз.
- Вы бы разобрались что за…кхм, в причинах бессонницы. Три дня для человека нихрена не шутки.
  Стоять надоело, и Отто все-таки вернулся на свое место, забрался на матрас с ногами.
-  Пока не знаю. Пока я сам один большой побочный эффект, - оторвал еще пленку, с шеи. Длинная, потянулась до щеки и оторвалась у виска. А приятно вот так…тянуть, отрывать.
Я подумаю когда это кончится полностью. Подействовало, кстати, через пару часов. Не так чтобы полностью, но…
  По правде говоря Отто чувствовал вымотанность. Если в пике смены лица были адреналин и агрессия, то теперь нечто сродни отупению.
-  Мне надоело ждать лицо, но зато теперь понятно что к чему. Только я не вижу – я не стал уродом? Я нормальный, как раньше? Никаких кожаных наростов где не надо или клоков шерсти? – и как обычно, без перехода. – Этому, - кивок на Алекса, - надо спать. Принудительно. Люди без сна дохнут, знаете ли.

0

30

- Да ну вас к чертям, - обозлился Алекс, - что значит "разобраться"?! Я что, в больницу к Эрику пойду и скажу: "ребята, я тут спать не могу, потому что переходил по чужим снам и теперь у меня навязчивые страхи", - тут он торопливо прикусил язык, но почти сразу же продолжил, - да они меня сразу же в психушку отправят, если не в Центр.
Конечно, "общее дело". Ну-ну. То есть, теперь он еще и за свое здоровье трясись по причине, что это может навредить "общему делу".
- Что-то ты не сильно волновался за общее дело, когда собирался идти убивать, - фыркнул он в сторону Отто, поднялся и пошел к матрасу, намереваясь собрать вещи. Да, он пойдет домой и будет там спать. Вопрос Отто проигнорировал, с Эриком у них теперь любовь, пусть Эрик и отвечает.
"Этому".
Угу, поговори теперь обо мне, как будто меня здесь нет.
Не дойдя до матраса метра, пришлось остановиться и опереться о стену, чтобы не упасть. А впереди еще несколько километров по канализации.

Отредактировано Александр Уоллес (2013-08-08 16:51:47)

0


Вы здесь » За закрытыми дверьми... » Настоящее: лето 2013 года » 27.07-28.07.2013. Побочный эффект (не закончен)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC